Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Ветеран
Тревога

Тревоги имеют нехорошее свойство - иногда быть внезапными.
В принципе они и должны быть такими, но все же...
Вот согласитесь, когда всё известно заранее - это совсем другое дело. Где-то даже очаровательно и приятно. И героические чувства всякие в организме пробуждают. Нет, правда.

Вот приходит Он домой:
- Ночью тревога! - и взгляд такой суровый.

Жена сразу вспоминает, что муж - военный, начинает суматошно носиться, стараясь скорее накормить, заглядывает в глаза и весь вечер не ворчит. Благодать просто.
В такие вечера господа военные спиртное вовсе даже не употребляют, а наоборот совсем - любовно собирают-перебирают «тревожный чемоданчик», как старенькая бабушка - свой замшелый сундучок, наполняя его по списку необходимыми в бою вещами: всякими кальсонами-носками-фонариками и прочей тушенкой.
На самом деле, что должно быть в «тревожном чемодане», никто точно не знает. По рукам ходят замасленные бумажки с перечнем, которые не всегда соответствуют истине, а злобные проверяющие этот страшный секрет не раскрывают, чтобы всегда была возможность выдрать нерадивого военнослужащего за хреновую подготовку к тревоге.
И вот стоят они - красавцы, в одну шеренгу, как на базаре выложив перед собой распотрошенные «тревожные чемоданы», представив на всеобщее обозрение незатейливый, пыльный скарб.
«Кому кальсоны почти не ношенные, почти свежие, почти не рваные, совсем не дорого?!»
А проверяющий с интересом шествует вдоль всей этой барахолки и вид имеет очень даже значимый.
Хм, отвлёкся я что-то.

Так вот, про эту тревогу никто не знал.
А потому запланированное празднование дня рождения отменено не было и закончилось далеко за полночь. Да какое там далеко, просто к утру закончилось, часа в четыре.
Владик шел домой, поддерживаемый верной супругой, и, мечтая скорее добраться до кровати. Предстоящие три часа сна были сейчас очень необходимы для восстановления организма. Нет, он не был, конечно, пьян в сосиску, что вы! Среди недели, как можно?! Так, пошатывало легонько, этого не отнять.
И вот у дверей своей квартиры Владик с отвращением обнаружил притоптывающего матроса - оповестителя. Бывает же такое западло!

- Куда ж ты в таком виде?!! - заблажила жена.
- Тихо! Кофе мне сделай покрепче и «тревожный чемодан» собери, я пока переоденусь.

В это время в части командир раздавал «вводные» - вероятные направления атак противника и т.д. Все бегали, суетились и мешали друг другу.
Проверяющего на этот раз не прислали, поручили провести тревогу своими силами. Командир от оказанного доверия был возбужден и хаотичен в движениях.
Владик ввалился в часть с чемоданчиком под мышкой и нескромно торчащими из него голубыми кальсонами. Ввалился, можно сказать, как раз в самый разгар действа.
Собственно, из-за этих кальсон он и спалился.
- Товарищ капитан-лейтенант, сюда подойдите! Так, это что у нас тут за демаскирующие нежно-голубые детали туалета? О! Так вы ещё и дышите взрывоопасными смесями?! Ну-ка отправляйте свою группу, и со мной поедете, вас первого и проверим.
Владик вздохнул и пошёл отдавать распоряжения мичману Фёдорычу.
Тот быстро понял состояние командира, отвел в кабинет, налил чаю и обещал сам обо всем позаботиться.
Через полчаса выехали. Машина рассекала черноту полярной ночи ярким светом фар и неслась по серпантину, огибающему сопку.
Владик пытался забыться, прислонившись чугунной головой к холодному стеклу.
- Так! Останови здесь! - командир был энергичен и деловит, - Ну что, товарищи офицеры, похоже, здесь у нас первый рубеж обороны? Сейчас выясним, правильно ли этот нетрезвый товарищ поставил задачу своим подчинённым! Прошу!
Вышли дружным коллективом. Командир, зам, Владик.

Со стороны стратегической возвышенности раздавались странные звуки.
Как будто кто-то, завывая в полный голос, оплакивал безвременно ушедших родственников.
Настороженно приблизились.
Звуки стали более четкими. Теперь они трансформировались во что-то вроде: «Гыр-гыр-гыыыыыр-гыр-гыр!»
- Это кто? - командир указал на маячившую впереди фигуру.
Владик пригляделся:
- Матрос Эргашев.
- Бля, певец земли русской. Давайте-ка подойдём...
- Не вспугнуть бы! Да, товарищ командир? - хихикнул зам.
Владик шел как в тумане, вдыхал полной грудью ледяной Кольский воздух, и его постепенно отпускало.

Приблизились метров на двадцать.
- Эй! - крикнул командир, забыв фамилию.
- Стой, да! Ситрылят буду! Пароль говори! - сорвал с плеча автомат Эргашев.

- Будет? - озабочено спросил командир.
- Обязательно... потомственный басмач, - успокоил Владик.
Зам переместился за спину командиру.
- Так какой же пароль? Я же никаких паролей не устанавливал? - растеряно спросил командир.
- Не знаю, вам виднее, - меланхолично протянул Владик, наслаждаясь свежим воздухом.
Командир решил схитрить:
- Товарищ матрос! Доложите немедленно пароль!
- Ни зынаю! - обрадовался общению заскучавший Эргашев, - Мичман сиказал, без пароля можно только его пускать, а какая пароль не сиказал!
- Пиздец, - резюмировал командир, - Я вашу старую обезьяну Фёдорыча... Ладно, чего стоять, пошли к машине.
Заметив шевеление, Эргашев радостно заорал:
- Стой! Ситрылят буду!
- Вы охренели, товарищ матрос?! - возмутился командир.
- Ни ругася! - обиделся Эргашев, - Ситрылят буду!
Командир возмущённо засопел на Владика, призывая к действу:
- Ну, вы как командир подразделения, можете унять своего распоясавшегося подчинённого?
Владик вздохнул и пошёл к Эргашеву. Не доходя двух метров, остановился и скомандовал:
- БОЕЦ, СМИРНО! АВТОМАТ ЗА ПЛЕЕЕ-ЧО!
Эргашев бойко закинул автомат за спину.

Владик вернулся к ожидающим.
Командир посмотрел на него как-то по-новому.
- А вы не боялись, что этот потомственный басмач может нажать на спусковой крючок?

- А разве у нас на учебную тревогу выдают боезапас? - нежно улыбнулся Владик.

Командир озадачено переглянулся с замом и почесал ухо.
- Вот ведь, блин... глупость какая... точно... Так, ладно, времени нет, едем проверять вашего мерзавца Фёдорыча!
Снова затряслись в УАЗике. Командир сконфужено хмыкал, и чувствовалось - переживал свой промах.
Дорога петляла. Владик почти задремал.

- СТОЙ!!! АГА!!! Посмотрите, товарищ нетрезвый капитан-лейтенант, что это там валяется сиротливо на дороге? Ась? В районе вверенном вам для охраны и обороны?
На дороге в свете фар одиноко лежал подсумок.
Владик поморщился как от зубной боли. Из этого точно могут раздуть...
Командир радостно бросился к подсумку.
- Ага! Ага! Ваша старая сволочь опять что-то потеряла! Я вас сгною обоих! Ха! Почти личное оружие потерял! Вот мерзавец! - радовался командир.

В копчик командира упёрлось что-то неприятное, и хрипловатый голос из темноты рявкнул:
- Руки вверх, вы взяты в плен военно-морским флотом!
Командир непроизвольно ойкнул и дёрнул руками.

Владик безуспешно боролся со смехом.

- Фёдорыч! - заорал пришедший в себя командир, - Вы... вы... вы подсумок потеряли!
- Это тактическая хитрость, товарищ командир, что бы вы остановились!
Командир вращал глазами, раздувал щеки... и взорвался:
- Скотина военно-морская! - попробовал ударить Фёдорыча подсумком, но тот вовремя спрятался за Владика, - Здесь только Я! Вы слышите, мерзавец, только Я! Могу назначать пароли! И только Я! Могу брать в плен!... Не бегайте от меня, старая сволочь!!!

А Владик смотрел в чёрное небо, вдыхал ледовитый северный воздух и думал: «Господи, хорошо-то как... такой дурдом».
Оценка: 1.9258 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 21-10-2005 17:15:55
Обсудить (57)
21-12-2011 12:07:30, чокнутая выхухоль
ой, чего я нашла Ж8) как раз к снегопаду :)...
Версия для печати

Армия

Ветеран
Взято с ArtOfWar.ru
Автор Макс Кранихфельд

...Kвинтэссенцией идиотизма стала, конечно, командно-штабная тренировка на случай начала войны с подъемом по боевой тревоге и отработкой "Плана первоочередных мероприятий" (тихий ужас и шедевр военной бюрократии). Чтобы было понятно, поясню, испытательный полигон часть совсем не боевая. Чтобы его подняли по тревоге должна начаться Третья Мировая, не меньше. И даже в этом случае ничего особенного на полигоне не произойдет. Просто все испытания пойдут по ускоренной программе в три смены, чтобы успеть обеспечить войска на фронте новой техникой и проверить снятую с длительного хранения. Все! Никаких привычных мероприятий вроде выдвижения в запасные районы и выполнения заранее определенных задач.
Однако РВСН - войска повышенной готовности, потому пару, тройку раз в год в них проводятся масштабные учения на случай войны и заодно с ракетными армиями к ним привлекают и полигоны (по принципу "все так все, нечего отлынивать"). Вы не поверите, главным критерием готовности офицера к войне на полигоне является наличие противогаза. Почему, зачем, никто не знает. Но в дни подобных учений все офицеры, от простого испытателя, до заместителей начальника полигона напяливают на себя противогазные сумки - что в них лежит, уже не важно, но сумка через плечо висеть обязана. Начальник полигона пользуется в этом вопросе известными привилегиями, поэтому сам сумку не носит (за него это делает адъютант), но попадись ему офицер без противогаза - выдерет нещадно.
Кроме того, на подобной "войне" отрабатываются различные вводные: от налета вражеской авиации, до ликвидации волнений среди гражданского населения. Хорошо, когда часть при этом не загружена испытательными работами, можно без проблем поиграть в солдатики. А вот если в части одновременно идет штук пять различных испытаний, и сидит несколько экспедиций промышленников, их оплативших, тогда сильно не повоюешь. Промышленности ведь от души насрать на все военные приколы, их волнует, чтобы сроки испытаний не срывались. Попробуй скажи им: "Ребята, идите пейте водку в гостинице. Сегодня мы с Вами не работаем - на нас напал условный противник". Вой поднимется до небес, и они будут совершенно правы - нечего херней заниматься. А если попробовать заявить в Главном Штабе: "Господа полковники, нам сейчас в солдатиков играть некогда - у нас испытательные работы", то можно элементарно без погон остаться. Так что приходится как то изворачиваться, чтобы и волки были сыты и овцы целы.
Одно спасение - площадка от Главного Штаба далеко, так что редко какой проверяющий окажется настолько настырным, что туда поедет, а если и поедет, то заранее предупредят, и времени приготовится к встрече вполне хватит.
А еще на "войне" каждая часть разворачивает Командный Пункт - ну принято так в РВСН, что поделать, и вот все эти командные пункты работают в контакте (по телефону) с Главным Командным Пунктом, который находится в Главном Штабе. Оттуда приходят распоряжения на маленькие командные пункты, а обратно стекаются донесения об их выполнении.
И вот на очередной "войне", в "дикой дивизии" развернули командный пункт, его личный состав был представлен старым замшелым майором Волошиным (одним!), почти достигшим предельного возраста пребывания на военной службе. В дикой дивизии, как обычно офицеры разрывались на части от обилия испытательных работ, поэтому выделить на командный пункт кого-нибудь еще просто физически не получалось. Естественно на все "военные" мероприятия, с благословления командира просто плюнули, а отдуваться теперь предстояло Волошину. Командир его проинструктировал так:
- Смотри, Васильич, я тебе доверяю важное дело. Будь всегда на связи, а докладывать можешь, что на ум взбредет. Но если хоть один вояка из Главного Штаба помешает мне проводить испытания - ответишь головой.
Волошин, почесав раннюю лысину, ответил: "Есть!", и война началась.

Вскоре из Главного Штаба пришла первая вводная: "В воздушном пространстве полигона обнаружен противник. Два штурмовика тактической авиации наносят ракетно-бомбовые удары. Доложить о потерях и принять меры к ликвидации последствий налета".
"Вот птеродактили, - удивился Волошин. - Они что, тактику вообще в училищах не проходили. Где это видано, устраивать налеты двумя самолетами?", и закрутил диск такого же древнего как он сам телефона.
Едва в Главном Штабе сняли трубку, майор бодро проорал в нее:
- Зенитными средствами части один из самолетов противника сбит, второй поврежден. Поврежденный самолет взял курс на Казахстан. Жертв и разрушений нет. Расход - две ракеты комплекса "Бук"!
Несколько секунд Волошин с наслаждением слушал удивленную паузу, затем аккуратно повесил трубку. Начальник штаба полигона, руководивший учениями получив столь нестандартный доклад (остальные части наперебой сообщали о потерях, развертывании полевых лазаретов и мерах по восстановлению разрушений), наморщил лоб и выдал:
- Передайте им новую вводную. Во время налета разрушен резервуар с соляркой на складе ГСМ, разлившееся топливо воспламенилось, срочно организовать меры по тушению пожара. Емкость резервуара, ну пусть будет сорок тонн, а то умные слишком.
На отработку этой вводной у Волошина ушло пятнадцать минут. По прошествии этого срока Главный Штаб получил очередной доклад:
- Пожар потушен собственными силами. В резервуаре оказалось только пятьдесят литров соляры, остальное вода. Подозреваем, что заместитель командира части по тылу похитил топливо и продал казахам на ближайшие кошары. Зам. по тылу взят под стражу, представители военной прокуратуры для проведения следствия вызваны.
После этого Волошина не беспокоили до вечера - переваривали. А часть, не ведая ничего о разыгравшихся на ее территории драмах "бумажной войны", спокойно занималась испытательными работами.
Следующий звонок на командном пункте прозвенел в десять часов вечера.
- Что за бардак! Почему не докладываете обстановку! - бушевал начальник отдела боевой подготовки, на ночное время его оставили старшим в Главном Штабе, и теперь он оправдывал доверие.
Волошин, ни куда особо не торопясь, догрыз галету из сухпайка и доложил:
- У нас все нормально, без происшествий.
- Что нормально! Вы там что, водку жрете! Немедленно доложить по установленной форме!
Со вздохом сожаления отодвинув в сторону только распечатанный паек и открыв шпаргалку с формой доклада, Волошин принялся монотонно нараспев зачитывать:
- Товарищ полковник, докладывает дежурный по командному пункту майор Волошин...
Доклад в исполнении майора занял ровно пятнадцать минут.
- ... передвижения разведывательных и диверсионных групп противника в районе дислокации части наблюдательными постами не зафиксировано. Докладывал майор Волошин.
- Ну вот, слава Богу, разродились! И докладывать каждый час! До утра! Неукоснительно!
Несколько раз браво гаркнув: "Есть, товарищ полковник! Виноват, товарищ полковник!" Волошин вернулся к прерванному ужину.
В одиннадцать он вновь накрутил знакомый номер и зачитал шпаргалку. На этот раз обошлось без наставлений. "Принял. Занимайтесь!" - сухо проворчал полковник и повесил трубку.
В двенадцать на середине доклада начальство попыталось как-то сократить установленную форму:
- Короче, у вас там все нормально?
- Минуту, товарищ полковник, я докладываю, - отбрил поползновение Волошин. - Подозрительных предметов на территории части при осмотре патрулями не обнаружено...
В итоге доклад продолжался на две минуты дольше. "Противник нервничает", - усмехнулся майор и завел будильник на час ночи.
В час полковник просто бросил трубку. "Эх, не дослушал, непорядок", - решил Волошин и вновь накрутил номер.
- Товарищ полковник, нас разъединили. Так вот...
В ответ из трубки донеслись рыдания.
Волошин добросовестно докладывал об оперативной обстановке каждый час до утра, ни мольбы, ни стоны штабного полковника не могли заставить мстительного майора выбросить хоть слово из "установленной формы". Если в штабе бросали трубку, Волошин тут же перезванивал, и все же добивался чтобы его дослушали до конца. Доложив, майор с чистой совестью передвигал стрелку будильника на час вперед и тут же мирно засыпал на предусмотрительно притащенном из караулки топчане.

Больше, до самого конца "войны" на наш командный пункт не звонил никто.
Оценка: 1.9213 Историю рассказал(а) тов. Eddie : 26-09-2005 16:16:08
Обсудить (25)
28-11-2006 14:53:20, Скептик
Не за*бать того народа, Чьи идеалы братство и свобода! ...
Версия для печати

Авиация

Ветеран
БРОНЕБОЧКА

Каждый полет в Чагчаран, на сопровождение Ми шестых с грузами был мучением для «восьмерок». Ползли на высоте 4000 тысяч метров, прямо над снежно-скальными вершинами, на которых встречались не только горные козлы, но и отряды вооруженных людей. Чуть ниже, в горных распадках стояли в укрытиях зенитные горные установки и крупнокалиберные пулеметы ДШК, поэтому вертолетам приходилось тащиться по самым вершинам. И самое обидное - не было возможности вступить в бой, даже если заметил, что по тебе работает какой-нибудь энтузиаст джихада. Даже минутная задержка съедала драгоценные литры топлива. Полная заправка с двумя дополнительными баками позволяла долететь до Чагчарана (почти 400 км!) и вернуться обратно - но едва-едва. Встречный ветер и прожорливая печка уже заставляли думать о дозаправке в Чагчаране, чтобы не упасть в горах на обратном пути. Дозаправка же заключалась в том, что керосин (недостающих литров 300-400) таскали ведрами с Ми-6 или тем же ручным способом «доили» своего, более экономичного напарника.
Невозможность адекватных ответов высокогорным корсарам из-за нехватки топлива бесила вертолетчиков. Однажды пара забрала из Чагчарана раненых. Взлетели, взобрались на вершину хребта, пошли на Шинданд. Борттехник Ф. помогал доктору ставить капельницы - затягивал жгуты, держал руки бойцов, пытаясь компенсировать вибрацию, из-за которой доктор никак не мог попасть иглой в вену - на этой высоте трясло так, будто мчались на телеге. Вскоре началась сказываться разреженность воздуха - два бойца, раненных в грудь, синели и задыхались, выдувая розовые пузыри. На борту кислорода не было - в самом начале делались попытки установить три кислородных баллона в кабину для летчиков, но от этого быстро отказались - при попадании пули баллон, взрываясь, не оставлял никаких шансов.
Делать было нечего - раненые могли не дотянуть до госпиталя - и командир повел пару вниз. А там, в речных долинах их уже ждали воины джихада. Отплевываясь жидким огнем из кормовых пулеметов, кое-как ушли. Чтобы не рисковать, снова оседлали хребет Сафед Кох, и снова раненые начали хватать пустой воздух окровавленными ртами. Опять скатились с вершин, петляли по распадкам, и опять напоролись - были обстреляны из «буров» мирно жнущими дехканами.
Раненых они все же довезли живыми, но этот рейс окончательно разозлил борттехника Ф. На следующий рейс в горы он приготовился - поставил на борт две обыкновенные бочки, залил их керосином, то же самое сделал и борттехник ведомого 27-го лейтенант М. Зарядили побольше пулеметных лент, забили по шесть ракетных блоков.
В Чагчаране содержимое бочек перелили в баки, чем добавили себе почти час полета. Обратно летели, не торопясь, рыскали по долинам, заглядывая за каждое деревце, дразня чабанов и огородников мнимой беззащитностью. И враги клюнули.
- По нам работают, - вдруг доложил ведомый. - Кажется, в попу засадили. Но вроде летим пока...
Командир тут же увел пару по руслу речки влево, за горушку. Обычно вертолеты уходили, не оглядываясь, только экипажи бессильно скрипели зубами. Духи, зная о топливных проблемах, все время стреляли в хвост. Но на этот раз все было иначе.
- Ну, держитесь, шакалы! - сказал командир и повел машину в набор, огибая горушку.
Пара выпала из-за хребта прямо на головы не ожидавших такой подлости духов. Грузовик с ДШК в кузове стоял на берегу, трое бородатых, развалившись на травке, смеялись над трусливыми шурави.
Духи, увидев падающих с неба пятнистых драконов, подпрыгнули - один бросился к кабине, двое полезли в кузов. Борттехник Ф. припечатал пальцами гашетки - что там останется после командирских нурсов! - очередь сорвала открытую дверцу машины, порубила кабину, трассеры змеями закрутились по кузову...
- И летели наземь самураи! - заорал командир, давя на гашетку.
После залпа грузовик выпал обратно на землю в виде металлических и резиновых осадков. Они горели в отдалении друг от друга. Особенно чадило колесо, лежащее у самой воды.
- Даже если кто жив остался, - сказал командир, - добивать не будем. На всю оставшуюся жизнь перебздел. Отныне он - обыкновенный засранец...
Остаток пути экипаж пел «На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят». И с особенным напором, со слезами гордости на глазах, заканчивали:
- ...экипаж машины боевой!!!
А борттехник поливал близкие склоны длинными очередями. Чтобы слышали и боялись.

Когда прилетели, выяснилось, что в ведомого действительно попали. Пуля от ДШК (калибр 12,7 мм) прошила задние створки, отрикошетила от ребра жесткости, пробила один бок пустой бочки из-под керосина и застряла в противоположном, высунув смятый нос.
Эти пули обладали большой пробойной силой. Однажды такая болванка пробила днище вертолета, правую чашку, на которой сидел штурман старший лейтенант В., прошла все слои парашюта, и остановилась, ткнувшись горячим носом через ткань ранца в седалище старшего лейтенанта. В горячке боя тот не понял, что произошло, но уже на земле, пощупав твердый бугорок, и осознав, ЧТО МОГЛО БЫТЬ, упал в обморок. Его привели в чувство и поднесли стакан спирта. После перенесенного стресса даже такая ударная доза не свалила летчика с ног, - только успокоила.
Когда пулю вынули из стенки бочки, борттехник Ф., прищурившись, нанизал обе дырки на луч своего взгляда и сказал:
- А знаешь, Феликс, - она шла прямо тебе в спину. Если бы не моя бочка, просверлила бы эта пулька дырку тебе под орден - с закруткой на спине...
- Если бы не твоя бочка, - сказал, поежившись, лейтенант М., - мы бы по хребту тихонько проползли, никуда не спускаясь, твою медь!
- Зато теперь бояться будут. А то совсем нюх потеряли!
И в самом деле, чагчаранский маршрут стал много спокойней.
Оценка: 1.9091 Историю рассказал(а) тов. Игорь Фролов : 23-10-2005 18:10:29
Обсудить (129)
10-11-2005 07:53:27, Kid_Deceiver
А я тоже многое вспоминаю с удовольствием... и с трудом :( ...
Версия для печати

Флот

ТОЖЕ БЫЛЬ-2 или «без меня меня женили»

Для многих выпускников военно-морских училищ июль частенько становился не только первым месяцем в офицерском звании, но и последним месяцем холостяцкой жизни. Вот и в этот летний день набережная Красного Флота в очередной раз заблистала золотым шитьём новеньких лейтенантских мундиров. Правда, на предшествующем свадьбе «мальчишнике» новоиспеченные офицеры не подумали договориться об «однообразии формы одежды», а потому одни парились под солнцем в строгой чёрной парадной «форме N3», а другие аккуратно отстранялись от своих подруг, чтобы не испачкать белоснежные тужурки «формы-два» (флотская форма одежды N2 включает белую тужурку и чёрные брюки - прим. Авт.). Даже жених и свидетель обошли этот вопрос вниманием, и теперь свидетель в белой тужурке выгодно оттенял самого виновника торжества, прибывшего в чёрной форме. Свадебный кортеж традиционно запоздал к началу церемонии, а потому новобрачные со свидетелями мчались в зал торжеств чуть ли не бегом.
- Туда, туда скоренько проходим! А вы, молодой человек, подождите! - дородная дама профессионально «отжала» свидетеля, - Паспорт дайте, пожалуйста! Или что там у вас - удостоверение?
Лейтенант притормозил. «Нафига ей мои документы сдались?» - возникла первая мысль. Но тут же в памяти услужливо всплыл вчерашний разговор на «мальчишнике»:
- Зря ты свидетелем согласился идти, - авторитетно вещал успевший за пять лет учебы жениться, развестись и жениться ещё раз Лёха, - Сейчас же партия и правительство за моральный облик борьбу усиливает, на свидетелей ответственность взваливает.
- Звизди-и-и-и-ишь. Какая-такая ответственность? - веселился будущий шафер.
- А простая - материальная. Ежели молодожены в течение года разведутся, то со свидетелей штраф берут. За лжесвидетельство.
- Звизди-и-и-и-ишь...
«Не звиздел, видать, Лёха-то, раз и на свидетелей данные куда-то записывают.», - и новенькое, ещё без обложки, удостоверение личности офицера перекочевало в руки работницы ЗАГСа, а та бросилась вслед за невестой. Поспешил за ними и лейтенант-свидетель.
Наконец зазвучал марш Мендельсона...
- Мы собрались в этот знаменательный день...
- Согласны ли вы, жених...
- Согласны ли вы, невеста...
- Обменяйтесь кольцами...
- Подойдите и распишитесь... вы ..., а здесь - вы...
- Объявляю вас мужем и женой...
- А теперь можете скрепить брак первым поцелуем...
- Как официальные свидетельства вашего брака, получите...
На серебряном подносе вынесли красиво разложенные свидетельство о браке, паспорт и удостоверение личности офицера.
И тут радостно улыбающийся до того жених явственно поменялся в лице и даже схватился за сердце. Зашептались гости. Отшатнулась невеста. Отец невесты невольно сделал шаг вперёд, готовый оградить дочку от малейшей попытки «этого солдафона» её обидеть. Замолкла, почувствовав повисшее в воздухе напряжение, администраторша. Общее замешательство ещё больше усилилось, когда жених неожиданно захохотал. А в следующее мгновение его рука метнулась за пазуху и вынырнула с корочкой точно такого же новенького удостоверения.
Боясь поверить случившемуся, свидетель ринулся к подносу и, схватив лежащее там удостоверение, раскрыл. На первой странице он с ужасом обнаружил собственную фотографию, а на 13-й странице вопреки всякому здравому смыслу нагло сиял свеженькой синевой штамп о заключении браке.
- Да как же мне теперь!!! - взвыл лейтенант.
- Ничего, ничего, сейчас всё исправим, - профессионально невозмутимая администраторша одним ловким движением сгребла в кучу все документы, захватив заодно и удостоверение жениха, и, объявив с вновь «надетой» на лицо радостной улыбкой, - А теперь гости могут подойти и поздравить новобрачных!- куда-то быстро ушла.
Так и не понявшие в чем дело гости вереницей потянулись вручать букеты периодически всхахатывающему жениху и продолжающей нервничать невесте.
Поздравления ещё не иссякли, когда администраторша, материализовавшись как из воздуха, вновь взяла бразды правления в свои руки и решительно повела ритуал бракосочетания к концу:
- А теперь, молодожены, как официальные свидетельства вашего брака получите первый семейный документ - свидетельство о браке... паспорт невесты... удостоверение жениха. От всей души желаю вам счастья и любви!
- А вот и ваши документы, - работница ЗАГСа успокаивающе улыбнулась свидетелю, - Всё исправили, как я и говорила.
Лейтенант раскрыл своё удостоверение. Чуда не произошло - штамп о бракосочетании никуда не делся. Но теперь рядом с ним красовался второй штамп - «О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА».
Оценка: 1.8277 Историю рассказал(а) тов. КДЖ : 18-10-2005 16:35:45
Обсудить (24)
24-10-2005 19:26:48, Ёжик
> to GrozaB > Верю! Сам однажды наблюдал пасспорт с аналогич...
Версия для печати

Армия

БОБИК.

-Ну, Семен! Ну, спасибо!... - Макарыч от переизбытка чувств аж подпрыгивал на переднем сидении - Пусть старый, так на ходу ведь! И главное - два моста! На рыбалку можно будет ездить!..
- Иван! - посмеивался в усы Семен, выруливая со двора - у тебя права-то хоть есть?
- Да какие вопросы? Права будут! Все схвачено! И потом, мне же не по городу на нем ездить! На дачку, на рыбалку, живу на окраине, движения там нет... Попрактикуюсь - буду не хуже тебя руль крутить, не сомневайся!
- Не сомневаюсь, не сомневаюсь! Ты у нас мужик способный - на лету все схватишь.
- Семен, а ты что на третьей-то едешь? Переключаться не пора? - блеснул познаниями Макарыч.
- Ух ты! - восхитился Семен - Все-то ты заметишь! Да не пора еще, не стОит двигатель нагружать. Вкладыши провернет или пальцы загремят - сыпал он специфическими терминами, - мы уж не торопясь, не разгоняясь...
- Это правильно! - в Макарыче проснулся собственник - Машину надо жалеть...

Проехали еще немного, вырулили на трассу.

- Семен, а сейчас-то что? Сейчас почему на третьей идешь?.. - Макарыч с подозрением посмотрел на Семена.
- Да, понимаешь, Иван, ты извини меня, конечно, но там четвертая того... барахлит.
- Нет, ты не волнуйся, все решаемо! - заторопился он успокоить сразу же насупившегося Макарыча, - У меня в рембате свояк - заедем, договоримся, все сделают, все наладят... Правда, придется им за это шила поставить - без этого никак.
- Шила???!!! Это я еще и шило должен проставлять???!!!.
- Иван, теперь ты хозяин. Я только перегонщик... Мог бы вообще, кстати, не ехать! Твоя машина - сам и отгоняй. И потом - за такие копейки вездеход купить и еще торговаться насчет шила?! Ты меня оскорбляешь!

Макарыч недовольно нахмурился, однако, ненадолго. Радость от обладания автомобилем оказалась сильнее. Проезжая склад РТВ, он велел Семену остановиться, шустро выскочил и бодрой рысью направился к неторопливо покуривающему у ворот ангара прапорщику. После короткого разговора оба скрылись в недрах склада и через несколько минут Макарыч вышел уже один, бережно прижимая к груди полную литровую банку. Устроившись на сидении, он с третьего раза захлопнул дверцу:
- Давай, вперед к свояку твоему! Сейчас сразу и договоримся! И дверцу пусть тоже сделают, а то не закрыть ни хрена!
- Иван, все будет в ажуре! Сделают в лучшем виде, не сомневайся! - повеселевший Семен воткнул передачу и, разбрызгивая лужи, погнал к выезду из города, к покосившимся домишкам окраины.

Затормозив у щелястого забора, окутанного буйными зарослями какого-то кустарника, он длинно посигналил. Через пару минут из открывшейся со скрипом калитки вышел небольшого роста мужичок в майке, галифе и тапочках на босу ногу:
- О!.. Семен! - радостно приветствовал он - Не продал, гляжу, еще свою бурбухайку?!
- ЗдорОво! - выскочил из машины Семен - Продал уже. Вот ему! - он кивнул на осторожно вылезающего Макарыча, по-прежнему прижимающему к груди ценную банку, - Только вот проблема у нас, помоги решить!
- Что за проблема? - деловито осведомился свояк, - Будем знакомы! Николай! - он энергично тряхнул руку Макарыча.
- Да вот четвертая не втыкается! - сокрушенно поник головой Семен - Ты же у нас в этом деле мастак, любую коробку с закрытыми глазами разберешь-соберешь... Помоги, будь другом!.. А мы в долгу не останемся! - он красноречиво скосил глаза на Макарыча. Тот с готовностью протянул Николаю банку.
- Ну-у-у... - протянул Николай, покосившись на банку, - попробовать можно, конечно, только сразу предупреждаю - одной банкой может и не ограничится. У меня ведь запчастей нет, я ремонтник, а на складе тоже люди. Им тоже выпить хочется... Да вы давайте, загоняйте во двор! Сейчас мы за знакомство это дело употребим, завтра я ее в ремзону поставлю, через недельку все будет в ажуре!
- Через неделю? А раньше никак? - упал духом Макарыч
- Ну, а как раньше? Пока я с начальством договорюсь, - загибал пальцы Николай, - Пока запчасти найду, пока коробку сниму-разберу... У меня же кроме этого еще дел хватает...
Так что - раньше никак! - подытожил он, - Давай, загоняй - и прошу к столу!

- Иван, а ты откуда сам? - Николай разлил шило по стопкам, банка была уже наполовину пуста, в жиру тарелок застыли обглоданные кости. Хозяйка, недовольно хмурясь, нарезала очередную порцию закуски.
- Из Ужгоро...да! - Макарыч насадил на вилку наконец пойманный маринованный огурчик - А ты?
- Да ну?! - восхитился Николай - А я львовский! А Семен из-под Чернигова! Ну-ка, д-д-давай! За Ридну Неньку ! Ще-е-е нэ вмэрла У-у-украина!...

Дня через три Макарыч заехал в рембат поинтересоваться ходом работ. Николай в комбезе, вытирая руки ветошью, вышел из бокса.
- Ну, как дела? - Макарыч с надеждой уставился на Николая.
- Иван, ты понимаешь какое дело... - тот виновато опустил глаза - Я же говорил, что литра мало будет. Там синхронизатор нужно новый ставить... Короче - на складе нету, могут достать, но - сам понимаешь - не за так...
- Сколько? - Макарыч обреченно вздохнул.
- Ну... литр... пока... Я, конечно, постараюсь, чтобы литром все и ограничилось. Но ничего обещать не могу... Иван, ну ты пойми, там же такие живоглоты сидят! - заторопился оправдаться Николай - хрен что на сухую сделают!
- Да понимаю я! - Макарыч, похоже, уже начал жалеть о приобретении автомобиля, но перспектива вскоре гордо проехаться на собственном авто все же взяла верх, и он, потребовав у Николая тару, вновь направился за шилом.
Литровая фляжка, бережно принятая Николаем, должна была сделать свое дело, но через два дня Макарыча вновь ждало разочарование:
- Иван, ты только спокойно!
- Что теперь?! - Макарыч начал медленно закипать.
- Да эти бляди не тот синхрон дали. Не от такой коробки. Они похожи, но внутренний диаметр немного больше. Я им назад его отдал и велел нужный найти, но... ты понимаешь... Они ведь зажравшись, суки!

Макарыч, скрипнув зубами, развернулся и пошел к выходу. Через плечо бросил :
- Пол-литра! И все! И больше - хрен! - он притормозил - Ладно, синхрон... или как его... А дверцу ты сделал???!!
Николай расцвел:
- Иван! Да я ее на следующий же день сделал! Там и делов-то было два болта прикрутить! Все работает, лучше чем в мерсе!
- Ну хоть это радует... Короче! Через три дня прихожу и радостно удивляюсь!
- Иван! Да все будет хоккей! Не сомневайся! Если шило будет - я из них этот синхрон зубами выгрызу! Пусть только попробуют не дать! - Николай виновато заглядывал в глаза Макарычу. Получив пол-литровую бутылку шила, он проводил его долгим взглядом, развернулся и не торопясь пошел к ангару...

Через два дня Макарыч заявился в рембат. Походив по боксам и не обнаружив Николая, он обратился к ковыряющемуся в разобранном стартере сержанту:
- Слушай, а Николай где?
- Какой Николай, тащ прапорщик? - поднял голову сержант.
- Ну, командир ваш, Ващук...
- Так в отпуске он... Со вчерашнего дня!
Макарыч побледнел:
- А машина?.. Машину он делал здесь?!
- Какую машину, тащ прапорщик? - с недоумением уставился сержант.
- Мою машину!!! Делал??? Чинил???!!! - взревел Макарыч.
- Да нет, тащ прапорщик, свой «Москвич» делал, вчера и закончил, на нем и уехал...
Макарыч резко развернулся и почти бегом направился к воротам. Забравшись в кабину, скомандовал:
- На Садовую!
Я молча воткнул передачу и, развернувшись, выехал на шоссе.
-Ну, Сема, сейчас я тебе покажу! И тебе и своячку твоему гребаному! Специалист, бля! Мастер херов!!! - Макарыч, казалось, сейчас лопнет от злости. В таком состоянии мне его наблюдать еще не приходилось, поэтому от вопросов я воздержался. Но, видимо, поделиться переполнявшими эмоциями ему с кем-то было нужно, и из отдельных фраз, густо перемежающихся матерщиной и обещаниями жестоких кар, я понял лишь то, что Макарыч купил машину, расплатился шилом за ремонт, а с ремонтом его надули.
Затормозив у одноэтажного домишки, я заглушил двигатель и с интересом прислушался. Скандалить с хозяйкой Макарыч не стал, и полным яда сладким голосом поинтересовался у ней, где можно найти Семена.
- Так он со свояком его, Николаем вчера на рыбалку уехал. Кета в речки пошла, недели через две-три, не раньше, вернется. А вы за машиной? Николай пригнал, сказал, чтобы вам ключи отдала, как придете. Вот, возьмите, - она протянула Макарычу пару ключей на колечке - Сейчас забирать будете? Ворота открыть?
- Вечером заберу! После семи! - Макарыч в сердцах хлопнул калиткой...

- Ты вечером со мной пойдешь. Надо машину мою отсюда забрать и ко мне перегнать. Вопросы есть? Никак нет!

Вечером мы с Макарычем подошли к знакомой калитке. Он нажал кнопку звонка, Лязгнула щеколда, выглянула хозяйка:
- А! За машиной пришли! Проходите. Я сейчас ворота открою...
Мы прошли во двор. В глубине его, уставившись на мир круглыми глазами на добродушной морде, стоял старенький « Бобик» ГАЗ-69 с брезентовым верхом. Макарыч, протянув мне ключи, вздохнул, пнул покрышку, открыл-закрыл пассажирскую дверь, подергал за ручку:
- Хоть тут не обманул... Мастер, бля!

Я завел двигатель. Макарыч устроился рядом:
- Семену привет передавайте! - с сарказмом обратился он к хозяйке, - И свояку его тоже... Пламенный!
Он смачно хлопнул дверцей и скомандовал: - Вперед!

- Тащ прапорщик, а что тут ремонта требует? Вроде движок нормально работает, ничего не стучит нигде...
- Ага! Все нормально!! Конечно!!! - Макарыч вновь начал закипать - А то, что четвертую не воткнуть - это по-твоему нормально???!!!
Я с недоумением посмотрел на Макарыча, стараясь понять - серьезно он говорит или это какая-то новая шутка.
- Что ты на меня уставился?! На дорогу смотри! А то уедем сейчас в канаву!
- Так, тащ прапорщик, это же «Бобик»
- Кто Бобик?
- Ну, машина, ГАЗ-69, « Бобиком» его звали.
- И что?
- А на нем только три скорости и задний ход. И все...

Выражение лица Макарыча после этого открытия не поддавалось никакому описанию. Такой гаммы чувств не выразил бы даже знаменитый французский мим Марсель Марсо. Когда к нему пришла способность говорить - словоизвержение хлынуло огромным матерным потоком и не прекращалось вплоть до двора, где Макарыч велел поставить машину у забора и многозначительно уставился на меня.
- Ну, ты языком молоть не будешь об этом в части, конечно?
- А о чем, тащ прапорщик? Съездили, пригнали машину. Все отремонтировано, все нормально... Третья скорость не работала - так ее починили. Так ведь?
Макарыч пристально посмотрел мне в глаза, крепко пожал руку и скрылся в глубине подъезда. Я, закурив, неторопливо двинулся к белому домику КПП...

Видимо, поостыв, Макарыч и сам потом посмеялся над собой, ибо мужик был не злопамятный, шутку наверняка оценил и, думаю, не замедлил с каким-нибудь ответным ходом. Потому что в обществе и Семена и Николая, я его потом наблюдал не раз. Но слово, данное ему, я сдержал и в части так никто тогда и не узнал об этой истории. Хотя, срок давности у нее давно истек, поэтому, я думаю, Макарыч вряд ли обиделся бы на меня сейчас...
Оценка: 1.7982 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 24-10-2005 00:26:56
Обсудить (61)
14-04-2006 18:56:26, dazan
[C транслита] > то еее Ни слова про доблестный Румынский 2...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
качественная тонировка паркета в элитных особняках parketov.ru/tonirovka/
защитные жалюзи.