Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Под красным флагом



Прогулки по лезвию ножа

"Товарищ старший лейтенант, еще одна, дайте шашку". Наклоняюсь к сумке за тротиловой шашкой и зажигательной трубкой, за спиной - взрыв. Разворачиваюсь - в лицо летит земля и еще непонятно что, Тимка валится на землю, подброшенный взрывом. И крик, от которого до сих пор холодно спине. Не просто крик раненого солдата, это крик сапера, который уже несколько недель ходил вместе со всеми по лезвию ножа и сразу понял, что произошло и что уже никогда не будет, как было раньше.
По разминированной полосе подскакиваю к нему, вытаскиваю волоком из-под колючки, он помогает, отталкиваясь целой ногой. А вторая... Эх, е-мое... И снова этот запах вокруг - смесь крови и гари от взрывчатки...
Он старается сдержать стоны, сквозь зубы просит перетянуть ногу, что-то говорит по-казахски. Кто-то подбегает с санитарной сумкой, накладываю жгут на бедро. Бинтовать бесполезно, ниже середины голени все разорвано в клочья, кости - как обломки бутылочного стекла. Чего они таращатся на меня? Отер лицо, на руке - сгустки крови, не моей... Понятно. Летим на ЗИЛ-131 в местную больницу, все понимают, что ампутация неизбежна. Пока идет операция, мы сидим у приемного отделения и курим одну за другой. Подполковник, наш старший, не находит себе место и расчесал, разодрал руки до крови. У него так нервная реакция выражается, показатель полного п..ца.
Все подозрительно поглядывают на двухметрового сержанта Гвоздева, который работал на этой полосе до Тимки. Гвоздев это чувствует и в его глазах стоят слезы бессилия доказать свою невиновность. Позже все проверили, промерили и доказали, что мина была пропущена намного позже смены саперов и пропустил ее Тимка. На нее дождями намыло грунт с бугорка, и вместо 2-3 см над ней было больше 10, он несколько раз на нее наступал, выходя за шашками для подрыва найденных позже мин, и только после уплотнения грунта она сработала под пяткой...
Но он очень сильный человек, этот солдат. Через несколько дней он уже просит закурить, когда мы его навещаем в госпитальной палате, уже шутит и снова пытается быть как все, и мы стараемся не замечать ран на его лице, замазанных йодом (в момент взрыва мины он пролезал под колючей проволокой, и ему очень сильно посекло лицо мелкими камешками и кусками пластмассы от корпуса мины). Еще через несколько дней он просит принести ему эспандеры (резиновые и пружинные, для рук), говорит, устал лежать, слабеет от недостатка движения. Мы протащили ему в палату километровый телефонный провод от узла связи 693 полка и поставили ТА-57 (в те времена мобильников не водилось), договорились, чтобы через междугороднюю связь его соединили с матерью. Это не положено, но телефонистки соединили, они ведь тоже люди.
И мы отводим глаза, когда он говорит в трубку: "Мама, меня ранило в ногу, но несильно, ты не переживай, я жив и скоро приеду домой", ее плач в трубку очень хорошо слышно. Он маленького роста, всего метр шестьдесят, но с твердым характером. Слезает с койки, чтобы посидеть на табуретке и несколько раз в день прыгает на одной ноге, держась за койки и стены, твердит сам себе и другим: "Нужно двигаться". Еще через неделю меня вызывает хирург и говорит: у парня необратимые повреждения кости и еще чего-то там. Трещины расходятся, что ли. В гражданской больнице ему оставили часть голени, но нужна повторная ампутация, уже выше колена. «Постараемся оставить хотя бы половину бедра, чтобы можно было носить протез. Я лейтенантом в медсанбате в Афганистане служил, похожих случаев много было, поверь мне, так оставлять нельзя. Если не резанем сейчас, то потом - только по тазобедренному суставу, и тогда никаких протезов, только костыли... Сможешь ему объяснить?».
Затягиваюсь сигаретой так, что пальцы горят. Надо объяснять. Не верить хирургу смысла нет. Выкуриваем с Тимкой по сигарете, он говорит: "Я чувствовал, что что-то не так. Придется резать. Жаль, что теперь машину водить не смогу. Скажите, я готов". А еще через пару месяцев мы его провожаем в аэропорту, еще через полгода я еду в командировку, чтобы отвезти ему деньги (компенсацию за тяжелое ранение), и он встречает меня на вокзале, в его глазах - ни тени тоски, только борьба. Никаких колясок и костылей, только трость, и походка, выдающая протез. "Командир, я все-таки пытаюсь ездить на машине, жаль - нога с педали падает. Пусть будет "инвалидка" с ручным управлением, но мы еще подышим ветром!".
А потом СССР не стало, многое изменилось и мы потеряли связь. И вдруг через 20 лет звонит мобильник: «Товарищ старший лейтенант, это Тимур из вашей роты, вы меня помните?». Молодец, Тимка, как-то умудрился найти меня из теперь уже другого государства. Очень рад был его слышать и видеть на присланных фотографиях солидного дядьку (начальник в налоговой службе) и красавицу жену. Жизнь бьет ключом, дети, машина с коробкой-автоматом, рыбалка. «Все зимой на льду мерзнут, а я только наполовину» - смеется Тимка в трубку. Молодец солдат, что еще скажешь?
Оценка: 1.9184 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 09-11-2017 16:42:50
Обсудить (11)
13-11-2017 09:47:17, BigMaximum
КЗ. Однозначно!...
Версия для печати

Флот

Наклонная полоса

Яйца! Что вы можете сказать о них?
О рыбьих, в частности. А ещё более конкретно - лососёвых.
Прежде всего, конечно, то, что процесс носки этих самых яиц у нерки, кижуча, горбуши, кеты и остальной их родни начинается в конце лета и продолжается всю осень. Это знают, наверное, даже дети, а тем более - военнослужащие краснознамённых Северного и Тихоокеанского флотов нашей Родины. Знают ли об этом старшие и высшие офицеры главных и центральных управлений и служб, дислоцированных в первопрестольной, можно догадаться по совпадению времени инспекций, направляемых в части этих объединений, с периодом нереста лосося. Вот если инспектировать Читу, Красноярск, Новосибирск и другие сухопутные места - то для этого дела есть зима, весна и даже лето, а вот если, например, Камчатку (о коей и пойдёт речь) - то всенепременно в сентябре и не иначе!
«Я вам не скажу за...» Север, а на ТОФ ежегодно в период с конца августа до середины октября дважды (раз - в Елизово и раз - в Кневичи) прилетал из Москвы самолёт со взводом офицеров-инспекторов (с папками с командировочными документами), которые в течение двух-трёх недель, рассыпавшись на «революционные тройки-четвёрки-...» шерстили всё и вся окрест, а после этого самого «шерстения» на этом же самолёте улетали обратно в Москву (уже с банками, сумками и даже бочками, полными добычи).
Женьке Ларину, выпускнику-лейтенанту ещё толком не закончившегося лета, заместителю начальника склада - начальнику учётно-операционного отдела - повезло: к ним прибыл всего один инспектор, полковник Орлов. Согласно размерам (то бишь, габаритам), Орлову скорее подошло бы быть Воробьёвым или Чижиковым, однако взгляд у него был ястребиный, и во взгляде этом недвусмысленно читалась решимость вывернуть всех здесь «маткой наружу», напугать, но в итоге смилостивиться и убыть восвояси с гешефтом («призовыми») в виде тех самых пресловутых рыбьих яиц, вес и объём которых будет примерно равен его собственному.
Начались «торги». Опытный командир, Семён Семёнович (выпуск на 12 лет старше Женьки) и его «зелёный» зам - логически и документально, соответственно, - раз за разом отбивались от орловских нападок, доказывая, что изъянов у них нет, что всё хорошо, правильно и до миллиметра соответствует «Руководству по учёту...»* и «Положению о войсковом и корабельном хозяйстве»*, а инспектор всё атаковал и атаковал, понимая, что килограммы икры буквально исчезают, подобно миражу, однако ястребиности в его взгляде всё не убавлялось.
Наконец осознав дальнейшую бесперспективность своих попыток, Орлов выдохся и изъявил желание проверить склад «НЗ», начальнику коего было доложено об этом посредством телефонной связи, как только проверяющий в сопровождении командира с заместителем покинули учётно-операционный отдел.
Начальник хранилища «НЗ» мичман Слава Весёлый (фамилиё-ё-моё-такое!) был, как обычно, в хорошем настроении. Говоря теперешним языком, этакий человек-эндорфин. Да и переживать особо из-за чего ему? Во-первых, всё-таки порядка в хранилищах неприкосновенного запаса, по определению, больше, чем в хранилищах текущего хранения. Ну а во-вторых, в отличие от Семён Семёныча и Женьки, Славка если и превосходил инспектирующего полковника по габаритам, то весьма незначительно, а значит это превосходство, априори, не могло вызвать у того «комплекса Наполеона», что тоже было плюсом. Было даже ещё и «в-третьих» - накануне Славка, сам не зная зачем, по-армейски (на флоте такой х..нёй, как правило, не занимались) обновил стеллажные ярлыки. Не, ну а для чего ещё нужен компьютер с принтером, за которым сидит симпатичная молодая учётчица, верно?! В общем ни намёка на тревожность Славик не испытывал, надел пилотку и уже было даже чуть не начал репетировать оговоренные Строевым уставом три строевых шага, как вдруг... Твою ж мать!! Про красную наклонную полосу-то по диагонали ярлыка он забыл! Самокритике между ушами Славки разрастаться было просто некогда, он схватил линейку и лихорадочно по карманам и ящикам стола стал шарить красную ручку. Такой не оказалось нигде, а предполагаемое время посещения хранилища инспектором в сопровождении непосредственного начальства, сфинктерически сокращалось... И мичман взял в руки ручку с синей пастой...
- Начальник хранилища неприкосновенного запаса мичман Весёлый, - бодро представился инспектору Славка.
- Старший офицер Центрального продовольственного управления Вооруженных Сил Российской Федерации полковник Орлов. Вы почему улыбаетесь?
- Фамилия у меня такая, товарищ полковник...
- Фамилия, говорите? Ну, сейчас посмотрим. Давайте, показывайте что у вас тут...Что это?! - взгляд проверяющего «встретился» с первой синей полосой.
- В смысле, «что», товарищ полковник?
- А это?! - на соседнем штабеле ярлык тоже был не с красной, а с синей полосой, - какая полоса должна быть на штабельном ярлыке, товарищ мичман?
- Наклонная, товарищ полковник! - с нарочитым недоумением ответствовал весёлый мичман.
- Вам весело, я гляжу?! - полковник, кажется, праведно взбесился, и это ему самому понравилось. - Цвета какого?!
- Красного, товарищ полковник!
- Ну! А у вас какого?!
- Так, красного ж...- с немеркнущей улыбкой пожал плечами Славка.
- Не понял, - полковник оцепенел, - вы что? Дальтоник?
- Так точно, тащ полковник! То есть, никак нет. Я этот...цветоанамал, - зачем-то сказал, немного затягивая время Славка.
- Семён Семёнович, - обратился полковник к командиру, - какого цвета эта полоса?
- Красного, товарищ полковник, - невозмутимо-буднично пошёл ва-банк тот.
Полковник со взглядом удава повторил вопрос каждому из присутствующих инспектируемых «бандерлогов», но ответ был один: цвет полосы - красный! Чтобы Орлова не хватил криз, ему ласково и наперегонки объясняли, что потолки высокие, лампочки тусклые, напряжение «скачет» - поэтому и кажется с непривычки, что полоса не красного цвета.
- Вы здесь охуели все, что ли?! Блядь, сели жопой на два оклада и икру ложками жрёте! Уволю всех к чёртовой матери! - с этими словами Орлов вылетел из хранилища, прихватив с собой командира. Спустя два часа, сразу после обеденного перерыва (согласно распорядку дня), на склад прибыло два УАЗика с плеядой орловских помощников, которые до позднего вечера пытались «подвести под трибунал» Семён Семёныча и Ко, однако за к тому времени полосы на ярлыках (и, вероятно, специально отведённая для этого часть тела мичмана Весёлого) и вправду стали красными.
Короче, отстрелялись на «хорошо», отделавшись «дежурными» пятью литрами кетовой икры.

*Приказ МО СССР N260 - 1979 г.
*Приказ МО СССР N105 - 1977 г.
Оценка: 1.7742 Историю рассказал(а) тов. Барс : 12-11-2017 19:40:47
Обсудить (34)
18-11-2017 18:05:30, Михалыч (Б)
Я не в курсе подробностей этого дела. Оперативное сопрово...
Версия для печати

Свободная тема

В один прекрасный день на отдельно выделенном безымянном таможенном посту появился пограничный пес. Настоящий! При собаке был пакет документов и кинолог Леха. Не сказать, что до этого момента собак на посту не было, были, но породу они имели распространенную, помойно - розыскную. В досмотрах груза эти собачки участия не принимали, но по собственной инициативе вели охрану дежурной части. И тут появился пес. Это был кобель - немецкая овчарка. Красавец, умница прошедший все мыслимые и немыслимые виды обучения. Он умел искать наркотики и прочее, и научен был охране. Кроме навыков, в комплекте к собаке шел инспектор-кинолог Леха. Нормальный парень, начинавший свою срочную службу в погранвойсках, а потом оказавшийся в числе сотрудников таможни.
Спустя некоторое время, от Лехи с собакой стали прятаться старожилы поста. Не собаки, которые приняли новинку весьма благосклонно, а инспекторы, населявшие до этого момента здание. И вот почему.
Сотрудники этого таможенного поста (а это было не то чтобы не в нашем районе, а даже в другой стране) имели небольшую расположенность к винопитию. Не все, но парочка любителей в смене была. С личным составом и зеленым змием боролся замначальника поста. Бой был длительный и изощренный, иногда власть выигрывала и писала рапорты на спалившихся, иногда проигрывала и принимала объятия змия вместе с проштрафившимися, но это песнь длинная и требующая отдельного повествования. Одним из применяемых приемов борьбы с зеленым змием, было внезапное появление лиц начальствующего состава ранним (точно в 7.55) утром, до пересменки, с последующей проверкой помещения на факт наличия пустых бутылок. Именно это заставляло в 7.40 дежурного алкоголика приступать к операции «Танки справа». Выполняющий эти обязанности должен был подойти к ограждению таможенной зоны и максимально далеко забросить пустые бутылки в степь. Обычно этого было достаточно для удачного прохождения проверки. Но не в этот раз.
Приезд начальника, как всегда внезапный, ровно в 7.55 был воспринят как и положено, с испугом и аханьем, мол мы не ждали Вас, а Вы приехали. Встречать его (мы ж не видим) никто не пошел, а зря.... Клич, «Попались!!!» разбудил мирно спавших в грузовиках узбеков, и спугнул ворону. Дежурный алкоголик ответил на немой вопрос старшего смены, я все сделал, гранаты по врагу выпущены... Со вздохом пошли встречать начальство. На пороге здания живописно расположились 4 водочных пузыря... Начальство хрипело от административного восторга и заливалось счастливой истерикой... А дальше рапорты, интриги, скандалы, расследования. С тех пор все бутылки, бросаемые в степь, гордо возвращались к порогу. Сначала грешили на полтергейст, потом решили, что кара Господня, потом решили, что материалистические законы правят этим миром, и выдрать эту тайну из лап мироздания наша задача. Решали всем миром. Ларчик открывался просто. Пока Леха спал, дежурство нес пес, и прекрасно видел, как бросают для него в степь неизвестные предметы, и как воспитанный пес, прекрасно знающий команду «апорт», приносил все обратно.
С тех пор, дежурный алкоголик сначала заводил в дежурку собачку, запирал ее. А потом уже приступал к выполнению упражнения «Танки справа»
Оценка: 1.6047 Историю рассказал(а) тов. серегин : 20-11-2017 10:48:29
Обсудить (17)
22-11-2017 03:50:18, Пиджак в запасе
Студентом новый год у меня отмечали, все бутылки вынесли, вс...
Версия для печати

Армия


... И малярши выпали из окон

Как говорили мудрые - не приведи Бог жить в эпоху перемен. В одну из таких эпох, когда СССР уже лет пять как не было, а от России еще не очень многое зависело, имели место большие перебои в выплате денежного довольствия военнослужащим. В академии в нашем классе самоподготовки над списком расхода личного состава можно было увидеть дату «57 января» или «63 марта». Начальство бухтело, но крыть ему было нечем: пока февральскую получку не выдадите - будет продолжаться январь. Кто-то подрабатывал в охране, кто-то грузчиком и даже дворником. Некоторые офицеры, имевшие знания и опыт в электромонтажных работах, по ночам и выходным возмещали недостаток государева жалования на московских стройках.
В тот раз нам помогало «поддержать штаны» четырехэтажное здание, переоборудуемое под банк. На нижних этажах шел кабельно-розеточно-светильниковый процесс, а на верхних молдавские подданные фигачили чистовую отделку. Для отправления естественных надобностей было отведено единственное, а потому почти заполненное место у профнастилового забора. Чтобы не усугублять ситуацию, мужики по общей договоренности по малой надобности ходили не внутрь того самого места, а за него. Вся эта картина была обозреваема и "оборжаема" молдаванками-маляршами с четвертого этажа. Только соберешься облегчиться - наверху раздается «хи-хи», как будто они там не работают, а в театре упрощенного стриптиза сидят.
Двухметровый майор Сашка пополнил нашу команду в разгаре работы, и после знакомства с особенностями местных реалий, после пары хихи-сеансов в его верхней голове начал зреть коварный умысел. Раздобыв у фасадчиков полуметровый кусок пороизола толщиной в руку (резинообразная колбасина для заделки стыков в панелях), он занялся художественной резьбой, а затем колеровочно-малярными работами. После того, как творение высохло, Санька упрятал его куда надо и пошел «до ветру». Не прячась, встал боком к окнам (наверху захихикали) и не спеша, с достоинством достал из широких штанин крашеный пороизол, ловко спрятав за ним штатный инструмент, и приступил к «облегчению души». Издалека все это смотрелось настолько правдоподобно и внушительно, что четвертый этаж прерывисто задышал и зашептался (мы грызли рукава, чтобы не заржать). Этот артист завершил процесс, встряхнул «изделие» и несколько раз с грохотом обстучал его об забор...
Оценка: 1.5833 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 15-11-2017 16:33:08
Обсудить (8)
19-11-2017 12:22:53, Реактор
В моей школе на год старше училась девушка Саша Чи-Бо-Вы...
Версия для печати

Свободная тема

Йога для плавсостава

Есть люди, неожиданно вспоминающие о своем здоровье, когда оно уже, казалось, утрачено навсегда. Бросают вредные привычки, морально устаревших жен, заводят модных собак, чтобы с ними гулять, и при разговоре пытаются рассказать вам новости о буряковой диете.
Палыч, неприятный тип со склочным характером, работавшим капитаном небольшого буксира в Дунайском пароходстве, был именно таким. Всю жизнь о внутренностях старался не вспоминать, но к полтиннику ливер напомнил о себе сам. Стал в больницах частым гостем, то одно из него высыпалось, то другое.
Кэп взял себя в руки, бросил пить и курить, начал худеть. Стал примером для нашей молодежи. С него можно было писать иконы для начинающих - он еще не светился нимбом, но уже мог ходить, почти не касаясь земли - похудел до прозрачности.
А еще он занялся йогой. Растяжки, то да се. В его речи появились слова «пурака», «ваджрасана», и более загадочный «перекрестный верхний полуверблюд».
Однажды, светлым погожим днем, когда буксир стоял у причальной стенки в ожидании баржи, капитан, будучи на мостике, по устоявшейся традиции стал пыхтеть на своем коврике и забрасывать ногу себе за голову. Этот трюк ему стал удаваться недавно, и его мечтой было забросить вторую нижнюю конечность в том же направлении. Сидя немного на руках и остатке жопы, он старался воплотить мечту в реальность. Дыхание сбивалось. Правая нога уже за головой, осталась левая.
Вот еще немножко бы...
У него в памяти всплывали отрывки из самоучителя: «Внимание на позвоночник и симметрию, затем на дань-тянь и низ живота»
Какая на хрен симметрия, когда тут такое - у человека нога за головой. Книга успокаивала: «Дыхание должно быть как при пранаяме».
Пиндец, теперь остается вспомнить, что такое пранаяма. Он задрал левую ногу повыше... согнул шею и наклонил голову до предела...
Еще чуть-чуть бы...
И вдруг случилось чудо - он сумел сделать это. Обе ноги за головой, ура! Безусловно, он заслужил это. Лучший день - если не в жизни, то в году. Правда, было очень больно, и что-то где-то щелкнуло, но это же не важно, подумал он.
Недолго музыка играла, недолго фраер занимался йогой. Подняться на руках он не смог, притяжение оказалось сильнее. Ничего, в другой раз. Сердце ликовало, отклоняясь от учебника, где сказано было «почувствовать раскрытость, не теряя внимания». Затем вдох, и на выдохе поднять левую ногу вверх, выведя ее из зацепления.
Сдавленные вдох и выдох у него получились, а вот ногу вытащить он не смог. Помогал себе обеими руками - никак нога не снимается. Стало что-то плохеть.
Через пару минут страданий капитан позвал на помощь. На мостике никого не было. Он позвал громче, потом еще и еще.
Наконец, его крики были услышаны. На мост поднялся матрос Шура, которому капитан недавно выписал штраф за курение в неположенном месте. Это на буксире-то, который весь, как одно место. Штраф был с половину валютной зарплаты. Матрос не был злопамятным, просто был зол на кэпа и память у него была в порядке.
Матрос Шура подошел к кэпу, валяющемуся на полу в сложной позе, и спросил, мол, а что кричите-то? Будто и так не было видно.
Дядька, как мог, с искаженным лицом, объяснил в экспрессивно-сжатой форме, что уже достаточно на сегодня позанимался и хотел бы закончить оздоровительные занятия. Но он не может сам этого сделать, нужна помощь извне. В общем, не мог бы ты меня... мне... помочь. Сними ноги с головы, пожалуйста, а?
Матрос с озадаченным лицом взялся за одну ногу, подергал, оказалась она нижней, и соответственно, должна была идти второй. Капитану стало хуже.
- Нет, я, пожалуй, не смогу. Надо кого бы поопытней.
- Да просто дерни ногу!
- Не могу, боюсь что-нибудь не то вам отодрать.
И ушел. Вернулся со старшим помощником.
Старпом тоже не держал зла на капитана за то, что тот вечно придирался к его работе, и пилил его день и ночь, не стесняясь выражаться по матушке и при подчиненных.
Старпом осмотрел скрученное тело и констатировал:
- Здесь медик нужен.
- Какой медик на хрен?! - возопила жертва самоучителя. - Просто дерните и все!
- Не могу, Виктор Палыч, боюсь, что связки повредить можем. Да вы не волнуйтесь, мы сейчас быстро.
Он ткнул матроса, и они вдвоем побежали - конечно, не за врачом - а на соседний буксир звать корешей на развлечение.
Лежа в сложной ракообразной позе, именно в этот момент капитан заподозрил, что его недолюбливают. И возможно, он даже понял, почему именно. Занятия йогой просветлили ему мозг: его не любят за его тонкий, изысканный музыкальный вкус. Возможно, он слишком часто и громко прослушивал раритетные записи «Ласкового мая»?
Буксир маленький, спрятаться от музыкального наваждения было невозможно. В своей неприязни к кэпу, давно переходящей в ненависть, экипаж мог дать крепкий пример пролетарской сплоченности.
Палыч лежал и молча синел от понимания и просветления.
Тем временем пришли соседи. На мостике стало не протолкнуться. Все смотрели на кэпа, стараясь не ржать в голос над чужой бедой, и давали нужные советы.
- А если пощекотать?
- Да где его...? Подмышкой, что ль?
- А хотя бы за пятку? Может, он тогда сам раскрутится?
Жертва самоучителя стала мелко и часто дергаться, как свежепойманный небольшой тунец, бьющийся о палубу. «Судороги, эка его свело», - не торопясь констатировал кто-то.
Когда над ним сжалились и развязали ему ноги, кэп уже был редкого сапфирового цвета...
***
Что тут скажешь?
А теперь глубокий вдох, веселей, товарищи, подняли руки... и выдох, руки опустили.
Закончили упражнение.
(C)
http://zjopavrakushkah.com/ploxie-tancory/joga-dlya-plavsostava.html
Оценка: 1.5286 Историю рассказал(а) тов. Starik : 09-11-2017 12:29:57
Обсудить (1)
10-11-2017 12:33:54, Нойруппин
Почти как ,,Дыхание Шивы,, у Леонида Треера )))...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Только у нас Floraplast.ru арки для садоводов
переезд офиса упаковка www.mandrmoving.ru/kontakty/