Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Полёт в никуда

Переключаем машину времени на сентябрь 1998г. Поехали:

Халява кончилась. Для страны, для Трансаэро, для меня лично. Пузырь лопнул. Реальность капиталистического империализма показала своё настоящее мурло. Четыре года мы катались как сыр в масле - новые, с завода Б757, практически семейные отношения в компании, очень приличная по тому времени зарплата и шикарные смены на Канарах, Бали и в Паттайе.

И тут - пшшшш.... Всё сдулось в одночасье. Вместе с половиной глобуса, конечно, но от этого не легче. Перестали платить деньги (до сих пор, кстати, должны за полгода и отдавать не собираются) и, самое главное, пришлось вернуть самолёты, что означало неминуемое увольнение большинства лётного состава.

Но, до этого ещё несколько месяцев, и какая-то надежда на чудо, а сейчас - пир во время чумы - мы летим в Сиэтл перегонять обратно два 757-х. Где взял, там и поставь, называется...

Летим, ура! В Америку в первый раз! Событие! Назначили четыре экипажа, по два на самолёт, быстро сделали визы, собрали портфели с полётными документами - вперёд! Как будто куда-то в Европу, где, в принципе, неважно в какой аэропорт лететь - всё одинаковое. С Америкой, для тех, кто не в танке, это может не пройти. Америка - это совершенно отдельная авиационная песня, где объём всего, что связано с авиацией, сравним по масштабу со всем остальным миром. Как и экономика, и всё остальное. Авиация, собственно, там и родилась и разлетелась оттуда по свету. Правила там свои, местами отличающиеся от международных, и им на это наплевать. Хотите под нас подстраиваться - ради бога! Но мы для вас меняться не будем.

Ничего страшного, но, как понимаете, хорошо бы было к этому полёту, всё-таки, как-то подготовиться. Ну, хотя бы, несколько дней интенсивных занятий в учебном центре...

Но, видимо, не судьба. Сами, кто на что горазд, что-то почитали, у кого-то что-то узнали - как бы подготовились... Полетели. Прорвёмся. Не в первый раз в авантюрах участвовать.

Ну, и не в первый раз всё шло как по маслу. Летим себе, внизу красоты наблюдаем всяческие. Пассажиров нет, бортпроводников нет. Сами себе хозяева - всегда бы так! Все пока ещё веселые, не уставшие. Всего-то четыре с половиной часа над Европой. Сели на дозаправку в Кефлавике. Унылый тундро-вулканический северный пейзаж. Как тут люди живут?

Через час уже взлетели на Сиэтл. Впереди - 8 часов полёта в неизвестность. Тут надо напомнить - летим двумя самолётами, с интервалом в 10 минут. Северная Атлантика. Айсберги. Напрочь замерзшая Гренландия с изъеденными фъёрдами берегами. Красота! Что ещё надо для, хотя бы, временного счастья? Свой самолёт, друзья, впереди неясно маячат какие-то приключения. Некстати вспомнился Титаник, но эту мысль удалось быстро прогнать. Периодически общаемся с летящим за нами экипажем. Они тоже пялятся на океанско-ледяные красоты. Кому-то надо бы и поспать, чтобы к посадке быть огурцом. Но, куда-там! Не каждый раз выпадает...

Пересекли океан. Канада. Ох, и ни фига себе страна! Огромное практически необитаемое пространство, распаханное доисторическими ледниками, тундра, озёра и так несколько часов. Видел это на карте, но, всё-равно, вживую масштабы впечатляют. Не только у нас Север, оказывается, есть.

Народ уже начинает позёвывать... На ногах уже часов 15 - 16, а конец мероприятия только начинает маячить где-то ещё за горизонтом. Хочется уже прилететь и немедленно по пивасику. Холодному. И обсудить, как мы через полмира махнули практически как Чкаловы. И тундра нам была нипочём и айсберги с фъёрдами!

Время замедляется, такое впечатление, что почти не движемся. Под крылом всё та же унылость , да и ветер в морду задувает неслабый. Доползаем...

И вот она - долгожданная точка начала снижения вплывает на экран! Ещё на самом большом масштабе, но пивом уже запахло:). Готовимся к посадке. Эфир наполняется голосами - приближаемся к цивилизации. Наконец - снижение! Смена частоты, потом ещё одна, и мы врываемся в другой мир: диспетчер строчит как из пулемёта, кто-то ему что-то так же скороговоркой отвечает, непривычный акцент, непривычные термины - какая там фразеология ИКАО! И вдруг пауза. С чего бы? Это же нас вызывают! Так, собраться! Максимальная концентрация! Осталось немного.

Заход практически с прямой. Только успеваем менять высоты и частоты. Всё, на глиссаде. И вот он - первый из сюрпризов. "Куда собираетесь заруливать?" - "Как куда? Куда скажете!" Нам это сначала показалось каким-то недоразумением. Наше какое дело? Это вы нам скажите куда заруливать! Ха! Наивные русские, первый раз в Америке! Здесь всё по-другому устроено. Диспетчер к твоему месту стоянки никакого отношения не имеет. Это ты ему должен сказать, куда ты собираешься рулить после посадки! А мы и не в зуб ногой! Привет, Трансаэро! Куда вы нас послали-то, сами хоть знаете?

К нам пока больше не пристают - дают спокойно приземлиться. После посадки опять вопрос: Так вы, всё-таки, куда? На аэродроме квартируются несколько компаний. Говорите - куда будете рулить??? Но, мы-то русские. На нас где сел, там и слез. Не знаем, говорим - вы нам скажите! - Тогда сворачивайте вправо и работайте с "рулением". "Вышке" с нами трепаться больше некогда - у него ещё самолёты на заходе.

С "рулением" - на колу мочало: Отвечайте, как на духу, по какому адресу прибыли? И мы ему опять свою песню: Мы, мол, сами не местные... И стоим посредине магистральной рулёжки, перекрыв дорогу нескольким рулящим самолётам. Диспетчер в ступоре - он не знает, что с нами делать! Там и срулить-то некуда - везде частные владения. И тут я его добиваю в упор: А.. для Вашей информации, там за нами в 10-ти минутах ещё один такой же на вашу голову.... В наступившей тишине - звук упавшего со стула тела. "Это обморок !"(С).

После несколькоминутного замешательства, похоже, ситуация как-то разрешилась: наш второй борт - видим, сруливает уже налево, и нас тоже посылают через полосу по тому же адресу. Там есть свободные стоянки и мы встаём рядом, с ностальгической грустью в последний раз выключив двигатели. Больше никогда мы не ступим на борт этих самолётов, никогда наши руки не прикоснуться к этим штурвалам. По щеке катится скупая мужская слеза...

Ууух! Вытираем со лба пот. Всё, теперь - ПИВО!!!

Второй раз наивные руссо пилото!... Через полчаса к нам подъехал трап. Ещё через какое-то время пришли какие-то недоумевающие люди со своим извечным американским вопросом: Вы куда, собственно? И даже больше: Вы что тут, вообще, делаете? Зашибись приём! Пивом и не пахнет. И всё по новой, теперь уже медленно и подробно: Русская авиакомпания Трансаэро посла нас перегнать эти замечательные самолёты в Сиэтл. Нас должны встречать. Больше мы ничего не знаем...

Понятно... Ждите...

Ещё через полчаса нас вычислили. Пришли - радостные такие: Вы не туда сели! - Как не туда? Вот флайт-план, вот разрешения! - ОК, но всё равно не туда. У вас там всё напутали. Вас ждут в Эверетте. - Это где ещё? - Тут совсем рядом - 25 миль на север. Так что, закрывайтесь, запускайтесь, и с богом!

Ту-ду-ду-ду... И, наверное, ещё такая мелкая барабанная дробь...

Так... Ностальгия пока откладывается... Посмотрел в чернеющее вечернее небо, и стало как-то нехорошо. Везде, куда ни глянь, фары и проблесковые огни. Небо кишит самолётами. Маленькие, большие. Не разных высотах и во всех направлениях. И нам надо сейчас туда врываться и слушать команды-скороговорки, и успевать понимать и выполнять. И это не в нормальном привычном полёте, когда всё вверх и вверх к спокойному небу, а в этой бурлящей местной каше, с одного незнакомого аэропорта на другой ещё более незнакомый. Да ещё на последнем издыхании. Рабочее время приближается к суткам...

Оцениваем ситуацию: топлива, слава богу, вроде, хватит - с запасом залили. Открываем сборники - вот он! Уже хорошо. Флайт план? Попробуем по радио. Штурманский расчёт? Обойдёмся, не до жиру. Полёт-то, всего ничего - со взлётом и посадкой минут десять-пятнадцать, смотря как взлетать и заходить. Наверняка векторить будут.

Вышли в эфир, нормально так поговорили с милой женщиной, которая помогла нам с флайт-планом. Посмотрели схемы выхода-захода, выдохнули и запросили запуск. На соседнем борту в это время происходило то же самое.

Дальше, всё как в замедленном кино: руление, взлёт, сумашедшие команды по изменению курса и высоты. Довольно быстро нас выплёвывают в воздушное пространство Эверетта, переводят на частоту его "вышки", мы пытаемся установить контакт - и тишина. Наш другой борт (он взлетел первым) тоже тщетно пытается докричаться. Мы обратно к предыдущему диспетчеру: ??? А он нам и отвечает: Всё правильно, там "вышка" уже не работает. Сюрприз номер два... И этот похлеще первого будет. Два русских боинга приближаются к аэропорту посадки, а там и на связи никого нет и вместо полосы - чёрное длинное пятно. Какое, нахрен, пиво!

Первый самолёт уже вышел на посадочную прямую и подходит к точке начала снижения. Но куда садиться-то? На этот чёрный пустырь? И что дальше? Обратно, откуда взлетели? Вторая серия марлизонского балета? Нас оттуда уже выперли один раз...

И тут, о чудо! Пустырь просыпается огнями подхода и самой полосы! И мы слышем, что кто-то докладывает посадку и освобождение полосы. Отлично! Им можно без связи, а нам нет? Мы тоже будем по вашим правилам играть! Первый 757 садится, сруливает и говорит нам: Давайте, всё нормально, нас тут ждут!

Садимся. Действительно ждут. Заждались уже. Удивляются - Как вас на Boeing Field занесло? Вот теперь - пиво! Несмотря на усталость. Всё ж мы были немного Чкаловыми:)). И теперь уже точно мы больше никогда не поднимим эти самолёты в небо...

Так кто полосу-то включил? И тут ещё раз убеждаемся: надо-таки учиться, чтобы в Америку летать. У них есть такая процедура: Pilot Control Lighting. На неконтролируемом аэродроме пилот сам может включить огни полосы путём нажатия определённого числа раз тангенты радиосвязи на выделенной частоте. Они потом сами выключаются через 15 минут. При таких полётах, естественно, надо сообщать о своём месте, высоте и намерении всем самолётам на этой же частоте и договариваться с ними об очерёдности взлёта или посадки. Демократия! Тут нам повезло - попали на случайную местную Цессну. Повезло дважды - попали также в 15-ти минутный интервал. А ведь могли бы с позором обратно плюхнуться!

Но - пронесло. Видно, кто-то за нами в этот день сверху наблюдал...

Потом было возвращение в Аэрофлотом в скорчившуюся в кризисе Россию. Но - потом.

А пока нас ждали несколько дней в Сиэтле, поездки в знаменитый авиационный музей, на завод Боинга, на телебашню, в национальный парк и ....надцать декалитров на душу:)))

Стырено: http://arabskiy-pilot.livejournal.com/7217.html
Оценка: 1.8377 Историю рассказал(а) тов. : 12-12-2011 08:37:46
Обсудить (36)
15-12-2011 23:10:28, Piligrim
Тут дело такое, твои сорта имеют яркие привкусы, которые...
Версия для печати

Свободная тема

Возможно, что все нижеизложенное и было уже где-то опубликовано. Поэтому прошу не кидаться табуретками. Не славы и корысти ради, а токмо порадовать биглерян........


Получай, деревня, трактор

Наверное, все помнят тот бородатый анекдот про фирменную финскую бензопилу и грубых сибирских мужиков. Пиле подложили сначала тоненькую тарную дощечку. «Дзынь» - весело сказала пила. «У-у-у, бля!» - сказали мужики. По ходу пьесы массив пиломатериалов все увеличивался: через доски и чурбаки к толстенным бревнам. Пила говорила свое «Дзынь» с каждым разом все протяжнее и напряженнее, а мужики свое «У-у-у, бля» - все также уважительно. Наконец, под занавес этой феерии пиле подложили рельс (по другой версии - бригадира). «Х-р-р» - сказала пила. «А-а-а, бля» разочарованно махнули рукой мужики. Так вот о чем это я?
Ах, да!

Товарищи из братского управления материально-технического снабжения уверяют, что победить нас все же нельзя. Потому что мы уже все, включая самих себя, победили сами. В качестве доказательства приводят историю борьбы русского разума с западным железом.

Года три назад орлам нашим геологам для расковыривания вечной мерзлоты в особо крупных масштабах занадобилось странное устройство. Как его назвать, они не знали, но на бумаге описать смогли. Полагаю, с помощью доступного вида рисунков. Снабженцы, ознакомившись с образовавшимся ТЗ, тихо охерели, а потом позвонили в представительства "Комацу" и "Катерпиллера". В "Комацу" высказались по-японски и сообщили, что сухопутным судостроительством не занимаются - а вот в "Кате" удовлетворенно хмыкнули и ответили, что у нас теперь все будет, как в Канаде. Даже трактор.

Трактор - это было слабо сказано. Даже по фотографиям было ясно, что трактором это чудовище можно было назвать только условно, потому что других подходящих слов не было. Единственная его функция, согласно ТЗ, была - ВСПАХИВАТЬ ВЕЧНУЮ МЕРЗЛОТУ.

Делал он это весьма просто - сзади у него был пятиметровый лемех, кажется:
в общем - КЛЫК сложной формы из ужасающей прочности стали (гарантия - десять лет), который трактор вибрационно вонзал на всю длину в вечную мерзлоту, после чего просто ехал вперед. Все, вся технология. Стоило это сооружение под миллион долларов и весило примерно в пятьдесят раз больше "Кировца", однако единственной альтернативой ему было взрывание мерзлоты взрывчаткой, что обходилось дороже и муторнее с точки зрения организации.

Снабженцы, поливаемые словами из финансового управления, чудовище заказали, предоплатили, через пол-года получили и еще три месяца везли на севера. С северов в представительство "Ката" позвонили через день после поставки агрегата. Агрегат не заводился.

Из представительства флегматично ответили, что такого не бывает. Но направили на место специалиста. Специалисту понадобился один взгляд, чтобы убедиться, что дело не в бобине, а в кабине. Кабина трактора оформлена была в мотивах американских дорогих грузовиков - отделана кожей, снабжена всем возможным и невозможным комфортом и, разумеется, магнитолой. Которую местный инженер немедленно отсоединил и выдрал из гнезда, переставив к себе в "Опель". Система управления двигателем, не найдя установленного в магнитоле датчика, блокировала запуск.

Инженера отмутузили, оштрафовали, магнитолу воткнули на место и трактор послушно завелся. Работал он два дня. Потом в представительство "Ката" с северов позвонили снова и сообщили, что сломали трактору "пахательный клык".
На этот раз флегматичности в представительстве уже не было. Было тихое изумление. Клык ковался из какой-то легированной особым образом стали и способен был делать свое дело дольше, чем способен был ездить сам трактор. По прочности на излом его проектировали с трехкратным запасом. Сломать его было нереально по той простой причине, что трактор, несмотря на размеры и мощность, неспособен был тянуть с такой силой. Однако по мэйлу с северов пришла фотография: трактор, мерзлота, траншея, люди, клык. Отдельно от трактора и не отсоединенный, а явно отломанный.

Судя по всему, клык не выдержал именно своей положенной работы, случай, стало быть, являлся гарантийным и на место бедствия отправилась представительная делегация. После недолгого разбирательства причина стала ясна. Осмыслив ее (не с первой попытки), глава делегации высказался грустно и кратко: "вас не победить".

Трактор два дня честно пахал. Вспахал километров тридцать на радость геологам. А потом он: застрял. Уперся клыком во что-то под землей и принялся окапываться на месте. Геологи пригорюнились, техники - напротив, оживились. Не вдаваясь в подробности и ориентируясь, надо понимать, на опыт колхозных механизаторов - трактор решили дернуть.

Для этого, договорившись с местными вояками, техники пригнали танк. Старенький Т-62 до Европы, может, и не доехал бы, и до Китая, наверное, тоже не доехал бы, но весил много и на рывке усилие развивал внушительное. Танк делу не помог, он просто принялся окапываться вместе с трактором.

Механики слегка удивились, но второй ящик поставили. И вояки пригнали второй танк. И дернув все вместе, они сумели сломать клык. Кстати, механики больше всего были впечатлены скоростью, которую развил в этот момент неторопливый в обычных обстоятельствах трактор. Сломанный клык упирался в край базальтового массива. Плиты километр на пятнадцать километров невыясненной толщины. Ее-то и пытались сдвинуть с места бравые техники совместно с русскими танкистами.

Гарантия не предусматривала в качестве причины для отказа буксировку. Клык заменили. И отдельным пунктом договора попросили больше не пахать такие крепкие штуковины. А если пахать, то только трактором, без помощи танков, артиллерии и авиации.
Оценка: 1.8141 Историю рассказал(а) тов. Люмпен-инженер : 19-12-2011 20:22:03
Обсудить (45)
21-12-2011 15:44:26, Старшина
Улыбнуло! :) Наши могут, факт. Я вот вспоминаю как спецы с С...
Версия для печати

Армия

Традиции

Во всех уважающих себя военных училищах ВС СССР существовали сложившиеся годами традиции, впоследствии многажды воспетые офицерами на пь... э-э-э... кхммм... мероприятиях по укреплению содружества родов войск (по мнению многих военачальников, такие мероприятия есть основа организации взаимодействия в бою и операции). По свидетельству подчиненного личного состава, таковые традиции культивировались и в учебках, и в школах прапорщиков. Интересно было бы в очередной раз обобщить передовой опыт "несокрушимой и легендарной".
В Тюменском ВВИКУ (кузнице кадров инженерных войск) существовали традиции как официальные, так и «крамольно-нелегальные», сурово преследуемые начальством.
Из официальных вспоминаются следующие:
1. «500 сибирских километров» - норма набега каждого курсанта на лыжах за зиму. Зарядка - на лыжах через день, вечерние бега - на лыжах, все это внутри училища, ибо территория позволяет. По воскресеньям - 10 км налегке или 15-20-30-км марш «с выкладкой».
Марш «с выкладкой» легче дается тем, кто до училища лыжи видел, себя к ним привязывал и самостоятельно на них передвигался и даже бегал в школе (средний лыжник). Его задача - стартовать на лыжах с автоматом и барахлом (противогаз, вещмешок) и финишировать самостоятельно. Вторая категория военнослужащих - совсем не лыжник, который до училища снег и лыжи видел только по телевизору. Он обязан стартовать на лыжах с автоматом и барахлом и в таком состоянии скрыться за естественным укрытием на ближайшем повороте лыжни, а затем оказаться на финише со всем перечисленным (вариант - обломки лыж в руках). Третья категория - подготовленные лыжники (перворазрядник, КМС, чемпион города Мухосранска, Коздлодрищенской области и т.д.). Они попрут на себе все своё плюс оружие и барахло второй категории и саму эту категорию на буксире, привязав ее к себе за поясные ремни заранее запасенными веревками. А одному из подготовленных достанется рация (21-килограммовая Р-107 - «зачем я маленьким не сдох?», 14-кг Р-105 - «деревья умирают стоя», 6-кг Р-148 - «я люблю тебя, жизнь!»).
2. «Эстафета 10 х 1000 м», обычно проходила в конце апреля. Первый этап - офицерский (командир роты или один из взводных), остальные 9 - лучшие кроссовики роты. Почему-то считалось, что рота может проиграть все виды училищных соревнованийв году, а на этой эстафете нужно лечь костьми. И ложились. Дело чести - выигрыш эстафеты ротой 4-го (выпускного) курса. Доблесть третьего курса - попытаться «обуть» четвертый. Первый и второй курсы на моей памяти первые места на первые места не претендовали.
3. «Парад на 7 ноября» В Тюмени в это время снег и мороз, но для красоты строя мы выходили на парад в фуражках, грея уши руками. За время прохождения кто-то мог и подморозить «локаторы». Зато после парада - традиционный поход в драмтеатр, где можно согреться и поспать, мечтая об отпуске, до которого уже меньше трех месяцев.
4. «Комплексы». Заочные комплексные состязания рот вторых курсов военных училищ СибВО. Заключаются в том, что в мае приезжает окружная комиссия и проверяет строевую подготовку в составе роты, а потом один взвод сдает физподготовку, второй - огневую, третий - защиту от ОМП, четвертый - уставы. Рота назначается заранее, а взвода выбираются жеребьевкой. Весь второй курс у роты был проклятым периодом подготовки к «комплексам». Гвоздем программы, конечно, была строевая в составе роты. Для синхронного выполнения строевых приемов с оружием за спиной комиссии в тополиной аллее прятались электрические лампочки. Специально обученный сержант давил кнопку, разделяя команды типа «Автомат-на-грудь!» на 5-6 отдельных движений. Личный состав ориентировался на вспышки при выполнении приемов и синхронность была идеальная. Проверяющие на трибуне крутили головами «Где они сигнальщика спрятали???», но разглядеть лампочки не могли, т.к. листья на тополях выщипывались очень избирательно, образуя узкие щели.

Другие официальные традиции почему-то не запомнились. Чего нельзя сказать о нелегальных, восходящих с течением времени в ранг легенд и "сказаний о Земле Сибирской".

«Обручальное кольцо» Все курсантские свадьбы обязательно заезжали в училище возложить цветы к памятнику маршалу А.И.Прошлякову. Если в это время поблизости проходила рота или взвод, то запевалась песня «Обручальное кольцо».
«Тысяча дней в училище» - отмечалась на тысячный день после зачисления в училище весной на третьем курсе следующим образом: на ужине рота третьего курса передавала роте первого курса (соответствующей специальности, т.е. саперы - саперам, «соляры» - «солярам») ротную пайку масла, выложенную на подносе в виде цифры 1000. Начальство расценивало сие действо как «недоведение до личного состава положенных норм довольствия» (типа тигру в зоопарке масла недодают) и в меру возможностей ставило препоны.
«Последний наряд по столовой» - четвертый курс, зима. Взвод, заступающий в последний наряд по курсантской столовой, обязан: 1. При разделке мяса добыть лопаточные кости, связать их веревкой попарно, на костях написать автограф (например, «34-е учебное отделение, последний наряд», то есть 4-й взвод 3-й роты) и метким броском развесить на деревьях центральной аллеи напротив столовой. 2. Ночью взять в посудомойке (на «Балтике») десяток салатных тарелок из нержавейки и украсить их таким же автографом посредством чеканки слесарным инструментом. Элементы идиотизма и порчи военного имущества присутствуют, но кто в этом мире идеален? Начальство вычитало из получки взвода стоимость «расчеканенных» тарелок, а однажды зимой 198лохматого года мослы на деревьях попались на глаза начальнику училища и один из взводов заполучил еще 10 «последних» нарядов по столовой.
«Последний караул с АКМ» - конец зимы или весна, четвертый курс. Начальником караула на 3 и 4 курсах заступал, как правило, курсант или сержант своего же взвода, но в этот день при смене караулов его положено было называть лейтенантом. Движение на посты и обратно - строевым шагом и еще куча разных атрибутов. Сменившийся караул при подходе к общежитию проходил сквозь орущий «Ура!!!» строй батальона (две шеренги лицом одна к другой) под барабанный бой трех барабанщиков из рот первого курса. На каждый из барабанов после команды «Караул! Стой!» водружалась награда в виде торта, запасенного днем в чепке (кафе "Богатырь", он же "Бицуха"). Эта традиция нападкам командования не подвергалась, за исключением редких пасквилей политотдела на тему неуставных взаимоотношений с первым курсом (ага, тортами пытали салажню зеленую).
«Похороны комара» - один из последних дней последнего полевого выхода четвертого курса. Символизирует прощание с командиром роты, пившим четыре года курсантскую кровь (ну и комары тюменские - тоже сволочи, и над ними надо поиздеваться).
Действо поражает изобретательностью и воссозданием настоящего процесса похорон, регламентированного военными руководящими документами. Заранее назначаются и распределяются роли и задачи. Роется могила, готовится гроб из досок от ящиков УЗ-3Р, обтянутый красной материей из украденного лозунга "Полевая выучка-основа боевой готовности", в гробу - сапоги, х/б обмундирование с погонами как у командира роты, (все размеры втихаря сняты с командира роты заблаговременно и строго соответствуют), на «груди усопшего» - спичечный коробок с приклеенным убиенным комаром, на крышке гроба - фуражка, к сему же прилагаются венки из еловых лап, взвод плакальщиков-артистов, факелы, батюшка в рясе, крест из бруса, оркестр из стыренных оркестровых труб, портрет-пародия, подушечки красные, на которых медали "песочные" сделаны из крышек консервных банок, но с ленточками бумажными, раскрашенными идентично с настоящими. Вобщем, все, как положено. И почетный караул у могилы с БСЛ-110 "на грудь", и прохождение скорбящей роты торжественным маршем. Даже скамеечку - и ту вкопают. К могилке завтра придут два дневальных по лагерному сбору, нальют в стакан чаю из коньячной бутылки, прикурят сигарету, сухарик оставят... Посидят на скамейке со скорбными физиономиями...
Ротный знает, что подчиненные-мерзавцы "хоронить" его собираются (сам, зараза такая, своего ротного лет семь назад хоронил), и - дело чести! - постарается сорвать это мероприятие! И скорее всего, сорвет. А может статься, что один из офицеров батальона получит капитанское звание и в воскресенье "вынос тела" назначит. Как не принять приглашение? Все тайное станет известно курсантам, и в офицерском общежитии будут звенеть стаканы за здравие новоиспеченного капитана, а на берегу озера Андреевского, на "комарином кладбище" в это время развернется театральное действо...
«Возвращение с последнего полевого выхода» - четвертый курс, весна, ГОСы (госэкзамены) на носу. Если полевой выход был в составе роты или батальона, то чаще всего в 84-88 г.г. 23 км в учебный центр и обратно мы проходили пешим маршем (требование сурового начальника училища). Но иногда возили и на ЗИЛах-КамАЗах. В этом случае за каждой машиной должна болтаться метла на веревке (заметает дорогу в прошлое), а при въезде на КПП училища курсанты-бортовые (помните такие «должности»: правый бортовой и левый бортовой?) метали в воздух пачки четырежды полосатых «курсовок», срезанных с рукавов шинелей взвода.
На курсовки начальство могло глаза закрыть, ибо эти шинели уже вряд ли понадобятся, а вот метлы явно подрывали авторитет ВС СССР в глазах местного населения при передвижении колонны по городу, опять же идиотизмом попахивало...
Батальон перед погрузкой в КамАЗы стоит в линию взводных колонн. Взводные с ротными вышвыривают заготовленные метлы из кузовов, из-под кузовов, сверху с тентов, из под сидений водителей и т.п. «Батальон, повзводно, в колонну по одному к машинам-по-местам!» (шаг вправо-влево - попытка к бегству :-)). Машины трогаются, в каждом кузове идет процесс извлечения заныканных березовых веток из карманов, сапог, вещмешков, метлы вяжутся и выбрасываются на шнурах за борт. Старшие машин тормозят колонну, построение на дороге и шмон повторяются. Ну, вроде бы всё и вся вывернули наизнанку, теперь можно ехать. Перед выездом из учебного центра на трассу, где дорога раздолбана и машины притормаживают, из кустов выскакивают два подкупленных солдата из БОУПа и забрасывают в последний КамАЗ знатную метлу размером с бревно. Так что дорогу мы все же заметём, даешь традиции!!!
«Один ГОС - одна звезда». ГОСов всего 4 (научный коммунизм, инженерное обеспечение боя, машины инженерного вооружения, эксплуатация и ремонт), и после сдачи каждого ГОСа на желтом продольном галуне курсантского погона рисуется маленькая звездочка.
«Метание имущества из окон» - четвертый курс, вечер и ночь перед выпуском. Июль. Смутные воспоминания о речи командира роты четырехлетней давности: "... Товарищи курсанты! (Курс Молодого Бойца, рота в виде 119-и лопоухих, позавчера наголо стриженных (и теперь почти одинаковых и узнаваемых со спины только по фигуре и ушам) абитуриентов в сапогах сорок лохматого размера, громадных пилотках и хлопчатобумажном обмундировании пятьдесят-немыслимого-размера) Нашей роте по действующим нормам довольствия положены и ...надцать лет назад выданы телевизор и радиоприемник (сдохшие, не оправдавшие надежд "Горизонт-728Д" и "Ригонда-404"). Вот они, валяются в каптерке. Предлагаю с первой курсантской получки скинуться и купить нормальный рабочий телевизор и радиоприемникомагнитолу, дабы вам было что смотреть и слушать!" В Ипполите Матвеевиче продолжал бушевать делопроизводитель ЗАГСа: 7 рублей 50 копеек умножить на 119 = вполне приемлемые "Славутич" и "Радиотехника"...).
Четыре года прошло, после третьего курса батальон переехал из казармы в общежитие. "Горизонт" и "Ригонда" так и валяются в каптерке в качестве доказательства "непромотания" военного имущества. А "Славутич" и "Радиотехника" еще работают, но являются как бы общим имуществом оставшихся 104 завтрашних лейтенантов (за четыре года 15 человек отсеяно суровым военным ситом, отчислено за грехи или неуспеваемость-деревянность).
Вывод: все неполученное от довольствующих органов не должно им достаться. Зарисовка с натуры: 1985 год, выпуск второго батальона, общежитие, день до выпуска. Курсанты 1-2-3 курса заходят к выпускникам, чтобы за символическую плату разжиться: сшитой по заказу парадкой с "клешами" шириной более 24 см, офицерскими полевыми сумками (конспекты таскать), чехословацкими парадными рубашками симпатичного салатного цвета с резинками на поясе вместо нашенских пуговиц и т.д и т.п. Подходим и наблюдаем: 4-я рота кучкуется под окнами общежития и руководит действиями курсанта (завтрашнего лейтенанта), торчащего в окне 4-го этажа: "Звук больше!!!!! Контрастность давай!!! Яркости добавь!!! Нормально!!! Давай!!!" По этой команде индивидуум вышвыривает телевизор из окна 4-го этажа. За падающим ящиком тянутся 220-вольтовый удлинитель и антенный кабель нужной длины, что позволяет телевизору показывать качественное изображение все 12 метров полета до земли...
Комментарии излишни...
"Последняя вечерняя поверка". Проводится по распорядку дня, после вечерней прогулки, и старшина роты (старшинами рот тогда были курсанты в соответствующем звании, а не прапорщики из постоянного состава) проводит ее без книги вечерней поверки, по памяти, называя каждого не как раньше "курсант Поздняков", а "лейтенант Поздняков Игорь Иванович". Обычно никто из старшин не ошибался и срывал аплодисменты, т.к. за четыре года они эту поэму невольно заучивали наизусть.
«Чистка сапог памятнику». Рядом с центральным (первым) КПП когда-то стоял памятник воину Советской Армии, гипсовая белая статуя солдата с автоматом. В ночь перед выпуском ему полагалось начистить сапоги черным кремом. Безобразие однозначное, борьба с которым возлагалась на дежурного по училищу. В 80-х годах комната дежурного по училищу располагалась на первом КПП (три шкафа с пистолетами офицеров - там же под охраной наряда по КПП, вооруженного ножиками, т.к. времена были вполне спокойные, и терроризм можно было только в иностранных фильмах увидеть). Обязанность выпускников - начистить солдату сапоги. Дело чести дежурного по училищу - не допустить такого безобразия. Одна из училищных легенд гласит, что однажды перед выпуском назначили дежурным по училищу очень злобного майора и Сам Начальник Училища заинструктировал его до слез: не допустить!!! Майор даже караул и роты не проверял, всю ночь гонял от памятника злоумышленников с кремом и щетками и не поддался ни на какие провокации. И вот оно, утро, 7.30. Статуя чисто белая, глаза дежурного по училищу красные, как у быка на корриде, зато задача выполнена и совесть чиста, как страница "Наложенные взыскания" в служебной карточке. Уже и ворота открыли, ибо "Волгу" с начальником училища ждут. В тот год (81-й???) общежитие четвертого курса ремонтировалось, и выпускался второй батальон из казармы, которая располагалась за санчастью у 4-го поста, в отрыве от трех других батальонов. Батальон уже в лейтенантской парадной форме шествует на последний курсантский завтрак, после которого будет построение на плацу и церемония выпуска и посвящения в лейтенанты. 4-й ротой командует уже почти бывший старшина. Что-то ему не понравилось при прохождении между КПП и памятником, не очень усердно рота печатала шаг, ибо в голосе его появились стальные нотки: "Выше ногу!!! Ротаааа! Стой! Кру-гом! Шагом - Марш! Стой! Кру-гом! Шагом - Марш! Выше ногу команда была!!!!!!!". Рота старательно гремит новенькими подкованными хромовыми сапогами, ибо старшину сердить не следует, а то и наказать может...
Злобный майор назидает сержантику-второкурснику, дежурному по КПП: "Смотри, едрена вошь, вот это настоящий сержант! Сегодня выпуск, а он их до сих пор гоняет, как сидоровых коз! А ты, етит и разъетит, порядок на КПП не можешь обеспечить и трех курсантов толком не можешь выдрюч..."
Немая сцена, майор застывший-окаменевший, и картина маслом: арьергард 4-й роты наконец-то проследовал мимо памятника и открыл миру, дежурному, и подъезжающему генералу белоснежную статую солдата в свеженачищенных черных сапогах. Полминуты хватило виртуозам, пока рота старательно выполняла команды старшины...
«Лейтенантский рубль». И вот уже огласили приказ Министра обороны СССР о присвоении воинского звания "лейтенант", и прогремели по плацу полторы тысячи пар сапог, началось фотографирование поротное-повзводное с преподавателями и командованием, и поздравление друзей, жён, пап и мам. В это время курсанты первого-второго-третьего курса берут в осаду плац со всех сторон, аки волки или акулы, и к каждому отбившемуся от общей массы лейтенанту подкрадывается курсант, дабы пройти мимо него и четко-молодцевато отдать честь, или выполнить строевой прием «Поход к начальнику» с простым невинной речью "Товарищ лейтенант! Разрешите обратиться! Разрешите поздравить вас с присвоением офицерского звания", ибо у каждого лейтенанта заготовлен рубль бумажный с автографом, и вручается он курсанту, первым отдавшему честь новоиспеченному засиявшему лейтенанту.
«Серебряный дождь». После фотографирования лейтенантский батальон снова строится для прохождения памятным маршем по городу и возложения венков к воинскому памятнику. При прохождении рот через КПП раздается команда "И-и-и-и-разззз!!! Сотня металлических рублей взлетает в небо, сверкая, осыпается на асфальт и наряд по КПП после прохождения батальона сметает рубли метлами, пытаясь сохранить невозмутимые выражения физиономий.
А вечером 12 ресторанов города будут оккупированы батальоном, и в каждом ресторане пойдет по кругу каска с ромбиками взвода и водкой.
А еще через месяц лейтенанты разъедутся к местам службы, приобщаться к новым традициям.
Оценка: 1.7203 Историю рассказал(а) тов. : 09-12-2011 14:50:25
Обсудить (11)
, 22-12-2011 13:55:03, Predator1970
Ульяновское ВВТУ им. Б.Хмельницкого выпуск 1991 года было м...
Версия для печати

Дежурная часть

Про торжество спирта и большой пас техники при морозах..

Как это уже говорилось - «Когда мы были молоды..» (С)
В одно прекрасное утро, когда два заоконных термометра показали потепление, а именно -48; - это вместо вчерашних - 50, сержант милиции проснулся. На изголовье кровати проснулся китайский будильник, вместе с мелодией будильника в голове родилась фраза: «Просыпается Россия на рассвете с криком: «БЛЯ!»» Нет, не подумайте чего худого, просто сержант переработал.. Числился он по штатному расписанию милиционером-водителем дежурной части, по факту - программистом в только что созданном Вычислительном Центре местного РОВД. На автомате отработав положенные утренним ритуалом возникновения ото сна, хлебнув кружку кофе, поцеловав спящих еще жену и детей, сержант вышел на улицу в полярную ночь. Идти было недалеко, всего около 1 км.. Против небольшого, но злого ветра.. Север - то он интересен, но в тех условиях 1 м/сек ветра считался за -1 гр. страшного Цельсия. «Хм, -сказал Сержант, холодно!».. Прошлись 400 м... «Хм, -сказало подсознание, холодно, %ля!».. Прошлись почти все оставшиеся метры и сознание Сержанта заорало: «%ЛЯ! Холодно!!» Теплое здание райотдела было рядом. Шум, гам, приветствие и толкучка остались позади, и Сержант, раздевшись в своем кабинете, побрел к друзьям - экспертам на кружку кофею и треп перед рабочим днем. У экспертов всегда вода была - работали еще на мокрой проявке. Ну а чего вы хотели, когда в новопостроенном здании водопровод толком не работал?. А еще Сержант хотел похвастаться.. Недавно для новосозданного ВЦ райотдел купил цифровой фотоаппарат, Кодак, с диким разрешением 640х480. Весило это чудо 1,2 кг, размером было ... было... было большое. А уж батарейки жрало это чудо - ну Годзилла с рыбой отдыхают. И вчера Сержант весь вечер трудился, но все же перевел этот чудо-агрегат на аккумуляторное питание.. От аккумулятора от UPSки, с доработками оного аккума и на 1,5 м шнуре..
Сержант постучался в дверь , зашел... «О, опять кофейщик пришел!» - недобро сощурился Эксперт - За водой потом сам пойдешь!» «Да, ладно, не вопрос! Налей кипятку да посмотри, чего я сделал» - ответил Сержант. «От иттить твою мать!», восхитился Эксперт , проливая кофе себе на ногу - И че, счас этот Кодак, будет работать в любых условиях и на любом морозе?» «Ну дык епть! - скромно сказал Сержант - при условии таскания данного аккумулятора запазухой у напарника».. И был кофе, вкусный после мороза, и первая с мороза сигарета, и легкий треп, и легкий мат... Скромный кайф тружеников милиции был жестоко разбит пинком во входную дверь, с грохотом впечатавшуюся в стену кабинета. В дверях стоял Папа, подполковник милиции, начальник райотдела.
«Видеокамера работает, тов. Эксперт?»
«Так точно, тов. Подполковник! Посмотрите, что Сержант сделал - у нас еще и цифровая съемка теперь есть»
«%ля... - обреченно подумал Сержант, - я -то тут при чем??»
«Сержант! Вы умеете обращаться с видеокамерой?» - поступил запрос от Папы
«Так точно!» - ответил Сержант, понимая что он только что вляпался в какую-то авантюру, но еще не догоняя ситуацию...
«Так, раз вы готовы - машина ждет у подъезда, выезд на ж/д станцию, прокуратура уже в пути - там труп у дороги. Заснять и задокументировать так, чтоб я не краснел при вышестоящих.» - приказал Папа.
«Есть!» - сказали Эксперт с Сержантом... Что крутилось в голове у обоих - ну это непереводимые идиомы матерного русского языка...
Эксперт выгреб из шкафа здоровенную видеокамеру, полупрофессиональную, еще VHS.. Панасоник.. Достал чемоданчик со своими экспертными причиндалами . Сержант вздохнул и пошел одеваться, захватив с собой модернизированный Кодак..
И вышли они на улицу. На улице Эксперта с Сержантом встретили мороз, туман и густой мат. Мат исходил от двух водил, суетящихся вокруг Урала - вахтовки, которые сливали запарафиневшую, загустевшую соляру с резервного бака.
«Холодно, %ля!» - сказал Эксперт. Подошел Оперуполномоченный и Следователь и группа погрузилась в Уазик.. Ехать было недалеко, всего 17 км, но Уазик на ходу выдувало так, что зубы лязгали у всех. Долго ли, коротко - но добрались.. Вышли из машины. Картина маслом: между двумя микрорайонами расстояние - 2 или 3 км чистой дороги, только кустики на обочинах.. Это сейчас там все застроили... И под одним из кустиков лежит мужик, в тулупчике, под тулупчиком одна рубашка и брюки. В модельных туфлях. Физиономия заиндевевшая, не то что цвета кожи - бровей не видно. Тут и прокурорские суетятся, и скорая стоит, и гаишники, что мужичка обнаружили. Скорая докладает, что там труп под кустом и торопиться некуда. Ну а Эксперту самая работа. Эксперт выволакивает из Уазика свою здоровенную видеокамеру - заснять место происшествия - и обнаруживает, что хваленый Панасоник не вынес такого мороза и просто отказался работать.
«Ну иттить ехо мать!» - злобно выругался Эксперт. «И что счас делать?»
Сержанта это не особо насторожило: «Ну так Кодак есть, аккум теплый, только кто его носить будет?»
«Да ты и будешь!» - чуть не заорал Эксперт.
Ну что делать.. Достал Сержант из под тулупа форменного чудо заморской техники, отдал Эксперту. А аккумулятор то запазухой, да шнур питания всего около 1,5 м. И ходил Сержант за Экспертом как собачка на привязи, преданная да безголосая. А Эксперт и так снимок сделает, и так, и эдак. А вокруг толпа народу похихикивает.
И наступил момент истины!
Уж не знал Сержант, как там у экспертов все это называется, но и его достало. Эксперт наклоняется к лежащему под кустиками трупу, делает один снимок крупным планом, второй. Сержант тоже в позе буквы Зю стоит.. Из под кустика голосом уставшего человека доносится: «Еб вашу мать, холодно то как! И свет, на;%:й, выруби!» . Сержанта с Экспертом в этой позе Зю и заклинило.. Когда они поглядели по сторонам, то увидели одни только машины - хихикающего народу не оказалось. Все сперепугу спрятались. Только иней с кустиков опадал, медленно..
Загрузили страдальца в скорую, раздели, растерли водкой (которую нашли у гаишников), закутали в одеяло да его же тулупчик - да и в больницу. Шел товарищ со свадьбы, да сил не рассчитал - упал на обочине. Хотя его предлагали на машине отвезти. Чего его за труп приняли - никто так и не понял. А «труп» отделался несколькими отмороженными пальцами на руках и ногах.

Оценка: 1.6692 Историю рассказал(а) тов. Nemezis : 11-12-2011 01:03:37
Обсудить (23)
13-12-2011 17:48:12, Полицейский
+2 Очень хорошая зарисовка....
Версия для печати

Флот

ПОДАРОК ОТ КОМАНДУЮЩЕГО


В какой-то степени встреча эта была, наверное, судьбоносна.

Когда был зелёным карасём*, сдавал ему зачёт по обязанностям дежурного. И получил в подарок сопливчик*. Был период, когда с сопливчиков переходили на кашне. Кашне не хватало. Начали выдавать с пятого курса.

Уже осень, форма одежды - бушлат, чёрная беска. То есть нужен либо сопливчик, либо кашне. Но их уже не выдают. А кашне на всех не хватает. Замкнутый круг короче - в увольнение никак.

А потом я его самым первым поздравил с получением первого офицерского звания. Получил, как положено, купюру. Хранил три года.

Феликс Шипов. Первое лицо, которое выхватил взгляд из толпы встречающих в аэропорту Артёма.

- Привет! Ты из какого училища?
- Из нашего!
- ???
- Не узнал что ли? Я твой полтинник только прошлым летом употребил.
- !! Витька, ты?! Вот это да!
- Что, постарел?))
- Да нет, просто не ожидал. А что не дотерпел то до выпуска?
- Так первого курса ж не набирали. Мы ж последний выпуск. А второму не особо есть желание денег совать.
- А, ну да, слышал. Кстати, тебе куда?

Я познакомил Феликса с супругой, мы дождались багажа, погрузили его к нему в машину и поехали в славный город Фокино (Тихас). Повезло нам с Феликсом, признаться, очень. Во-первых у нас было двенадцать мест багажа. Из них два игрушечных и десять полновесных. Игрушечные - два пакета с фуражками белой и чёрной, несла моя Ленуська, срок беременности которой уже перевалил за середину. Она же охраняла котомки, пока я их, короткими перебежками, переносил. Но это было до Приморской земли. А сейчас мы встретились с Феликсом. И сразу решили кучу проблем - и с переноской вещей и с поиском этого самого Фокино и с поездкой туда.

Сам Феликс дороги толком не знал. Вернее сомневался. Потому что переименование Тихоокеанского (он же Шкотово-17) в Фокино состоялось совсем недавно и жители трассы «Владивосток-Находка» этого как-то не заметили.

В связи с небыстрым передвижением, связанным, как я уже упоминал, с неуверенностью в маршруте, серпантинной дорогой и частыми остановками, рассказать друг другу мы успели весьма немало. Я - о нашей альмаматери, он - о службе на Тихом океане. Нескучно, короче, ехали.

- Ну и каковы перспективы? - был очередной вопрос от меня.
- Да домой я уезжаю по осени. В Тольятти. Наш «N-й» же продают. На иголки. Сокращаюсь...
- Не понял...
- Ну я ж ПэКСом* на «N-м»
- Ну...
- Ну вот. Его продают. А команда - кто куда. Я сокращаюсь. Тестя ж нам квартирку купили. А тут четыре года по съёмным. Замаялись...
- Дык, эта - я показал на его красный просвет на капитанских погонах.
- А, это - Феликс улыбнулся - морпех я. Морпех, мля! На корабле то четырёх месяцев ещё не служу. Домой захотелось. Надоело. Вот на «N-й» и перевёлся. По весне. Специально что бы сократиться. Дела то принял, работу работал. А звание в прошлом месяце пришло вот такое. Я не в обиде. Не до переаттестации. А на допуск на вахтенного сдавать...смеяться некому. Оно мне надо? С сухопутным званием даже легче будет, если потом снова призваться решу.
- Понятно. А тачка эта - память о службе? - улыбнулся я.
- Знаешь, не столько о службе, сколько о её тяготах. В девяносто пятом-девяносто шестом, когда денег по нескольку месяцев не платили...чем только не занимались. И жень-шенем и щитомордниками. И машины гоняли. На службе, не считая отпуска, месяца по три-четыре в году отсутствовали. Всё перегоняли тачки. Вот и наскрёб потихоньку. Нравится?
- Не то слово! - его блестящий "Митсубиси-Диамант" был и в самом деле как будто из сказки.
- А на память о службе у меня вот что останется, - Феликс показал жестом, чтобы снял с него часы.
Я снял. Хорошие командирские часы. А на нижней крышке гравировка: «За пунктуальность. От командующего ТОФ. 17.15.1998 г.»
- Ни фига себе! Обалдеть! - я реально чуть не визжал от восторга и, конечно, попросил рассказать подробнее.



В тот день командующий флотом был у них на «N-м», что называется, «в гостях». На 16 часов объявлено совещание офицеров дивизии в малой кают-компании. До празднования Дня ТОФа оставалось меньше недели. Так что было это очередным подведением итогов и раздачей пряников.

Все в сборе. Хоть время ещё без десяти. Без семи минут появляется сам Захаренко.

Команда: «Товарищи офицеры!». Всё чин по чину.

Сели. Начали.

Через минуту вламывается Феликс.

- Прошу разрешения!

Командир корабля со старпомом, хоть и шли «на иголки» и Феликс у них вообще лицо временное, не сказать случайное, но всё-равно, по инерции так сказать, мышцы сфинктеров своих инстинктивно сжали и глаза подзажмурили.

- Ты чей, доктор? - начал вроде как не очень строго Михал Георгич.
- Да я местный. ПэКээС я, товарищ командующий, - не нагло, но с улыбкой заявил старлей.
- Не понял...

Тут командир встал и попытался было на пальцах объяснить, как получилось так, что офицер на корабле с красными просветами и не врач. Но объяснить толком не успел. Командующий ему не дал.

Аппетиты начальников, как водится, приходят во время совещаний. Он бы и так пришёл. Аппетит то. Повод бы, в любом случае, нашёлся. А тут вот он! Выплыл, красавец!

Разнос был коротким - полторы-две минуты. Но он дал известный толчок началу совещания. Явился «яблоком» разбора.

Феликсу было нечего терять, да и норов у морпехов крут - всем известно - и он заявил адмиралу в лицо:

- Вообще то, товарищ командующий, о совещании было сказано, что начало в 16 ноль-ноль. Сейчас без двух минут. Я же пришёл без пяти.
- !!!! Выкиньте свои часы, товарищ старший лейтенант! Здесь все живут по моим часам!
- Есть! - ответил ПКС. С этими словами расстегнул браслет своих часов и кинул их в открытый иллюминатор, после чего спокойно сел на свободное место на банке*.
Послышалось несколько неуверенных смешков.
- Итак. Продолжим. Коль начали уже, - на щеках адмирала ходили желваки от выходки молокососа да ещё и в красных просветах.

И тут в открытые иллюминаторы донеслись радиосигналы точного времени, сопровождающиеся голосом: «Московское время девять часов». В кают-компании раздалась (именно так) напряжённая тишина.

Захаренко с Шиповым встретились взглядами на несколько секунд. Потом адмирал молча снял свои часы, швырнул их в иллюминатор, что-то шепнул своему адьютанту и тот исчез.

Совещание продолжилось. Оно длилось около полутора часов. Как обычно. С пряниками и кучей вводных. С топтАниями и втАптываниями.

А в конце совещания Захаренко вдруг сказал:

- Ну а теперь о приятном.

Все насторожились.

- Старший лейтенант Шипов!
- Я! - Феликс встал.

Подумалось: пиzдец!

Командиру со старпомом, скорее всего, подумалось тоже самое. Не меньше.

- За точность - вежливость королей, объявляю старшему лейтенанту Шипову благодарность и вручаю ему именные командирские часы, - с этими словами Михал Георгич пожал Феликсу руку.
- Спасибо, товарищ командующий, - разулыбался тот вместо положенного «служу Отечеству».
Захаренко чуть сморщился, посмотрел ещё раз на его просветы и махнул рукой.
-Товарищи офицеры! Совещание окончено...




- Вот такая, Вить, была история. Пока совещание длилось, адъютант метнулся за часами. Одни, новые - кОму, вторые, точно такие же, только с гравировкой - мне.



К вечеру мы добрались до Фокино-Тихаса, откуда и началась моя служба на Тихоокеанском флоте...

__________________________________________________
* на флоте нет духов и дедов. там караси и годкИ, соответственно
* у матросов и старшин срочной службы для защиты шеи от ветра и холода вместо кашне применялись форменные галстуки в виде манишки, которые все называли сопливчиками
* ПКС - помощник командира корабля по снабжению. штатная офицерская должность на надводных кораблях 1 и 2 ранга,примерно тоже самое как в армии зам. командира полка или отдельного батальона по тылу (материально-техническому обеспечению).
* банка - изначально сиденье в шлюпке. ввиде доски. заодно придаёт ялу поперечную прочность. а если шире - то любое сиденье на флотском языке - стул, табурет, скамейка.
Оценка: 1.6458 Историю рассказал(а) тов. Барс : 20-12-2011 10:32:22
Обсудить (47)
16-01-2012 12:09:37, Барс
не совсем, конечно, но всё же...спасибо, Шандор. раньше н...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6  
Архив выпусков
Предыдущий месяцСентябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
грузчики квартирный переезд недорого нанять
поэтапная биологическая очистка сточных вод дешево на долгое время.