Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Мечта

Облокотившись на парапет набережной пансионата « Кабардинка», я курил сигарету за сигаретой, вглядываясь в лежавший справа в дымке г. Новороссийск. Передо мной, зарывшись в каменный мол, стояли останки проржавленной баржи, а в двух десятках километрах находилась цель моей поездки - крейсер «Михаил Кутузов». Легкий крейсер «Михаил Кутузов». Последний из могикан. Последний корабль проекта 68-бис, оставшийся из 14 однотипных кораблей. Остальные были или проданы, или утилизированы на Родине. Проще говоря, уничтожены. Когда-то давным-давно я служил на одном из этих красавцев-кораблей. Это был крейсер «Мурманск». Гордый корабль 16 лет на скалистых отмелях Норвегии сопротивлялся. Но все же был уничтожен. И возникла мечта. Попасть на последний крейсер. Пройтись по палубам и надстройкам. Бегом взлететь по трапам. Дотронуться до родного поста. Да, показать жене, где проходила служба. Так или иначе, но я уже рядом. В беседе с охранником пансионата выявились неприятные вещи. Будто с корабля сняты винты, а сам он прибуксирован и посажен носом в грунт. А немногочисленный состав команды пугает молодых погружением ниже броневой палубы.
Ночью мне снился сон. Словно спустился я по трапу в свой кубрик, люк за мной захлопнулся, и брожу я в полной темноте не в силах выбраться на верхнюю палубу. Сквозь сон убеждаю сам себя, что наизусть знаю весь корабль. Что надо только не паниковать и сконцентрироваться.
А утром, взяв такси, я с друзьями отправился в Новороссийск.
Да, все, как на картинке. Стоит родной на якорях и швартовых, как конь стреноженный.
Купив билеты и право на фотографирование, я вместе с экскурсантами ступаю на сходню, с надписью КБС «М. Кутузов». Корабль боевой славы. Еще не музей.
Мои дамы говорят экскурсоводу, показывая на меня, что я служил на таком же корабле, и хотелось бы пройтись по низам. Ответ лаконично прост. Лимит электричества с берега и в низах полная темнота. И повел он толпу по правому борту в сторону бака, скороговоркой давая пояснения. В основном по вооружению. Ну, и немного тактико-технических данных.
Я с друзьями чуть отстал от экскурсии. К чему мне экскурсовод, если моментально проснулась память. Сам объяснял друзьям и супруге, что, где и как. А душа, словно раненая птица. Боль пронзает от увиденного.
Проржавевшие минные дорожки, палуба, забывшая песок, которым ее драили по субботам, ржавые проплешины.
Прошлись по шкафуту, догоняя экскурсию. Под башнями ДУКа медные отбойники гильз, закрашенные краской. Обратил внимание на переборках, все проплешины закрашиваются по старой краске без обработки. На катерной площадке все срезано. Не нашел карцер, и забыл спросить у экскурсовода. Прошли мимо моего СПНа. Потом вернусь к нему. Толпа уже стоит на баке. Спускаемся по трапу и идем за волнорез. Здесь палуба еще хуже. Местами вместо сгнивших шпаций залит бетон. Башни главного калибра смотрятся по-прежнему грозно. Леера вдоль бортов в плачевном состоянии. Несмотря на сетку все подходят к ним с опаской. Да и предупредили детей не подводить и не облокачиваться.
Повели в кают - кампанию. Линолеум в офицерском коридоре пузырями, вот-вот порвется. Про кают - кампанию ничего плохого сказать не могу. Более-менее порядок. Не морской, но порядок. Странно, но в бытность службы не довелось мне побывать здесь. Зато место мне досталось за командирским столиком. На этом экскурсия практически была завершена. Бегом пробежались по камбузной площадке и вышли через рубку дежурного на ют. Экскурсовод отбил склянки в судовой колокол. И все! Как это все? Колокол, а попроще рында был в полном порядке. Блестел, как у кота... Народ засобирался на берег, а мы подошли к экскурсоводу с просьбой самим продолжить встречу с кораблем. На что получили согласие. Но уклончивое. Дескать, поймают, я не причем.
И мы пошли по второму кругу. Бегом по трапу наверх я даже не стал рисковать. Зато показал дамам, как надо по нему спускаться. Все люки на броневую палубу были задраены, и мне почему-то вспомнился ночной сон и рассказы охранника пансионата. По коридорам мы добрались до 10 кубрика. На «Мурманске» здесь обитали комендоры ДУКа. Не спеша, поглаживая койки, шел я по кубрику, невпопад отвечая на вопросы моих друзей и жены. Внизу находился мой кубрик, в который я не мог попасть. Был бы один, попытался бы. А напротив, была хлеборезка. Сколько же раз я будучи бачковым ,стоял перед небольшим окошком за хлебом и маслом?
А потом было прямое нарушение всех дисциплин. Извлеченная из сумки супруги бутылка коньяка, внесла немного хорошего настроения. Одним тостом было и за службу, и за корабль, и за тех, кто в море. Я нарушил свое 30-ти летнее табу на алкоголь. Но, что свято, то свято. Я пил за товарищей, с которыми служил. За годков, которые учили меня жизнь любить. За командиров и за ВМФ. Все это уместилось в одном пластмассовом стаканчике. А самого тянуло к СПНу. Есть таких два поста на крейсере. Стабилизированный пост наводки. А вот и он.
-Ну, здравствуй, дружище,- мысленно поздоровался я с шарообразным постом, положив руку на ступень трапа. И, как в юные годы взобрался наверх. Скорость конечно не та. Но и возраст, уже за 60. Но спустился быстро. Подошел экскурсовод. Ему я заказал диск о крейсере, проспект изображением всех 14-ти крейсеров, и знак «За дальний поход». Выкупив сувениры, спросил, сколько якорей на корабле
-Три, был ответ.
-Пять. Три и два на СПНах. РЛС называется «Якорь».
Хоть и говорил он мне, что всю жизнь на этом корабле, но спокойно ответил, надо взять на вооружение.
Ну, и напоследок я дурканул на баке. Оседлал ствол башни главного калибра. В годы службы и в мыслях такого не было. Не дай Бог прислониться к окрашенной поверхности. Что малый, что старый. Мне уже простительно.
Сойдя по сходне с корабля, я услышал от жены:
-Честь Флагу отдай!
Честно я не увидел Флага и Гюйса на флагштоках.
-Где он?
-А вон.
Высоко на мачте развивался Андреевский Флаг. Словно корабль собрался в поход. Не хватало только «длинного рубля». Я щелкнул каблуками и замер по стойке «Смирно!»
Вернувшись в пансионат, я почувствовал себя резко постаревшим. Да, и чувствовал себя также, как чувствовал себя крейсер “Михаил Кутузов».
А нос корабля, наверное, действительно зарыт в грунт. При большом ветре он даже не шелохнулся. И швартовы не изменили своего натяжения.

Оценка: 1.6719 Историю рассказал(а) тов. Станислав Солонцев : 15-03-2017 20:20:15
Обсудить (10)
14-11-2017 09:37:43, А-Сушник
На "Мурманск" отец меня водил мыться. Он стоял в Архангельск...
Версия для печати

Армия

Цена ошибки.
Навеяно весёлым рассказом про найденную курсантами на местах боёв году в 71-м гранату и попытке под руководством преподавателя посмотреть, что с ней будет в костре. Увы, бывало и грустнее.
...В мае 68-го, в лесу у Южного городка под Брестом, на окраине военного полигона, школа N11, находящаяся в городке, проводила "Зарницу". Конечно, над находящейся в военном городке школой шефствовала стоящая там же дивизия. Одна из тех, которые три месяца спустя вошли в Чехословакию. Как водится, для помощи в проведении «Зарницы» от шефов было привлечено несколько военнослужащих. К каждому участвовавшему классу от шёфов прикрепили солдата. Один из солдат был прикреплён к 7-му "Б". Игра уже закончилась, когда пацаны нашли неразорвавшуюся гранату и принесли ее "своему" шефу. С десяток любопытных мальчишек и девчонок обступили бойца. Что хотел, что успел или не успел сделать солдат, сейчас точно сказать нельзя. Говорили, что пытался разобрать боеприпас. Скорее всего, хотел выкрутить из него УЗРГМ. Из гранаты, в которой, видимо, уже не было предохранительной чеки. А около него и вокруг были дети. Много детей. Раздался щелчок и шипение. Видимо, боец понял, что это. И, окинув взглядом вокруг себя, успел понять, что бросать ставшую смертельно опасной гранату некуда. Дети стояли так близко, что ему не было места упасть. Вмиг повзрослевший солдат, даже не успев присесть, обеими руками прижав гранату к своему животу, согнулся, как мог. И ушёл в вечность. Граната не пощадила и Танечку Букову, красавицу, отличницу, которая стояла ближе всех. Двоих ребят, получивших тяжёлые ранения, в Брестском госпитале сумели спасти. Несколько человек были контужены и отделались лёгкими ранениями.
Любопытство ценой в две жизни.
Оценка: 1.5800 Историю рассказал(а) тов. Habir : 20-03-2017 04:41:11
Обсудить (11)
22-03-2017 04:54:39, Habir
Когда строили мемориал "Брестская крепость" и ставили тот са...
Версия для печати

Щит Родины

Живой Фауст в Дормидонтовке

Кто путешествовал по Транссибу до победного завершения миссии с конечной остановкой во Владике, тот знает, что после Хабаровска поезд делает короткую остановку на Переясловке, а затем - на Дормидонтовке. Далее состав проследует через железнодорожный мост через реку Подхорёнок в направлении Владивостока.

Через реку Подхорёнок мост стратегического значения охраняет немногочисленная застава внутренних войск недалеко от железнодорожной станции, вдали от цивилизации.
Внутренние войска комплектуются по остаточному принципу. Конвойники, заставники, - ниже по ранжиру только стройбат, где мало кто из призывников может накорябать свою фамилию, - они писать не умеют.

Командовал заставой капитан Сергей Григорьев, на ней он был единственным офицером в ту студеную пору конца февраля 1991-го. Других желающих офицеров в помощь капитану нести тяготы и лишения воинской службы на заставе Дормидонтовка не могли сыскать на всем Дальнем Востоке и во всей Восточной Сибири. Застав - много, а желающих - нет.

Сергею было чуть за тридцать, - "неперспективный офицер", - ранее разжалованный в старлеи из-за любовь-амуров, вновь дослужившийся до капитана. Непьющий, некурящий, охотник и рыболов. Жена и двое детей жили вместе с ним на заставе.

Чем дольше живешь на Дальнем и чем дальше отъезжаешь от Хабаровска, тем отчетливее чувствуешь, что со времен Екатерины Второй здесь ничего не поменялось. Вот и сейчас, я, как приказчик Ее Величества, 22-летний лейтенант прибыл вершить судьбу капитана.

В ту давнюю пору, когда лозунги "гласность" и "перестройка" исчезли, как и продукты в магазинах, им на смену пришло непонятное слово "демократия".
В Управление войск окольными путями неустановленные лица доставили письмо от военнослужащих заставы Дормидонтовка. В нем сообщалось: "Таварищ капитана нас хочет застрелить. Он белку стрелял. У него есть ружо. Помогите!".
По всем показателям застава капитана Григорьева не была худшей, но в эпоху демократии на креативный испуг личного состава нужно реагировать.
Вершить судьбу капитана выпала честь мне - корреспонденту-организатору войсковой газеты. Кому охота из офицеров управления ехать зимней порой на непонятно какую заставу? Решили так: наказание офицеру будет, как только опубликуют заметку-репортаж журналиста. По итогам статьи примем решение, но все-равно объявим взыскание.

Я прибыл на заставу и обменялся рукопожатием с капитаном Григорьевым, - это обозначает "свой-чужой", как у самолетов и ПВО, - и показал письмо его подопечных солдат в Управление войск.
Как выяснилось из объяснений капитана, к нему на заставу прибыло пополнение: горячие парни с Кавказа. Их численность сравнялась с гостеприимными среднеазиатами-солдатами, и возник конфликт интересов.

Чтобы уладить недоразумение, капитан Григорьев выстроил заставу на плацу, вышел с двухстволкой за спиной, сказал пару ласковых слов, что уставы нужно соблюдать, снял ружье с плеча и одним выстрелом дробью разнес белку в клочья, что сидела ветке ели, что склонялись над плацем заставы. Обезумевшие подружки белки, кто тусовался рядом с ней, дико заверещали и разбежались.
На детей гор неожиданный поворот нравоучений начальника заставы произвел неизгладимое впечатление. Испуганные защитники родины накорябали письмо в Управление войск. Адрес они списали со стенда у тумбочки дежурного.

В Ленкомнате были собраны имеющиеся в наличии военнослужащие. До этого я не раз бывал по долгу службы в Завкавказье и Средней Азии, и психологию юношей из этих республик, равно как и географию их районов проживания, знаю.
Притихшим в Ленкомнате бойцам я доверительно сообщил, что послан Аллахом забрать их души. Негромко предложил написать последнюю весточку родителям и любимым девушкам. Раздал бумагу, ручки и конверты. Среди солдат началась вдумчивая кропотливая работа над ошибками молодости.

Дело в том, что я не только уничтожал из орудий и других огневых средств поселки и переправы в Закавказье и Средней Азии, но и вел пропагандистскую работу среди населения, - по сути, подобным образом воюют "зеленые береты" США. Поэтому, как оказалось, я даже знал некоторых девчонок, в которых солдаты заставы были влюблены, их отцов и матерей.

Сам я не хотел бы оказаться на месте солдат. Заснеженная, Богом забытая застава. Под вечер является офицер в парадной шинели, с золотом расшитыми погонами, с пистолетом на боку. Он знает всё, что происходит в 7000 километров от этой заставы. Я бы сам поверил в Фауста, если бы не был им.

Через полчаса у кабинета начальника заставы выстроилась очередь. Капитан Григорьев в школьную тетрадку в клетку записывал имена и фамилии, принимал на хранение завещания солдат и складировал их в сейфе.
Под занавес пьесы мы с капитаном, нарушив положенный по Уставу внутренней службы сон военнослужащих, предварительно утвердив в документах внеплановую тревогу, подняли бойцов. Они выстроились вдоль "взлетки" казармы. Тридцать чокнутых солдат с АК-74 с двумя магазинами боевых патронов у каждого затравленно смотрят на нас.

Капитан Григорьев приказывает доставить из комнаты для хранения оружия пулемет Калашникова. Предварительно мы с ним заправили в него короткую ленту на 100 патронов без коробки. Солдаты завороженно сосредоточили на пулемете и ленте с патронами взгляд. Я начинаю пламенную речь политработника, коим по образованию являюсь:
- Товарищи бойцы! Ваши завещания надежно спрятаны в сейфе начальника заставы. Я, как посланник ваших дальних республик, гарантирую: вы все вернетесь к свои возлюбленным.
- Ты, ара! - Обращаюсь к солдату. - Хочешь увидеть свою Армянэ? Она тебя будет ждать под деревом, которое недалеко от места, где ослы ночуют. Помнишь тот большой камень?
Солдаты - онемели.
Разоружиться. Отбой. Спать. Вопрос с жалобой в Управление войск и неуставными взаимоотношениями закрыт.

Под утро капитан Григорьев убыл к себе домой. Его дом - две комнаты с печным отоплением в 50-ти метрах от штаба заставы. Я лег спать на кровати, которую приволокли в канцелярию роты. По доброму обычаю, в обнимку с автоматом: вдруг, кто из воинов ислама захочет усомниться в моей подлинности гуру? Да и за ночь АК от тела нагреется ака кирпич, и морозным утром, одев шинель или бушлат, поместив под них АК, будешь согреваться.

Наутро, видимо, настала предписанная распорядком дня суета, но я ее не застал. В шесть утра я ушел на лыжах фотографировать пейзажи и одним большим куском снега ввалился в казарму, когда капитан ушел обедать домой. Дежурный радостно по-неуставному сообщает:
- Мы вам кушать приготовили!

На заставе всеобщее ликование: живой Бог вернулся! Тут я понял, что несколько переборщил с завещаниями, но отступать некуда, позади - Москва. В доверительной беседе с солдатами посреди тумбочек, кроватей и табуретов в казарме я тихо сообщил, что застава станет лучшей, многие из солдат получат внеплановый поощрительный отпуск за успехи в боевой и политической подготовке, а троих я прямо сейчас сфотографирую, запишу фамилии и опубликую в газете. Про них узнают на всем Дальнем Востоке, а газету они смогут отослать в свои аулы. Что и сделал немедля.

Послесловие. Фотографии бойцов были опубликованы. Застава капитана Григорьева стала лучшей до такой степени, что пришлось занижать оценки, "а то в Москве не поверят". Сергея перевели на должность ротного в полк. Восьмое марта в кругу семьи я пропустил, за что был подвержен обструкции женой. Через неделю я уехал на станцию Зима, но, как говорит Коневский в известной телепередаче, это уже совсем другая история.
Оценка: 1.3590 Историю рассказал(а) тов. Rossar : 18-03-2017 02:46:17
Обсудить (15)
27-03-2017 20:45:48, Старшина
[QUOTE=Кадет Биглер;4201794] В личке...
Версия для печати

Армия

Солдатское "очко" на строевом плацу

Был в командировке в Бурятии и возвращался через конвойный полк внутренних войск в Улан-Удэ.
Ближе к полудню прохожу через КПП и оказываюсь на строевом плацу. Чувствую, что не могу сделать больше и шага. Культовый американский фильм "Пролетая над гнездом кукушки", действие которого разыгрывается в психиатрической лечебнице - ничто по сравнению мной увиденным. Завороженно наблюдаю на разыгрывающимся действом.

Вдоль одной стороны плаца, как положено, видятся барельеф Ленина, доска почета части, трибуна, клумбы. Вдоль другой, в шеренгу по двое выстроены три взвода солдат во главе с их командирами-офицерами. В торце плаца стоят ротный с замполитом и руководят.
Посреди плаца сооружен небольшой помост, где установлено обычное солдатское "очко" из туалета. Тыльной частью "очко" упирается в столб, где на высоте человеческого роста закреплен чугунный сливной бачок с цепью для слива воды. "Очко" и бачок трубой не сообщаются.

Слышится команда:
- Третьему взводу - приступить!
К загадочной туалетной конструкции в стиле "поп-арт" выходит командир взвода и по списку зачитывает:
- Рядовой Худыйбердыев!
- Я!
- К унитазу!
- Есть!
Ростом немного выше певицы Мадонны, - около 155 см, - солдатик бодро вышагивает на середину, поднимается на помост, не расстегивая штанов демонстрирует, как он писает в унитаз. Затем поворачивается на 180 градусов, приседает, будто справляет нужду по-большому. Отрывает кусок газеты, лежащей рядом, делает вид, что подтирается, и бросает скомканную бумажку в стоящую неподалеку урну.
Дергает за цепь, свисающую из сливного бачка. На весь плац раздается комментарий ротного:
- Не трактор заводишь, дергать - нежно!

Действие повторяют все солдаты. Затем взвод в колонну по одному проходит мимо свисающей из бачка цепи, и каждый солдат по разу к ней прикладывает рывковое усилие.
Присутствие на плацу всех офицеров роты не оставляет сомнений, что мероприятию придается архиважное значение.

Меня пробрало до дрожи в коленях. Может, солдаты учатся звонить в европейский звонок, ведь не секрет, что в Европе до сих пор к звонку ведет шнурок, за который надо дергать. Во, попал! У меня такой степени допуска к госсекретам нет, стану невыездным на ближайшие 15 лет. Могут и расстрелять, что лица будущих российских шпионов видел.

Ротный объяснил:
- Не смешно. Мы проводим обучающие занятие на тему: "Как пользоваться солдатским туалетом".
- Часто устраиваете театральную постановку?
На полном серьезе мне отвечают:
- Два раза в год.

Просыпаюсь утром в офицерской гостинице. Ее окна выходят на плац. Теперь я вижу другую постановку, совсем не ту, когда Марии-Антуаннете отрубили башку. Посреди плаца соорудили филиал солдатского умывальника. Ничего не изменилось: по списку подходит боец, открывает кран и громко кричит:
- Холёдний-Голячий!
Пока рота прокричит "Холёдний-Голячий!", пройдет три часа.

Вернулся я на базу, то есть в редакцию. Как правило, кроме редакционного задания набирается вагон и маленькая тележка поручений. Все они у меня аккуратно записаны, и мне предстоит отчитаться о их выполнении в управлении войск.
В первой половине дня гладко выбритый, в отутюженой форме и свежей рубашке я появляюсь на пороге управления войск. На предмет стирания пыли с ботинок, захожу в туалет и замечаю подполковника Н. из отдела боевого планирования, моющего руки.

Решаю проверить, насколько впечатлительна сценка, подсмотренная мной из окна гостиницы в Улан-Удэ. Берусь за краны умывальника двумя руками, как киногерой Агапит в детском фильме "Отроки во Вселенной".

Подполковник Н. подозрительно сощурил глаза, повернул голову в мою сторону.
Я продолжаю баловаться кранами, попеременно их откручивая-закручивая и вслух комментируя:
- Холёдний! Голячий!
В завершении актерского этюда поворачиваюсь к подполковнику, внятно и разборчиво говорю:
- За цепь сливного бачка нужно дергать нежно!

Выхожу из туалета и вижу, что заинтригованный подполковник двинулся за мной в нетерпении узнать, к кому из офицеров управления войск пожаловал столь неадекватный посетитель.
Я поднялся на второй этаж, где находится дежурный по войскам, но подполковник упорно следует за мной.
На третьем этаже, где я оказался, располагаются апартаменты командующего и его заместителей. Многие офицеры годами служат в управлении, но ни разу не были на этом этаже, потому как им там делать нечего.
Подполковник Н. не теряет меня из виду. Я стучусь в дверь командующего, назначившего мне ауиденцию и, заходя в кабинет, оборачиваюсь к подполковнику.
Выражение его лица - ошарашенное и растерянное. Видимо, я так же выглядел, когда на строевом плацу конвойного полка увидел шоу с солдатским "очком" и сливным бачком.
Оценка: 1.3023 Историю рассказал(а) тов. Rossar : 24-03-2017 01:37:47
Обсудить (47)
02-06-2017 20:34:43, BigMaximum
Ой! Попалось про ВВ прям в тему, но не про толчки, а про сто...
Версия для печати

Щит Родины

Тайна закладки китайского диверсанта

НАМЕДНИ ВЕЧЕРОМ

Я - в командировке. Июльский вечер трудного дня начала девяностых годов. 5-я погранзастава "Тарабаровская" Хабаровского погранотряда на острове Тарабаров. Смеркается.
Потрескивает костер, над которым в ведре готовится уха из калуги. Метрах в двадцати - наблюдательно-сторожевая вышка; в десятке метров - срез берега Амурской протоки, чья середина фарватера есть госграница с Китайской Народной Республикой. Мерно раскачиваются китайские лодки, сетями выбирающие рыбу.
В ожидании ухи мы с замполитом заставы лейтенантом Игорем Гармашевым ведем интеллигентную беседу. Начальника заставы и замбоя в ближайшем будущем не ожидается, - нехватка офицеров, - и он - главный и за всё ответственнен.

- Видишь на противоположном берегу китайскую вышку? - Говорит Игорь.
- Не только вижу, а остро чувствую классовую ненависть к буржуинам. Вышка кирпичная, застеклена; зимой отапливается, летом - кондишен. Не то что наша - каркасная. Часовой страдает от комаров, снега, дождя и ветров.
- Как думаешь, если притащить гаубицу Д-30 и бабахнуть по китайской вышке, она дырку насквозь в ней сделает?
- С пятисот метров прямой наводкой? Легко. Если выстрелить калибром 152 мм с Д-20, аккурат под срез фундамента, то может и завалиться.
Наши розовые мечты нарушает доклад наблюдателя с вышки:
- Товарищ капитан! На границе - обстановка!

...На участке соседней погранзаставы китайский пограничный катер "Ягуар" пересек госграницу и скрылся в одной из многочисленных проток Амура.
Наш пограничный сторожевой катер "Аист", имея на треть меньшую скорость хода, лишь проводил "Ягуар" скорбным взглядом. Мировые державы не в состоянии объявленной войны, и открывать пальбу по иноземцу запрещено. В радиоэфире - вай, хай, держи вора: уплыл, гаденыш, к российской земле. Найти и обезвредить!

Стемнело. Всеобщий шухер и ахтунг. Безрезультатно шурум-бурум продолжается всё темное время суток. Авиация - бессильна; обойти с АК наперевес все протоки, островки и песчаные косы - нереально. Из Москвы обрывают телефоны:
- Вы чем там занимаетесь? Не догнали, еще и найти не можете.
Доверительно успокаивая:
- А если катер фосгеном или ипритом загрузили? Или сибирской язвой?

Светает. В эфире слышится радостный доклад: "Нашли!". "Ягуар" сел на мель в тридцати километрах по течению Амура от места, где его видели в последний раз. Китайский лейтенант с катера радостно машет руками нашим пограничникам:
- О, камрады! Кого я вижу! Моя твоя не понимай!
- О, амиго! - Кричат пограничники. - Сейчас тебя стрелять будем!
- Вах-вах, не имеешь права!
Прибыло командование, переводчик; начались переговоры через мегафон. Наши стоят на берегу, "Ягуар" с китайским лейтенантом - метрах в двадцати на мели.

"Ягуар" - суверенная китайская территория, пограничники не имеют права не то что досмотреть его, но и шагнуть на борт.
Китайского офицера спрашивают:
- Кто там у вас на палубе загорает?
- Солдат. Ему бедро раздробило. Я вез его в госпиталь. По ошибке заплыл не туда!
Командир "Ягуара" клянется-божится, что карты у него - нема, рации на катере отродясь не было, а он непреднамеренно заблудился.
Свежо придание, но верится с трудом. Только слепой дебил, поддавшись импульсу когнитивных искажений, может изменить курс на 90 градусов, оставляя за кормой огни китайского города Фуюань. Исключительно глухой имбицил не реагирует на предупреждения, неистово раздававщиеся с российского погранкатера.
Хитрый изворотливый враг нагло врет про незнание лоции участка реки и ссылается на неопытность. Провокация! Обман! Шпионаж!

Китайский лейтенант включает дурака:
- Ай, ничё не знаю. Сказали отвезти в госпиталь - я и поплыл на катере.
Российские командиры сокрушаются: "Подохнет раненый солдат, на весь мир вонь поднимут. Мол, не оказали помощь братскому народу". Орут в мегафон без переводчика:
- Ты, придурок! Мы хотим твоего балбеса в госпиталь отвезти. - Показывают на себе, как гангрена от бедра распостраняется по туловищу вверх, завершая пантомиму жестом секир-башка, полоснув себя по горлу ребром ладони.
Китаец понял по-своему, что ему голову отрубят. Заверещал, типа, я охряняем международным правом. Разрешил врачу подняться на борт.

Вернувшийся с "Ягуара" капитан медицинской службы Владимир Жаворонков озвучил неутешительную весть: с момента раздробления бедра прошло четырнадцать часов, критическая потеря крови. Заодно поведовал, что на борту катера, судя по наличию на палубе одежды и обуви, присутствовал еще один член экипажа.
Наши пограничники прессуют:
- Ты, басурман, где твой второй? Куда матроса дел?
- Какого матроса?
- Чьи кеды на катере? Сам-то в ботинках!

Под тяжестью неопровержимых улик китайский лейтенант сознается, что матрос отправлен по суше для связи и за помощью "к своим".
Атмосфера разом погрустнела: рано чепчики вверх бросали и кричали "ура". До Хабаровска - менее сорока километров, и на полпути к городу топает вражеский диверсант с рюкзаком, набитым неизвестно какой мутью. Не просто "Ягуар" проморгали, а прохлопали высадку шпиона на российскую территорию.


НОНЧЕ УТРОМ

Тем временем к восьми утра в уютном дворике перед Управлением Краснознаменного Дальневосточного пограничного округа собираются журналисты. Одеты по-походному, в руках держат ветровки и торбочки. Кое-кто из них - с рюкзаками. Угадываются знакомые лица. "Тассовец", "АПН-овец", спецкор "Литгазеты", два "ТОЗ-овца", "приамурец", "эм-дэшник", "суворовец", "с красной", "из комсомолки", пяток телевизионщиков, "маяковка" и еще десяток работников пера и фотоаппарата.
Вышеприведенные никнеймы расшифровываются так: журналисты из "Телеграфного агентства Советского Союза", "Агетства печати и новости", "Литературной газеты", региональных ежедневки "Тихоокеанская звезда" и еженедельников "Приамурские ведомости" и "Молодой дальневосточник", окружной военной газеты "Суворовский натиск", всесоюзных "Красной звезды" и "Комсомольской правды", журналист радиостанции "Маяк".
Все они прибыли на двухдневную тусовку, что традиционно много лет подряд устраивает для газетчиков-радийщиков+телевизионщиков командование погранокруга. О дате "большого сбора" оповещают за две недели вперед.
В первый день журналистов развозят по двое-трое на заставы, трогательно напуствуя принимающих офицеров; начальников и замбоев:
- Нате, дарим безвозмездно. Это всё ваше до завтрашнего утра. Проследите, чтобы не утонули, не объелись и в Китай не ушли. Завтра к обеду заберем.

С этого момента на заставах разыгрывается реалити-шоу, до которого телеклубу КВН - как от острова Кунашир - до города Калининграда.
- Ой, можно я на КСП наступлю?
- Ступайте. - Позади стоит рядовой с граблями и поправляет КСП.
- Если дернуть за колючую проволоку, солдатики взаправду прибегут?
- Аккуратней, поранитесь. Возьмите рукавицы. - Пару минут спустя в пределах видимости возникает тревожная группа.
- Давайте стрельнем в китайцев из автомата!..

Таким незамысловатым образом российские журналисты пропитываются духом неприкосновенности и нерушимости госграницы нашей державы.
Китайские пограничники наблюдают в бинокли по-детски наивные сценки с сочувствием. У них на границу допускаются только корреспонденты "Жэминь жибао" - официального печатного издания ЦК КПК, одной из ведущих газет в мире. От того, что устраивают на границе жэминьжэбаовцы, нашим от слез смеха не удержаться.

К вечеру следующего дня журналисткий десант воссоединяется в погранотряде, накрывается роскошный стол с неограниченным количеством спиртного и деликатесов, устраивается импровизированная пресс-конференция с командующим погранокругом и его заместителями; они пристуствуют за поеданием снеди и питием горячительных напитков.
В ходе приветственых и пламенных речей комсостава КДПО журналисткие умы просветляются, что граница - на замке, и ни одна вражеская мышь не прошмыгнет мимо наших доблестных воинов-пограничников; мирные граждане могут спокойно работать, спать, растить детей и радоваться жизни. Никакой агрессор не угрожает их мирному существованию.
В заключение дружеских посиделок военных-пограничников и пишуще-снимающей братии каждому представителю журналисткого цеха вручается копченая рыба весом килограммов в пять - кета или белуга. Со стола можно забрать всё, что недоели и недопили. Кому не хватит - в отдалении стоят ящики с водкой и консервами. По завершению пиршества журналистов доставят во двор Управления погранокруга, откуда развезут по домам, чтобы, не дай Бог, ни рыбу, ни водку и фотоаппарат по дороге не отняли. И не убили.
К месту упомянуть, что эта сатурналия, по-русски говоря, обжираловка и обпиваловка, происходят в то время, когда сигареты, сахар и разные крупы в стране продаются по карточкам. Курс натурального обмена на Дальнем Востоке такой: ты мне две бутылки водки - я тебе трехлитровую банку красной икры. Купить хлеб - два рубля буханка.

В ночь перед журналистким нашествием на границу случилось невероятное совпадение, какое бывает только у воспаленных умов голливудских сценаристов: в наличии ранее утерянный из виду, а ныне блокированный китайский "Ягуар" в терводах России и непойманый диверсант на пути к Хабаровску. Одним словом, граница на замке. О чем честно проинформировали журналистов.

К шести вечера задержали матроса-диверсанта в районе Самаро-Орловка, - Еврейская автономная область, - меньше, чем двадцати километрах от Хабаровска. Им оказался двухметровый китайский спецазовец с голубыми глазами. Такому отстреливать пальцы на ногах и кричать: "Да я твою маму, сестренку и семью..." - бесполезно. Он - зомби.

...Время - полдень. Терпению приходит конец. Перекрасили красную звезду на Ми-24 на красный крест, - недолго по времени, он же не линкор "Миссури", - забрали раненного в госпиталь. Стащили двумя катерами с мели китайский "Ягуар". К шести вечера поймали диверсанта. Он был налегке, с моряцкой книжкой; старательно обходящий поселки и хутора, держал курс на Хабаровск, до которого оставалось меньше двадцати километров.
Заправили "Ягуар", посадили на него пойманного спецназовца-диверсанта, и вместе с китайским лейтенантом передали властям КНР.

Вероятно, в столице нашей Родины, городе-герое Москве, "желтая новость" вмиг разлетелась бы миллионными тиражами и визгами в эфире радиостанций FМ, но на журналистов Хабаровского края непраздничное сообщение не оказало взрывной силы. Как сказала "маяковка": "Тут каждый день горят и тонут подлодки, идут на таран наши военные корабли. Я собрала конфеты для солдат и хочу отдать им шерстяные носки. Ваше дело - военное, ищите беглеца-диверсанта".

ЧЕРЕЗ ДЕНЬ

Пограничники сдали кровь, рядовой У Цзиюн, у кого было раздроблено бедро, не умер. Командующий Хэйлунцзянским провинциальным округом выразил искренюю благодарность советским пограничникам за спасение гражданина КНР.

Журналисты Дальнего Востока через средства массовой информации не стали беспокоить истинную богему в Москве, что на далёких границах империи случилось приключение. Вдруг, супруг и любовниц звездных генералов кондрашка хватит, что не успеют спрятать бирюльки и отыскать противогазы на случай атомной войны; да кто же посмеет нарушить сон командующих доблестными войсками всяческих родов войск?
Обычный инцидент на границе. В сообщении ТАСС прозвучало: ".. но был своевременно обнаружен, арестован и передан представителям КНР".

...Спустя пять лет я имел возможность на одной из встреч расспросить заинтересованных лиц, что же произошло в тот момент на границе и какое задание имел диверсант. Никто не дал внятного ответа.

В 2008 году острова Тарабаров и половина Большого Уссурийского были переданы КНР, войдя в состав провинции Хэйлунцзян.
Оценка: 1.0952 Историю рассказал(а) тов. Rossar : 04-03-2017 20:08:38
Обсудить (3)
08-11-2017 19:00:13, Habir
Попал бы на рассказ раньше - +2...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Долговечные сдвижные ворота от компании Ролмастер.
калькулятор переезда квартиры с грузчиками mandrmoving.ru