Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Дежурная часть

Секс бесплатным не бывает, или сказ о том, как следователь нагнул систему
Звонок из дежурки разбудил Пашу глубокой ночью. Изнасилование, говорят, у нас тут - приезжайте, товарищ следователь, разделите вместе с нами горе потерпевшей. Так как по графику дежурств разделять горе была очередь именно Пашина - делать нечего. Тихо матюгаясь и стараясь не разбудить жену, оделся, подхватил папку и пошел к машине.

Уже на лестнице позвонил руководитель отдела, и в мягкой, ненавязчивой форме попросил не рубить шашкой сгоряча, присмотреться повнимательнее: а вдруг там и вовсе изнасилования не было, например. А то и без того, знаете ли, столов под бумагой не видать, семьи отцов в лицо не узнают, а клавиатуры к концу дня дымиться начинают. Паша на службе был не первый год, незадолго до описываемых событий получил свою четвертую звездочку, и сам все прекрасно понимал. Клятвенно пообещав сделать все по уму, и без нужды на себя и коллег дополнительный геморрой не вешать, положил трубку.

В кабинете угрозыска к моменту его прибытия было весело. Девочка потерпевшая, типично блядской внешности, заигрывала с операми, стреляла у них сигареты и намекала на то, что чай - это, конечно хорошо, но вот если бы чего покрепче мальчики налили, то она прям будет вся такая, как им надо. Закравшиеся сомнения окончательно оформились уже через пять минут разговора: изнасилования не было, а был лишь факт неоплаты услуг сексуального характера.

Стояла тем вечером девочка на улице, скажем, Заградительной, и зарабатывала себе на помаду. Где минетиком за пятихатку, а где и по полной программе - как клиент пожелает. Подъехал гражданин на автомобиле Хонда ЦРВ, обратился за полным комплексом услуг, каковой и получил согласно прилагаемой спецификации. Однако расплатиться отказался, сославшись на тяжелую экономическую ситуацию в стране и хроническую невыплату заработной платы, после чего работницу секс-индустрии из машины выкинул и поехал себе дальше. Но она глазастая оказалась, и обидчивая вдобавок - номер и марку машины запомнила. А уж где ближайший отдел находится, этой категории населения рассказывать не нужно - сама, без 2гис нашла.

Пришла в околоток, предварительно размазав слезы по щекам, добавила жалобности в голос и очаровала сначала дежурного, а потом и дежурного опера, который взял с нее объясняшку. Так, мол и так, шла себе вдоль дороги из магазина, подъехала автомашина, затащил меня злодей вовнутрь, изнасиловал и, слава богу, живой оставил. Марка такая-то, номер такой-то, прошу незамедлительно найти и покарать по всей строгости закона.

Опер по молодости лет и отсутствию рядом старших товарищей, уже предвкушая раскрытие тяжкого преступления в течение дежурных суток, подвоха не почуял. Заяву зарегистрировал, владельца автомашины установил и в течение двадцати минут вместе с экипажем ППС в обезьянник его и доставил - благо жил злодей в пяти минутах от отдела. После чего радостно сообщил проснувшимся коллегам, что он молодец, и вообще.

Энтузиазма коллеги не разделили - ибо расклад был, как говорится, налицо. Вот примерно в этот момент Паша к коллективу и присоединился. Руководитель как в воду глядел - износом и не пахло. Однако девочка заняла позицию неожиданно жесткую: или этот контрацептив штопаный платит мне 200 тысяч, или я стою на своем, и заявляю об износе. Акт был, был с ним, был без согласия, синяки найдутся - обратное не докажете. И в каком-то смысле она была абсолютно права. Перед Пашей встала нравственная дилемма.

С одной стороны, можно просто забить болт, опросить ее под возбуждение, направить на СМЭ, возбудиться и без особых моральных терзаний прилепить мужику лет пять. За жадность. Но такое поведение, во-первых, плохо сказывается на карме, а во-вторых, "и так столов под бумагами не видно". Значит, нужно искать другой вариант. А другой вариант девочка предложила сама - получит она свои деньги, а там уже как-нибудь извернемся и поработаем на отказной. Поразмыслив, Паша выбрал вариант номер два - что и сыграло с ним впоследствии злую шутку. Похерил бы свою совесть - целее был бы.

Доставленный в отдел гражданин отпираться от факта половой связи не стал что не заплатил - признал, и сам спросил: можно ли как-то решить вопрос. Паша, дабы уберечься от возможных обвинений в корыстной заинтересованности, на десять минут оставил девочку с гражданином наедине, а когда вернулся - были они не разлей вода. Сумма его устроила, девочка уже в мыслях начала ее тратить, и вопрос был только в гарантиях. Паша, максимально аккуратно выбирая формулировки, предложил гражданам освежить память о событиях, имевших место быть этой ночью, на протяжение, скажем, трех дней. А через три дня опять всем вместе уже у него в кабинете встретиться и окончательно определиться с версиями событий. Но вот девочку на СМЭ все-таки отправил. А как же - порядок есть порядок.

Дальше все начало развиваться непредсказуемо. Когда первая эйфория от такого легкого разрешения вопроса у мужика поутихла, стало ему казаться, что платить какой-то шалашовке за свою свободу две сотни - это непозволительное расточительство. У него же все-таки жена, детей в школу собирать нужно - а она и сама заработает. Но вот как бы вопрос с перспективой уголовного дела решить? Да все же просто. Достаточно сказать, что следак вместе с проституткой с него, честного гражданина, деньги вымогают. Угрожая перспективой уголовного преследования. И на второй день пошел гражданин в местное УФСБ, жаловаться на беспредел следственных органов. Где встретил полное понимание и заботу.

Паша подобный вариант, само собой, рассматривал. Как с вероятностью исчезающе малой, но все же - и потому в день встречи отзвонился девочке и попросил ее притаранить вечером на встречу бутылку коньяка. Рублей за пятьсот - а то работа тяжелая, весь в делах, в магазин сходить некогда. Девочка, конечно же, согласилась - но из врожденной жадности перепоручила эту задачу "насильнику". Так и сказав ему, что впоследствии было установлено в ходе изучения ПТП: "Капитану конины возьми пузырь, только чтоб не сильно фуфловый". Он, конечно же, взял.

Вечером на третий день мужик, заряженный операми мечеными деньгами и аппаратурой, нарисовался в следственном отделе. Встретился с девочкой в коридоре и напрочь забыл все инструкции. Она требовательно протянула руку к сумке, и он ее на автомате отдал. Распоряжаясь уже как у себя дома, она ему кивнула на кресло в коридоре: "посиди, мол, здесь пока". Зашла в кабинет, вытащила бутылку, отдала следаку, тот ее убрал в стол, и тут в кабинет залетели доблестные чекисты.

Пояснения Паша давал простые и очевидные: да, был проблемный материал с изнасилованием, опрашиваемые ссылались на плохую память, попросили время повспоминать. У меня на разрешение материала 30 суток есть, торопить их не стал. СМЭ, как полагается, назначил, чин-чином. Вот что попросил заявительницу мне за коньяком в магазин зайти - здесь да, был не прав, конечно. Ну так я вот уже деньги приготовил ей отдать, не за бесплатно же, верно? Готов понести дисциплинарное взыскание, на крайний случай.

Вырисовывался для чекистов и следака из управы, приехавшего крепить коллегу, качественный тухляк. В ПТП между следаком и девочкой ни слова о деньгах не было. Деньги были переданы ей, следак к ним не прикасался, да и девочка стояла на своем: с капитаном на бабки не договаривались, дал время подумать и определиться, делить с ним сумму не собиралась, предложения такого он не высказывал.

А вот мужик начал понимать, что дело пахнет керосином... Потому что смена следователя как таковая вопроса с заявлением девочки не решает. А ведь денег он ей не заплатил. А в материале пока только одна ее объясняшка, которую она давала оперу с самого начала. Начало, в общем, до него доходить, какую глупость он сотворил.

Руководителем следственного управления был тогда человек, скажем так, не сильно умный. Попал в регион, по большому счету, случайно - и рассматривал его как промежуточный этап в карьерной лестнице к большим и расшитым золотом звездам. А тут как раз очередная кампания по борьбе с коррупцией - и на момент, когда опергруппа в кабинете у Паши появилась, уже было возбуждено уголовное дело по факту вымогательства взятки. Деваться некуда - нужно избирать следаку меру пресечения.

Суд просили о страже, но в страже суд отказал, и отправил Пашу под домашний арест. С семьей, так сказать, побыть, пообщаться. А вот кадры управления побежали впереди паровоза и, пока он был на домашнем аресте, провели по-быстрому служебную проверку. И Пашу уволили. За дискредитацию всего, что только можно дискредитировать. Стал вот так бывший товарищ старший следователь ждать суда...

Год ждал. А проблема заключалась в том, что в суд никто этот тухляк направлять не хотел - ибо оправдательным приговором пахло, как дерьмом у деревенского сортира. Прокурор обвинзак подписывать отказывается - ибо ему за косяки смежников тоже никакого интереса выхватывать нет. Стали думать, что делать - и в ходе пристального изучения всех уголовных дел и материалов, что вел Паша на протяжение последних пары лет, обнаружили нарисованную подпись на протоколе допроса - сроки горели, пришлось изворачиваться. Обычная практика - но ведь это же СОСТАВ!!! По-быстрому возбудились, дела соединили, обвинение перепредъявили, исключив из него взятку, и с чистой совестью отправили в суд дело о фальсификации по ч. 2 ст. 303 УК, предусматривающей наказание до 5 лет лишения свободы. Без нижней планки наказания, что немаловажно.

Но ведь и Паша тоже не просто так дома сидел. К концу первого года своего домашнего ареста он направил жалобу в органы прокуратуры, в которой пояснил, что полагает свое увольнение незаконным и необоснованным. Служебную проверку провели с косяками, его не опросили, с результатами не ознакомили - так что, не восстановить ли следственному управлению Пашу в занимаемой должности, например? И не выплатить ли ему денежные средства за вынужденный прогул? Не говоря уже о компенсации морального вреда, который он испытывал, будучи отлученным от родного следственного управления, которому отдал не год и не два своей молодой жизни?

Прокуратура, очень нехотя, дала заключение об обоснованности Пашиных претензий, и в судебном процессе его представителя поддержала. Суд, сломленный натиском, Пашу на работе восстановил, вынужденный прогул посчитал, а вот компенсацию морального вреда выписал лишь в размере 3 000 рублей. Ну да и хрен бы с ним, на самом деле, с моральным вредом. Там и по компенсации сумма вполне себе получалась. Апелляционная инстанция решение райсуда засилила, и спустя пару недель после этого на Пашину карточку упали деньги. Оплата за домашний арест, можно сказать.

Стоит отметить, что, находясь в статусе отстраненного от исполнения обязанностей сотрудника, Паша получал зарплату от управления еще 8 месяцев, пока знакомился с делом и пока шел суд. И еще четыре месяца, пока не пришло решение апелляционной инстанции, которая утвердила приговор: 1 год 3 месяца лишения свободы. А за пару недель до вынесения решения апелляцией Паша уволился по собственному желанию, не дав злобным гномам из кадрового подразделения вновь испоганить ему трудовую книжку.

Как мы помним, в соответствии с положениями ст. 72 УК и 109 УПК, срок, который лицо отбыло под домашним арестом, засчитывается в срок лишения свободы день в день. Таким образом, Паша по итогу оказался абсолютно свободным человеком, но с судимостью. Так как он совершил преступление средней тяжести, то и судимость там гасится очень и очень быстро... Можно сказать, что отделался за свою доброту малой кровью. В настоящее время Паша - частнопрактикующий юрист. Вполне успешный, нужно сказать. А упоминание его имени в управлении вызывает среди кадровиков нервный тик и непроизвольное мочеиспускание.

Но что же было с незадачливым товарищем, который так не любит платить за оказанные услуги, спросите вы? А догадайтесь с трех раз. Девочка очень обиделась и остановилась на своих первоначальных показаниях. Категорически. Да и следователи, мягко говоря, после всех проделок гражданина, ни малейшего сочувствия к нему не испытывали. Посему следствие прошло быстро, обвинзак утвердили без проблем, и получил любитель халявной пиздятинки свои четыре с половиной года лишения свободы. Ибо не зря сказано: скупой платит дважды. Особенно, если виноват. Заплатил бы еще тогда, на улице Заградительной, несчастные полторы тысячи рублей честно отработавшей девочке, и жил бы себе спокойно.

Какая же из всего этого следует мораль? Да очень простая. Во-первых, пользоваться услугами проституток - небезопасно. Во-вторых, если пользуешься - плати. В-третьих, если тебе идут навстречу - не нужно считать себя самым умным и пытаться прощемиться между еб...ых.
И еще, как вы думаете? Часто теперь коллеги Паши будут проявлять понимание и пытаться разрешить ситуацию в обход установленной процедуры? Если можно просто сделать по закону, и не париться. То-то и оно.
Оценка: 1.4308 Историю рассказал(а) тов. Lawen : 28-05-2018 14:29:44
Обсудить (34)
30-05-2018 23:06:19, Anton
мне показалось - от жадности....
Версия для печати

Армия

Восток - дело тонкое...
Эпиграф: «...Но кто на земле знает, что есть добро и зло? Кинжал хорош для того, у кого он есть, и плохо тому,
у кого он не окажется в нужное время...».

Их было двое: Сапер и Разведчик, и прилетели они лет через 15 после распада СССР в Алма-Ату на международную конференцию по гуманитарному разминированию. Сапер представлял инженерные войска России, а Разведчик - Главное управление международного военного сотрудничества.
Кворум был немаленький - Центральная Азия и все к ней прилегающее, кроме Китая и Узбекистана. Балом правили функционеры из Женевского центра гуманитарного разминирования. Основная их задача была шита белыми нитками - лишний раз прощупать позицию стран по присоединению к Оттавской конвенции по запрещению противопехотных мин и напомнить миру, что право применения ППМ узурпировано исключительно пиндосами на правах уху евших, а у всех других такое право должно быть изъято.
Выступления большинства присутствующих делегаций были «за мир во всем мире», пока очередь не дошла до Афганистана. Чиновник из афганского МИДа, внешностью напоминавший киношного восточного базарного торгаша, начал жаловаться на свирепый Советский Союз, который оставил ужасное наследие в виде бескрайних минных полей (источник всех бед страны), а карты минных полей не передал. Распалившись, «торгаш» вещал, издевательски кивая головой в сторону двоих, сидевших за табличкой «Российская Федерация». Второй афганец (постарше и посерьезнее) сидел, опустив взгляд на стол.
Сапер мысленно очень сильно матерился, потому что наизусть помнил зеленые печати с арабской «вязью» и подпись афганского генерала Аюба Мансура и прочих начальников на актах передачи-приема сотен формуляров и карт МП и заверяющий квадратный штамп МИДа. Все эти документы прошли через его руки во время работы в одной «высочайшей» комиссии. На записке Разведчика «Что делать??? Надо что-то отвечать!!!» нацарапал «Не ссы, отобъемся» и вернул ее, подмигнув.
Бить надо было сразу, после паузы это было бы бесполезным. Сапер поднял руку, и не обращая внимания на жесты и реплики женевца о регламенте, сдерживая бешенство, сказал в микрофон медленно и отчетливо: «Прошу извинить за отклонение от регламента. Афганская сторона практически предъявила обвинение, позвольте внести ясность в ситуацию».
Попросив переводчиков быть повнимательнее, начал говорить медленно и четко, мстительно глядя в упор в глаза афганского мидовца, печатая каждое слово, как удар сапогом в голову врага:
«При выводе советские войска сняли все минные поля за исключением ограниченного перечня, согласованного с Министерством обороны ДРА. Карты и формуляры на эти МП передавались афганской стороне трижды. Повторяю: трижды, в 1989, 1991 по линии МО и в 1992 по линии МИДа. Соответствующие акты приема и передачи с подписями и печатями обеих сторон хранятся в Москве. Если потребуется, Минобороны России по запросу направит официальное подтверждение».
Пока «торгаш» растерянно жевал воздух, женевцы дипломатично и шустро воспели песнь пользе открытого международного общения, которое способно снять все вопросы и решить все проблемы во всем мире.
В перерыве второй афганец подошел к нам с виноватым видом. Он был полковником, закончил в 80-х нашу академию в Москве и прекрасно знал, какие ноги откуда растут. «Ты извини, что так получилось... Сам понимаешь, власть меняется, правды теперь не найдешь. Я знаю, что документация передавалась, только неизвестно, где она сейчас. А по южным провинциям формуляры Пакистану продали...». Расстались с ним по-доброму, обещая передать привет генералу Аюбу, если встретим его в Москве.
До конца дня остальные выступающие всех собак свешали на Узбекистан за пару минных полей в их приграничной полосе, и вкупе с подпевающими безнаказанно прошлись по узбекам, пользуясь отсутствием их делегации.
«Да, все-таки хорошо, что я в ту командировку поехал, а не Николаич. Он тоже ни разу не дурак, просто разминирование - не его тема и ее тонкостей он не знает...».
Оценка: 1.2848 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 17-05-2018 23:54:02
Обсудить (7)
28-05-2018 22:54:44, Сильвер
Я думаю, Женя, эти времена ещё вернутся. Ну, на новом у...
Версия для печати

Свободная тема

Наташка, Пташка, Ташка...

1980 г. Группа советских войск в Германии, г. Потсдам.

Увидев её, я сразу влюбился по уши... Но, буду излагать всё по порядку.

Прошло пару месяцев со дня прибытия в ГСВГ, и к этому времени, мои братья-однокашники уже успели мне показать почти все местные прелести и достопримечательности отдыха «боевого» советского офицера в свободное от службы время...

В Союзе в то время, к примеру, никто и не заикался о каких-то сортах пива, - было просто ПИВО, и всё! Не говоря уже и о лёгкой закуске к нему, типа сосисок пяти-шести сортов приготовленных на жару и у тебя же на виду... Так что первое время я старался наверстать своей жизнью, советской, упущенное.

Как-то сосед по комнате общежития, предложил мне в ближайшее время сходить с ним на экскурсию в одну из картинных галерей парка Сан-Суси. Был он постарше нас, и хотя, как и все холостяки участвовал в шумно-весёлой офицерско-общаговской жизни, - больше своего свободного времени проводил в походах по историческим местам и картинным галереям города, коих в Потсдаме хватало с избытком. В своё время он получил образование в какой-то художественной школе, и на мои вопросы, каким образом оказался в армии - только отшучивался.

У него была большая и постоянно пополняемая библиотека всевозможных музейных буклетов и репринтных копий исторических документов, которыми он очень дорожил. Но главной его страстью был джаз. И почти все деньги он тратил на покупку пластинок. К началу очередного отпуска, его коллекция получала прибавление около полсотни дисков, которые он заботливо укутывал, и перевозил домой в Союз.

Подошла пятница. Бойцы моей батареи в полном составе заступали в наряд по столовой. Выяснив, что никаких внеочередных совещаний командир дивизиона проводить не собирается, и, предупредив старшину батареи, что меня после обеда не будет, мы поехали осуществлять наш план по познанию прекрасного.

Главной достопримечательностью Потсдама является парк Сан-Суси (Sans Souci - с франц. "без забот") с его знаменитыми дворцами и сооружениями, общей площадью около трех квадратных километров, - прочитали мы в купленном на входе в парк буклете. А от величия архитектуры дворцов, многочисленных памятников историческим знаменитостям Германии, неземной красоты парков и прудов с рыбами всех цветов радуги, - разбегались глаза...

Надев на входе «топтуны» на толстой войлочной подошве, мы неслышно, как на маленьких лыжах, проскользили в зал.
Внутри находились несколько групп экскурсантов. Гиды неторопливо и негромко делали свою работу. Но, к большому моему сожалению, все они общались на немецком. И кроме услышанных знакомых для нас слов «Ван Дейк, Рубенс, Караваджо», соответственно, никакой практической пользы для нас не было...

Возле одной из картин мы остановились. Она была настолько прекрасна, что своей энергией, буквально притягивала людей... Я буквально «поёжился», ощутив вдоль спины «бегающие мурашки» ... Чтобы как-то прийти в себя, отвёл взгляд, и в следующее мгновение, я увидел ГЛАЗА...

Таких глаз я ещё не видел... Увидев их, я сразу влюбился по уши... Застыв, как истукан на знаменитом острове, я просто физически не мог отвести свой взгляд... Такого со мной ещё не было...

Это была девушка, рассказывающая очередной группе историю этой картины. В те секунды, я даже не сообразил, что она вела своё повествование также на немецком языке. И вроде бы ничего и примечательного в ней не было, - немного ниже среднего роста, в меру худенькая, одета в светлое платье, сшитое из грубой хлопчатобумажной ткани, стилизованной под старину, недлинные светлые волосы, кончики которых мило завивались внутрь... Но глаза! Они просто загипнотизировали меня...

Мой товарищ, увидев, что на меня от зрительного осязания прекрасного художественного полотна напал столбняк, методично дёргал за рубашку, пытаясь вернуть меня в сознание.

И вот тут, я чуть не взвыл. Чёрт! Ведь она немка, немка, немка!.. Всё пропало... Это катастрофа...

Все эти переживания, как оказалось впоследствии, не остались без внимания некоторых из присутствующих, и были отчётливо отражены в тот момент на моей физиономии...

Закончив свой рассказ, гид, сделав паузу, что-то тихо пояснила, и группа любознательных экскурсантов неторопливо "зашуршала" войлоком к следующей картине. Сама она, чуть приотстав, подошла к нам и сказала на родном могучем: «Здравствуйте мальчики!»...

У меня в голове всё смешалось с ещё большей силой... Мой «клин» продолжался пару секунд, после которых, чуть не поперхнувшись, я сдавленным голосом ответил: «Здравствуй...те...».

Не давая мне опомниться, она добавила, что с этой группой она уже почти заканчивает, и после этого сможет уделить нам внимание в течение десяти-пятнадцати минут.

Товарищ, ещё не соображая, что творится у меня на душе, откровенно обрадовался этой новости, так как имел при себе несколько сугубо специальных вопросов присущих к родственной ему категории братии художников, ответы на которые и хотел выяснить у специалиста.

А я, ликовал: «Ведь она не немка!». Во чтобы это ни стало, я твёрдо решил познакомиться с ней, и сегодня же пригласить её посидеть вместе где-нибудь в летнем кафе.

Эти минуты ожидания казались тогда вечностью.
Её тихий голос, казался музыкой в этом полупустом зале. Я абсолютно не вникал в тонкости её пояснений по заданным вопросам моего товарища. Мне было не до этого...

Завершив свой недолгий рассказ, она спросила: «Ну что, мальчики, заканчиваем? А то у меня впереди ещё одна группа».

Стараясь быть непринуждённо спокойным, я произнёс уже несколько раз про себя отрепетированную фразу, что просим её присоединиться к нам для прогулки вечернему городу, а заодно и в кафе посидеть.

С секундной задержкой, немного прищурившись и смотря мне в глаза, она ответила согласием, так как всё равно ей надо уезжать домой в пригород с автобусного вокзала находящегося в центре.
...
Вечер был по-летнему хорош. Лёгкий ветерок, перебирал её волосы, а белое сухое вино своей прохладой, приятно дополняло наше общение. Сидя напротив, я буквально был ею заворожен. Она принадлежала к тому типу девушек, которые сразу западали в душу. Её обаяние было настолько сильным, что любое произнесённое слово, или любое её действие были настолько милыми и естественными, что голова шла кругом... И даже крошка пирожного на её губке, выглядела прелестно... Она прямо таки, излучала энергию любви...

Познакомились. Звали её Наташа. Родом из Урала. Немецкий она знает прекрасно потому, что замужем, уже как несколько лет за немцем. Живёт в пригороде, всего в двух остановках от нашей бригады. Подробности, как и почему она оказалась «за немцем», мы деликатно не выясняли, а она сама рассказывать, очевидно, не хотела.

Я буквально питался её энергий... Она была похожа на маленькую прекрасную птичку. Пташка, Наташка, Ташка... И действительно, имя Ташка ей подходило, как нельзя кстати... В этом имени есть что-то доброе, ласковое и нежное... Ташка...

Когда мой товарищ начал выяснять, как так случилось, что она подошла к нам узнав в нас своих соотечественников, Наташа со смехом рассказала, что это было нетрудно...

За несколько лет жизни проведённых среди немцев, она безошибочно может узнать их и на расстоянии по особенным только им признакам. А что мы русские, то говорит, то у нас на лбу написано... Особенно у него... И на меня показывает... И звонко, так, многозначительно посматривая на меня, смеётся...

Начало смеркаться, и мы, по предложению Наташи, пошли в сторону автовокзала. Набравшись смелости, и что-то говоря в шутливом тоне, я взял её руку и положил её на свою. Она руку не убрала, и как мне кажется, на секунду даже прижалась ко мне, ругая меня таким образом, что я не сделал этого ранее...

В эти минуты, мы вели себя так, как будто были знакомы вечность... Было легко и весело...

Садились в автобус уже затемно. Народа в огромном автобусе было немного, и мы с Наташей сели подальше от других.

Тронувшись, водитель выключил внутреннее освещение. Очутившись в первый раз наедине с Наташей, я осторожно обнял её, и поцеловал её волосы... Подняв голову, она смотрела на меня вопросительно, мол, что это было? И было ли что-то вообще? Эти глаза просто могли разговаривать...

Её губы, через мгновение отозвались моему страстному порыву, и весь окружающий нас мир, рухнул... Её губы излучали тепло, любовь и страсть... Её губы говорили, что именно сегодня и именно сейчас, двум человечкам из громадной вселенной повезло соединиться... ...А я, целуя её, только повторял: «Ташка, Ташка, моя Ташка...»...

Немного успокоившись от внезапного порыва обоюдной страсти, она, прижавшись ко мне, прошептала: «Поехали ко мне...». На мой безмолвный вопрос, она ответила, что в настоящее время дома, кроме неё никого нет, ни мужа, ни свекрови... Моим ответом был страстный поцелуй... Мой товарищ, сидевший впереди, смекнув уже ранее, в чём дело, молча вышел на нашей остановке.

Подошли к дому со стороны парковой зоны, чтобы не встретиться случайными соседями-прохожими, хотя в это время, как правило, весь немецкий народ уже спит в своих постелях...

Дом был небольшой, двухэтажный. Пригласив меня в гостиную, Наташа тем временем занялась на кухне бутербродами и кофе. В небольшой квадратной комнате было всё просто. На полу небольшие половички ручной работы, а на стенах - редко размещённые чёрно-белые фотографии в старых рамках. Мебель тоже была далеко не первой свежести, а вернее было сказать - древней, хотя и из цельного дерева. Видно от бабушек-дедушек досталась по наследству... Круглый стол по центру комнаты, был накрыт ажурной скатертью и очевидно, как и три стула окружавшие, тоже тех времён...

Ташка, уже переодетая в лёгкий халатик, внесла кофе и бутерброды на красивом блюде, с вынырнувшими в этот мир из средневековья расписными красавицами. Придвинув свой стул ко мне, она после пары глотков ароматного кофе и маленького бутербродика, подперев руками голову, молча, глазками полными нежности и любви, смотрела на меня...

... немного отдышавшись после жарких объятий, и наслаждаясь, что ещё вся ночь впереди, Ташка прильнула своей очаровательной головкой к моему плечу, и мало-помалу рассказала историю своей жизни.

... Познакомилась она со своим будущим мужем у нас в Союзе, во время учёбы. Учились они на разных факультетах, но однажды встретились в библиотеке... С тех пор и начал он за ней ухаживать... Всё что с ней случилось в дальнейшем (замужество и переезд в Германию), было сравнимо как езда в скором поезде в ночном тумане...

Прозрение наступило по прошествии некоторого времени и после знакомства с привычками и характером своей свекрови, которая жила, живёт в этом доме, и отныне и всегда будет жить с ними...

К этому времени Наташа уже говорила на немецком, и частые отлучки по работе мужа давали достаточное время свекрови, учить-поучать немецкому уму-разуму русскую невестку с далёкого Урала. Её духа хватило на три месяца.

Полученное высшее гуманитарное образование в Союзе, позволяло ей найти приличную работу почти по своей специальности, что вскоре и случилось. Тематику она «отточила» во время работы с гостями из Советского Союза. А так все тонкости немецкого языка она буквально схватывала на лету, так что года через полтора ей стали доверять и немцев.

Иногда, в перерывах своего повествования, она отвечала на мои любовные ласки, и мы снова и снова старались принести друг-другу радость любви и обоюдно раствориться в ней...

Когда начало светать, Ташка прошептала: «Тебе пора уходить...».
...

У входной двери своей комнаты, нахожу я записку от старшины батареи, что вчера вечером, меня безуспешно разыскивал командир дивизиона, и в связи с этим, «приглашает» меня в свой кабинет на 7.45.
Так... Нечего делать, «камень уже упал», так что спешить особо некуда... Время подышать кислородом ещё имеется... Побрился, помылся, сбегал для завтрака в столовку, и в назначенное время был на месте...

В кабинете кроме командира дивизиона был и начальник штаба дивизиона, отличавшийся своим непримиримым характером к «нарушителям армейского спокойствия».

Вздрючка была по полной схеме, с угрозой откомандирования обратно в Союз в 24 часа и по типу маятника - 2-3 минуты словесной тирады один, затем другой, и так далее...

Глаза в пол, почти носом почти шмыгаю, - больше, блин, не повторится... Ещё выдерживаю несколько пасов в мою сторону от «членов политбюро», и в себе кабинет. Там уже старшина и взводный сочувственно вздыхают, мол, со всеми бывает...

Это всё хорошо, но я же на вечер уже договорился с Ташкой! Так, что субботний парко-хозяйственный день в ударном темпе в чёрном комбезе под родными самоходками в парке (в смысле - парке вооружения и боевой техники, а не то что вы, возможно, подумали...). После обеда личный контроль наведения порядка на закреплённой территории и так далее...

... Когда увидел Ташку выходящую из музея, сердце радостно ёкнуло... А когда заглянул в её прелестные глаза, я еле сдержал себя, чтобы не обнять, и не осыпать её поцелуями при всём народе... Глаза её искрились и светились ещё больше, чем вчера...

Решив уединиться в каком-то «тёплом» месте, мы зашли в кафе находящееся в полуподвальном помещении в двухстах метрах от Площади Наций, т.е. почти в самом центре города. Открыв вторую дубовую дверь, мы оказались в небольшом аккуратном помещении на семь-восемь столиков, где за барной стойкой стояла красивая пара лет сорока - он в чёрном смокинге, она, белокурая, в кудряшках блондинка, в длинном белом платье с витой шнуровкой по весьма недурному бюсту...

Как понял я потом, мимика на лице хозяина в тот момент, «ушла» в сторону явного недовольства, и, подойдя ко мне, он только спросил: «Русский?». И не давая мне передышки (после моего утвердительного ответа), показывая пальцем на дверь, тихо, но властно сказал: «Вэг!» (или что-то подобное). Даже не зная языка Гёте и Шиллера, мне стало предельно ясно - нас тут не ждут... Ташка пыталась что-то сказать хозяину, но его ответом было только молчание...

Выходить из помещения под молчаливыми взглядами немцев посетителей, было весьма неприятно... Вполне допускаю, что в хозяева этого кафе отличались мировоззрением от основной массы граждан ГДР, но, как говорится неприятный осадок от такого немецкого дружелюбия остался...... Место для уединения мы конечно нашли, да и рассказываю я не об этом...

... Вторая наша ночь была подобием первой... Единственное, что меня иногда раздражало, так это наша большая металлическая кровать времён Кайзера со звенящей при всяком движении сеткой...
...

В пять утра на ступеньках у входа в общежитие, вижу укутанного в бушлат спящего бойца-посыльного... Как оказалось, накануне вечером дивизионный патруль задержал моего бойца у немецкого магазина, а очередные поиски командиром дивизиона моей персоны, как и сутки назад, - ничего не дали. И поэтому, он жаждет видеть меня в 7.00 на прежнем месте...

Прибыл и стою навытяжку вовремя и там же. В кабинете уже трое - к прежним добавился и замполит (ответственный в воскресенье)... Воспитательно-ругательный «маятник» из двустороннего, превратился в трёхсторонний... Мычать и обещать что-либо в такой ситуации было бессмысленно, так что во время данного мероприятия молчал, аки рыба, и думал о предстоящей воскресной встрече в парке Сан-Суси в прежнем составе...

Взбадривали меня отцы командиры и ответственный политработник не менее часа... Так, или иначе, стрелки на часах идут несмотря ни на что, и когда я оказался в своём кабинете, там меня уже ждал виноватый старшина батареи, который на узбекско-русском просил прощения за свой недосмотр, и грозился закопать в землю бойца-нарушителя, как делали его сородичи с неверными в старые времена...

К обеду, представив замполиту все конспекты на неделю вперёд, и выслушав пятнадцатиминутную лекцию-напутствие о роли командира артиллерийской батареи артиллерийского дивизиона столь знаменитой артиллерийской бригады в современном и полным угроз мире, я переоделся и «выдвинулся» по уже знакомому маршруту в парк Сан-Суси...

... Третья наша ночь была менее бурной, чем предшествующие, но всё равно, это было время обоюдного счастья, любви и нежности, ...
Ташка была немного грустна, так как вскоре ожидался приезд мужа со свекровью, а стало быть, наши встречи становятся невозможными...

Прижавшись щекой к моей груди, она поведала мне, что детей заводить не хочет именно она, опасаясь ухудшения её, и так непростой жизни при содействии въедливой свекрови, и тем самым, - оставляет себе шанс на уход... Нет, она не хочет разводиться, муж её очень любит, и всё может повернуться к лучшему, если с ними рядом не будет её, свекрови...

... Забегая вперёд, скажу, что это была наша последняя ночь, хотя встречи были...

Зная о «командирском» понедельнике, в полпятого утра весело насвистывая популярную мелодию, я подходил к КПП на Недлицштрассе. И тут... Из дверей караульного помещения, располагавшегося неподалёку, выруливает начальник штаба дивизиона, и наши взгляды пересекаются в ночи... Мне показалось, что из его лба вылетела шаровая молния...

В 6.00 в кабинете командира дивизиона к прежнему составу «воспитателей» добавился и зампотех, срочно вызванный из дома по такому «значительному» поводу. К слову сказать, от зампотеха, который только посмеивался и кемарил в углу кабинета, я ничего и не дождался.

Слушать по третьему разу отцов командиров и замполита было немного скучно, хотя замполит и отличался некоторым разнообразием, вспоминая то решения очередного съезда КПСС, то неугомонного врага, который не дремлет, и только и ждёт от командира 2-й батареи опрометчивого шага в сторону от линии партии, правительства и командования артиллерийского дивизиона в целом...

К 8.00 все выдохлись, а у меня затекли ноги...

...

Впоследствии, Ташка несколько раз приходила ко мне на контрольно-пропускной пункт с короткими визитами, - так, просто посмотреть на меня... Как бы заново пережить те счастливые мгновения любви... И это уже были не те глаза, искрящиеся счастьем... И в жизни её, никаких перемен пока не наступило... И только, когда вспоминала момент нашей первой встречи в музее, весело смеясь рассказывала, что мою ошарашенную физиономию она заметила сразу...

...А через полгода, я был переведён в другую часть...

...

2000 г. Москва, аэропорт Домодедово.

Это была она, - Пташка, Наташка, Ташка... Сидя в ожидании своего рейса в здании аэропорта, я сразу увидел её... Ташка шла в потоке пассажиров сошедших с электропоезда, в сопровождении мужчины с немногочисленными вещами, а рядом с ней шла её совершенная копия лет двенадцати-тринадцати...

... Я не знал, как себя вести, продолжая заворожено смотреть на нынешнюю, стильно и со вкусом одетую красивую даму, и всё-таки, - мою Ташку тех лет...

Без сомнения, она почувствовала моё присутствие, так как внезапно немного отстав от мужчины, чуть помедлив, повернула голову прямо в мою сторону... Наши взгляды встретились...

Дочь, протянув ей руку что-то сказала... Но Ташка, вместе с ней направилась ко мне. Остановившийся мужчина, вероятно, её муж, был немного озадачен, когда она с дочерью подошли к российскому офицеру...

Этой минуты нашего скоротечного общения, мне не забыть никогда. Её «Здравствуй!», прозвучало музыкой... И опять я увидел эти прекрасные глаза, этот фонтан, взрыв, вулкан любви и нежности... Эти красивые губы, которые без устали целовал в течение трёх счастливых ночей двадцать лет назад...

«Как ты, семья, дети, где сейчас служишь?». Очередь её вопросов, прерывалась такими же моими... Сущность ответов, по-моему, мы и сами не воспринимали, откладывая их осмысление на более позднее время во время полёта, и продолжали пить энергию друг у друга...

Вскоре она сказала: «Извини, нам пора. Очень рада, что увидела тебя. Может когда ещё и встретимся? До свидания...». И немного подавшись вперёд, сделала едва уловимое движение губами, послав энергию своего воздушного поцелуя прямо в моё сердце...

Оценка: 1.1714 Историю рассказал(а) тов. ss581 : 01-05-2018 13:05:47
Обсудить (42)
08-05-2018 02:13:48, Шурик
Я видел вполне бодрый БТР-50 в 1999м в Чечне у мотострел...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru