Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Армия

Капитан Голубенко

Тормозная площадка товарного вагона, последнего в составе, который везет меня из Хабаровска куда - то в Казахстан, значительно романтичней любого места в моей родной в/ч 28161, где я служу уже третий год. Едем мы на битву с высокоим урожаем. С Дальнего Востока в Казахстан отправляются транспортные батальоны, сколоченные по принципу «с миру по нитке» - от каждой воинской части по нескольку автомобилей. В середине состава несколько «теплушек» - 3 для нас, одна для штаба батальона, одна для кухни. Между штабным вагоном, локомотивом и последней площадкой протягивается связь, но у наших связистов не хватило провода, и связь до последней площадки не дотянули. В конце состава 2 вагона с запчастями. Моя машина, ЗИЛ-157, стоит на третьей платформе от конца состава.
Перед отправкой капитан Голубенко, наш комвзвода, распределял обязанности на всю дорогу. Нашему пятому взводу, кроме прочего, выпадало круглосуточно нести дежурство на последней площадке эшелона. Я дал кулаком в бока двум корешам из нашей части, и мы вызвались бессменно нести там дежурство до самого Казахстана. Капитан удивился, но не возражал.
Капитан Голубенко удивлялся редко. У меня за полтора месяца нашего с ним знакомства, предшествующих отправке на целину, сложилось о нем мнение, как о человеке, который знает, что еще будет и что уже было. Наш взвод, собранный по крохам из разных воинских частей Хабаровска, в ожидании отправки разместили на пустыре. Капитан прибыл из Сов.Гавани и мы, находясь в Хабаровске, были приданы батальону, который формировался там. Мы поставили палатки, в два ряда составили машины, прямо перед нами были ворота армейских авторемонтных мастерских. Голубенко устроился жить там, а мы и рады были. И вот тут начались необъяснимые странности. Нельзя сказать, чтобы капитан нам надоедал. Заходил, посматривал, чего-то советовал. И всегда в руках у него был прутик с какого-нибудь кустика. Он никогда нас не ставил в строй, если ему надо было что-то всем сообщить, он просто говорил «ребятки, подойдите», и мы просто подходили толпой. «Ребята, если кому-то надо куда, подойдите, скажите, до которого часа». И после того, как кто-то опоздал, собрал нас и сказал «ты сам назначил время, когда вернешься. Ты сказал, до часу ночи. Так вот, до часу ночи я знаю, где ты, в час ноль одна я не знаю где ты. Умей планировать свое время, а главное, умей держать свое слово, разбейся, сделай возможное и невозможное, но сдержи. А теперь загибайся». И врезал пару раз прутом по заднице провинившемуся.
Он не требовал доклада по возвращении. Ребята отпрашивались до четырех, до пяти утра, он всегда отпускал и всегда знал, кто когда возвращался. За полтора месяца, которые мы провели на этом курорте, к нам ни разу не заглядывали всевозможные проверяющие, которые роились на противоположной стороне пустыря, где ожидали отправки другие батальоны. Их там строят по сто раз на дню, гоняют, а мы загораем, книги в библиотеке мастерских берем, читаем, а вечерами, по очереди, отправляемся на проверку местного населения, лучшей его части, на предмет выяснения отношения к военнослужащим срочной службы. И однажды кого-то из наших загребла комендатура. Не рассчитал дозу, поздно заметил патруль, бегал плохо... Так вот, капитан плюнул, сел на машину и через полчаса привез Донжуана на пустырь. Собрал нас, и сказал, чтобы мы сами принимали решение, что с ним делать. Мы решили оставить, капитан врезал ему двадцать розог своим прутиком и на том все и кончилось. Капитан отмазал у Хабаровской комендатуры! За полчаса! Это уже не странность. Капитан, по нашим понятиям, сотворил чудо. Да за таким капитаном...
И вот мы расположились на этой площадке. Отобрали у поварят чайник, набрали воды и вечером пустились в путь. У меня с собой фотоаппарат, в машине пол-бардачка пленок, вокруг Клуб Кинопутешествий. Биробиджан, Благовещенск, Свободный, Шилка и Нерчинск. А между ними тайга, сопки, реки, чистые, с песчаными берегами и галечными перекатами. Воздух голубой. Обзор 270 градусов, не то, что из вонючей теплушки. Романтика, однако! Днем мы на площадке все втроем сидим, путешествуем.
Посреди этой романтики остановился наш эшелон на какой-то забайкальской станции. Товарный поезд - не трамвай, на минуту не останавливается. Спрыгнули мы с площадки размяться. Смотрим - рядом, на соседнем пути, в вагон товарный дверь приоткрыта. Заглянули, а там полный вагон деревянных бочек, только в середине немного места, и сидит там грузин, а перед ним одна бочка на боку и краник в ней. Спросили у него, что все это значит? - Вино, говорит, везу колхозное на Дальний Восток. Ну мы отошли, по карманам пошарили, воду из чайника выплеснули и к грузину. - Продай нам вина, а? - Слушай, зачем продай, я тебе, солдату, так налью. И не взял денег, а вина налил в солдатский чайник с кавказской щедростью. Сгонял я в какой-то ларек, что виднелся невдалеке. А там, кроме вафель ничего съедобного. Взял три пачки. И выпили мы это вино, вафлями зажевывая. И такое вино вкусное оказалось, что пошли мы к грузину еще раз. - Слушай, дорогой, ты нас вином угостил, спасибо, но теперь продай нам, очень понравилось. И набрал нам еще вина виночерпий, еле уговорили деньги взять. Только подошли к площадке, а тут дежурный по эшелону идет. Я хватаю чайник и к крану, метрах в пятидесяти торчит. Чайник поставил, гимнастерку снял, обливаюсь до пояса и на ребят поглядываю. Ну не выливать же! Вода холоднючая, зараза, у меня уже на шее иней выступил. Наконец дежурный отчалил. - Чего он так долго торчал, спрашиваю. - Воды хотел попить, видит, ты за водой пошел...
Мы на радостях и второй чайник по быстрому приговорили, набрали в него воды ледяной, а тут и тепловоз зацепили, и помчались мы дальше. Вокруг красота, объективом ее ловлю и затвором щелкаю. Но второй чайник повел себя предательски. Пленка быстро кончилась, я открыл фотоаппарат, убедился визуально, что пленка вся вышла, понял, что засветил пленку, понял, что хорошее вино сыграло со мной плохую шутку, закрыл фотоаппарат и загрустил. Запасные пленки в бардачке, вроде и рядом, но в таком состоянии перелезть через вагоны по крышам нечего и думать.
Но тут, к моей радости, поезд все тише и тише, и вот уже совсем ползет. Дорога там извилистая, вокруг тайга, далеко вперед не просматривается. Но удалось увидеть, что тепловоз входит на перегон на желтый. Значит, следующий может быть красным, вот он и тянет потихоньку. Сунул я ребятам фотоаппарат и сиганул с площадки за пленкой.
Если бы я сиганул влево, на междупутье, все бы обошлось. Но чайник продолжал делать свое черное дело, и я сиганул по привычке вправо. А по откосу бежать оказалось тяжеловато. Вино в животе плескалось, обломки вафель плавали в вине, как весенние льдины, и все это мешало переставлять ноги. Обогнал полтора вагона, оставалось полвагона, и вот они, платформы. Но тут машинист увидел следующий светофор. Зеленый. Почувствовал это по тому, что теперь просто бежал рядом с серединой вагона и не мог продвинуться вперед на миллиметр. Да еще и дорога под уклон. Пора возвращаться на площадку, фальстарт! Немного сбавил темп, поглядывая назад, поджидая площадку, и в последний момент споткнулся о какую-то булыгу. Не упал, но потерял полсекунды. Площадка пронеслась мимо! Я выскочил на шпалы между рельсами и припустил за своим поездом. Вы когда-нибудь пробовали бегать, что есть сил, по шпалам? А сообразить на ходу, после кавказского вина, что по междупутью бежать легче? После полчайника чудесного вина с вафлей? Интересно, кто установил, что именно такое расстояние должно быть между шпалами? Какого он был роста?
Пацаны пребывали в мечтательном настроении. Они как-то отрешенно, мне даже показалось, равнодушно смотрели, как в пяти метрах от них за поездом, соревнуясь с двумя секциями тепловоза ТЭ-3 и пытаясь попадать точно на шпалы, мчится их товарищ. Я не мог им орать, и так дыхание на пределе. Но до них вдруг дошло, что тут не просто развлекаются или готовятся к олимпиаде. Вскочили, засуетились. А до площадки уже метров десять. Показываю им вниз, на магистральный кран, показываю жестами, чтобы его открыли. Перегибаются, смотрят на сцепку, потом на меня, потом опять на сцепку. Не понимают. Покрутили ручку тормоза... Ага, ее можно крутить до вечера! Тут у меня дыхалка совсем закончилась. Показал я им, чтобы пилотку бросили. Бросили пилотку, поняли, а сигареты зажилили. И уехали.
Подобрал я пилотку. Ну, сейчас следующий будет, сяду. Но следующий появился минут через десять, и шел он на зеленый, километров под сотню. И следующий за ним тоже. Во все внезапно потемневшее небо нарисовался портрет капитана Голубенко. Я понял, что надо идти на станцию. Сошел в тайгу, выломал палку, разделся, свернул все шмотки в узел, повесил палку с узлом через плечо и пошагал на запад. Было около полудня.
Поезда проносились мимо, рявкая на меня гудками, я поглядывал, чтобы не оказаться между составами, день был солнечный, вполне можно было сойти за туриста с пачки сигарет «Памир». Попутные поезда шли груженые бревнами, встречные поезда были точной копией попутных, та же сосна и листвяк. Страна большая, все при деле...
Часа через два впереди показался большой железнодорожный мост с запреткой и будкой с часовым на противоположном берегу. Сойти с дороги, обойти мост, переплыть реку. Река широкая, течение быстрое, крокодилы в Сибири не водятся, пить охота, вода холодная в кране была, в реке не намного теплей будет, плаваю хорошо, с сапогами на голове не пробовал, до реки по тайге идти, если переплыву, то и после. Комар заест, медведь закусит - взвешивал я за и против. Оделся и попер на мост.
Часовой на том берегу тупо смотрел на незнакомого солдата, бодро шагающего по тщательно охраняемому объекту. Я поравнялся с ним, спокойно прошел мимо, и, когда между нами было уже несколько метров, окликнул меня. Я подошел, он никак не мог прийти в себя, наверное думал, что он спит на посту и это все ему снится. Документы у меня были в кармане гимнастерки, я объяснил человеку, что поезд мой остановился на перегоне, я спрыгнул в кусты, поскольку в теплушках нет туалета, а поезд взял, да и ушел, пока я штаны натягивал. Очень правдивая, жизненная история, но часовой не поверил и вызвал караул. Прибежал караул, проверил у меня документы. Начкар, наверное, раньше выспался, поэтому соображал хорошо и в историю мою поверил почти сразу, только сдвинул пилотку на лоб да затылок почесал. Тут станция недалеко, километров пять, обрадовал он меня. А закурить у меня нет, не курю я.
И потопал я на станцию, радуясь, что не узбеки сегодня в карауле стояли. Но хоть воды попил из фляжки. На станции сразу к диспетчеру завалился. Объяснил ситуацию. Вот черт, говорит он мне. А я только что пассажиру зеленый дал. Но за ним идет такой же воинский эшелон, как тот, от которого ты отстал. Я ему два желтых повешу, ты как, на ходу сядешь? - Конечно, а закурить у тебя есть? - Не, не курю я...
Пошел я к пятой и шестой рельсе, тут эшелон подоспел. Запрыгнул на него, помахал диспетчеру ручкой и поехал своих догонять. Впереди, платформ пять, усмотрел часового возле машины. Я к нему перебрался, а он тоже не курит. Вот черт! Не успели мы с ним парой слов перекинуться, поезд наш вдруг тормозит и останавливается на перегоне. И бегут к нам дежурный по эшелону с дневальными, снимают меня с платформы и ведут в штабную теплушку. Господа офицеры увидели, как я запрыгнул на платформу, позвонили на тепловоз.
И давай мне допрос учинять, кто я и откуда, и кому ручкой махал и почему. Один мои документы в руках держит, а сам спрашивает, сличает. Наверное, замполит. И хочется ему орден получить за поимку шпиона империалистического, пытавшегося выкрасть секретную схему перестановки колес у автомобиля ГАЗ-51 или, что еще хуже, срисовать внешний вид карбюратора К21Г. Но я держался, как учили правильные детские книжки держаться советских разведчиков в застенках Гестапо, своих не выдавал и в конце концов замполит понял, что ордена за меня ему не дадут, вздохнув вернул мне документы и пообещал сдать в Чите в комендатуру. Пусть там разбираются.
Попадать в комендатуру мне вовсе не хотелось. Прощай целина, с позором в часть вернут, а то еще и дезертирство пришьют. На стене штабного вагона проступил лик капитана Голубенко. Затосковал я слегка. Ну ничего, до Читы еще почти сутки, за это время что-нибудь придумается.
Тут вдруг наш состав притормаживает, идет все тише и тише и совсем останавливается посреди тайги. И на платформы лезет толпа мужиков с косами, да баб с корзинками всякими. Наверное, где-то поблизости сено косили, а машинист местный, с ним заранее договорено, да кто ж знал, что ему воинский эшелон подцепят? Нежданные пассажиры скоренько разместились на платформах под машинами и поезд тронулся, а дежурный по эшелону принялся крутить ручку телефона, ругать машиниста и требовать немедленной остановки. После обещаний всех мыслимых и немыслимых кар на его голову машинист остановил состав. Деж в сопровождении дневальных, оставив одного дневального охранять меня, чтобы я не сбежал, прихватив еще несколько человек, бросился ловить нарушителей. Шум, гам, по кустам носятся толпы народа. Один мужичек сел под пушистую елочку, достал термос, налил чаю. Сидит, тормозок жует, чаем запивает. Вокруг беготня, ловля диверсантов, а его никто не трогает. Он ведь ни от кого не убегает. Развеселил меня этот мужик.
Тепловоз дал гудок и поезд медленно пополз. Деж с дневальными запрыгнул в вагон, бабы с мужиками опять, высыпав из тайги, взлезли на платформы. Мужик под елкой допил последний глоток, завернул термос, положил его в котомку и тоже прыгнул на платформу. Деж плюнул в тайгу. Машинист двинул вперед контроллер. Мы помчались дальше.
Солнце уже почти касалось сопок, когда мы наконец остановились на маленькой станции, скорее, полустанке «Жанна». К кухне потянулись гонцы от теплушек с бачками и чайниками. Товарищи офицеры гурьбой пошли туда же. Я подошел к двери. Поезд стоял в трех метрах от густого кустарника.
- На минуту, за кустик - сказал дневальному.
- Давай, только быстро.
Спрыгнув с вагона неспеша зашел за куст. Сто метров со скаткой, противогазом и карабином на зачет в части пробегал за 13,8 секунды. Теперь, наверное, поставил мировой рекорд. Но углубляться в тайгу не стал, а свернул в сторону тепловоза, подполз к краю кустарника напротив него и стал смотреть вдоль состава. Голосов слышно не было, но было видно, как из вагонов вдруг посыпался народ. Выждав с полминуты после того, как последний скрылся в тайге, я чуть не ползком шмыгнул за тепловоз и поднялся в кабину к машинистам. Ребята были молодые, быстро въехали в ситуацию и начали по рации долбить Жанну, чтобы давала отправление. Запросили, где мой эшелон, номер его еще в Хабаровске я записал. Разрыв шесть часов!
Жанна дала, наконец, зеленый, ловцы меня вернулись ни с чем. Ребята, переглянувшись, достали кусок фотопленки и ограничили сверху стрелку самописца на 90 км/час. Давненько не было попутного поезда, дорогу впереди никто не держал. Я даже не догадывался, что товарный состав может мчаться, как поезд «Ленинград-Москва», называемый «Красная Стрела»! Я сидел и прикидывал, где я догоню своих. Солнце зашло, было уже совсем темно, когда ребята сказали «все, здесь нам остановка». И остановившись, показали на соседний состав, рефрижератор. - Этот дальше пойдет. Я поблагодарил их, слез с тепловоза и только подошел к тепловозу на соседнем пути, как он тронулся. Уже на ходу ввалился в кабину. Машинисты, на этот раз не молодые, слегка шарахнулись, но тоже быстро поняли, что к чему. Пленку они, правда, не доставали, ехали спокойно, но мои шансы уже выросли. Мой родной эшелон тоже ведь останавливался на ужин. И его никто не подгонял, как на Жанне. Да еще надо учесть остановки для замены тепловозов, я то пересаживаюсь на ходу. Могу и догнать, к утру хорошо бы... И вот часа в три ночи мы входим на какую-то станцию, и нам дают остановку. Наш состав замедляет ход, а справа, по соседнему пути идет на выход мой эшелон, и плывет мимо меня мой ЗИЛ на платформе. Я спрыгнул с тепловоза, но не так, как спрыгиваешь, чтобы остановиться, а не гася скорости, в три шага, почти не касаясь ногами земли перелетел к своему эшелону и запрыгнул на платформу. Все! Догнал!
Перелез на свою платформу, умылся хорошенько. На целину я ехал во второй раз и к кузову у меня был приколочен умывальник и сорокалитровая фляга с водой. В бардачке 10 пачек сигарет! Перекурил и лег поспать. Только бы ребята, которые сидели на площадке, не проболтались. Спрыгнул, мол, а дальше не видели, и баста! И с тем заснул под стук колес.
Проснулся от тишины. Рассветает. Большая станция, сразу слышно. Сижу тихонько, жду. Так и есть - деж с дневальным идут, посты проверяют. Подпустил их поближе, Вылез на подножку, потягиваюсь. Деж стал, смотрит на меня, как на привидение.
- Ты кто?
- Докладываю.
- Так ты ж отстал!
- Кто, я? Как отстал? Вот он я! В машине спал! А где это мы? Что за станция?
- Чита. Пошли в штабной вагон!
Пришли. Рассказываю, как было дело:
- Поезд тихо шел, я за пленкой спрыгнул, в машину залез, пленку взял, а поезд уже быстро идет, ну я посидел, посидел и заснул...Вы в машине смотрели? (Надо перехватывать инициативу)!
- Нет, чего в ней смотреть, когда видели, что ты бежал за поездом?
- Кто видел?
- Ну там солдатик на посту в середине эшелона на повороте видел, как ты бежал?
- Он что, меня знает?
- Нет, но видел, как кто-то бежал...
- А ребята, которые со мной ехали, видели, что я отстал?
- Нет, они сказали, что ты спрыгнул, и больше они тебя не видели...
- Ну не знаю, кто отстал, а я вот он! В машине надо было посмотреть!
Во время этой беседы капитан Голубенко молчал и улыбался. Тут появляется военный комендант. Как, мол, фамилия вашего бойца отставшего? Шаталов? Шагалов? А то одного там в другом эшелоне задержали...- Да нет у нас отставших, снимайте розыск, мы ошиблись, поверку провели, все налицо - довольны отцы-командиры! Было ЧП - и нету!
- Ну, пошли домой, сказал Голубенко. А по пути в наш вагон остановился.
- Что догнал, молодец, а за то, что отстал, чтобы завтра постригся наголо.
Не проведешь капитана Голубенко, и не пытайся!!!


Оценка: 1.9085 Историю рассказал(а) тов. Processor : 07-06-2003 23:51:05
Обсудить (15)
, 08-11-2004 12:30:13, 4ert
Офигительно! И история хороша, и сложенно качественно! Зачёт...
Версия для печати

Авиация

Рассказ майора М.

Задержался на аэродроме допоздна. Ну да не беда, вон у ворот верный боливар, Москвич-2140. Сел да поехал. Хорошо ехать прохладной летней ночью по пустому шоссе! Никуда особенно не торопясь доехать до гаража, поставить «коня» в стойло, пройти пешком до ДОСа, вдыхая полынный аромат буйного разнотравья. Подняться к себе, переодеться в домашнее, поставить на плиту оставленный супругой ужин.
Пустая дорога плавно изгибается, скорость под полтинник. Впереди показались сдвоенные огни. Привычно перевел свет с дальнего на ближний. Ну куда же он прет с дальним! Идиот! Не из летунов, точно. Ослепил ведь: сиреневые круги в глазах, нихрена не видно! Остановился, подождал, пока стали видны крашеные белым столбики на обочине. Вот ведь сука!
Назавтра в курилке рассказал. Выяснилось, что практически все присутствующие видели нахала, ездящего с дальним, наплевав на вся и всех. Ездит на «Волге». Гад, ни разу не переключился, сколько ни мигали.
Ладно, разберемся собственными силами. Так, где-то тут лежала списанная лампа-фара. Так, надо проверить. Работает, поди ж ты. Так, теперь задача упрощается.
В следующие несколько дежурств ездил с притороченной заместо противотуманки лампой-фарой от перехватчика. На третий раз встретились…
Когда издалека показались слепящие галогенки дальнего света, несколько раз моргнул фарами. Последнее китайское предупреждение. Ах, не понял? Ну так получай! Тумблер возле ручника – рраз! Эх-ма, дорогу чуть не до самого поселка высветило!
Пары секунд вполне хватило. Впереди взвизгнули тормоза, послышался удар (ага, столбик) и затем с хрустом и лязгом нечто тяжелое ринулось под пятиметровый откос.
Так, на всякий случай, отключил габаритки. Даже если вылезет кто – хрена он номер разглядит. По приезду демонтировал всю схему, схоронил в смотровой яме гаража. И с чувством выполненного долга пошел домой. Эх, воздух-то какой! Хоть кусками режь и на хлеб намазывай.
На следующий день на аэродром приезжала милиция, осматривала автомобили офицеров, что-то искали. Не нашли. А секретарю местного райкома пришлось пересесть на другую машину, пока восстанавливали помятую старую. И с постоянно включенным дальним он тоже перестал ездить.
Оценка: 1.8417 Историю рассказал(а) тов. solist : 30-05-2003 11:13:58
Обсудить (46)
02-03-2012 01:50:37, Pikehunter
Забавная байка, только на москвиче питания нет для самолетно...
Версия для печати

Армия

Рембат работает в экстремальных условиях.

Было это в 198-лохматом году. В наш военный городок свалилось с проверкой Очень Большое Начальство. Во главе с командующим Кр. Зн. Прибалтийского Военного Округа генерал-лейтенантом (сразу после этой проверки он стал ген. полковником) Гришиным; прибыли к нам и все его замы (на кого округ-то бросили?!). Пехотный полк перед этим три дня красил траву во всей округе (просто зеленой краски не было, поэтому газоны были выкрашены в уставной "защитный" цвет).
Рембат достался зам командующего по вооружению генерал-майору Квашину (пардон, если фамилию вспомнил неточно). Сразу после половых сношений на главном плацу, генерал двинул в расположение непосредственно рембата проверять ремонтные будни. Отгадайте, какую он мог увитеь там работу, если почти весь личный состав батальона был в это время ещё на плацу? Комбат бросил батальон на начальника штаба и побежал в расположение. Именно побежал, причем пригнувшись и трусливо оглядываясь. Прибежав в казарму, товарищ подполковник очень громко крикнул в окошко дежурки "Идут!" и заперся в туалете, наказав дневальному встать у окна и сообщать о передвижении генерала.
Помощником дежурного по части в тот день стоял старший механик по ремонту бронетанковой техники младший сержант Саша. А дежурным по части - командир его взвода юный, но храбрый лейтенант. Лейтенанту захотелось заболеть или хотя бы срочно отбыть на какой-нибудь полигон. Но долг - прежде всего. Он моментально понял, что грозит батальону в целом и ему в частности, если генерал прибудет раньше всех и увидит пустую технику. Кто-то спросит, а где логика? Солдаты на плацу, не могут они быть сразу в двух местах, поповщина какая-то, не по-коммунистически...Мы с негодованием скажем такому сомневающемуся, что логика заканчивается там, где начинаются танковые войска. В общем, лейтенант принял решение бросить на амбразуру своего помощника:
- Саша, бегом на танк. Делай, что хочешь, но генерал должен видеть рембат в работе.
Легко сказать... Если вы меняете, скажем, масляный насос, со стороны не видно не только вашей работы, но и вас самих. Но бравый сержант ломанулся в бокс, не одевая комбенизона и не затрудняя себя инженерными размышлениями.
Генерал вошел в расположение и направился к боксам. За ним на подгибающихся ногах семенил зампотех батальона. Когда он просеменил через КПП, дневальный отчетливо слышал, как немолодой и непугливый майор, член КПСС с 1973-го года бормотал: "Господи, пронеси, господи, пронеси". Не пронесло.
Вдруг над батальоном поплыл колокольный звон. В окне казармы появилось бледное перекошенное лицо комбата и сразу исчезло за зановеской. Зампотех снял фуражку и попытался перекреститься, но одумался и побежал на звук. Обгоняя его, бежал другой майор, нач. штаба батальона. Генерал тоже резко повернул к боксам первой роты.
Генерал успел первым. За ним зашли начальник штаба батальона и дежурный лейтенант. Зампотех остался снаружи, держась за сердце и холодея. Посредине бокса стоял могучий Т-72. Рядом находился младший сержант Саша и со всей дури лупил огромной кувалдой по броне. Генерал со свитой замерли. Увидев командование, Саша попытался встать смирно и отдать честь. Но кувалда продолжала двигаться. Мимо стявших в полном молчании генерала и офицеров пробежал, увлекаемый кувалдой, Саша. Тоже храня полное молчание и даже не матерясь. Наконец, кувалда упала в одну сторону, Саша в другую. Поднявшись с пола, он все-таки козырнул и открыл рот для доклада, но генерал прервал его и спросил:
- Ремонт?
- Так точно, трщ генерал!!!
- А почему не в комбенизоне?!
- Так ведь это...В комбенизоне размахиваться неудобно, трщ генерал!!!
- Молодец, гвардеец!!! (гвардейским ремонтный батальон сроду не был)
Генерал впервые за день проверки просиял. Смысл починки танка с помощью кувалды ускользал от него, да это и не было главным. Главное, он увидел, что танковые войска находятся в полной боевой готовности и рембат не дремлет!
По итогам проверки комбат получил благодарность от зам командуюшего округом. Зампотех батальона на следуюший день ушел в запой и на замечания не реагировал. Командир первой роты получил звездюлей за то, что ему поручили вести батальон с плаца и он не смог присутсвовать на корриде в боксах. Саша получил звездюлей от командира роты (слишком умный и находчивый), увольнение на два дня от нач. штаба для залечивания производственной психологической травмы и звание "эй, гвардеец" от подполковника-негвардейца.
Оценка: 1.8400 Историю рассказал(а) тов. Rembat : 10-06-2003 05:34:41
Обсудить (19)
, 22-02-2009 13:41:12, Нивелировщик-геодезист
> to 483 > Вот вы смеетесь, а командующий знал, что по регла...
Версия для печати

Щит Родины

МОМЕНТ ИСТИНЫ

Когда-то давно над главным входом в это учебное заведение блистала гордая надпись: «Академия Министерства Безопасности». Потом работяги, матерясь, заменили латунные буквы, и все желающие смогли прочесть: «Академия Федеральной службы контрразведки». Прошло еще немного времени и те же работяги поотдирали на хрен всё лишнее и в результате осталось предельно лаконичное: «Академия». Всё. Переименования нам теперь до одного места. Кому надо - тот и так знает, что за слушатели здесь обучаются.
Кстати, на территории Академии находится памятник этим самым слушателям. Барельефная группа посвящена, по всей видимости, неудачной сдаче сессионных экзаменов. Порядком изувеченные острыми осколками гранита науки, молодые люди взирают на учебный корпус. Один из них уже принял с горя и лежит, с трудом поднимая голову, остальные поддерживают самого грамотного, который пишет на стене: «НЕ СДАЛИ!». Философию, я так полагаю. Или язык. Ничего, сдадут и ещё раз пересдадут. Вообще, целеустремленность и ответственность воспитываются в будущих чекистах отнюдь не на уровне лозунгов. Так было и в нашем случае.
Группа получила задание одно на всех и оценят всех тоже одинаково. Оценку будет ставить «слон», в его роли обычно выступает отставной препод, зачастую с богатым оперативным прошлым. Слона предстояло идентифицировать, провести по маршруту, в момент оставления закладки задержать, допросить, расколоть и составить протокол. Всё. Как в учебниках или «Аквариуме» Резуна (скорейшего ему возвращения на Родину). Единственной видимой проблемой было то, что действовать на всех этапах требовалось реалистично и одновременно корректно, дабы не травмировать дедушке ни психику (своим непрофессионализмом) ни его весьма бренное тело (усердием при захвате).
В общем, распределив роли, выдвинулись на местность. Приличный московский микрорайон был незаметно для мирных жителей опутан щупальцами всевидящего и всемогущего спрута в штатском. Командир группы с приближенными особами расположился очень грамотно - у ларька. Совершенно слившись с пейзажем, пили пиво (конспирация и удовольствие в одном флаконе) и ожидали драйва. Слон не подвел. Он вышел из ожидаемого подъезда вовремя и был идентифицирован по фото и газете под мышкой. Уперев глаза в асфальт, пенсионер неспешно поплёлся по одному ему ведомому маршруту, изредка проверяясь. За ним по пятам крались две бригады наружки, бормоча восхищенно: «профессионал!». Дед и впрямь оказался молодцом. Он обошел все точки, где продавали пиво и везде выпивал по бутылочке. Понятно, что наружка делала то же самое, чтобы не проворонить моментальный контакт объекта или оставление закладки. К исходу второго часа всем стало хорошо. Слон перестал проверяться и шел по аллейке, изредка прикладываясь к «Балтике». Наконец, он остановился, аккуратно поставил пустую бутылку на газон, бросил в урну газету и, порывшись в карманах, туда же отправил какие-то бумажки.
Момент истины?!!!
Окружающая действительность померкла, и слон почувствовал, как по нему проехал каток.
Вот так и попадают на небеса. В голове туман, тугой саван мешает пошевелиться, а тебя ласково и бережно поддерживают под руки ангелы. Или черти. Сомнения деда разрешил появившийся невесть откуда тип в штатском: «Здравствуйте. Я старший следователь по особо важным делам Федеральной службы безопасности подполковник Такойто. Вы задержаны по подозрению в государственной измене в форме шпионажа. Подпишите вот здесь и здесь. Пожалуйста». Саван превратился в наручники. Ангелы исчезли. Вместо них сновали аккуратно одетые молодые люди. Один из них деловито рассовывал по карманам деда бумажки, предварительно извлеченные из урны. Остальные входили в роль экспертов, милиции, понятых и свидетелей. Работала видеокамера, щёлкал фотоаппарат.
-Я не понимаю, что здесь происходит! - слон окончательно вышел из ступора и начал играть, путаясь в легенде. Естественно, два литра пива в жару.
Объясняют: закладочку оставляли? Кому? Опять не понимаете?.. Свидетели, понятые...Бутылочка ваша? Вот и хорошо. Под этикеткой микроплёночка.. Та-ак, карманчики. Ага, шифрограммы. Что, сноровка ослабла? Не успели сбросить? Посмотреть хотите? В суде посмотрите.. Фотограф, ближе.. Понятые, распишитесь.. Что еще в карманах? 50 рублей и всё? Хм, дёшево Родину продаёте.. А документики где? Дома оставили? Не расстраивайтесь, вы давно под нашим контролем и данные ваши хорошо известны. Вот и протокольчики уже заполнены, подпишите, пожалуйста.. Что-о? Фамилия не Ваша? И как же вас называют связные из Гвазделупы?.. Что вы орёте, какой беспредел?.. Милицию вызвать? Счас. Только у них методы другие и из отделения поедете в Лефортово лёжа на животе. Почему? Да потому что дубинка будет у вас из жопы торчать и сидя ехать некомфортно... Будем говорить?.. Конечно, жена подтвердит, с ней уже работают. Кстати, обыск у вас в квартире полным ходом и результаты не в вашу пользу.. Коллеги по работе? Вот справочка оттуда о моральном облике. Взгляните и охуейте. Кстати, вас к тому же уволили... МЫ кто? (У деда зарябило в глазах от обилия красных корочек). Не верите? Хватит тут Станиславского изображать. Подписывайте вот тут.. Да, знаем, не 37 год. Но шпионы вроде вас еще не перевелись.. Ага, вот результаты обыска и экспертизы. Ого.. И пальчики везде ваши. Поздравляем. 20 лет минимум. Впрочем, если начнете рассказывать сейчас и подробно, может и подышите воздухом свободы на старости...
Читатель, уважаемый! Конечно, Вы догадались сразу или по ходу повествования о том, что шпиёном дед не был. Впрочем, закладки он наверняка оставлял. Для себя. От жены. В бачке унитаза. А вышел он из дому похмелиться. И процесс его увлёк. До поры.
Группа попросту перепутала объект, и настоящий слон полдня шарахался по району, пытался выявить наружку и бормотал удивлённо: «профессионалы!».
В самом разгаре мероприятия, когда дед уже почти всё подписал, ангел ему всё же явился. В лице начальника курса этих раздолбаев. Перед дедом извинились. Угостили пивом и проводили домой. Извинились еще раз. Попросили заходить, если что.
А уже в Академии группе показательно вставили вышеупомянутые дубинки не будем говорить куда. Командиру (он к тому же играл следователя) глубже всех. По самую верёвочку.

Оценка: 1.8307 Историю рассказал(а) тов. КомиссарРекс : 04-06-2003 09:25:00
Обсудить (47)
28-11-2003 16:48:10, КомиссарРекс
Надо же. Откопали:)...
Версия для печати

Армия

Ветеран
Спаситель Башни

«Боже, когда же она заткнется???» - раздражено думал Гюстав д’Аржиньи, владелец десятка небольших магазинов, бывший мещанин, а теперь, после женитьбы на бедной, как церковная мышь, но с гонором королевы Кастилии графине д’Аржиньи, сам в результате ставший графом, ныне депутат муниципалитета Парижа, завязывая галстук. Мадам д’Аржиньи высокомерно обращаясь к этому мужлану (ах, если бы не его деньги..) повторяла в двадцатый раз - «величайшие умы Франции - Золя, Бальзак, Мопассан требуют убрать это железное чудовище инженера Эйфеля, мы, как цвет духовной.. и т.д. ..». Скрипнув зубами, депутат повторил в двадцатый же раз елейным голосом:
- .. ну дорогая, не волнуйтесь, прошу Вас, все собрание против этой башни, да и по договору с мсье Эйфелем он обязан разобрать это уродство в этом, 1909 году, успокойтесь..

В эти же самые минуты майор Жак Феррье, пионер радиодела во Франции вытаскивал из шкафа редко доставаемый парадный мундир, и рассматривал его, не побила ли где-нибудь вездесущая моль.

Мэр Парижа, развалясь в кресле и пожевывая трубку с вырезанным на вересковой чашке лицом старого пирата прогудел басом
- ну, и последний вопрос сегодняшнего заседания - о сроках демонтажа башни Всемирной выставки инженера Эйфеля..
Маленький, чрезвычайно похожий на крысу секретарь вдруг заерзал на месте, мэр вопросительно посмотрел на него.
- Господин мэр, по этому вопросу просит слово майор Феррье.
Депутаты недоуменно переглянулись - кто это?

Майор при полном параде, но с невероятно тусклыми, нечищеными давным-давно галунами вышел к небольшой стойке. «Черт побери, как же говорил сержант Папен, как он это говорил..» Майор нервно налил стакан воды, взял его в руку -
- Уважаемые господа - и немедленно выпил.
Далее последовала пятиминутная речь майора, состоявшая в основном из отборного французского мата начала ХХ века, смысл которой сводился к следующему - башня инженера Эйфеля представляет собой великолепную радиоантенну, и муниципалитет будет сборищем пассивных гомосексуалистов, если лишит армию такого устройства.

По окончании в зале наступила мертвая тишина, внезапно прервавшаяся резким громким стуком выпавшей изо рта мэра трубки с пиратом на чашке. Глаза у пирата были вытаращены не меньше, чем у хозяина трубки, но спустя мгновение его пасть с выбитыми зубами медленно растянулась в одобрительном оскале. Майор, круто повернувшись почти строевым шагом вышел за дверь.

Гюстав д’Аржиньи, вошел в родовой особняк на бульваре Ваграм и столкнулся лицом к лицу с графиней, ожидавшей его со старинным, украшенным хрусталем венецианским подсвечником в руках (графиня до сих пор не признавала электричество у себя в доме. В МОЁМ доме, черт побери!!!).
- Гюстав, завтра у меня в салоне соберутся достойнейшие люди, цвет парижского общества, я хочу им объявить дату сноса башни - когда?
Депутат посмотрел на нее совершенно необыкновенным, грозно сверкнувшим взглядом и произнес фразу на малопонятном для графини, и совершенно диком, недопустимом французском, смысл которой сводился к следующему - «всякая, занимающаяся любительской проституцией гражданская сволочь может отправляться в анальное отверстие, занимать там сидячие места, и не открывать рот, когда речь идет об интересах армии!» Затем он резко повернулся, и шарахнув дверью скрылся в своей спальне. Окаменело-возмущенное выражение на лице графини постепенно сменилось задумчивым, она подошла к буфету, поставила тоненько звякнувший подсвечник, и достав пару бокалов плеснула на самое дно немного коньяка, развязала пару тесемок на пеньюаре и, взяв бокалы осторожно постучала в дверь спальни графа.

В 1918 году, когда с помощью башни было принято сообщение о капитуляции Германии, и Феррье, к тому уже времени полковника, просили повторить ту речь 1909 года, он, немало смущаясь отнекивался, и отвечал, что все уже забыл, да и повторить сержанта Папена невозможно - уникум.
Оценка: 1.7866 Историю рассказал(а) тов. Logo-d : 08-06-2003 13:12:36
Обсудить (9)
12-02-2009 20:39:45, badeabet
очень, даже, художественно изображено. Не знал, что башню со...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Предлагается профессиональная биологическая очистка сточных вод для заводов недорого.
остекление лоджий расчет