Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

У меня есть знакомый, который всю службу посвятил войскам РТВ Войск ПВО Страны. Кто не знает, что это такое, хотел бы пояснить, что в ротном звене - это далеко не мед в шоколаде... неустроенность, автономность существования (если не сказать - выживания) со всеми вытекающими...
Рассказываю с его слов.
Когда армию в очередной раз захлестнула показушная волна близости к людям и заботой о них, в вышестоящих инстанциях было принято решение проверить на этот предмет все радиотехнические роты объединения, в т.ч. и мою. По закону подлости, за неделю до приезда комиссии солдат, назначенный в наряд по кочегарке (кочегарка - наверно сильно сказано - котел, от которого обогревалась казарма) разморозил систему отопления. Командир батальона, после моего доклада об этом сказал, что наверх докладывать не будем, восстановим собственными силами. По временной схеме установили в казарме несколько буржуек и кинулись искать материалы для ремонта. А времена тогда наступили жуткие - водки в продаже завались (Горбачевский маятник борьбы с алкоголизмом давно качнулся в обратную сторону) - никто не хотел спирта - основной движущей силы, все хотели денег, и наши предложения обменять трубы на предлагаемый эквивалент не встречали, как ранее, энтузазизьма и повышенного производственного рвения трудящихся масс...
На сколько можно - все прибрали, покрасили, натерли, поменяли... ну в общем, что могли - сделали... По настоянию старшины буржуйки заменили на электрообогреватели, снятые со станций и принесенные из дома офицерами и прапорщиками. Замполит батальона, приехавший утром, приказал и их убрать... Возражения не принимались...

- Не тушуйся, Федорыч... убить - не убьют... может и обойдется, - задумчиво говорил мне старшина роты...
- Не убьют, так потом замордуют...
- Да ладно, бог не выдаст - комиссия не съест..., иди, командир, встречай...

Приехавшая комиссия милостиво изволила посетить командный пункт, где посмотрела работу сокращенного и полного боевого расчета, столовую, где изволила в полном составе «снять» пробу, неотказалась и от... и вот.... вот я веду ее в казарму - настроение и предчувствие - ну сам понимаешь....
Заходим... у тумбочки стоит дневальный в ХБ, хотя, когда я уходил встречать приехавших он был в шинели, старшина - в рубашке - представляется... что за хрень...в казарме не более 10-12 в плюсах по Цельсию, а тут...крыша едет, что-ли... Приехавшие в течении минут 10 обошли спальное помещение, бытовку, оружейную и ленкомнату и т.д., мельком проверили документацию... Один из проверяющих, мельком взглянув на термометр, прошел дальше и начал читать боевые листки...Без замечаний конечно не обошлось... но разве это недостатки... УЕХАЛИ!!! НЕ ЗАМЕТИЛИ!!!!
...Как говориться - нет на свете ничего прекраснее - чем выхлоп машины, увозящей проверяющих... Возвращаюсь в роту - дневальный в шинели... захожу в канцелярию...
- Командир! Наливай скорее, замерз, сил нет... - такими словами встретил меня старшина, кутаясь в бушлат...
- Что это было???
- Что-что... Наливай... пока вы ходили - я у термометра отбил головку, покрасил красной пастой от шариковой ручки кусок лески и вставил его в трубку термомометра...
- А если бы засекли?
- Да никто не засек бы... Ты их обедом кормил - кормил... Наливал? - Наливал.., По морозу вел? - Вел.. С мороза, после обеда, да еще и с водкой - кто заметит.... Наливай скорее... Замерз... А если бы засекли - я бы термометр начал снимать.. и уронил бы «нечаянно»...Наливай!!!
Оценка: 1.8596 Историю рассказал(а) тов. Батя : 17-08-2004 17:48:14
Обсудить (16)
24-08-2004 08:56:12, Rembat
[C транслита] > то WWWицтор > > У нас в роте сушилка -----...
Версия для печати

Армия

Примерно 1981 год...

- Деда, а вот ЭТА за что?
- За танк, мы с прямой наводки его... Нет, не так рисуешь. Вот здесь на пушке у него ВОТ ТАКАЯ вот хреновина (Дед берет карандаш из моих рук и подрисовывает дульный тормоз на пушке у квадратного танка). Я рисую на башне крест.
- Деда, я у Агибалки на калитке крест нарисовал, а он меня крапивой...
- Полицай проклятый, иттиегоналевомать...
- Миитяяяя! (БАбушка) Не выражайся!

1983 год...

- Сволочуга! Где "бобка"?! (- разводной ключ Боко Дед называл "Бобкой"), где метчики ??!!
- Деда! Я не брал "бобку"! Не знаю кто взял! (Откуда Дед мог знать, что ключем Боко удобно зажимать клееные велосипедные камеры... А метчиками накалывать капсюли "Жевело" и гильзы строительных патронов!)
- Ну я тебе сейчас дам! Где ремня??!! Иттиегоналевомать...
- БАааааа! Меня Дед гоняяяааееет!
- Миииитяяяяя!!! ...........
(И Деда остается без бутылки портвейна, которую ему обещали за "шабашку").

1985 год, 9-е Мая...

"Этот День Победы, порохом пропах...
Это праздник, с сединою на висках..."

- Дед, дай ключи от сарая?
- Не дам, уже весь струмент затерял!
- БАааа! А Дед с дядей Петей еще бутылку вина принееес!
- Вот иттиегоналевомать...
- Миииитяяяяя!!! ........

1989 год...

- Дед! Там уголь привезли. Давай ключи - ведра с лопатой нужны, таскать буду.
- Обожди, сейчас вместе таскать будем, встану только...
- Дедуль, да лежи ты, сам перенесу.
- Ты у меня поумничай, иттиегоналевомать!

1994 год...

- Дедуль, ну давай, пора мне. Машут вон...
- Погоди ты, дай еще посмотрю, я ж боюсь неуспеть-то.
- Дед, не дури, я тебе дам "не успеть"!
- А чего ты хочешь, иттитвоюналевомать, вот лягу спать и помру...
- Дед!
- Да ладно, иди! Ты мне пока метчики не вернешь - я тебе успокою не дам!
- Дед, вот ты гад! Я в армию, а ты про метчики! Да не брал я! И не помню вообще!
- Ага, не брал...
- Митя! Его в армию, а ты про метчики!
- Да и ты с ним в армию иди!! Спать не даешь!!! Вертишься!!!! Иттитвоюналевомать!!!!

1995 год...

- ДЕДА! Здоров! Я в отпуск к вам!
- Ну здоров. А чего раскабанел-то так?
- Дед, ну кормят нормально... И не "молодой" я уже...
- Ага...
- Дед, к тому ж специальность хорошая - связист я!
- Что, и с "катушкой" бегаешь? Хммм...
- Дед, уже не бегаю я. Я - сержант! И чего пристал, блин, сейчас заставлю подшиваться!
- Хммм... Ну пошли... Есть у меня ТАМ...
- Дед... Елки... ты еще....
- Будешь умничать - не налью, иттитвоюналевомать!

1996 год, апрель...

- Бабуль, Дедуль, я - в командировку! БА! Где носки с трусами?
- Да вон, в мешке твоем зеленом. Теперь еще куда?
- В Пятигорск, БА. Минералки попью! Ненадолго, месяца на два-три, как смена подъедет.
- Опять звонить будешь?
- Да, БА, как обычно через Свету. Если по ЗАСу, то Света перезвонит вам...
- Опять эта лярва твоя?!
- Дед! Иттитвоюналевомать! Я со Светкой уже сколько?! Полгода почти!
- А трусы бабка стирает?!
- Дед, я тебя сейчас из табельного.... как предателя!
- Да, иди ты, твоюналевомать... Вот женишься - метчики прощу!...

1996 год, июль...

- ДЕД! Привет! Как вы там?!
- Кто это??
- ДЕД! Это я! Ваня! Как вы?! Где бабуля?! (- Света!! Автонастройку выключи пока, на две десятых меньше возьми! Не слышно нифига...)
- Да хорошо все! Бабка на базар ушла! Ваня! Ваня! ...
- ИнншА аллА... дАха нОхча...
- ДЕД! Здесь помехи! Долго не могу! Я уже скоро!
- Ваня! Ваня!
- МаджлИ ассЫ... акбаррр! Аллаху акбЫрр!
- ДЕД! Я скоро!
- Ага, на базаре она! ....

1996 год, август...

- Во, Ростов... Давай, Друг, прощевай. Удачи тебе!
- Давай, Брат.

Вокзал. Станиславского. Крепостной. Седова. Почти весь путь на одном трамвайчике.
Ну где все друзья?! Чего же никого на улице?! Я ОПЯТЬ ВЕРНУЛСЯ!
А... Ну да... шесть утра всего...

А Дед на завалинке! Встречает. Хоть я и не звонил, когда приеду. Коммутатор "Задание" занял Борис Николаевич, с Масхадовым общался... Интересно, он сейчас так же счастлив?

- Здравствуй, ДЕДА!
- Здоров. Ну ты рано! Чего, подгадать не мог, когда бабка встает? Сейчас без чая сидеть будем...
- Деда, как ты?! Как бабуля?!
- Замечательно все. А это что за чертовина у тебя на кителе?
- Дед, ну это крест такой... Заслужил типа... За Лебедя голосовал, потом такие нам дали... И зажигалка еще вот какая, гляди - бензиновая! И чаю я вам привез. И сгущенки. И смотри конфет сколько - ребята собрали.
- И опять с Пятигорска? Или как прошлый раз?
- Да, Дед, оттуда - с Пятигорска.
- Ага... Только бабке не ляпни. И матери.
- Дед, а ты то откуда?? ...
- Пошли давай... пока не проснулась... Там есть у меня еще...


Дед, Рогозинский Дмитрий Иванович, командир расчета 152-х мм пушки-гаубицы, 2-ой Украинский фронт (орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 2-й ст., медали За Отвагу, За взятие Праги, Берлина...) умер через год. Хуй меня понес ему метчики отдавать....
Оценка: 1.8259 Историю рассказал(а) тов. na4alnik : 10-08-2004 07:24:02
Обсудить (46)
20-05-2011 23:03:31, BigMaximum
однозначно.... вспомнил своих дедов... пойду шило разводит...
Версия для печати

Щит Родины

Ветеран
Иван-дурак

«Всем тем, кто прошел стадию «молодого офицера»


Посмотришь на него, и жутко делается.
Детина ростом 195.
Длинные, жидковатые волосы уложены «а-ля фюрер». Злобные и пронизывающие глаза неопределенного, серовато-желтого цвета, посаженные очень близко к носу. А нос...
Гоголь плакал...
Он плакал бы, не будучи в состоянии описать этот хрящеватый, тонкий, как лезвие бритвы, скосоебленный на правую сторону (удар боксерской перчаткой) дыхательный аппарат, хищно ощупывающий перед собой пространство...

***

Отряд стоит в ожидании.
У нас сегодня знаменательный день.
Сегодня нам представляют нового командира. Полторы тысячи рыл напряженно смотрят на трибуну, на которой стоит заместитель начальника округа и этот...

- А-а-а-тряд! Под знамя!... Смирно!

Старый команч сегодня тоже волнуется. Он отдал нам 20 лет своей службы. С лейтенанта до полковника. И дрожит его голос. Он уходит ... И передает нас вот этому монстру...
Военный оркестр мерзко взвизгивает первой и второй трубой, ухает туба. И баритон с альтами, и прочей секундной херней на подпевках, старательно пытаются попасть в такт боя большого барабана...
Встречный марш...
А полторы тысячи рыл, сознательно и законно, нарушая приказ «смирно», ведут свои глаза и подбородки за куском красного шелка на древке... Древко несет молоденький старший лейтенант, его сопровождают два здоровенных сержанта с головами имбецилов (бля, не знаю как писать это слово -имбецил, имбецилл, или имбицил... :-) ) с шашками наголо...
На красном шелке золотым шитьем - «За нашу, Советскую Родину !»

Старшина военного оркестра вздымает руку вверх и резко опускает ее, сжимая кулак когда знаменная группа равняется с трибуной и останавливается, повернувшись к отряду лицом...
Оркестр глохнет...

А потом, как и везде...
Коленопреклонно целует знамя старый команч...
Целует его новый...
И командует нами теперь он... Новый...

- Офицеры пять шагов вперед, прапорщики четыре, сержанты три...шага-а-м...Марш!

- Начальник строевого отделения, майор, такой-то, жалоб и заявлений не имею...
- Начальник такой-то учебной заставы, капитан, такой-то, жалоб и заявлений не имею...
- Инструктор одинадцатой учебной заставы, старший сержант, такой-то, жалоб и заявлений не имею...

...Мы никогда не имеем жалоб. И заявлений мы тоже не имеем...

- Товарищи курсанты, сержанты, прапорщики и офицеры!...
(ого...что-то новенькое...по восходящей подполковник пошел...)
- ...я назначен командиром в ВАШ отряд. Если у вас есть вопросы ко мне, задавайте сразу, через 10 минут вопросы приниматься не будут...
(да кто тебе будет их задавать, засранец ты этакий...)
- Значит нет вопросов... Принимаю командование НАШИМ N-ским учебным пограничным отрядом!
- Первая, вторая, третья шеренги - кру-...Гом!... На свои места... шагом - ...Марш!

Опали напряженные погоны.
Со звездами.
Со звездочками.
С любовно пришмаленными утюгом и клеем ПВА металлизированными галунами...

***

Ах...Иван...Иван...

Мы определяем человека по его внешнему виду.
Определяем по выражению морды.
Мы начитались теорий Ламброзо и применяем эти теории к каждому человеку, у которого мало-мальски зверское выражение...

***

В этот же день читка приказов. Пятница.
Мы сидим и ждем его.
Ровно в 16.00:
- Товарищи офицеры!
- Товарищи офицеры...
- Товарищи офицеры! - НШ облегченно кидает нам разрешение сесть
Грохот стульев и мы садимся.
- Эй, ты, прапор, - тычок чудовищной длинны пальцем, - Встать! Фамилия? Должность?
- Начальник поста СПС прапорщик (такой-то)!...
- Виды пограничных нарядов?
- Мммм...
- Ясно. Товарищи офицеры и прапорщики, еще раз увижу демаскирующие носки гражданско-светло-серого цвета буду сношать. Присаживайтесь.
- Есть...

***

Он никогда не говорил «садитесь», «сесть»...

***
- Начальник штаба, я сегодня видел, как за мной по плацу вышагивала ворона. Что за херня? Почему ворона смеет вышагивать при «встречном марше» за командиром? Еще раз увижу, посажу на гауптвахту. Ворону, а не вас. Вы меня поняли?
- Так точно товарищ полковник...*
- Присаживайтесь.
- Есть!
( Хех... И Машке досталось...Правда хуй знает, может она и не Машка, может она мужик, уж очень любит строевые занятия и разводы...Может она мужска полу... Вороненка со сломанным крылом еще восемь лет назад нашли курсанты первой заставы и пригрели у себя. Машкой обозвали...Как старались отучить ее от строевых занятий - нифига не получается...Старый команч привык. А этот...Гляди ж ты... Строевик хренов... Ну не умеет ходить кремлевским шагом ворона...Не умеет! От того и шаг у нее такой...прыгающий...А крыло левое не может заводить назад до упора, потому как сломано оно у нее...Что ж ее, на губу за это?)

***
Что-то на удивление быстро читка приказов прошла... Господин подполковник явно не любит разглагольствовать, и читать кажется не любит... Ну и чудно...На какого хрена нам чтецы-ораторы...

***

Понедельник.
Общегарнизонный развод.
- По местам занятий! По подразделениям! Офицеры управления прямо, остальные напра -фффу! Дистанция десять метров! Равнение... На! -... право! Шагом!..Марш!
Вроде пронесло...
Из алюминево-разверзнутого хайла громкоговорителя:
- Офицеры и прапорщики по прохождении трибуны на месте!

Тьфу, бля... Сглазил...

***

- Начальник штаба!
- Я!
- Олег Васильевич, дорогой, ты когда был в подразделениях в последний раз?
- Э..Мммм...Согласно приказа по службе войск бываю один раз в месяц...
- Блядь!!! Какой раз в месяц??? Ты... ты сволочь, каждый день на всех тринадцати заставах должен побывать!!! Я, блядь, не погнушался в пятницу, в первый же день, сходить по подразделениям! Когда вы домой ушли товарищ подполковник!
Ты знаешь, что у тебя на каждой заставе у сержантов в тумбочках бабы??? Нет, бля? И так хорошо они там пристроились, что я ни одну из этих блядей не смог отодрать!... Да... Зато у меня сержанты поебались на славу! А вы, Олег Васильевич в это время дома чай пили!
НШ припадочно затряс головой и истерически взвизгнул:
- Товарищ полковник! Не смейте орать и оскорблять меня в присутствии подчиненных! Это уставом запрещено!!!
Крысиный, скособоченный и перебито-нервный нос с таким турбинным свистом начал втягивать воздух, что показалось, что начинающая опадать с дубов листва, завихряясь, устремится в него...
- Так... Ясно...Начальник тыла!
- Я!...
- Товарищ майор! Почему у вас сало?!
Отпотевающая от приморско-знойного, сентябрьского утра стодвадцатикилограммовая туша начальника тыла (кличка «Смалец»), мгновенно покрылась крупными каплями пота.
Когда-то я удивлялся этому банально-книжному выражению - «покрылся холодным потом». НТ действительно покрылся, ибо от него пошел пар.
- Не, бля! Я не понял, майор, я спрашиваю: почему у вас сало постоянно? Почему у вас мяса нет?!! Епть, я захожу в солдатскую столовую утром. На столах каша ячневая, а в поносно-коричневом жировом растворе сало кусищами! Я захожу в столовую в обед - в гороховом супе сало, тоже кусищами!!! Вечером, в пюре - САЛО!!! Да, бля, КАКИМИ кусищами??? Почему, я вас спрашиваю, товарищ майор??? Почему на полу сало? Почему я три раза чуть не ебнулся на вашем сале товарищ майор? Почему в моечном цеху не работает посудомоечная машина, и все ванны в вашем сале???
...Казалось, что начальника тыла сейчас хватит апоплексический удар - туша побагровела и начала медленно (но уверенно-синюшно) бледнеть...

- Правильно товарищ командир, правильно, я уже сколько раз говорил им, и начальнику штаба, и начальнику тыла о недостатках в работе!...

- Не понял... А вы почему не в строю, товарищ подполковник? Вы знаете, что строй святое место? Вы знаете, что вне строя и тем более в строю разговаривать строжайше запрещено? Почему нарушаете устав товарищ подполковник? Я у вас спрашиваю начальник политотдела?!!

( Гы-гы-гы.... Ну писец...)

- Эй ты, прапор, тебе весело очень?
- Никак нет, товарищ полковник...
- Есть...

Командир, оглядев напряженно-застывший двушереножный строй, слащаво продолжил:
- И так... Николай Петрович, теперь, когда вы встали в строй, я вправе спросить у вас, у моего заместителя, где знамя?
- ???
- Начальник политического отдела?? Я у вас спрашиваю, спрашиваю нормальным, русским языком, где знамя? Отвечайте мне, что ожидает подразделение, утратившее свое знамя? Вы в курсе товарищ подполковник, что это подразделение ожидает расформирование?
- Дык, тащ полковник на месте знамя...и часовой стоит...
- Я не про это знамя, - Иван остекленело, - Я про то, сраное, знамя, переходящее, которое вы, Николай Петрович, получили год назад, за успехи в политической подготовке! Про боевую я уже не говорю, ибо сегодня ночью, я, зайдя в клуб, обнаружил сладко спящим на бильярде старшего сержанта, который отрекомендовался мне инструктором по комсомольской работе, и который как Понтий Пилат был обвит плащом с красным подбоем, то бишь, вашим переходящим знаменем. Вероятно, замерз инструктор, - Иван неожиданно проявил знание запрещенной литературы .
- А вот скажите мне, милейший Николай Петрович, а давно были вы на гауптической вахте?
- Э-э-э, товарищ полковник, я не понимаю вас, я вообще там не был... Никогда не был...
- Ну, вот теперь и познакомитесь... Шагом марш на гауптвахту!
- Не имеете права... Я...офицер...Подполковник я... Даже домашним арестом...не положено...
- А я вас и не сажу товарищ подполковник. Шагом марш проводить политико-воспитательную работу с инструктором по комсомольской работе, которого я сегодня поса...э-э-э, задержал в пять часов утра до разбирательства!
Саркастическая и сатирически-платоническая морда Ивана излучала предел благожелательности.

НачПО явно-облегченно вздохнул, но стараясь не потерять лицо перед зеленоголовой оравой, которую он в течении стольких лет изматывал ПВР, тихонько, но достаточно четко проблеял:
- Я этого так не оставлю Иван Антонович...
- Это ваше право, только сначала выполните приказание, а потом можете писать рапорт по команде. Шагом марш. Начальник штаба и начальник тыла, назначить ответственных лиц за приведение в порядок уставного порядка в подразделениях и тылового обеспечения... Группы возглавите самолично. Начальник тыла, запомните солдат должен жрать мясо, а не сало!
- Есть!
- Есть!

Ну дела... Это какой-то военный нонсенс...
Даже по команде «разойдись» мы еще секунды три остолбенело стояли на своих местах и изумленно глядели на отходящую литую глыбу состоящую на сорок процентов из устава, на сорок процентов из непоколебимого командирского апломба, и двадцати процентов ядреного армейского мата...

***
А по плацу гулял сентябрь 1991 года и мы еще не все опомнились от августа...Кто-то сказал, что этот Гаргантюа, любящий мясо, долго не продержится, кто-то вступился за него, кто-то промолчал...

***

Ох как закрутил Иван...
Ох как закрутил...

Первым делом он добился перевода НШ, медлительного и мягкотелого подполковника.
На замену ему прислали пришедшего из Афгана подполковника Колесникова.
Ух, как они сработались... Это была воистину пара - Команч и НШ!
Во-вторых, он заставил на 30 килограмм похудеть Смальца.
Посредством укрепления подхоза курсанты стали лопать не сало, а нормальное мясо, даже диетическую курятину и утятину. Не постоянно конечно, но достаточно часто. Иван за бесценок купил в каком-то увядающем колхозе сичкарню (это фиговина такая: туда сено бросаешь, а оттуда выползает оно уже перемолотым). Не знаю почему, но, короче, эту сечку скотина легче усваивает и тучнеет быстрее.
Не знаю, какими способами, но ему удавалось выбивать в округе блочную китайскую говядину и австралийскую кенгурятину. И это в то время, когда вся страна сидела на крупе...
Слишком жирная новозеландская свинина, полученная на поставки, перерабатывалась на добротное, бочкового посола, соленое сало, приготовленное по рецепту самого Ивана-хохла. Уж он-то в этом деле знал толк. И теперь это сало с удовольствием лопали курсанты, прапора и офицеры на усилениях границы или учебных операциях, находясь вдали от отряда...

***

Иван никогда не жалел имитации и теперь, на «Поле чудес», так у нас называли тактическое поле, курсанты с сержантами бегали если и не с песнями, то появился интерес какой-то к войне.

На показных занятиях стреляло все, что только могло стрелять, взрывалось то, что могло взрываться, причем хорошо поставленное действо повергало в восторг не только сопливых курсантов, но и юных пионеров проходящих «службу» в нашем военно-спортивном лагере «Хасанец», многочисленные делегации и, даже народных артистов (в то время прибывающим на гастроли столичным гастролерам было в охотку съездить и показать парочку-другую спектаклей советским пограничникам )...
Особой популярностью пользовалось мероприятие под названием «гражданским - военную жизнь», когда курсантов на курсе молодого бойца неожиданно поднимали по тревоге ранним утром, когда еще только еле-еле «горел восток зарею новой» и бегом гнали на ПУЦ.
Далеко-далеко, через залив, призывно мерцал желтыми, ночными, огоньками светофоров Владивосток. Город уже начинал просыпаться, и над ярко освещенными улицами один за другим освещались дома и отражались слабым мерцанием в Амурском заливе...
И вдруг, в полумгле, высота «238», в простокурсантском обиходе называемая Олимпом, озарялась вспышками рвущихся ШИРАСов, огоньками стреляющих, наступающих групп пехоты, ракетами из СПШ, гнусным воем СХТ и скрежетом (по заржавленным рельсам) двух макетов танков...

Первыми рявкали два РПГ-7.
От их одновременного мыканья приседали в испуге нервные салабоны... Два ПКСа и «Утес» истерически бились в конвульсиях, выблевывая в Олимп трассеры и БЗТ, кроша в щепки мишени и с противным визгом разбивая стенки сложенные из булыжника...
«Пум-пум-пум»... «Пум-пум-пум»... «Пум-пум-пум»... АГС бил обстоятельно и вроде совершенно безобидно, но красноватые, с разлетающимися искрами разрывы на мишенном поле о безобидности уже не говорили... И все это перемежает лай АК-74 и РПК магазины которых, вопреки пограничному правилу забиты под самую завязку (а не на пять патронов меньше) трассирующими...
И уходят трассы...
Ах...Как их хорошо видно в этой рассветной полумгле, и становится действительно страшно, когда она видна...эта маленькая пулька... Ой какая маленькая...

Сноп искр и белых брызг.
Это кто-то из «шайтан-трубачей» попал в старенький списанный БТР, который командир выторговал у красноармейцев за тонну угля и который приказал установить метров за 400 от огневого рубежа.
А ну? Кто из вас будущих сержантов сумеет попасть на таком расстоянии в этот неподвижный бэтр?... Сразу же на него переключаются ПК, «Утес» и все стрелковое. Уходящие в небо оранжевыми ракетами, рикошетирующие трассеры, уже только безобидно-красиво разбрызгиваются от брони...

«Бой» длится всего минуты две.
Оба расчета РПГ задирают трубы в небо. Уши рвет нестерпимый вой и... Через несколько секунд высоко, в фиолетовой синеве, вспыхивают два бутона сработавших на самоликвидаторах выстрелов ПГ-7В...

Шоу конечно... Но это шоу не на экранах телевизоров. Это шоу своими глазами. Под это шоу не суйся...

***
Ивана шпыняли и ругали за перерасход боеприпасов, но он не обращал внимания и гундел, что мы тут-де не в бирюльки играем, а воевать учимся...

***
Черт его знает, что он был за человек.

На вид зверюга, да и поступки иногда не слишком ординарные.
Были у него и недоброжелатели и завистники, но в целом его уважали и, в какой-то степени, любили.

Плели про него, что после училища он, будучи начальником заставы, чуть ли не в одиночку задержал где-то в Армении трех турок, которые за каким-то хреном перлись через нашу систему и, будто бы ему за это был дан орден «Красной звезды», но потом представление отозвали, а он обиделся и набил морду начальнику штаба.
Говорили, что он был курсовым офицером в училище имени Моссовета, но повздорил с начальством и был сослан на Кушку.
Говорили, что в академии, по пьянке, поспорил с каким-то кубинцем-полковником, что на руках поборет его левой.... Кубинец был левшой и здоровеньким мужиком, а Иван хоть и здоровенький, но был правшой, на что дурак-кубинец и повелся. Иван умудрился сломать ему запястье и своей слабой левой, за что его чуть не выкинули из академии, мотивируя тем, что он нарушает принципы международной дружбы. Хорошо хоть полковник-кубинец (он был достойным мужиком) вступился за майора и сказал, что все было по правилам...
Мололи про какие-то дрязги с первой женой, но, судя по всему, первая его жена сукой была хорошей, ибо со своей второй женой, Мариной, он жил душа в душу...

Да блин... Про кого не мелют?

***

Эх... А сколько было заебов у Ивана?
А много было заебов!
Ну не может военный человек без заебов.
Ну не может и все тут!

***
Поднять отряд по тревоге? Это очень легко!
Достаточно для этого приехать из отпуска и обнаружить своего пса, оставленного на учебной заставе для кормежки, в виде ребристого велосипеда .
Бракованного пса Иван еще щенком взял из «сучей школы» (школы собаководов). Криволапый и слабый «брак» неожиданно сформировался в мощного кобеля-переростка, доброго и безобидного, ибо его никогда не обучали командам «фас» и «вперед»...
Перед отъездом в отпуск Иван самолично привез на 1-ю учебную (она находилась в двух километрах от отряда) залежи круп и консервов, полученных на паек и которые он, конечно же, не жрал. Ни он, ни жена с дочкой.
За полтора месяца Иванова отпуска личный состав сержантов первой учебной заставы добросовестно слопал всю тушенку и рыбные банки, накопленные Иваном в течении года...
Приехав за любимым чадом, Иван обнаружил в вольере похудевшую и облезлую овчарку, которая, грустно посмотрев на хозяина, вздохнула и, положив морду на лапы, закрыла тоскливые глаза...
Запоздало сработали пары выпитого в аэропорту пива (Иван был большим почитателем этого народного напитка) и коньяка принятого из семисотграммовой, плоской, штатовского производства, со срамно распустившей ноги кудрявой красавицей, фляжки, которую Ивану подарил на День Рождения начальник штаба, вывезший ее из Демократической Республики Афганистан...

Сирена завыла дурным, пронизывающим голосом, и мы, мужики и бабы побежали на плац, судорожно прижимая к своим грудям тревожные чемоданы в которых, конечно же, не было суточного рациона, который мы сожрали уже давно, под бутылку водки, и поганых приборов под названием «курвиметр»...
А пьяненький и взъерошенный Иван полчаса долдонил нам, что каждый боец на границе должен быть накормлен и напоен, и спать уложен, а ежели он не накормлен, то нахуй нам такой боец, и нахуй нам такие командиры обжирающие личный состав...

Или вот еще заеб.

В 1946 году плененные сыны богини Аматэрасу добросовестно строили дома и казармы для вновь создающегося воинского подразделения.
Очень добросовестно строили.
Дома и казармы стоят и поныне, а вот многие сыны священной земли Ниппон нашли свое последнее прибежище в ржавой земле, недалеко от ласкового прибоя залива Петра Великого Японского моря... Аккурат за автопарком...
Японцы не ставят на могилах крестов.
Достаточно маленького камешка. С одним, единственным, иероглифом...
И все будут знать, что здесь последнее прибежище человека, душа которого смотрит с небес на этот маленький камешек и маленьких людишек переживших его...

---

Сквозь камни прорастаешь ты,
травинкой легкой...
Я не приду к тебе, любимый...
Осень далеко...

---

На японское кладбище за 50 лет навалили несметное множество покрышек, ржаво-пружинно-выперших сидений, а сверху завалили оранжевым железом из автомобильных рам, сгнивших кузовов и кабин...

Смалец был вдругорядь оттрахан за осквернение кладбища, ибо Ивану в один прекрасный момент вздумалось поднять документы по аренде земельного участка...

***
Легенькие и сухенькие женщины с причудливыми, обтыканными деревянными спицами прическами, и туго перетянутые широченными, красными и черными шелковыми поясами на своих серебристо-платиновых кимоно кланяются нам... Мужики что-то шепчут, прикрыв глаза, и тоже кланяются...
Нет никаких оркестров.
Спасибо аната за неумело подправленные известью иероглифы на этих камешках извлеченных из-под железа... Да и ведь не все они и найдены, камешки эти...

А по бухте гулял злобный октябрьский ветер 1996 года... И ежились мы....

***
Иногда на читке приказов Иван вставал и загробным голосом возвещал:
- Товарищи офицеры... Сегодня на подсобном хозяйстве неожиданно и в героических муках скончалась свинья...
Далее приказным тоном:
- Приказываю вам и членам ваших семей прибыть завтра, в субботу на берег бухты. При себе иметь все, что положено для шашлыка. Форма одежды - любая.
Вытянувшиеся морды заступающих в наряд и ответственными офицеров и прапоров и расплывшаяся, довольно, Иванова рожа...
Иван сам и организовывал коллективные пьянки и сам же их и возглавлял.
Песни пел, причем совершенно немузыкально, но любил он попеть...
Поплясать любил...
Короче возглавлял пьянку самолично, будучи не в состоянии ее предотвратить.

***
В 97 году из-за ЧП в отряде его перевели на клерковскую должность в округ (обосрались три курсанта). Поносом (в простонародье старой и доброй дизентерией) у нас не должны страдать военнослужащие.
Как Вы понимаете, Ивана просто при удобном случае выкинули из командиров, как не способного обеспечить здоровье вверенного ему личного состава, уж больно он был пиздлявым и неудобным для генералов...
Следующие командиры имели трупы и ничего...служили...

А Иван, за 6 лет своего командования построил дом.
Он изнасиловал всех генералов - начальников тыла (их сменилось за это время человек пять). Он изнасиловал командующего округом, как Вы догадываетесь тоже генерала, только не майора, а целого полковника.
Он назло всем построил дом. С горячей водой, сортирами, и лоджиями...
Надо мной сейчас будут смеяться, наверное - подумаешь, дом построил... Но в то время, когда Ельцин разваливал страну и армию и нам не платили по нескольку месяцев денежное содержание, когда все рушилось, он строил дом...
И в засранном, Богом забытом учебном пограничном отряде никто не смеялся.
И сейчас не смеются над старым и добрым полковником со скосоебленным и тонким, как лезвие ножа носом, нервно вбирающим в себя «тяготы военнослужащих» и не только оных...

***

Мне довелось еще три года послужить с ним.

Он клерковал замом начальника по подготовке войск, а я неожиданно стал мамлеем и вкусил все прелести офицерской жизни...
Наши жены жили в отряде, а мы с Иваном, за 150 километров от них, бомжевали по кабинетам. И частенько мы напивались с ним из заветной афганской фляжки, на которой кудрявая красавица похабно разбрасала ноги...
Иван, со смешком, мне:
- Эй, ты, прапор... Ты помнишь?

Я помню Антоныч...
Я все помню...

P.S. А Машку, ворону, Иван все-таки посадил на губу. Они настолько сдружились, что Машка не только ходила за Иваном при «встречном», но он еще и пригрел ее у себя в кабинете, чем Машка и воспользовалась.
Скиздила у Ивана обручальное кольцо, которое он за каким-то хреном снял с пальца. Убежать далеко не успела. Была поймана и с позором отправлена на трое суток под арест...Дабы служба медом не казалась...

* Полковник - подполковник.
Любого начальника подполковника, тем более уважительно, подчиненные в армии зовут «полковником».
Подчеркивая неуважение, или сугубо официально могут назвать конечно и «подполковником».
У моряков еще проще. Они и сами про себя говорят: третьего ранга такой-то, первого ранга такой-то, абсолютно, при этом, не делая упор на капитана.

© A.B. Ostrognikoff (Colonell) 2004 stgs@rol.ru


Оценка: 1.8212 Историю рассказал(а) тов. Колонель : 24-08-2004 05:43:41
Обсудить (103)
, 11-09-2004 19:38:27, Бодик
Автор: Кадет Биглер Дата: 10-09-04 17:42 > to Отвлеченн...
Версия для печати

Флот


"Боцман"

Довелось мне тут побывать на праздновании трехсотлетия Кронштадта.
Конечно, не как официально приглашенное лицо, а так, шпаком гражданским походил,значит, по городу, вспоминая места "боевой славы" лейтенантской, поностальгировал. Между прочим, и корабли посетил, открытые для посещения гражданской публики. Исплевался. Такое состояние кораблей, что кажется, экипажей на них и в помине полчаса назад не было, и приборку элементарную там не делали неизвестно сколько.
Вот и вспомнилось... Кронштадт... Боцман...
Уж сколько анекдотов про рассеянных ученых рассказывают - не перечесть.
Вот Вооруженные Силы нашей страны - я Советский Союз, конечно, имею в виду - на такого рассеянного ученого в чем-то смахивали.
То есть в главном - лучше в мире нет, и боеспособность, и готовность, и так далее.
А где-то в каких-то мелочах - ну полная беспомощность и бардак страшный. И случались в этом бардаке совершенно на первый взгляд вещи немыслимые.
Это все конечно, я о прошлом веке, о двадцатом.
Сейчас в Вооруженных Силах от былой их славы, пожалуй, только ядерная дубинка да бардак и остались.
Причем, последний до неимоверных размеров разросся, никто ничему не удивляется, никого ничем не удивишь. Года два-три назад, когда я в Город приезжал, да знакомых встречал иногда - еще дергался от изумления, как, например, можно на должности третьего ранга - капитаном второго ранга стать, а уж на должности второго ранга - сам вроде бы бог велел каперангом ходить.
А потом как-то успокоился. Может они, нынешние, служат лучше нас, давешних... а может слово заветное знают... ладно, Господь все равно ведь по делам судит.
Отвлекся я как всегда, но вот о прошлом.
Начало восьмидесятых, дорогому Леониду Ильичу еще месяца четыре осталось, застой в разгаре.
А мы в аккурат на боевую собираемся. В Средиземное море, соответственно.
Подготовка по полной программе, все путем (не нынешним, не нынешним), неделя до выхода остается, задачи все отработали, проверки прошли, запасы на борту.
И даже время на предпоходовый отдых экипажу выделили - как положено.
Вызывает меня командир, прибываю, он сидит - мрачный. Соображаю, что еще случиться могло... а он:
- Плохо дело, старпом. Боцмана особисты в море не пускают.
- За что?
- А предшественник твой за что сидит? То-то. А боцман по его делу проходил, год условно получил. И год-то прошел давным давно, да только вот ребятам этим не докажешь ничего - осужденным на боевой делать нечего.
- А на замену кого?
- Да с соседнего парохода дают на боевую. Говорят, ничего...
Ладно. Жалко было боцмана - смерть. Очень толковый был морячина, хоть и молодой.
Корабль покрасить - нет проблем, палубу всю верхнюю стеклом отциклевать (да, да, было такое, деревянная палуба у нас была, и циклевали мы ее стеклышком битым) - будьте любезны.
И порядок на корабле и в кают-компании мичманской держал любо-дорого.
Возвращаясь опять к началу истории, состоянию кораблей нынешнего Балтфлота, думаю, если бы мой боцман такое увидел - балластину на шею и утопился б со стыда. Жуткое это все же зрелище для нормального морского глаза.
Ну да ладно.
Делать нечего, пригласил я боцмана в "Шайбу", ресторанчик это такой на выезде из Города, если не знает кто. Баранина в горшочках тамошняя на весь полуостров славилась, да, посидели, выпили мал-мала, сказал я ему все это дело. Неофициально, чтоб хоть как-то сгладить...
Очень тяжело он переживал. И ведь странно что "вокруг Европы" можно, а в Средиземку - ну никак нельзя.
Перебдели, в общем, слегка туалетные работники.
Суть да дело, откомандировали боцмана в штаб бригады, и в море ушли с богом.
Службу отнесли хорошо, даже отлично, вернулись в аккурат к Новому Году, отдохнули после похода почти без замечаний, разве только лейтенант один Деда Мороза избил - я об этом как-то рассказывал.
Числа пятого-шестого января вызывает командир меня. В каюте начальник штаба бригады сидит, скучным глазом переборки разглядывает.
Командир мне:
- Старпом, боцман наш пропал. То есть, был был при штабе - и пропал куда-то. Шум пока не поднимали, да и обнаружили то, что пропал, неделю как. Ты там разберись дня за два-три. Не найдется - будем дезертиром объявлять, в розыск подавать.
Что ответить?
- Есть ! (в обалдении)
Пошел, собрал друзей боцмана - поговорил, мол, жалко мужика, дезертирство - это серьезно...
Один, старшина команды артиллерийской, земляк боцмана, поморгал, поморгал, и говорит:
- Три дня? Не подавайте в розыск, найдем.
Через день захожу в каюту после обеда - сидит на диванчике какое-то мурло гражданское. Джинсы, рубашечка джинсовая, волосы до плеч. Меня увидело - встало:
- Здравия желаю!
Боцман! Ну, ёпть! Ну, б....! Ну.....!!!
- Где был?
- В Кронштадте!
- Как в Кронштадте? А что делал?
- Мясником в магазине работал!
- Пи.....шь, сука!
- Никак нет!
И - фотографию показывает. Действительно, стоит за прилавком мясного отдела, в белом халате, шапочке, нож мясницкий в руке...
- Рассказывай!
...Недели три бродил он по бригаде неприкаянный. Не определили его к делу сразу. Пока деньги были - все ничего, лето, пляж....
Деньги к концу. Он к начштаба, мол, зарплату пора платить. А тот, видно, не в духе был - какая мол на хер зарплата, шляешься черт-те где, нихера не делаешь, пошел ты ....
Боцмана это дело обидело. Что он, виноват что ли, что его кусок работы отняли, а другого не выдали?
Зашел к мичману - помощнику кадровика, так мол и так, жрать нечего, жить не на что, поеду я на заработки. Тот похихикал, мол, давай.
Боцман на последние деньги билет - и в Кронштадт, на родину.
Приехал, походил-походил - жить-то надо на что-то, стал грузчикам в гастрономе помогать.
Пьет умеренно, работает хорошо, грузчики и продавщицы его зауважали. Дальше - больше. Стал мяснику помогать. Тушу вчерне разрубить, подтащить, утащить....Деньги пошли.
А тут мясника увольняют - то ли по жалобе, то ли еще за что.
Кому работать? А вот он, помощник. Назначили его мясником.
В общем, пока мы в в Средиземном - он карьеру сделал. Да, а документы у него вообще никто не спрашивал, свой, Кронштадтский, все его с детства знают, городок-то маленький...
Так и работал, пока жена земляка-артиллериста не доложила, что, мол, ой-ой-ой, надо бы в Город появиться...
Вот он и приехал.
Доложил я командиру это дело. Собрали малый военный совет - начштаба бригады приехал, командир, зам. Что делать будем?
Судили-рядили-порешили. За все месяцы боцману денежное довольствие выплатить, плюс тринадцатый оклад, за безупречную службу.
И - или вернуть в исходное состояние, если захочет, то есть боцманом - или начать процедуру увольнения, в карточку взысканий-поощрений взысканий написать, на "губу" пару раз посадить - и выгнать с флота - но опять же, ежели сам захочет.
Спустился я в каюту, боцману все это рассказал. Он говорит - подумаю. Ушел к себе.
Через часа полтора заходит ко мне, постриженный, в форме.
- Разрешите приступить к исполнению дел и обязанностей?
- Добро!...
.........
Вот так.
Да, а начштаба тогда поклялся, что особистов победит, и боцмана в море пустят.
И пустили.
Так-то.
Любить свое дело надо....
Оценка: 1.7860 Историю рассказал(а) тов. Kor. : 25-08-2004 20:14:55
Обсудить (11)
, 07-09-2004 17:53:01, Герасим
> to Stroybat > +2! > Насчёт того, что боцман мясником устро...
Версия для печати

Армия

Граф

1981 год. Туркестанский Краснознаменный. Мары. Центр ПВО. Обучается бригада кубинцев. То ли «Куб», то ли «Квадрат» (вообще-то, кажется, это один и тот же зенитный комплекс). Честно, не помню. А главное тем самым желаю подчеркнуть свое сугубо гуманитарное восприятие жизни и снять безусловно справедливые будущие упреки в том, что техническая сторона прописана не детально, а по сему недостоверно. Если этого мало, то привожу цитату - «это больше чем правда, так оно и было на самом деле».
Подразделений и специальностей в бригаде ПВО хватает - РЛСы и прочие станции, необходимые, чтобы привет от «дружественных» ВС был доставлен противнику точно по адресу. Есть железка, значит, есть и люди, которую эту железку обслуживают, а чтобы они обслужили ее «тип-топ», надо этих людей научить. Этим благородным делом и занимался офицерско-преподавательский состав учебного центра. Одно из подразделений бригады набиралось ума у майора СА по кличке Граф. Происхождение клички не имеет ничего общего с фамилией или благородной кровью, все циничнее и проще. Как всякий офицер Граф знал ходившую в то время среди военных присказку - «Есть на свете три дыры - Фрунзе, Кушка и Мары». Будучи офицером советским, знал он и другую - «Дальше Кушки не сошлют, меньше взвода не дадут». На этом и базировалась его, да и не только его, философская доктрина. А посему - пожалуйте выпить, господа офицеры. Время, место, количество и прочая-прочая есть категории переменные, а желание выпить - константа, это понимало даже командование. С переменными категориями боролось оно нещадно, пытаясь разнообразными драконовскими мерами заставить офицеров удовлетворять его (желание, а не начальство) за пределами центра, или, хотя бы, во внерабочее время. Замполит не гнушался проверкой столов, шкафов и прочих «шхер» в учебных кабинетах на предмет обнаружения алкогольной продукции прямо в присутствии «подозреваемых», наличие стойкого амбре у которых само по себе не могло служить свидетельством «преступления», так как в ход пускались стандартные отмазки насчет «вчерашнего», «бутылки пива в буфете», выпитой в обед, вплоть до заявления, что это «природный запах, и, сколько себя помню, всегда так и пах, поэтому идите нах». В принципе, замполитовские наскоки мало кого волновали (смотри выше про Кушку и взвод), но и лишние проблемы никому не были нужны. Граф вышел из этой ситуации достойно. Алкоголь не прятал, держал его открыто в графине, стоявшем на его преподавательском столе. Употреблял тоже открыто, прямо в ходе лекций и прочих занятий. Делал это буднично и делово, иногда в присутствии замполита и других проверяющих, ограничиваясь для достоверности мелким глотком, мол, горло смочить. Для особо дотошливых поясняю - в графине был «Чемен», местный белый портвейн, напоминавший по цвету слабо заваренный чай или круто заваренную верблюжью колючку (напиток в Туркмении весьма распространенный, и жажду утоляет и дезинфицирует). Где-то полгода он так забавлялся, но в итоге был раскрыт и удостоен прозвища Графин, сократившегося со временем до звучного Граф, и порции звездюлей, которая никак на него не повлияла, да и не могла повлиять. Конечно, за полгода, что я провел в Марах в качестве переводчика, я видел Графа трезвым. Но было это раза два-три, пьяным «в хлам» видел я его те же два-три раза.
Преподом он был толковым, дело свое знал и мог натаскать кого угодно, хоть обезьяну, было бы у этой обезьяны желание. Тут-то и скрывалась заковырка. Обучавшийся у Графа расчет одной из станций, обслуживающей комплекс, возглавлял лейтенант-кубинец, проучившийся четыре года у нас и, отдадим ему должное, разбиравшийся в теме не хуже Графа. А вот бойцы были из той породы, которую почему-то все привыкли обозначать словом «деревня», несправедливо обижая в массе своей смекалистых и шустрых деревенских парней. Дети острова Свободы никак не могли освоить процедуру ввода данных, сводившуюся к тому, что на аппаратуре станции выставлялись при помощи ручек и тумблеров необходимые значения, вносились какие-то поправки, осуществлялись привязки и, как апофеоз, загорался зеленый индикатор, сигнализирующий о том, что теперь уж дяде Сэму, если он сунется в воздушное пространство Кубы, наступит полный кердык. Кердык наступать не хотел, станция переливалась желтыми, красными и прочими огоньками, зеленый не загорался. Через некоторое время лейтенант-кубинец, устыдившись, видимо, тупости своих земляков, предложил Графу не париться, а полечить расшатанные нервы исконно русским способом, клятвенно пообещав, что за оставшееся время сам выдрючит своих бойцов так, что им мало не покажется, благо в запасе было еще пару месяцев. С тех пор лекции сводились к непринужденному общению между Графом и лейтенантом, свободно говорившим на русском, на самые разнообразные темы под общим лозунгом: «А, вот помню, у нас был случай...». Бойцы строчили письма домой или, тупо уставившись в тетрадь, пытались разобраться с какими-то задачами, которые давал им лейтенант, а переводчик (то есть я) почитывал детективы, изредка встревая с комментариями в беседу офицеров двух дружественных армий. Идиллия была полной, но как всякой идиллии продлиться долго ей не было суждено. Беда пришла от самого Фиделя Кастро, который ввиду нависшей над островом американской угрозы слезно попросил сократить срок обучения бригады, о чем и было объявлено однажды утром на разводе на занятия. Лейтенанта как подменили, лицо его посерело, а глаза подернулись мутной дымкой, в которой отражались стремительно приближающиеся пиздюли. Он понимал, что за оставшиеся до приема зачетов несколько дней его бойцы умнее не станут, а в довершение всего в экзаменационную комиссию помимо наших включили и командование кубинской бригады. Поэтому предложение Графа спрыснуть скорый отъезд на родину было отвергнуто решительно и недвусмысленно. - Не бзди, лейтенант, - заявил Граф, - прорвемся! Заявил так решительно и уверено, что рука лейтенанта сама потянулась к стакану с «Чеменом».
Однако в день сдачи зачета, когда члены комиссии расселись за выстроенными в ряд столами, а Граф пристроился рядом с аппаратурой, лейтенант явно запаниковал. Да и мне, честно говоря, взгрустнулось. Председатель комиссии, полковник, сходу предложил, не использовать исходные значения, содержащиеся в билетах, а предоставить право постановки задачи кубинским представителям экзаменационной комиссии. Предложение было принято. У полкаша, что называется, с собой было, и он протянул пачку листов с заданиями своему кубинскому коллеге. Тот радостно выхватил один из листов и огласил его содержание бойцам. Те защелкали тумблерами, завертели ручками, попутно выдавливая из себя объяснения своим действиям. Под ласковым взглядом Графа я переводил русскоговорящей части комиссии ту ахинею, которую они несли, внося необходимые поправки в меру своего разумения. Было видно, что последовательность действий лейтенант сумел таки вбить в голову своих подчиненных, но смысл, как и результат этих действий, оставался для них тайною за семью печатями. Любой дополнительный вопрос вызывал полный и окончательный ступор. Щелкнул последний тумблер и, о чудо, загорелся зеленый индикатор. Единственным человеком, на которого это не произвело никакого впечатления, был Граф. Для остальных это был явно неожиданный исход сумбурных манипуляций. Председатель комиссии крякнул и сам зачитал новую вводную. Как результат - зеленый. Следующая вводная - зеленый. - Так, а взаимозаменяемость внутри расчета. Поменяться местами - зеленый! С каждым разом бойцы все уверенней щелкали тумблерами, вертели ручки и рассуждали о поправках и корректировках значений. Перед комиссией явно вставала дилемма - с одной стороны, было видно, что расчет это сборище идиотов, абсолютно не понимающих, что они сами делают, с другой стороны, отсутствие понимания не влияло на конечный итог, о чем недвусмысленно сигнализировал зеленый индикатор. Пошептавшись со своими соседями, председатель комиссии черкнул что-то карандашом на листе с очередным заданием и протянул его кубинскому полковнику. Тот активно закивал головой и начал зачитывать его расчету. Ребятам было пох, они все равно ничего не понимали, а лейтенанту, воспрянувшему было духом, взгрустнулось прямо на глазах. Последовали те же щелчки тумблерами, такие же бессмысленные рассуждения о том, зачем ими щелкают, и... загорелся красный. Бойцы не были готовы к такому повороту событий. Но, увидев, что лейтенант аж засветился от счастья, сумели сделать вид, что ничего страшного, собственно говоря, и не произошло. Комиссия сдалась, попытка «взять на понт» с треском провалилась. На последнем построении бригады, когда оглашались результаты, лейтенанту объявили благодарность, чуть ли не от самого Фиделя, а также был отмечен весомый вклад преподавательского состава в дело подготовки молодых кадров для ВС Кубы. Но еще до этого построения, после ухода комиссии, ваш покорный слуга задал Графу напрашивающийся вопрос о методах такой подготовки.
- Да, хули, методы? Видишь вот эту байду? - Граф кивнул в сторону какого-то блока размером с хороший чемодан, стоявшего на маленьких вкручивающихся ножках и соединенного с основной аппаратурой кучей проводов. - Я давно заметил, если ногою ближний правый угол приподнять, зеленый загорается, если ближе к левому краю - красный. Главное, чтобы бойцы хоть что-нибудь лопотали и тумблерами щелкали, а все эти вводные мы на одном месте вертели.
- Ну, а если совсем «козлы» попадутся, так что и слова из них не выжмешь. Как тогда зачет комиссии сдавать?
Граф подошел вплотную к блоку, просунул носок армейского ботинка в щель между полом и блоком прямо по центру и слегка его приподнял. Индикаторы мигнули, стрелки задергались, и все аппаратура отключилась.
- Какая, нах, комиссия? Какой, нах, зачет? Накрылась станция. Всем зачет «автоматом».

Оценка: 1.7662 Историю рассказал(а) тов. Коллега : 12-08-2004 14:32:05
Обсудить (14)
, 28-01-2006 11:54:04, Vaenga
С чего-то вдруг прочитал "капитан-зараза"...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцНоябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
переезд 3 квартиры http://www.mandrmoving.ru/kvartirnyj-pereezd/3-komnatnaya-kvartira/
Интернет-магазин тут опрыскиватели на заказ