Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот


ИЗ ЖИЗНИ КОРАБЕЛЬНОГО СТОМАТОЛОГА.

Василий Баханович родился не в рубашке, а в белом халате. Закончив стоматфак, он прошёл тьму специализаций и имел ещё “корочки“ анестезиолога-реаниматолога, хирурга, терапевта. К своей базовой специальности относился с нескрываемым омерзением.
- Знал бы ты, какая вонь от вскрытого флюса!
Двухлетняя служба после института в исправительно-трудовых учреждениях наложила заметный отпечаток на его имидж и манеры.
- Открой пасть! Поверни ...хлебало! - в его устах звучало буднично и незлобиво.

Первые всплески его нестандартного юмора мы оценили ещё во время стажировки на “Киеве“. Местный начмед, в течение нескольких дней безуспешно пытался заставить Василия зашить межягодичный шов на форменных брюках. И вот однажды, не увидев фрагмента сверкающих цветастых трусов, он не мог не выказать удовлетворения от своей скромной победы.
- Одолел-таки я вас, Василий Анатольевич!
Вася не стал расстраивать начмеда, а коллегам не преминул заметить:
- Да, хрен он угадал! Я чёрную майку одел, - и заржал своим неповторимым басом.

Приближался Новый 1977 год и от нашего стажирующегося личного состава, более свободного, чем “киевский“, можно было ожидать новогодних сюрпризов и не только приятных. 31 декабря после “адмиральского часа“ старпом мобилизовал “сидящую“ смену на масштабные превентивные действия. Обнаруженные лосьоны и одеколоны были описаны, изъяты из рундуков и опечатаны. Крупная рыбёшка в сети, увы, не попала.
И вот - “разбор полётов“. Старший помощник выглядел уставшим. Держась за край стола одной рукой, а другой - за горло какого-то графина, он сохранял довольно приличное равновесие и жёг своим старпомовским глаголом равнодушные сердца:
- В то время, когда отдельные слюнтяи жевали сопли и чесали свои потаённые места, лейтенант Ильченко обнаружил, изъял и представил мне двухлитровый графин спирта, чем предотвратил...
- Идиот, - зашелестело по кают-компании.
Нет, что обнаружил и изъял, - молодец, конечно. А вот, что представил... Теперь всех присутствующих не могла оставить равнодушной и живо интересовала дальнейшая судьба этой неожиданной находки.
- Начмед, ко мне!
Василий, оставшийся за начальника, в отличие от старпома даже с помощью подручных средств с трудом удерживал устойчивое равновесие. Прилагая некоторые усилия, вышел, повернулся лицом к собранию и спиной к старпому, уже начавшему тщательно выговаривать слова:
- Я не зря пригласил начмеда. Мы ещё не стоим на “шильном“ довольствии и медицинская служба испытывает затруднения. Баханович, оприходуйте!
О, великий и могучий русский язык! Василий обвёл мутным взглядом публику - его зрачки в такие моменты смотрели почему-то в разные стороны - и сказал всего одно слово, после чего никто из присутствующих не усомнился в светлом будущем найденного графина:
- Оприходуем!

При заселении экипажа на свой корабль стоматкабинет ещё не был сдан, и Василий по договорённости водил страждущих в заводскую поликлинику. Но начхим не мог доверить свой гнилой зуб неизвестно кому.
- Вася, только ты!
Предложение удалить зуб прямо в каюте вилкой восторга у больного не вызвало. Сошлись на том, что стоматолог договорится и произведёт экзекуцию на заводском оборудовании самолично.
И вот он час избавления от страданий. Укол...
- Чувствуешь? - палец упёрся в десну. - Да хрен ты чувствуешь! - не обращая внимания на мычание химика, продолжал зубодёр. - Если ждать двадцать минут, как положено, на вокзале пивбар на перерыв закроется. Открой пасть!..
Придерживая рукой белый подбородок, по которому бежала тонкая струйка крови, Серёга, как кролик за удавом, бежал за Василием через мост к вожделенному водопою.
- Берём по три? - ответ страдальца на риторический вопрос не был уж так необходим. - Девушка, семь кружек!
- Вася, а мне можно пиво? - только на середине первой кружки спохватился химик.
- Ты чо, о...фигел? Тромб размоется, - досада за слегка подпорченный кайф неприкрыто сквозила в ответе. - Но я бы выпил.
- Так можно, всё-таки, или нельзя?
- Нельзя, конечно, но я бы вы выпил, - допивая вторую кружку, уже по-доброму, произнёс Василий.
(Серёга, не расстраивайся: я тоже, как и ты тогда, выпил бы.)
Почти месяц физиономия начхима напоминала хомяка с одной ампутированной щекой.
- Открой пасть! - ну, я же тебя предупреждал...

С обретением своего кабинета, дело по удалению лишних зубов было поставлено на поток. Вася никому не отказывал. На испытаниях один заводчанин с опухшей щекой дня три подряд приходил к стоматологу с бутылкой для, так сказать, более качественного решения вопроса. После оприходования ёмкости больному становилось лучше, и следующая встреча назначалась на завтра после обеда. Успех такой терапии ослабевал с каждым днём, и вконец измочаленный рабочий в святой “адмиральский час“ пытался настырным стуком спугнуть Василия со штатной лёжки. Не выдержал сосед Петя Терентьев.
- Да выйди же ты, наконец. Ты же обещал заняться им после обеда!
- После обеда, после обеда... После ужина - это тоже после обеда, - прошипел Вася, ставшую крылатой в нашем кругу, фразу...

Несмотря на неиссякаемость четырёх полношильных рек: авиационной, шхиперской, промышленной и медицинской - хотелось иметь более широкий спектр антидепрессантов. А почему бы ни слетать в Феодосию за пивком? Проходящие очередной этап государственных испытаний вертолёты Ка-27 сновали туда-сюда конвейером. Согласился лететь, конечно, только Баханович, предварительно раздав долги и выпив на “посошок“. Стрекоза уже вовсю вертела лопастями, когда из грузового салона повалил дым. Из-за замыкания в системе электроснабжения, взлёт, естественно, был прекращён, экипаж покинул машину. Спасатели с огнетушителями наперевес, запрыгнув в кабину, с изумлением увидели прижимавшего к груди канистру чхавшего Васю. Под матерные комментарии он был вышвырнут на палубу с применением грубой физической силы. При обсуждении этого неприятного инцидента за полночным столом все претензии по отношению к себе неудавшийся воздушный гонец категорически отрицал. Логика его была совершенно стоматологической:
- Ну и что, что дым? А может так и надо - вертолёт, всё-таки!

Одна из историй, связанная с именем Васи Бахановича, мне особенно дорога. Есть в жизни моменты, за которые не стыдно перед самим собой.
Матросу Гусеву потребовалась срочная операция - аппендицит. Хирург был в отпуске, оперировал начмед Олег Головченко. Вася, только что прошедший очередную специализацию, впервые самостоятельно производил общий наркоз. Случай оказался сложным: имел место выпот в брюшную полость. Даже совершенно далёкому от медицины человеку понятно: больного необходимо было немедленно доставить в серьёзный стационар. Несмотря на то, что крейсер находился на внешнем рейде всего в нескольких милях от входа в Севастопольскую бухту, связи с берегом не было никакой. Не утихавший шторм, десятибалльная облачность не давали никакого шанса ни на спуск катера, ни на приём вертолёта. На пятые сутки закончились медикаменты, необходимые в той ситуации, и начмед доложил Командиру: спасение матроса без эвакуации - проблематично.
В шинелях и спасательных жилетах (конец ноября) команда командирского катера, я, как командир катера, и врач Баханович были построены в старпомовском коридоре на инструктаж. Старпом абсолютно серьёзно сказал, что пойдут только добровольцы, и популярно объяснил, что катер в такую погоду, а тем более с людьми, спускать нельзя, а не спускать в данном случае - преступно.
Погрузились на СПУ-2*, Гусева занесли зафиксированным в носилках. Опасность спуска в полночь на трёхметровой волне при ослепляющих прожекторах состояла в неодновременной отдаче носового и кормового гаков, удерживающих катер на тросах. Рассинхронизация привела бы к опрокидыванию. А как их отдать одновременно, если, например, носовой трос надраен, а другой болтается в поднятой волной корме. А через мгновение ситуация совершенно противоположная.
Крики, мат, удары катера о борт, скрежет, качели - вверх-вниз, визг оголяющегося винта. Затем дошло - отошли. Через годы, уже повзрослевшими мозгами понимаю, что Фортуна в тот день была за нас. Как удержались “крючковые“? Как “елда“ над гаком, пройдя в сантиметрах над головой матроса и сбив с моей головы фуражку, не проверила на прочность военно-морские черепа? Как Василий не дал гулять по салону носилкам с больным? Отвечая сегодня на эти вопросы самому себе, осознаёшь, что могло быть и по-другому. Против форс-мажора интеллект бессилен, остаётся уповать на “пруху“.
Придя в себя, поняли, что не всё ещё закончилось. Батарея в рации “села“ почти сразу, шли по магнитному компасу. Вышли на Инкерманские створы, наблюдая их на взлётах. На подходе к боновым воротам с ужасом увидели выходящий теплоход - “Узбекистан“, как оказалось. Наверное, чуть энергичнее, чем было необходимо, отвернули. Катер поставило лагом к волне, и как он не опрокинулся при тех кренах и амплитуде, одному Богу известно. Вася лежал в салоне на ручках носилок, а я и крючковой матрос удерживали рулевого на руле, показывая чудеса эквилибристики.
Подошли к госпитальному пирсу почти на спокойной воде. “Расслабуха“ от осознания выполненного долга чуть не сыграла злую шутку. Матросы удерживали катер на крючках, а мы с доктором выносили носилки с прооперированным Гусевым. Откуда ни возьмись, недалеко “прошуршал“ какой-то шальной барказ, и наш катер на этой волне ударился о причальные кранцы и “отыграл“. Вася стоял на качающемся катере, я - на причале. На носилках, которые мы последними усилиями воли удерживали на вытянутых руках, висел над водой принайтованный к носилкам матрос Гусев, по глазам которого было видно, что он понимает, чем через мгновение всё может закончиться...
Уважаемый критик - морской волк - не ухмыляйся и не ищи в наших действиях несоответствия постулатам хорошей морской практики: сами - с усами! Победителей не судят. Матрос “вычухался“, пошёл с нами на переход. Когда из каюты начмеда, выходившей иллюминаторами на полётную палубу, мы видели играющего в футбол Гусева - непременно провозглашали тост за его здоровье...
А Василий Баханович после “Минска“ служил в госпиталях, санчастях, ходил по океанам и морям на “Оби“; учился, резал, рвал, анестезировал, реанимировал и в звании подполковника уволился в запас.
Василий, будь!



Оценка: 1.8097 Историю рассказал(а) тов. Ulf : 24-08-2006 21:17:06
Обсудить (16)
19-09-2006 20:02:13, Кадет Биглер
> to Бежечанин > Вот это медики, я понимаю. > Раньше мне к...
Версия для печати

Флот

Ночной инструктаж

Ночь. Тихо. Темно. Четыре часа утра. Баренцево море . Полигон боевой подготовки N... Крейсер пр. 68-бис, тихо, как большая кошка, с шелестом разрезая форштевнем темную воду, скользит в густой темноте.
15 минут назад объявлена боевая тревога для производства практических артиллерийских стрельб. После шума и топота матросских прогар по металлической внутри и деревянной верхней палубе, после быстрых и четких докладов о прибытии на боевые посты и готовности к бою все замерло в ожидании дальнейших указаний.

«...Офицерскому составу БЧ-2 прибыть на ГКП на инструктаж!» - прозвучало по громкой связи.

Последний инструктаж перед стрельбами. Лейтенанты, старшие лейтенанты, капитан-лейтенанты потянулись из своих командных пунктов на КП-1 командира БЧ-2, который находится на ГКП.(Главный Командный пункт) Кто не представляет что такое ГКП, и где он находится, обьясняю. Командиру ГУАО... да забыл рассказать, на крейсере пр. 68-бис есть много секретных слов, которые нужно знать, как «...Отче наш», ...Так вот к примеру ГУАО - это группа управления артиллерийским огнем крейсера пр. 68-бис. Но это еще не самое секретное название на корабле, есть еще более крутое, настолько крутое, что отдельные матросы не могли его расшифровать до конца своей службы. Это слово очень любил заместитель командира ДУК (Дивизион Универсального Калибра) по политической части Вася Васюков, Он настолько беззаветно и глубоко любил это страшное слово, что обзывал им отдельных, наиболее разгильдяистых матросов...
- «...Эй ты МПУАЗО, иди ка сюда!...»
Это значит, что сейчас будет полный раздолбон...и моряки очень не любили этого слова. А уж как его расшифровать, знали только отдельные наиболее подготовленные и достаточно прослужившие в этом самом МПУАЗО,
...А расшифровывалось оно очень нелегко:...
- «Морские Приборы Управления Артиллерийским Зенитным Огнем»...Уфф! Помню еще, и это радует! Значит мозги еще не совсем высохли...Так вот продолжаю...Ночь. Тихо. Офицеры БЧ-2 идут в полной темноте(маскировка корабля в море) на инструктаж.
Чтобы командиру ГУАО прибыть на инструктаж к командиру БЧ-2 на ГКП, ему нужно: выползти по вертикальному трапу из поста МПУАЗО на нижнюю палубу, потом подняться по трапу на броневую палубу коридора кают-компании, потом подняться по трапу на палубу в коридор каюты старпома, выйти из него на верхнюю деревянную палубу, подняться по трапу на площадку зенитных автоматов, где стоит кунг станции помех СПО-8, установленный старшим лейтенантом Смирницким Сергеем Борисовичем, и...выше..и выше...и вот наконец то и площадка ГКП, который находится сразу за переборкой ходового мостика. Короче - высоко над уровнем моря.
Так вот еще полусонный офицерский состав БЧ-2 потихоньку втягивается внутрь ГКП собираясь вокруг командира БЧ-2 капитана 3 ранга Ярыгина Виктора Степановича, будущего командира авианосца, вице-адмирала и заместителя Главкома ВМФ по кадрам. Но пока он всего лишь капитан 3 ранга, командир БЧ-2 крейсера «Мурманск», и впереди ночные артиллерийские стрельбы...
Старший лейтенант Юра Ч...как и все, в полусонном состоянии поднялся на ГКП. Входил он уже последним. Впереди в полумраке плотной стеной вокруг командира БЧ сгруппировались спины офицерского состава. На ГКП полумрак.
Старший лейтенант сделал шаг вперед....Что было дальше он потом восстанавливал очень долго, по крупицам, выскребая отдельные моменты из глубины сознания...

А надо сказать что в соответствии с устройством корабля ГКП находится внутри в верхней части специфической броневой трубы, которая является составной частью фок-мачты крейсера. И труба эта почти вертикально идет от ГКП вниз к самому ПЭЖ (пост энергетики и живучести) сердцу БЧ-5 корабля. И внутри этой самой трубы диаметром метра полтора, проходят различные важнейшие кабельные трассы связи, электропитания, управления кораблем и.т.п. Все эти кабеля крепятся к внутренней стенке этой трубы скобами и в центре сантиметров 70 свободного пространства, длина этой трубы - метров 30. И в эту трубу можно попасть для проверки кабелей через люк, который находится в палубе ГКП... И какой то мудак... оставил этот люк открытым. Остальным офицерам повезло...Не повезло старшему лейтенанту Ч...
«...Доложить о наличии офицерского состава»
«...Дивизион Главного калибра все...»...голос комдива Юры Юрченко...
«...Дивизион Зенитного Калибра все...»...доклад Толи Галанина...
«...Дивизион Универсального Калибра.....комдив Валера Чеботарев оглядывается вокруг... блин, мать твою... старшего лейтенантата Ч... нет...
«...Валерий Михайлович, ну что за бардак, ну приведите вы в порядок своих офицеров...»
По боевым постам летит команда... « старшему лейтенанту Ч... немедленно прибыть на ГКП...»
А в это время...Юра Ч сделал шаг вперед к спинам офицеров и...провалился в пустоту. В первое мгновение он ничего не понял... ничего не понял он и во второе мгновение...он просто летел вниз в пустоту длиной 30 метров. В третье мгновение он только начал понимать, что что- то не так..., но мозг его, отдельно от него понял, что наступает пи..дец и немедленно послал короткие импульсы конечностям лейтенанта... Его руки моментально растопырились в попытках что нибудь схватить..Он немедленно получил дикий удар скобами по локтевым суставам... и тут он все понял!...Губы прошептали... «...бля..., пи...дец...»...
Но организм уже дико сопротивлялся. Лейтенант всеми конечностями пытался за что нибудь зацепиться...летели ошметки кремовой рубашки... Руки... локти... пальцы в кровь, удары по спине... полет нормальный!...
В какой то момент мозг среагировал, дал команду и лейтенант стал отталкиваться от переборок руками и спиной, замедляя падение...
Спасло его то, что метров через пятнадцать пошел изгиб трубы... в нем он и остановился... Немного отдышался...руки, ноги шевелятся...и пополз по скобам вверх...
«...Блин, Валерии Михайлови, ну где ваш Ч... что за бардак...у нас стрельбы или где...»
«...Я здесь...» раздался откуда то снизу хриплый голос командира ГУАО левый борт...

Народ вздрогнул...стали поворачиваться... посмотрели вниз...
Из темного люка в полумраке что то выползало. Что то оказалось остатками старшего лейтенанта. Клочья рубашки... клочья брюк... длинные кровавые ссадины на спине и лице... сбитые в кровь пальцы .

«...Мать твою,...блядь,.....что это...ты это откуда...»

«...Прибыл... на... инструктаж...товарищ...капитан...третьего...ранга...»...
Прошамкал старший лейтенант разбитыми в кровь губами и рухнул на паелы...

Отстрелялись хорошо. Через сутки в обязанности по тревоге одного из матросов
ГКП в книжке БN было вписано:... «по прибытию на ГКП по тревоге - задраить крышку люка и доложить лично командиру БЧ-2...»
А Юра Ч... отлежавшись неделю, весь в боевых шрамах уже сидел в «Океане» и гордо и чуть свысока поглядывал на остальных лейтенантов в кабаке.
Он был там...где никто из них не был...
Оценка: 1.7801 Историю рассказал(а) тов. rfwj : 22-08-2006 15:05:05
Обсудить (9)
15-10-2010 14:13:56, Дирижер
шо то подобно було а молего товарища макса сидим в машине...
Версия для печати

Флот

НЕСКОЛЬКО СЮЖЕТОВ ИЗ ДЛИТЕЛЬНОГО БЛАГОДАРНОГО ОБЩЕНИЯ С КОРАБЕЛЬНЫМИ ВРАЧАМИ

РАЗВОДИТЬ!
Первой загрузкой на "Минске" кормового "шторминого"* погреба в Севастополе руководил я, замещая "косившего" от Тихоокеанского флота комдива. Дело это хлопотное. Ракет - аж сорок восемь, а подвозит их на рейд торпедолов в любое время суток мелкими порциями по четыре штуки. Под зимним пронизывающим ветром стою, словно в одних трусах, на площадке пусковой установки и ору, выводя на максимум голосовые связки, дабы докричаться до торпедолова без сдохшей громкоговорящей связи. В ожидании следующего рейса согреваемся неразведённым "шилом", как учили пьющие наставники. Да и где вы видели, чтобы в этом возрасте его разводили?!
До окончания загрузки оставалось ракет десять, и остаточным ресурсом своего голоса я мог разве что дублировать Сиплого в кинофильме "Оптимистическая трагедия". Для устранения возникшей неисправности в перерыве между боями отправился в амбулаторию к ЛОРу лейтенанту Песьякову. Шура долго изучал мой голосовой аппарат через отверстие в своём фирменном круглом зеркале. Он то вытаскивал изо рта пальцами мой язык, то заставлял блеять: "И-и-и-и", - в общем, издевался, гад.
- Да, случай клинический, - сокрушался доктор, как обычно, потирая руки и вдыхая со свистом воздух через стиснутые зубы. - Вам сказать, как лечить, или рецепт выписать?
Я с докторами был уже в приятельских отношениях, но в амбулатории обращался к ним только на "вы". Попросил рецепт: а вдруг на корабле медикаментов нет?
Наше общение было резко прервано доставленной следующей партией ракет, и с лечебными рекомендациями я ознакомился немного позже. Их содержание на фирменном бланке в/ч 69133 было феноменальным: "Разводить!!! Врач Песьяков".
С тех пор всегда развожу.

Через семь лет после описанных событий в первый и последний раз за свою долгую безупречную (и не совсем) службу посетил военный санаторий в посёлке Шмаковка. Подняли разведённый за знакомство. Мой вопрос: "А чем запить?" - жёстко парировал начальник штаба мотострелкового полка:
- Начал запивать - бросай пить!
С тех пор никогда не запиваю. _________________________________________________________________________
* - “Шторм“- зенитный ракетный комплекс. Вес ракеты В-611- 1800 кг.

ЕЩЁ О ЛОРе.

Валерий Александрович, замполит БЧ-2, жил на корабле в правильном, размеренном ритме. Размещённые в соседней каюте на период государственных испытаний два доктора внесли в этот ритм дисгармонию, дисбаланс, дискомфорт (ещё есть похожее слово слово "дисбактериоз", но я не знаю, что оно обозначает).
Постоянное хлопанье дверью, множественные беспокойные посетители, отвлекавшие громкими разговорами и песнопениями в ночное время от подготовки к завтрашним героическим свершениям - всё это вынуждало малого зама как-то выказывать своё отношение к подобным безобразиям при встрече с обитателями каюты. Сказанные в лёгкой непринуждённой манере фразы, имевшие явно просматриваемое двойное дно, должны были указать на необходимость корректуры такого поведения соседей.
- Александр Павлович, ...а вчера в вашей каюте громко разговаривали...
...а вчера такой запах из открытых дверей был, что закусить захотелось...
...а вчера в вашу каюту какой-то гражданский с бутылкой стучался...
...а вчера опять всю ночь в вашей каюте безобразно имитировали репертуар театра "Ромэн"...
... а вчера из вашей каюты женщина выходила...
И вот однажды Валерий Александрович заболел. Жесточайший двусторонний отит. Кто поможет? Конечно, непутёвый сосед ЛОР-врач Песьяков. У кого болели уши, тот знает, что это такое, и может представить себе состояние страждущего.
Александр Палыч в белом халате с зеркалом на лбу под стоны и причитания вставлял больному турунды в уши и закапывал туда какую-то гадость. Закончив эту садистскую процедуру, доктор громко спросил больного: "Ну, как?" Зам смотрел на беззвучно шевелящиеся губы своего избавителя, улыбался и счастливо кивал головой. На очередное немое шевеление докторских губ он громко отреагировал: "Я ничего не слышу!"
Улыбаясь и глядя в глаза счастливому пациенту, ЛОР сказал так, чтобы слышали все в амбулатории:
- Я тебе ещё и атропину бы в глаза закапал, чтобы ты ещё и ничего не видел!.

В каюту заглядывает озабоченный матрос.
- Та-а-щ! Я перед обедом приборку в вентиляшке шарил, а там в кульках отрава против крыс лежит.
- Ну, и...
- Я один кулёк переложил с места на место.
- Ну, и...
- Мне будет что-нибудь?
- А ты руки затем вымыл? Нет? Тогда, конечно, будет!
Гундосивший матрос долго преследовал доктора, пытаясь выведать, что же с ним будет. Наконец-то Палычу это надоело:
- Да отстань ты: что будет, что будет?.. Понос будет! Руки перед обедом мыть положено!

Утро 23 апреля 1981 года. Возвратившись с берега, застаю исполняющего обязанности начальника медицинской службы капитана Песьякова лежащим на спине в ботинках и кителе в койке начмеда. Лицо и полуопущенные веки выражают всемирную скорбь. Поднятые руки слегка касаются верхних углов подушки.
- Саша, что случилось?
- Да вот только со дня рождения пришёл...
- А кому отмечали?
- Да Володьке...
- Какому Володьке?
- Да Ленину...
Обращаю внимание на руки, находящиеся в положении: "Хенде хох!"
- А руки почему так держишь?
- Голову поддерживаю...

ЛАРЧИК ПРОСТО ОТКРЫВАЛСЯ...

Конфликт желудка с навязанным ему содержимым у обпившегося браги матроса протекал очень бурно и в результате завершился вывихом нижней челюсти. Александру Павловичу Песьякову под нечеловеческий ор бедолаги не сразу удалось ликвидировать эту неисправность. Недоумевая, он сокрушался: как это могло произойти?
- Навэрна закуска балшой папался, - у санитара матроса Намазова другой версии не было.

ОБЕЩАНИЕ С ВЫВЕРЕННОЙ ФОРМУЛИРОВКОЙ.

При погрузке на крейсер авиационного спирта изобретательные матросы умудрились отлить некоторое его количество для личных целей, оставив пломбы на бочках невредимыми. В результате серии поисковых операций большая часть огненной жидкости вернулась в места своего законного базирования. Конечно, что-то оказалось спрятанным в потаённых местах и не могло не дать знать о себе, потому что, как известно, "шило" в мешке не утаишь.
И вот в каком-то кубрике обнаружена группа перепившихся матросов, один из которых не подаёт признаков жизни. Соучастники преступления сознались, что когда они уже не могли пить, товарищ обозвал их слабаками, и пил спирт прямо из носика камбузного чайника, пока не упал.
Всю ночь врачи боролись за жизнь матроса. Когда тот пришёл в себя, Шура Песьяков решил воспользоваться моментом.
- Мы тебя вытащили с того света. Ты бы никогда уже не увидел свою маму, которая тебя ждёт. Поклянись, что больше пить не будешь.
- Клянусь, что больше не буду... Из чайника...

НЕОБЫЧНЫЕ ПРОСВЕТЫ.

Дежурный врач Петя Терентьев готовился в каюте к послеобеденному сну. Телефонный звонок оторвал его от этого приятного занятия.
- Та- а-щ лейтенант, тут в медблоке стоит какой-то офицер и просит вас прийти, - докладывал дежурный санитар Кока Намазов
- Какой такой офицер - в адмиральский час?!
- Я ему говорил, но он всё равно просит.
- В каком он звании?
- Я в таком звании не понимаю.
- Что значит - не понимаю! Сколько у него звёздочек на погонах?
- Две.
- Ну и пошли ты этого лейтенанта куда подальше и объясни, когда время приёма.
- Они говорят, что они - не лейтенант.
- За...долбали вы меня! Сколько у него просветов?
- Две... синих... на штанах...
В медблоке умирал со смеху генерал-лейтенант Миров - главный инженер авиации ВМФ.

АДМИРАЛЬСКИЙ ЭФФЕКТ.

Счастлив начмед большого противолодочного корабля, имеющий в заведовании амбулаторию да пару кладовок. А каково быть главному доктору "Минска", у которого и так дел невпроворот, а тут ещё вновь назначенный командир эскадры Джеймс Константинович Чулков взял личное шефство над медблоком. Ну и что, что большой начальник, будучи покорённым масштабами и технической оснащённостью медицинских апартаментов, приказал выделить краску и материалы для наведения эталонного лоска! А делать всё это кто будет? И главное - когда? А комэск каждое посещение крейсера начинал с медблока, иногда хвалил, но чаще интеллигентно тыкал физиономию доктора в выявленные недостатки.
И вот - момент истины. Назначено конкретное время проверки устранения всех выявленных замечаний - повторное перерезание красной ленточки, так сказать. Начальник медицинской службы старший лейтенант Рыженков вроде уже всё учёл и устранил, поэтому рассматривал этот визит командира эскадры как новую положительную запись в Карточке взысканий и поощрений. Но что это? Стеклянный медицинский шкаф не оттрафаречен! А в соответствии с флотскими законами, он теперь и не шкаф вовсе, а объект для констатации вопиющего наплевательского отношения к своим служебным обязанностям личного состава медслужбы во главе с конкретным лицом.
- Немедленно вырезать трафарет "Шкаф неотложной помощи" и сделать надпись на шкафу, - прошипел уголком рта начмед в сторону своего старшины, готовясь произвести доклад приближающемуся адмиралу.
Комиссия пошла осматривать медблок по маршруту, выбранному доктором так, чтобы к этому приведённому в соответствие шкафу подойти в последний момент.
Восхищённые охи и ахи смолкли разом. Закон адмиральского эффекта сработал безотказно. На злополучном шкафе красовалась свежая надпись, отбитая киноварью. Её буквы слегка подтекали, казалось, свежей кровью начмеда:
"Шкаф неотложных бомбочек".
Оценка: 1.7512 Историю рассказал(а) тов. Ulf : 22-08-2006 01:41:43
Обсудить (17)
, 19-09-2006 17:20:44, Бежечанин
КЗ заслуженно. Юмор врачей ценное лексредство. Поверьте опыт...
Версия для печати

Авиация

Опыт краткой автобиографии

В конце рабочего дня меня вызвал Главный конструктор.
- Ты у нас сколько работаешь?
- Два года, Владислав Алексеевич.
- Два года... Так... Угу... - Главный пошуршал бумагами. - Руководство характеризует тебя положительно... Языками владеешь?
- Английским со словарем! - гордо доложил я.
- Ну, это хорошо. Есть предложение, поставить тебя в резерв на должность руководителя делегации. Что скажешь?
Красивое слово «делегация» в нашей фирме означало, что при поставке РЛС на экспорт к покупателю выезжала бригада монтажников во главе с инженером-руководителем, которые были обязаны собрать, настроить и сдать заказчику станцию.
- Ну... не знаю... дело сложное... - начал по-интеллигентски ломаться я, ковыряя паркет кроссовкой, - но приложу все силы...
- Приложишь, а куда ты нах денешься? - согласился Главный. - Но надо отслужить два года в армии лейтенантом, такое правило. Служить будешь на наших изделиях, с военкомом я договорюсь.
***
Когда в военкомате я предъявил рапорт с просьбой о призыве на 2 года лейтенантом, начальник отделения долго смотрел на меня, видимо, решая, псих я или глумливый хулиган, и что вызывать - «психиатричку» или милицию? Я же при своих «минус пять» ощущал себя бравым солдатом Швейком, который, как известно, вступил в Первую мировую войну, потрясая костылями, с криком «На Белград!».
Наконец начальник отделения, как нормальный кадровый офицер, решил снять с себя ответственность за выбор и позвонил военкому. Связи нашего Главного сработали, военком, оказывается, уже про меня знал, и через неделю я вступил в кабинет начальника войск связи и РТО ВВС МВО, генерала, с настолько характерной внешностью, что увидев его, я едва сумел подавить смешок.
Сейчас, по прошествии 25 лет, я уже забыл его фамилию, но тогда наш начальник был притчей во языцах благодаря махровому самодурству и сквернословию, редкому даже для генерала. Рядом с генералом сидел направленец, который подал ему мое личное дело и что-то нашептал.
Как я теперь понимаю, в тот день генерал был на редкость благостен и радушен:
- Сам написал рапорт, бля? Это хорошо, нах. Где хочешь служить? Есть два места для «облученного»: в Туле на учебном аэродроме и в Кубинке - в боевом полку. Выбирай!
- Кубинка, товарищ генерал! - доложил я, поедая глазами свекольную лысину военачальника.
***
Прошел год, и в Вооруженных Силах началась очередная аттестация офицерского состава. Многие офицеры, хорошо зная манеры и способы решения вопросов нашим генералом, напряглись, а я, поскольку знал, что дембель неизбежен, отнесся к ней равнодушно, как к очередному военному заскоку вроде хорового пения Гимна Советского Союза.
***
Аттестационная комиссия заседала в кабинете комбата. Когда вызвали меня, я с удовлетворением заметил, что мой «крестный» ничуть не изменился. Листая мое личное дело, он наткнулся на номер ВУСа:
- ВУС номер... номер... Старлей, это что за специальность такая пизданутая?!
- "Инженер по проверке систем управления оперативно-тактических ракет"! - доложил я.
- Да-а?! И какой же мудак тебя сюда направил?
- Вы, товарищ генерал-майор авиации! - не подумав, брякнул я.
Комиссия оледенела.
- Что-о-о?! - завыл, как непрогретая турбина, генерал, воздвигаясь из-за стола и собираясь одним ударом по уши вогнать в паркет нахального старлея.
В последнюю секунду перед началом расправы генерал опустил глаза, и... увидел в личном деле свою подпись.
Генеральский визг быстро перешел в басовитое гудение, полководец от войск связи и РТО опять погрузился в кресло и проворчал:
- Ну ладно, иди, служи. Ракетчик, бля...
Оценка: 1.7437 Историю рассказал(а) тов. Кадет Биглер : 08-08-2006 15:28:39
Обсудить (18)
, 03-03-2010 23:45:59, rainbow
а знаете где он сейчас? лимпиаду строит:-))... вот так в...
Версия для печати

Армия

Для тех категорий военнослужащих, которым посчастливилось выполнять свой священный долг по защите Отечества в местах далёких от «горячих точек» и боевых действий, личное оружие, чаще всего, является элементом «тягот и лишений воинской службы», которые, как известно, всегда приходится переносить стойко. Даже не применяемое по прямому назначению, как-то: перевод живой силы противника в разряд "потери" или уничтожение фанерного супостата, его необходимо постоянно чистить и смазывать - личное оружие нужно беречь. Но только беречь его мало, его надо ещё и хранить, хранить с таким же служебным рвением, как зеницу ока! В армии для этой цели совершенно резонно введена система ответственности должностных лиц и вполне естественная личная ответственность каждого военнослужащего за ствол или штык, вручённый ему Родиной. Священное место в каждом подразделении - оружейная комната. Это храм, где строго ежедневно происходит торжественная литургия сдачи наряда, после которой командир роты с облегчением узнаёт, что за минувшие сутки вверенный ему арсенал не претерпел неожиданного количественного изменения. Пропажа, даже таких незначительных на сугубо штатский взгляд, принадлежностей, как маслёнка, пенал или шомпол является нештатной ситуацией, для решения которой личный состав приводится в положение «на уши», вплоть до полного устранения недостачи. Про утрату магазина или, не дай боже, штык-ножа, и говорить не приходится - ЧП ! В этих редчайших случаях бледный вид приобретает вся вертикаль причастных лиц, не говоря уже про горизонталь. Горизонталь из положения «на уши» нагибается в коленно-локтевую позицию, что, впрочем, не мешает ей принимать участие в розыске пропажи.
Головной болью отцов-командиров курсантских подразделений всегда были массовые перемещения воинов, при которых не выдать им на руки личного оружия ну просто невозможно. Например, выезд в летние лагеря, сиречь - учебный центр, на практику. Подготовка к выезду в целом - это предмет для отдельной диссертации. Доселе крепкий ротный организм в такой момент начинает напоминать больного пляской святого Витта, а казарменное помещение хаотичностью перемещений личного состава и имущества может заткнуть за пояс муравейник, который смеха ради поковыряли палочкой.

ТОТ выезд - не был исключением. По волевому решению Ротного команда «Подъём!» прозвучала на час раньше. Стряхнув сон, как градусник, второй курс начал организованно суетиться. В дверях «оружейки» периодически возникали пробки, ликвидируемые добрыми, почти отеческими пинками старшины. АКМы расхватывались как горячие пирожки.
На плацу командиры взводов скрупулёзно проверили наличие л/с и оружия. Доложили Ротному, и колонна с нестройным топотом и бряцанием двинулась сквозь просыпающийся город на вокзал. Сзади на подгибающихся ногах несчастный наряд тащил на черенках от лопат металлические шкатулки с боеприпасами и ротной документацией.
Где-то на орбите недремлющий спутник-шпион, углядев начало этой передислокации войск, передал хозяевам вниз тревожную информацию. НАТО несколько напряглась.
В третьем взводе кое-кто, чертыхаясь сквозь зубы, нёс сразу два автомата, за себя и за «того парня» - на вокзал под командованием старшины были предварительно отправлены шестеро самых ушлых курсантов для занятия отдельного вагона и воспрепятствования проникновению в него гражданского населения, а особенно - дачников. Мера эта была совершенно необходимой, ибо летние утренние электрички уходили настолько переполненными, что вагоны напоминали банки с
легендарной балтийской килечкой. Даже вышколенный спецназ, штурмуя подобную цитадель, вряд ли смог бы протиснуться дальше тамбура, а уж свежеиспечённым второкурсникам, даже и при вооружении, там вообще ничего не светило.
Авангард, воодушевлённый посулами старшины, стоял в дверях самоотверженнее трёхсот спартанцев и, несмотря на численное превосходство противника, вооружённого граблями, лопатами и прочим холодными оружием, до подхода основных сил вагон удержал. Перед посадкой взводные скрупулёзно проверили наличие оружие ещё раз. Чинно и благородно, справа по одному, поотделённо, вагон наполнился жизнерадостной массой защитного цвета. В тамбурах выставили наряд, а для достижения полнейшей автономности все двери зафиксировали заранее полученными у каптёров брезентовыми брючными ремешками. Командование могло немного выдохнуть - самая суматошная часть похода была позади, следующие полторы сотни вёрст марша преодолевались при посредстве электропоезда, а уж там, от разъезда до учебного центра, было два шага.
120 курсантов, скинув с затёкших плеч АКМы, скатки и вещмешки, деловито притирались к реечным лавочкам - два с лишним часа сна, хотя бы и сидя, ещё ни одному живому организму не нанесли вреда. (К слову, спать курсанты способны в любом позиции, включая положение виса на турнике).
Поезд убаюкивающее постукивал колёсами, за окном буро-зелёной лесополосой однообразно мелькала малая родина, и вскоре вагон напоминал филиал спящего царства. Сквозь стекло из тамбура на сопящих товарищей по оружию с завистью поглядывал несчастный наряд...
Два часа пролетели как миг. За две остановки до пункта «Б» личный состав, инициируемый заботливым старшиной, оторвав помятые лица от плеч товарищей, стал понемногу просыпаться. Вагон ожил, курсанты начали снимать с полок и вытягивать из-под сидений вверенное им имущество, хотя отдельные, особо одарённые индивиды, пользуясь лёгким сумбуром и спинами сослуживцев, продолжали «давить массу», не желая упускать ни секунды целительного сна.
Ввиду ограничения времени стоянки на полустанке до минуты, высадка из вагона происходила намного суматошнее, чем посадка. Рота изверглась из электрички с неудержимостью Ниагары. Последним, как настоящий капитан, на перрон солидно выскочил Ротный, попутно бегло оглядев проходы на предмет забытых вещей. Дежурный по роте опустил флажок, электричка свистнула, двери зашипели, и опустевший вагон радостно простучал мимо строящегося на платформе второго курса.
Командиры взводов безусловнорефлекторно начали скрупулёзно проверять наличие личного состава и оружия.
И тут одного из шестёрки «ушлых» юнкера Алексея К. вдруг посетила беспокойная мысль. Он заметно спал с лица и заметался по строю с неприличным вопросом:
- У КОГО МОЙ АВТОМАТ?
«А в ответ - тишина ...» (с).
- КТО НЁС МОЙ АВТОМАТ?
Теперь пришёл черёд бледнеть его соседу, юнкеру Петру З.
Вокруг пары мгновенно образовалась зона отчуждения. В воздухе явственно запахло серой... У командира третьего взвода начали подламываться колени, и только нечеловеческим усилием воли он сумел устоять на ногах. От головы строя, почуяв неладное, огромными шагами к ним уже мчался Ротный.
- ГДЕ АВТОМАТ???
Но Алексей К., потеряв всяческую способность воспринимать внешние раздражители, впал в состояние ступора. От стекания в сапоги, курсанта спасли стальные пальцы Ротного, ухватившие его за воротничок и приподнявшие в воздух.
- ГДЕ АВТОМА-ААТ, ... мать-мать-мать???
Будущим офицерам, расположенным в непосредственной близости от Ротного, впервые от души захотелось молниеносно выполнить команду «Вспышка справа!» и лежать так до тех пор, пока тот не получит на свой вопрос вразумительный ответ.
На добывание достоверной информации у Ротного ушло пять минут. На принятие решения и раздачу распоряжений - секунд тридцать.
За эти бесконечные пять минут он досконально выяснил, что в вагон были загружено сто двадцать АКМ, а покинули вагон - сто девятнадцать. Пятеро «ушлых», оборонявших вагон налегке, сняли с плеч товарищей тяжкий груз ответственности в прямом и переносном смысле, забрав у них своё оружие во время посадки прямо в тамбуре. А раздолбай К. в это время, заняв козырную лавочку на двоих в конце вагона, где можно было нормально вытянуть ноги, уже вовсю кемарил. Курсант же Петя З., удручённый необходимостью переть чужую увесистую железяку, счёл свой товарищеский долг выполненным, прислонив ствол к лавке возле дрыхнущего хозяина. Потом от тряски "калашников" упал и кто-то, ничтоже сумнящеся, задвинул оружие под лавку, чтобы не мешалось на проходе. А пофигист Лёха проснулся окончательно только на перроне, вынесенный на свежий воздух плотной волной своих сотоварищей.
Оценив ближайшие и отдалённые перспективы, Ротный, раскинув руки на манер рыбака-рекордсмена, бросился под колёса «Москвича 412» прапорщика Х, очень кстати проезжавшего мимо. Не принимая в расчёт возражения владельца, он втиснул в частное автотранспортное средство кроме себя, ещё пятерых курсантов и погнался за электричкой, благо, что следующая за разъездом станция была конечной - учебный центр располагался в семи километрах от райцентра. Прапорщиком, сперва вяло саботировавшим погоню и бурчавшим что-то про свечи и кольца, после страшной клятвы ротного в случае удачного исхода накрыть «поляну» размером со стадион Петровский, овладел такой азарт, что некоторые повороты старенький «москвичок» проходил на двух колёсах.
А после того как гонщик Х проскочил необорудованный переезд в двадцати метрах перед надвигающимся «товарняком», у Ротного мелькнула мысль, что автомат, впрочем, не такая уж и важность. Бог с ним, да и с академией тоже. Жить - хорррошо! Впрочем, сразу за переездом эта мысль куда-то исчезла.
На вокзальную площадь «412-й» влетел в лучших традициях голливудских блокбастеров в жанре экшн - с искрами из-под тормозных колодок и заносом задней оси на перрон. Один из бойцов ринулся к уже прибывшему пустому поезду, а Ротный с четырьмя другими начал визуально обследовать жиденький ручеёк дачников, вяло текущий сквозь ворота вокзала. Не утолив моральных страданий Ротного, ручеёк вскоре иссяк. Прибежал боец, посланный в вагон, и тоже страданий не облегчил. Автомата не было. На всякий случай, впрочем, с тем же результатом, прочесали ещё раз электричку и окрестности. В вокзальной милиции дежурный по ЛОВД ни о каком автомате слыхом не слыхивал, но тут же предположил, что волына эта, скорее всего, уже в преступных руках, ибо райцентр был первым мало-мальски приличным городом за сто первым километром и за годы советской власти изрядный прирост населения ему дали лица, прибывшие сюда на ПМЖ непосредственно из мест лишения свобод. Напоследок, лейтенант глумливо предложил альтернативу - обрез охотничьего ружья, изъятый накануне у местного алкаша.
На негнущихся ногах Ротный вышел из линейного отдела, к сердцу его подступила невыразимая тоска. Цитатой из фильма про особенности национальной охоты под околышем пульсировала мысль: «Вот теперь можно впадать в отчаяние ...».
Приближался момент истины - пора было возвращаться и докладывать...
И тут Бог доказал, что он таки есть, явив спасение в виде спившейся полубезумной старухи. Она оторвалась от сортировки пустой пивной тары под привокзальной акацией и сиплым басом окликнула Ротного:
- Эй, солдатик! Не ты эту хрень потерял?
И трясущимися руками вытащила из грязного мешка один из лучших образцов стрелкового оружия...
Обратно добирались той же электричкой - прапорщик Х и «москвич» с задранным капотом организовали перед вокзалом скульптурную группу, напоминающую Самсона и льва. Из чрева раненого льва, пульсируя, трагически била чёрная струя - то ли кровь, то ли тосол.
Когда осунувшийся Ротный с АКМом на плече и пятью бойцами вышел из поезда, рота, переминаясь с ноги на ногу, ещё стояла возле платформы в полуразвалившемся строю.
Курсант Алексей К., прикрывшись развёрнутой полевой сумкой, азартно играл с соседом Петей З. в «морской бой»:
- А-5!
- Убил ...
Оценка: 1.7414 Историю рассказал(а) тов. Питер : 27-07-2006 15:30:27
Обсудить (28)
07-08-2006 14:31:29, Шевелюрыч
> to Бежечанин > Ротного справедливо умыли с академией. Учил...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Надежные защитные рольставни от компании производителя.
Оптовый склад Floraplast.ru кустодержатели в Москве