Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Ветеран
Отмаз

Хреново.
Хреново лезть через наполовину забитое фанерой окно в форме.
Еще тяжелее пропихивать впереди себя девушку, подталкивая в мягкое очарование.
Хотя Колю в настоящий момент трудности не пугали. Он смотрел широко открытыми глазами на это очарование, и оно в них не помещалось.
- Вы, Маша, наверное, пирожки любите? - хрипло спросил Коля.
- Чего? - перестала пыхтеть девушка.
- Да так... вы лезьте, Маша, лезьте... раз уж хотели...
Процесс пролезания затягивался. Это у мужчин - если плечи прошли, за остальным дело не станет, у женщин все наоборот.
Коля, прищурившись, снял с головы бескозырку и, не касаясь, примерил к торчащему из окна органу. Задумчиво констатировал - «две бескозырки... душераздирающе...»
- Ого! Это чья бибикалка торчит? - рядом остановился однокурсник.
- Не твоя уж точно! Топай-топай давай.
- Что там, Коля? - забеспокоилась застрявшая.
- Ничего, Маша, вы напрягитесь, совсем немножко осталось... сантиметров тридцать.
«Уж если я чего решил...»
Курсант, задавшийся целью, порой может быть очень целеустремленным.
А как вы думали?
Ну захотелось милой девушке Маше взглянуть одним глазком на скромный быт будущих офицеров. Очень захотелось, прямо до судорог в зубах, она так и заявила:
- Вы как хотите Николай, а я должна посмотреть, чем вы там внутри живете, в каких условиях вызреваете в будущих защитников Родины!
- А может...
- Надо Коля, надо.
Очаровательным девушкам ежели чего втемяшится между ушками, извертись на пупе, но вынь да положь, ну, сами знаете.
Коля сомневался недолго, в конце концов - воскресенье, народа в «системе» мало, можно и рискнуть.
Проникли с грехом пополам. Всю дорогу до роты Маша восторженно глазела по сторонам, дивясь причудливому интерьеру военной обстановки. А Коля молил бога, чтобы навстречу не попался какой-нибудь дежурный офицер.
В роте сразу уединились в баталерке.
- Коля, должна вам сказать, что я потрясена... такие картины... такая чистота...
- Ну дык... стараемся... вы, Маша, что будете, водку... или водку?
- Буду, - сразу определилась Маша.
- Вот и хорошо, а то чай закончился.
- Должна вам признаться, Коля, - застенчиво сказала Маша, беря эмалированную кружку, - что я обожаю военных моряков... как оказалось...
- И давно вы это за собой заметили? - поддержал беседу Коля, наливая себе на два пальца.
- Вот шла по коридору, - мечтательно подняла глаза Маша, - умилялась чудным полотнам талантливых художников, воспевающих это прекрасное море... корабли... птичек-чаек там разных... и поняла, моим мужем обязательно будет военный моряк.
- А? - сразу оглох Коля.
- Давайте выпьем за тех кто в море!?
- Маша, дорогая, вы замечательная девушка, но «за тех кто в море» пьется третьим тостом, давайте первую за вас!
Чокнулись. Маша медленно опрокинула кружку. Коля услужливо протянул бутерброд с салом.
- Вот чувствуете, Коля, мы с вами знакомы достаточно долго, третий раз встречаемся, и как уже начали понимать друг друга? Вам обязательно нужно познакомиться с моей мамой!
Коля закашлялся.
- Давайте, Маша, по второй?
- А давайте! Что-то я такая согласная на все сегодня!
В дверь заколотили.
- Ну? - высунулся Коля.
- Колян, пошли в город, с такими девочками познакомился!
- Не могу я, занемог - все натёрто между ног.
- Аааа...
- Ага.
- Кто там, Коля?
- Да всякие тут... хотите шоколадку?
- Очень! Хотя, знаете, я вообще-то на диете...
- К чему вам эти глупости Маша, вы так очаровательны!
- Ну уж прямо... - зарделась Маша, - а кровати у вас тут нет?
- Кровати? - озадачился Коля, - Кровати в кубрике... вы устали, Маша? Хотите прилечь?
- Ну... нет пока... А кем вы будете по окончании учебы?
- Военным моряком... бороздить буду, там, всякие морские пространства... - Коля присел рядом и решительно положил ладонь на круглое девичье колено, - Родина, она ведь в опасности постоянно... чуть не углядишь - и всё...
- Что вы говорите?!
- Точно! За тех кто в море?
- Обязательно!
Выпили. Посидели.
- Ну так, Маша, возвращаясь к кровати...
Дын-дын-дын...
- Мамувашу... ну, кого там...
Коля резко распахнул дверь... На пороге стоял дежурный по факультету.
- Так... - сказал дежурный.
- Блядь... - сказал Коля.
- Не понял?...
- Маша, подойдите пожалуйста сюда, - расправил плечи Коля, пытаясь прикрыть стоящую на столе бутылку, - хочу вам представить лучшего офицера факультета... Сергей Петрович - непревзойденный специалист... в своей области.
Каптри взял Колю за гюйс и вытащил в коридор.
- Дуся моя, вы меня умиляете! - радостно сообщил дежурный, - Набраться такой наглости... последнее желание будет?
- Товарищ капитан третьего ранга, вы неправильно трактуете ситуацию - старался дышать в сторону Коля.
- Ну-ка, ну-ка?...
- Здравствуйте! - Маша, радостно улыбалась.
- Здравствуйте, девушка... в сторонке побудьте пока... мне тут с бывшим курсантом разобраться нужно...
- Маша, - зашептал Коля, уводя дежурного в сторону, - дочка начальника училища... он попросил меня показать ей здесь все... так сказать, провести экскурсию...
- Опачки... - озадачился дежурный.
- Вот такие пирожки с котятами...
- Пиздите? - с надеждой спросил дежурный.
- И в мыслях не было... а вы спросите у вице-адмирала...
Это был удар ниже пояса.
- Я обязательно спрошу, курсант... - изподлобья посмотрел дежурный, - обязательно, не сомневайтесь... а пока... заканчивайте эту свою экскурсию...
- Сей момент... Маша пойдемте, я вас провожу...
- Маша, - придержал девушку дежурный, - а папа... у папы все в порядке?
- Все нормально - удивленно вскинула бровь Маша, - а что?
- Да так... ну, ладно, идите. Папе привет.
Долго после этого каптри, отлавливая Колю в коридорах училища, брал его за гюйс и с надеждой спрашивал:
- Ну, сознайтесь, вы мне напиздели?
- Ну, как можно... - обижался Коля, - спросите у начальника училища!
И улыбался по-детски, просто не человек, а букет ромашек.
Оценка: 1.8931 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 02-09-2005 11:57:55
Обсудить (34)
15-09-2005 23:32:42, Кадет Биглер
> to Киевлянин > Там и так все ясно...не успела дверь за кэ...
Версия для печати

Авиация

Ветеран
Бой с солнцем

Через неделю лейтенанты Ф. и М. вылетели с военного аэродрома Тузель в Кабул. Там, на пыльной аэродромной пересылке они провели десять дней и ночей в ожидании транспорта на Шинданд. Наконец, на десятую ночь, одуревших от безделья, их вывели на аэродром и загрузили в старый дребезжащий Ан-12, который и доставил лейтенантов в родную часть. Инженер эскадрильи майор Иванов встретил их словами:
- Вот они - десять дней, которые потрясли мир!
Война пошла своим чередом.

Привезли комдива в Геришк. Сели за городом возле дороги. Комдив уехал.
Солнце еще высоко, жара. Оставив вертолеты под охраной БТРа, летчики идут к речке. Белая мягкая как цемент пыль, всплывая, облепляет штаны до колен. Берег обрывист, его серый камень изрезан причудливыми проходами. У самой реки каменные плиты дырявы, как старое гигантское дерево, в дырах плещется вода. Тишина, легкий шелест камыша на другом берегу. Думать о том, что кроме цапель там может быть еще кто-то, не хочется. Тем не менее, автоматы, комбезы брошены у самой воды, один из отдыхающих с автоматом в руках дежурит возле. Летчики долго, с наслаждением лежат в мелкой горячей речке, - у нее каменное, слегка шершавое дно, - потом полощут комбинезоны - они высыхают на раскаленных камнях за несколько минут. Еще раз окунувшись, надевают горячие ломкие комбезы и бредут к вертолетам. Так отдыхающие идут с пляжа на обед в санаторную столовую.
Возле вертолетов их ждет комдив с местным пехотным майором.
- Вот что, мужики, - сказал комдив. - Тут у вас помощи просят. Полста километров на север духи обстреляли колонну, засели на горе, огрызаются, а наши их достать не могут. Если до темноты их не снимем - уйдут. Подлетните, обработайте сверху.
Взяли на борт майора, запустились, полетели. Через несколько минут полета показался торчащий посреди пустыни гигантский скальный выступ. Вышли на траверз, увидели - у подножия горят две машины, рядом, задрав стволы вверх, стоят один танк и два бэтэра.
-- Это называется послеполуденный стояк, - сказал командир. - Вот клоуны! Оставь ты бэтэры для перехвата, отгони танк подальше и долбани навесом...
- Духи на северном склоне! - прокричал майор. - Близко не подходите, шарахните вон по той террасе, они там в пещерах, нужна прямая наводка! Эх, жалко, наши танки не летают!
Пара прошла мимо скалы, удалилась километра на два и вошла в боевой разворот с набором, чтобы с «горки» отработать по горе залпом нурсов. И тут случилась неприятность, о которой в спешке не подумали.
- Черт! - сказал командир. - А солнышко-то на стороне врагов!
Распластав свою корону на полнеба, солнце сияло над вершиной горы. Оно било прямой наводкой, заливая кабины идущих в атаку вертолетов жарким желтым туманом. Борттехник пожалел, что не надел ЗШ со светофильтром. Но думать и жалеть было поздно.
- «Воздух», быстрее, они вам в лоб работают! - сказала земля.
Борттехник прицелился чуть ниже солнца и надавил на гашетку. Он водил стволом в разных направлениях, чтобы очередь захватила как можно больший сектор скалы. Навстречу тянулись чужие трассы, но ужас был в том, что ни трасс, ни тех, кто эти трассы посылал, летчики не видели - все заполняло огромное солнце. Борттехник давил на гашетку, пригнувшись к самому пулемету, чтобы хоть как-то уменьшить свою невероятно огромную фигуру. Обидна была внезапность встречи с пулей, которая могла вынырнуть из солнечного тумана в любой миг, и ты даже не успеешь осознать, что произошло. Чмок - и тишина. И ты уже не здесь... Вот тебе и помылись, постирались...
Вертолет вздрогнул, дым ворвался в кабину вместе с шипением - нурсы ушли в сторону солнца. Ведущий отвалил влево, давая ведомому отработать по слепящей цели. «Кажется, поторопился», - сказал командир.
- Воздух, я - Земля! Чуть выше положили! Еще разок, ребята! Сбросьте этих уродов, а мы уж добьем!
- 945-й, расходимся! - сказал командир ведомому. - Я - влево, ты - вправо. Это солнце нас погубит. Подъем на четыреста, заход под сорок пять, работа по команде.
- Понял вас...
Вертолеты разошлись в разные стороны, одновременно развернулись и взяли гору в клещи. Забравшись повыше, наклонив носы, они устремились к горе, которая теперь была хорошо видна. Борттехник прищурился, нашел террасу, различил на ней суетящихся духов. Разделившись на две группы, они возились у двух приземистых треног с пулеметами. Как они их туда заволокли? - удивился борттехник. Через секунду понял по торчащим вверх стволам - вьючные ЗГУ. С ведомого борта к горе уже потянулись пулеметные трассы. Борттехник Ф. чуть приподнял ствол, нажал на спуск, увидел, как слегка искривленная огненная дуга соединила ствол его пулемета и край террасы. «Как будто ссу с крыши» - отметил про себя борттехник. Повел стволом, и очередь полетела по террасе влево, выписывая кренделя и разбрызгивая пыль и камень. Трассеры свивались в пропасть гаснущим серпантином. Духи залегли.
- А-атлично! - сказал командир. И, обращаясь к ведомому: - 945-й, полной серией работаем. Приготовился... Огонь!
Оба вертолета сработали почти одновременно. Связки дымных струй с двух сторон воткнулись в скалу - и две цепочки черных лохматых бутонов косым крестом перечеркнули террасу.
Ветер тут же сдернул дымы, и стало видно: террасы больше нет - ее сравняло со склоном. Большие обломки и мелкие камни еще летели вниз, - ударяясь о выступы и подскакивая, они падали прямо возле танка и бэтэров.
На восток уносило бледнеющую гряду сизых тучек.
Вертолеты вошли в правый разворот, ведомый догнал ведущего, пара построилась и пошла по кругу.
- Ну, спасибо, мужики! - сказала земля. - Это класс! Это высший класс! Спасибо вам!
Командир осведомился, нет ли внизу раненых, убитых, не нужно ли кого забрать. Но все были целы, и пара, качнув на прощанье фермами с почти пустыми блоками (оставили немного нурсов на обратную дорогу), пошла на Геришк.
- Кандагарцы нам бутылку должны, - сказал командир, - в их зоне работали. А вообще, хорошо сегодня отдохнули. Сначала искупались, потом рыбку поглушили...
Он посмотрел на часы и удивился:
- Представляете - купались-то мы всего пятнадцать минут назад! То-то, я думаю, комбез еще мокрый!.. Или это я так вспотел? Аж в сандалетах хлюпает!
Через минуту:
- Интересно, а почему они из ПЗРК не пальнули? Сейчас бы мы уже догорали... Не было, наверное...
Закурил, и, повернувшись к майору, сидевшему чуть сзади, на месте борттехника, спросил:
- Ну, как, майор, понравилось?
- Нет слов! - сказал майор, и, подумав, добавил: - Мама, я летчика люблю!
Оценка: 1.8765 Историю рассказал(а) тов. Игорь Фролов : 04-09-2005 22:16:33
Обсудить (26)
04-07-2008 20:19:22, Эль Капитано
Вот и пусть теперь говорят, что не было в советской армии ху...
Версия для печати

Флот

Прикладное крысоловство

Ему снилось море.
Ласковое солнце щекотало оголенное тело, прохладная вода омывала ступни измученных ортопедической обувью ног, стая рыбок играла совсем рядом, абсолютно не пугаясь бледных, волосатых конечностей. Маленький крабик подполз и нагло хватанул за палец.
Он лениво пошевелил ногой, отгоняя досадную помеху, но крабик не унимался. Изловчившись, он вцепился обеими клешнями в большой палец правой ноги, пытаясь вырвать ноготь...
Судорожно вскрикнув и взбрыкнув конечностями, дежурный проснулся. Толстая крыса, спрыгнула на пол и лениво засеменила под шкаф.
- Сука!!! - вслед крысе полетел ботинок, дежурный всхлипнул, переживая испуг, - Ну, сука же ты проклятая!!! Я застрелю тебя, сволочь! Вот помяни мое слово, тварь шерстяная!
Далеко под шкафом заскреблось, и показалось, что кто-то хихикнул...
.......
- Вот такое «В мире животных», мужики, - закончил рабочее совещание Саня, - тварь совсем распоясалась, с наступлением сумерек находиться в отделе стало небезопасно, того и гляди, придушит и в нору утащит. Или отгрызёт чего-нибудь... пещеристое... Ваши гениальные предложения?
- Я кошку могу принести - предложил Серега.
- Генитально! - одобрил Саня. - Неси! На ночь запрем в кабинете. Если и не поймает, так от запаха крыса точно уйдет!
На том и порешили.
На утро охотников ждало разочарование - следы яростной борьбы отсутствовали.
Кошка на призывы не откликалась, и Серега, уже получивший накануне от супруги, покрылся потом.
Животное нашли по запаху. Оно добросовестно обоссало двухтумбовый Серегин стол, забившись в один из ящиков. Вид имело совсем не героический, хозяина не узнавало и затравлено шипело. Налицо была психологическая травма.
На следующую ночь крыса демонстративно изгрызла угол резко пахнущего Сережиного стола, давая понять, что наши забавы ей по хвосту.
Зато благоухало теперь в кабинете замечательно. Тонизирующе.
Приходящие сотрудники других отделов вздрагивали ноздрями и интересовались:
- Под себя уже ходите?
Дальше так продолжаться не могло.
- Вы офицеры или дети малые - пальцем деланные?!! - возмущенно орал начальник лаборатории Саня, - Какая-то необразованная крыса нас на хвосте вертит! Вас чему пять лет по училищам учили, а?! Нельзя так ребята, стыдно ей-богу, сидим тут в обоссаном кабинете, и сделать ничего не можем с этой сволочью!
- Да хитрая она, Николаич! В мышеловку не лезет... кошку не боится... у меня вон теперь трагедия дома, у кошки крыша съехала, ссыт по углам, от всех шарахается... жена тоже...
- Ссыт?!!
- Если бы... пилит...
- Пять выпуклых лбов!!! - возмутился Саня, - да у нее голова с головку! Напрягитесь, считайте, что это вероятный противник и нам его надо победить! Ну где?! Где ваша смекалка?!
Мы загрустили.
- Альцгеймеры! - вынес вердикт Саня - Сам думать буду!
Он задвинул кандидатскую и ушел в себя.
И придумал.
Из пластины для производства электронных плат с тонким медным слоем по одной стороне был сделан квадрат 50/50 см, токопроводящий слой в середине пластины был прерван меньшим квадратом т.е. получился квадрат в квадрате. В самом центре был укреплен штырек, на котором заманчиво оплывал шматок сала.
К каждому квадрату, соответственно, подвели проводок от сети 220 В.
Крыс, по великому замыслу изобретателя, следуя к салу, ничего вокруг не замечая и вожделенно пуская слюни, неминуемо должен был закоротить контакты. (Каково?! Лишь бы не работать!)
Саня ликовал. Он водил из других отделов экскурсии, снисходительно улыбался и принимал поздравления.
Утром следующего дня выяснилось, что Крыс (а теперь иначе как с большой буквы мы о нем думать не могли) сразу вычислил самого смекалистого.
Провод к Саниному компьютеру был перекушен, а сало не тронуто.
Саня ползал на четвереньках вокруг своей конструкции и, матерясь, причитал:
- Ну видно же... ходила сука вокруг... вот след... и вот ещё...
- Ага, и слюна накапана...
- Вы ещё тут позвиздите!... Оставим на несколько дней... может, присматривается... жизнью битая... надо сало освежить...
Но Крыс вырос в научном учреждении, и на все наши копошения снисходительно плевал. Нет, он не ушел из помещения, он по-прежнему грыз мебель, кабеля, дергал за носки, прилегшего отдохнуть на нашем мягком диване дежурного.
А к салу не подходил.
Через пару дней, Саня, придя на работу, столкнулся в дверях с дежурным, старым офицером - аксакалом части.
- Вы, Александр...! - дежурный прихрамывал, возмущенно тряс в воздухе пальцем, и нервно дергал бровью, - Я всегда ожидал от вас!... Чувствовал!... Но такое...!
- Да в чем дело-то? - не понял Саня.
- Ах, вы не понимаете?! - затрясся аксакал, - Я буду командиру жаловаться!
- Что с ним? - спросил Саня у помощника дежурного, когда аксакал уковылял.
Помощник умирал.
- Представляешь, он ночью спать ушел в ваш кабинет, ну, диван-то только у вас, так вот, прошло часа два, сижу, книжку читаю, вдруг крик такой пронзительный и свет сразу вырубило. Чуть не родил от страха. Сижу в темноте, не знаю, что делать. С какой стороны атаку отбивать. Потом слышу, возня какая-то... упало что-то... мат пошел. Он, оказывается, ночью пописать захотел, ну и в темноте, босиком, к выключателю... через вашу крысоловку... там и пописал...
- В конец зассали все помещение! - возмущенно бормотал Саня, поднимаясь в кабинет и распахивая дверь, - Демонтируем устройство, пока нам тут общественный туалет не сделали!
Еще некоторое время после этого коллеги развлекались тем, что входили в наш кабинет, задумчиво приближались к Саниному столу, на ходу расстегивая ширинку, и делали изумленные глаза - «Ой! Извини, ошибся!»
Саня ходил мрачнее тучи.
Потом Крыс сгрыз у него конспект по воспитательной работе.
Саня замкнулся, он только изредка зыркал на нас унижающе и вздыхал.
Мне стало жаль его. Через пару дней я подошел к Сане и обнадежил:
- Я её застрелю.
- Уволят нахрен...
- Не ссы... (Саня поморщился, это слово он теперь ненавидел), не из пистолета... я тут придумал...
И я сделал пушку.
Вероятно, ни один Крыс на свете не удостаивался такой чести.
Трубка, примотанная проволокой и изолентой к металлическому бруску, набитая серой со спичек и накусанными гвоздями. Понятно, что бегать с этой адской машиной за крысой никто не собирался.
На проведение операции был пожертвован тубус.
Итак, с одной стороны разрезанного тубуса вставлялась пушка стволом вперед, перед которым помещались кусочки сала, а перед салом две пластинки, разделенные кусочком пластилина...
По задумке, Крыс, почувствовав запах, заходит в трубу тубуса, замыкает пластинки, ток от батарейки «Крона» подается на лампочку от фонарика, с аккуратно раздавленным стеклом колпака, лампочка, в свою очередь, закреплена на запальном отверстии пушки и касается вольфрамовой нитью серы. Нить накаливается, сера воспламеняется, ну, и собственно - «Бубух!», в лоб крысе.
Короткая панихида, всенародное ликование и аплодисменты.
Вечером пушка была установлена.
А ночью сработала.
Хорошо, что дежурные, с некоторых пор перестали ночевать в нашем кабинете.
Выстрел гулко прокатился по темным коридорам части, до полуобморочного состояния напугав дежурную службу, которая была не в курсе.
До самого утра дежурный с помощником ниньзями ползали по коридорам с пистолетами на товсь, зарабатывая неврастению.
Нас не вычислили только благодаря строгой конспирации.
Нет, Крыс убит не был. Разрядив орудие, он сожрал сало и ушел. Совсем.
Мы слышали, краем уха, что в соседнем отделе началось безобразие с поеданием кабелей и мелкими пакостями, но нас он оставил в покое.
Обиделся, наверное.
Оценка: 1.8253 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 06-09-2005 13:19:39
Обсудить (82)
, 23-09-2011 08:03:54, Surge
У нас крыс тоже много было, курятник, свинарник... Мы дел...
Версия для печати

Авиация

Суперлента

Однажды летчики попросили у командира эскадрильи устроить им стрельбу из носового пулемета на полигоне. На боевом вылете пулеметом полностью владеет борттехник, тогда как командир жмет на кнопку пуска нурсов. Борттехники встревожились, но делать нечего - нужно выполнять приказ. А встревожиться было от чего - именно борттехник заряжал пулеметные ленты, и это не было простым делом. Зарядная машинка - мясорубка по виду: подкладывай в пасть патроны, да крути ручку. Только следи, чтобы патрон не перекосило - не заметишь, надавишь на ручку, может и шарахнуть. Да и мозоли на руках были обеспечены - тем более что заряжать ленты приходилось после каждого вылета. На борту держали не менее четырех коробок с лентами по 250 патронов. Борттехник Ф. любил, чтобы на его борту было восемь цинков - он ставил их рядком под скамейку. Они грели душу.
Перспектива полигона расстроила борттехника Ф. Он даже вначале нагло отказал подошедшему капитану Трудову:
- Даже и не мечтайте! У меня ствол греется, уже плеваться стал, никакой кучности. Сами же в бою станете жертвой убитого вами оружия. Да и руки мои не железные - после ваших забав ленты заряжать!
Трудов пообещал после стрельбы зарядить столько, сколько истратит. Борттехник Ф. согласился, но на вдвое большее количество - за амортизацию пулемета, как он объяснил. На том и договорились.
- Может, тебе еще и борт помыть? - съязвил напоследок обиженный капитан.

На полигоне борттехник установил пулемет на упор, переключил электроспуск на ручку управления. Трудов с Милым, веселясь, отстреляли 500 патронов. Они бы могли и больше, но борттехник устал от дурацких танцев машины (прицеливание закрепленного пулемета производилось поворотами самого вертолета) и отключил командира от стрельбы, обосновав это тем, что пулемет перегрелся, и вообще, не нужно изматывать и злить боевое оружие бессмысленной стрельбой.
На стоянке капитан Трудов сказал Милому:
- Останешься и зарядишь 1000 патронов. Я обещал, а слово офицера, сам знаешь...
- Нахера мне такие стрельбы, - расстроился Милый. - Он обещал, а я крути!
Борттехник зажал струбцину машинки и открыл три цинка патронов - простые, бронебойные, трассирующие. Потом достал со створок пустую ленту на 1000 патронов, которую он собрал из четырех стандартных. Эти стандартные кончались всегда неожиданно и в самый неподходящий момент, поэтому борттехник решил создать суперленту.
Милый, пыхтя, крутил ручку, борттехник контролировал перекос патронов и расправлял свивающуюся черную змею. Зарядка прошла удачно. Милый, штурманские руки которого привыкли держать только карандаш да линейку, простонал, разглядывая свежие мозоли:
- Лучше бы я из автомата через блистерок - милое дело...

Борттехник покурил, любуясь на чудо-ленту, и начал ее укладку. В обычную коробку она не лезла - борттехник взял большой пустой цинк и аккуратными зигзагами уложил в него свою любимицу. Поднять этот цинк он не рискнул, чтобы не надорваться, и переместил его в кабину волоком. После долгих усилий, пользуясь коленом как домкратом, перенес цинк через автопилот, и попытался опустить его под станину пулемета. Но этот огромный цинк никак не входил на предназначенное ему место. И ничего поделать было нельзя - мешало переплетение труб станины. Разочарованный борттехник, обливаясь потом, перетащил цинк через автопилот и, грохоча по ребристому полу, поволок его к кормовому пулемету. Но даже там, на относительном просторе, он кое-как приладил цинк так, чтобы лента могла свободно подаваться в замковую часть пулемета. «Как-нибудь и отсюда постреляю» - подумал он, утешаясь тем, что хвост теперь надежно прикрыт.

Утром летели в Турагунди. На 101-й площадке взяли на борт пьяного пехотного капитана.
- Возьмите, мужики! - попросил смиренно капитан. - Все, баста, моей войне конец - заменился! Уже третий день пью - а оказии до Турагундей нет! Болтаюсь как говно в проруби - хоть опять воюй. А это вам, чтобы до своей замены дослужить...- и он протянул командиру бутыль спирта.
Конечно, его взяли.
Прилетели, сели на площадку возле дороги, справа от которой за сопкой виднелись пограничные вышки Советского Союза. Выключили двигатели, наступила отдохновенная тишина.
- Что-то порохом пахнет, - потянул ноздрями командир.
Борттехник открыл дверь в грузовую кабину и ахнул. В салоне плавали сизые пласты порохового дыма просвеченные лучами из открытого кормового люка. Дым ел глаза, резал горло, дышать было нечем. Приглядевшись, борттехник увидел, что на полу, среди черных колец пулеметной ленты, валяется пассажир. Он пробовал встать, но поскальзывался на звенящем ковре из тысячи гильз и снова падал.
- Ты что сделал, козел?! - сказал борттехник, еще не осознавая масштабов случившегося.
Капитан повернулся на бок, поднял голову:
- А, мужики! Ну, спасибо вам, такой классный пулемет! - я всю дорогу из него херачил! Не смотри на меня зверем - прощался я, понимаешь?! С этой долбанной страной, с этой войной прощался - чтобы помнили, суки!
Он был еще пьянее, чем полчаса назад. Борттехник выволок его за шиворот и спустил по стремянке. Капитан схватил вылетевший следом чемодан и побежал по дороге, не оглядываясь.
Он бежал на Родину.
Экипаж проводил его недобрыми взглядами, - теперь борт N10 на промежутке Герат-Турагунди зарекомендовал себя как беспредельщик.
- Надеюсь, этот идиот просто так стрелял, неприцельно, - вздохнул командир.
Назад пара летела окольным путем, по большому радиусу огибая обстрелянный капитаном маршрут.
Свою суперленту борттехник Ф. больше не заряжал. Не было уже того восторга.
Оценка: 1.8140 Историю рассказал(а) тов. Игорь Фролов : 14-09-2005 20:32:01
Обсудить (29)
21-09-2005 04:21:05, Trout
2 Игорь Фролов: В ряде источников встречается информация что...
Версия для печати

Авиация

Ихтиандр Андрей Андреич и Чебуран

- Ихтиандр, сын мой, - сказал начальник кафедры полковник Б*, - что это за апельсиновое чудовище оскверняет стоянку у входа в наш славный институт и почему ты вокруг него суетился?
- А это - моя новая машина! - ответил Ихтиандр и надулся от гордости, даже очки слегка запотели.
Интересно, что в одной короткой фразе он умудрился соврать дважды. Во-первых, никакой «старой» машины у Ихтиандра отродясь не было, а, во-вторых, то, что он называл «новой машиной», на самом деле было кучей металлолома интенсивно оранжевого цвета и имело госномера только по необъяснимой прихоти ГАИ.
Все автовладельцы делятся на две неравные части. Первую, меньшую, но очень агрессивную, составляют фанаты от автомобилизма. Эти неизлечимые типы тратят на свои машины всё свободное время и все свободные деньги. Граждане, страдающие легкой формой автофанатизма, ограничиваются покупкой в придорожных «сервис-центрах» пластмассовых антикрыльев, сеточек на фары и бомбошек на рычаг переключения скоростей в виде человеческого черепа. Обязательными также являются бумажные иконки-складни и освежители воздуха в салоне в виде короны Российской империи (эстеты вместо короны вешают на зеркальце зеленую елочку). Более тяжелая форма заболевания характеризуется словом «тюнинг». Чем безнадежнее случай, тем круче тюненгуется какое-нибудь «зубило». Неизлечимые граждане умудряются впихнуть под капот «Москвича» какое-нибудь нештатное двигло, и не по-детски прутся оттого, что уходят со светофора на полшишечки раньше остальных.
Вторая часть автовладельцев - это тихие граждане, которым нужно просто ездить.
Андрей Андреич от машин не фанател, ему нужно было ездить, но ездить не просто, а на дайв. Это означало, что ездить ему нужно было по всяким колдоебинам и с кучей железа на борту. Подобно подростку, страдающему от перманентной эрекции, наш Ихтиандр грезил о джипе «Субурбан» размером с полтрамвая. По его расчетам, именно эта машина способна была перевозить все его водолазное барахло. Но на джип денег, естественно, не было, поэтому на какой-то автоживодерне за 300 рублей был куплено нечто с шильдиком «Запорожец» на багажнике.
За общую ушастость и скандальный апельсиновый колер фюзеляжа было решено окрестить машину Чебурашкой, но потом кто-то разглядел погнутую, но гордо торчащую вверх выхлопную трубу и, сочтя, что перед нами, несомненно, автомобиль-самэц, мы нарекли его Чебураном.
Чебуран был автомобилем-зомби, извлеченным с того света мрачными шаманскими обрядами. Его можно было показывать студентам как живое воплощение периода старения и износа лямбда-характеристики надежности. На мелкие и полусредние неисправности Ихтиандр гордо не обращал внимания, поэтому, например, крышка багажника крепилась к переднему сидению бельевой веревкой, пропущенной через какую-то дырку, стекла в дверях иногда не опускались, иногда не поднимались, а, бывало, с гильотинным стуком падали внутрь двери. К автомастерской Чебурана не подпустили бы и на пушечный выстрел, поэтому ремонтировался он в кафедральном гараже. Альбом чертежей и схем «Запорожца» заселился в шкаф нашей преподавательской, и в свободное от лекций время офицеры, посмеиваясь, вникали в принцип функционирования этого странного механизма. Чебуран ломался постоянно и крайне разнообразно. Вскоре на нем не осталось нестронутых гаек, двигатель лоснился смазкой как ухоженный пулемет, а упражнение «Неполная разборка и сборка автомобиля ЗАЗ-968А» с легкостью выполняли даже преподаватели военной педагогики и психологии. Благодаря некоторым усовершенствованиям, внесенным в конструкцию двигателя пытливыми авиационными инженерами, он при движении стал издавать настолько своеобразные звуки, что прохожие недоуменно вертели головами, пытаясь обнаружить на ближайшей крыше вертолет.
Ихтиандр пилотировал свой апельсиновый аппарат сурово и бескомпромиссно, в корне пресекая попытки подрезания и обгона. От него шарахались чумазые маршрутки и холеные иномарки. Беда Ихтиандра заключалась в том, что он был очень близорук, поэтому, чтобы следить за дорогой и знаками, он вынужден был грудью ложиться на руль и сильно прищуриваться. Со стороны казалось, что он, как пилот-камикадзе выбирает цель и вот-вот с криком «Банза-а-а-ай!!!» врубится в какого-нибудь «мерина».
Но счастье обладания автомобилем было недолгим.
Однажды мы, не обнаружив на привычном месте апельсинового скакуна, отправились в мастерскую.
- А где Чебуран?
- Сломался... - грустно ответил Ихтиандр.
- Подумаешь! - ответили мы, - первый раз, что ли! Починим!
- Не-а, не выйдет уже...
- Да почему?!
- Ну, мы вчера на дайв поехали, впятером, баллоны там, костюмы... Через лесок... А там на дороге канава была... А я не заметил... Ну, он и сломался...
- Как сломался?
- Ну, так... Пополам...
Оценка: 1.7871 Историю рассказал(а) тов. Кадет Биглер : 31-08-2005 19:44:59
Обсудить (56)
, 31-10-2005 17:22:54, л
история рулит, ждем сообщений о чебуране 2...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцОктябрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Распространяем специализированные биологические очистные сооружения для заводов недорого.
технологичная циклевка паркета parketov.ru/