Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Свободная тема

РОЛЕВЫЕ ИГРЫ

Сергей изображал из себя пациента, она была доктором...
- Шире рот открой! И не дёргайся так - хуже будет... Чувствуешь?
- Ага...
- Спиртное вчера употреблял?
- Угу...
- Сколько?
- Не помню. Товарищ орден получил, ну и...
- Что ж, тебе же хуже...
После, глядя на него, абсолютно разбитого и морально подавленного, склонилась к самому уху и еле слышно спросила:
- Что, жалко себя любимого?
- Ещё как!
- Терпи! Такой женщине как я, отказывать нельзя!
В это Берёза почему-то сразу поверил. Сидел и ждал, что будет дальше.
- Ну, приступим. Люба, держи ему голову. А если будешь дёргаться, - это уже к нему, - шею жгутом зафиксирую!
- Так больно?
- А-а-а!
- Сам виноват!..
- О-о-о!
Если бы не погоны капитана первого ранга на плечах, Сергей давно уже смылся, но приходилось держать марку. Теперь он понял, почему ему сказали придти в форме.
Боль, конечно, не адская, но Берёза честно пытался оторвать подлокотники кресла, в котором сидел, однако кресло было сделано на совесть. Голову его держали крепкие руки, и Олегыч сразу вспомнил расхожую шутку знакомых врачей: "Хорошо зафиксированный больной в наркозе не нуждается!"
- Вот и всё! - Сергей медленно открыл глаза и увидел у себя перед носом вырванный зуб.
- Итак: два часа не есть, спиртное сегодня не принимать... (рухнула последняя надежда на общедоступную анестезию) ...иначе откроется кровотечение, привезут в госпиталь, позвонят мне. Я не поленюсь, приеду. И тогда...
Дальше Берёза уже не слышал. Ему было хорошо...

© MuRena - 2008
Оценка: 1.5157 Историю рассказал(а) тов. MuRena : 06-01-2009 13:44:32
Обсудить (28)
09-10-2013 03:37:38, Михалыч (Б)
Если есть возможность - всегда нужно делать местную анестези...
Версия для печати

Свободная тема

Сегодня ночью проснулся от того, что за окном кто-то методично шаркал скребком по асфальту, убирая выпавший снег. Даже на 5 этаже было невыносимо слушать эти бесконечное «Шварк-шварк-шварк....»
Посмотрел на часы - 3 часа утра. "Вот ведь работун какой выискался, стрелять таких надо!" - подумал я и протянув указательный палец в сторону окна негромко сказал "ПАФ!".
И чудо случилось! За окном стало тихо....
Не просыпаясь и не открывая глаз жена пробормотала:
"Убил? Молодец! Спи...."
Оценка: 1.4899 Историю рассказал(а) тов. Шевелюрыч : 19-01-2009 14:33:36
Обсудить (15)
, 28-01-2009 22:31:20, Zuzik
> to Кадет Биглер > > to Roman3rd > > > Кто сталкивался с п...
Версия для печати

Свободная тема

Амангельды*

Так уж получилось, что сразу после армии, где Фаритулло служил танкистом, задержался парень в Российском посёлке.
За те десять лет, что прожил в России, случалось всякое. Был дважды женат, не считая лёгких увечий. Чуток повоевал по контракту. Пытался спиться.
По-русски говорил почти без акцента, разве что слово "чай" произносил, как "щай". Так это от жены татарочки.

Естественно, работал трактористом. Ну а куда ещё? Слава аллаху, два года на танке откатался. В деревне его любили, да и как не любить? Человек-то хороший, только нерусский, так у нас на это не смотрят.
За прошедшие десять лет настолько обтесался, что и забыли, кто он и что он. Фаритка, и весь сказ. Да и язык не повернётся казаха чуркой обозвать. Соседи же, почти родня.

И жену взял себе под стать. Такую же относительно русскую, или как нынче принято говорить, русскоязычную. И хоть разницы в возрасте между супругами было всего два годика, звал её не иначе, как Марина Амировна.

Утро начиналось как обычно. Умылся, позавтракал куском хлеба с маслом и стаканом чая. Разбудил Амировну и пошёл к себе на мехдвор.
Осень. Причём поздняя. Все виды уборок закончены. Подбирают то, что не успели по запару. Иные уже готовятся встретить неласковую уральскую зиму.

Скотники утепляют помещения для зимовки скота. Снимают со стен фанеру (в тех местах, где её много) и переколачивают туда, где уже вовсе светится. На птичнике та же картина.
В правлении мудрят счетоводы. Бритвочками, аккуратно, как на чистописании, подчищают ранее сделанные записи и переправляют их на более удобоваримые. Сторно, стало быть.

Фарит закурил, сия привычка пришла ещё в армейке, и не спеша двинулся к себе в конюшню, к железному другу К-701. Возле своего дома сидел колхозный пенсионер дядя Гриша. Покуривал папироску и ругался с собакой.
- Дура ты, Маруся, как есть дура. Вот где ты всю ночь шастала? Тебе, мочалка, девять лет, а всё хорохоришься, хвостом метёшь. Сидела бы дома, так нет же, траханьки восхотелось.
Дворняга Маруся посмотрела на хозяина долгим пристальным взглядом и подумала: сам ты дурак, пень старый. Но вслух ничего не сказала.

Из открытого окна правления летели звуки музыки. По радио шёл концерт Рымбаевой.

Мир - какие зори впереди!
Мир - какие светлые пути...

Продавщица сельпо Зина Груздева сидела за прилавком и от неча делать пялилась в окно. Подкатила старенькая Волга с заляпанными грязью номерами. Водительское стекло опустилось, и из него вылетел окурок. Лица Зина не разглядела, да и насрать. Мало ли их тут шлындает. Как федералку запустили, так и вовсе проходной двор сделался.

Фарит подошёл к мехдвору, створки сборного «арика» были распахнуты. Доносилось бряканье железа о железо же. Его персональный «тулпар» стоял на улице. Ясен пень, такое чудовище ни в одни ворота не пролезет. Яркий, канареечного цвета. Красавец!

Фаритулло по лесенке поднялся на броню, специально задержался, прикуривая. А как же, пусть посмотрят селяне на двух чудо-богатырей.
Сегодня он на целый день «продан» мостоотряду. Соляры под завязку, можно выезжать.
Фарит сел за рычаги, задумался. Казахстан. Давненько не был он на земле предков. Съездить? А надо ли? Там уже давно никого нет. Мать узбечка и отец казах давно померли. Всё, что сегодня есть в жизни, связано с этой гостеприимной землёй. Фаритулло включил зажигание.

Знала же Зинка, что инкассаторов надо было вызывать ещё вчера, да больно неохота было задерживаться сверхурочно в постылом магазине. Припрятала деньги, не так уж и много, в одно ей известное место. Ну и нарушила, да насрать. Больно кому-то надо? Вечером заберут.

Этого посетителя она не знала. Откуда? Тут сейчас такой проходняк, что только держись. Мужик себе как мужик. Таких в каждой подворотне как с похмелья насрано. Чёрные очки на полхари. Базилио, - прыснула про себя баба. Но дежурную улыбку Зинка всё же напялила. Она не видела, что в то же самое время из "Волги" на улице вышли ещё двое и блокировали вход в магазин.
- Привет, хозяйка, - улыбнулся покупатель. - Мне килограммов пять денег взвешай, да побыстрее!

Зинка ещё ничего не поняла, а ствол автомата уже уткнулся в её гигантскую грудь, привычно возлежавшую на прилавке. Смутная мысль начала оформляться в озарение.
Грабитель, а это, понятное дело, был он, больно надавил железом и повторил нетерпеливо:
- Деньги, сука, живо! Вчерашнюю выручку.

В животе у растяпы всё застыло, рука потянулась под прилавок и вытащила на свет брезентовую сумку. В ней было сто пятьдесят девять тысяч рублей с копейками. Бандит грубо ухватил добычу и с развороту врезал Зинке стволом автомата в висок. Он ещё выбегал из магазина, а Груздева как квашёнка оседала на немытый пол.

"Кировец" рыкнул, и сожрав полведра соляры, запел свою любимую песню. Фарит тронулся с места, но тут его внимание привлекло оживление около сельпо. Незнакомая "волжанка" с грязными номерами, двое кентов, пасущихся возле входа. Ой, не так что-то...
И в этот миг мужчина увидел того, третьего, выбегающего из дверей сельпо с брезентовой инкассаторской сумкой в руках. Ёптваю... грабят!

Дверцы "Волги" хлопнули, и машина сорвалась с места. Вот же она, трасса, всего-то пятьдесят метров. Но их ещё нужно проехать. Нужно, да только загвоздка. Загородив единственный выезд огромной ярко-жёлтой пробкой прямо поперёк дороги высился трактор К-701. Объезжать себе дороже. С одной стороны крутой лог, с другой сочная полянка, скрывающая под собой почти высохший пруд.

Водитель бандитской "Волги" принял «единственно верное решение» и, топнув по газам, в брызгах жидкого дерьма влетел в болотину. Натужно рычал матюгающийся мотор, веером летела грязь. Двое хотели выскочить из машины и толкнуть её, но не смогли, глубоко.
Тогда один из разбойников, высунувшись по пояс из окна автомобиля, заорал, страшно выкатывая глаза: - Что пидер, взял?!

Автоматная очередь с первого раза попала в Фаритку, почти полностью высунувшегося из кабины. Маленькие злобные пульки 5.45мм изорвали грудь тракториста. Кто знает, из данного вида оружия убить можно разве что беременную курицу. Но если пуль много, то, конечно, хватит и такой мелюзги.

Фарит ещё не успел почувствовать боль, а рот уже наполнился кровью. И вовсе она не солёная, - подумал мужик. - Железом отдаёт, зараза...
Нет, парни, у меня не уйдёте! Фаритулло вспомнил своего знаменитого земляка, Амангельды Удербайулы-Иманова. Убитое тело упало на сидение, руки выполнили последнюю в жизни работу.

Трактор, послушный воле своего хозяина, взревел так, что в правлении вякнув, подавилась очередным шедевром землячка Роза. Могучая машина, подобно легендарному Фафниру, рванулась вперёд. Гигантские рифлёные колёса в считанные секунды превратили в кучу спрессованного лома только что рычавшую и пытавшуюся сбежать "волжанку".

Из сельпо, держась руками за окровавленную голову и шатаясь, к месту трагедии торопилась Зинка. С крыльца правления, чуть не сломав себе шею, летел председатель.
- Что же ты натворил, чурка?! - кричал хозяин колхоза. - Господи, что же будет-то?
Из под колёс "Кировца" слышался скрежет. Тоненькое позвякивание и шипение. В отличие от импортных, наши машины при авариях не хотят взрываться, хоть ты тресни.
В кабине трактора, уронив голову на окровавленную истерзанную грудь, умирал чурка Фаритулло. Губы мужика улыбались, в голове звучала знакомая с детства песня...

Вокруг меня земля друзей, земля друзей.
Прекрасно солнце над планетою моей!
Мы связаны с тобой,
Навек одной судьбой
Земля моя, земля моя,
Моя земля...

© Евгений Староверов
Цельнотянуто с ЯПа
---------------------------------------------
*Амангельды Иманов
(1873, Тургайский уезд, — 18.5.1919, Тургай), один из руководителей национально-освободительного восстания в Казахстане в 1916 и активный участник борьбы за Советскую власть в 1917—19. Член Коммунистической партии с 1918. Родился в бедной казахской семье, батрак, затем кузнец. В 1905—07 участвовал в вооруженной борьбе крестьян против баев. В 1916 возглавил восстание против царизма в Тургайском и других уездах Казахстана (см. Среднеазиатское восстание) и объединил значительную часть отрядов Тургайского, Кустанайского, Актюбинского и Иргизского уездов. В октябре 1916 повстанческие войска А. И. осадили г. Тургай. После прибытия крупных сил царского правительства А. И. 17 ноября снял осаду и отступил. В январе 1917 вновь пытался взять город, затем ушёл в степи. Вплоть до Октябрьской революции вёл бои с карательными отрядами. В октябре 1917 — январе 1918 активно участвовал в установлении Советской власти в Тургае и Тургайской области, был военным комиссаром Тургайского уезда. Участвовал в работе областного съезда Советов (Оренбург, 1918); в июле 1918 во главе группы советских работников проводил выборы аульных и волостных Советов. Во время Гражданской войны совместно с А. Джангильдином формировал первые в Казахстане национальные красноармейские части, помогал партизанам в тылу войск Колчака. В ноябре 1918 отряд под руководством А. И. и Джангильдина освободил от белогвардейцев г. Тургай. С переходом армии Колчака в наступление на Восточном фронте (весной 1919) алаш-ордынцы (см. "Алаш") подняли антисоветский мятеж. А. И. был арестован и убит.
Оценка: 1.4790 Историю рассказал(а) тов. Dimon : 22-12-2008 09:33:06
Обсудить (78)
24-12-2009 21:00:16, trixter
массу врубил...
Версия для печати

Армия

Оперетта.

"...а тут параллельно с этим происходит
знаменитое крымское землетрясение."
"Землетрясение" М. Зощенко

(Отец рассказывал. Я записал и пересказываю от первого лица.)

Германия. Дрезден. 1961 год.

Группа немецких офицеров запланировала поход в театр. Не знаю, почему их командиры обратились к нашим командирам с просьбой выделить автобус, но автобус выделили, путевку выписали и я поехал забирать группу в немецкую ВЧ. "А тут параллельно с этим происходит..." визит А. И. Микояна в Дрезден. Половина улиц перекрыта, на оставшихся столпотворение. Улицы в Дрездене довольно узкие, автобус у меня достаточно широкий. На одной из улиц я как-то умудрился зацепиться ручкой двери автобуса за ручку двери трамвая. Так и телепался с ним заодно до следующей его остановки.
Худо бедно добрался до условленного места. Товарищи немецкие офицеры чинно-благородно загрузились в автобус. Один из них оказался переводчиком, специально прикомандированным для объяснений с русским водителем. Поехали. Снова объездными путями. Времени в обрез. Вместо 30 км/ч, разрешенных для военных автобусов, ехали и 60 и 80. И на каких-то задворках поймали камень из мостовой между двумя скатами заднего колеса. Ехать дальше с этим подарком нельзя, а время поджимает. Какое-то время я проползал вокруг колеса на спине с ломиком в руках, пытаясь добыть камень. Добыл. Вернул на немецкую землю. Сам извозился. Некогда было думать, куда и что подстилать, решил: вернусь - форму постираю.
До театра доехали к третьему звонку. Товарищи офицеры спешно выгрузились и побежали в сторону входа в театр. Я перевел дух. Часа три у меня до конца спектакля было, и я неспешно вышел из автобуса, решив для начала помыть руки, слив немного воды из радиатора. В этот момент переводчик оглянулся и вернулся со словами: "А Вы что же не торопитесь? Пойдемте быстрее, мы же опаздываем." За два с половиной года службы до этого, пассажиры ни разу не пытались взять меня с собой по своим делам, и я растерялся, а переводчик уже тянул меня за рукав. Пока мы бежали к театру, я безуспешно пытался спрятать руки в рукава. Никогда в жизни до этого я в театре не был, но книги читал и знал, что в театр ходят в "парадной" одежде, и уж никак, не прямо из-под автобуса. Переводчик подвел меня к третьему ряду партера и показал мое место в середине ряда. У немцев не принято занимать оставшиеся свободными места с краю, и я, извиняясь, пробирался на место "согласно купленному билету" мимо нарядной публики.
Оперетта "Нищий студент" началась, на сцене пели и танцевали, но я не понимал о чем они по-немецки поют и все думал о своем внешнем виде.
Дождавшись антракта, я решил бежать к своему автобусу. И, собственно, побежал. На моих замечательных немецких кирзовых сапогах были модные тогда у нас металлические набойки на каблуках. Вот этой набойкой я и зацепился за ковровую дорожку, смял ее и застрял в дверях при выходе из зала, нарушив движение публики к буфету (с тех пор, я не делал таких набоек никогда). Кто-то помог мне отцепиться от ковра, я хотел бежать дальше, но тут, наверное из под земли, передо мной вырос переводчик и вежливо спросил, понравился ли мне спектакль. Я вежливо ответил, что понравился. Видимо, он по интонации понял правду и стал, неторопливо прохаживаясь, рассказывать мне о чем шла речь в первом действии и что будет во втором. К тому моменту, как мы вернулись в зал, все уже вновь заняли свои места, и мне опять пришлось пробираться, извиняться и прятать руки.
После спектакля товарищи офицеры коротко посовещавшись решили ехать ужинать. В ресторан меня тоже взяли с собой, сделав только распоряжение официанту, чтобы мне спиртного не приносил. Ужинали долго, с перерывами на танцы и прогулки в ресторанном дворике. Часа в два ночи решили двигаться домой. К этому времени в автобусе образовались: трезвый водитель, более-менее трезвый переводчик со списком адресов и фамилий и группа частью спящих, частью горланящих песни пьяных офицеров.
Маршрут был составлен. На первых остановках офицеры сами выделяли из своих рядов, будили и выгружали обладателя названной фамилии из списка. Но к концу маршрута мы с переводчиком получили троих беспробудно спящих, без всяких шансов разбудить. Тогда по двум первым адресам переводчик заходил в дом и предлагал родственникам забрать понравившегося им офицера. По третьему адресу выгрузили того, что остался.
Часам к шести утра я добрался до своей части, сытый по горло (в прямом и переносном смысле) немецкой кухней, немецкой и общемировой культурой, визитами политических деятелей и немецкими дорогами...
Оценка: 1.3762 Историю рассказал(а) тов. 30ХГСА : 26-01-2009 22:21:30
Обсудить (16)
02-02-2009 22:55:27, VSR
> to 30ХГСА > > to 30ХГСА > > "...Сталь 30ХГСА была разработ...
Версия для печати

Армия

История, рассказанная ниже, произошла в городе Керчи много лет назад, немыслимым образом соединив людей, с которыми мне пришлось встречаться в различные годы своей жизни.
Проходя службу в Германии, я познакомился с полковником Г.П., который был постарше меня в возрасте и звании, но, тем не менее, проникнувшемуся ко мне каким-то особым уважением, узнав, что я керчанин. В этом нет ничего удивительного, так как свою военную карьеру он начинал в первой половине шестидесятых годов в Керчи, а это, как и первая любовь, остаётся в памяти на всю жизнь любого офицера.
Один из эпизодов его службы в Керчи, рассказанных в ходе какой-то командировки, я и попробую передать своими словами так, как мне это запомнилось (если что-то в рассказе перепутано, то считайте это байкой).
Город Керчь в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов представлял собой довольно крупный военный гарнизон, где располагались части различных видов и родов войск. Начальником гарнизона, скорее всего, был командир военно-морской базы на Генмоле (утверждать не буду, так как по малолетству абсолютно не представлял всего этого, а предположение строю из своего армейского опыта), и как старший воинский начальник отвечал за всё, что творится на его территории. Помимо базы в городской черте находились: склады ВМФ в крепости, танковый полк прикрытия на Марате, аэродром морской авиации Керчь II, Багеровский аэродром бомбардировочной авиации, военный госпиталь, стройбат, дисбат и прочие организации военной структуры как армейского, так и флотского подчинения (узлы связи, вспомогательные службы, пограничники, военная приёмка, гауптвахта и т.д.).
Среди этого разнообразия затесалась небольшая часть, стоящая несколько особняком в поле и хорошо видимая из окон автобуса при подъезде к военному госпиталю. Вот в неё-то и попал молодым лейтенантом мой новый сослуживец. А так как этот отдельный центр был не очень велик (человек пять офицеров, несколько старшин сверхсрочной службы и человек 25-30 солдат, несущих круглосуточно боевое дежурство), то особых хлопот он гарнизонному начальству не доставлял. Но есть один элемент военной психологии, который необходимо учитывать для дальнейшего правильного понимания происходивших событий. Части подобного типа, имея свой номер, печать на правах «отдельных» вроде бы и находились в гарнизоне, и в то же время как бы выпадали из юрисдикции его начальника.
Даже в здание части он не мог попасть, предварительно не согласовав свой визит с командованием бригады, находящийся под Одессой (таков был статус этого соединения), а это, как вы понимаете, не улучшает взаимопонимания. Кроме того, проводя совещания с командирами частей гарнизона (в соответствии с поступающими приказами и директивами МО) и видя перед собой какого-то старлея или капитана, временно исполняющего обязанности командира части (по объективным причинам), принимал это как очередную издёвку над своими полномочиями - любой военный меня поймет, о чём думал боевой капитан I ранга глядя на такое отношение к себе. Говорить же о приказании выделить людей, или что-то организовать, не могло быть и речи - без приказа из бригады никто бы и не шевельнулся. Но и перегибать палку командир центра тоже не желал - на довольствии он стоял в службах гарнизона, а это очень важно для организации нормальной военной жизни. Поэтому офицерам центра было дано указание не выпячиваться и не лезть на рожон, а вести себя достойно, так как любой срыв и выход на доклад начальнику гарнизона мог обернуться вместо обычного разноса докладной в службу войск округа со всеми вытекающими последствиями.
Как это ни удивительно, но в эту часть попал служить (после бригадной ШМС) парень из моего двора В.М., с которым связаны последующие события. Если учесть, что от нашего двора тогда быстрым шагом можно было дойти за 25-30 минут до расположения части (или прокатится на автобусе), то представляете, каково ему было там служить? Естественно, душа страдала, и вот однажды, выпив с горя, он попался командиру части, за что сразу схлопотал суток десять. Доставить провинившегося на гауптвахту было приказано его начальнику - лейтенанту Г.П., предварительно помыв его в городской бане, так как на губу могли не принять - им геморроя хватало и без этого. Городская баня находилась напротив того дома, где жил арестованный до призыва в армию. В то время она представляла собой двухэтажное здание послевоенной постройки, и производила хорошее впечатление своей продуманностью и качеством пара. На первом этаже располагались душевые кабины, буфет, парикмахерская, аптечный киоск, гардероб, стулья для отдыха - то есть всё пристойно и толково. На втором этаже размещались два помывочных общих отделения, причём в каждое из них вела своя лестница. Так как летом проводилась профилактика, то по очереди мужское или женское отделение закрывалось, и тогда устанавливались женские и мужские дни. В один из таких дней, летним утром, наш герой в сопровождении Г.П. прибыл в баню, чтобы потом отправится на гауптвахту для отбытия заслуженного наказания. Далее события приняли несколько неожиданный оборот: командир остался в предбаннике, а арестованный вошёл голым в помывочное отделение, где от силы находилось 2-3 человека (судя по открытым пустым ящикам для одежды). Так как торопится было некуда - идти до губы было минут 10-15 - взяв журнал, Г.П. стал его читать в пустом зале. Всё шло своим чередом - никто не входил в предбанник, лишь один мужик вышел распаренным, и взяв что-то из своего ящика, вернулся назад. Минут через двадцать командир решил поторопить подчинённого и, открыв дверь, велел поторапливаться, на что радостный голос сообщил, что уже заканчивает мытьё. Ещё через минут десять-пятнадцать, не дождавшись подчинённого, он решительно вошёл в помывочное отделение с целью закончить затянувшуюся процедуру и обомлел от увиденного: наш герой в компании двух мужиков сидел поддатым на скамье и обсуждал мировые проблемы среди винных бутылок. Происходящая картина поразила не столько своей наглостью, сколько абсолютным непониманием, как всё это могло произойти - святая вера в законы материального мира была поколеблена. Не стоит говорить, что застолье было немедленно пресечено, а арестованный выдворен на улицу перед баней с целью допроса и принятия решения, что делать дальше. В ходе признательных показаний выяснилось, что наш боец, рассказав в бане о своей судьбе случайным людям, нашёл полное взаимопонимание и сочувствие со стороны слушателей, так же проходивших срочную службу много лет назад. Так как в то время к армии люди относились с подлинной любовью и теплотой, было решено хоть как-то облегчить тяжелую участь провинившегося, как это понимает русский человек. План созрел моментально: один из сочувствующих вышел в предбанник, взял деньги и опять голым вернулся, как ни в чём не бывало. А так как в это время из-за ремонта дверь между женским и мужским отделением оказалась не заперта, наш герой зашёл в пустую женскую раздевалку, взял из комнаты банщицы белый служебный халат и в деревянных шлёпанцах (их тогда выдавали всем в бане), аккуратно спустился по другой лестнице и вышел на улицу. Излишне говорить, куда он двинулся - метрах в ста от бани до сих пор работает продовольственный магазин. Вид человека в белом халате никакого впечатления на продавщицу не произвёл (сотрудники бани и поликлиники частенько захаживали в рабочей одежде) и запрашиваемое питьё немедленно перекочевало в карманы халата. Дальнейший ход событий понятен и без комментариев - вся операция продолжалась минуты 3-4 или 5.
В создавшейся ситуации у лейтенанта Г.П. прорисовывались два варианта и оба не совсем хорошие, а если уж быть точным - то дерьмовые. Возвращение с поддатым в часть означало крупную неприятность и служебное взыскание. Второй путь - вести пьяного к месту отбывания наказания вроде бы логичен, но с точки зрения начальника губы, увидевшего, за что арестован боец, и в каком состоянии он прибыл, тоже не сулил ничего хорошего. Если он настрочит рапорт коменданту, а тот соответственно сообщит начальнику гарнизона, то служебные перспективы растают в дымке керченского пролива, и ещё неизвестно, как это всё обернётся для бригады: попасть в приказ начальника штаба округа дело малоприятное (при желании это можно организовать через службу войск округа - там таким вещам только рады). Но отступать было некуда, и он решил молча идти навстречу своей судьбе.
К чести угощающей стороны, никакого нытья по поводу тяжелой жизни солдата, пьяных просьб сжалится и всей той дури, что несёт гражданское население не было - они, прекрасно понимая неотвратимость наказания, предложили отвезти обоих военных за свой счёт на такси, при этом готовы всё взять на себя перед любым грозным начальником. От предложенной помощи Г.П. отказался по следующим соображениям: во-первых, брать деньги у гражданских людей не к лицу; во-вторых, офицер, везущий пьяного солдата на такси, вместо того чтобы устроить ему марш-бросок, подрывает в корне все традиции русской армии; и в-третьих, на секунду представив, как они вываливаются из такси перед воротами Генмола на виду у флотских (само присутствие армейских в Керчи они рассматривали как какое-то недоразумение и капризы недалёких генералов), понимал, что этим он нанесёт несмываемое оскорбление всему ВМФ. Терзаясь сомнениями, они прибыли своим ходом на гарнизонную гауптвахту....
К счастью, немолодой мичман, начальник губы, повидавший на своём веку и не такое, после чистосердечного рассказа о произошедшем, не стал гнать волну, а трезво оценив обстановку, принял документы и нарушителя, добавил от себя ещё пять суток и пообещал за указанный период сделать из бойца человека.
Прибыв в часть, Г.П. доложил командиру о произошедшем и об обещании мичмана, что успокоило командира, тоже повидавшего на своём веку немало, и оставившего этот случай без последствий.
В указанный мичманом срок с губы забрали провинившегося, который к тому времени осознал пагубность своих привычек и больше в таком виде командирам на глаза не попадался.
В настоящее время герой повествования проживает в Керчи (я его как-то видел), у него давно взрослые внуки и вряд ли он им рассказывает о своих армейских похождениях. Г.П. продолжал службу, и в памяти у него Керчь осталась как прекрасный южный город, с которым связано очарование первых лет холостой, армейской жизни. Привезённые мною фотографии и открытки с видами города он с нежностью и грустью подробно рассматривал, узнавая любимые места...
sam53
Оценка: 1.3469 Историю рассказал(а) тов. sam : 10-01-2009 15:44:31
Обсудить (13)
27-01-2009 20:10:24, Абердин
> to sam > Если зайдёте на сайт www.gsvg.ru то найдете там н...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru