Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Свободная тема

ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ

(продолжение)

ЛЮБОВЬ И РИФМА

Раз уж в нашем повествовании мелькнула поэзия, расширим тему. Есть такие рифмы, которые, по причине своей затертости, даже произносить неприлично. Разве что, шутя, как сделал «наше все», который, написав «морозы», зашел было в тупик, но ловко выкрутился, навязав читателю то, что читатель и так ждал, злорадно надеясь на поражения гения. Пройдем и мы великим следом - сначала расскажем про любовь, а потом и про ее рифму - и достаточно прямым текстом.
Шел четвертый сеанс. Пора, - решил он, чувствуя полное доверие ее тела к его прикосновениям.
Ее светлые волосы были коротко стрижены и слегка взъерошены. Она лежала перед ним на кушетке в одних стрингах и нежилась под его руками.
- Удивительно! - говорил он. - У вас такая классная фигурка - так бы и обвел ее мелом на кушетке, чтобы примерять злобным Прокрустом всех остальных.
- Каким-каким хрустом? - спрашивала она, смеясь.
- Ну, это такой мифический герой, у которого была своя мерка, по ней он или вытягивал пациента, в смысле - гостя, - наверное, вы правы, с хрустом, - или укорачивал подрубанием. Вот и я буду по вашей мерке вытягивать, или топориком тюк-тюк, рубаночком вжик-вжик...
- Ужас! - смеялась она. - А я наоборот своей фигуры стесняюсь, плечи широкие, таз узкий, будто я культуризмом занимаюсь. Не знаю, откуда такая конфигурация взялась, да еще при таком росточке маленьком. Как мальчишка.
- А я просто обалдел... И пусть я буду латентным гомосексуалистом, и пусть вы сейчас обидитесь, но я никак не могу сдержаться...- говорил он, наклоняясь все ниже над ее спиной. И когда его дыхание защекотало ее поясницу, а пальцы его вытянутой руки заскользили от ее пятки все выше, (главное, подготовленная неожиданность и нежная, готовая отступить по первому недовольному движению атака - одновременно с разных флангов), она повернула голову, и, весело-изумленно глядя на него через плечо, прошептала (за перегородкой масажист У. массировал очередную бабушку):
- Нифига себе! Но так приятно, черт возьми, что я не...
И уронила лицо в подушку. А через минуту ласк, откликаясь на едва заметную просьбу его рук, крадущихся по ее вздрагивающим бокам, чуть приподнялась и опустилась маленькой грудью в его предупредительно подведенные ладони...
Когда вся подушка была истерзана ее коготками, когда вся ее спина и ноги (и все очаровательное и трепетное между), были исследованы его губами, он потянул ее за плечо, и она перевернулась, глядя на него, разрумянившаяся, с сонной улыбкой. Он коснулся губами уголка ее губ, и, не давая ей поцеловать его, ушел ниже, поочередно беря губами растущие навстречу соски, беря рукой ее безвольную руку и опуская в дебри своего халата, лихорадочно расстегиваясь и отпуская горячее желание прямо в прохладный плен ее пальцев...
Увы, в такие моменты кровь отливает от мозга в таком количестве, что зоны, отвечающие за осторожность, отключаются. И вот он уже сверху, и, поворачивая голову влево, он видит ее загорелое бедро с золотыми от солнца волосками, и ее ноги обхватывают его поверх халата, и буквально на третьем его, еще осторожном движении она громко выдыхает «А-а-а!», и ее начинает колотить - «А-а-а!» - кричит она, и он, продолжая движения, в ужасе пытается закрыть ее рот своим плечом, думая даже, хорошо бы подушкой, бормоча «Тихо-тихо!», но она-а-а-а-а...
И тут же за перегородкой, пытаясь заглушить, запевает над бабушкой массажист У. - чудесный баритон, прекрасный слух, несостоявшийся певец.
- А любовь, а любовь, золотая лестница, - громко поет он, - золотая лестница без перил...
Наконец она утихает. Лежит, вздрагивая, откинув голову назад, ерошит его волосы. Из-за шторы появляется возмущенное лицо массажиста У. «Вы с ума сошли!» - беззвучно артикулирует он и крутит пальцем у виска. Она смотрит на него, перевернутого, и улыбается. Он смотрит на нее, забыв о гневе, наконец, опомнившись, задергивает штору и, откашлявшись, говорит громко, в расчете на глухоту бабушки:
- Что, точки, что ли, болезненные взял? Мучаешь пациентку, изверг?
- Да она совсем себя запустила, - отвечает массажист Х., стекая на пол. - Тут и не так закричишь при таком остеохондрозе...
- А ты знаешь, - уходя, сказала она ему на ухо. - Это мой первый оргазм с мужчиной. Только мастурбацией и могла... Никак не получалось, а тут... Я вон денежку оставила под плинтусом - чтобы вернуться...
- Вот это было зрелище, - сказал, когда она ушла, массажист У. - Ты был как белый орел, терзающий лань, - халат накрывал вас как белые крылья, а из-под него по обе стороны - ее загорелые коленки! А лицо у нее было такое - вся вселенная в глазах! И она смотрела на меня, совершенно не стесняясь! Клевая девчонка, такая живая, непосредственная! Когда она закричала, моя бабуська аж вздрогнула! Пришлось запеть. А про себя думаю, ну что ты за скотина, а? Как можно такое творить прямо здесь - вдруг бы кто зашел? Даже соскочить не успел бы! Прошу тебя, держи себя в руках, а то все залетим тут...
Конечно, она пришла к нему на дежурство. И было весело и хорошо, и он нарядил ее, голую, в чистый белый халат, и запускал под него ласковые руки, и эта как бы одетость (застегнуть на две пуговицы посредине, чтобы сверху и снизу приоткрывалось ее загорелое, тонкое) жутко возбуждала обоих, и все произошло на диване прямо на халате - только расстегнуть те самые пуговицы.
А когда все закончилось, и она встала с дивана, они увидели...
- Этого я и боялась! - сказала она, снимая и рассматривая. - Протекла, блин! Думала, завтра начнется, но ты поспособствовал. Это чей халат, твой? И как его теперь в стирку сдашь?
- Не мой, - сказал он, любуясь красным на белом. - Шамиля, второго массажиста. Но как красиво! Закат зимой! Ладно, постираю...
И, свернув халат, он бросил его обратно в шкаф.
Наутро он забыл про пятно, и рассказал массажисту У. только самое приятное. А через день...
- Я в шоке, - сказал массажист У. - Вчера с дежурства пошел домой к Л. Купил винца, себе водки, ну пожрать... Иду, летний вечер, красота! Прихожу, а у нее лицо - такого я никогда не видел! Не бывает у женщин таких лиц! Безо всяких предисловий достает мой халат - вчера постирать его взяла из шкафа, - разворачивает и показывает, - что это? Я смотрю, ничего понять не могу. На моем халате красное пятно пониже спины. (Массажист Х. прыснул, живо представив лицо У. в этот момент). Не знаю, говорю, сок вишневый, что ли? Но сам вижу, цвет какой-то знакомый, не вишневый ни разу. Ах, ты издеваться? - говорит она, и прямо этим пятном мне в морду - шершавенько так, неприятно. Это, говорит, кровь, чтоб ты знал! Отвечай, откуда? Я говорю - может, порезался кто? А сам в голове разные варианты кручу, но ничего подходящего! И сдуру говорю, в шутку как бы, - наверное, говорю, это от тяжелой работы у меня геморрой лопнул. Ага! - говорит она, так ты что, без штанов массировал кого-то? Нет, говорит, дорогой, - а сама все мне в морду это пятно сует, я уворачиваюсь, - нет, говорит, это не геморрой, это у тебя месячные начались, чтоб ты знал, - на, понюхай и запомни! А если не у тебя, то признавайся, у кого? И тут до меня начало доходить. Ну, подумал я, кроме тебя некому. Так что сознавайся...
- Да я и не таюсь, - сказал массажист Х. - Просто забыл вчера сказать, я же не знал, что она твои халаты стирает! Может, и трусы тоже? Ладно, не волнуйся, сейчас пойду, объяснюсь.
Он пришел в ординаторскую и сказал:
- Ты уж на Шамиля не ругайся, это я виноват. Взял его халат для своих, как бы это сказать, утех. Ну и попачкали немного. Я ж не знал, что ты его заберешь. Где он, я сам его постираю.
- Постирай, и отдадим в поликлинику хирургу. Ему, алкашу, все равно, а вот Шамилю нефиг такой халат носить, это же мертвая кровь, - сглаз, порча... - сказала она, явно отходя душой. - А ты, между прочим, мне диван тут сломал - он теперь падает, когда на него садишься. Налаживай давай...
Но когда он уходил, она вдруг остановила его на пороге вопросом:
- Погоди-ка... Я что-то не поняла - а зачем ты на нее халат надевал? То есть сначала раздел, а потом халат надел? Зачем? - воскликнула она и посмотрела, прищурившись, словно решала в уме дифференциальное уравнение. - И еще... Зачем мне Шамиль про геморрой врал? Мог бы просто сказать: не знаю! Странно. Учтите, я ведь еще и психолог по дополнительному образованию, меня так просто не проведешь. Все-то вы врете, мальчики...

(продолжение следует)
Оценка: 1.2471 Историю рассказал(а) тов. Хиро : 16-04-2007 21:33:24
Обсудить (102)
18-04-2007 12:26:27, Beaver
> to Ветеран СГВ > ты это... загляни в биглер-приколы... Я т...
Версия для печати

Свободная тема

ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ
(продолжение)

ВАЛЫ И ОСИ

Если кто из «технарей» помнит, есть такой справочник. Как-то студент Х., плывя на экзамене по сопромату, нагло попросил у доцента Петровского:
- А можно, я в библиотеку сбегаю, «Валы и оси» принесу?
- Да я бы разрешил, - сказал доцент, - но вы такой хрупкий, боюсь, надорветесь...
Однако речь о валах и осях зашла совершенно случайно, - просто автор, полагаясь на непринужденные ассоциации, взял эти два слова в заголовок. Но, как мы помним, повествование наше идет про обработку человеческого материала давлением (совсем рядом с дипломной профессией массажиста Х. - ОМД оно и есть ОМД, вот и дед его был деревенским кузнецом, а некоторые особенно стальные спины, по мнению массажных дел мастера, явно требовали не его слабых рук, но дедовской кувалды).
Ну а если серьезно, то сегодня мы поговорим о размерах. Точнее - о диаметрах неких протяженных предметов. Если вы подумали о серебряных иглах для акупунктуры, то вы недалеки от истины. Потому что рефлексотерапевт З. наконец-то решилась прийти на массаж к Х. - пока все та же Л. была на больничном.
- Только никаких поползновений! - предупредила З., ложась на кушетку. - Помни, я - верная жена своего третьего мужа, и ты не должен сбивать меня с этого пути самурая. Давай вести отвлеченную беседу. Можешь рассказать мне про войну - кстати, у тебя на военных фотках такая противная фашистская морда! Так и кажется - попадись к нему в рыжие лапы, поставит раком, ствол в затылок - и снасилует как вьетконговку. Вот и переубеди, успокой девушку, расскажи о чем-нибудь далеком от этой кушетки...
Пока она говорила, массажист, представляя ее в позе вьетконговки, возбудился, и начал нарушать правила классического массажа. Он уже шумно дышал и все увеличивал поверхность соприкосновения своего тела с телом пациентки, - массировал не только ладонями, но уже протяжными скользящими движениями касался ее попы локтями, уже щекотал легкими пальцами бока, уже начал поглаживание от поясницы до лопаток всем шерстистым предплечьем... Тут доктор З. замолчала, подобралась как кошка перед прыжком, и вдруг, ловко кинув свою руку себе за спину, поймала запястье массажиста и, удерживая захват, ощупала его пальцами.
- Что с тобой? - удивленно спросил массажист Х.
- Фу-у... - выдохнула З. с облегчением, убирая руку обратно. - А я подумала - чем это ты меня гладишь? Такое твердое, шерстистое...
Массажист Х., замерев на секунду, вник, и, рассмеявшись, сказал:
- Ну, вообще-то размеры сопоставимы. А знаешь, кажется мне, что пришла пора самураям сразиться...
И, наклонившись, нежно укусил ее в загривок...
В это время в дверь постучали, она открылась, и мужской голос сказал:
- Доктор З., вы здесь?
Массажист Х. отпрянул, вырвав зубами волос З.
- Ай! - вскрикнула она.
- Ты здесь, я слышу, - сказал мужчина, входя в кабинет.
- Кто это? - хрипло спросила она.
- Я это, не узнаешь, что ли?
- Кто - я? Подождите за дверью, я с пациентом занимаюсь!
- Ну щас! - сказал мужчина, идя к кабинке. Штора отдернулась, и массажист с пациенткой увидели мужа доктора З.
- Богатым будешь, - сказала она, мгновенно беря себя в руки. - А я вот лечусь от бронхита.
- Ну-ну... - сказал муж, окидывая подозрительным взглядом массажиста Х., прижавшегося передней частью к краю кушетки, чтобы силой сравнять неровный профиль своего тела. - Лечи, я в коридоре подожду. Главное, чтоб ты не кашляла, радость моя...
- Первый раз со мной такое, - сказала она, лихорадочно одеваясь. - Выйди, не смотри на меня, - я тебя как папы стесняюсь... Нет, это ж надо - голос мужа родного не почуять... Ой, как я не хотела, чтобы он про массаж узнал! А все ты со своими фашистскими лапами...

***
Поскольку доктор З. по знаку - Весы, то для равновесия здесь просто необходимо рассказать о другой крайности восприятия. Частой пациенткой - то у массажиста У., то у массажиста Х. была пожилая, огромная, раздавленная собственным весом, пациентка, - позвоночник не выдерживая ее тяжести, уже отказывался обслуживать ноги, и она передвигалась на костылях. Она была такого размера в поперечнике, что массажисту Х. даже приходилось вставать на подставку, как мальчику военного времени у заводского станка, - иначе поясница пациентки была на уровне его груди, и массировать ее было просто невозможно. И вот однажды, когда он, стоя на приступке, ожесточенно пытался продавить многослойный жир и добраться до точек, используя даже локоть, налегая при этом всем своим телом на слоновий бок, она вдруг зашарила рукой, которой держалась за край кушетки, и схватила массажиста за карман халата. Он замер, отстранился и посмотрел вниз. Ее большой пухлый кулак сграбастал полхалата и мял через ткань то, что лежало в кармане.
Там лежала пластмассовая пробирка с завинчивающейся крышкой, в которой был спиртовой раствор хлоргексидина для обеззараживания рук. Пробирка была 7 сантиметров длиной и сантиметр в диаметре.
- А я думаю, - чем это вы меня таким твердым в руку тыкаете... - сказала она, отпуская. - А это что-то отдельное. Извините, обозналась...
- Обижаете, - сказал массажист Х. - Во всех смыслах.
(продолжение следует)
Оценка: 1.2308 Историю рассказал(а) тов. Хиро : 09-04-2007 22:44:40
Обсудить (20)
10-04-2007 21:49:33, Кельт
КЗ!:-))...
Версия для печати

Свободная тема

А знаете ли вы, дорогие товарищи, что пограничным бывает не только пес Алый и застава? Пограничными бывают ветеринары. Я совсем не вру, ну ни капельки. Существует такая служба, как пограничный ветеринарный контроль. На нашем таможенном посту тоже была такая служба, и состояла она из четырех инспекторов, по одному на каждую смену, и отца-командира. В общем, по замыслу начальства, если основная цель таможенной службы защищать экономическую безопасность страны, то ветеринары стоят на страже границы и защищают нас с вами от всяких там паразитов, которые норовят проникнуть на территорию государства. Они проверяют наличие печатей на разрешениях и заносят все это в журнальчик, а грузов-то мало. Журнальчик пухнет медленно, и ветеринарные врачи в основном спят. Так бы они жили долго, но вспыхнула где-то эпидемия ящура, или еще какой напасти, и врачам житья не стало. А пришел головняковый приказ соорудить дизбарьер. И они его соорудили! Это был огромный металлический навес высотой с 2-х этажный дом, а укрывал этот навес забетонированную яму, в которую наливают обеззараживающий раствор, машина колесами по нему прокатится, и все микробы умирают на месте, ну если не умирают, то вредить Родине желание отпадает надолго.
Ярким солнечным днем, когда в степи от жары можно сойти с ума, к яме подогнали водовозку из стоящей в пятистах метрах деревеньки и торжественно наполнили водой с ужасно ядовитой приправой. Родина может спать спокойно, решило областное начальство и местный командир ветеринарного отряда, и уехали обмывать столь удачно начатый проект. Ну а дежурный врач посчитал, что стоять возле ямы ему тяжело, выпил чекушечку и пошел спать, попросив нас гонять по этой яме всех проезжающих. Он спит, служба идет. Все спокойно. Но рано утром залетает тот самый командир этого отряда и набрасывается с кулаками на спящего врача. Когда шум закончился, выяснилось, что при строительстве этого оборонительного рубежа не был учтен один фактор, а именно - деревенские телята и козы, которые погуляв по жаркой степи и покушав травки, увидели оазис с тенечком и живительной влагой. В этом и была их стратегическая ошибка, к вечеру телятки стали дрыгать ножками и трясти головой, а к ночи уже лежали на боку и закатывали глазки. Хозяева еще не крупного, но отнюдь и не мелкого скота рванули к местному районному Айболиту, который вследствие различных мутаций превратился в пограничного командира с майорскими погонами. Приехавший на место Айболит в закаченных глазках с поволкой прочитал: «Хуяссе водички попробовали!» Но беспокойная ночь не прошла даром, телята пошли на поправку, а у коз только сильно испортился характер и ненадолго пропало молоко. Причинно-следственный аппарат у главного ветеринара работал идеально, и причину ночного вызова он вычислил максимально быстро. Прилетев на пост и выдав люлей засоне, командир было засобрался домой, но о чем-то вспомнил и рванул к речке. Через пятнадцать минут он привез в здание поста три свежесрезанных хворостины. Приказал их пронумеровать и выдать каждому заступающему на смену как личное оружие. Венцом его пламенной речи был приказ о круглосуточном дежурстве с хворостиной у барьера, и если хотя бы один теленок в деревне сдохнет с такими симптомами, то разбираться с владельцами живности они будут самостоятельно, потому, как даже мелкие проступки в этой деревне наказывались битием по морде, а аргументы, что это зона пограничного контроля, на телят и на мужиков особенно никакого влияния не имеют. С тех пор ветврачи неусыпно бдили за своим детищем, передышка возникла при замерзании ямы зимой, а следующим летом начались другие проблемы.
Оценка: 1.2000 Историю рассказал(а) тов. серега : 16-04-2007 12:39:09
Обсудить (3)
29-04-2007 15:51:27, серега
Просто эта гадость разливается из пятилитровых пластиковых к...
Версия для печати

Остальные

ПЕРЕВОРОТ

Как у нас, на ЛИМПОПО
Завезли портвейн в сельпо.
И потом мы две недели
Всей бригадою гудели.

(частушка воинов-интернационалистов)

Дело было так. В самом начале девяностых годов, когда взбрендила у нашего неспокойного народа очередная потребность всё перестроить (мало им 17-го года?!), напала на меня грусть-тоска. «Задумался» на литра два. Думаю, смотрю в окно ... Настроение - в никуда. А тут звонок.
- Слышь, Никандрыч? Это Палыч...
Палыч - это мой земляк и вообще по жизни - кореш. Пересекались с ним неоднократно. Он был в своё время специалистом по антидиверсионной деятельности. В начале семидесятых прислали его к нам на Кубу с кем-то там разбираться. Вызвали меня. Говорят, что парень из «Сибири» едет, языка не знает (а я тогда в группе войск вроде как переводчиком испанского значился). «Помоги ему. Ну, сам знаешь». Разобрались. Дело простое - обеспечить безопасность прилета-пролёта через Кубу наших атомных бомбардировщиков до Флориды и обратно - в Вологду. Ну, а потом встречались мы с ним в Анголе и Мозамбике...
Ну вот? Палыч и говорит:
- Никандрыч (я по отчеству - Никандрович), сам понимаешь, у этих ребят перестроечных крыша надолго отлетела, а жить и творить что-то надо. Да и с деньгами - Баграм. Я-то сам, говорит, давно от дел отошел. Работаю по первой профессии - зоотехник зверосовхоза нынче в Курганской области, одну зверюгу с другой хреновиной скрещиваю... Мирное дело. Да вот захотелось кандидата наук защитить на этой подлянке. Ну и поехал в Киев, на научную конференцию, вроде как в научном процессе поучаствовать. Учёные, сам знаешь, истину глубоко прячут. Пока стакан не нальешь, правду не скажут. Странно наша жизнь складывается. Одним словом налил я этот стакан одному негру, участнику той конференции, нашему бывшему советскому студенту... Опохмелились. Ну, он и говорит: «Слышь, Палыч, ты вчера рассказывал, что «вредителем» достойным был, много видел, натворил.... А я, говорит, сын вождя племени (сам знаешь, у них там вождей - ну до хрена), и работал раньше то с вашими чекистами, а то и с англичанами... Кто как заплатит. И очень, говорит, мне порядки в моей стране не нравятся. А порой и просто денег не хватает. Тоже неплохо какую-нибудь «перестройку» сообразить».
Слово за слово. Брат у него младший - начальник их местного Генерального штаба, а хочет стать Президентом. Дело по нынешним временам обычное, даже блоха хочет стать орлом. Предлагает сделать там у них небольшой переворот, чтобы брательник возвысился, а с нами алмазами расплатится и аванс дает. Нужно всего-то две БМП (боевая машина пехоты), ну и боеприпасы. Всё это поедет в рамках военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. У тебя же, Ник, люди остались, которые не при деле, а я насчет «грузовика» (т.е. Ил-76) и прочего договорюсь.
- Палыч, - отвечаю, - Дело это нехитрое, но стрёмное. Лучше бы деньги все вперед с установкой временного графика на производство работ. Сам знаешь, им белого человека «кинуть» - вопрос чести, уж шибко много белые за эти века там у них натворили. А тут еще «перестройку» завезём, а они ещё со СПИДом никак не могут справиться.
- Передком дают сам знаешь, кто, - отвечает Палыч. - Прилетай сюда, поговорим. И наш друг здесь будет. Стив его зовут.
УРАЛ
Эх! Край ты мой любимый! Урал, Сибирь... Перемешались мы все здесь - русские, татары, башкиры, евреи, казахи.... И нет ни к кому вопроса: кто ты? Я - Сибирь! Кто человеком родился, человеком и умрёт. Ну, а кто сука, тот сукой и закончит свой путь. Нет лекарства: сибиряк - морда, как лопата, а глаза быстрые, проникающие... Помню, на Кубе, когда награждал меня Рауль Кастро, он спросил: «Ты из России... Откуда конкретно?» «Из Сибири». Он неловко проколол форму насквозь, до тела и капнула кровь: «Ну, сиберьяно (сибиряк), держись». Мы и держались. Та форменка всё ещё у меня хранится.
Так. Прилетел в родной город. Встретили. Что дальше? Стив оказался вполне нормальным парнем. Правда, всё рвался до наших баб (А кто до них не рвется?). Съездили пару раз в Москву. Разрешающим на экспорт оказался бывший «наш» по Мозамбику. Выпили. Был один вопрос:
- Мужики! Мы же всё прошли! Ну на хрена вам это нужно!? А Палыч ответил: «А на хрена ты здесь сидишь? Там хоть наш «дедушка» с океана дует, а здесь гниль кругом. Поехали с нами. В ответ генерал задумался, маханул ещё стакан, заплакал и начал петь «Очи чёрные», а Стив его поддержал (кто против очей, да ещё чёрных?!)
Кто прошел нашу тропу, трудно с неё уходит. Живи долго, генерал...
Загрузка двух БМП в Ил-76 происходила чисто в нашем жанре: неразбериха, уставная матерщина, «посылание в места»... У всех ведь деды и отцы прошли войну, все знают, что «это» (т.е. наш груз) иногда взрывается.
- Слушай, Палыч! Ты «прокладки» взял?
- Это которые?
- Ну, эти самые. ... Когда всё нормально и удобно: жратва, вода и прочее.
- Есть люди, есть идеи, наверняка есть и это.
Подсели в Москве на дозагрузку и на получение разрешения на пролёт. Забрали лидеровщика (это парень со знанием языка и опытом проведения самолёта по маршруту через воздушное пространство различных государств). Получили разрешение на пролет. Взлёт.
Длительный полёт в трюме «грузовика» Ил-76 - занятие не из приятных. Раскинули брезент прямо на броне. Приняли по стакану «снотворного». Устроились, кто как может.
- Как ты переносишь жару?
- Никак. Пусть лежит себе, где лежала.

ДОРОЖНЫЕ СЮРПРИЗЫ

Первая посадка имела место быть в одной большой бывшей французской колонии. Таможенники (а в Африке что таможенник, что кто другой «при исполнении» на границе - реально всё это армия или спецслужба). Открыли «задок» самолета. «Таможенники», до этого активно обсуждавшие что-то, растерянно замолчали: в трюме стояли в линию два полностью снаряженных новеньких БМП, проходы были забиты штабелями с боеприпасами. И это было длительное молчание. Затем один из них опомнился и начал быстро что-то тараторить по мобильной радиостанции.
Не прошло и пяти минут, как нас окружили 4 джипа с пулеметами на треногах. Подлетел и грузовик с солдатами. Все замерли: они смотрят на нас, мы - на них. Бояться в такой ситуации особо нечего, не в первый раз. На летном поле никто стрелять не будет, слишком много опасных «бяк» вокруг. Главное учуять: кто и как настроен. Наконец из ближайшего джипа вылез араб с пригоршней звёзд на погонах (вот уж точно, «чем беднее армия, тем больше генералов») и медленно, бочком этак, начал продвигаться в нашу сторону. Таможенники напряглись, шустро поглядывая по сторонам. Никто не тянется к оружию, не клацают затворы.... Это хорошо.
Разобрались достаточно быстро. Они свои документы показали, мы - свои. Цель полета - туда-то, конечный пользователь - такой-то, разрешение на пролет-посадку - такое-то и от такого-то. После этого стражи с командиром нашего «грузовика» и переводчиком умчались к контрольной башне делать запрос руководству. Через 30 мин. командир и переводчик вернулись: всё окэй! Нам даже дали возможность заправиться вне очереди. Да и то правильно: на кой задерживать столь опасную штуку в международном гражданском аэропорту?!
Опять полёт. Осталось немного: часов пять-шесть от силы. Одно плохо - солнце африканское к горизонту катится. А здесь темнеет быстро. Пятнадцать минут - и будто чёрт за веревочку дернул. Хорошо хоть, кто-то из экипажа летал уже в этих дебрях. По огням портовых городов видно, что летим вдоль побережья. А стран мелких тут натыкано - одна к одной. Как бы не промазать... Шутка, конечно. Хотя ходят байки, что и такое бывало. А местная тюрьма - преддверье ада и отдельная тема. Даже если выживешь, лет через несколько всё равно аукнется на голове, желудке или сердце. Тем более, что защищать нас особо и некому. В МИДе - бардак, посольства-консульства сокращаются, закрываются, все бегут... «Посольские» особо не высовываются, осматриваются, хотя груз наш оформлен по всем канонам. Да только вот сам-то груз уж больно специфический.

ПРИЛЕТЕЛИ

Африка - вторая «мама». Только больше мачеха, да податься некуда. Правит здесь батюшка голод, страшный голод! Ну, а «элита» в большинстве стран, как и везде, наглая и на всё «положившая». Живет хорошо, но как-то недолго. Не любят они делиться, но жить-то хорошо всем хочется. А с чего этим «элитным» можно кормиться? С распродажи по дешевке того, что земля подарила, да с иностранной помощи. Чем хуже в стране, тем больше помощь, тем лучше «элите». Другими словами: чем хуже народу, тем лучше правителям. Они ведь всю эту помощь и «приватизируют». Гниль человеческая. «Рублёвка», одним словом.
А самый клёвый вариант для «элиты», когда война. Много беженцев-лишенцев появляется. Ну, и, соответственно, много бесплатной международной помощи, которая уже в порту назначения «приватизируется» и становится «платной». Тут в портах такие интриги и междоусобицы происходят между министрами и князьками, без пулемета не подходи! Вот такой «разврат ума» получается - война всем, кроме рядовых аборигенов, выгодна. Местным «элитным» уже понятно, почему. Но самое зашибательное, что и международным организациям это дело выгодно: чем больше «помог» в этом году, тем больше бюджет можно запросить на год следующий. Опять же международных «элитных» число вырастет, да и зарплата «потяжелеет». И перед Богом вроде бы как отчитались: помощь-то - «гуманитарная», т.е. самая что ни на есть гуманная. Бедная ты моя Африка! Ну, это к слову... Мы и сами от нечто подобного смотались...
Итак. Прилетели. Рассвело мгновенно. Запах африканского утра особенный: какой-то коктейль из гари костров, на которых готовят пищу, аромата тропической растительности, соленого океанского ветра.... У тех, кто подолгу и часто бывал в тех местах, сразу возникают ностальгические воспоминания о прошедших годах, молодости.
Разместились в гостинице за городом. Главное - дождаться вертоподдержку. Через пару дней подойдёт морской транспорт с двумя вертушками и лётным составом.

ПРЕЗИДЕНТ

Если боишься - не ввязывайся, ввязался - не боись
(присказка тех, кто «там» бывал)

Вот и Стив пришел. «Пойдём, - говорит, - познакомимся с Президентом. Возьмите водки побольше и икру». Это был тот самый Президент, которого надо было, как бы «заменить». Они все из одного племени, но что-то там не поделили. А Президент оказался нормальным мужиком: много пил, угощал, жену и детей показывал.
При виде «великих мира сего» на меня всё время нападает задумчивость. Может быть, их мать не так родила или в детстве крепко били. Стремление к власти над людьми и к бешеным деньгам - это, как нам когда-то объясняли, компенсация комплекса неполноценности. В общем, нам с Палычем Президент понравился. Да и пили мы с ним столько, что на следующий день прилетел спецрейс British Airways и увёз нашего «кореша»-Президента в Лондон, лечить печень. Предположительно должен вернуться через две недели.
Моя задача была быстро понять, используя различные источники (телевидение, газеты, платные информаторы ...), что в стране происходит. А в стране, как оказалось, шла война за алмазную зону. И эти алмазы («ловушка для дураков») по своему качеству были очень ценными для мировой «ювелирки». Покупали их тут, везли в Израиль на огранку, что поднимало их стоимость на 30-40%, а далее - на мировые алмазные биржи. Сейчас это называется «поток кровавых алмазов» (Bloody Diamonds Flow). Зачастую при покупке использовались фальшивые доллары, которые делали «бывшие наши» с Брайтон-Бич. И это очень не понравилось международному алмазному гиганту «Де Бирс». Оттуда и война. А наш «кореш» Президент вовремя не врубился: надо было быть или с «этими», или с «теми». Но он брал и с «тех», и с «этих». Одним словом, по жадности своей сам себя «подписал». Но самое печальное, он загнал всю свою плохо обученную армию (причём в полном составе, а это большая ошибка) в алмазную зону, где они воевали уже 6 месяцев без оплаты, в малярии и без нормальной жратвы.
Политические партии. Тоже как везде: или карманные или племенные. Одни вроде как за «демократию», другие - за «Великую Тумбу-Юмбу». Впрочем, есть довольно вразумительный тариф, кто сколько стоит. Телевидение и пресса - соответствующая оплата, и тут быстро всё понимаешь. Ну, ещё там пара - тройка идеалистов-диссидентов. Общее настроение интеллигенции - «свалить» до лучших времён куда-нибудь за границу и спокойно переждать, что вполне естественно.
Народ, как положено, голодный. Всё держится на международной помощи (это когда вместо того, чтобы «научить ловить рыбу, просто её дают «на халяву») и на экспорте сырых алмазов. Этот вариант - долгоиграющий и для страны смертельный.
В общих чертах ситуация понятна.

Президент и страна его
и
Наши проблемы

Эх, старик Хэм! Ах, зелёные холмы Африки! Кто бы знал, как трудно раскручивать наши «вертушки» в тропиках. Но зато с летунами повезло. Один «первый» пилот - бывший командир вертолётного полка в Афгане, свой, армейский. На другой машине - «работал» в Анголе, тоже свой. У всех в связи с реформами в России - финансовые проблемы в семье. Так уж повелось, чем больше революций и реформ, тем хуже народу. Скоро возвращается наш «кореш» Президент.

На облёт

Тут Палыч и говорит. «Неплохо бы, Никандрыч, эту долбаную алмазную зону с воздуха посмотреть, как там местная армия и прочее».

Полетели. «Мы все пули не боимся, но боимся малярии, если все не обосрёмся, наша Родина - Россия». Полёт над Африкой сам по себе красив - широченные реки, джунгли, а по саванне слоны и лёвы гуляют. Одним словом, всё то, что ты когда-то в детстве видел в учебниках про Африку или в «Клубе кинопутешествий». Спасибо, как говорится, за судьбу, в которой Куба, Ангола, Мозамбик и пр.
Эта алмазная зона смотрится сверху как наказание Господне. Кругом алмазные копи. Кратеры, кратеры... До горизонта. И как всё просто: местные аборигены работают за жратву и моют алмазную руду, на две недели им завозят пищу «благодетели» из столицы, местные сдают им сырые алмазы, на которых и держится устойчивость (или неустойчивость) мировых валют. Ну, там ещё мировые запасы золота и нефти конечно нужно учитывать. Скользкий маршрут «идущих ни откуда, идущих в никуда».
Как оказалось, местные армейские, поняв, что их, бросили в «туфту», тоже начали свою алмазную «добычу». Заходят в деревни, когда приезжают столичные «благодели-алмазники», забирают у них покупочные деньги, а за одним и алмазы. Девать эти алмазы некуда. Украшают ими свои «Калашниковы», вешают гирляндами на шею.... Одним словом, мародерствуют. А когда уходит федеральная армия, приходят «повстанцы» (по правительственной квалификации - «бандиты»). Всё повторяется.

Что делать дальше

В общем-то «картинка снята». Но что делать с Президентом? Лучше им от его замены не станет. Где алмазы, там всегда одно дерьмо. Но нам платят. Нужно найти нормальный ход. Нам больше крови не нужно. Думаем.

И придумали

«Слушай, - говорю я Палычу. - Все старшие армейские офицеры на алмазной зоне - выходцы из столицы. Их семьи здесь. Они 6 месяцев не получали зарплату. Давай-ка заплатим паре журналистов и сотворим статью на тему справедливости. А потом несколько экземпляров - в армию. Ждут, мол, вас, ребята в столице.... А вы о своих семьях не думаете и т.д.. И они, армейские, придут. Здесь - не Россия. А мы поднимем верты и немного пошумим над городом». Согласовали этот вопрос со Стивом (а, следовательно, и с его брательником, тот, который начгэша).

И они пришли

Прошла неделя. Вернулся Президент, а парень нам этот, как отмечалось, понравился. Мы с ним снова «нажрались», и «под сурдинку» тихо-тихо намекнули (теперь уж можно признаться), что в армии не всё спокойно, и если «чуть-что», то крыть ему нечем. Ну, понравился он нам и его семья. Значит, должен жить.
А под утро перед президентской резиденцией появилась группа офицеров, требующих зарплату. Мы подняли со своей площадки верты. Президент был с «бодуна», а, следовательно, в страхе. Он прыгнул в легкий вертолёт, стоявший на площадке за дворцом, и улетел в соседнюю страну. Мы передали новой власти два наших БМП и улетели также в соседнюю страну, но в другую. Получили деньги, остались живы. Вот так и начинала завариваться вся эта каша... Так аукнулась по свету российская дурная «перестройка».
Оценка: 1.1951 Историю рассказал(а) тов. Африкано : 11-04-2007 20:29:08
Обсудить (13)
29-04-2007 06:49:44, DBa
[C транслита] Не верю. Но смеюсь. Весело написано! А еще я ...
Версия для печати

Армия

КОМСОМОЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ,ПОСВЯЩЕННОЕ ГОДОВЩИНЕ СМЕРТИ В.И. ЛЕНИНА
Пьеса В. Артемьева
В 1 действии

Действующие лица.:
Лейтенант
Солдаты
Маликов
Савчук
Буряков
Артемьев
Комбат (в звании капитана)

Явление 1

Казарма, стулья, койки, за столом Лейтенант. На стульях: Маликов, Савчук, Буряков. Все в форме. На заднем плане у окна в койке под простыней Артемьев. Он вернулся с наряда и отдыхает.

Лейтенант: Маликов, какой сегодня день?
Маликов: День рожденья Владимира Ильича Ленина, товарищ лейтенант!
Лейтенант: А когда он помер, Савчук?
Савчук: В двадцать первом... нет, в двадцать четвертом году.
Лейтенант: Так...
Буряков: Товарищ лейтенант, а Дмитрий Ульянов - это сын Ленина?
Лейтенант: Нет, что ты, это его брат.
Буряков: А чего ж у него детей не было?
Маликов: А он, наверное, баб не любил...
Лейтенант (возмущенно): Как это не любил? Очень даже любил!
Хм... уважал... да...

Артемьев громко смеется

(подозрительно): Артемьев, чего ты там смеешься?
Артемьев: Да здесь под простыню скарабей залез, щекотно.

Вытаскивает сжатый кулак и делает вид, что бросает что-то в окно.

Савчук: А вообще, дети интересно рождаются... Некоторым, которые, это,
вылезти не могут, делают, как его, секарево сечение.
Лейтенант: Не секарево, а кисарево.
Артемьев: Кесарево.
Лейтенант: Чего?
Артемьев: Кесарево, говорю, сечение. От слова "Кесарь".
Буряков: А вот коровам кесарева сечения не делают. Они, если телок не
вылезает, его за рога вытаскивают.
Маликов: (раздумывая) А где это ты у телка рога видел?
Буряков: Ну, может, они его за хвост зубами тянут, я-то откуда знаю?

Артемьев давится и кашляет

Лейтенант: Хе, это как же ей надо так извернуться, корове-то, чтоб зубами
достать себе до задницы?
Савчук: Не, не в жизнь не повернется! Это ж беременная корова.
Лейтенант: Конечно, и я о чем: да у нее ж к этому времени уже сиськи, это,
вымя — дай боже. Они ж мешать будут.
Буряков: А может, и не корова. Может, ей бык вытягивает...
Маликов: Бык ей только втягивает.
Савчук: А у нас на ферме коровы, бля, ебутся!.. Бык ей как запердолит, у нее аж рога гнутся.
Лейтенант: Ебтыть, у него ж, наверное, хуило размером с тебя!
Савчук: Да не то чтобы уж очень. Он сам здоровый. Вот у нас бык был, так у него яйца с футбольный мяч. Ох, он всех драл... Говорят, некоторым даже хребет ломал!
Маликов: Ни фига себе! Это ты хочешь сказать, что, ежели, ты бабу ебешь, то ты ей тоже хребет будешь ломать?!
Савчук: При чем здесь баба! То баба, а то корова!
Лейтенант: А для быка корова, что, не баба?
Савчук: Так бабу же с понятием, а тут бык, зверь...
Маликов: Так она бы ему хрен дала, такому!

Дверь открывается и появляется комбат

Явление 2

Те же и комбат.

Комбат: Ну как, закончили?
Лейтенант: Так точно, товарищ капитан.
Комбат: Ну, хорошо, Савчук, когда год смерти Ленина?
Савчук: Двадцать четвертый, товарищ капитан.
Комбат: Так.
Буряков: Товарищ капитан, а чего ж у него детей не было, он что, женщин не
любил?
Комбат: Ну почему же, любил...

Артемьев рыдает

Занавес.
Оценка: 1.1691 Историю рассказал(а) тов. Хуторянин : 02-04-2007 10:38:12
Обсудить (14)
, 08-04-2007 19:03:45, igale
Бедная наша армия с такими уродами офицерами. Стал бы я с ма...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru