Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

ГВПП-100
Третьего августа одна тысяча девятьсот девяностого года, сгибаясь под тяжестью двух огромных чемоданов, набитых военной формой, я поднялся на борт большого противолодочного корабля «Адмирал Макаров», входящего в состав 170 бригады противолодочных кораблей седьмой оперативной эскадры Северного Флота. Североморск ласково жмурился в лучах яркого солнца, бросающего свои лучи с безоблачного неба, сопки искрились изумрудами, а из лениво плескавшейся воды высовывались мордочки тюленей, с усов которых стекали капли мазута. Стоя на бочках и медленно поворачиваясь из-за своей огромной парусности, Кольский перегораживали тяжёлые туши авианесущих крейсеров «Киев» и «Баку» и растянутоэллегантный корпус «Кирова». Мимо Сального плёлся буксир и зачем-то гудел что есть мочи, пытаясь пофорсить перед крейсерами.

На послеобеденном построении я был представлен экипажу корабля и более подробно, мичманам и матросам своей, минно-торпедной боевой части. Первый день пролетел быстро и незаметно, размещение, ознакомительные беседы, получение зачётных листов, всё быстро, тем более, что корабль для меня был новый и, несмотря на небольшие его размеры, пришлось поплутать. После ужина командир боевой части старший лейтенант Донченко сообщил мне «радостную» новость, что ему надо срочно до утра сойти на берег, но в поддержку мне он оставляет опытного старшего мичмана, который мне во всём поможет. Так я остался один. Реально один, потому что из всех лейтенантов, будущих «лебедей», я явился первым, на корабле никого не знал, кроме старшего мичмана Фёдоровича, который был достаточно пожилым человеком, что-то около сорока лет, и предпочитал большую часть времени не вылезать из своей каюты.

Первая вечерняя поверка на вертолётной площадке прошла достаточно спокойно, матросы не бурели и присматривались ко мне. Тогда срочники служили по три года, и многие были моими ровесниками, а некоторые даже старше...Тем более, не прошло и полугода, как корабль вернулся с боевой службы в Средиземном море, а я в их глазах был всего лишь лейтенантом, так, зеленью подкильной. И, возможно, в чём-то они были даже правы......

Отбой тоже прошёл мирно, а вот утром......Моя трёхместная вторая каюта располагалась практически над вторым же кубриком, где был размещён личный состав боевой части. В шесть часов утра четвёртого августа я был в кубрике, чтоб обеспечить выход личного состава на физзарядку. Народ не наглел, кто-то быстро, а кто-то нарочито медленно и с неохотой собирались и тянулись к выходу. И тут я заметил, что один матрос демонстративно продолжает спать. Это был командир отделения электриков ПЛО старшина второй статьи Чачуа Бадри Алвазурович. Надо же, сколько лет прошло, а до сих пор помню... Это был атлет под два метра с огненно рыжими волосами. На моё требование встать он лениво процедил сквозь зубы: «Да пошёл ты на ..., ....летёха»....Мне показалось, что мир застыл, и движение Земли прекратилось. Всё, чем я жил свою, совсем ещё небольшую, сознательную жизнь, проваливалось в бездонную пропасть из-за одного, первого же встречного матроса....Что было делать? Можно было сбросить его с койки, но не факт, что я бы справился, мог нарваться. Уйти за подкреплением в лице старших офицеров означало то же самое. Это унижение шлейфом бы тянулось за мной всю мою службу, даже если бы мне удалось перевестись на Тихоокеанский Флот, да и службы уже бы не было.....Выход был один: победить или умереть......Кстати, как потом оказалось, вся эта цепь сложных рассуждений уложилась в доли секунды, потому что практически сразу после тирады в свой адрес я уже подавал команду дневальному. Надо пояснить, что дневальный в кубрике N 2 одновременно исполнял обязанности вахтенного по взрывопожаробезопасности, потому что непосредственно рядом с кубриком находилась носовая электростанция, бомбовый погреб и, вообще, много чего. Рядом с местом несения им службы стоял подключённый к пожарной магистрали ГВПП-100 - генератор высокократной пены переносной.

- ГВПП-100 к действию изготовить! - бешено заорал я.

- Есть изготовить, товарищ лейтенант, - пролепетал дневальный, надевая ранец с генератором на спину.

Взяв пеногенератор в руки, я повторил приказание встать. После очередной ухмылки уже более спокойно я сказал:

- Подать воду, - после чего повернул рычаг генератора......

Наверное, это хорошо, что генератор давно не проверялся и не заправлялся. Надолго его не хватило, но даже этого времени было достаточно, чтоб залить полкубрика, отбросить Чачуа к переборке, сохранившей после этого очертания его головы, и смыть его с койки. Сопротивляться он не мог, залитый пеной, задохнувшийся, с выпученными глазами... Матросы с криками «Убили!» ломились наверх....А я стоял над телом Чачуа и думал о том, что, если меня даже посадят, то жизнь прожита не зря. Ведь я не сдался и не предал свою мечту... Бедолагу выписали из госпиталя практически сразу после моей отсидки за «Беломор». Мы с ним поговорили и поняли друг друга. Конфликтов у нас не было, свою проверку на «вшивость» я прошёл....Жизнь продолжалась.....
Оценка: 1.7431 Историю рассказал(а) тов. Сотник Андрей : 27-11-2012 20:37:44
Обсудить (11)
30-11-2012 19:57:52, Андрей сотник
Да мне самому 44. Это я так думал в 22....
Версия для печати

Флот

Как я был Дедом Морозом....

Первая лейтенантская зима......Засыпанный снегом Североморск, освещённый зеленоватыми сполохами полярного сияния и слабым мерцанием солнца, которое, как ни старалось, так и не могло подняться выше горизонта. Вечные сумерки и ветер, режущий словно бритва. И непрерывно парящий, незамерзающий, благодаря Гольфстриму, Кольский залив. Вечный туман и влага. Влага пропитывала всё и вся и, конденсируя, превращалась в ледяные сосульки и глыбы, висящие одинаково, что на мачте, что под носом. Самый край Земли....Там всё по-другому. Вроде бы совсем недавно, летом, четыре месяца назад, я пытался понять, почему в набор имущества моей баковой швартовой команды входят две паяльные лампы, огромные стамески, подобных которым я никогда и нигде больше в жизни не видел, и тяжелые кувалды. Всё стало понятно зимой, когда, входя в Кольский и проходя узкость, мы с матросами растапливали айсберги, в которые превращались бухты со швартовыми концами, раскалывали лёд и выпрямляли швартовые ударами кувалд. Какие звёзды светили нам в этой темноте, и каким инопланетным казался Ленинград или, тем более, Москва.....

Но, как мне ни казалось тогда это странным, в городе жизнь била ключом. Люди влюблялись и женились, рождались дети и, как это не покажется парадоксальным, даже приближался новый, 1991 год.....

Двадцать какого-то декабря меня вызвал к себе заместитель командира БПК «Адмирал Макаров» капитан 2 ранга Дробаха Сергей Николаевич и, ласково глядя в мои глаза, поинтересовался моими планами на новогоднюю ночь.

«Вот, сука, издевается», - билось у меня где-то глубоко в подсознании. Какие у лейтенанта могут быть планы на новогоднюю ночь? Конечно, торчать на борту, как слива в.....кошкином доме.....Вместо этого я чётко доложил, что буду находиться на корабле в составе обеспечивающей смены......

«Вот и славно», - потёр руки замполит. «От нарядов мы тебя, конечно, освободим.....» - и задумался о чём-то о своём.....

- Интересно, что он задумал, - запульсировало у меня в голове.

- А будешь ты, Андрей Анатольевич, Дедом Морозом.

- А Снегурочка будет? - почему-то сразу вырвалось у меня. Север севером, а гормоны никто ещё не отменил, даже в седьмой оперативной эскадре.

- Перебьёшься. Стас, пропагандист, будет тебе заместо Снегурочки и политотдела....

Да, была такая должность на корабле - пропагандист. Может, кто-то и не поверит, но даже должность секретаря комсомольской организации была капитан - лейтенантской и считалась равной нашим первичным должностям, командирам групп и батарей. Такие вот были времена, что и с дедами Морозами ходили пропагандисты......

Наконец, наступило 31 декабря 1990 года. И ровно в восемнадцать часов наша новогодняя компания загрузилась в старенький «москвич» старшего мичмана Пилецкого Александра Сергеевича, за глаза называемого Пушкиным, и отправилась в пробег по Североморску осчастливать семьи офицеров и мичманов «Макарова». Перед этим меня долго обряжали в тулуп, клеили бороду и подкалывали в отношении Снегурочки, одетого в новенькую парадную форму при кортике. Начальник медицинской службы, заявив, что Дед Мороз, по определению, не может быть трезвым и, в целях профилактики от простуды, убедил меня «принять на грудь» стопку «варёного» шила, а замполит благословил меня на подвиги, показав увесистый кулак, с поросшими волосами костяшками пальцев.

Нет, поначалу всё шло очень даже складно. Детвора радовалась и разыгрывала представления, визжала от восторга, получая подарки. А взрослое население потешалось от нашей комичной парочки. В конце концов, Стас перестал ходить со мной по адресам и оставался в машине с Сергеевичем, дожидаясь меня. Всё бы ничего, но в каждой квартире, а всего адресов было около сорока, обязательным атрибутом встречи Деда Мороза был, в зависимости от ситуации, поднос, подаваемой хозяйкой, на котором стояла стопка, а на некоторых - даже целый стакан. Ну, разве мог Дед Мороз уронить свою лапландскую честь? Приходилось с молодцеватым видом опрокидывать всё это внутрь и благодарить «данайцев», пробравшихся в советское Заполярье. И ведь очень редко кто догадывался положить на этот поднос хоть какой-нибудь бутерброд.....В одной из квартир меня, правда, пожалели и, пока дети разбирали подарки, на кухне налили целую тарелку горячего борща!. Боже, какой это был борщ, он не дал мне умереть раньше срока.....И всё же Терминатором я не был. Всё чаще горизонт исчезал, и Земля начинала плясать под ногами. По последним адресам Стас водил меня уже под руки, детям объясняли, что Дед Мороз устал и представление разыгрывалось для нарядного помощника Деда Мороза, который мирно клевал носом где-нибудь в уголке. Все мои просьбы остановиться на хозяев не действовали. «А что, мы хуже или у других водка вкуснее?» И приходилось снова и снова лить в себя эту огненную воду и всё больше становиться похожим на настоящего заполярного аборигена.....

В конце концов, эта пытка кончилась. Меня занесли на корабль, и у меня даже хватило сил доложить замполиту о том, что задание выполнено. После этого заботливые руки друзей меня аккуратно радели и уложили на койку в каюте, клятвенно пообещав разбудить за полчаса до боя курантов. Может, и будили, по крайней мере, до сих пор так говорят, но проснулся я рано утром следующего 1991 года и долго пытался понять, в каком временном континууме мне искать свой номер в центуре. Корабль, ошвартованный у третьего причала, покачивался на волнах, было пронзительно тихо, только что-то скрипело и где-то, в другом измерении, был слышен плеск волн и крики чаек. На столе стояла большая кастрюля, полная прекрасного живительного рассола с плавающим в нём огурцами, тарелка с черным хлебом, густо-густо намазанным маслом, и стакан разбавленного спирта, а над всем этим, возвышаясь дирижаблем, огромный плакат «С Новым Годом, Дед Мороз!».......
Оценка: 1.7292 Историю рассказал(а) тов. Сотник Андрей : 23-11-2012 22:45:34
Обсудить (22)
28-11-2012 21:14:54, strigiformer
Ну, пиво мы всегда с удовольствием)). Лагуна на Советско...
Версия для печати

Остальные

ЗНАЧОК.

- Па-ап, а сколько у тебя прыжков?
Задавая такой вопрос, я преследовал исключительно меркантильную цель. Совсем недавно я прочел книжку про десантников, из которой более всего мне запомнился эпизод, в котором бравым гвардейцам вручали значки с «висюлькой» за сто прыжков. Вот и очень мне хотелось прикрутить такой значок себе на майку. И ходить, гордо болтая «висюлькой». Уж точно не сто прыжков там будет. Больше, наверняка, больше. А отец-то мне, конечно, не откажет. Даст свой значок поносить. Ясное дело, даст.
О том, что мой отец прыгал и очень даже часто, я неоднократно слышал и от матери, и от деда-танкиста, и от дядьки, который иначе чем в летной форме у нас дома не появлялся.
Отец покосился на меня - восьмилетнего, загорелого, босого, поцарапанного, затянутого поверх черных трусов солдатским ремнем со звездой.
- Не знаю, - честно ответил он.
Такого ответа я как-то не ожидал. В книжке десантники прыжки считали, значки цепляли, а мой отец, который даже на фотографиях выглядел круче любого десантника - в особой куртке, штанах со множеством карманов, в прыжковых ботинках с высокой шнуровкой, в шлеме с прикрепленной сверху кинокамерой, обвешанный парашютами по самое некуда - не знает. Да быть такого не может!
- Ну...- начал я неуверенно, - Тут, вот... в книжке... значки... за сто прыжков...
Отец рассмеялся и сказал, что сто прыжков он напрыгивал за месяц. И не особо напрягаясь.
В восемь лет еще очень трудно сопоставить месяц, сто прыжков и значок с «висюлькой». Но самое главное я понял. Значок есть. Значит надо выпрашивать.
- А... вот... значок?... - сказал я. Уже неуверенно.
- Значо-ок? - протянул отец. - Значок, конечно, есть.
Он достал из старого шифоньера пластмассовую шкатулку и, немного покопавшись там, выудил значок.
- Вот такой значок есть, - сказал он. - Смотри.
Подумаешь значок. На его ладони лежал маленький квадратик серого цвета с бурой окантовкой.
Мастер Спорта, - прочитал я. И сверху большими буквами, - СССР.
Оценка: 1.6535 Историю рассказал(а) тов. Константин Изварин : 16-11-2012 16:05:56
Обсудить (26)
, 11-12-2012 02:14:47, ХХХ
B англоязычной литературе нашел описание как Шерил Стерн...
Версия для печати

Армия

НУЖНО ЧЕТКО ВЫРАЖАТЬ СВОИ ЖЕЛАНИЯ

В один прекрасный день, а точнее в одну прекрасную ночь, задержавшемуся допоздна комбату приспичило позвонить дежурному в милицию. Ну а раз приспичило, то он и позвонил, крутнув ручку индуктора своего ТА-57.
У комбата была дурная привычка подносить трубку к голове не ближе 30 см. А еще в нашем маленьком городке была не менее дурная мода давать одинаковые позывные одинаковым службам, но по разным ведомствам. Например, был «051» (дежурный) по нашей части, «051» у стройбатовцев, «051» у милиции, «051» в больнице... В общем, везде дежурный был «051».
Воткнув шнуропару в коммутатор, я услышал:
- Соедини мне «051»-го по милиции.
Как вы помните, трубку он держал далеко от головы, поэтому мне послышалось нечто совсем другое по сути, но похожее по звучанию. Поэтому я переспросил:
- «051»-го по «Валенсии»?
- Да!
«Валенсия» это штаб войск в Москве. Поэтому, немало подивившись высоте полета нашего комбата - шутка ли, майор спокойно звонит в штаб войск - я начал отрабатывать привычную схему связи. Естественно, дежуря на коммутаторе, я часто звонил домой и друзьям с подругами в Москву. Поэтому соединиться из нашей жопы мира со штабом войск труда не составляло.
Через минуту комбат с удивлением услышал в трубке:
- «051» по «Валенсии», полковник такой-то слушает!
Прифигевший от такой коммутации комбат сначала протянул «Э-эээээ...», но затем понял что надо что-то сказать, ибо на кой ляд какой-то майоришка звонит в Москву минуя штаб бригады, штаб корпуса и т.д. Поэтому он набрал воздуха и бодро выпалил в трубку:
- Докладывает майор такой-то! Командир отдельного батальона... бла-бла-бла... Отбой проведен вовремя, отсутствующих нет, наряд в составе... Ну и так далее по тексту. За давностью лет уже не помню всего того, что нес комбат.
Все это время наглухо охреневший полковник внимательно слушал всю эту ахинею, а челюсть его медленно опускалась на стол. Выслушивая доклад, бедный полковник думал только об одном - на хрена ему весь этот поток сознания? Но не зря же он носил три звезды на погонах, военная мысль сработала четко: раз уж до него, минуя все препоны, дозвонился заштатный майор, значит это так надо, и так и было задумано. А он просто чего-то не знает. Поэтому, выслушав доклад, он задал несколько уточняющих вопросов, на всякий случай вставил комбату живительных звиздюлей для профилактики, но не сильно, ибо хрен его знает, что это за майор такой, и отсоединился.
Выкурив в задумчивости пару сигарет и успокоившись, комбат заглянул ко мне на коммутатор.
- Ну ты и сволочь... Это было все, что он мог сказать.
Как мне потом рассказали ребята с московского коммутатора, полковник охреневал намного дольше.
Никаких последствий этот доклад не имел.
С тех пор, распекая нас, связистов, комбат всегда добавлял: - Да с вашего коммутатора проще до штаб-квартиры НАТО дозвониться, чем до соседней роты!
Однажды, присутствующий при очередном разносе начштаба смеха ради спросил:
- А правда, слабо тебе в Брюссель позвонить? И вместе с комбатом ехидно уставился на меня. На что я ему ответил:
- Вам «051»-го, или Вы внутренний номер знаете?
Под взглядом комбата смутился уже начштаба.
Оценка: 1.6303 Историю рассказал(а) тов. : 08-11-2012 17:02:02
Обсудить (45)
10-11-2012 10:09:36, КЕБ
Бандера, обновляйся!!! Ну прочти всю ветку - там все оп...
Версия для печати

Военная мудрость

Парабеллум и Беляши, как инструменты народной дипломатии


Ну, надо же так тупо попасться в уже освобожденном городе. Если выживу - и сам никому не рассажу, и ребятам накажу молчать, а то ведь такая стыдоба. Трое уродов держали нас под прицелом калашей, а соплячка-мулатка, бросившаяся к нам под колеса, стояла и радостно скалилась. Наши автоматы были молодецки уперты прикладами в сидения или в правое колено, как, например, у меня. А инсургенты были явно не новички, особенно те, которые стояли с левой стороны от машины. Справа стоял только один, и это давало надежду. Мы, сделав испуганные лица и бормоча, что мы мирные инженеры (это с нашими-то рожами), бестолково стали протягивать все четыре автомата двум уродам стоящим слева. Когда они стали принимать трофеи, и я заметил, что с той стороны нам теперь угрожает только один автомат, я, заискивающе улыбаясь, протянул своему визави старый добрый Хайпауер в родной кобуре с прикладом. А когда он жадно в него вцепился рукой, я стал снимать через голову ремешок и смог, наконец, аккуратно прострелить ему голову из Люгера, дремавшего до поры до времени у меня за спиной. Таракан достал своего охранника ножом в горло, ну, а последний из нападавших, державший в охапке наши автоматы, просто получил от Аркани удар мощный удар кулаком, вылившийся в нокаут с последующим контрольным выстрелом. Одновременно с этими действиями мы, кто грациозно, а кто просто так, выпрыгнули из джипа и заняли оборону. Но духи Замбези хранили нас сегодня, кроме тех, кого мы положили, вокруг никого не было, а коварная девчонка как испарилась. Как всегда "вовремя" подтянулся "крокодил" с местной национальной гвардией. Напыщенно-восторженный лейтенант в пожарной каске цокал языком и закатывал глаза, осматривая поле боя. Потом нас проэскортировали к месту новой дислокации. Революционное командование выделило нам особняк инженера с золотых приисков, с охраной, и, что важно, с действующим бассейном. Кто бывал в Африке - поймет, как это здорово иметь под рукой водоем для купания, напрочь лишенный враждебных к представителям Родины развитого Социализма рыб, насекомых и животных. Мы сложили одежду в уставные штабельки и ринулись в прохладу струй. Но кайфовать нам пришлось недолго. В небе очень неприятно заныло и застонало. Такие звуки могли издавать только минометные мины, и, все, что нам оставалось, так это нырнуть, ибо выбор был не велик: либо изображать глушенную рыбу (что не наверняка), либо подушечку для осколков и боксерскую грушу для ударной волны (что как раз почти факт). В результате огневого налета одна мина разорвалась на улице, другая попала в крышу особняка и взрываться раздумала, а третья очень удачно, от всей своей пятидесяти миллиметровой минометной души, сделала воронку на месте аккуратной стопки с моей одеждой и амуницией. Так погиб мой любимый Люгер, а история с ним началась за полгода до этого.
Апрель в этих местах был не очень холодным, градусов тридцать в тени не больше. Так что ждать было вполне терпимо, хотя и слишком задерживаться здесь не хотелось. У меня был день рожденья, и народ уже практически сидел за столом. Главное блюдо - беляши по моему личному рецепту - готовы были уже прыгнуть в кипящее масло на противнях и сковородках. Но пару часов назад пришла радиограмма, что в 15-00 будет самолет с оказией в виде трех бутылок "Столичной" и, о, счастье, буханкой черного хлеба. Судя по тому, что в аэропорту было мало народа, рейс который я ожидал, был левый. Но внезапно в воздухе почувствовался запах тревоги. Перед зданием аэропорта заревели двигатели, захлопали дверцы автомобилей, и на поле почти одновременно появились особисты всех присутствующих на данном ТВД сторон. Наш капитан Сыщиков, камарадо Альварец из местных и компаньеро Хоакин из союзников. Они вежливо поприветствовали меня, но усилено делали вид, что не замечают друг друга. Однако, когда проявились послы и И.О. Главного советника, стало ясно, что я могу пролететь и мимо водки, и мимо чернушки. Не то что бы дипломаты, генералы могли спереть мою посылку, но у меня появилось подозрение, что мы ждем с ними один и тот же самолет. Мои размышления прервал капитан Сыщиков. Он, кстати, тоже был среди приглашенных на мой день рождения, и уже побывал в пиршественной зале и сообщил, что весь народ практически трезв, хоть и слегка уже смазал печень, беляши ждут на леднике своей участи, а кухонные сеньориты наготове ко всем видам эксплуатации. Сделав секретное лицо, капитан пригласил меня к нашему генералу на совещание. Ситуация была следующая... С минуты на минуту здесь ждали борт с ну очень высоким союзническим чином. К встрече, естественно, ничего не было готово, ибо в армии и политике, как правило, удаются только запланированные экспромты. И нужно было где-нибудь прокантовать знатного Гостя минимум пару часов. Причем, это надо было сделать дипломатично и ненавязчиво. Так как все мысли у меня были о застолье, то и решение я предложил ненавязчиво уводящее операцию в ту сторону.
- Товарищ генерал, - преданно поедая глазами начальство, сказал я. - Объясните товарищу министру, что враг не дремлет, напомните историю с Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным в Тегеране (я думаю, сравнение ему понравится). И объясните, что в целях безопасности он должен отдельно от большой свиты, инкогнито, проследовать в абсолютно безопасное место, о котором враги и не подозревают, ну, а потом появиться и в официальных присутствиях. И что все это, в принципе, одна большая операция прикрытия. Можно позднее устроить в стороне перестрелку, а потом доложить, что враг побежден, поражен и разоблачен. Тут и орденок потом может обломиться. Ну, а самое безопасное и тихое место в этом городе - это место дислокации моей группы, где вокруг сплошные танки и смелые и политически грамотные офицеры.
Короче, процесс был одобрен и покатился в нужном мне направлении, Компаньеро, генерал и его близкое сопровождение, судя по всему, уже успели по чуть-чуть "остограммиться" в самолете, так что, когда мы прибыли к накрытым столам в наши пенаты, это было воспринято весьма благосклонно и с аппетитом. Зазвенели бокалы, стаканы, чашки и кружки, зашкворчали беляши, понеслись здравицы, перемежаемые политически правильными тостами, произносимыми мною и троицей особистов. Генерал оказался веселым и компанейским человеком, совсем не похожим на наших партийных и прочих бонз. И, пожалуй, все наши ребята сподобились с ним чокнуться, Аким в припадке дружелюбия даже хлопнул его по плечу, но экселенция министр не обратил на это внимания, чего нельзя было сказать о бдящих и сопровождающих товарищах, сделавших одновременно глаза в разных геометрических конфигурациях, весьма далеких от круга. Переводчица генерала, очаровательное существо цвета шоколада с молоком, по имени Белинда, смущаясь, попросила у меня рецепт этих жутко вкусных пастелито. Оный рецепт был ей естественно выдан, Таракан с моего голоса записал рецепт сразу по-испански, и сходу попытался завязать знакомство, но подошедший свитский полковник величиной с Арканю, отбил у него охоту к лирике одной мимикой. Когда знатные гости уехали, и я рассказал народу, кого они хлопали по плечу, наступила сцена как в Ревизоре.
Как сказал Аким, так ошибаться в людях ему случилось до этого один раз. Он имел в виду случай, когда нашему самолету, мирно везущему абсолютно мирные опечатанные ящики, приказали приземлиться на минутку на одном Средиземноморском аэродроме и подхватить оттуда нужного человечка. Приземлились мы удачно, вырулили на нужную полосу и, жужжа четырьмя низкими шмелиными басами, вырулили на самой маленькой скорости в строну взлета. От непонятных строений на периферии аэродрома к нам припустился открытый пикап, за которым явно гнались пешие, но вооруженные люди. Учитывая, что над пикапом размахивали чем-то оранжевым, что означало "свои", мы поддержали его экипаж огнем. Когда аэродромная таратайка приблизилась, мы смогли разглядеть поближе трех ее седоков. Водила - явно местный - в камуфляже, ну, а пассажиры... один из них европеец в элегантном костюме с дипломатом, похожий на Конери, Мура и Тихонова одновременно, а второй - типичный левантийский оборванец без возраста и национальности. Когда пикап подъехал к самолету, то к нашему изумлению, оборванец пожал руку европейцу, взял у него дипломат и, шустро выпрыгнув из пикапа, стремглав помчался к уже выкинутой ему навстречу дюралевой лестнице.
- Да-а-а-а, - сказал тогда Аким, - Бонды пошли уже не те.

На следующий день, тот самый, похожий на Арканю, полковник, привез мне тот самый Люгер, и передал на словах благодарность министра за грамотное поведение операции прикрытия.
А местные альгвазилы в день приезда знатной Персоны поймали-таки одного шпиона и диверсанта прямо на аэродроме. Эта подозрительная личность с не менее подозрительным свертком, выясняла (естественно в подрывных и диверсионных целях), а куда поехала наша машина, и где можно меня найти в самое ближайшее время. Расследование показало, что этот тип был бортмехаником с пришедшего борта, а в свертке были предметы гораздо более интересные, чем взрывчатка - три бутылки Столичной и подчерствелая буханка черного хлеба.




Рецепт беляшей, для лиц и организаций, находящихся на территории СССР.

Итак, главное - это фарш. Для среднего застолья требуется - 1 кг говядины, 1 кг постной свинины, 0,5 кг баранины, 0,2 кг шпика, 6 - яиц куриных.
Русского, Крымского, Узбекского и Белого лука по две луковицы (мелко нарезать). Головка чеснока (натереть). Пучок петрушки и пучок укропа (измельчить).
Внутрь каждого мясного шарика кладется ма-а-а-а-а-ленький кусочек сливочного масла.
Четыре сорта перца и соль по вкусу.
Тесто - дрожжевое:
мука - 2 стакана,
маргарин или масло растительное - 0-2 ст. л.,
яйца - 0-1/2 шт,
дрожжи - 10-15 г,
соль - 1/4 ч.л.,
вода или молоко - 1/2 стакана,

А чтобы было совсем вкусно, для жарки необходимо не простое "Масло подсолнечное", а нерафинированное и с запахом жареных семечек.
Оценка: 1.6214 Мудростью поделился тов. Лорд Сварог : 13-11-2012 22:44:09
Обсудить (19)
15-11-2012 17:40:48, Лорд Сварог
Как человек служивший на военной и на статской хозяйстве...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Магазин Флорапласт цветочные горшки для дома
переезд квартиры эконом mandrmoving.ru