Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Да простят меня десантники и спортсмены за последующий ниже рассказ. Тем более, что я очень уважительно отношусь к их любви к парашютным прыжкам, но у большинства лётного состава к этому виду спорта несколько иное мнение. Может быть потому, что это обязаловка, а может быть потому, что лётчику противоестественно покидать исправный вертолёт (самолёт). А может потому, что экстрима достаточно и в обычных полётах, не знаю...
Возможно, кто-то посчитает это юмором, но могу поклясться, во время приведённых событий я не улыбнулся ни разу!


Хроника одного прыжка, правда и только правда.

Сказать, что прыгать страшно, ничего не сказать. Представь себе, человек в полном здравии и рассудке добровольно делает шаг в бездну, полагаясь на безотказную работу навьюченных на него двух мешков с симбиозами тряпок и верёвок. При этом неизвестно, кем и как они уложенные.
Нет, конечно, среди пилотов встречаются деятели, которые прыгают с удовольствием. И внешне они похожи на обычных людей. Но это только внешне. На самом деле, у них явно что-то не в порядке с психикой, в частности, с чувством самосохранения.
Так примерно начинают работать мысли у индивидуума после того, как эти мешки на себя навьючил. И ваш покорный слуга в этом не исключение.
Я вздохнул и принялся надевать на себя парашюты.

Накануне у нас в училище ушёл на пенсию один хороший человек, начальник парашютно-десантной службы, сокращенно ПДС. Отношение к прыжкам у него было философское - хочешь - прыгай, а нет - сиди в сторонке и не мешай другим. Главное, присутствуй на старте, а заветную галочку тебе поставят.
Новый же начальник отличался несколько иными взглядами - если должен лётчик два раза в год прыгнуть, значит прыгнет. И первое что он сделал - поднял ведомости. Здесь следует сказать, что предыдущий начальник так же философски относился и к ведению делопроизводства, все отметки в документации делал раз в год, а именно по его окончании.
А так как была только середина марта, то он (новый) обнаружил, что часть курсантов, согласно документов, не отпрыгала. И, обуреваемой жаждой деятельности, как и полагалось при вступлении в новую должность, начальник ПДС начал наводить порядок.
Короче говоря, собрал всех не прыгавших курсантов.
Набралось нас таких немного... Человек сто... Четверть курса.
Прохаживаясь перед нашим строем, новый начальник, сволочь, довольно потирал руки.
- Ну что, гвардейцы-десантники, завтра попрыгаем? Не вижу радости на ваших лицах!
Как всегда меня выручила смекалка, - похоже, этот раз в кустах не отсидеться, придется прыгать, - смекнул я. Как прошли вечер и ночь подробно не расскажу, помню одно - уж слишком быстро. Утром нашу сводную роту отвели на завтрак, а затем на медосмотр. Всё происходило в полной тишине, не было обычных шуток, подколов, мне почему-то всё время лезли в голову аналогии с одним французским фильмом. Там подобный ритуал проходили приговорённые к смертной казни. Затем нас посадили в автобус, и мы поехали на старт. Это была самая быстрая автобусная поездка в моей жизни. Вот и старт, чисто поле, на котором на брезентовых полотнищах уложены парашюты. Рядом, в одну шеренгу стояли подчинённые начальника ПДС, - Сейчас они достанут винтовки и их начальник скомандует «пли», - опять полезла аналогия.
Но, увы, нас ждала куда более суровая участь. Раздался шум винтов и из-за ближайшего холма показался вертолёт. Я увидел родимую машину в ином свете.
- Предатель, предатель, - беззвучно шептал я. Не укладывалось в голове, что наш старый, добрый Ми-8 сейчас выступит в роли предмета экзекуции.

Но я замечтался, парашюты надеты и я, вместе с другими товарищами, обречённо поплёлся на линию осмотра. Нас быстро осмотрели, лица проверяющих не выражали ничего. Наверное, так же без эмоций осматривают скот перед бойней.
Зато лицо начальника ПДС было полно восторга. Он померил ветер, - почти 5 метров в секунду! - на минуту у меня затеплилась надежда - при ветре более 5 прыжки положено закрывать. Но тут же умерла, - отлично, дополнительная тренировка, - закончил фразу начальник.
Обычно поднимают по двадцать человек, прыгают двумя заходами по десять. Здесь есть одна хитрость - лучше быть в середине. Так легче прыгать, когда тупо упираешь свой взор в спину впереди идущего, в то время как тебе сзади уже наступают на пятки. Тут уж "паучком" в двери не застрянешь, хотя я таких фактов и не помню. И я, выслушав, как мои товарищи назвали свой вес, быстренько произвёл в голове необходимые расчеты, назвал вместо своего веса "нужную" цифру и оказался в середине строя. В целях безопасности, более "тяжёлые" прыгают первыми. Чтобы в процессе снижения не "сесть" более "лёгким" на купол.
Мы гуськом поднимаемся в вертолёт, через блистер видно, как лётчик сочувственно и виновато смотрит на нас - простите ребята, работа такая.
Начальник ПДС решил пойти выпускающим, хотя его место на земле, осуществлять общее руководство. Видать не смог отказать себе в удовольствии посмотреть на выражение наших физиономий перед прыжком. Он лично пристёгивает вытяжные фалы наших парашютов к тросу - заботливый, гад!
И вот сдвижная дверь закрывается, всё - обратной дороги уже нет. Лётчик выводит двигатели на режим и машина мягко отрывается от земли. Все молчат, наверное размышляют о правильности выбора профессии.
Набираем высоту... Выпускающий посматривает на карманный высотомер.
Зачем? По-моему эту информацию с точностью до метра можно прочесть по изменению выражения наших лиц. Особенно глаз...
Кажись набрали... Выпускающий довольно хмыкнул и открыл сдвижную дверь. Мне показалось, что взвёл гильотину. В салон ворвался шум забортного воздуха. Где-то далеко внизу в голубой дымке плыла земля. Хочется вернуться туда... Правда, не столь экзотическим способом.
- Приготовится, - поднял руку выпускающий.
Мы послушно встаём из откидных скамеек и строимся перед дверью в цепочку. Я сочувствую первому, он стоит перед бездной и ему первому делать туда шаг.
- Пошёл! - следует команда.
Мы начинаем быстро покидать вертолёт. Я убеждаю себя, что он сейчас развалится и надо спасаться. И я почти убедил себя!
Вот идущий впереди вываливается из вертолёта и я делаю шаг, чтобы последовать за ним...
- Стоять! - железная рука выпускающего хватает меня за плечо, - ты одиннадцатый, первый в следующем заходе.
- Во я попал! Обхитрил сам себя! - сгубила меня страсть к точным вычислениям, уж слишком точно в середине я оказался. Теперь мне не только прыгать первому, а еще целых длиннющих шесть минут ждать, когда вертолёт по новой зайдёт на выброс. И всё это на пороге открытой двери.
Я смотрю широко открытыми глазами в открывшуюся бездну. Земля почему-то кажется очень маленькой, и я всерьёз начинаю опасаться, что промахнусь мимо неё.
Но, похоже, земля не хочет терять своего сына, она манит, зовёт меня...
Выпускающий что-то орёт мне на ухо. Но я не слышу его, я в трансе.

Что было дальше, рассказываю со слов товарищей.
Выпускающий повернулся в салон и дал команду, -приготовится! - и при этом на долю секунды убрал руку с моего плеча. Когда он попытался взять за плечо вновь, то под его рукой оказался воздух. Я был уже за бортом. Выпал, как куль, лишённый опоры.
Это странное чувство невесомости...
- Странно, почему мои ноги стоят в пустоте? - крутилась в голове мысль.
Неожиданно мои размышления были прерваны хлопком над головой, и моё тело вновь приобрело вес. Я быстренько выполняю необходимые действия после открытия купола.
Я один на один с небом. Меня охватывает восторг. Хочется орать, плеваться, материться, что я и делаю. И, судя по отдалённым крикам, мои товарищи делают тоже самое.
О благословенные минуты полёта под куполом. Нет рева двигателей и шума винтов. Тишину ничего не нарушает. Жаль только, что гады ПДСники умышленно подсунули нам парашюты Д-1-5, сейчас таких уже нет. В отличие от более современных Д-1-5У, они не управляемы и не имеют поступательной скорости. Приходится лететь по воле ветра.
Горизонт понемножку сокращается, а вот и земля. Я группируюсь и выполняю приземление по всем правилам, на чуть согнутые в коленях ноги с переходом на третью точку, или, говоря проще, задницу.
- Всё, отмучился! - ликует душа.
Неожиданно моё ликование было прервано резким рывком.
- Блин! Ветер, - вот о чём пытался мне втолковать мне выпускающий, чтобы я не мешкал на земле и гасил купол.
Но было уже поздно, купол моего парашюта уже принял форму паруса и мы отправились в путешествие по воле ветра.
Я начал, как учили, вытягивать на себя нижнюю стропу, чтобы погасить купол.
Но не так просто это было сделать. Чуть подтаявший мартовский снег был довольно плотным и скользким. И я вскоре набрал приличную скорость. Поэтому, когда я подпрыгивал на очередной кочке, вынужден был отпускать стропу и выставлять руки вперёд. Чтобы не приземлиться на физиономию. После чего мне приходилось начинать всё заново.
Спустя пять-шесть подобных попыток я начал убеждаться в преимуществах более плотной посадки лесополос, практикуемой на Украине, над тем, как это делают в Саратовской области.
Не успел я проехать каких-то несчастных три километра, как неожиданно мой купол погас. Оказалось, те, кто прыгал раньше, проявили взаимовыручку. Благодарю своих спасителей и быстро поднимаюсь. Скидываю подвесную систему и быстро пакую парашюты в сумку. От греха подальше. Осматриваю себя - моё галифе с честью выдержали испытание, дыр нет. А вот швы моего галифе оказались явно слабоваты - я был одет в отдельные куски материи. Достаю иголку с ниткой и быстро накладываю временные швы. Не идти же в таком виде на старт.
В это время приземляется очередная партия. И я, вполне естественно, оказываю помощь такому же, как я недавно, бедолаге. Хватаю его купол за край и укладываю его на землю.
Но проклятая тряпка не сдается. Я хватаю парашют за стропы, не даю ему вновь наполниться воздухом. При этом не замечаю, что под ногами у меня тоже стропы.
Мне уже почти удалось это сделать, как вдруг раздался крик, - поберегись! - и я получаю мягкий толчок в спину. Через меня перекатывается купол очередного "яхтсмена".
Я пытаюсь схватить за стропы свободной левой рукой, но скорость большая и я, получив ожог, отдёргиваю руку. Не судьба, брат, мне помочь и тебе. За куполом буквально порхает курсант небольшого роста.
Когда казалось, что ему предстоит следовать далеко дальше, вдруг, погашенный мной ранее парашют, оживает. Немножко, чуть-чуть приподнялся край купола.
И туда, как шар в бильярдную лузу, влетает на полном ходу этот самый курсант.
Резкий рывок и я падаю на землю. Мои ноги и правая рука захлёстнуты стропами. От левой руки помощь не большая, она обожжена.
- Во, - думаю, - впутался в историю.
Причём, в буквальном понимании слова. Ветер, похоже, крепчал и вскоре мы втроём отправились в путь.
Самое обидное, что мы ничего не могли втроём сделать. Хозяин парашюта был, как в мешке, в другом куполе, я был опутан по рукам и ногам, ну а крайний в нашей связке волочился далеко на стропах позади и не мог вмешаться в события.
Спасибо славным труженикам сельского хозяйства!
Спасла нас так заботливо оставленная ими и, вмёрзшая в землю на поле, борона. Не иначе, у них есть свой астролог и он предвидел подобное развитие событий. За неё и зацепился наш общий парус. После чего, крайний в нашей связке смог подняться на ноги, забежать вперёд и погасить подлую тряпку. Мы некоторое время отдохнули, затем распутали парашюты.
Уложили их в сумки и поплелись на старт. Метров через пятьсот я подобрал и свои уже уложенные парашюты. Идём молча, осмысливая пережитое. Я прихожу к мысли, что пожалуй, с этим спортом надо завязывать.
Осмотрев наш внешний вид, начальник ПДС отменил второй прыжок. Наверное понял, что родине нужны целые лётчики, а не переломанные парашютисты.

А через неделю мы прыгали опять...
Снег к тому времени значительно сошёл и лежал клочьями. Ваш покорный слуга приложил максимум усилий, чтобы на Д-1-5 и опять без (У) приземлится не на оттаявшую грязь пахоты, а на нетронутый островок снега.
Под снегом оказалось почти метровая глубина талой воды...
Но это уже другая история...

Оценка: 1.6471 Историю рассказал(а) тов. шурави : 06-06-2006 10:21:30
Обсудить (35)
, 07-05-2008 09:10:33, vobololog
> ---------------------------------------------------- > Был...
Версия для печати

Армия

Бауманский Дон Жуан.

- Ой вы, сборы мои, сборы - охренительное дело! Обмочили все заборы, аж "колючка" заржавела! И-эх-ха!!!
- Что, Зелёный, крыша едет?
- Достало всё - третья неделя беспросветного идиотизма! Представляешь, Бобёр, уже на офицерских дочек-троглодиток заглядываться начал!
- Это на тех, что вечерами по плацу дефилируют? Да там же каждая первая - лицо с плаката "Скажи интеллекту НЕТ!"
- Я что, разговаривать с ними собираюсь? Вредно поднимать взгляд выше женской шеи - могут поджидать большие разочарования!
- В данной ситуации разочарования поджидают по всему их телу!
- Вредный ты человек, Бобёр, всю романтику испортил, хотя, тут ты прав - большинство из них похожи на холодец в мешке из-под картошки.
- О! Кстати, где у нас Макс? Ма-акс!!! Что за велосипед ты вчера вечером выгуливал?
- Сам ты велосипед - это дочка майора медслужбы училища, прикинь, меня заставили ей информатику преподавать!
- И что? Преподаёшь?
- Ага!
- Информатику???
- Ну да! А что?
- Товарищи! В наши доблестные ряды затесался пошлый наймит майорского беспредела и подрыватель авторитета великой Бауманки!
- Ты чего гонишь?
- Ты у девушки спросил - ей эта информатика нужна?
- Э-э-э, нет!
- Во-о-от! Тетке уже суровый третий десяток идет - тебе в пионервожатые по возрасту годится! В институты таких только на должность ночных уборщиц берут, чтобы при свете дня не распугивали студиозов. Ну зачем ей информатика?
- А чего ей надо?
- Ей нужен ТЫ! Ну, может и кто другой сгодился бы, но тут уж судьба, майорским произволом, на тебя указала! Придется тебе поддержать честь и славу Бауманки и соблазнить эту институтку! Тем более - она совсем немного пострашнее тебя - проблем быть не должно!
- Ещё чего! Вот сам ее и соблазни!
- Совесть будущего офицера не позволяет мне перебегать дорогу боевому товарищу! Вон у тебя как глазёнки-то загорелись - я же чувствую твою трепещущую душонку! В общем так, незаконнорожденный сын сопроцессора и манипулятора "мышь" - чтобы завтра же приступил к охмурению боевой подруги, благо до окончания сборов осталось всего два дня, экзамены нам уже проставили и терять тебе нечего, кроме собственной замшелой девственности! А уж ей-то и эта потеря давно уже не страшна!

***

- Интересно, Бобёр, как на Макса твой бред подействовал?
- А вон он идёт - сейчас узнаем! Макс, гроза юбок и смерть нижнего белья, доложите о выполнении задания!
- Да пошёл ты знаешь куда?
- Знаю, но не пойду, в виду богатой альтернативы и неточности целеуказания! А почему такой неуставной тон и небравый вид! Неужто наш маленький Наполеончик получил своё Ватерлоо?
- Да ты ж, гад, вчера подкалывал ...
- Ну?
- Ну я и подумал - а почему бы и нет?
- Вот! Первая твоя умная мысль за всё время сборов!
- Умная, блин?
- Да что было-то?
- Да пришли мы к ним на квартиру, ну, я предложил от компа на диван пересесть, чтобы, мол, удобнее было!
- Ты смотри, какие тонкие тактические маневры - я знал, что в тебе умер настоящий Казанова ... от импотенции!
- Учебник по информатике с собой прихватил, для отмаза, на случай чего!
- Иезуит твоя фамилия! Игнатий Лойла от последовательного порта! Я бы ни за что не догадался!
- Ага - только я её приобнять попытался, смотрю - не сопротивляется! Ну я её поцеловал ... руками было полез, а тут ключ в замке гремит! Папашка её идет! Как мы подорвались к столу, она пуговку на блузке застёгивает, я помаду с губ стираю ...
- И?
- Учебник, учебник, долбаную книгу, на диване забыл!!! Хватаю первый попавшийся на столе том, открываю и начинаю с умной рожей бредить про двадцать первое прерывание ...
- Беременности?
- Жизни, блин, майор, как увидел что за книгу я в руках держу, так меня за дверь пинком и выбросил! Сказал, что в первый раз видит, чтобы информатику изучали по справочнику по кожным и венерическим заболеваниям под редакцией Родионова!
Оценка: 1.6429 Историю рассказал(а) тов. Beaver : 20-06-2006 14:36:27
Обсудить (65)
27-06-2006 18:12:15, КомДив
> to Olga > Повеселил, дружище! Первый раз за долгое время з...
Версия для печати

Остальные

Конкретно.

Поздно вечером. Пятница. Звонок по мобильнику. Звонит молодой доктор, который, почему-то выбрал меня в качестве наставника и задолбал уже с вопрjсами. Сегодня у него одно из первых дежурств. И одна из первых серьезных проблем. Пожилая мадам не хочет осчастливить сортир своим присутствием. Причем так долго, что живот вздулся и налицо признаки кишечной непроходимости.
- Ну сделай ей клизму.
- Дык эта... ну... сделали уже.
- Тогда церукал с прозерином*, поставь рядом лопату и ложись спать.
- ... Лопату?
- Да, блин! Лопату!
- Угу.
С раздражением дав отбой проворчал в пространство что-то про то, как родовая травма может изменить ход мировой истории, выбросил только начатую сигарету в темноту. Огонек описал пологую траекторию рассыпался красивым снопом искр. Черт те что выпускают наши медициские институты, молодь даже не знает сколько в человеке говна. Тьфу!
В кустах целовались влюбленные, как будто другого места для них не нашлось. Черная кошка, ехидно оглядываясь, демонстративено перешла дорогу, гордо задрав хвост. Соловей, зараза, без умолку выводил свои трели, но это уже никого не интересовало. В отчаянии ночной свистун пытался привлечь хоть чье-то внимание, но дерево, на котором он сидел пошло облили из тазика. Вместе с соловьем облили и меня. Сссволочи... Мерзкий двор.
В тот вечер я засыпал в очень плохом настроении, которое не улучшило даже принятие маслянистого темно-янтарного напитка с приятным запахом. Нет в жизни счастья.
Продрав глаза утром и отметив отменную погоду за окном, сварил себе кофе. О событиях вчерашнего вечера напомиала только грязь в прихожей. Влекомый непонятным инстинктом добрел до работы. Переоделся. Из особенностей отметил странное поведение сестер. Как-то опасливо они на меня смотрели и здоровались издалека. На всякий случай посмотрел в зеркало, ничего криминального не обнаружил. Мысленно пожал плечами и плюнул. Хотя странно. Ну ладно. Пошел в импровизированный обход. При осмотре одной из бабулек с удивлением отметил изменение в ее поведении - из вредной бабки с активной жизненной позицией вдруг, как бабочка из куколки, былезла бабушка из "Домика в деревне". По ходу пьесы вяснилось, что именно с ней были сортирные сложности, но когда доктор принес лопату... Стоп! Какую лопату? В углу отмечаю наличие самой что нинаесть БСЛ. И тут до меня дошло. Вы хотя бы представляете себе, что значит найти совковую лопату ночью, да не какой-нибудь маленькой больничке, а в НИИ! Эту бы энергию да в мирных целях! Самое сложное было удержать умное лицо. С трудом скрывая внутренние сотрясения, поинтересовался, как больной объяснили появление данного предмета.
- Это последнее средство, пусть оно рядом постоит
- Да, Это на самом деле последнее средство. Хорошо, что оно вам не потребовалось.
- Да! Я как эту лопату увидела, там как прям пробку вынули.
Уже поскуливая, медленно и чинно вышел в коридор. В лечебном учреждении громкие звуки возбраняются, поэтому весь путь до ординатрской тихонько подвывал себе под нос, и натыкался на углы из-за застилавших глаза слез. Ввалившись в ординаторскую, схватил своего парня за грудки и развернул его лицом к себе. Но глядя в эти честные и удивленные голубые глаза не выдержал и разрыдался у него на плече. А что мне оставалось делать? Только обнять и плакать. Обнять и плакать.

* Церукал с прозерином - препараты усиливающие движение кишечника. В сочетании действуют похлеще всякой клизмы.
Оценка: 1.6257 Историю рассказал(а) тов. Волкодав : 31-05-2006 12:41:48
Обсудить (16)
05-06-2006 18:58:14, Волкодав
> to капитан Тушин > Что остается делать? > Только сеяться и...
Версия для печати

Флот

Охота на тунца.
В кают-компании большого десантного корабля во время обеда внимание офицеров занимал своими рассказами механик Одноус. Одноус был помешан на рыбалке и подводной охоте. Особенно, он хорошо изучил повадки муреновых и скумбриевых, и мог часами рассказывать об этих морских тварях.
-Да! Тунец, - мелкими глотками компота запивая сытный обед, начинал свой бесконечный рассказ механик, - Thunnus alalunga - это венец семейства скумбриевых! Ты когда-нибудь под водой в маске с трубкой попадал в стаю испуганных тунцов?
На «ты» он обращался к своему подчиненному командиру машинной группы, безмолвно сидящему за столом напротив него, но говорилось это нарочито громко, и каждый присутствующий воспринимал это «ты» в свой адрес. - ...Плывешь себе, любуешься подводным пейзажем, кораллы да ракушки перебираешь. Вдруг...Ра-аз!! Было светло и сразу темень египетская минуты на две. Так плотно идут! Мимо тебя как будто несется товарный поезд сверху, снизу, с боков сплошным потоком обтекая твое бренное легко ранимое тело. Тебя подхватывает водоворот турбулентности, крутит и несет в ту же сторону. Главное не растеряться и не запаниковать. Здесь без сноровки и укакаться можно! Воздуха- то мало! ...А ты видел как этот красавец` движется в воде? Одноус плавно левой рукой поднимает над столом столовую ложку, изображая плывущего тунца, и безотрывно следя хитро прищуренными зелеными глазами за синусоидой ее движения, начинает с воодушевлением тыкать кончиком ножа, зажатым в правой руке в стальную тушку, и самозабвенно комментировать рыбьи достоинства: - Удлиненное веретеновидное тело, тонкий и сжатый с боков хвостовой стебель, два небольших киля между лопастями хвостового плавника. Позади спинного и анального плавников такие аккуратные рюшечки- плавнички. Чудо! Ни одного лишнего движения. Верх совершенства! Если существует реинкарнация, хотел бы я воплотиться в эту рыбинцу! Одноус роняет руки на подлокотники и откидывается на спинку кресла. - А глаза! ты заглядывал тунцу в глаза? Жуть! - взгляд пустой и хищный как у Джека - потрошителя. Мы обязательно должны устроить облаву на эту тварь. И не как-нибудь, а по-крупному. Не на одного, а на стаю. Коне-чно,- повернув голову в сторону командирского стола, как бы приглашая его к диалогу, тянет Одноус,- ловить тунца надо с воздушной разведкой. С крыла сразу можно определить размеры и курс косяка. В обнаруженный косяк направляешь парусное суденышко с прикормкой и закручиваешь стаю в карусель, в штопор, кидая жратву в циркуляции. Далее - на моторной посудине, типа БП-10, аккуратно и быстро заводишь сеть вкруг этого сбившегося табунка, и когда кольцо смыкается, снизу сеточку стягиваешь тросиком на лебедочку. Образуется что? Парабола! Кишащая жратвой опрокинутая парабола! А? Каково? Табунок наш! Наш! ...Но! Но, самолета у нас нет,- грустным, упавшим голосом резюмирует механик, закручивая на указательный палец свой левый ус,- Бот промысловый отсутствует. Сетей подавно нет. А что мы имеем: ненасытный желудок - раз, много гранат и много тола - это два. Есть баркас - два баркаса! И азарт! Много азарта! При этих словах зеленые глаза его вспыхивали, широко открывались и подкатывались к переносице, левый ус, a la` - Дали, начинал подниматься кверху, описывая в воздухе параболическую кривую. - Придем в точку, поохотимся от души!
. Одноус - это была не фамилия, а прозвище, полученное Игорем Семеновичем Кашиным, в затяжных шахматных баталиях. Эта древнейшая индийская игра на интерес в часы отдохновения в тянущейся 4-ый месяц службе в Индийском океане, привела к тому, что механик проиграл замполиту корабля половину от своих пышных с подкрученными на горячий гвоздь кончиками усов. По условиям игры, сразу после партии, проигрыш необходимо было предъявить победителю, выложив на шахматную доску. Механик сходил к себе в каюту и, долго выбирая перед зеркалом, какую?- левую или правую, ножницами отсек правую усину. Попытка проиграть левую усину, что бы вернуть симметрию и убрать возникшее придурковатое выражение лица, успеха не имела.
Зам начал поддаваться и все время проигрывал. И хотя механик был кровно заинтересован в своем проигрыше, но был слишком азартен, в пылу эндшпиля забывался и все время выигрывал. Потом был переход к Дохлаку к острову Нокра. Сбрить же вторую половину по условиям пари можно было только через проигрыш. Зам, ссылаясь на занятость, да и мстительно припоминая механику, полученный в свое время от него детский мат и свой проигранный и грубо выстриженный ножницами затылок, долго не играл в шахматы. И за механиком так и закрепилось - Одноус. К придурковатому выражению его лица все потихоньку привыкли и за спиной его уже никто не крутил палец у виска и не кривил губы вправо.
Командир, завороженный рассказами Одноуса, во всем шел ему навстречу. И когда тот поворачивался в сторону командирского стола и предлагал очередной рыбный прожект, командир одобрительно кивал головой и многозначительно изрекал:- Соблазнительно, Игорь Семенович! Очень соблазнительно!
После постановки на якорь в южной части кораллового залива о. Нокра, спустили на воду баркас и на следующее утро команда в составе замполита, механика, связиста и двух матросов на баркасе двинулось в открытое море. Первый улов тунца решили брать гранатами. Двигатель заглушили. Стали ждать. Первая замеченная стая этого быстроходного хищника прошла метрах в сорока. Добросить гранату было не реально. Но через минут 30, приличный косяк появился в метрах десяти по правому борту. Мех, стоя в плавках на носу баркаса, бросил две гранаты на опережение. Как только первая граната вошла в воду, стая, совершив маневр «все вдруг», исчезла. Двойной взрыв встряхнул баркас и вынес на поверхность муть, водоросли и мелкую рыбешку. Через минуту всплыл оглушенный групер. [Не путать с офицерской должностью].
Недолго понаблюдав, как морское течение сносит поднятый со дна ил, и, почесав затылок, Одноус многозначительно резюмировал: - Да, надо тактику менять!

В кают-компании Одноус довел до сведения своего «группера» [не путать с групером или каменным окунем] новую стратегию охоты на тунца. Раскритиковав в мелкие осколки гранатный вариант, был предложен толовый!
-...Тактика проста и эффективна, - ерзая задом в кресле и высоко вскидывая руки, горячится механик. - Заметив косяк тунца, баркас идет ему наперерез. Метров за двадцать глушится двигатель. По инерции баркас въезжает в центр стаи. Толовые шашки бросаются по четырем сторонам косяка. Две с носа баркаса швыряю я, две с кормы - замполит. Шашка легче гранаты, погружается медленно. Как раз то, что нам и нужно. Бах! Бах!- эту голосовую имитацию двойного взрыва Одноус усилил громким двойным хлопком в ладоши,- И сачком вылавливаем улов. ...Результат?! ...Уха! Много ухи - целый - КПЩ-400*! Жирной, наваристой, душистой!
Командир одобрительно закивал из-за своего стола и изрек:- Очень соблазнительно, Игорь Семенович! Очень!
На следующее утро баркас в том же составе, но вооруженный толовыми шашками, выдвинулся в район охоты. Утро было ветреное. Баркас рыскал носом на небольшой волне. Одноус во весь рост, в плавках и пилотке стоял на носу баркаса, высматривая добычу. Прошел час. Легли в дрейф. Одноус устал стоять, присел на леер и закурил, лихорадочно о чем-то размышляя.

-Так!- решительно встав, обратился он к заму, - Чтобы, как говориться, сразу в яблочко, давай-ка Виктор Григорьевич, добавим к 200 граммам тола еще 200. Тогда наверняка, прямо до дна прошибет. Здесь глубины метров 15-17. Эта ж хитрюга, как всплеск от шашки учует, сразу вниз, к дну поближе. А мы тут как тут! С 400сотграммовым поцелуем!
Одноус из сумки вытащил еще четыре тротиловых шашки и начал их спаривать, громко комментируя свои действия:- Берем скотч, и аккуратно, крепко пеленаем сладкую парочку. Зам давай твои спеленаю!
Пилотка с его круглой белобрысой головы съехала. Увлеченный своим рацпредложением, Одноус высунув язык, с любовью удваивал боевую мощь зарядов.
-Во! Теперь порядок! Полный твикс! И смотри! Смотри как во время!- встрепенулся Одноус, вглядываясь в даль,- косячек- то прямо в нашу сторону! Полный вперед!
Зачихал двигатель баркаса, плавно увеличивая обороты до полных.
Когда до косяка оставалось метров 20, двигатель заглушили. Баркас по инерции прошел еще метров10. Косяк не меняя направление, шел прямо на баркас. Одноус, перейдя на шепот, скомандовал:- Давай!
Подожгли шнуры и разбросали шашки по предполагаемым сторонам косяка.
Движение баркаса стало замедляться, и его волной начало валить влево как раз на то место, где ушла в воду последняя «сладкая парочка».
Взрыв был такой силы, что баркас встал в воде оловянным солдатиком. Экипаж высыпался в воду вместе с баркасным скарбом. В волнах вперемежку плавали оглушенные тунцы и полуоглушенные люди. Баркас с трещиной в днище, погрузился в воду, но благодаря воздушной подушке в двойных дюралевых бортах остался на плаву. Собирать обильный улов никто не помышлял. Вся команда, облепив борта притопленного плавсредства, соображала, как добраться до берега.
-Виктор Григорьевич!- в самое ухо заму закричал мех,- ты меня слышишь? Зам молча кивнул, ошалело, таращась на механика и широко открывая рот, пытаясь избавиться от звона в ушах, - Я за это несу полную ответственность,- снова припав к замовскому уху, кричал Одноус, сокрушенно ударяя себя мокрым кулаком в грудь,- И мне отвечать перед командиром! Поэтому поплыву я. До берега не более 10 кабельтов, волна и течение в спину. Доберусь. Зам закрыл рот и молча, утвердительно кивнул.
Когда обессиленный заплывом, и босым бегом трусцой по жесткой и колючей почве атолла до причала напротив якорной стоянки БДК, Одноус предстал в одних плавках перед командиром, он на вопросы командира - Где баркас? Где люди? Где улов? - смог только два раза безвольно махнуть рукой в сторону открытого моря и тихо, односложно проблеять: - Амбе-ец, товарищ командир...Амбе-ец.
Командир, чутким ухом уловив слабые нотки надежды в обертонах баритоном дрожащего одноусовского неологизма, слитого из двух слов конкретных и однозначных «амба» и «п...ец», понял, что еще не все потеряно, обеспокоено повернул голову в указанном направлении. И впервые Игорь Семенович увидел у своего безжизненно висящего уса побелевший и хрустнувший от напряжения командирский кулак, и услышал гневное:- Я не Джек - потрошитель! Но если кто-то пострадал, я вас ...не в ala-лунгу! А в бараний рог! ...товарищ капитан 3 ранга! ...без реинкарнации!
Подорванный экипаж подобрали вторым баркасом, никто не был контужен, но испуг был нешуточным. Поврежденный баркас отбуксировали к кораблю и подняли на борт.
Командир больше одобрительно не кивал в сторону Одноуса, когда тот в кают-компании заводил очередной долгоиграющий рассказ о ночной ловле сачками королевских пингвинов. За глаза Одноуса стали звать Полный Твикс.


• КПЩ-400 -пищеварный котел на 400 литров
• Kantsyreev.narod.ru.
Оценка: 1.6250 Историю рассказал(а) тов. kantsyreev.narod.ru : 03-06-2006 22:55:03
Обсудить (44)
, 06-07-2007 01:32:20, Antoin
> to Antoin > > to Кадет Биглер > > > to Antoin > > > > > В...
Версия для печати

Свободная тема

ИЗЯ И ВИТЯ

После службы в армии довелось заниматься ремонтом всяческого КИПа. И вот на ремонт начали поступать сцинцилляционные радиометры. А для калибровки лежал у меня в столе свинцовый толстостенный контейнер с алюминиевым диском внутри. В диск же была впрессована маленькая пластинка кобальта-67. При калибровке датчик радиометра вплотную прислонялся к диску, а сам радиометр переключался на самый нижний предел, на максимальную чувствительность. Процедура калибровки занимала считанные минуты.
Был у нас один товарищ, крайне озабоченный своим здоровьем. Нет, он не был с детства болезненным мальчиком. Он вообще никогда не болел. Просто папа его был довольно известным в городе врачом, и у Вити на медицинской почве слегка сместилось начало координат. Например, ровно в 11 часов он должен был скушать, не съесть, а именно скушать одно варёное куриное яйцо. Ровно в 11:30 он должен был сходить в туалет. Мы иногда устраивали ему маленькую трагедию, заняв туалет в 11:25. Почему ему не приходила мысль занять туалет в 11:24 для меня до сих пор загадка.
В обеденный перерыв Витя доставал нет, не тормозок, а общую тетрадь и говорил старому прибористу Коломацкому, который как пришел с фронта во френче, так его и не снимал: - почитать вам мой новый рассказ? - Читай Витя, читай, - благосклонно кивал Коломацкий, ставя на электроплитку, сделанную из обрезка асбоцементной трубы сковородку с салом. Мы порскали в разные стороны, ибо Витины рассказы, смешиваясь с запахом жарящегося сала вызывали непреодолимое желание аварийно сбросить заблаговременно, еще до обеда сожранные тормозки.
Как то раз, пока Витя отдыхал в Крыму, кто-то притащил из химлаборатории, через коридор от нашей, пачку фенолфталеиновых бумажек. Не помню уж зачем. Мы дружно вспомнили уроки химии, поплевали на бумажки, посмотрели, как они розовеют. Несколько листочков осталось лежать на Витином столе. И вот Витя пришел на работу и тут же обратил внимание на эти бумажки.
- А это что такое, - спросил он после того, как мы выразили ему сочувствие в связи с окончанием отпуска. Должен заметить, что мы действительно были огорчены тем, что отпуск у Вити уже закончился.
- Это санстанция для тебя оставила, анализы надо сдать - мгновенно ответил Изя. Санстанция нас навещала два раза в месяц, брала пробы воздуха и девочки, кстати, там были, что надо.
Мы тут же захлопнули открывающиеся рты и озаботились своими делами.
- Зачем это, какие анализы?
- Так ведь в городе эпидемия, - ответствовал Изя. - Папа разве тебе не сказал?
- Да нет, я только сегодня ночью приехал, мы и не общались с ним. А что за эпидемия, - заволновался Витя?
- Бешенства. Передается воздушно - капельным путем. Да ты не волнуйся. Ты ведь только приехал, и потом это почти на восемьдесят процентов излечимо.
- И что с этими листочками надо делать?
- Надо написать свою фамилию, аккуратно плюнуть и сдать химикам, Светлане Павловне.
Кто то не выдержав, хрюкнул. Честное слово, это не я. Я сидел, до крови закусив губу и наблюдая в полоску зеркальной приборной шкалы за происходящим, время от времени имитируя кипучую деятельность щелканьем переключателя.
Витя подозрительно осмотрел наши спины. Жажда жизни боролась со смутными подозрениями. Он сделал пару шагов, открыл дверь в кабинет шефа.
- Шеф, ты плевал?
- Плевал, - не задумываясь ответил шеф, который как раз заканчивал свой диссер и ему на всё остальное было действительно плевать.
И Витя уверовал.
Когда бумажка покраснела, Вите было уже не до наших рож, которыми мы тщетно пытались изобразить сочувствие. Бледный до состояния подсиненной штукатурки, он на негнущихся ногах проследовал к химикам и положил на стол перед Светланой Павловной свой приговор.
- Что это, - спросила она.
- Это я плюнул, - обреченно изрек Витя.
- Виииииитя????
Дальнейшее тривиально. Полрабочего дня псу под хвост.
Так о чем это я вообще? А, да, о кобальте.
Витя очень нервничал, когда я доставал и открывал контейнер. Надо сказать, что у Вити на руке были роскошные по тем временам Командирские часы со светящимися стрелками. И я попросил Витю снять часы и положить себе на стол, а самому подойти и взглянуть. Так вот, на калибровочном пределе при приближении к Витиному столу прибор зашкалил метра за два. И еще пару раз, по мере приближения пришлось увеличивать предел, каждый раз на порядок. Я сам удивился, а Витя смотрел на шкалу и на переключатель пределов таким взглядом, что я пожалел, что нас сейчас в комнате только двое.
- А ты еще сидеть любишь, подперев голову левой рукой, - сделал я нечаянно контрольный выстрел. Больше мы этих часов не видели.
А Витя вскоре ушел от нас. Его приняли в Союз.
Писателей.
Оценка: 1.6146 Историю рассказал(а) тов. Processor : 19-06-2006 22:59:38
Обсудить (16)
19-09-2006 14:41:15, bratok_mitya
> to fd15k > [C транслита] > Тритий в современних часах, а в...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru