Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Распред


"Никогда не знают, кто прав,
но всегда известно, кто в ответе"
(Закон Уистлера)

В нашей краснознаменной дивизии, впрочем как и во всех других, существовала одна очень занимательная вахта для офицерского состава - распорядительный дежурный по дивизии. Могу поспорить, что многие бывшие подводники прослезятся, услышав столь дорогое их сердцу слово - распред или распор. И есть от чего. На сутки ты становишся главной задницей штаба. Покорной и беззащитной. Эти сутки сидишь в стеклянном аквариуме у входа в штаб, массируешь руками телефонные трубки, и каждый из штабных "лаперузов" походя имеет или не имеет тебя, в зависимости от настроения. Причем, чем выше должность, тем чаще и сильнее, просто так, от избытка командного патриотизма. А какие причины находят! Например, наш ЗКД "полковник" Попов, будущий адмирал, начальник штаба флота, любитель хорового пения и гармони снимал распреда только за то, что у него при утреннем докладе из под кителя не торчала белоснежная рубашка. Кто вбил в его голову, что белую сорочку надо носить как нательное белье, ума не приложу. Но снимал распредов с вахты Попов исправно, с маниакальной настойчивостью. А так как дежурный по дивизии командир или старпом, заступив, исчезали почти до смены, главным громоотводом становился его помощник-рапсред или мичман-дежурный по штабу. Но в основном, естественно, офицер, по долгу профессионального защитника Родины, наверное.
В тот раз я заступал со своим старпомом капитаном 3 ранга Будиным Борисом Александровичем по прозвищу Мякиш. Мякиш прозвище полностью оправдывал. Офицер он был умный, образованный, знал то ли два, то ли три языка, в том числе японский, в общем, гигант мысли. Но трусливый до абсурда. Не военный совершенно! Принять самостоятельно решение не мог, не хотел, и даже не пытался. А я - лейтенант, боязливый и трусливый по сроку службы, пока еще маленькому. Вот так два перепуганных заступили в пятницу вечером на вахту в самое клоачное место дивизии - штаб на ПКЗ. До утра дожили без потерь. Утром более старший по званию трус смылся в неизвестном направлении, а я остался один на один с разрывающимися телефонами и привередливыми начальниками. Но все же была суббота, комдив взял и не приехал, и почти вся штабная орда, не чувствуя контроля, разбежалась по "делам". Домой попросту. СПНШ, по долгу службы обязанный сидеть до упора, побродил немного по палубам ПКЗ, устал и упал спать в своей каюте. Все стихло и я расслабился.
Часов в одиннадцать заверещал прямой, без наборника, телефон оперативного дежурного, главы всей вахтенной службы флотилии подводных лодок. Я поднял трубку и доложился:
- Распорядительный дежурный в/ч... лейтенант Белов!
- Белов, от вас сегодня вахтенный штурман на буксир РБ-407. Ваших крючкотворцев в строевой части оповещали вчера. Через двадцать минут штурману быть на 13 пирсе. Ясно?
- Так точно!
- Действуй, лейтенант!
Положив трубку, я нашел в папке список вахты на выходные. Напротив вахтенного штурмана в перечне зияла пустота. Матрос-писарь из строевой части фамилию не впечатал. Я понесся в строевую, благо, она была на одной палубе с дежуркой, метрах в десяти. Строевая оказалась под замком и опечатана. Обмозговав положение, я поднялся на штабную палубу и собравшись с духом, постучал в каюту СПНШ. Никто не отвечал. Постучал еще и потихоньку отворил дверь. СПНШ храпел на шконке, зарывшись головой в подушке. Будить не хотелось, можно было нарваться на неприятность. Но будить было необходимо. Родить штурмана я не мог. Аккуратно растолкав начальника, я сбивчиво объяснил суть вопроса. СПНШ приоткрыл один глаз, дохнул на меня корабельным шилом и попросил воды. Выпив стакан, СПНШ закурил, зевнул, поинтересовался, звонил ли комдив, и потушив сигарету, снова упал на подушку. Я снова робко спросил о штурмане. СПНШ посмотрел на меня как на инопланетянина и пробурчал номер войсковой части. Фамилии он не называл, и я справедливо решил, что любого свободного.
В дежурке, найдя нужный номер телефона, я с чувством внутреннего удовлетворения столь оперативным решения вопроса поднял трубку. На том конце провода вежливый голос сообщил мне, что сегодня выходной и найти кого-либо в поселке представляется мало возможным. Это был удар. Меня подвела моя же недогадливость. Мне не врали. По выходным я и сам, перед тем как открыть дверь, подходил к ней на цыпочках, долго высматривал в глазок, кто звонит, и в случай чего открывать посылал жену. А она, проинструктированная донельзя, всем кто в форме говорила, что я уехал на весь день в Мурманск. Это было общепринятой практикой, выходными дорожили все. Особенно лейтенанты первых лет службы.
Время шло. Оперативный был пунктуален. Телефон зазвонил снова и на этот раз дежурный был не так добродушен.
- Лейтенант! Где твой штурман?
- Товарищ кавторанг, тут такое дело... Я вызывал, а их...
Кажется, штурман был и правда очень нужен, и дежурного уже вдули откуда-то выше, так что меня он не дослушал и рявкнул:
- Юношааааааа!!!! Еб....!! Буксир идет к вам на пирс! Где хочешь, молокосос, ищи штурмана, сажай на шаланду и в путь! Тебе двадцать минут: или штурман или тебя сниму и буду звонить комдиву о вашем дежурстве!!! Совсем охренели!
На том конце провода бросили трубку. Я начал грызть ногти. Если снимут, сегодня заступлю снова. На выходные. Не найду штурмана - позвонят комдиву. Ежели тот приедет, порубит всех в капусту: и моего бесследно исчезнувшего старпома-дежурного и поддатого СПНШ, и само-собой меня. А уж старпом и СПНШ потом на мне отыграются. По полной схеме. Положение аховое. Я снова метнулся к СПНШ. В каюте на столе стояла уже ничем не замаскированная фляга, и кавторанг был уже готов дальше некуда. Небоеспособен в полном объеме. А время тикало. К пирсу уже подкатил буксир, с него уже кричали штурмана, а я никак не мог придумать выход из ситуации.
Говорят, духовные и физические силы человека при опасности возрастают многократно. Внезапно во мне проснулся homo sapiens, причем первобытный, в первую очередь думающий о собственной шкуре, заработал инстинкт самосохранения и меня осенило. Вечером мой старпом швартовал корабль капитана 1 ранга Сокирченко. Они вернулись из морей, но установку не выводили, так как в понедельник снова уходили на стрельбы. Раз не выводились, значит, экипаж на борту. И штурмана в том числе.
Трубку в центральном посту поднял сам командир.
- Сокирченко слушает.
Я набрал воздуха, и стараясь придать голосу безразличную официальность, затарахтел:
- Товарищ каперанг! Распорядительный дежурный лейтенант Белов. Комдив приказал срочно, сейчас же от вас вахтенного штурмана на РБ-407. Буксир на нашем пирсе у ПКЗ. Дайте фамилию офицера, мне необходимо доложить оперативному.
Сокирченко возмутился.
- Какого хрена! Мне в понедельник в море, стрелять! Я сейчас позвоню комдиву! Никого не дам! Нашли дойную корову! Комдив у себя?
Врать так врать. Я пошел напролом.
- Товарищ каперанг. Комдив уже уехал, а взять приказал от вас. Куда уехал, не знаю, а в штабе больше никого. Суббота ведь...
Сокирченко бушевал еще минут пять, посылая проклятья всем тупоголовым штабистам и немного успокоившись, спросил:
- Куда идет буксир?
Куда он идет, я не знал. Но ответил бодро и уверенно, зная, что с корабля комдиву домой не позвонишь.
- Да в Оленью губу. Часа полтора туда, и столько же обратно. К ужину будет на борту ваш штурман. Не пропадет.
Сокирченко уже совсем расслабился.
- Чего ж ты сразу не сказал, что такая ерунда. Пиши. Старший лейтенант Голубев. Где буксир? Пусть к 13 пирсу подойдет, заберет его. Побыстрее чтобы. Он мне вечером нужен будет. Решение на переход в полигон готовить.
Я выскочил на верхнюю палубу, договорился с буксиром и принялся звонить оперативному.
- Товарищ кавторанг! Ваше приказание выполнено. Сейчас буксир заберет старшего лейтенанта Голубева с 13 пирса.
- Хорошо, лейтенант. Служи пока.
Мне и самому стало интересно, куда же идет буксир.
- Товарищ кавторанг. А куда буксир направляется?
- Лейтенант. Ты что с Луны свалился? В Гремиху на десять суток, обеспечение буксировки кораблей отстоя. Думаешь, я из-за ерунды тебя строил и свои нервы портил!
Я положил трубку. В иллюминатор было видно буксир, спешащий к выходу из бухты. На борту чернела одинокая фигурка в шинели. Мне стало стыдно.
В обед появился неуловимый старпом, выспавшийся и довольный, и до смены с вахты уже никуда не уходил. Мы пили чай, вели светские разговоры, курили. Но я очень благоразумно сел подальше от телефона, и его поочередно поднимали старпом и дежурный по штабу.
В пять вечера мы благополучно сменились. Проспавшийся СПНШ вызвал "Уазик" и захватил нас в поселок. Выходные мои прошли спокойно в лоне семьи. В понедельник мой командир сказал, что Сокирченко обещал по приходу в базу оторвать мне детородный орган вместе с корнями, или на худой конец сделать обрезание. Когда я рассказал за что, мой начальник изошел хохотом, а потом вставил мне по первое число. С Сокирченко в море отправили нашего штурмана Паринского, вытащив из постели в пять часов утра.
Еще через две недели в экипаж заглянул незнакомый старлей. Узнав, кто здесь Белов, он нашел меня и протянул руку:
- Будем знакомы. Голубев Костя. Очень посмотреть на тебя хотел. Я вообще не обижаюсь, вот только на десять дней без зубной щетки и с тремя сигаретами хреновато из дома уезжать. Но зато с друзьями повидался. Они помогли. Спасибо, старик!
Расстались мы друзьями, поздно вечером, изрядно отметив возвращение блудного штурмана в местном злачном месте под названием " Мутный глаз". От Сокирченко я прятался еще долго. Потом при встрече он мне ничего не оторвал, а только смеялся.

Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора.
Оценка: 1.8600 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 28-08-2007 17:53:46
Обсудить (20)
10-09-2007 07:41:55, Главкор
> to trubadur > Макаров объявился там на сайте и пропал, я е...
Версия для печати

Флот

Мимоходом. Идите вы все!!!

Воскресенье. Утро. Часов одиннадцать. Корабль пуст. Выходной. Стоящая вахта дремлет на боевых постах по отсекам, а подсменная обнимает подушки по каютам. В центральном посту вахтенный периодически роняет голову на журнал, а дежурный по кораблю, презрев все флотские традиции, уютно свернулся на командирском кресле и дремлет, пуская слюни. Старший на борту командир. С вечера заперся в каюте и до сих пор не подает признаки жизни за исключением богатырского храпа, перекрывающего гул отсечных вентиляторов. Полная идиллия.
Неожиданно прямо под носом дежурного по кораблю каплея Филатова просыпается и противно дребезжит красный телефон ВЧ. Тот, который без наборного диска и с предупреждением о соблюдении военной тайны. Филатов с трудом разлепляет веки. Поднимает трубку. Позевывая, представляется.
- Дежурный по... кораблю... капитан-лейтенант... Филатов...
Трубка отчеканила в ответ:
- Маршал Советского Союза Говорков! Не подскажете...
Филатов недоуменно посмотрел на трубку. Наверное, дежурный по связи изгаляется. Негодяй!
- Послушай, маршал, пошел ты на х...!!! Мальчиков поищи со своими шуточками!!!
И бросил трубку. Веки снова сцепились, дыхание изможденного службой дежурного выровнялось, и он снова погрузился в приятный мир легких сновидений. Но телефонный хулиган успокаиваться не собирался. Аппарат снова начал издавать звуки. Филатов снова разлепил глаза и поднял трубку. Но представиться уже не успел.
- Маршал Говорков!!! Что за ....
Филатова прорвало.
- Слушай, маршал хренов, или кто ты там еще!!! Я тебе по-русски говорю - пошел ты на ....!!! Еще раз позвонишь, доложу оперативному дежурному, что по ВЧ балуешься!!! Конец связи!!! Урод ушастый...
Трубка шлепнулась на телефон. Сон у Филатова пропал начисто. Захотелось отомстить наглому связисту за несвоевременные шуточки. Каплей связался с дежурным по дивизии и выяснил фамилию дежурного по связи. Оказалось, что сегодня ее обеспечивает его хороший знакомый, бывший сослуживец, капитан 3 ранга Мянчин. Только Филатов приготовился дать нешуточный устный бой зарвавшемуся "майору", как зазвонил другой телефон. Уже простой, для связи в базе. Звонил дежурный по дивизии.
- Филатов, еб..., ты что, вообще головой тронулся? Ты кого и куда посылаешь? Мне уже оперативный с флота трубку оборвал!!! Чуть ли не вместе с погонами!!!
Филатов почувствовал неясную, но ощутимую тревогу.
- Товарищ каперанг, тут какой-то придурок замучил. Звонит, представляется маршалом, и ничего толком не говорит. Я...
- Головка от ....!!! Это же настоящий маршал!!! Понимаешь ты, олух? Настоящий!!! Ему твой командир был нужен!!! Он с его отцом воевал вместе и знакомы они. Он из Москвы, из Генштаба дозвонился, а ты его на х...!!! Идиот!!!
Филатов почесал ухо. Влетел так влетел. Маленьким пистоном не отделаешься.
- Филатов! Он сейчас снова соединяться будет, ты извинись покорректнее. Аккуратно. Если сможешь, конечно...
Телефон секретной связи зачирикал через пару минут. Теперь Филатов поднял трубку осторожно и с почтением, как будто на том конце могли это видеть.
-Дежурный по ракетному подводному крейсеру "К-..." капитан-лейтенант Филатов!!!
Трубка молчала. Каплей подождал, подул в неё. Тишина. Представился второй раз. Трубка не отзывалась. Филатов внезапно вскипел.
- Кто там снова надо мной издевается?!!!
Трубка ответила.
- Маршал Говорков. Группа инспекторов Министерства обороны.
Филатов скис. Значит, дежурный по дивизии не шутил.
- Товарищ маршал, извините пожалуйста... Я думал, что со мной...
- Все, мальчик, успокойся и перестань сопли пускать. Повежливее надо быть с незнакомыми мужчинами. Командира своего к телефону позови. Да, еще. Ты, распи...й молодой, как догадался, что меня в детстве ушастым дразнили?
- Да я просто, товарищ маршал, экспромтом...
- Ладно, экспромт, зови своего начальника...
И Филатов понесся будить сладко почивавшего командира корабля...
Позже, по прошествии времени, Филатов даже гордился происшедшим. Скажите, а вы хоть раз в жизни посылали маршала куда-нибудь подальше? Попробуйте. Не пожалеете.

Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора
Оценка: 1.8085 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 23-09-2007 17:05:14
Обсудить (40)
27-09-2007 21:53:39, Питон
Истории не совсем верю, но- посылал... Кого? Патрушева, Гром...
Версия для печати

Флот

Потоп.
"Когда военная мысль заходит в тупик,
объявляется большая приборка!"
(Военно-морской афоризм)

- Товарищи подводники! Через две недели наш экипаж принимает корабль! Время берегового безделья и распиз...ва кончилось! Хватит, два года на берегу! Садимся на борт Кочина. Но перед этим его экипаж еще раз выйдет в море на КШУ. Десять суток. Командование приказало доукомплектовать их нашими силами. Экипаж опытный, постоянно плавающий, поэтому приказываю всем откомандированным к ним провести этот выход с максимальной пользой. Набирайтесь опыта! А то совсем плесенью поросли на заводе!!! Пашков, огласи список...
Командир замолчал. Перед строем встал старпом и начал читать. К Кочину уходило человек тридцать. Среди них и я, лейтенант Белов, командир десятого отсека. К этому времени в море я был всего два раза по трое суток...
Кочинская команда была отработана до безобразия. Своё железо они держали почти два года без отпуска. Сходили в две автономки. Между ними, правда, отдохнули месячишко в доме отдыха - и снова на пароход. Серьезно в море они больше не собирались, и командир потихоньку стравливал народ в отпуск небольшими группами. А тут на тебе, еще один выход! Так нас и загребли.
Кочин мужик был ответственный. Всех прикомандированных собрал в кают-компании, узнал имя каждого, кто и где служил. Результатами остался вполне доволен. Большинство пришлых вылезли не из пеленок, море знали не понаслышке. Ко мне же, как к неоперившемуся, приставили ветеранского возраста каплея Николаева, бывшего в далекой молодости командиром десятого отсека. Для поддержания штанов.
Десятый отсек - отсек живучести. Кормовой тупик корабля. Самый маленький. Добрую треть отсека занимает ВСУ. Всплывающее спасательное устройство. Огромный бесполезный монстр, чудо-спасатель для первых двух человек. Кроме того - микровыгородка ВХЛ, водо-химической лаборатории. Маленькое, тесное помещение, куда с трудом может вжаться два человека. Сидит там моряк-водоподготовщик и делает анализы питательной воды, поступающей от испарителей. Чтоб, не дай бог, не засолить конденсатно-питательную систему. Еще на верхней палубе огромный, вечно поломанный токарный станок и гальюн. Наверное, самый чистый после командирского. Во-первых, далеко, а во-вторых, старшина отсека держит его под замком и ключ выдает только самым надежным товарищам. Больше наверху ничего особо крупного нет. Ну, щиты гребных, насосы гидравлики, кормовой люк наверх - мелочь. На нижней палубе два внушительных гребных электродвигателя, линии валов, дизель. А в тесном трюме - помпа. И все. И люди: водоподготовщик, электрик, турбинист, старшина отсека и командир отсека. То есть я. Всего пять человек. И то все собираются только по тревоге.
Получив все эти знания от Николаева, я приступил к изучению своих владений. Мне понравилось. Чисто, уютно, далеко от начальников. Красота! Старшина отсека и матросы опытные. Все знают. Значит, мне оставалось на первое время создавать видимость сурового командования, а на самом деле учиться всему и у всех.
Отработанный экипаж - это сила. На следующее утро оперативно и грамотно завелись, а к вечеру отшвартовались. По планам КШУ наша роль была незначительна. Десять суток изображать автономное плавание, всплывать на сеансы связи, выдерживать их сроки и, как будто бы все.
Вышли в полигоны боевой подготовки, погрузились. Огляделись. Кочин воевать сразу не стал, и после обязательных осмотров дал экипажу выспаться. Двое суток провели относительно спокойно. На третьи командир дивизии, бывший на борту старшим, отоспался и решил, что расслабляться хватит. Пора и честь знать. И устроил показательный смотр корабля. Результат был предсказуем до тысячных. Все плохо. Корабль запущен, грязен, отвратителен. Народу засучить рукава и до прихода в базу привести родное железо в надлежащий вид. Мое личное мнение относительно чистоты своего отсека оказалось ошибочным. Особливо насчет моего минитрюма. Весь покрыт ржавчиной, подтеками масла, плесенью и так далее. Глаз не радует. Устранить!
И я приступил. Следующие двое или трое суток я все тревоги и свободное время проводил в отсеке. Вылавливал своих матросов по каютам и тащил с собой творить порядок. Ежедневно нас проверял старпом, разносил на чем свет стоит, докладывал в центральный о неготовности, и контрольный осмотр корабля откладывался на другой срок. Единственное, что радовало, так это то, что в таком состоянии находились все без исключения отсеки корабля. Тогда меня такая постановка вопроса удивляла. С годами пришел опыт, пришло и понимание. Всегда и все будет плохо, пока народ озадачить нечем. Приборка - не средство достичь чистоты, а средство занять людей делом без временных рамок.
В тот день в обед проиграли все обязательные тревоги. Через полчаса должно было быть всплытие на сеанс связи, и по кораблю дали одну из парадоксальных флотских команд: "Не снижая боевой готовности, начать большую приборку!" Вроде "война" продолжается, а вроде бы и нет. Затем "Каштан" оповестил: "Старшинам отсеков получать приборочный материал у интенданта в 5-бис отсеке!" Мой старшина сразу слинял. Получать, да и перекурить не мешало. Матроса-турбиниста вызвал командир группы в восьмой отсек собирать масляный сепаратор. Электрика высвистал комдив-два на пульт ГЭУ. Я остался вдвоем с матросом-водоподготовщиком Андреевым. Немного погодя по корме прошел помощник командира указать на недостатки. Завалив ко мне, он никуда не полез, а сказал, что моим трюмом особо недовольны, и надо пройтись по нему ветошью еще разок - контрольный смотр после всплытия. Сказал и ушел. Внутренне я был не согласен со старшим офицером, но по причине молодости возражать не стал, а приступил к выполнению. Вытащил за шкирку из лаборатории Андреева, сунул его в трюм и спустился следом.
Как я уже говорил, трюм у меня маленький и тесный. Трапик вниз узкий. Помпа, трубы, клапана. Толком не развернёшься. Андреев вниз спустился. Следом я ему на голову высаживаюсь. Он посторонился, место уступил. Стою. Высматриваю, что же еще отдраить в этом подвальчике. Мой бедный водоподготовщик рядом с ноги на ногу переминается. А вокруг мерзковато. Трюм ведь он и есть трюм. Вода, капли, помпа под носом грохочет. Я для широты обзора назад к борту попятился. Ну и наступил на напорный патрубок помпы, что за борт воду откачивает. А он не из меди, а из многослойной резины в металлической оплетке. И вот этот патрубок то ли от старости, то ли просто дефектный попался - взял и раскрылся подо мной. Знаете, как старые шланги лопаются. То же самое, но в другом масштабе.
Удар. Дикий шум и гул. Я даже не смог понять, что случилось. Секунды не прошло, как вода меня накрыла, а низкорослый Андреев вообще пропал под бурлящим потоком. До сих пор не могу понять, как же я сообразил, что помпу надо просто остановить. А пусковая станция рядом, под рукой, три ступеньки по трапу вверх. Я к трапу. Одной рукой за него хватаюсь, другой под водой Андреева ищу. Нащупал, выдернул за волосы наверх. У того глаза как пятаки. Рывок наверх, накрыл рукой красную кнопку, нажал. И тишина. Вода стоит, не прибывает. Обалдевший Андреев к трапу прижался. Не уверен, что мы с моим матросом в штаны не напустили, но благо, вода все смывает. Внезапно стало так холодно, что зубы сами стали чечетку отбивать. Выполз наверх. Потом еле отодрал Андреева и помог ему вылезти.
Все произошло быстро. Испугаться, и то не успели. Вылезли на верхнюю палубу, а там "Каштан" надрывается голосом комдива три:
- Десятый, десятый! Белов! Дифферентовка плавает, что за вода у тебя в трюме?
Я, перестукивая зубами, ответил:
- Есть десятый! Ра... раз... разрешите по телефону доложить?
Комдив-три пришлого и неопытного молодого лейтенанта слушать не стал.
- Что ты там заикаешься? Докладывай, сколько воды!
Я попытался собраться с мыслями. По сути, это авария. Поступление воды в отсек. Но в мокрую и холодную голову дельные мысли не шли, и я самопроизвольно прошептал.
- Да вроде с головкой мне будет...
- ЧТО??? Сколько?
- Да патрубок тут... развернуло... Полный трюм, короче.
Вот тут началось. Всевозможные перезвоны. Все возможные мероприятия. Вместо всплытия под перископ аварийно всплыли в надводное положение. Очень большая удача, что сообразили воздух в отсек не подавать. Уши целы остались. Переборку из девятого братья-турбинисты сразу же задраили со всей механической надежностью, набросив на кремальеру болт. Нам с Андреевым осталось только, дрожа от холода, сидеть и ждать развития событий. Я напрасно уверял центральный пост, что вода стоит, помпа тоже, можно заходить в отсек без опаски. Куда там! Нас спасали по полной программе. Так как надо. Сейчас я с ними согласен. А тогда - вода холодная, под ноль градусов, нам не во что переодеться. Обоих трясет. Кошмар!
На поверхности пустили главные осушительные насосы. Они втянули всю воду за считанные секунды, и озеро в трюме иссохло. После моих заверений, что воды больше нет, сухо и пусто, к нам направили аварийную партию. Они еле вползли в отсек, снаряженные во все мыслимые средства защиты, включенные в ИДАшки, обвешанные аварийными упорами, брусьями, клиньями, пробками. Человек шесть. Еле вместились. Тем всё и закончилось. Убедившись, что я не вру, командир партии доложил в центральный об устранении угрозы. Дали отбой тревоги. В отсек табуном налетели трюмные исправлять поломки своей помпы, а меня, как был - синенького и мокренького вызвали в центральный.
Оттрахали меня по полной схеме. И поделом. Но потоп так изумительно отмыл мой трюм от всей гадости, что через сутки "высокая" корабельная комиссия признала его самым чистым на корабле. С определенной долей иронии конечно.

Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора.
Оценка: 1.8066 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 28-08-2007 17:41:43
Обсудить (8)
06-09-2007 14:25:59, тащторанга
> to Pashka > Я одно не пойму, автор - Ефремов, а герой расс...
Версия для печати

Флот

Мимоходом. Спорт-для сильных!!!

Был в незабвенные советские времена у подводников один учебный центр в Эстонии. Палдиски называется. Милейшее место. Отправляли нас туда раз в год, как правило, после отпусков всем экипажем ума-разума набираться. Учебники умные почитать, на тренажерах тумблерами пощелкать. Совершить, так сказать, плавный переход от отдыха к работе.
А однажды наше очередное пребывание там совпало с грандиозным слетом всех адмиралов, со всех флотов. В каких целях их собирали мне доподлинно не ведомо, но было их так много, что в Палдиски для их размещения притащили аж две плавказармы. И передвигаться они должны были солидной автоколонной из пяти-шести "Икарусов", не считая "козлов".
Ну, про учебу все, естественно, сразу забыли. Куда там! За месяц началась подготовка. Один экипаж крыши красит, другой ямы закапывает, третий все метет. Надо же перед адмиральством лицом в грязь не ударить! А еще сочли нужным высоким начальникам показать, как подводники физической подготовкой занимаются. Крепко пришлось задуматься командованию Центра. Из подводника спортсмен, что из штангиста балерина. Три месяца в плавании из койки в кресло и обратно переползаешь, какие уж тут рекорды. Народ по большей части упитанный, к резким телодвижениям не расположенный. Но делать нечего. Выбрали один экипаж и назначили, не долго думая, его спортивным. И началась у него совсем другая жизнь. Мы по утрам на объекты, порядок наводить, а они на спортплощадку. Форма одежды - брюки, тельняшка, и давай до обеда военно-спортивные комплексы отрабатывать. Занятное зрелище, скажу вам! Просто танцевальное шоу какое-то. И после обеда то же самое.
Тренировались-тренировались, все нормально. Даже пузатые стародревние мичмана ногами стали махать не хуже каратистов. А в последний момент перед приездом адмиралов вдруг приказали им и плаванье показать. В бассейне. Всего экипажа. Вот тут-то все на задницу и сели. Куда ни шло синхронно приседать и отжиматься, но нырять и на время стометровку делать!!! Абсурд. Полный. Но приказы, как известно, не обсуждаются. Пришлось начальству исхитряться...
На смотре адмиралам понравилось все. Сами-то они уже давно забыли, что такое бегать и прыгать, а вот с других требовать приятно. А тут и стройные ряды, и все дрыгаются, как один, отжимаются, словно заведенные, нога в ногу передвигаются. Красота!
Экипаж положенный концерт отработал, перестроился в походную колонну и шагом марш в бассейн. Адмиральство за ним. Пришли. Экипаж разобрался в две шеренги, и давай выдавать разминочный комплекс. Положено перед заплывом. Золотопогонные на другой стороне бассейна выстроились, радуются. Моряки закончили и в раздевалку. Плавки натягивать. А там... Сидит сборная Таллинского гарнизона по плаванию. Уже ко всему готовая. В шапочках и с номерами. Пять минут посидели для приличия - и на выход. А усталые подводники - за сигареты. Адмиралы видят, моряки переоделись, таким же строем вышли и как начали воду бороздить! Словно дельфины, что ни пловец, то превышение норматива раза в два. Флотское командование в восторге. Можем ведь, если захотим!!! Сборная отплавала и таким же манером обратно в раздевалку. Снова пять минут переждали. Подводники бычки затушили, на голову водичики побрызгали для полной маскировки, построились и наружу. А их все ждут. Начальник штаба ВМФ от имени партии и правительства экипажу благодарность объявил за отличную физическую подготовку. В приказе по всему флоту.
Только вот одному человеку не повезло. Командиру. Он все-таки приметная личность. Строем управлял, козырял всем подряд. Ему пришлось самому плыть. Понимаете...

Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора
Оценка: 1.8036 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 10-09-2007 17:43:05
Обсудить (8)
13-09-2007 11:58:08, Питон
... Всё лето 1982 года 42 курс ЛВВИСКУ (4-й факультет-гидрот...
Версия для печати

Флот

Министр обороны. Встреча вторая.

С министром обороны мне пришлось встретиться еще один раз. Уже в офицерском звании, с другим министром, в другой обстановке, но что-то неуловимо общее в этих встречах проскальзывает.
В том году, в апреле месяце, мой экипаж вернулся из Северодвинска и ждал команды выехать в славный город Палдиски, в учебный центр. У нас поменялся командир, экипаж был в процессе перехода из одной дивизии в другую, так что с нами особенно не церемонились и запрягли во все возможные и невозможные береговые вахты. Пока не уедем. Ежедневно на разводе дивизионной вахты в Оленьей губе выстраивалась половина моего экипажа. Мне по лейтенантской молодости дежурство по части, камбуз, и прочее не доверяли, оставив на меня патрули и дежурство по казармам. Потом лишили, слава богу, и патрулей, оставив только дежурство по казармам через день. Дежурный по казармам - типичный пример очень важного, ответственного и совершенно бесполезного берегового наряда, придуманного неизвестно когда, наверно, с похмелья. Так же, как в свое время для борьбы с неуставными отношениями не нашли ничего лучшего, как ввести штатную вахту "дежурного по храпу". В кубрике у матросов ставился стол, лампа, стул, и офицер должен был сидеть с отбоя до подъема и следить за тем, чтобы славные матросы не долбили друг другу морды. Слава богу, хватило ума позже отменить это нововведение. Дежурного по казармам потом тоже отменили, но тогда у него было два листа обязанностей и длинные ноги, чтобы носиться по казарменному городку, выполняя поручения дежурного по дивизии, которые использовали его в качестве запасного рассыльного.
Где-то за год до этого на Красную площадь плюхнулся немецкий авиатурист, спокойно долетевший до столицы, пока большие чины перекидывали ответственность друг на друга, решая сбивать или не сбивать. В итоге он сам сбил с должностей министра обороны и кучу других, поменьше рангом. Пришел новый министр, новая команда, засучили рукава и принялись перелопачивать все хозяйство, имитируя полнейшую и беспощадную перестройку. Сам министр, Дмитрий Федорович, принялся разъезжать по округам и флотам, проверяя боеготовность и порядок. Как раз в апреле и подошла очередь Северного флота. Что-что, а славные традиции встреч всевозможных комиссий и проверок на флоте крепки и отработаны. Апрель выдался снежный, морозный и ветреный, но несмотря на природные трудности, смогли выкрасить всё торчащее из-под снега, лишние непрезентабельно выглядящие корабли вытолкнули в море, остальные надраили до нечеловеческого блеска. В день приезда министра припорошили свеженьким снежком всю грязь, даже у котельных от угля. Жителей попросили по возможности на улицу не выходить. Военных пригнали на службу на час раньше и позапирали: кого на корабле, кого в казарме. А я за вечер до этого исторического события в очередной раз заступил дежурить по казармам. Весь вечер и полночи, высунув язык и бренча кортиком, я носился по казармам, передавая важнейшие и первостепеннейшие целеуказания дежурного по дивизии насчет встречи завтрашнего гостя. К полуночи все общие вопросы вроде бы решили, и я с чистым сердцем и гудящими ногами ушел в казарму покемарить причитающиеся мне четыре часа. Утром узнал, что пока я спал, на высшем уровне приняли решение в каждом подъезде казармы на входе поставить старшего офицера не ниже капитана 3 ранга, дабы исключить просачивание матросов на улицу. Решение, прямо скажем, разумное. Матрос - организм непредсказуемый, выползает в самый ненужный момент, в самом ненужном месте, обязательно донельзя грязный и с дыркой на заднице. Хорошо, если не пьяный. Естественно, сразу же я был послан проверять выполнение офицерами функций шлагбаумов. С ответственностью у старшего офицерского состава, несмотря на сильный мороз, все оказалось в норме. Во всех подъездах старшее офицерство вахту блюло свято. Мышь не проскочит. Я вернулся к дежурному по дивизии, доложил, и получил милостивое разрешение прислониться к стенке в дежурке в ожидании новых команд. Где-то к одиннадцати позвонили из штаба флотилии и передали, что кортеж выехал к нам в Оленью губу. И тотчас за этим раздался звонок от дежурного по бербазе, мол, из первой казармы левого подъезда туда- сюда шныряют моряки, а кавалькада должна подъехать именно к ней. Ходу машинам из Гаджиево до Оленьей минут двадцать-двадцать пять, время есть, и дежурный по дивизии, сверившись со списком, выяснил, что дежурить в этом подъезде должен капитан 3 ранга Рожков. По всей видимости, он замерз и зашел в экипаж на первом этаже согреться. Получив приказ вытащить обмороженного офицера обратно на пост, я метнулся на улицу. Рожков и вправду продрог, сидел в Ленинской комнате, прислонившись к батарее, и смотрел телевизор. Выслушав меня, он коротко ругнулся, застегнул шинель и вышел. Так как с задание я справился блестяще и в максимально короткие сроки, взглянув на часы, я принял решение минут десять покурить в тепле, а уже потом лететь обратно с докладом. По моим расчетам, принимая во внимание зимние дороги, ехать министру со свитой надо было еще минут пятнадцать. Тепло исключительно расслабляюще действует на организм военного, скоро уже как сутки упакованного в шинель, с повязкой на рукаве, и кортиком сбоку. Прикипев к батарее, с окурком в зубах я ненадолго потерял ориентировку во времени и забылся. Через какое-то время внутренний служебный позыв встрепетнул меня, я одернулся, застегнулся и выскочил в подъезд. Вихрем, пролетев мимо притоптывающего от холода Рожкова, я не обратил внимание на предостерегающий жест более бывалого военнослужащего и выскочил из казармы.
Бежать было уже некуда, да и без толку. Прямо передо мною, в двух метрах, тормозила черная "Волга". За ней еще пара "Волг" и целый караван "Уазиков". На всякий случай я принял положение "смирно" и взял под козырек. Самый лучший вариант для военного в безвыходной обстановке прикинуться пнем. "Волга" остановилась аккурат напротив меня. Дверь переднего сиденья открылась, из машины выскочил молодцеватый сухопутный полковник, оббежал автомобиль и открыл дверцу заднего сиденья. Оттуда сначала выпали две ноги с широченными алыми лампасами, а затем и весь министр обороны собственной персоной. В метре от меня, большой и грузный. Дмитрий Тимофеевич прищурился, огляделся вокруг. Кроме меня и полковника ни одной живой души вокруг не было. Белоснежный снег, вымершие казармы. Из остальных машин никто не выходил, вероятно, ожидая общего сигнала. Министр еще раз огляделся, повернулся ко мне и протянул руку.
- Здравствуйте!
Вспомнив прошлый опыт, я напряг связки, и гаркнул во всю лейтенантскую грудь.
- Здравия желаю, товарищ генерал армии! Дежурный по казармам лейтенант Белов. За время несения службы происшествий не случилось!
Министр кивнул, повернулся к полковнику и недовольно хмыкнул.
- Ну и что дальше?
Наверное, это и был сигнал. Из всех машин как тараканы поползли звезды, звезды, звезды. Много звезд, всех размеров и расцветок. А так как завет великого Суворова: "Делай как я!" исключительно популярен среди командного состава, то все эти звездатые выстроились в очередь ко мне повторить действия самого старшего начальника. Я как заведенный махал рукой и здоровкался без остановки. Генералитет жал мне руки, похлопывал по плечам, хвалил и пристраивался шлейфом к министру. Наконец в общую струю попал какой-то местный адмирал, сердечно тряся мою руку, с искреннейшей улыбкой до ушей он чуть наклонился ко мне и, продолжая жизнерадостно улыбаться прошипел:
- Пошел отсюда на х... !!! Живо!
Раздумывать над словами флотского авторитета я не стал, и включив сразу третью передачу, рванул за угол здания, и не снижая оборотов, к себе в казарму. Около часа я отсиживался в родном экипаже, поглядывая в окно за дорогой. Наконец министерский кортеж показал хвост, и я отправился к дежурному по дивизии для дальнейшего продолжения службы. Надежды на то, что мое знакомство с министром останется тайной, не оправдались сразу. Дежурный ехидно улыбнулся и посоветовал:
- Слушай, Белов, рекомендую правую руку недели две не мыть. Может, снизойдет, что с небес....
После чего каперанг помолчал и взорвался.
- И какого... тебя... туда ... занесло! Звонит комдив! Твой дежурный по казармам там с министром... братается... Я, е..., тебя... смешаю! Понял! Да...
И еще много чего. Слава богу, без ощутимых последствий. Так закончилась моя вторая встреча с министром обороны.

Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора
Оценка: 1.7654 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 10-09-2007 17:40:51
Обсудить (33)
13-10-2013 19:11:25, Североморец
В сентябре 96-го довелось выходить в море с Министром Оборон...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Уникальное предложение Флорапласт хозяйственный пластик для дома
застекление балконов цена