Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Остальные

386-ой (Intel 80386)
Петр Степанович (все персональный данные изменены до узнаваемости, но вместе с тем надежно защищены, согласно 152 ФЗ) был типичным «хохлом», т.е. не украинцем по национальности, хотя и фамилия была соответствующая (москвич с кубанскими корнями), а именно по тому типажу, по той ментальности, присущей хорошему старшине роты. Немного лукавый, хозяйственный, где-то прижимистый или домовитый, как политкорректно говаривала моя теща, хитрован. Срочную закончил старшим сержантом, остался на сверхсрочку, только что прапором не стал, а закончив институт получил лейтенантские звезды. Была правда у него одна беда - служба складывалась так, что грозило ему стать «пятнадцатилетним» капитаном. И не потому, что лет 15, а потому, что 15 лет и все капитаном. Но тут на горизонте замаячала вожделенная «большая шайба»: путем различных комбинаций и задействования имеющихся связей удалось Степанычу перебраться аж в Центральный апппарат, аж самого Министерства, да еще и на полуполковничью должность.
В управлении, в которое он перевелся, все ходили в «красном», т.е. косили под сухопутчиков, была такая полунегласная указявка вышестоящего командования. «Ну, что Петр Степанович, - сказал при официальном представлении начальник отдела, - давай, приступай, осваивайся, входи в курс дела, а через месяц я на тебя представление напишу на майора, получишь, тогда и «переоденешься», чтоб не дергаться». Начальник был из флотских и понимал чувства авиационного капитана. Но что-то, где-то и как-то легло не совсем так и представление было написано только через два месяца. Все это время Степаныч белой, а точнее «голубой» (в смысле околыша, просвета, петлиц и канта) вороной оттенял «красно-зеленое» единообразие своих «сухопутных» сослуживцев.
Видимо это был не его день. Степаныч столкнулся в коридоре с кем-то или чем-то сильно недовольным генералом - начальником управления. Не знаю почему, но порою у славных представителей мотострелков, особенно если это сотрудник военной комендатуры или разъяренный генерал вид в/с в форме ВВС вызывает реакцию аналогичную реакции быка на цвет просветов их погон... Наверное все из-за этой пословицы: «Когда писались уставы вся авиация улетела». И именно из-за этого в/с ВВС, априори кажется им рассадником и источником всевозможных дисциплинарных прегрешений. Но это конечно шутка. Но Степанычу было не до шуток.
«Э-э-э-ы-ы...», - увидев его зарычал генерал.
«Капитан Черниченко... здравия желаю тащенерал!», - напомнил свое воинское эго и поздоровался Степаныч.
«Ты сколько у нас? Уже третий месяц?! Какого хера еще не переоделся? Майора ждешь? Ленишься погоны перешить? Или может тебе у нас служить не нравится? В строевую часть захотел? За Большой Камень? В Зажопинск?! Пригрелись, тут, бля в столице! Я тебе устрою... Ты чем вообще у нас занимаешься? Связью, компьютерами? Почему у всех генералов уже 386-е в кабинетах, а уменя это старьё - 286-ой?»
Генеральский пар медленно, но неуклонно уходил в свисток. Лампасный мозг успокаивался и подсказал носителю изящное решение: «Так, Черниченко, чтоб завтра переоделся и был как человек! Лично доложишь. Твое представление у меня на столе, пока компьютер не поменяешь - не подпишу! Свободен!»
Вечером дома, перешивая погоны и петлицы, наглаживая брюки с красным кантом, на которые вкупе с фуражкой с красным околышем была полностью «убита» заначка, Степаныч грустил. На старом месте службы он бы этот вопрос решил влет, в течение максимум двух-трех дней, а здесь, в ЦА Министрества, он просто физически не успел обрасти нужными связями... И как же достать боссу комп? И майора уже давно пора получать... Но уныние - это один из семи смертных грехов и еще, от него, от уныния портятся анализы.
Степаныч не был бы «хохлом», если б не смог принять оптимальное решение. Генералу комп был нужен исключительно только для того, чтобы в часы, когда функция заботы о делах службы по защите Родины переключалась на подсознание, его сознание могло насладиться установлением новых рекордов в тетрисе. Для всего остального, в том числе и для компьютерного, у него была специальнообученная сексапильная старший лейтенант, именуемая по тогдашней моде помощником начальника, со своим рабочим компом. Ну ведь действительно, не барс... генеральское же дело какие-то там документы в Лексиконе набивать?
Не поимев счастья доложиться лично генералу о своей реинкарнации в сухопутчики (их высокопревосходительство были заняты) и представившись старлейке, Степаныч, сказав начальнику отдела волшебную фразу: «По личному заданию генерала», взял с собою литр казенного спирта и отправился в родную часть. Стоически выдержав шквал всевозможных под...к по поводу своей новой мотострелковой сущности и проведя ряд встреч с нужными людьми к вечеру он стал обладателем свежей упаковки от 386 компа, интеловской наклейки и вожделенного шильдика «i386». Следующий служебный день капитан Черниченко провел в технологическом помещение отдела в обиходе именуемом каптерской. Там он из нескольких комплектов «убитых» икстишек собрал один работоспособный (в смысле тетриса) девайс, тщательно отпид...л его до блеска «кошачих гениталий», присобачил шильдик и наклейку, упаковал все в «свежую» тару.
На следующее утро генерал был встречен на входе в его приемную. «Ну, Черниченко, бля... ведь можешь, когда захочешь... Так, давай, у тебя 15 минут. Устанавливай. Мой старый отдашь Светке (так звали старлейку), с ее все перенесешь на мой старый... А Светкин... Ну Светкин... Короче, найдешь куда пристроить. Подписываю представление и Светка отнесет в кадры. Давай, бля, приступай, не хер тут резину тянуть!»
Дней через 10 Степанычу снова пришлось заниматься «военно-художественным» шитьем, но теперь только в части касающейся погон.
Итак. Майора получил; с боссом, а что еще важнее с его секретуткой в процессе переписывания данных через шнурок, отношения наладил; получил в свое распоряжение вполне приличный (у секретуток другие редко бывают) с хорошей оперативкой комп. А Вы говорите, что не «хохол»?

Оценка - 1,52
Оценка: 1.7209 Историю рассказал(а) тов. alexl : 08-01-2014 18:17:16
Обсудить (0)
Версия для печати

Учебка

Я помню, как всё начиналось...

Это сейчас Ленчик читает Покровского с братьями или на «Биглер.ру» залезет и ухохатывается, а когда поженились - едва ли десяток страниц «Расстрелять...» осилила и фыркала, что мы над «хернёй какой-то» смеёмся. Эволюция чувства юмора моей супруги вполне объяснима и логична, а начало его зарождению положил, пожалуй, этот случай.
Это было в начале лета 1997 года, ко мне приехала моя ненаглядная, теперь уже законная, и я начал в перерывах между «снятиями лыж» водить её по миллионному городу. И Ей это нравилось! Единственное, чего Она не совсем понимала (и это огорчает Её по сей день) - это то, что я, почти никогда, не ходил с ней по форме, по гражданке как-то всё.
И вот стоим мы с Ней на остановках. Да-да, именно так - сразу на нескольких, на площади Сенной, где куча остановок общественного транспорта и можно выбирать. Правда особо это делать не из чего, потому что как-то замерло всё...и солнце поднимается и начинает жарить и хочется уехать поскорей, чтобы добраться до цели пока ещё тут асфальт плавиться не начал и народу на остановках этих тьма. И кажется, что большинство, подозревая в каждом конкурента на вход в ожидаемую дверь, немного ненавидит окружающих...
Вдруг Ленуськины глаза становятся много больше их обычного немаленького размера, её взгляд толкает меня обернуться и я и все замираем...
Идёт моряк. Как обычно - ст.1 ст. На ДМБ почему-то все себе три лычки старались забубенить. Как правило.
Всё чин по чину - брюки-клёш, изогнутый краб с якорем, ленты на «беске» - из похоронного бюро (обычно там заказывали). Всё. Никакого перебора в плане кучи немыслимых аксельбантов, громоздящихся друг на друга значков или десятков нашивок на рукавах. Довольно скромно. Но необычно было то, что у него был очень оттопырен правый карман брюк. Нарочито...навязчиво даже оттопыренный.
Это бросалось в глаза, и народ смотрел на него и вслед ему. С интересом смотрел.
Он вразвалочку подошёл на самый перекрёсток, на поворот то есть, там остановки и трамваев и троллейбусов и автобусов и маршруток, как я уже упоминал - и прямо и направо - народу много, все смотрят. И тут начинается действо: моряк, остановившись, засунул руку в карман и достал оттуда "клубок" цепочки, тогда такие затычки в ваннах к таким цепочкам цепляли, а на конце - якорь, мичманский большой, но не просто, а без рифления и без усиков, и , как я понял спаянный из двух. начинает морячок ме-едленно цепь травить. Все наблюдают, дыханье затаив. И вот, как только якорь лёг на асфальт, старшина убрал излишки якорь-цепочки обратно в карман, достал из второго "Беломор" и спички, закурил. Постоял, покурил, выбросил папиросу в урну. После этого, ме-е-едленно-ме-едленно - много медленнее, чем пять минут назад, начал поднимать якорь.
Поднял, убрал в карман и пошёл дальше.
Все буквально животы надорвали, Ленчик тоже смеялась, а у него, ЧСХ, ни один мускул на лице не дрогнул.

Оценка - 1,55
Оценка: 1.7188 Историю рассказал(а) тов. Барс : 07-01-2014 22:28:45
Обсудить (0)
Версия для печати

Флот

Ветеран
Лучшие истории 2013 г. из раздела "Флот"

Погусарили...

«Union Jack» - «союзный гюйс. Один из государственных символов Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии: комбинированный флаг, состоящий из наложенных друг на друга флагов Святого Георга (Англии), Святого Андрея (Шотландии) и Святого Патрика (Ирландии). Самых маленьких, как обычно обидели и Красного дракона Уэльса на него так и не поместили.
Но и так, без дракона, этот трехсоставной флаг сейчас мне кажется сильно перенасыщенным. А тогда, более 30 лет назад, на левом рукаве моей вызывающе импортной, польской куртки этот флажок мне казался исключительно изысканным. И сам себе я в этой курточке казался неотразимым плейбоем, которого на несколько минут попросили покинуть кабину собственного «Ламборджини», чтобы дать интервью смазливой корреспондентке журнала «Hustler».
А курточку эту я купил 2 года назад прямо у нее на родине, в польской Гдыне, куда на учебном корабле нас занесла курсантская судьба. Недалеко от причала, где навечно пришвартован боевой эсминец польских ВМС времен 2 мировой войны «Bliskawica», в маленьком полуподвальчике, я и мой товарищ Серега, поминутно озираясь, приобрели контрабандный товар.
Наверное, британский флаг, все же не зря был пришит на рукав моей куртки, как-никак, именно этот эсминец, один из лучших в своем классе того времени, действовал под оперативным управлением Британского Адмиралтейства, сохранив при этом польский экипаж и национальный флаг. В знак уважения поляков к своим союзникам.
В этот же погожий осенний севастопольский вечер я совершенно не думал о действиях союзников в северной Атлантике и не спешил на встречу к смазливой корреспондентке, хотя был бы, наверное, совсем и не против. Но были дела и поважнее.
Все тот же мой товарищ Серега, теперь уже лейтенант, попросил об одной, вполне посильной услуге, а отказать своему училищному однокласснику я, конечно, никак не мог. Да и встречался я с ним всегда с большим удовольствием: человек он компанейский, веселый, заводной и остроумный - из тех людей, от общения с которыми всегда подзаряжаешься оптимизмом и положительной энергией.
Исключительно благодаря своим личным качествам и тяге к иностранным языкам попал Серега служить в одно из самых загадочных соединений флота - 112 бригаду кораблей, которые пытались (не очень удачно, правда) маскироваться под рыболовные сейнеры и траулеры. Его «Большой морозильный траулер» с не совсем внятной надписью «ССВ-591» был пришвартован на противоположной стороне Севастопольской бухты и готовился к очередному длительному выходу в море то ли в район Норфолка, то ли мыса Канаверал.
Я переехал на городском катере бухту и через некоторое время уже сидел у Сереги в каюте. В отличие от нас, «вояк» - корабельным офицерам 112 бригады за мужество и стойкость во время пребывания у вражеских берегов полагалось сухое вино, а каюту мой товарищ делил с помощником командира по снабжению. Наверное, поэтому данный продукт питания в их каюте присутствовал практически в неограниченных количествах. Мы совершенно по чуть-чуть, чисто символически продегустировали этого винца и двинулись в город.
Дело в том, что до выхода в море Сергей арендовал себе квартиру, куда в скором времени должна была приехать из Ленинграда его жена. К ее приезду тот подошел вполне основательно и где-то прикупил мешок картошки. Картошку эту привезли и сгрузили на квартире все того же помощника по снабжению. Вот этот-то мешок нам и предстояло транспортировать к новому месту жительства.
Изначально транспортная операция планировалась с применение такси. Но с наличными деньгами были у господ офицеров некоторые проблемы, а свои чековые книжки они как назло позабыли в своих каютах. Притом помощник по снабжению оказался человеком вполне гостеприимным и угостил своих молодых коллег совершенно непревзойденным нектаром, который он лично готовил у себя на кухне все из того же сухого вина, технического спирта (шила) и каких-то заморских ингредиентов. Пригубив этого чудодейственного напитка, и опять совсем по чуть-чуть, мы набрались сил и решили везти картошку в троллейбусе, а там всего каких-то два или три квартала пешком.
С троллейбусом проблем не возникло, и вот уже впереди виден нужный нам дом, а немного не доходя до него сверкает огнями цветомузыки стеклянное здание ресторана «Виктория». На подходе к ресторану мы слегка упарились. Вроде и не очень тяжело, но очень неудобно, мешок на каждом шагу норовит выскользнуть из рук, к тому же с одного края он надорвался, и из него пытаются выскочить наиболее активные картофелины. Нести приходится в одном, строго определенном положении и что-то уже сильно вступило в напряженные суставы, а также поясницу.
"Фу-у, передохнем? Может по кофейку? - Серега показывает на ритмично подсвечивающиеся окна ресторана. Прекрасная идея! Кидаем мешок в прилегающий к дорожке кустарник. Кому он тут может понадобиться, тем более, что стемнело уже?
В ресторане накурено и многолюдно. Выходной все-таки. Справа за длинным столом суровые капразы, все в парадном, сурово произносят торжественные клятвы в адрес какой-то кафедры. На сцене две брюнетки в ослепительно прозрачных нарядах, совершенно не хуже, а то даже и лучше, чем Агнета и Анни поздравляют нас с волшебным новым годом или сообщают о том, что папочке не стоит так напиваться на рождество. «Happy New Year»! До Нового Года почти три месяца, а что такое «рождество» в те времена еще знать запрещено, поэтому к совету «не напиваться» народ относится снисходительно.
На первый взгляд, мест в ресторане нет, и судя по тенденциям, не предвидится. Однако Серега уже шепчется с эффектной дамой в кружевном передничке, все время кивая в мою сторону, и та снисходительно машет мне в сторону углового столика «заказано». Я уже отчетливо понимаю, что одним кофе мы теперь не отделаемся.
Деловито пересчитываем все наличность, что сэкономили от непоездки на такси, и предполагаемой мизерной сдачи. Не густо!
- Так мальчики! Есть только белый портвейн! «Магарач». Чем закусываем?
Я до сих пор полнейший профан в названиях и содержимом ресторанных блюд, а тогда и говорить нечего. Сразу впадал в длительный ступор, сопровождающийся нечленораздельным мычанием. Но сейчас я спокоен - со мной Серега! Тот не глядя листает карту блюд.
- Портвейн? Белый? Телятина с моцареллой имеется?
- Ха! Сыру не подвезли!
- Ну, тогда... антрекот де Пари? ... Говяжьи стейки с соусом из голубого сыра?... Перепела в воловах?
- Сереж! Ты при деньгах что ли? Я же тебе говорю - сыра, нету! Господи - перепела! Возьмите салат из осьминогов. Свежий салат-то! Хлеба и минералки я вам так принесу.
- Да? Ну, тогда..., Валюш, а сколько портвейн? А салат? ... Тогда две портвейна и один салат: « Salada de Polvo»! Во! Только этот салат - в двух тарелках!
- Сержик! А вам, не много ли? Вы мне кажется уже сегодня где-то того... А сегодня вообще какая-то суета непривычная: милиция дважды подъезжала, люди какие-то незнакомые сидят...
- Валь!
- Хорошо, хорошо! Приятные округлости Вали удаляются в сторону кухни.
Салата, конечно маловато. Тем более, что я почему-то на «Керчи» не пообедал, хотя и времени до катера было достаточно. А вот портвейна, как раз многовато. Сержик раскраснелся, и уже во всю флиртует с какой-то дамой от «капразовского» стола. Теперь уже под «Бони-М». «Sunny» в исполнении прозрачных брюнеток ничем не хуже, чем «Happy New Year».
Похоже, что белый портвейн начинает смешиваться в крови с тем божественным нектаром, который мы дегустировали чуть раньше. Кажется, надо освежиться! Спускаюсь на первый этаж, в «комнату для джентльменов». Долго умываюсь. О!. Зеркало: «Ну и рожа! Так вот ты какой: офицер ракетоносного Военно-Морского флота!... Так! Сконцентрироваться!...».
Опять долго умываюсь. Опять концентрируюсь. Из зеркала на меня жалобно смотрит что-то жалкое и бледное. Хорош! Пора картошку нести. Ориентируясь по плиткам пола и стараясь по ним держать равномерную длину шага, выхожу в фойе.
Что-то тут как-то многолюдно и шумно! Визжат женщины. Кто-то кого-то бьет! Трое или четверо бьют одного! Серега!!! Ах, подонки! Великолепным прыжком влетаю в толпу и один из негодяев улетает под лестницу! Знай наших! Кто-то хватает меня за плечо, резкий удар с пол-оборота... Получи! Н-аа еще! Какая-то кувалда обрушивается мне по ребрам... Не могу вздохнуть... Вокруг орут, пыхтят и матерятся... Что-то наваливается сверху... Выворачиваюсь... Куда-то бежим... За кем гонимся? За нами гонятся? Визг автомобильных тормозов. Меня пытаются свалить, им это удается, асфальт больно бросается в лицо, подскакиваю и бью ногой во что-то мягкое, в лицо мне тычется какая-то железяка..., ствол! Ну не может же он вот так выстрелить и убить лейтенанта! Что-то раскалывается у меня в голове, и она разлетается на тысячи осколков... «Наверное, все таки убили» - успевают подумать простреленные мозги, и туловище погружается в спасительное небытие.
...

- Эй! Але! Лейтенант! Да очнись ты уже!... Чеерт! Пааадъеем!!! Тррревога!!! Что-то холодное льется на голову и стекает за шиворот. Пытаюсь осторожно вздохнуть. Первый вздох - он самый трудный. Это знает абсолютно каждый, только успел забыть об этом. Вздохнуть удается только до половины, а потом ниже, в районе левых ребер вспыхивает огонь..., и правых тоже... Если ребра поджаривают, значит какие-то части туловища еще сохранились!
Задерживаю дыхание..., пожар слегка затухает. Какая-то сила вдруг начинает трясти меня за ноги, боль в ребрах вспыхивает с новой силой, но я к своей радости понимаю, что у этого туловища еще существуют и ноги...
- Да вставай ты уже! Командир твой уже приехал! Сейчас разбор полетов начнется!
- А... Что-то огромное, сухое и отвратительное пытается пошевелиться у меня во рту. О! У меня еще есть рот, я его чувствую и еще я что-то слышу!
- А...
- Что, А?
- А где я?
Каждое произнесенное слово троекратно пульсирует в моих простреленных мозгах. Но судя по тому, что я что-то слышу, ощущаю, знаю, что у меня должны быть ноги и ребра, а также произношу какие-то звуки - пуля в мозгах не задела жизненно-важных органов. И они, эти мои мозги пытаются быстро регенерироваться, чтобы заполнить возникшую пустоту. Процесс, кстати, необычайно болезненный.
- Ну как где? В комендатуре конечно! Ты что, не помнишь ничего, что ли?
Собрав всю свою волю, пытаюсь приоткрыть глаза. Глаза то у меня тоже должны где-то существовать! Один точно существует и его удается приоткрыть. Господи! Какой мучительно - белый потолок!
- Давай, вставай! Уже все собрались, сейчас менты приедут, на опознание.
- Трупа?
- Какого трупа?
- Ну, моего, наверное...
- Шутишь? Молодец! Хотя на труп ты сильно похож. Корешок твой - получше выглядит, но и ему досталось.
- А ты кто?
- Я командир комендантского взвода, старший лейтенант Н. Ты, что действительно не помнишь? Ты же мне вчера всю промежность в яичницу превратил, когда мы вас от ментов отбивали! Я чуть выжил! Каратист, хренов!
- И ты меня за это застрелил?
- Ага! Кстати очень хотелось! Это тебя, по твоей бестолковой башке, мой матросик приложил. Иначе никак в машину загружаться не хотел. Вставай уже, пойдем, умоешься и на разбор. Тут из-за вас всю ночь комендатура на рогах стояла. Командующий в курсе. Вы там ментам какую-то операцию провалили, и еще отметелили весь их РОВД неслабо. Так что готовься.
Господи! Ментов отметелили! Комендатура! Командующий! Яичница всмятку! На разбор! Лучше бы он меня вчера на самом деле пристрелил. Или это я еще сплю? Сейчас проснусь в своей уютной «керченской» каютке, выдохну из себя весь этот ночной кошмар, умоюсь и на подъем флага... Напрягаюсь, но вторично проснуться не удается. Только очень сильно болит горло. Такое впечатление, что вчера меня еще и задушили. А впрочем, где не болит? Наверное, просто четвертовали!
Однако сажусь. Пытаюсь встать. Охаю, но стою! Хочется зашнуровать кроссовки..., шнурки отсутствуют, как и ремень на безнадежно порванных джинсах. Старлей ухмыляется: «Пойдем, отдам, а то некоторые после такого дебоша обязательно пытаются удавиться». Хорошая идея, кстати!
Сидим с Серегой перед кабинетом коменданта Севастопольского гарнизона полковника Б. Говорить о чем-то невозможно. К тому же у меня совсем не открывается левый глаз, да и вообще вся левая сторона лица сочится последствиями асфальтовой болезни. Серега неестественно бледен, лицо: опухшее и под тем же левым глазом огромный лилово-черный синяк. Но глаза открыты. Все.
Заходите!
Делать нечего, заходим, пытаясь продемонстрировать зачатки строевой выправки и подтянутости. Явно что-то не получается. Слева направо на нас сурово взирают судьи Военной Инквизиции: помощник военного коменданта майор З., какой-то мужик без формы, с сильно опухшим носом, подполковник милиции, сам комендант гарнизона полковник Б, командир моего корабля капитан 2 ранга М. Вадим Олегович, командир «ССВ-591», тоже капитан 2 ранга, и тот старлей, которому я угодил в промежность. В качестве ведущего выступает лично комендант.
- Ну что «красавцы»! Все пропили, и флот умудрились опозорить? Месяце еще нет, как прибыли, а город-герой уже вздрогнул! Это вас в вашем электронном училище научили так водку жрать? Ну? Чего молчите?
- Так мы водку не пили, товарищ полковник.
- А что пили? Полковник роется в бумагах - Портвейн? Тем хуже для вас! А драку , драку зачем устроили? Ресторан весь в дребезги разнесли. Почти. С какой стати? От портвейна одного? Вот Виталий Николаевич - комендант кивает на подполковника милиции - докладывает, что вы им сорвали спецоперацию, по задержанию опасных преступников. Они с вашей помощью преступника упустили и потери имеют. Вот полюбуйтесь на оперуполномоченного, - комендант кивает на мужика с бесформенным носом - тебя кто бил? Этот рыжий?
- Нет, вот этот - чернявый.
Палец опера упирается в меня. Ужас! Это я такого шкафа? В такую лепешку?
- А второй?
- А второго вообще...как с цепи..., мы его задерживать стали, думали он тоже из этих, то есть сначала мы другого начали задерживать, а этот вмешался, у Леши вот ногу сломал! Если бы ваш комендантский взвод не приехал, не знаю...
- Слушай капитан! Давай-ка членораздельнее! Вот этот ногу вашему сотруднику сломал?
Мычу про себя: «Это он об мои ребра, наверное, сломал!», оказывается, что мычу я это вслух. И все меня слышат. Полковник вдруг улыбается. И опять обращается к капитану.
- А тот первый, которого вы сначала задерживали? И почему вы вдруг решили, что они тоже из этой преступной группы?
- Тот первый сбежал! Из-за этих! А эти мешок какой-то несли, а потом его куда-то дели, и мы подумали..., и еще они за столик сели, заказанный отдельно..., а была ориентировка и информация...и Леша ногу...
- А вы в ресторане засаду, что ли устроили? Всем своим отделом?
- Ну, типа того...
- Ага! И Фокс от вас ушел!
- Какой... фокс?
- Слушай, Виталий Николаевич, - комендант обращается к подполковнику
- ты вот как только от меня выйдешь, отправь своего опера сразу в вытрезвитель. Я тебе очень рекомендую! От него так вчерашним прет, что с ног сбивает. Они у тебя там, в засаде, так пережрались, что лейтенантам этим и не снилось. И если бы в «Виктории», настоящая братва была, ты бы всего своего отдела сегодня не досчитался.
- Товарищ полковник! Давайте не будем отклоняться! Не дело комендатуры оценивать действия милиции. Мы у себя сами разберемся, от кого прет, а от кого нет. Разговор сейчас вот об этих...
- Слушай, Виталий Николаевич! Мы уже с тобой говорили на эту тему неоднократно. Но я тебе еще раз повторю: все, что происходит в этом городе, в том числе и в его милиции - всегда будет делом Флота. Всегда! И моя комендатура для этого существует. Неужели это не понятно?
- Да причем тут милиция? Ваши лейтенанты, без году неделя...
- А притом, что пока ты своему начальству докладывал, руководству города жаловался, что лейтенанты твоим орлам носы и ноги переломали, Командующего ночью беспокоили, я кое-что выяснил. Вот рапорта и объяснительные. От официантки, что «героев» этих обслуживала, от трех офицеров из Черноморского училища, моих хороших знакомых, кстати, от директора ресторана, еще от одного официанта, вот от старшего лейтенанта Н. - комендант потрясает пачкой бумаг - и выясняется, что все несколько иначе было, вот документы..., ты пока жаловался на Флот, я документы собирал. А ты не удосужился!
- Ну, какие документы!? Все и так, на поверхности, напились, влезли не в свое дело, нанесли тяжкие телесные повреждения сотрудникам милиции, неподчинение законным требованиям, опять-же, если бы не ваши комендантские, у меня бы уже был ворох документов...
- Так вот я тебе скажу: твои орлы, пока сидели в засаде - жрали водку! Водку! Которой, официально в ресторане вчера не было! Вот: были коньяк «Ай-Петри», по цене..., да!, та еще цена!..., массандровский «Мускат», портвейн белый «Магарач», сухач за 89 копеек и еще какое-то дешевое бырло. И когда надо было кого-то там задерживать, они все были - дрова! Потому что не меньше чем по бутылке водки выпили! Вот: официант пишет! И это, я тебе скажу - на вчерашние дрожжи! Потому что твои опера - вообще не просыхают.
- Да кто вам сказал...
- Официальный документ сказал! Честные люди сказали! Не любят они вас, почему-то. Вот и сказали. А Леша твой, так нажрался, что со второго этажа по лестнице упал на первый. И жалко, что он только одну ногу сломал! Вот, офицеры училища, официальные рапорта подали, на имя Командующего: как все было на самом деле. Я наверное всю вот эту стопку бумаг, сейчас прямо в горисполком отнесу... А? Ничего нового, они, эти начальники не узнают о твоей службе, однако для прояснения ситуации... Хочешь?
- Ну, товарищ полковник..., мы у себя сами уж, как ни будь..., может..., ну доложить там как-то... ориентировка пришла...ошибочно приняли...а вот офицеры ваши...
- А с офицерами нашими мы сами разберемся! Я тебя уверяю! Самым строгим образом! Они дорогу в ту «Викторию» навсегда забудут. Только и ты помни, если вдруг у тебя возникают проблемы с военнослужащими - сразу мне звони! Сразу! Пока твои костоломы... Ну? Договорились? Вот и ладно! И «Жеглова» своего забери, от греха подальше, никак не пойму , зачем ты его сюда тащил.
И товарищи милиционеры покидают помещение. Носатый что-то шипит в мой адрес, наверное хочет после разбора пригласить на пиво...

Остаемся наедине с Военным Трибуналом, и его Председатель продолжает свою обвинительную речь.
- Я вас, товарищи пьянствующие офицеры, пригласил сюда для беседы с представителями милиции только для того, чтобы вы поняли, в какой заднице могли оказаться, если бы вовремя не подоспел комендантский взвод. Там, в застенках РОВД, вы бы уже сознались во всем и даже в том, что лично по указанию королевы Виктории, полученном в одноименном ресторане, застрелили на Малаховом кургане в 1855 году адмирала Нахимова. И сидели бы сейчас в следственном изоляторе! Поэтому на меня и вот этого старшего лейтенанта, вы должны богу молиться.
Вы еще за свою службу много всяких гадостей услышите о зверствах полковника Б. и его комендатуры. Так и должно быть! Но запомните, раз и навсегда, а также передайте всем своим поповцам, дзержинцам и прочим пушкинцам - о любых контактах или проблемах с севастопольской милицией немедленно должны знать в комендатуре. Немедленно. Иначе ничем уже вам помочь будет невозможно.
Вы что думаете? Они там действительно кого-то ловили? Они там квасили, а когда напились - нашли себе жертву в виде двух стриженных и лопоухих лейтенантов. Глаз у них на таких святых, как вы - наметанный. А флот они не любят, и более того: есть предположение, что подобные спектакли разыгрываются специально и по указанию свыше. Что там творится на уровне министров, мы можем только догадываться. Вы хоть понимаете, о чем я?
- (Хором) Так точно, товарищ полковник!
- Не слышу!
- Так точнааа!
- Другое дело! А что вы перли в ресторан, да так и не донесли?
- ( Серега) Картошку. Я картошки мешок купил, жена приезжает, а мы на боевую...
- Так что же вы в ресторан поперлись? Не могли себе бутылку в магазине купить и картошечки с маслом наварить? А вы поперлись спрутов жрать. Как там официантка излагает... Комендант роется в своей стопке бумаг. - Ага! Вот... «ребята вели себя хорошо...» - Смешно! - «...заказали две бутылки портвейна белого «Магарач» и салат из осьминогов»... один что ли?... слышите, товарищи командиры, чем ваши лейтенанты питаются?
Надеюсь, вы им объясните теперь, как и чем надо закусывать? А картошка ваша, где теперь?
- Там, в кустах осталась...
- Понятно. Директору ресторана подарок сделали, они теперь на этой картошке сильно поднимутся. А жену свою ты чем кормить будешь? Будешь ее встречать без картошки и вот с такой рожей... Кстати! Это ты жену начальника кафедры тактики кадрил? Он мне жаловался! Да, женщина приятная, ничего сказать не могу. Только ее сын в этом году уже старлея получил. Понимаешь гусар?
Сергей Павлович (командиру ССВ) я тебя прошу, до приезда его жены - с корабля лейтенанта не отпускай, ни под каким предлогом. Он у тебя кто? Переводчик? Английский и испанский? Пусть за это время еще и французский выучит. Или португальский... Задание от коменданта! Договорились? А в целом, конечно, когда четверо пьяных бьют одного, есть в этом что-то не совсем правильное. Но это не значит, что самому надо портвейн литрами пить! Ясно? Разведчики - свободны!
Серега со своим командиром пулей выскакивают за дверь. Полковник ходит вокруг меня кругами.
- Так! Теперь ракетчики. Вадим Олегович (моему командиру), а в чем это он у тебя ходит? И какому флоту он вообще служит? Комендант хватает за мой изысканный «Union Jack» и начинает его выдирать, вместе с рукавом. Польские нитки не выдерживают и рукав в конце концов отрывается. Полковник кидает рукав командиру.
- Вот тебе, замполиту своему отдай!
Лейтенант С.! Напрааво! Два шага вперед! Выполняю команду, охаю и хватаюсь за ребра. Полковник подходит к стенду на стене и показывает мне Военно-Морской флаг.
- Вот Флаг твоего Флота, твоего Корабля и твоей Родины! Я надеюсь, что это ТВОЙ ФЛАГ на всю оставшуюся жизнь! И никакой иной флаг, никакой иной державы ты не вправе носить на своей одежде, даже если форма одежды - гражданская! Ясно?
- Так точно!
- Лейтенант С.! За нарушение формы одежды объявляю Вам трое суток ареста!
- Есть трое суток ареста!
- Вот так вот! Я бы тебе еще добавил и за поедание морских гадов, но поскольку также считаю что, когда четверо бьют одного, это в корне не правильно - ограничимся на этом. И вот что, Вадим Олегович, заведи его сейчас в поликлинику, пусть рентген ребер сделают и левый глаз посмотрят, а то будешь свою «Славу» из завода с инвалидами выводить. Свободны!
Через трое суток, для скорейшего «оморячивания» меня перевели на противолодочный крейсер «Москва», который проходил испытания после ремонта и постоянно находился в море. А еще через три недели, при заходе в Главную базу «Москва» на встречных курсах разошлась с «ССВ-591», который уходил к атлантическому побережью США. Корабли поприветствовали друг друга флагами, а у меня сильно зачесалось где-то под левыми ребрами и я искренне пожелал удачи Сергею Павловичу, всему экипажу его корабля, а в первую очередь, конечно, Сереге.

Прошел 31 год. Мы сидим с Сергеем на террасе какого-то ресторанчика не Крестовском острове. Столько лет не виделись! Сидим и вспоминаем. Вспоминаем наших друзей, наши боевые службы, наш Севастополь, и его командира Сергея Павловича, с которым я имел честь служить в дальнейшем, в штабе Черноморского флота.
Конечно же, и ту нашу героическую драку на заре своей офицерской службы, тоже вспоминаем. И ни о чем не жалеем. Выпиваем совсем по чуть-чуть, чисто символически. Не портвейн. Водочку. А закусываем..., осьминогов, или хотя бы кальмаров в меню, к сожалению не оказалось. Закусываем свинными отбивными, котлетами по-киевски с жареной картошкой. А минералку нам симпатичная официантка так принесла, явно покоренная Серегиной галантностью, шириной плеч и неотразимой улыбкой. Он совершенно не изменился. И я подзаряжаюсь его энергетикой и все тем же искренним оптимизмом. Будто и не было этих трех десятков лет. Спасибо Серый! И извини меня, если что-то было не так.

Прошло еще некоторое время, и перед самым новым годом пришло мне по почте новогоднее поздравление в виде красочного приглашения.
«Уважаемый Виктор Георгиевич! 3 февраля 2013 г. В городе-герое Севастополе состоятся торжества, посвященные 30 летней годовщине подъема Военно-Морского Флага на ракетном крейсере «Слава». Торжественные мероприятия будут проводиться на борту гвардейского ракетного крейсера «Москва» (та-же наша «Слава», только переименованная) и в доме офицеров флота. Программа мероприятий... Приглашаем Вас принять участие в торжествах, для чего прибыть на Минную стенку г. Севастополя к 7.30 3.02.13. Форма одежды парадная».
Вот как. И я конечно поеду. Поеду к этому светлому белому городу, который провожал нас в море и ждал долгими месяцами нашего возвращения. К этому морю, которое ласково принимало нас своей волной и провожало дальше, в Средиземку, Атлантику, в Северное и Баренцево моря... Я поеду обязательно! Потому что, когда еще? Когда я еще смогу обняться со своими друзьями, офицерами первого экипажа нашего крейсера? Когда еще смогу пройти по его палубе, на которой оставил свою офицерскую юность и часть своей души? Может быть в последний раз и представится такая возможность.
Но вот что меня волнует. В числе приглашенных, будет конечно и наш первый командир, Вадим Олегович. Теперь уже контр-адмирал. Столько лет прошло! Он меня и не узнает-то. Что я ему скажу? Как представлюсь? Наверное так: «Лейтенант Сергеев, два портвейна и салат из осьминогов». Тогда он точно меня узнает. Обязательно.

Впервые изложил тут:
http://vik-sergeev.moy.su/publ/pogusarili/2-1-0-95

Оценка - 1,82
Оценка: 1.7174 Историю рассказал(а) тов. Виктор Сергеев : 03-01-2014 15:26:09
Обсудить (2)
06-01-2014 01:34:29, Hit282
Трав-лер, отмороженный...
Версия для печати

Учебка

Услышал я недавно историю о том, как Катерина Ющенко привезла нашей детской больнице японский прибор. И японского инженера в качестве установочного оборудования. Маленький такой инженер, в очках. Умный, наверное. Все за прибор переживал. Суетился, пытаясь подъемный кран выискать. А когда увидел наших грузчиков...
Вот тут-то глаза его и округлились
Японский инженер лопотал по-английски сначала, затем по-своему, что прибор точный, очень тяжелый, габаритный и транспортировать его вовнутрь здания необходимо исключительно подъемным краном...
Фигня - ответили ему небритые мужики, синие робы которых были украшены оранжевыми бантиками. - Ану, взяли! Э-эхх! Отойди, узкоглазенький, не мешай.
И японский инженер бежал сзади и снимал процесс на мобильный телефон. Цунами мне в сакэ! - читалось восхищением в его узких глазах.

И вспомнились мне почему-то первые мои военные дни. Май, карантин, город-курорт Анапа. На полигон РТС доставили новый прибор. И стоял он, загораживая проход, прямо под окнами школы. Деревянный ящик - три метра во все стороны. Перед прибором - строем в колонну по четыре - вчерашние призывники - в новеньких робах без номеров, в белых бескозырках без ленточек и с недоумением во, все еще умных, глазах. Человек тридцать.
Рядом с ящиком - начальник полигона в звании капитана второго ранга и старшина карантина в звании главстаршины.
- Значит так, моряки. - Начальник полигона приподнялся на носки, покачался пару секунд. - Надо затащить этот ящик вон в ту дверь. Пальцем он ткнул за спину. Тридцать пар все еще умных глаз проследили направление. Ничего так дверь. Широченные ворота в стене здания, окрашенные шаровой краской. - Пусть пока здесь постоит.
Капитан второго ранга вынул из кармана связку ключей и направился к воротам.
- Командуйте, старшина, - крикнул он оттуда.
Главстаршина поправил берет и скомандовал.
Через минуту тридцать будущих моряков весело толкали ящик по асфальту в сторону «двери», а главстаршина ритмично взмахивал рукой и кричал, задавая ритм: «И-р-раз! И-р-раз!». Это самое «И-р-раз!», как оказалось, чуть ли не самая важная часть любого военного процесса. Без нее ну ничего не получается. Сам проверял. Поэтому обязательно должен быть специально выделенный «крикун», то есть ответственный. И, что уж самое удивительное, устает он куда больше всех остальных. Ответственность, видимо. Утомляет она.
Тридцать человек, прибор в несколько тонн весом, дерево по асфальту. За десять минут ящик сдвинулся на полметра. И стал намертво. Ни энергичные взмахивания, ни «И-р-раз!» не помогали.
- Перекур, - задумчиво скомандовал капитан второго ранга. - Старшина, ко мне.
За время перекура прибыла подмога в лице двух капитанов третьего ранга. И этот многозвездный штаб в два счета выработал победную стратегию.
- Рельсы, - сказал один из капитанов третьего ранга.
- Точно, - поддержал его второй. - По рельсам само пойдет.
- А где мы их возьмем? - покосился начальник полигона.
- А вон там, - главстаршина взмахнул рукой, указывая направление. - Под забором лежат.
Капитан второго ранга несколько секунд «пережевывал» этот план.
- Заканчивайте перекур, старшина, - сказал он, все обдумав. - Тащите рельсы.
За рельсами шли строем. Под командой одного из капитанов третьего ранга. Второй остался отрабатывать «И-р-раз!» и энергичные взмахивания. Ибо старшине доверить руководство движением ящика по рельсам уже нельзя. Уже не по чину.
Сам главстаршина шел впереди, изображая следопыта. И вывел точно. В молодой траве у забора действительно лежали рельсы. Два обрезка. Метров по десять длиной. Впрочем, в размерах я могу и ошибаться. Помню только, что очень тяжелые они были. Потому как тащили мы их на руках. На пальцах, точнее. (Это чтобы бросить успели в случае чего.) С пыхтением, сопением, потением. Под команды капитана третьего ранга. «Спину не гнуть! Идти в ногу!». Ну и тому подобные военные слова.
Со вторым рельсом было уже проще. Но все равно очень тяжело.
Поставить ящик на рельсы после этого подвига было совсем плевое дело. А толкать под «И-р-раз!» капитана третьего ранга - так и вовсе.
Ящик «пролетел» по рельсам и с размаху уткнулся в верхний край ворот. Не проходит он, оказывается. По высоте не проходит. В ворота. И намного? Намного. И на высоту рельсов еще.
- Мда, - сказал капитан второго ранга, сняв фуражку.
- Не проходит, - поддержал его один из капитанов третьего ранга.
Вчерашние призывники ничего не сказали. Потому как сил уже не было говорить. Но в глазах их ясно читалось, что по ту сторону забора сначала измеряют высоту ворот. А уже потом идут за рельсами. В глазах старшины ясно читалось, что по ту сторону забора он будет только через полгода и, что ящик этот у него не первый.
- Ладно, - рубанул воздух ладонью капитан второго ранга. - Разберемся. Старшина, ваша команда свободна. По распорядку. Только рельсы обратно отнесите.
И снова «на пальцах», снова «Спину не гнуть! Идти в ногу!». Только теперь уже в другую сторону.
И вы знаете, что я думал, когда тащил рельсы обратно под забор? Нет, совсем не о том, что ближайшие три года мне предстоит пробыть «по эту сторону забора», пропихивая огромные «ящики» в маленькие «двери». И не о том, что кричать “И-р-раз!» куда интереснее, чем таскать под забор рельсы. Всю дорогу меня мучил только один вопрос: Ну откуда взялись рельсы в нашей части, если ближайшая железная дорога проходит в семи километрах от города?

Оценка - 1,62
Оценка: 1.6875 Историю рассказал(а) тов. Константин Изварин : 07-01-2014 22:27:53
Обсудить (0)
Версия для печати

Щит Родины

Эта история на 100% правдивая, кто не верит - пусть попробует сам.

События эти произошли в 1985 году в ММГ, в одной северной провинции ДРА. Подразделения ПВ, мотомангруппы в те годы находились в постоянной боевой готовности или в постоянных боевых действиях - не знаю, как это назвать, когда база монгруппы находится под постоянными обстрелами из стрелкового оружия, а иногда - из тяжелых пулеметов и минометов, во всяком случае, у нас было так. Поэтому не было у нас запирающихся оружейных комнат. А так как монгруппу могли в любой момент подкинуть «К бою», то оружие и боеприпасы все время находились при бойцах. У меня, например, автомат, БК, бронежилет и прочие саперные причиндалы висели на гвоздях на стенке над кроватью. То есть, расхаживающий по монгруппе боец с автоматом в тапках, трусах и панаме ни у кого вопросов не вызывал. Каких либо опасных, дурацких игр с оружием и боеприпасами никто не затевал. Если такие попытки и были, то их жестко пресекали сами же бойцы, игруну навсегда отбивали охоту баловаться. Видимо, поэтому ранений, связанных с неосторожным обращением с оружием и боеприпасами, в монгруппе не было ни одного!

Ну так вот. Была в монгруппе одна забава. Называлась она стрельба «отсыпными» патронами. Отсыпной патрон изготавливался довольно просто: - из гильзы аккуратно извлекалась пуля, обычно для этого использовалась стойка мушки автомата или дульный тормоз-компенсатор, из гильзы отсыпалось примерно половина или 2/3 пороха, затем пуля вставлялась в гильзу - все, патрон готов. Нужен он был для бесшумной стрельбы. Звук выстрела таким патроном примерно как у малокалиберной винтовки, а может быть, и тише. А если еще стрелять в сторону минных полей, то в монгруппе выстрела совсем не слышно. Вот этим и забавлялись бойцы во время несения службы по охране монгруппы, стреляли по банкам, птичкам, сусликам, шакалам.

В тот день я и мой друг и земляк Юрка, несли службу на одном из отдаленных постов монгруппы. Было раннее летнее утро. Природа только начинала просыпаться. Очень хотелось жрать! Нас скоро должны были сменить со службы, но до завтрака было еще часа четыре. Поэтому Юрец решил после того, как сменимся, приготовить завтрак лично, и не из опостылевшей тушенки, а жаркое из сусликов! А если Юрец чего решил, то отговаривать его бесполезно. Да и суслики уже проснулись и копошились тут же рядом. Юрец и решил подстрелить парочку из АКС-74 (калибра 5,45х39мм). Отсыпал патрон, загнал его в патронник автомата, выполз на бруствер окопа, выцелил дичь и ...ПСССЫК. Этот псык означал, что пуля застряла в стволе. Такое случалось сплошь и рядом, ведь не всегда на глазок определишь дозу пороха. Вот и Юрец отсыпал слишком много пороха, поэтому у пули не хватило кинетической энергии, чтобы покинуть ствол. Вообще, пуля в стволе, это не проблема, и лечится просто, в зависимости от того ближе к какому краю ствола застряла пуля, она шомполом выбивается обратно в патронник или через дульную часть и все дела. Так Юрец и поступил.


Попытка N1
Разрядил автомат, снял шомпол, запихал его в ствол со стороны дульного среза и определил, что пуля застряла ближе к патроннику, аккурат под прицельной планкой. Недолго думая Юрец постукал по головке шомпола сначала рукой - не идет. Взял из ящика гранату Ф-1 (кстати корпус Ф-1 - отличный молоток), постукал раз и другой, - с трудом, но шомпол начал погружаться в ствол, и тут из ствола что-то выпало. Смотрим, а это вовсе и не пуля, а свинцовая рубашка и стальной сердечник от пули. Стало быть стальная оболочка от пули осталась в стволе. - Во бля..., констатировал Юрец и заглянул в ствол. Так и есть. Чертова оболочка тускло поблескивала рваными краями.

Парни мы, технически образованные, и чертовски смекалистые, я в технаре даже изучал сопромат! Поэтому обмозговав ситуацию мы поставили диагноз, что оболочку расперло в канале ствола и она прочно уцепилась за нарезы ствола, что шомпол от АКС слишком тонкий и не сможет зацепить оболочку, а спасти ситуацию может шомпол от ствола калибра 7,62 мм, более того, для усиления эффекта выталкивания оболочки из ствола я предложил использовать протирку от калибра 5,45мм, но развернув ее задом на перед. То есть, у протирки есть один край с прорезью для ветоши, а есть второй край в виде трубочки с резьбой, которым она накручивается на шомпол. Вот этим острым по краям трубчатым концом мы и подцепим (соскоблим) оболочку со стенок ствола, а так как АКМов калибра 7,62мм у нас нет, то возьмем кусок шомпола от ПКТ (это пулемет калибра 7,62мм устанавливается на БМП и БТР) ствол у него длинный и шомпол для чистки собирается из кусков. Так что шомполов у нас будет дохрена.

Попытка N2

Про завтрак и жаркое было забыто. Мы сменились со службы и тут же приступили к исполнению плана. Со стороны дульной части ствола загнали в ствол протирку трубкой вперед, сверху вставили кусок шомпола от ПКТ. По шомполу довольно сильно били даже кувалдой. Провозились довольно долго. А в результате получили насмерть заклинившую в стволе трубчатую часть протирки. Часть протирки с прорезью для ветоши отломилась от трубчатой части и была извлечена из ствола без проблем. Теперь в стволе была и оболочка и протирка ...

Попытка N3

Посидели, покурили, репу почесали и решили идти в хозвзвод к Сереге слесарю, у него и инструментов всяких куча, да и слесарюга он от бога.
Серега посмотрел, в ствол посветил фонарем и завернул такую теорию, что мы до конца его слушать не стали, а предложили действовать. По его мнению чтобы протирка сдвинулась с места и при этом не деформировалась необходим резкий, жесткий удар. Эту жесткость обеспечит шарик от подшипника равный диаметру ствола. Уж и не знаю, из каких технических расчетов возник этот шарик, ну шарик, так шарик, лишь бы помогло. Шарик в мастерской нашли, загнали его в ствол, сверху шомпол, сверху кувалда. После нескольких ударов кувалдой, - погнули верхний кончик шомпола, а протирка ни с места! Вдруг гениального слесаря осенило. Все на самом деле просто. Нужно нагреть ствол, металл расширится, и все содержимое ствола вылетит наружу.

Разожгли паяльную лампу, разогрели часть ствола, где была протирка до желтого цвета, ствол при этом стал прозрачным и даже стало видно нарезы в стволе и застрявшую протирку. Опять сверху шарик, шомпол, кувалда. Я грел паяльной лампой, Серега в рукавицах держал автомат стволом вверх, Юрец лупил кувалдой по шомполу..., - бесполезно!!! Когда ствол остыл, оказалось, что прицельная планка, которая находилась как раз над местом нагрева, тоже нагрелась и постепенно остыла, и пружина, которая фиксирует прицельное приспособление отпустилась, то есть потеряла свою упругость, теперь прицельная планка болталась вверх и вниз как ей было угодно. Но это была ерунда по сравнению с тем, к какому предположению пришел я. Предположения были печальными и заключались в том, что при сильном нагреве ствола, металл в нем стал более мягким и при ударах кувалдой по шомполу, а шомпол в свою очередь по шарику, а шарик по протирке, мог внутри деформироваться, как бы раздуться! Юрец, выслушав мои предположения, заключил: «Все, жопа!». Взял автомат и молча вышел из мастерской.

Попытка N4 - последняя

Пока шли от мастерской до нашей курилки (там обычно чистили оружие), прокатали еще пару альтернативных вариантов решения проблемы.

Первый вариант, который нам сразу сильно не понравился, предполагал безвозвратную порчу оружия, т.е. автомат под списание. И заключался в следующем: на завтра намечался выезд в ночную засаду, без стрельбы там явно не обойдется, поэтому можно было «случайно оставить» автомат на бруствере окопа, а наводчик БМП «случайно» саданет из ПКТ по ствольной коробке автомата или «случайно уронить» автомат под БМП, аккурат ствольной коробкой поперек гусянки.

Второй вариант предполагал сдачу Юрца на произвол замполита нашей заставы, так как начальник заставы был в Союзе. Но сдача должна быть аккуратной, с предоставлением дозированной информации. А именно: не про какую оболочку в стволе не говорить, а попытаться проехать замполиту по ушам про то, что во время чистки ствола, обломилась протирка и наглухо застряла в стволе. Он, конечно, не поверит, но и не проверит.

Второй вариант был наиболее предпочтителен, так как принятие решения о списании автомата как бы перекладывался на плечи замполита. Но! Юрцу, а скорее всего и мне, как соучастнику, все равно придется отбывать каторгу и еще не известно какую!

Решили сдачу Юрца отложить на после обеда, так как после обеда все добрее и покладистее. А, чтобы убить до обеденное время, занялись приведением автомата в порядок. Прежде всего нужно было убрать следы нагрева автомата под прицельной планкой. Простая протирка автомата тряпкой с оружейным маслом уничтожило все следы, чему мы изрядно удивились. Воронение ствола нисколько не пострадало! Потом автомат был тщательно вычищен и собран.

После обеда Юрец пошел сдаваться замполиту. Разговор был не продолжительным, замполит выскочил из кубрика с автоматом и направился прямехонько к Начману (Начальник ММГ- всеми уважаемый и почитаемый, непререкаемый авторитет среди солдат, мотал третий срок в ДРА). Замполит был хоть и молодой, но ушлый. Их этому в военных училищах что ли учат? Он мгновенно перевел стрелки по решению проблемы на плечи Начмана, - всё гениальное просто.

Через несколько минут замполит с Начманом появились в нашей курилке. Начман еще раз поинтересовался у Юрца, что на самом деле в стволе. Юрец стоял на своем - протирка! Начман со словами: «Дайте патрон, сейчас посмотрим что там». С ловкостью фокусника извлек пулю из гильзы (кто пробовал, подтвердит, что это сделать не просто), загнал гильзу в патронник, поднял автомат над головой и выстрелил. Мы, прищурившись, ожидали самого страшного - разрыва ствола. Но произошел обыкновенный штатный выстрел, только протирка, удаляясь по минометной траектории в сторону соседнего кишлака, визжала как баллистическая ракета на взлете! Начман разобрал автомат, заглянул в ствол: «Сынок! Отсыпными стрелял? Дай патрон». Извлек пулю из гильзы, но на этот раз в дульце гильзы плотно забил кусочек палочки. Загнал гильзу в патронник. Поднял автомат и выстрелил. Оболочка с воем ушла в небо вслед за протиркой. Начман разобрал автомат, глянул в ствол и отдавая автомат Юрцу сказал: «На, нормально. Еще раз попадешься, я тебе .....!» Начман всегда был мастером крепких выражений! Но я почему-то обратил внимание на слово «...попадешься...».

Когда любопытные разошлись из курилки, Юрец схватил шомпол и несколько раз протер канал ствола, заглянул в него и с квадратными глазами отдает мне автомат: «На посмотри». Я посмотрел в ствол и офигел. Ствол в месте нагрева был девственно отполирован! Ни царапин, ни вмятин!

Пружину под прицельную планку мы потом заменили. С этим автоматом Юрец прослужил до дембеля, отстрелял из него может 100, а может и больше магазинов и никаких проблем! Слава Русским оружейникам!!!
Оценка: 1.6766 Историю рассказал(а) тов. forget : 18-01-2014 17:28:47
Обсудить (21)
11-08-2016 04:22:57, Habir
[quote=Старший Офицер;3356887][/quote] Лебедь в своей книге...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5  
Архив выпусков
Предыдущий месяцЯнварь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru