Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Шинель. Не Гоголь!

В Отдельный арктический погранотряд он попал, нет, не случайно, просто ПОПАЛ. Родной мединститут и два года ординатуры сделали из него «молодого врача», теперь служба врачом должна была сделать из него ДОКТОРА. Причем военком и нач.военной кафедры, наставляя его на путь истинный перед дорогой дальней, поздравляли, говорили об оказанной чести служить в погранвойсках, настоящей работе и прочих прелестях, которые возможны только в этих войсках, (еще бы на первых полосах газет описывались события на Даманском), а Володя слушал и ... И соглашался. Героизм и мужество советских пограничников сомнений не вызывали, а самостоятельная практика врачу еще никогда не мешала. Он вернулся домой, а на следующий день тот же военком вручил ему предписание и проездные до Воркуты, где Володю ждала пограничная служба. В отряде он появился в полевой форме, которую получил еще в студенческие годы при сдаче гос.экзаменов на военной кафедре, с красными просветами на лейтенантских погонах и «тещами» в петлицах. Былая студенческая стройность за два года ординатуры уже слегка стала забываться, а потому форма отдельными складками немного намекала на былую, мягко говоря, элегантность владельца. Про представление начальнику погранотряда, которое началось с неуставного «Здравствуйте, боль..., э-э, товарищ полковник!», (сказалось волнение и длительный перелет), можно было бы и не упоминать. Тем более, что полковник поднялся навстречу и, улыбаясь, пожал руку и поздоровался не по Уставу: «Здравствуйте, доктор!» Потом была встреча с нач.медом, жилистым мужичком с майорскими погонами, острым взглядом и сухими сильными ладонями, он Вовке сразу понравился, этот хирург. В итоге, Вовку передали с рук на руки, и началась его пограничная служба. Служба началась со знакомства со старшиной отрядной санчасти, который, не смотря на свой почтенный возраст, отдышкой не страдал, носился как заведенный, да так, что Вовка еле поспевал за ним. Первым делом, Вовку накормили в столовой санчасти, чем привели в неописуемый восторг, т.к. желудок уже стал замещать разум. Потом все тот же неугомонный старшина потащил его на склады, заявив, что негоже по отряду в «армейских обносках шляться», т.к. «товарищ лейтенант теперь пограничник». Склад поверг Володю в шоковое состояние, там верховодил другой старшина, но судя по всему, давний друг «медицинского». Да, это тебе не скудное хозяйство сестры-хозяйки! Стеллажи под потолок, шинели, тулупы, валенки, шапки-фуражки и прочее армейское богатство! Деловито осмотрев Володю быстрым взглядом владелец этой пещеры Али-Бабы скрылся из виду и появлялся с какой-нибудь вещью в руках не спрашивая новоявленного пограничника ни о размере, ни о пожеланиях, а только произнося одну фразу: «Примерьте на всякий случай». Все подходило, все! Сидело как влитое! Когда принесли зимние комплекты нательного офицерского белья, Вовка как заведенный автомат собрался, уж было, и его примерять, но взгляд старшины из санчасти заставил его смутиться. Потому он ограничился изучением номера размера на фабричной бирке, и, «о, чудо!» размер оказался его. Потом начальник склада сел за стол и деловито стал отсчитывать погоны, петлицы, звездочки, какие-то пуговицы. Вовка стоял как завороженный. Внушительных размеров гора всякого имущества лежала перед ним, а складской начальник все подкладывал и подкладывал. Рубашки, фуражки, портупея... Господи, зачем мне столько, - думал Вовка. Тут его мысли были прерваны словами складского факира: «Товарищ лейтенант, тут, эта, дело такое. У меня двух эмблем медицинских не хватает. Вы уж не обессудьте!» Вовка виновато-недоуменно улыбнулся и повернулся к своему старшине. Медицинский старшина хмыкнул и деловито заявил: «Найдем». «Та-аак, - удовлетворенно протянул хозяин «пещеры» - Вот вам сукно на парадную шинель». Перед Вовкой появился отрез сукна серо-голубого цвета. Затем старшина оценивая еще раз глянул на Вовку и как бы в никуда заявил: «А вот повседневную шинельку бы пора бы уже и пошить, только Зинка на материк умотала, «запорят» материал». Вовка и так был в ступоре от перспектив шитья парадной шинели, а тут еще подобные тонкости: Зинка, материк, «запорят». Спас положение все тот же медицинский старшина: «Мефодич! Ты по сусекам-то поскреби, наверняка готовая-то есть!» «Это тебе, что? Солдатская? Шинель-то офицерская нужна! По размеру, а не так!»
«Не гундось, глянь, мне офицера одеть нужно» - упрямо заявил медицинский старшина.
Через полчаса кряхтений и невнятного бормотания из глубины пещеры появился «Али-Баба», который отдал Вовке офицерскую шинель с традиционной фразой «примерьте на всякий случай». Вовка примерил, шинель была впору, только погоны были капитанские.
«Ну, вот и порядок! Спасибо Мефодич!» - сказал Вовкин старшина, они откланялись и пошли в санчасть. Более, чем внушительную гору различного имущества пришлось разделить на двоих, иначе бы Вовке пришлось перетаскивать все в два приема. Ввалившись в санчасть, которая на некоторое время должна стать домом для молодого врача, старшина решил окончательно укомплектовать Вовку, на этот раз медицинскими причиндалами. Халаты, колпаки и остальные нужные вещи, включая «тревожный медицинский чемодан». Вовка просто ошалел от вала вещей и подписей, которые пришлось ставить за сегодняшний день в различных ведомостях. Наконец и этот «рог изобилия» иссяк. Но старшина не оставил его своей заботой. «Товарищ лейтенант, а теперь подшиваться», - по-отечески категорично заявил он. У Вовки просто ком в горле встал, нет, он знал о том, что «подшиваться» это не только аккуратно подшить подворотничок, где-то в глубинах памяти еще остались воспоминания об исколотых пальцах, но это было на военной кафедре института, точнее перед экзаменами, но тогда нужно было подшить только полевое «ХэБэ», а офицерское «ПэШа» к счастью уже выдали подшитым, нужно было только под портупею дырку подпороть, да диагональную нитку аккуратно оборвать, так это не проблема. Теперь же, наблюдая за грудой «имущества», Вовка был в явном смятении. Старшина, заметив это, тяжело вздохнул и начал инструктаж: «Товарищ лейтенант, все сразу подшивать не нужно, подшиваем только то, что должно соответствовать предметам первой необходимости». Уже только сама эта фраза повергла Вовку в шок. Что относится к предметам первой необходимости? Но старшина был мудр, и пояснения последовали незамедлительно.
- Значит так, «пэша» одно подошьем, китель, к рубашке погоны сообразим, шинельку подошьем, бушлат на всякий случай. Петлички и погоны оборудуются так и шьются следующим образом.
Дальше на Вовку обрушился вал сантиметров и миллиметров от швов, строчек, краев петлиц, обрезов погонов и еще каких-то чрезвычайно важных параметров, всего этого Вовка толком так и не запомнил. Старшина просто завалил его информацией, о которой Вовка даже не подозревал. Комок в горле достиг такого размера, что Вовка даже прекратил его судорожно сглатывать, осознав всю безнадежность этого мероприятия.
Старшина умолк, еще раз хотел было повторить, но потом махнул по-бабьи рукой и заявил: «Я сейчас образец сделаю, а вы уж там по образцу». Неизвестно откуда извлеченное шило без всякой линейки прокололо первую петлицу и в доли секунды вогнало в нее «тещу с мороженным». Следом был приведен в божеский вид погон.
- Ясно?
По выражению лица Вовки старшина понял, что до «ясно» еще далеко, старшина кинул взгляд на часы и пробурчал: «Ну, так и быть». Через пять минут этот волшебник «оборудовал» все погоны и петлицы.
«Ну, ладно, пойду я на хозяйство, а вы уж подшивайтесь» - заявил он и вручил Вовке катушку ниток с двумя иголками.
Последующие три часа Вовкиных мытарств, связанных с пришиванием, отпарыванием пришитого, обсасыванием исколотых пальцев, повторным пришиванием отпоротого возможно и заслуживают описания, но боюсь, что этот опус займет при прочтении те же три часа, а потому, эти страдания думаю можно пропустить.
Когда уже заметно стемнело, постучавшись в Вовкину палату, которая теперь была его «квартирой», старшина обнаружил лейтенанта в буквальном смысле этого слова зализывавшим раны. «Пойдемте, товарищ лейтенант, ужин уже, поесть надо» - категорично заявил он. Поели, а потом старшина решил проверить качество подшивки. Вовка добросовестно напяливал на себя то китель, то шинель, то бушлат. Старшина скептически хмыкал и делал замечания. Добросовестно пришитые к рубашке погоны от шинели пришлось отпороть, т.к. выяснилось, что для рубашки есть специальные погоны на пуговице, а петлицы на рубашку пришивать вообще не нужно. На бушлате, правда один погон придется перешить, т.к. он оказался «завален». На Вовку от всего этого навалилась просто вселенская тоска, а тут еще выяснилось, что по уставу полы шинели должны быть обрезаны на 32 сантиметра от уровня земли. После этого старшина исчез и появился через пять минут с ножницами, мелком и портняжьим сантиметром.
«Ну, вот, вроде все, аккуратненько отмерьте и подрежьте, а я пошел. До завтра» - попрощался он. Дверь тихо закрылась, и Вовка остался один, сжимая в руках сантиметр и ножницы. Тяжело вздохнув, он одел на себя шинель, застегнулся на все пуговицы, взял мелок и сантиметр, наклонился вперед, отмерил от пола ровно 32 сантиметра и отметил мелком на полах шинели две точки. Потом скинул ее, уложил на пол, взял чистовой размер от края до точки и отбил его вдоль всей шинели, провел линию и обрезал.
Когда Вовка одел шинель, полы ее чуть прикрывали колени. Вовка недоумевая все стоял и стоял пялясь на сапоги, которые даже и не пытались прикрыться жалкими остатками шинели. На утро старшина с круглыми глазами, что-то несвязно бормотал про «семь раз отмерь» и «как же вас так угораздило», потом держал в руках обрезки и просто молчал, потом сгинул часа на два на прощанье, наградив Вовку таким взглядом, что он готов был провалиться сквозь землю. Через два часа старшина вернулся с "Али-Бабой" и отрезом шинельного сукна. "Али-Баба" попросил еще раз надеть Вовку шинель, все еще не веря в свершившееся, увидел и сдавленно просипел: «Товарищ лейтенант, как же вы меряли?» «Вот так,» - сказал обречено Вовка, взял сантиметр, наклонился вперед и... Передний край полы куцей шинели совместно с сантиметром выдали положенные 32 сантиметра от уровня земли. «Да-аа!» - выдохнули оба старшины, и не в силах сдержать эмоций заржали в голос.

А шинель Вовке пошили спустя неделю, пусть не Зинка, а Таисия, запуганная до невозможности Мефодичем-"Али-Бабой", но пошила. Шинель была эталонная и отслужила Вовке верой и правдой все два года, которые он отслужил в погранвойсках доктором.

Оценка: 1.7598 Историю рассказал(а) тов. Старшина : 29-09-2003 13:09:52
Обсудить (114)
, 27-11-2003 17:37:48, sterschwarz
> to Проблесковый > > to Beaver > > > to Кадет Биглер > > > ...
Версия для печати

Свободная тема

ВТОРОЙ ПРЫЖОК

Свой первый прыжок с парашютом помнят все. Кто прыгал, конечно. Многие любят (или не любят) о нем рассказывать. Новизна ощущений, адреналиновая эйфория и вообще - вкус неба. Или мандраж, животный страх, ступор. А у кого-то воспоминания о первом прыжке связаны с травмой. Всякое бывает. В любом случае эмоции сильные и накрепко врезающиеся в память. У меня всё не так. Мне гораздо глубже врезался в память второй прыжок.

Тот день изначально кривой какой-то был: и ливень с утра начался, и ветер поднялся потом нешуточный так, что совсем хотели прыжки отменить. Когда ж вроде всё поутихло, и подняли первую группу, то один ушел на лес, другой попал на вертолетную стоянку, а третий вообще умудрился спалить купол на проводах хиленькой близлежащей ЛЭП.
«Опаньки!» - сказало руководство и взяло паузу. А мы тем временем в полной боевой сидим на старте. Ждем. Пауза затягивается. Час ждем, два ждем. Тут и ветер снова поднялся. Ну всё, думаем и вслух об этом сообщаем - отпрыгались на сегодня - точно прыжки отменят! Однако ж нет - погода вскоре поутихла. И вот мы уже на борту разбегающегося по кочкам грунтовой полосы «кукурузника». Тут еще один звоночек раздался - сиденье подо мною сложилась. В тот момент показалось, что мелочь это, фигня - тряска на взлете, почтенный возраст крылатого железа да плюс мой немаленький вес, но...
Кстати, о весе. В парашютном деле мне сразу не понравились два нюанса. Во-первых, когда перед первым прыжком инструктор поведал кроме всего прочего, что купол рассчитан на безопасную доставку 120 килограмм. На мой вопрос, как же быть тем, для кого 120 кэгэ этап давно пройденный, он молча посмотрел на меня, потом преувеличенно бодрым голосом сказал, что не беда мол, ничего страшного в этом нет, просто будешь, парень, спускаться немного быстрее. Второй нюанс заключался в том, что тех, кто спускается «немного быстрее» остальных, сажают в самолете ближе к выходу, чтобы они покинули борт первыми и случайно не догнали в воздухе нормальных людей, обладающих стандартной скоростью снижения. Мне было без колебаний указано на самое крайнее место. Впрочем, все эти мелочи не могли отравить мою радость от приобщения к парашютизму.
Вернемся ко второму прыжку. Итак, взлетели. Капризное сиденье поправлено, высота набрана. Сигнал готовности. И вот уже стою у выхода, готовый шагнуть вперед по команде инструктора. Секунды растягиваются, мышцы напряжены, нервы на взводе.
- Пошел! - кричит инструктор и я уже в воздухе.
Короткие мгновения свободного падения и тело подбрасывает рывок раскрывшегося парашюта. Так, осмотреть купол! Всё в норме. Развернуться против ветра! Выполнено. Взгляд вниз. Красотища! Взлетное поле как на ладони. Каждую мелочь видно, только маленькое всё, игрушечное. Вон трактор внизу ползает, смешной такой. Вон еще один. И еще... Стоп. Странно, откуда столько тракторов на аэродроме? Хотя подожди, подожди... Это вообще не аэродром, а сельхозугодья какие-то! ГДЕ Я?!
А объяснялось происходящее очень просто. Точка выброски была скорректирована с учетом усилившегося ветра и предыдущих неудач. «Скорректирована» - отодвинута значит. Подальше. Хлопцы прыгнут, и их ветерком как раз на взлетное поле снесет. Так и сделали. Только ветерок, зараза, взял и стих в самый неподходящий момент. И теперь меня и аэродром разделял кусок чужого поля, автомобильная дорога с достаточно интенсивным движением и небольшая деревушка, расположившаяся вдоль этой дороги. Плюс еще тот самый первый нюанс, что снижаюсь я гораздо активнее остальных. Снижаюсь практически точно на это самое шоссе!!! Как потом рассказывали, в воздухе было тесно от моего мата. А я вот не помню такого, врут наверно.
Судорожно разворачиваюсь по ветру в надежде, что он усилится. Надежду подкрепляли не так давно полученные знания, что купол парашюта Д1-5У, с которым мы прыгали, позволяет развивать горизонтальную скорость около 4 метров в секунду. Ветер не подвел. Перевалив через автотрассу, едва не задев крыши сельских домиков и почти чиркнув ногами по каким-то, похоже телеграфным проводам, висящим на задах деревеньки, я рухнул в заросли бурьяна на окраине аэродрома, едва успев кое-как сгруппироваться.
Поднимаюсь. Ощупываюсь, осматриваюсь. Руки, ноги - всё на месте. Вроде цел. Фуф, кажись пронесло. В хорошем смысле. Начинаю потихоньку собирать парашют, но почему-то не покидает тревожное ощущение, что что-то не так. Останавливаюсь. Еще раз всё проверяю - травм нет, ничего не потерял, всё нормально. Продолжаю собирать парашют, но тревога не проходит. Ну, думаю, всё - нервишки сдают, перевозбудился. В этот момент случайно оборачиваюсь назад и замираю, видя буквально в полутора метрах от себя бычью морду с ритмично раздувающимися ноздрями и уже налившимися кровью глазами. К морде сверху приделаны немаленькие рога. Морда тянется ко мне, при этом смотрит молча и недобро; в этом взгляде отчетливо читается полное неприятие основных принципов гуманизма, не говоря уже об отрицании прочих женевских конвенций. Веревочка, которая не допускает более тесного контакта со мной и связывает тело этой морды с довольно хилым колышком, натянута как струна и только что не звенит.
Из ступора я вышел быстро, секунд через пять. Также могу записать в актив то, что недособранный парашют я не бросил. Но ТАК бегать не приходилось (и дай Бог не придется!) никогда.

А еще этот прыжок особенный тем, что он у меня крайний. Пока. Так получилось. Впрочем, знаю - рано или поздно снова поставлю ногу на край, инструктор скажет «Пошел!», слегка хлопнет по плечу и я шагну в небо.

Оценка: 1.7264 Историю рассказал(а) тов. BigMadFat : 25-10-2003 22:46:38
Обсудить (23)
, 19-11-2003 21:41:04, 123
> to BigMadFat > Спасибо за оценки и комментарии. > > > >Я...
Версия для печати

Армия

Что ж, вернемся к нашим военно-строительным баранам и ТБ :)

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ - "ЧЕРНЫЙ" ОБЪЕКТ

Зима 1986 г., военно-строительная часть под Оренбургом....

Бывают у строителей, как военных, так и гражданских, некие неприятные объекты, на которых постоянно что-то приключается. Таким местом был у нас пристрой к котельной в военном городке. Именно там цыган Люли вытащил из-под себя доску при разборке лесов и потом летел вниз долгие 10 метров, стукаясь выступающими частями тела о балки, почему и остался жив. Именно там крановщик из автобата потерял большой палец, придержав ненатянутый трос при буксировке своего крана трактором. Именно там весной срочно пришлось долбить ломом и кувалдой сквозные отверстия в 12-метровой стене в два кирпича толщиной, чтобы установить распорки и не дать стене поплыть дальше. Я там тоже падал как-то раз, поскользнувшись на замерзшем растворе, но удержавшись, навроде Тарзана, одной рукой за доску. При этом пальцы оказались прижаты сверху столитровой бадьей с раствором, неторопливо съезжавшей под моим весом с накренившихся лесов и целящейся острым углом мне в висок. Короче, пришла ко мне белая полярная лисица... понюхала... но ей не обломилось. Мой досрочный дембель из стройбата отменился только по одной причине - раствор в бадье был почти выработан, ее успели остановить и оттащить. После чего пальцы расцепились, я упал, но высота была всего метра три-четыре - для бойца в бушлате и ватных штанах не критично. Мда, Тарзан. Посмотрел бы я, как он перелетает по промерзшим лианам, хватая их окоченевшими пальцами в брезентовых строительных рукавицах... Жаль, Голливуд на такое точно не сподобится.

Именно на этом объекте была (в который раз) воплощена в жизнь известная байка о ломе, приваренном вместо трубы. В нашем случае все было еще более эстетично - два метровых металлических стержня требуемой толщины, соединенных для красоты вентилем и приваренных в угол под рукомойник. Водопровод был сдан в рабочем состоянии сварщиком и его помощником в качестве дембельского аккорда. Сдан честь по чести - все трубы на месте, пустили воду, вода течет. Уже потом выяснилось, что в обход линии они протянули шестиметровый резиновый шланг и засыпали песочком. Когда дембеля уезжали домой, шланг был отсоединен - и "прощай, унылый уголок, приют страдания, трудов и сожалений" (так, кажется, у Пушкина?). Пустили воду - не течет. "Засорилось наверно, трищ капитан!" Но начальник стройки капитан М. дураком не был и самолично простучал все трубы - видимо, он тоже знал эту байку. Так все и открылось. Правда, дембеля уже были дома. Под веселые матерки капитана типа "Ведь как объеб@ли, бл@ди, а!" (жизнерадостный был товарищ, даже не обиделся) и его полные лингвистических находок фразы о том, куда бы он означенным дембелям прикрутил этот вентиль и забил эти железные палки (о физиологии дембелей мы в тот день тоже узнали немало нового), водопровод доводили до ума уже сварщики следующего призыва.

"Эти железные палки", кстати, были отрезаны от поручней в мазутной яме. Там вообще половина поручней отсутствовала, из-за чего возникал серьезный риск свалиться в озерцо с мазутом. А мазутная яма, если кто не знает - это такое круглое сооружение, где посередке мазут, по краям мостик с перилами, а по стенам трубы с кипятком для подогрева мазута. Там мы и грелись зимой и сушили портянки ("А запах! Ох уж этот запах!" (с)). До тех пор, пока одному милому, чрезвычайно изобретательному и очень умному черноглазому юноше (его так все сразу после этого и называли, не верите?) не пришла в голову замечательная идея высушить сапог, поставив ногу на вентиль отопительного стояка. Проржавевший вентиль терпел-терпел, да и не вытерпел такого позора. Вылетев с широкой струей пара, он описал красивую дугу и утопился в самом центре мазутного озера, даже не булькнув на прощанье. Свист пара, потом общий возглас, на диво сильный и слаженный: "БЛ@-а-а!!!" Не знаю, какое давление было в том стояке, но уже через три секунды пар стоял как в бане. К сожалению, мы не припасли березовых веничков. И заодно осинового кола. Нет, вовсе не для того, о чем вы подумали... Не для нашего милого друга. Трубу заткнуть. Ибо использовать в качестве затычки тот орган, которым присоветовал воспользоваться командир отделения ("ЗАТЫКАЙ, НА Х.. !!!" "ЧЕМ???" "Х..М !!!") этому черноглазому созданию, резво отпрыгнувшему в сторону и изображавшему из себя ну никак непричастное к сему конфузу изваяние диковинного узбеко-африканца (белки глаз на покрытом мазутом лице), было явно невозможно по чисто физиологическим причинам - воину до дембельских нормативов физиологии было ох как далеко... Поиск иного предмета на роль главного героя спектакля, то есть затычки, продолжался силами всего отделения целых восемь секунд. На девятой секунде командир отделения младший сержант Рахматуллоев собственной персоной летит к стояку в окружении густого облака пара и с грозным криком "Ура!!!" (естественно, он кричал нечто другое, менее подобающее сержанту Советской Армии во время атаки) пытается с размаху воткнуть в отверстие палку от метлы. Мимо! Удар, удар, еще удар! Гол!!! Метла торчит в трубе, наш мир спасен - и всего за десять секунд! Зрители, однако, не рукоплещут. Размазывая сопли от пара и потеки от мазута, они копошатся в тумане и разыскивают свои высушенные, а теперь и постиранные под высоким давлением портянки. Но увы! Пар рассеивается и становится видно, что половина портянок плавает на поверхности мазута, щедро разбавленного кипятком. Монограмм на портянках в армии не вышивают, поэтому половина отделения оказалась беспортяночной - наматывать на ноги эти пропитанные мазутом тряпки почему-то не захотел никто.

С тех пор мазутную яму заперли и больше нас туда не пускали. А отпиленный кусок от черенка метлы, говорят, служил затычкой этой трубе и после того, как мы уехали домой. Может, он и ныне там. Если окажусь поблизости - оставлю на нем свой автограф.
Оценка: 1.7256 Историю рассказал(а) тов. Боец_неведомого_фронта : 27-09-2003 17:31:28
Обсудить (11)
03-10-2003 10:04:25, Проблесковый
Боец, как порадовал, а! Ай да бойц, ай да ....... далее по т...
Версия для печати

Флот

«А мы служили на крейсерах» -3
(Совершенно не придуманные истории)

«Военная тайна»

И опять про вахтенных офицеров на якоре. Заступает их на сутки трое, в принципе особенной ответственности нет, замена есть всегда, так что снять с вахты - без проблем. Вот так и бывало, что минут за тридцать до окончания вахты тебя снимают, и через пятнадцать минут - пожалте бриться, «Очередной смене приготовиться на вахту!»
У матросов на разводе рожи иронически - сочувствующие, а тебе - еще четыре часа. А могут и еще раз снять...
В мой первый флотский день рождения меня снимали дважды. Поэтому, заступив в семь утра, явился я домой в двадцать один, после смены, к остывшему столу и заплаканной жене. Гости, конечно, все разошлись.
Так что слова «Сдать вахту!» преследовали меня года четыре, пока я не стал старым капитаном, и меня допустили к дежурству по кораблю.
Все это для лучшего понимания ситуации, о которой собираюсь рассказать.
Поставили на наш «корабиль» пехотный зенитный комплекс. Дело совершенно новое, ну и соответственно секретное. Приехали из Москвы целых два каперанга - из восьмого отдела - определять режим допуска на крейсер.
После вкусного обеда в командирском салоне и адмиральского часа, прогуливаются они, стало быть, в районе пусковой. Совещаются. Вдруг - явление. Блондинистый молодцеватый старлей. Фуражка - набекрень, пшеничные усы, фотоаппарат.... Что?!!! Фотоаппарат!!!!!
- Вы кто?!!!
- Фотокорреспондент «Красной Звезды», направлен отразить в фоторепортаже освоение новой боевой техники.
-А - а - а - а - а.......!!! - неслось от пусковой до каюты командира.
Тот - за телефон:
- Вахтенный офицер! Когда на корабль прибыл фотокорреспондент «Красной Звезды»?
- Не было, товарищ командир!
- А - а - а - а - ......!!! - это уже командир, и еще сорок два слова, из которых самые теплые - «Сдать вахту к такой - то матери!!, Учебно -боевая тревога!»
Сыграли тревогу.
Старпом - с ГКП :
- Доложить, у кого на посту находится фотокорреспондент «Красной Звезды»!
- БЧ-1 - нет, 2, 3,.....5, РТС, службы и команды - нет !
- Осмотреть заведования !
Осмотрели. Нет !
Московские капразы в голос:
- Как же нет !? Такой блондин, с усами, фуражка набекрень.....
Старпом тут же врубился :
- ПКЗД ! (пункт командира зенитного дивизиона)
- Есть ПКЗД!
- Гайдин! Сука ! Ты фотокорреспондент ??!!
- Так точно!
- Десять суток ареста!!!
- Есть!
Военная тайна была сохранена.
Впрочем на Севастопольском базаре все эти тайны.....
Оценка: 1.7230 Историю рассказал(а) тов. Kor. : 13-10-2003 17:14:10
Обсудить (2)
15-10-2003 09:52:58, Полицейский
КЗ!...
Версия для печати

Флот

Э-э-х! Корапь у стенки, увольнительная в кармане, впереди полдня, бутылка водки и местные красотки. Жизнь широко улыбалась матросикам-годкам после длительного похода к чёрту на рога....
Карпенко и Шлык уже поели, уже попили, уже забили стрелку с двумя парикмахершами и, собственно, уже двинули на эту стрелку энергичными галсами. Солнце устало скатилось под горизонт, уступив место фонарям. Карпенко и Шлык медленно, но уверенно продвигались в сторону местного к/т
«40 лет ВЛКСМ», когда Шлык почувствовал желание облегчиться. Он подошёл к кромке аллеи, вынул оборудование из клёша, и размеренно покачиваясь, начал пИсать. Карпенко вежливо отошёл на пару метров и стал отпускать тонкие флотские замечания. Суть да дело, Шлык приступил к чехлению прибора, легонько оступился и, поскользнувшись на сухой листве, уехал на жопе под откос, навстречу судьбе. Карпенко никуда не ездил, но судьбу (свою) тоже встретил. Патруль неслышно материализовался из темноты и приступил к обнюхиванию Карпенки на предмет алкоголя и наличия увольнительной. Слово за слово, обнаружились противоречия в понимании темы у матросика и у командира патруля. Обступив Карпенку со всех сторон, патрульные (тоже матросики-срочники) нехотя начали его подталкивать в сторону, обратную к к/т «40 лет ВЛКСМ». Карпенко оказал было сопротивление, но упал ниц. Патруль злобно совещался, когда откуда-то снизу появился матерящийся Шлык, весь в сухой листве и паутине. Патруль на секунду опешил, но усилием воли спросил: «Ты кто?» - «Я - капитан Грант, а это - мой ребёнок», - буркнул Шлык, сгрёб Карпенку, сел на задницу и вместе с ним отправился «скоростным лифтом» по проторенной дорожке вниз.
Оценка: 1.7066 Историю рассказал(а) тов. Постограмм : 02-10-2003 13:00:57
Обсудить (5)
, 08-10-2003 16:24:30, Leo
Во Владике видел сводные патрули - афицер из танкистов, сроч...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцМарт 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
офисный переезд перевозка мебели компания перевозчик
балкон под ключ цены