Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот


ВСТРЕЧИ С ИСПЫТАТЕЛЯМИ- 3.

Если знаменитые старшие товарищи, убывая с “Минска“, оставляют адреса и приглашают в гости, то почему бы и не приехать. Командировка в 1983 году в Серпухов для освоения зенитного комплекса С-300Ф предоставила такую счастливую возможность.

1. В Чкаловском.

Конечно, приезжать бы надо не на последней электричке и не после полуночи. Но дальневосточная наивность тридцатилетнего юноши, сформированная многими годами проживания в военно-морских гарнизонах, не позволяет относиться к подобным вариантам, как к чему-то из ряда вон...
Между соснами, достающими до неба, в свете фонарей с трудом нахожу нужный адрес и получаю совершенно ожидаемый ответ, что Вадим Павлович Хомяков, в гости к которому я приехал, находится дома, но выйти не может. Святая жена военного лётчика, заподозрив неладное в растерянном взгляде полуночного гостя, в последний момент останавливает его и после выяснения мотивов неожиданного визита препровождает в квартиру. Извиняясь, она рассказывает, что Вадим Палыч вчера на свадьбе галантно ухаживал за женой молодого майора. Укачав офицера в усмерть, он пообещал в пять утра отвезти супружескую чету домой на машине, так как майор должен был заступать в боевое дежурство по охране воздушных рубежей столицы. По этой причине Вадима Палыча нельзя было будить, но видимо запах чёрного кофе сделал своё дело.
- Салага, привет! Мать, накрывай на стол! - команды следовали в форме, не дающей право на обжалование.
Из предложенных мной к столу коньяка, а также “шила“ из минских погребов был выбран, конечно, светлый напиток. Спать, однако, ввиду важности предстоящей задачи, всё же пришлось.

Небольшое отступление.
Вадим Павлович Хомяков - Заслуженный лётчик-испытатель, Герой Советского Союза. Он годился в отцы представителям нашей компании, куда входили офицеры среднего звена различных специальностей. К нам он относился с теплотой и уважением, а уж мы то... Мы понимали, каково лётчику его возраста находиться в «железе» по несколько месяцев, и делали всё, чтобы каким-то образом обеспечить его быт и свободное время.
Несмотря на то, что полковничьи погоны на его плечах находились уже лет пятнадцать, в силу своего авиационного происхождения и звёздного статуса в вопросах взаимоотношений между старшими и младшими Вадим Палыч избегал уставных стереотипов. Считал, что есть другие, неформальные критерии, основанные на воспитании, порядочности и профессионализме.
Иногда, для того, чтобы, чтобы купить коньяк до вожделенного наступления времени «волка», он надевал свой полковничий сюртук со Звездой на молодого майора-инженера и отправлял того в магазин. Коэффициент успешности всегда был максимальным!
Гостить у него в каюте было интересно, почётно, но небезопасно. Во-первых, она находилась в непосредственной близости от каюты Командира, и как-то совершенно неприлично было обращаться с просьбой: “Товарищ Герой Советского Союза, закройте дверь на ключ и разговаривайте потише, а то нас застукают“. Однажды Вадим Палыч через короткие промежутки времени покидал каюту, а, возвращаясь, неподдельно сокрушался:
- Ну, Витька! Это же надо! Видите ли, ему некогда послушать, как душевно поют его ребята. Не может он на минут десять с мостика спуститься.
Нетрудно было догадаться о ком идёт речь, но дрожащим голосом, поглядывая на дверь, кто-то всё же спросил: “А Витька - это кто?“
- Да командир ваш, Гокинаев! Он даже не представляет, какие классные ребята у него служат. Мог бы сейчас увидеть вас в другой ипостаси. (Стол... тара... пища... гитара... - немая сцена)...

...Пять утра наступило раньше, чем хотелось. Недовольная красивая женщина всем своим поведением уничтожала несчастного майора, имевшего цвет лица чуть немногим светлее форменной рубашки. Через километров двадцать пути посвежевший Вадим Палыч снова начал командовать:
- Володя, доставай из карманов чехлов сидений коньяк, стаканы и закуску.
Коньяк - это полная плоская двухлитровая канистра из НАЗа, стаканы - деревянные ёмкости с хохломской росписью, закуска - стеклянная пробирка с таблетками валидола. Два раза повторять необходимости не было, но к сожалению коньячный запах, разнёсшийся по салону, вызвал у майора спазмы с утробной икотой, и во избежание неприятных последствий “Волгу“ пришлось остановить. Все эти последствия разрешились в ближайших кустах, и уничтожавшая мужа словесными залпами, где самым безобидным словом было: скотина, - женщина уже не казалась красивой.
Да шут с ней, с женщиной. Я всё думал: неужели это тот самый коньяк? И вот о каком коньяке идёт речь.

На корабле Вадим Палыч рассказывал занимательную историю. Как-то раз, приехав в Тбилиси получать на заводе самолёт, он в одиночестве коротал время в каком-то ресторане. Это было время ренессанса интереса к личности Сталина в противовес брежневскому застою, когда фотографии вождя красовались на лобовых стёклах многих авто, трамваев, поездов. Подошедший официант выставил на столик, за которым отдыхал наш герой, бутылку водки.
“Сегодня день рождения Сталина. Пусть русский офицер выпьет по этому поводу,“ - говорилось в записке, сопровождавшей бутылку.
Вадим Палыч, подозвав официанта, отставил на поднос принесённую водку и, водрузив туда же бутылку коньяка, отправил всё это назад с запиской: “Русский офицер за Сталина такое г... не пьёт! Выпейте, как и я, более благородный напиток.“
Направившаяся в его сторону группа возбуждённых геноцвале вместо ожидаемой агрессии перевела лётчика за свой столик, где в течение всего вечера, а затем ещё в течение нескольких дней в каком-то особняке принимала его с истинным кавказским гостеприимством. Старший среди них был какой-то “шишкой“ на “Самтресте“ и, прощаясь, пообещал при каждом удобном случае передавать на Чкаловскую коньяк в канистровой таре.
И вот уже несколько лет славный сын Кавказа держал своё слово. В этом я воочию убедился, когда у себя в гараже Вадим Палыч наливал мне в дорогу божественный напиток из десятилитровой канистры.

Увы, выпить из этой бутылки мне не пришлось.
Из Чкаловского я поехал в Лужники на футбол CCCР - Польша. Милиционер на контроле смотрел на меня, как на инопланетянина, когда на его вопрос: “А что это у вас в бутылке из-под “Шампанского?“ - я с наивностью пятилетнего ребёнка ответил: “Коньяк, вот, подарили“. В результате, пришлось мне выбирать между коньяком и футболом.
За память товарища Сталина в тот вечер пила московская милиция.

2. В Жуковском.

Невозможно словами передать потрясение при посещении кладбища, где лежал цвет отечественной авиации. Рябило в глазах от фамилий с Геройскими Звёздами и заслуженными званиями: Гудков, Комаров, Муха, Кононенко... Братские могилы погибших экипажей... Молодые красивые лица на памятниках и квадраты могильных холмиков под ними...
Только потом я понял, что имел в виду лётчик-испытатель Валентин Назарян, когда говорил о своей квартире: “Я здэсь - четвёртый“...
Ближайшей ночью я должен был лететь в Мурманск в соответствии с купленным билетом. Когда время нашей размеренной беседы в уютной квартирке лётчика-испытателя Юрия Ивановича Митикова перевалило далеко за полночь, заволновался Назарян.
- Володя, посмотри точно, когда твой рейс.
Вылет был через полтора часа, но вместо аэропорта отлёта Быково, в чём я был абсолютно уверен, вызывающе красовалось: Шереметьево. Ну, и ничего страшного. Полечу на следующий день. Сорок рублей - не та сумма, из-за которой следует убиваться. Но лётчики-испытатели - народ точный. И вот уже они зажёвывают запах лавровым листом и, проверяя эффективность данной процедуры, дышат друг на друга.
- От меня пахнет?
- Да, вроде нет. А от меня?..
- Вообще никакого запаха!
Как остановить вышедший из-под контроля процесс? Благополучие и, что главное, безопасность асов советской авиации оказались в зависимости от флотского разгильдяя, который не в состоянии прочесть что в билете написано. Все мои мольбы остались за бортом рванувшей на взлёт “шестёрки“, которую пилотировал (именно так!) будущий Заслуженный лётчик-испытатель СССР и Герой России Юрий Иванович Митиков.
- Да ты не сокрушайся, Владимир, - с интонацией старшего брата успокаивал меня Валико, - ты, лучше, пой.
И мы с Назаряном пели в машине, несущейся вопреки всем правилам и здравому смыслу через центр столицы в Шереметьево.
В аэропорту мы узнали, что посадка на мой рейс уже закончена, трап убран.
- Соедините меня с диспетчером, - это уже с телефона на регистрации вступил в управление ситуацией Валентин Вазгенович. - Говорит лётчик-испитатэль Назарян. Понимаешь ли, брат, тут такое вот дело...
И вот уже на отдельном автобусе VIPившего пассажира подвозят к заново подогнанному трапу, в результате чего полёт в Мурманск превратился из мечты в реальность...


P.S.
Бывало, когда меня не по делу донимали высокие занудные проверяющие или начальники, я делал блаженное выражение лица и, как-бы в никуда, произносил: «А вот лично Вам отдельно подали бы трап после завершения посадки в самолёт?»
В состоянии «заяц во хмелю» я снисходительно смотрел на опешившего «бугра», совершенно не воспринимая его дальнейшие раскатистые словесные пассажи, и память относила меня в ту далёкую осеннюю шереметьевскую ночь...
Оценка: 1.7391 Историю рассказал(а) тов. Ulf : 15-11-2006 15:21:38
Обсудить (14)
21-11-2006 22:56:13, Rotmistr
> to Ulf > > to rotmistr > > -------------------------------...
Версия для печати

Флот

Про корабельных врачей писали уже достаточно... но ведь слов из песни не выкинешь...

Аппендицит

Приключилось эта история году в 1981 с одним из старших лейтенантов крейсера «Мурманск»...
1981 год. Северная Атлантика. Крейсер «Мурманск» в составе ОБК (Отряд Боевых Кораблей) бороздит штормовые просторы, осуществляя слежение за авианосцем английских ВМС «Арк Ройял». Океан неспокоен, и несмотря на свои 16 тысяч тонн водоизмещения, крейсер качает, и качает прилично, и длинная океанская волна этому очень способствует. Старший лейтенант В. в 00.00 часов заступил на ходовую вахту вахтенным офицером. Обстановка в целом спокойная, авианосец от нас не убегает... а мы его не догоняем... так, изредка меняем курс, сохраняя пеленг и дистанцию. Ничего не предвещало неприятностей...
Где-то в 3 часа ночи, за час до смены, В. почуствовал, что с ним что-то не так... Какая-то тяжесть в нижней части живота и неприятное чувство, как будто у тебя из-под печени жилу вытягивают. К концу вахты стало совсем невмоготу, и побыстрее сдав вахту в 04.00, старлей, спустившись по трем трапам вниз, мелкой прихрамывающей рысцой потрусил в медблок. Начмедом на крейсере в это время был только что назначенный молодой старший лейтенант, пришедший на крейсер вместе с В. - Леша Алексеенко, хирург он был неплохой, обучение в ординатуре прошел, но поскольку он был еще молодым начмедом, а выход в море был серьезным, старшим врачем на выходе был назначен Толя Гапоненко, капитан медслужбы, флагспециалист одного из соединений 7 ОПЭСК.
Старлей В. на полусогнутых поскребся в медблок, и уже постанывая от тянущей боли, почти упал на кушетку. Дежурный санитар, морячок, поняв, что дело серьезное, пулей улетел за начмедом. Леша Алексеенко, еще сонный, позевывая вальяжно зашел в медблдок, но увидев скорчившегося В. на кушетке, тут же проснулся... Перевернул старлея на спину, спросил, где болит, и без лишних разговоров нажал... вопль был подтверждением, что нажал он куда надо...

- ...Блин... мать его... этого еще не хватало... Так, Саня, лежи, я сейчас приду...

Через 10 минут в санчасти был весь офицерский состав крейсера во главе с Гапоненко.
Ощупав старлея, потыкав пальцами в разные места его тела, консилиум «врачей-убийц» в чине от лейтенанта до капитана единогласно постановил и вынес короткий приговор:

- ...Ну что, Саша, у тебя аппендицит, и дело серьезное, надо резать...

Короткий мучительный стон старшего лейтенанта был им ответом. Гапоненко и Начмед убыли на ходовой к командиру с докладом по больному.
А в это время В. лежал на кушетке, и в его мозгу крутились нерадостные мысли... крейсер уже седьмые сутки крутится в Атлантике немного выше Англии, выполняет боевую задачу по слежению за АУГ вероятного противника в штормовом океане, и вряд ли кто то будет отправлять его в родной Североморск или вызывать какой нибудь транспорт или вертолет для спасения его, никому, кроме него самого не нужной лейтенантской жизни... А делать операцию на борту корабля... в шторм... в Атлантике... в каком-то 1981 году... в корабельной операционной крейсера, построенного в год и месяц рождения того самого старлея... И мысли его становились все мрачнее и мрачнее...
Вернулись Начмед и Толя Гапоненко.

- ... Ну что старлей, будем тебя резать - прозвучал как приговор голос Гапоненко.

- ... Давай, Саша, будем тебя готовить, хмуро сказал Начмед...
И в глазах Леши Алексеенко В. прочитал какую-то озабоченность и сердечко у него забилось.

Далее пошла рутинная медицинская работа. Моряки медслужбы кинулись мыть операционную с хлоркой и лизолом, потому как на крейсере крысам и тараканам было наплевать, кубрик это или медицинское помещение... И жили они на корабле везде!
Моряк в белом халате намылил старлею все близлежащие к предполагаемому месту проведения операции части тела... а надо сказать, что волосяной покров у него был внушительный... и потом долго скреб его лезвием б\у типа «Балтика», пока В. не оказался весь поцарапанный и какой-то до неприличия оголенный...
После этого В. с помощью матросов отвели в операционную крейсера и положили на операционный стол, тщательно вымыли и протерли спиртом.

...Почему так подробно описываю... чтобы морской военный народ, который редко сейчас выходит в море, а если и выходит, то на современных кораблях, оборудованных по последнему слову техники, представил себе - каково было в то время оказаться на операционном столе на борту корабля-ветерана в шторм, далеко от земли...

Ну, а про операционный стол на крейсере можно вообще долго говорить... Это отдельная повесть... Опишу вкратце:

...Это обычная металлодеревянная поверхность размером примерно 60см.х180см. с откидными откладушками для рук, с наклеенным сверху дерматином и слегка чем-то смягченный.... А вот под этой площадкой был сложнейший механизм... металлоконструкция - «два в одном», изобретенная наверное, годах в 30-х, если не раньше. Два механизма, соединенных в единое целое, но каждый включал в себя зубчатый сектор, шестерню, по которой этот сектор совершал вращательное движение и рукоятка, которой эту шестерню можно было вращать, а также в каждом механизме присутствовал указатель со шкалой и стрелочкой.

Принцип работы операционного стола:
Под стол загоняют двух матросиков медслужбы, каждый садится под стол на кафельный пол, берется за рукоятку и с помощью данного механизма, вращая рукоятку и смотря на шкалу со стрелочкой, отрабатывают на операционный стол углы качки корабля при производстве операции... один по бортовой качке, другой по килевой... Вроде ручного гироазимута-горизонта...
Итак... Положили старлея на стол, побрили, помыли, проспиртовали снаружи, загнали под стол морячков отрабатывать качку, начмед Леша Алексеенко позвонил на ходовой - доложил командиру крейсера кап. 2 ранга Святашову Петру Григорьевичу, будущему вице-адмиралу, начальнику штаба Черноморского Флота, о готовности к операции. Включилась корабельная трансляция и крепкий командирский голос объявил на весь корабль...

- ...Внимание л\с! В сложных штормовых условиях старшему лейтенанту В. будет произведена операция... В связи с этим для уменьшения качки корабль ложится на курс... градусов!...

В. даже почуствовал себя немного Героем Советского Союза...
И действительно, через 10 минут качать стало меньше. В районе груди натянули простынку, чтобы ничего не видел, операция-то под местным наркозом! Руки и ноги ремнями привязали, чтобы не шевелил. И... операция началась. Оперировал Толя Гапоненко, ассистировал Начмед - Леша Алексеенко.
Когда старлею после операции показали иглу, которой вкалывали наркоз... ему чуть не стало плохо... Она была длиной сантиметров сорок... Чтобы до позвоночника протыкать!

Дальше старлей расслабился после наркоза и особо ничего не чувствовал... Что-то там делали... Что-то там резали... Моряки отрабатывали углы качек... И все было бы нормально... Но через час наркоз закончился, и В. начал что-то ощущать. Как ему потом сказали, нужно было после операции зашить три каких-то слоя... Так вот, два зашили, а третий не успели... Наркоз закончился. И зашивать третий, самый верхний слой, пришлось наживую! И с каждой минутой становилось все больнее и больнее...
Старлей сначала мотал головой... потом начал мычать сквозь стиснутые зубы... Потом из глаз у него от невыносимой боли полились слезы... Потом сквозь мычание и стон из искусанных в кровь губ вырвалось:

- ...Вы там что, мать вашу, оху...ли... изверги...

Руки и ноги В. стали совершать всяческие движения в попытке избавиться от ремней, а поскольку мужик он был здоровый, на крейсер пришел с разрядом по гиревому спорту, то было неизвестно, сколько эти ремешки выдержат...

- ...Блин, держите его... быстрее...

Три морячка-санитара кинулись выполнять приказание... Один повис на ногах, двое на руках старлея, но было видно, что долго они не выдержат...

- ...Саня, родной... потерпи... немножко осталось... ты поругайся, поругайся, полегче станет... - говорил Толя Гапоненко, зашивая последний слой.

...И старший лейтенант В. начал ругаться... А поскольку ругался он в полный голос, а голос у него был музыкальный (четыре года сольфеджио и хора в муз. Школе им. Глиэра), то слышно, говорят, было на две палубы вверх и на 3 коридора в корму и в нос от медблока...
Сначала он перебрал по матушке всех присутствующих, включая санитаров... потом всех офицеров медслужбы... Потом весь медицинский инструмент, начиная с тупого скальпеля и заканчивая той самой 40 см. иглой... Матросики под столом вжались в палубу, в глазах у них был полный ужас... - Такой всегда спокойный был офицер... А тут такое...
Хирурги искоса поглядывали на больного... Темп операции увеличился вдвое.
Когда старлей в своих выражениях дошел до командования корабля и должно было вот-вот случиться непоправимое... Операция завершилась.

Толя снял марлевую повязку, вытер ею пот с лица и сказал:

- ...Ну ты даешь... млин... никогда такого не слышал...

Офицеры приходили потом навещать старлея в медблок и со смехом пересказывали ему его слова, а В. смеяться не мог - больно было... И почему-то не смешно...
Заживало все довольно долго, а поскольку через 4 дня крейсер вернулся в Североморск, и было начало лета, и внутри играли гормоны, и женской ласки хотелось так, что аж зубы сводило... Конечно, всякие там рекомендации врачей о необходимости физического и полового воздержания не соблюдались и шов то сходился, то расходился.
А зажило все... и зарубцевалось как-то очень быстро после одного из телевыступлений Кашперовского... Но это уже другая история...

Где сейчас Толя Гапоненко, не знаю... Леша Алексеенко сейчас полковник медслужбы, начальник Военно-Морского госпиталя в Пушкине под Питером...
Спасибо вам, ребята... за Все.
Оценка: 1.7220 Историю рассказал(а) тов. rfwj : 13-11-2006 21:33:33
Обсудить (39)
22-11-2006 16:14:10, Кадет Биглер
> to Gljuck > Ебанись за океаном... -----------------------...
Версия для печати

Флот

Реконструкция

- Эргашев, а почему вы смотрите на меня розовой девушкой и интимно вздыхаете? Вы хотите мне признаться в любви? Ась?! - Вова негодовал, - Два часа назад я поручил вам написать «Боевой листок»... И что?!!! Где ваша матросская сознательность, дух патриотизма, и прочее «Даёшь!!!» А, Эргашев?... Что вы там все время ерзаете?... Только не пиздите мне, что не умеете писать!... Не я ли застукал вас в туалете, когда вы, вместо того чтобы добросовестно удалять остатки жизнедеятельности воинского коллектива, писали на стене «Шнуфик- жопа»?!!! Не спорю, возможно, это справедливое утверждение... но абсолютно чуждое пасторальному интерьеру военного гальюна!!! У нас там срут, Эргашев! Сосредоточено и с душой!... А пишут у нас в боевом листке, красивым девичьим подчерком!... Ну? Что вы ответите в свое оправдание?
- Ааау-ууу-ааа...- лицо Эргашева исказилось жалостливой гримасой.
- Мать моя... чем глубже, тем интереснее... что с вами, любезный?
Эргашев еще раз жалобно мяукнул и ткнул пальцем куда-то в среднюю часть туловища.
- Что там у тебя, сволочь?... - Вова почувствовал приближение большой жопы... возможно даже большей, чем у легендарного Шнуфика...
Эргашев посмотрел совсем жалостно... И начал расстегивать брюки...
Очень скоро взгляду Вовы открылась изумительная картина. Жалобно шмыгавший носом Эргашев бережно держал в руке... что-то невообразимо распухшее, в розовых переливах, на тонкой ножке...
- Где вы достали пион посреди зимы?... - прохрипел Вова, падая в кресло.
- Уууаа-аааа-ууу... - жалобно завыл Эргашев, качнув мощным бутоном.
- Дотыкался сука?!!! - Вова жахнул кулаком по столу. - Я же предупреждал вас, сволочей! Кого поймаю с самоволкой в поселке, лично отрежу, заспиртую, и выдам только на ДМБ! А?... Говорил?!!! - Вова страшно выпучил глаза.
- Так точно! - Эргашев бережно переложил непарный орган в левую руку и попытался отдать честь.
- Рассказывай, сука! Куда! Кому! Зачем!... Боже! Этот гангстер бегал с ужасной елдой наперевес по мирному поселку, нарушая патриархальный уклад... Сука, я отдам тебя на растерзание старушкам!
- Яяяяя не хооотееел... - снова заныл Эргашев.
- Не хотел?! Может скажешь что пронес ЭТО контрабандой к нам на флот через военно-врачебную комиссию?!!! НЕ ВЕ-РЮ!!!... Признавайся мерзавец, кого ты убил своей херней?! На ней явно читаются следы насильственной смерти!!!... Да я... бл...
Стремительно распахнулась дверь и на пороге волшебным образом нарисовался замполит с ленинской хитринкой во взгляде...
Вова хотел сплюнуть через плечо, но постеснялся.
- Тааак... А что тут у нас за шум в рабочее время? - ласково улыбнулся замполит.
Эргашев, все это время безуспешно пытавшийся заправить орган обратно в штаны, что-то там у себя задел, и тоненько закричал...
Сначала они оба, Эргашев и замполит, посмотрели на пион.
Эргашев с жалобной грустью, замполит с ужасом.
Потом они посмотрели друг на друга, и лицо замполита постепенно приняло такое же жалобное выражение...
Потом они повернулись к Вове.
Вова умилялся. Как были похожи в эту сложную для психики минуту, сыновья разных, по сути, великих народов...
- Что это? - шепотом спросил замполит.
- Это?
- Это...
- Пися...
- Чья?
- Хм... не знаю... растет у Елдашева... у Эргашева в смысле...
- Неееет... - зашипел приходящий в себя замполит, - Я спрашиваю в чьем подразделении ЭТО выросло?
- Э, нет! - сразу пресек замполитовскую хитрость Вова, - Эта боеголовка выросла у нас в ЧАСТИ! Невзирая на своевременные политинформации и основные положения руководящих документов!
- Да? - сразу заскучал замполит, - И чем мотивирует?
- Чем оно может мотивировать? - пожал плечами Вова, - Носилось по городку, осваивало метод тыка... Так, Елдашев?
- Уууу-ааауу-уууаа... - живо откликнулся Эргашев.
- Уууу... - окончательно погрустнел замполит, - И что делать?
- Что делать... к Пилюлькину надо вести... - Вова хмуро посмотрел на матроса, - Отрезать нахер!... В назидание...
- Аааа-ууу-ааа!... - не согласился Эргашев.

Пилюлькин, в народе - мичман Семеныч, заслуженный ветеринар и хранитель стратегического запаса витаминок, грустно посмотрел на елду, и попросил оставить его наедине с Эргашевым...

- А как же она у него так?... - не мог успокоится в курилке замполит, - Ведь не должно же, а?
Володя пожал плечами. Замполит не унимался:
- Странно... странно все это... это ведь не триппер? Или да?... Или нет?... Или сифилис?... Или нет?... Или что?... Такое ведь все розовое... блестящее... распухло волнами... а сбоку-то, а сбоку я даже заметил, там...
- Послушайте Павел Аркадьевич! Прекратите, или я срыгну вам на китель... И почему вы считаете, что я знаток венерических болезней? Я что, так плохо выгляжу?
- Нет, ну что вы, Володя... Просто вы человек другого поколения... Но она ведь не должна была так... распухнуть... так странно и причудливо... у неё ведь устройство не такое... да?... Или нет?... Или могла?
Вова почему-то очень живо представил себе первоклассника замполита, впервые за ириску изучающего устройство женской писи на переменке за школой...

В курилку зашел Семёныч.
- Ну?!!... Ну?!!!! - запрыгал замполит.
Семеныч не спеша затянулся.
- НУ же НУ?!! - Вове даже стало неудобно за замполита.
- Шары загнал... нетвердой, неумелою рукою... - пояснил Семеныч.
Замполит пытался заглянуть в глаза Семенычу, потом Вове, потом опять Семенычу... в безуспешной попытке постичь великий смысл «загоняния шаров»...
Семеныч, учуяв благодатного слушателя, озарился:
- Это же просто все! Но уметь надо, конечно! Хер - он ведь один! Непарный орган! Беречь надо, знамо дело... А он чего?
- Чего?! - горел взглядом «первоклассник за школой».
- Руку дайте!... Вот... кулак-то сожмите! А то, что это за хер?!... Ему же не здороваться надо, а наоборот совсем даже... Вот... Теперь смотрите, вот здесь по контуру, вокруг кулака кожица тоненькая... крепление такое! - Вова потихоньку отодвигался от двух распоясавшихся членовредителей, - Вооот! Оттягиваем хорошенько...
Замполит болезненно сморщился, живо переживая...
- Ну, чтобы шарики под кожу загнать, надо ведь дырки сделать, понимаем да? - продолжал пояснять Семеныч, - Вооот!... Оттягиваем... и отверткой сюда крестовой - Хак!
- Нет! - Замполит в ужасе отдернул руку, и прикрыл пах.
- Но с умом ведь все надо... - не обращая внимания, продолжал пояснять Семеныч, - Обработать надо все сначала марганцовочкой, или там водкой хотя бы на худой конец, хи-хи, да? А то вот конец как раз совсем не худым становится... Как у вашего Елдашева... Хрен! - Семеныч резко поднял палец вверх, замполит сжал колени, - Хрен, он ведь трепетного отношения требует, а так же дисциплины и чистоты рабочих мест... вот... ну что, пошли шила накапаю, за успешно проведенную операцию?
И мы пошли. И у замполита был такой вид, что было понятно - теперь до конца жизни он будет мыть руки не только после, но и до...
Оценка: 1.6652 Историю рассказал(а) тов. Кэп : 07-11-2006 16:47:55
Обсудить (30)
, 19-08-2012 13:32:59, Доброволец
"А пишут у нас в боевом листке, красивым девичьим подчерком!...
Версия для печати

Свободная тема

Примерно 1984 год, мне в это время было всего 7 лет. Зима. Южный Урал. Я с отцом приехал в гости к своему деду, в маленькую казачью станицу. Мороз стоит, мама не горюй. Вчера кончилась затяжная метель, а сегодня на улице ослепительное солнце, на снег смотреть невозможно, настолько он яркий и искрящийся, на окнах огромный слой наледи, и в комнате, на кухне гудит огонь в печке. Представляете себе, как проходит в деревне суббота? Замечательно, я вам скажу, проходит. С утра бабушка идет в магазин, чтобы вечером испечь что-нибудь вкусное, а взрослое население выходит на улицу расчистить снег, занести в дом дрова на вечер, затопить баню, достать из погреба грибочков, солений разных, занести из холодной веранды мороженных пельменей и приготовиться провести роскошный семейный вечер. Целый обряд. В эту субботу сразу все пошло не так. Баню натопили, пельмени осталось только сварить, на веранде стоит бутылка водки, красота. И когда осталось только сесть за стол, за батей зашли его одноклассники и увели куда-то к себе. Бабушке срочно понадобилось уйти к соседке, помощь потребовалась, прадед лег в своей комнате, приболел. А дед остался в гордом одиночестве, и картина провести вечер одному ему совсем не улыбалась. Выход был найден. Позвонил другу, деду Максиму, и начал зазывать в гости, он его и грибами соблазнял, и пельменями с лосинным фаршем, и даже бутылкой армянского коньяка хвалился, дед Максим хоть и жил от нас наискосок метров в пятидесяти, и оказывается, уже оседлал диван и включил телевизор. От бани и угощения отказывался, аргументируя тем, что уж очень концерт хороший, и кино по телевизору будут показывать. Пока они там торговались, я случайно обнаружил в чулане не запертый шкаф и стал перетаскивать его содержимое на ковер спальни. Этим содержимым было: ижевская вертикалка ИЖ-27, два ружья Зимсон, три пневматических винтовки, и две мелкашки. За этим занятием меня и застукал дед. Это был косяк. Во-первых, оружие в масле, и выпачкаю дорогой ковер, а во-вторых, это непорядок. Мощный подзатыльник, отвешанный мне дедом, это подтвердил. Все было унесено на место, а меня отправил он реветь в другую комнату. Перспектива на вечер у деда была далеко не праздничной, никого нет, и внук ревет в голос, да еще и друг идти отказывается. Но вдруг дед, взглянув на мою зареванную физию, заулыбался, подозвал к себе и приказал принести винтовку. Я, еще всхлипывая, притащил ему мелкашку. Спросил: зачем? На что дед уже весело ответил: «Максима в гости звать будем. Смотри в окно». У деда Максима была самая высокая в станице антенна, которой он очень гордился. Я до сих пор не понимал, чему радуется дед, а он, открыв форточку, высунул туда ствол и тщательно целился. Я не успевал переводить взгляд с окна на деда. Что же он надумал? Едва слышный щелчок, и кабель от антенны деда Максима падает на землю. Дед, довольный, убирает винтовку, запирает оружейный шкаф и кричит мне, пора мыть руки и за стол. Сейчас дед Максим придет, ужинать будем. Через минут пять раздается телефонный звонок, дед берет трубку и очень довольным тоном отвечает на вопросы, да телевизор показывает, и пельмени варятся и водочку он уже в графин перелил, и совсем не возражает, чтобы он к нему зашел. А в воскресенье папаня полез прикручивать новый кабель, к самой высокой антенне деда Максима.
Оценка: 1.6372 Историю рассказал(а) тов. : 10-11-2006 11:54:58
Обсудить (37)
17-02-2016 09:18:55, серегин
Почти 10 лет назад написал....Ого...
Версия для печати

Авиация

Legacy

(рассказ одного инструктора, фривольный перевод от первого лица)

Звонит мне как-то друг семьи - доктор. Вопрос мне задал, а я в ответ очень широко улыбнулся. Нет, Ларри не дантист. Просто налет на двухмоторных стоит денег, без него на хорошую работу не берут, а без хорошей работы нет денег. «Уловка 22». А Ларри вдруг понадобилось перегнать старенький "Пайпер Семинол" из глухосрани сюда, в Метроплекс. От батяни в наследство достался. Ларри сам не летчик, и от самолета решил отделаться наибыстрейшим образом - сдать за копейку на запчасти в местный авиасервис. Хлопотно содержать древний аппарат, да и зачем он ему, с его многоэтажным банковским счетом и карточкой от НетДжетс?

НетДжетс нас довез до места на новенькой "Сайтешн". Сидел я в роскошном салоне и от в всех закусок отказывался. Слюнки от этой крошки "Сайтешн" так интенсивно текли, что пищеприемник заклинило. Повезло этим таксистам в кабине. Работа не пыльная, расписание - не бей лежачего, и аппарат... Да что говорить, сам все понимаешь.

Сразу после посадки я в ангар зашел на самолетик посмотреть, да «Руководство» взять почитать. (На "Семиноле" мой налет - 15 часов, только на райтинг сдать). Матчасть оказалась в наилучшей форме, несмотря на годы. Можешь мне поверить, у меня удостоверение авиамеханика по планеру и двигателям. Вся документация в таком порядке образцовом, что зауважал я Ларриного папаню крепко. Аккамуляторы обновил, залил масло и бензин, все завелось с полпинка. Взлетел ласково, открутил «конвейер». Потом отказ левого двигателя сымитировал - ноги размять. Тянет малыш на одном моторе как миленький. Совсем заглушил левый. Перезапустил. Потом тоже самое с правым сделал. На бреющем между ангарами прошел. Считай, влюбился.

Док зачем-то надумал обратно вместе со мной в "Пайпере" лететь. То ли из уважения к отцу, то ли чтобы мои возможные художества по дороге пресечь. Отпустил «Сайтешн», таксисты на меня желчно посмотрели, но от комментов воздержались. Профессионалы. Средний палец им показал за спиной. Взяли мы в офисе древний "Форд", почти без дверей, и Ларри мне поход по местам боевой славы устроил. Гоняет по проселкам, как подросток обкуренный и про детство свое рассказывает. Красивые там края, холмы, озера, перелески. Я забыл, когда деревья крайний раз видел. Дом отцовский стоит на продажу, не дворец, конечно, но еще крепкий. Остановились бумаги забрать. Соседи пачками стали заходить, здороваться. Похоже, не был Ларри в этих краях несколько десятилетий, может, с папашкой разругался, может, глубинка опостылела, кто его знает. Только не забыли его здесь. Народ весь больше простой, фермеры да ранчеры, но честный, качественный. С надеждой в голосе про практику спрашивали. В почете здесь Ларри-старший был, летал на своем "Пайпере" по больным что подальше, кто поближе сами приходили. Только далась Ларри-младшему эта романтическая жизнь сельского врача. На деньги, что он в Метроплексе гребет, все это графство купить можно. Раз двадцать.

Полетный план я с телефона-автомата зафайлил. Мой сотик работать в этой глуши отказался. Взлетели, пошли по маякам. Ларри праваком сидит, работать не мешает, грустно на пейзажи смотрит. Спросил, почему винты в разные стороны вращаются. Это, говорю, чтобы критического двигателя не было. Неважно, который из них откажет, нам с тобой будет одинаково хреново. Впервые это еще в войну на "Лайтнингах" применили. Прищурился он, слово знакомое, видать, услышал, достал толстенный семейный альбом, фотку мне показал - папашка его там за лопасть П-38-ого держится. Улыбон злобный до ушей. Оказалось, летал старший на Тихоокеанском театре, от «Зеров» отстреливался. Стало понятно, почему вместо тривиальной "Бонанзы" в семье твин двухмоторный держали. И смотрели за ним, как положено - хоть прошло столько времени, а малыш грызет себе мили, как новенький. А Ларри его, скотина такая, на запчасти. Стиснул я зубы, прикинул, сколько мне зелени в банке займут, и чем жена по башке треснет и выпалил: продай. Ларри репу почесал и странно как-то на меня глянул. Типа, подумаю.

Ни шута он не подумал. Обломался я. И сервис тоже обломался. Не стал Ларри "Пайпер" этот продавать. За месяц мы с ним на пилота-любителя выучились. После первого соло он из кабины вылез - улыбка как у отца на той фотке, точь в точь, бандитская. И всех удивил - переехал обратно в глухосрань, практику фамильную принимать. Я не в обиде, часов мультяшных мы с ним накатали - на три резюме хватит. Родня только гундит - врач он редкостно хороший, таких больше не делают. Да и пилот отменный. Моя школа!
Оценка: 1.6121 Историю рассказал(а) тов. overland : 12-11-2006 09:10:22
Обсудить (32)
21-11-2006 16:26:22, Pashka
> to Кадет Биглер > > to Pashka > > > У нас они называются ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru