Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Как становятся радиоразведчиками.

Всё начинается (как и у всех служивших) с повестки из военкомата. Медкомиссия, сборы-проводы. Вечер 2-го мая 1976-го года. Двор Ленинского райвоенкомата города Мурманска. До боли знакомый двор. Я в классе самым младшим был, поэтому успел проводить в армию всех своих друзей-однокашников (кто в "мореходку" или институты не поступил). Судьба такая. Родители долго дожидались место в детском саду для меня, а когда дождались, уже младшая сестрёнка подросла. А я научился читать-писать-считать. Сильно грамотный был в 6 лет. Соседка-учительница по блату (ну куда без него) определила меня в первый класс. Поэтому никто из "корешей" меня сегодня и не провожает. Только родители. Формальные процедуры. Лёгкий "шмон". Добрый прапорщик подстригает в кабинете всех, кто забыл это сделать. Тариф - рубль. В городских парикмахерских - 10 копеек "под Котовского". Садимся в автобусы и на вокзал. Ехали недолго. До Кандалакши часов 6. По дороге допили недопитое-неотобранное. В Кандалакше областной сборный пункт. Опять медкомиссия, скукотища. Местные бегают "на волю".
Приезжают первые "купцы". Нас становится всё меньше. У меня в военном билете написано: "в моторострелковые войска". Явно девушка писала. Из "моторострелковых" никто до вечера не появился.
Ложимся спать. Первый и последний (оторвался от клавиатуры и три раза сплюнул через левое плечо) раз спал на трёхэтажных деревянных нарах. Утром и наш черёд пришёл. Появился старший лейтенант с двумя сержантами, и поехали мы в славный Ленинград. Ехали весело, но без приключений. Прибываем на Московский вокзал (Ладожского тогда и в помине не было). Дальнейший путь следования в Выборг. Старший лейтенант перевозит нашу "нетверёзую банду" на Финляндский вокзал. На метро! Бесплатно! В час "пик"! Два с половиной часа на электричке - и мы у цели. Цель- зенитно-артиллерийский дивизион. Почти центр города. Берег залива. Слева - морские пограничники. Справа - понтонно-мостостроительный батальон. В тылу - городской архив и памятник Петру Первому. Баня, переодевание в военную форму. После этой процедуры перестаём узнавать друг друга. В последнее время много говорят, что призывников обирают. Как было у нас. Каждому, желающему отправить свои вещи домой, выдали наволочку для упаковки посылки. Все, кто отказались, (ваш покорный слуга в том числе) написали официальные расписки. Вот так всё просто. Внезапно мы стали учебной батареей. Комбат-лейтенант. Командиры взводов-сержанты. Всё начинается с постижения основ швейного мастерства. Эх, если б знать... . Пришивание погон, петлиц, пуговиц и т. д. даётся с большим трудом. Шинель у меня старого образца. Ещё планочки пришиты на плечах для пристёгивания погон. Цвет очень благородный (почти курсантская), но без погон, пуговиц и пр. Процесс скрашивает пение под гитару парня из Алакуртти. Как он пел... . Благодарные слушатели пришили к его форме всё необходимое в качестве гонорара за концерт. Потом начались суровые будни. Нам повезло. Наш комвзвода-сержант приходил в казарму часов в пять утра от своей пассии. (Что с "дембеля" возмёшь). Поэтому трудностей с подъёмом за 45 секунд и зарядки мы не испытывали. Дивизион нам достался интересный. Солдат очень мало - орудий полный комплект (слово "кадрированный" мы тогда ещё не знали). Наблюдаем вблизи армейские разборки. Кавказцы против "некавказцев". Изредка летают табуретки. Нас никто не трогает. Нас около сотни. Их человек тридцать. Вялые попытки поменять наши юфтевые сапоги на кирзовые и кожаные ремни на КЗ понимания не находят. Зато командиры используют бесплатную рабочую силу на полную катушку. Из наиболее запомнившихся работ: перемещение бочек на ГСМ, откапывание перебитого кабеля управления мишенями на приграничном стрельбище, перемещение ножа бульдозера на сто метров. Очень интересное занятие. Народу много, хвататься не за что, центр тяжести неизвестно где расположен (это я как инженер-конструктор ворчу). При этом строгий приказ - не пачкать форму! Открыто никто не говорил, но "аборигены" поделились, что мы скоро отправимся за границу. Мы и сами догадывались (глядя на наше обмундирование). Настал и этот день.Перед отправкой проверили обмундирование и комплектацию (вплоть до уставного носового платка), затем на машинах нас перевезли в старое Пулково. Получили приказ - тратить советские деньги. Буфет небогатый. Истратили всё на шоколад и сигареты. Сигареты "Е2-Е4". Кто помнит. Короткие с фильтром. Как они меня выручили в Германии. Денежное и табачное довольствие нам не торопились выдавать. Хорошие (болгарские, московские) сигареты приватизировали сержанты в "учебке". На мои "шахматные" никто не позарился. Вот их и курили. Когда ехали на дембель, подошёл ко мне сержант и говорит: "Я тебя помню. Мы твои "Е2-Е4" два года назад курили". Как тут Шульженко не вспомнить. Но это я отвлёкся от процесса. Посадили нас на Ту-104 (уже тогда это был довольно "древний" самолёт) и повезли в Германию. Помню огни ночного Финского залива. Потом заснул. Хорошо лететь на запад. Летели долго, но после перевода часов на местное время оказалось всего 15 минут. Выгрузились на военном аэродроме под Берлином. Привели нас к палаточному городку в лесу, показали где "удобства", выделили ведро воды на всю команду. Приказали располагаться. Мы сильно заскучали. Через пять минут поступила команда "отставить" (за что люблю Советскую Армию"). Погрузили нас в немецкий "мотовозик" и куда-то повезли. Ранним утром мы проснулись уже во Франкфурте-на-Одере. Сказочный город. Километры советских казарм. Из каждой кричат: "Мужики-вешайтесь!". Ну, обычай такой... . Дошли до сборного пункта. Плац огромный. Расположились "коробками" и залегли спать прямо на бетоне. Тепло, да и мы в шинелях. Часов в 10-ть началось основное "действо". Говорят, что службу не выбирают... . Вот во Франкфурте всё было не так. Сборный пункт напоминал смесь невольничего рынка и биржи труда. Инициатива поощрялась с обеих сторон. Вокруг плаца - столы. Из громкоговорителей постоянно звучат призывы: "Картографы, топографы - подойти к столу N...". "Повара, художники, бойцы владеющие иностранными языками - к столу N...". "Братья-близнецы к столу N..." Вроде нельзя было братьев разлучать во время срочной службы. Командованием пункта общение "купцов" с призывниками не поощрялось (кто же не хочет "сливки" снять, поэтому они сержантов засылали для общения с л/с. Сержанты были в солдатских шинелях. Но выправка, манера держаться... . Потом мы это поняли. А тогда слухи ходили, что это "особисты" просочились в наши ряды. Наша команда по-тихоньку стала рассасываться. Не всем везло. Один вернулся, говорит, что там закон Ома спрашивают. Закон Ома я хорошо знал. Перед службой окончил Мурманскую морскую школу ДОСААФ по специальности "электромеханик-дизелист". Только служить по этой специальности не хотел. Другой боец "клюнул" на приглашение "всем, чей рост превышает 190 см подойти... ". Вернулся-вес не устроил. Там не длинных набирали, а здоровенных.
Под вечер и у меня "клюнуло". Подошёл один майор с петлицами связиста. Заинтриговал нас первой же фразой: "Разведчики не любят, когда у них за спиной стоят...". Так я и оказался в Торгау. Маленький городок на Эльбе. Там наши с американцами впервые встретились в апреле 45-го. Первый день прошёл интересно. Построение на завтрак. В строю бойцы с красными, чёрными, голубыми погонами. Некоторые в голубых беретах, остальные в пилотках. Цирк! Вышел на крыльцо начальник "учебки" подполковник Дьяченко. Здоровенный мужик с зычным голосом. Приказал "десантникам" поменяться головными уборами с нарядом по роте. Стало ещё смешней. "Краснопогонник" на тумбочке в голубом берете. После завтрака распределение по взводам - тестирование. Заводят по очереди в разные классы. У меня первый тест - "морзянка". Сержант стучит карандашом по столу всё удлинняющиеся "рулады". Необходимо повторить. Почти получилось (на самой длинной - соврал). Ставит напротив моей фамилии квадратик. (Оценки не ставили - рисовали "нолик", "треугольник", "квадрат" и "звёздочку") Конспираторы, блин! Выхожу из класса. Навстречу младший сержант. "Почему пуговица не застёгнута?" Почему-почему? Военный билет в карман засовывал! Привычки застёгивать все пуговицы и не держать руки в карманах ещё не выработалось. Достаёт он из кармана нож перочинный и ту пуговицу отрезает. Ну, я уже десятый день в армии. Креплю пуговицу двумя спичками и иду в следующий класс. Высоченный младший сержант (выпускник университета Миловидов - это я потом узнал) предлагает мне прочитать и перевести коротенький текст на английском языке. Заметка про лондонские вокзалы. По английскому у меня в аттестате "четвёрка", но "четвёрка" честно заработанная. Читаю и перевожу без труда. На этом мои испытания закончились. У "микрофонщиков" (так моя специальность потом называлась) "право первой ночи". Потом потекли учебные будни. Учили английский алфавит от "альфа" до "зулу". Отрабатывали стандартный почерк. Тренировали скорость, заучивали слова, аббревеатуры. Изучали американский армейский жаргон. Сержанты научили английским матёрным словам (в работе не пригодилось- строго у них с радиообменом).Короче, жизнь в наушниках. В перерывах наряды, ЗОМП, физо, строевая, разгрузка вагонов с углем. Куда же без этого. Потом выпускные экзамены и "малый дембель". Начальник учебки всегда здоровался с нами :"Здравствуйте, товарищи курсанты!". Когда он впервые сказал "Здравствуйте, товарищи разведчики!", мы ревели как стадо молодых слонов. Распределение. Разъехались мы по "точкам". Наши назывались: "Батальоны радиоперехвата", "Отдельные радиоприёмные центры" и т. д. Американские (по данным советской прессы) "Осиные гнёзда радиошпионажа". Ну да Бог с ними, с газетчиками... . А потом было много-много "мирных суток", похожих и не похожих друг на друга... .
Оценка: 1.6082 Историю рассказал(а) тов. Абердин : 12-08-2008 17:23:46
Обсудить (14)
12-09-2008 12:03:26, Шурик
> to Питон > У меня боец был. Туркмен из Карши. Назначил его...
Версия для печати

Флот

Давно хотелось изложить свои наблюдения по поводу военного обучения.
Вернее, одного из аспектов его - сдачи экзаменов в военных учебных заведениях.
А еще точнее, об одном маааааленьком нюансе сдачи экзаменов: о шпаргалках.
Сразу же хочу заметить, что на мой посвященный (а за плечами, слава богу, 18 лет учебы) взгляд, шпаргалка - дело очень нужное. Начал я писать шпаргалки по всем предметам по настоянию отца (гм-м-м... директора школы, на всякий случай. Хоть и рабочей молодежи). Он справедливо считал, что написание шпаргалок дисциплинизирует знания по тому или иному вопросу, заставляя изложить их кратко и доходчиво.
Так что писал я шпаргалки с восьмого класса, правда, ими не пользовался. До самого... - впрочем, об этом попозже.
После поступления в училище мы все, счастливые обладатели новеньких и не обмятых роб, очень скоро познакомились с училищным фольклором, среди которого и повествование о печально известном предшественнике, который к моменту поступления нашего уже должен был учиться то ли на втором, то ли на третьем курсе, но однако в настоящий момент полировал подошвами палубу какого-то из славных черноморских крейсеров.
Суть события заключалась в том, что, будучи принятым в курсанты со сверхсрочной, главстаршина этот, ну назовем его Шиловым, к примеру, имел в резерве неистребимое желание открывать учебник или там конспект как можно реже, и в то же время определенные служебные контакты, которыми не обладали лопоухие бывшие десятиклассники.
Все вышесказанное привело к тому, что перед экзаменами появилась в ротной баталерке, которой Шилов и заведовал, вполне себе работоспособная радиостанция Р-105. Вопрос, как пристроить под необъятной голландкой транзисторный приемник с перемотанными под диапазон УКВ входными контурами, да капсюль ДЭМШ (дистанционный электрический микрофон шлемофона, может работать как тихий и скверный динамик - КБ) под ремешок часов, как вы понимаете, после доставки в роту радиостанции решался вообще легко.
Но как говорится, на всякий вес... Не стоило, конечно, указанным изобретателям забывать, что город, в котором мы учились, не зря носил гордое имя главной базы флота, а флот, как известно, не только корабли.
Короче говоря, где-то на пятой-шестой минуте от начала работы в эфире дежурному по училищу поступил звонок, и звонивший подробно рассказал, какой билет и какому курсанту диктуют.
Радостный (или огорченный - тут уж как прикажете) командир роты, влетевший в смежную аудиторию, из которой и шла передача, еще успел услышать конец фразы, звучавший примерно как:
- Шилов, мудак, рисуй вектор, вектор - это линия со стрелкой на конце...
Прервал процесс словами в вырванный из рук «радиста» микрофон, вошедшими впоследствии в анналы помянутого выше училищного фольклора:
- Шилов, Шилов, прием! Пиздец тебе, Шилов...!
Впрочем, пытливую курсантскую мысль остановить было нельзя. Не зря, как говаривал наш преподаватель дисциплины «Динамика полета», «Курсанты ЧВВМУ отличаются от всех прочих курсантов своей необычайной хитрожопостью». Вполне может быть, что это было преувеличением, и если так можно выразиться, некоей завуалированной похвалой.... Может быть.
Рассматривая достижения военно-морской мысли, не будем, пожалуй, останавливаться подробно на хитроумных системах прокладки под паркетом телефонных кабелей, выведении их на поверхность паркета в виде таких себе незаметных гвоздиков и специально подготовляемых ботинок непременно сорок последнего размера, чтоб подходили всем без исключения. Ботинки эти подбивались сплошным по всей подошве и каблуке подбоем из жести, к которой паялись провода, тянущиеся через брюки, голландку, прямо к ремешку часов, на котором опять же крепился пресловутый ДЭМШ. С этой напастью преподаватели научились бороться довольно быстро, приспособившись первым же делом после приема доклада о готовности класса к экзамену - собственноручно переставлять столы для подготовки, разворачивая их на девяносто градусов и «сдвигая по фазе» - то есть, перемещая от тщательно рассчитанных мест «приема информации».
Остановимся лишь на еще одном способе, который - насколько мне известно, так и не был раскрыт - по крайней мере, пока мы учились.
Прежде чем приступить к его описанию, я хочу с гордостью заметить, что прообраз мобильного телефона был создан именно тогда и именно в ЧВВМУ. Впрочем, если у кого есть желание оспорить, бога ради. Я пререкаться не буду в связи с тем, что стар и ленив.
Так вот. В аудитории, в которой завтра планировался экзамен, под плинтусом монтировался контур: несколько витков тонкого медного провода. Концы этого провода выводились с соблюдением мер маскировки в соседнюю аудиторию, где подключались к низкочастотному выходу усилителя от киноаппарата. Микрофон, соответственно, к входу. Разве это не прообраз «соты»?
Далее - к любому (желательно самому маленькому) из имеющихся в наличии транзисторных приемников присоединялась дополнительная ферритовая антенна с намотанной на нее катушкой, и на выходе - как всегда, ДЭМШ.
Естественно, что никакие радиоволны на просторы эфира не выходили, а вот вооруженный таким образом соискатель знаний, находясь внутри контура («соты, блин»!!), нормально получал информацию. Кстати, на сайте есть люди, лично пользовавшиеся таким устройством (гнусно улыбаясь, наябедничал кот).
Перейдя плавно от всякого рода технических ухищрений, отмечу только, что кроме описанных технических способов передачи информации существовали на равных правах и традиционные - на бумажных носителях.
Не буду заострять внимание на обычных «гармошках», приведенных к единому стандарту формата, помяну лишь еще три, а именно:
«Медведь». Этот тип шпаргалок использовался в науках, где знания сложно было уложить в сухие формулы и выводы. Суть «медведя» состояла в том, что шпаргалки писались на полноформатных листах, как правило, помеченных штампами. Добывались эти листы перед экзаменом всеми возможными неправедными путями. "Медведь" затем складывался пополам и крепился под «гюйсом» (форменным воротником) обычной скрепкой у очередного заходящего на экзамен. Чтобы добыть «медведя», достаточно было протянуть руку под гюйс вновь зашедшего товарища и получить полный ответ на билет.
«Линейка». В письменных столах, за которыми сидели готовящиеся, на тонких резинках к дальней стенке крепилась деревянная линейка, снизу которой кнопками прикреплялись шпаргалки. Готовящемуся достаточно было вытянуть линейку на себя, отсчитать нужный билет и откнопив его, приступить к подготовке. Отпущенная линейка на резинке возвращалась на свое место. Кстати, будучи достаточно незаметной, подобная линейка не обнаруживалась даже при предварительном осмотре.
«Чужой билет». Взявши билет, озвучивался не его истинный номер, а тот, который был выучен заранее. На этот самый выученный билет и производился ответ. Следующий заходящий называл номер «вытянутого» билета, и так далее - до полной сдачи.
Всю информацию из аудитории в коридор передавал, как правило, дежурный по классу, которому вменялось то тряпку помыть, то за водой сходить... А то просто покурить выйти.
Общий смысл процесса сдачи экзаменов в нашем училище отразил как-то доцент кафедры математики Нерсцесов, задумчиво перекуривающий в обществе старшекурсников, в то время как со сдающими боролись другие члены приемной комиссии: «Чувствую, что нае...ают, но как - понять не могу».
В заключение отмечу, что шпаргалки писались неукоснительно весь период обучения и по всем предметам, включая узкоспециальные.
То есть - если кто не понял - порою в шпаргалках бывали изложены сведения, как бы помягче сказать, не совсем предназначенные для открытой информации. Скорее даже наоборот. Хотя впрочем, стоит отметить, что постольку-поскольку случаев разглашения военной тайны через шпаргалки во время нашего обучения зафиксировано не было, то видимо, фактом остается то, что создаваемая для уничтожения отработанного материала, так сказать, «комиссия» проколов в своей работе не допускала. Другой вопрос, что как-то пропала в нашем училище секретчица (вольнонаемная) - ну тут не нашего ума дело. Говорят, потом она где-то на Бруклине кабачок открыла, но все это (исключая факт пропажи) конечно, досужие домыслы и сказки... хочешь - верь, хочешь - как хочешь.
Так вот, постепенно совершенствуясь в процессе сдачи своих удовлетворительных знаний на хорошо и отлично, мы закончили славную нашу систему и пошли служить кто куда, сопровождаемые напутствием преподавателя кафедры морпрактики: «И помните, что слово «интеграл» вы будете вспоминать только при виде собственного торчащего х...я на боевой службе».
Так, в общем-то, и случилось, и даже обучение на классах не привнесло никаких новшеств в отработанную еще в училище систему подготовки шпаргалок на всю группу с последующим их уничтожением. Впрочем, следует, наверное, заметить, что кое-что новое заключалось в тщательной подготовки схем, по которым мы «раскрывали заданный вопрос» - на них очень тонко отточенным твердым карандашом писалась порою вся необходимая информация. Преподавателю со своего места ее видно не было, а вот слушатель, находясь в непосредственной близи и слегка напрягая зрение, вполне мог прочитать написанное. Но это так, к слову.
По-серьезному шпаргалками занимались и при поступлении в академию.
Служба на флоте не весьма способствует повторению и освоению премудростей высшей математики, как и было сказано в помянутом напутствии. Впрочем, английского языка тоже. Это все к тому, что при поступлении кроме спецдисциплин нужно было сдавать именно высшую математику и английский.
Так как командиры отличаются в вопросе забвения этих предметов в процессе службы особенно ярко, то для того, чтобы мы (командиры то есть) хотя бы вспомнили некоторые основы предполагаемого к сдаче предмета, организовывались для нас так сказать ускоренные курсы подготовки. Все поступающие на командный факультет вызывались в академию на месяц раньше вступительных экзаменов, и весь этот месяц читали нам лекции - и по высшей математике и по другим предметам, пытаясь слегка расшевелить застоявшееся серое вещество.
Хотя и относились к нам преподаватели с известной долей юмора: «У командиров математику легко принимать - они ее как стихи рассказывают, и дополнительные вопросы задавать бесполезно» - но, тем не менее, считалось, что на кафедру высшей математики и иностранного языка влияния командование академии особого оказать не может, так что сдавать надо опираясь на собственные силы.
Данный факт нашел свое полное подтверждение при сдаче нашей «черноморской» группой английского - когда один из будущих блестящих командиров соединения подводных лодок, находясь в состоянии дикого бодуна (ему накануне передали с флота малую пятилитровую канистрочку шила), попытался убедить преподавательницу, дыша не нее далеко не амброзией, что ему крайне тяжело все это переносить, и надо бы поставить ему тройку, хотя бы за то, что он, героически отклеив голову от подушки, вообще пришел на этот гребаный экзамен. Уговоры возымели действие прямо противоположное, и офицер помянутый на следующий вечер отправился назад на флот.
Так как он был «над чертой» - было такое выражение для поступающих, то есть флот считал, что он должен поступить - то случай данный слыл неординарным, и вследствие его появился в нашей группе офицер, который поступал вообще-то на заочный. Кроме того, с того же экзамена вспоминается, что еще один из будущих адмиралов на вопрос преподавателя рассказать что-то там про «Рэд сквеа» в Москве, сначала долго рассматривал вопрошавшую и дулся, а потом на чистом русском выдал, что «Никаких красных скверов в Москве он не знает»... Впрочем, ему-то тройку натянули.
С математикой же было и сложнее и проще. Шпаргалки - святое дело - были написаны коллективным творчеством по единому стандарту. Ну и каждый писал что- то для себя.
Лично мне никак не ложились в голову дифференциальные уравнения первого и второго порядка. Наотрез. Пришлось, не долго думая, купить две одинаковые шариковые ручки, и на их гранях изложить иголкой все, что не умещалось в голове. Надо ли добавлять, что на экзамене мне достался вопрос именно по этим уравнениям - и ручка, конечно же, пригодилась в полной мере. Преподаватели, обозрев все написанное мною на доске, вполне удовлетворились или сделали вид, что удовлетворились, и приказали все стирать и идти решать интеграл.
Решать интегралы я не умел еще с училища.
Но этот вопрос тоже был предусмотрен коллективным творчеством масс.
Кажется мне, по памяти, что решение несколько нетривиальное предложил один из будущих создателей флота «нэзалэжной».
Суть его была проста как дважды два. Был найден и нанят за умеренную плату какой-то молодой кандидат физико-математических наук. Он был подстрижен под военного, переодет в форму, по чьему-то пропуску проведен на территорию академии и посажен в соседнюю аудиторию, где мирно сидел и решал задаваемые нам задачки.
Так что притащили мне на где-то двадцатой минуте решение, которое я с радостью сдал комиссии, закончив таким образом, близкое общение с математикой до конца жизни.
Так мы и поступили в «альма матер».
Процесс обучения в академии принципиально от прочих учебных процессов не отличался. То есть - с первого же семестра был выработан единый «стандарт» шпаргалок, который и существовал до выпуска. Сложность, если можно так выразиться, существовала лишь в том, что количество шпаргалок приходилось удваивать, а то и утраивать, так как в академии не существовало билетов в обычном понимании слова, а на экзамен выдавался лишь список вопросов. Так что приходилось писать шпаргалку на каждый отдельный вопрос.
Те, кто кроме «общественных» шпаргалок писали еще и «индивидуальные», вынуждены были кроме самих шпаргалок писать еще и «путеводитель» к ним, и отрабатывать систему поиска нужного вопроса среди указанного подсобного материала.
Резюмируя вышесказанное, хочу отметить, что замечание, сделанное как-то Покровским: «Флотом командуют троечники» полностью соответствует истине.
Оценка: 1.5407 Историю рассказал(а) тов. Kor. : 08-08-2008 10:37:50
Обсудить (39)
06-10-2017 11:11:30, mat-ed
Так вот что ему нужно для охлаждения процессора!...
Версия для печати

Свободная тема

Карта

Ярко-оранжевый "Урал"-вахтовка, сыто урча мотором, двигался по Забайкалью. В кабине сидели водитель Коля, начальник партии Василич и геолог Рома. Коля наклонился к начальнику и громко проговорил: "Хошь анекдот? Сидит, значит, чукча, смотрит - вездеход подъезжает к стойбищу. Ага, думает, значит, белые. Из вездехода люди выходят. Ага, думает, с молотками, значит геологи. Ага, карту достают, значит, дорогу спрашивать будут". Все, кроме начальника, радостно заржали. Начальник насупился, кинул лежащую на коленях километровку в "бардачок". "Ржете как кони".
Проехали еще километров 200. Въехали в какое-то село. "Странно" - сказал Василич, возя грязным пальцем с неровными ногтями по карте - "никакого села тут нет. А как называется? Может, появилось". Показался сельский магазин, у которого стояли люди. "Притормози-ка." Начальник приподнялся, схватил карту и встретился взглядом с Колей. Кинул злобно карту на сиденье и буркнул: "Ладно, не буду позориться".
Оценка: 1.4691 Историю рассказал(а) тов. Arise : 02-08-2008 14:40:51
Обсудить (5)
, 08-08-2008 11:59:02, Отставник
Суровая правда бездорожья. И мне доводилось название села сп...
Версия для печати

Авиация

Знаю, что перепев старой байки. Но новые истории шлют-с неактивно... - Модератор

День зарплаты

Эта маленькая подборка историй началась с одного подслушанного сурового разговора двух летчиков.
Один действительно был летчик ПВО, а вот второй - вертолетчик, разжалованный из летунов за какую-то аварию по причине раздолбайства и пошатнувшегося здоровья.
- Да я училище с золотой медалью закончил ! [выгнув грудь колесом и гордо задрав подбородок].
- Ну и что ? [с легкой долей пофигизма]
- Да я истребитель от бога !! [презрительно глядя на разжалованного в вертолетчики бывшего коллегу по цеху].
- Кто истребитель ? Ты что ли ?
- Я!! [твердо, но с чувством подвоха]
- Ты ?
- Я!!!
- Да ты истребитель бензина ...
Занавес:

***

Все зло в авиации лежит в доступности спирта, "усиленной" зарплате и полного раздолбайства личного состава.
Романтики, ну что с них взять :

День зарплаты в вертолетной части. (Не судите строго за корявую терминологию. Сам я старый пограничник и в этих историях был лишь статистом - свидетелем.) Так уж получилось, что зарплата была первой для молодого штурмана в славном экипаже МИ-8. Естественно командир и бортмеханик развели вчерашнего кадета на пол-литра. Обычное дело.
Самое безопасное место для питейного мероприятия это конечно брюхо любимого МИ-8. А вы как думали.
Ну нет в части ни кафе, ни гаштета, пивной. Куды офицерам податься? Только к любимой боевой машине.
Пришли, разместились и приступили. И ...
- За встречу.
- За дружбу.
- За боевые будни.
И полилась водовка по стаканам весело и бодренько. Как водится, сколько водки не бери - все одно два раза бегать придется. Не беда ... сбегали. Дело-то привычное. Время летело незаметно. Да и кто в такой честной компании на часы смотрит ?
О чем за столом говорят военные летчика? Как вы считаете?
Конечно о боевых буднях. Все подобные разговоры заканчиваются попыткой повторить какой - нибуть подвиг или совершить еще более героическое.
Иногда о бабах. Ох лутьше о бабах. Подвиги такого рода менее болезненны для участников событий.
- Идем над Паншером ... красотища -то какая мать твою. Даже матом ругаться не хочется. И тут под нами караван духов. Мы их как нурсами шарахним. А эти пидары в нас стингер. Вот уроды! Я на вираж и матом, матом ...
Ну вообщем два старых война вспоминали свое героическое прошлое, а молодое дарование разинув рот слушало, вставляя скромные фразы типа:
- Во блин! Ох и ни х** себе. Да пидары они после это!!! У ё-ё-ё ...
Сходили за водовкой еще разок.
Но состояние легкой эйфории плавно перешло сначала в состояние скупой мужской сопли.
- Пашу разворотило ... кровище-то кровище ... Эх давай выпьем еще по одной.
Время уже нет далеко заполночь, и состояние скупой мужской сопли перешло в состояние недоперипиния ... легкой формы.
То - есть выпили меньше чем хотели, но больше чем смогли. Силы покинули наших героев. Да и время было уже позднее. В общягу было идти лениво. Вообщем заночевали прямо на месте распития - внутри МИ-8.
Проснулись наши старые вояки где-то перед рассветом. Темно, холодно и скучно. Прямо беда.
И дабы скоротать последние предрассветные часы с пользой, решили они малость пошутить, над молодым пополнением разумеется.
Два старых волка заводят свою боевую машину. Все внешние огни гасят. Одевают свои парашюты.
А вот третий парашют, ну тот что принадлежит бывшему курсанту прячут под вертолет.
Запаляют то ли дымовую шашку, то ли еще гадость какую. Командир делает суровое лицо паникера и тормошит своего штурмана.
- Духи на склоне!! - дурным голосом командир орет в ухо штурману. Он сильно тормошит его. - Нас сбили!!!
- Нас подбили! Мы горим командир!! Гирокомпас отказал!!! - это в игру вступил уже бортмеханик.
(Уж чего он там орал про отказы, я точно воспроизвести не смогу из-за давности лет.)
- Всем покинуть борт! Паша автомат не забудь ...
Командир одним прыжком метнулся к двери и распахнув ее производит десантирование с парашютом.
Война это вам не игрушки. (В реале наш комэкс быстренько закатился под брюхо вертолета и стал дожидаться бортмеханикаю) Неустойчивый гул винтов, темень хоть глаз кали, дым и копоть ...
Добавьте к этому головную боль похмелюги и масса военных рассказов о РШУ на Паншере и Саланге.
Жуткое испытание для неокрепшей детской психики. Да тут еще парашюта нет. Куда он мог деться?
А борт механик уже в дверном проеме ... И как же жить хочется?!!
Штурман хватает своего бортмеханика за жопу перед самым прыжком в спасительную бездну.
О-о-о да ... о таком ударе мечтают все кто выступает на боксерском ринге. Всего один удар и наш бортмеханик в глубоком нокауте. Штурман становиться счастливым обладателем последнего парашюта на "горящем" МИ-8. Спасение близко! Быстро одевает свой трофей на себя, становится на краю
терпящего бедствия боевого транспортного средства и сгруппировавшись прыгает вниз головой.
Все как учили. Наверное, он тоже был отличником боевой и политической подготовки в летном училище.
Участники событий уже не помнят, кричал ли штурман - "Джеронимо!!!" От порога "горящего" МИ-8 до земли было всего 1,5 метра ... не более. Возможно, он просто не успел, что либо крикнуть ... время
полета было сильно ограничено. Добавьте к этому тяжелое сотрясение мозга, перелом ключицы, несколько трещин в ребрах и полное отсутствие передних зубов. Вы и сами догадаетесь, что кричать штурман просто был не в состоянии. Да-а-а бетон в застойные годы свеж класть умели и военприемка работала на совесть. (Узнав о подробностях происшедшего, в ПМП не смогли разделить травмы полученные в результате падения с вертолета от травм полученных иным образом.)
Бортмеханик отделался только здоровым синяком, головной болью и пустяковым смещением шейных позвонков. Мелочи ...
В уторо наступившего дня криков на славном аэродроме было много. Командир части орал так, что стаи ворон на этом аэродроме с тех пор больше не разгоняют имитацией крика опасности ворон.
Достаточно им (воронам) молча показать полковничьи погоны. Условный рефлекс работает до сих пор.
Оценка: 1.4570 Историю рассказал(а) тов. МраК : 26-08-2008 10:23:21
Обсудить (9)
, 02-09-2008 04:04:04, шкраб
де жавю......
Версия для печати

Армия

Рассказывали

Дело было в лихие девяностые.
Один парнишка отслужил во внутренних войсках, был собаководом.
Специальность на гражданке не очень востребованная, какое-то время помыкался, а потом удалось устроиться к заводчику, тот разводил немецких и кавказских овчарок.
Заводчик рассказал, что ему удалось один раз пробиться на собачью ярмарку в одну европейскую страну, но его псины там особым успехом не пользовались, и он крупно пролетел - дорога, визы, карантинные свидетельства и прочее.
И тут парнишке пришла в голову идея.
Через некоторое время знакомые челноки приперли им два мешка тряпья.
Через два месяца они снова поехали на такую же ярмарку с дюжиной трех-четырехмесячных щенков.
В первый день было тихо, но на следующий собак расхватали по самым дорогим ценам, как потомство от чемпионов, увешанных медалями.
Причины - собачки спокойно лежали, когда их разглядывали или даже щупали солидные бюргеры.
Но взрывались бешеной яростью, стоило приблизиться посетителю, торговцу или уборщику - негру или арабу.
Заводчик извинялся и объяснял: у этих линий породы ненависть к этим расам врожденная, на генетическом уровне.
Однако очень многим это нравилось, платили не торгуясь, и давали заказы на будущее.
Естественно, секрет в «соображалке», как говорит Задорнов.
Парнишка служил в охране и великолепно знал методику воспитания у собак ненависти к зекам.
Потребовалось только собрать и привезти кучу тряпья, провонявшего неграми и арабами. Задача нетрудная, эта публика редко моется, даже находясь на Западе.
Оценка: 1.2824 Историю рассказал(а) тов. Сержант : 06-08-2008 18:38:04
Обсудить (14)
17-08-2008 18:57:18, рустам
> to Parus > Изредка, приезжаю на родную землю. Так, как вон...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5  
Архив выпусков
 Октябрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
заказ машины для переезда mandrmoving.ru
балкон под ключ цены