Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Баковым на бак!

В году так в одна тысяча девятьсот восемьдесят третьем - четвертом по великой североатлантической нужде, без приглашения, но по международной договоренности в акваторию Черного моря заходят американские фрегат и эсминец.

Без хвоста раньше в приличные водоемы не пускали, и потому сразу же после прохождения пролива Босфор, заокеанская парочка обнаруживает у себя в кильватере, приставленный Штабом Флота ВМФ СССР проследить и сопроводить дорогих визитеров, эскадренный миноносец «Сведущий».

Янки с русскими традициями знакомы плохо, прут на полных парах по волнам, шарят радиоэлектронными антеннами по сторонам, пялятся в бинокли на пристроившегося сзади, третьим ему быть не предлагают, и, вообще, ведут себя трезво и вызывающе спокойно. А еще мусорят, гады, периодически ссыпая прямо за борт объедки и разный хлам.

А за ними, атакованный заграничными помоями, «Сведущий», и на нем совсем не прочь побольше узнать о быте и привычках потенциального противника. И потому боцмана, усердствующие по приказу свыше, тянут из воды сачками импортируемые отбросы. Сушат их на соленом ветру и позволяют досматривать ответственным лицам.
Конечно, не самая чистая работа для советских матросов и мичманов, зато они первыми наравне с особистами вынюхивают чем живет супостат; что носит, что жует, что курит. И по улову выходит, что неплохо живет, и «Голос Америки» с "Немецкой волной" вроде, как не очень-то и врут.

Так, взаимно изучая друг друга, троица добирается аж до самого Поти, и там все обращают внимание на то, что, в общем-то, море закончилось, идти дальше некуда - впереди суша и припоминают, что кое-кому пора бы и честь знать и оговоренные дипломатами сроки пребывания соблюсти. Да и присматривающие измаялись тралить вещдоки загнивания западной цивилизации.
Американцы нашей истории не знают. Примеры, когда караул устает, им не ведомы, но они нутром чувствуют, что пора ложиться на обратный курс. Что спешно и делают, а за ними, естественно, следом и эскадренный миноносец «Сведущий».

И вот, когда до Босфора остается около дня ходу, янки вдруг обнаруживают, что их топливные баки почти пусты и это есть нехорошо.
Где-то в это же время главный механик «Сведущего» также докладывает своему командиру: «Нэма мазуты».
И все дружно смотрят в разные стороны. Одни на берег турецкий, другие - на советский. И тот и тот оказываются довольно далеко. А что поближе? Штурманские карты говорят - румынский. Порт Констанца под носом.

На «Сведущем» потирают руки; Варшавский договор! Братья по оружию! Надо же, как подфартило! И через Севастополь, через Москву по засекреченным каналам связи просят союзников пополнить запасы; сколько и чего - все по пунктам.

Американцы не то, чтобы в унынии. Турция им не чужая и, конечно же, поможет. Но вот только когда? Очевидно, не один намаз пройдет. И от безделья шлют пролетарским сынам Чаушеску запрос на заход в Констанцу по самой что ни наесть открытой частоте УКВ.

Румынские товарищи с ответом не затягивают, и очень скоро в порт заходит эсминец, а за ним и фрегат. И на мачтах у обоих болтаются звездно-полосатые флаги.

А советскому кораблю жалуют комбинацию из трех пальцев и дозволяют любезно постоять на внешнем рейде.
Во блин!
На «Сведущем» недоумевают, экипаж липнет к леерам, машет руками в направлении берега:
- Эй, вы там все перепутали! Это мы - братья по оружию! Это мы с вами в одном лагере - в социалистическом. Одно общество строим! Кто вам только читает политинформацию?!

Только не слышат румыны. Не хотят слышать.

Янки же проявляют морскую солидарность, входят в положение потерпевших от нерушимой дружбы и терпеливо ждут, попивая местные сорта пива и вин на официальных приемах и не только, пока с Крымского полуострова не приходит танкер и не заправляет боевую единицу Черноморского Флота под самую завязку. Да и как же без почетного сопровождения?! Привыкли господа.


У входа в Босфор, как у дверей квартиры, прощание с гостями почти близкое и почти доверительное.
- Заходите еще! - сигналят светом и флажками со «Сведущего»
- Лучше вы к нам! - отвечают американцы. - Заодно и своего приятеля Фиделя навестите на Кубе.

И расходятся. Одни устремляются в пролив, а другие поспешают вдоль извилистой береговой линии в город-герой Севастополь, к такой родной и привычной Минной пристани.
Поспешают поначалу вдоль турецкого берега, затем болгарского, и, наконец, «Сведущий» входит в территориальные воды Социалистической Республики Румынии.

Сигнальщики тут же с докладом на ходовой мостик:
- Прямо по курсу рыбацкие сети!
Верный долгу и обиде командир корабля осматривает горизонт; вокруг никаких шхун, баркасов и прочих плавсредств не видно, и отдает приказ:
- Вперед!
Винты эсминца легко и непринужденно режут и кромсают крепкие и надежные орудия производства партнеров по Совету Экономической Взаимопомощи.
Не проходит и пяти минут и снова:
- Прямо по курсу сети!
И опять:
- Вперед!
Сигнальщики еще не менее десяти раз надрывают глотки, прежде чем реакция командира меняется кардинально и неожиданно.
На очередное:
- Прямо по курсу сети!
Он рычит:
- Машинам самый малый ход! Баковым на бак!

И через минуту бак уже не вмещает всех любопытствующих.
Еще бы, такое действо; боцмана поддевают длиннющими баграми сеть, извлекают, цепляют ее к крутящемуся шпилю на полубаке и она медленно и ровно наматывается на него, словно нить на катушку. Настолько медленно, что матросы успевают выуживать из ее крупных ячеек камбалу и морскую лисицу в огромных количествах.

Смотав километра два рукотворной паутины, «Сведущий» направляется к следующей сети...
Мародерство продолжается недолго, но вполне достаточно, чтобы в Севастополь боевая единица Черноморского флота входила выполнившая поставленную перед ней задачу, поквитавшаяся за причиненную ей в частности и стране в целом обиду и набитой рыбой, словно сейнер.
Оценка: 1.4206 Историю рассказал(а) тов. Константин Керимка : 15-08-2013 19:22:31
Обсудить (282)
, 30-08-2013 23:32:18, Североморец
Может скажете ещё, что грибаны это не тема Каспийского Учили...
Версия для печати

Флот

1984 год. По Суэцкому каналу, имеющему помимо реверсивного еще и платное движение, в сторону Красного моря выдвигается караван судов.
Так ничего особенного: пара нефтяных танкеров, пара-тройка сухогрузов, контейнеровоз, с десяток кондеек поменьше и боевой корабль с бортовым номером «113».

На «113», идущем во главе международной процессии, реет военно-морской флаг СССР, в реестрах Черноморского флота он числится как противолодочный крейсер «Ленинград», и в фарватере рукотворного сооружения ему тесно.

И потому на ходовом мостике «Ленинграда» тревожная тишина. Командир корабля, штурман, рулевой, вахтенный офицер, связист - все смотрят на египетского лоцмана; мол, арабский брат, твоя очередь указывать дальнейший путь. Иначе, зачем мы тебя приняли на рейде Порт-Саида? За что советская Родина отвалила валюту?

Но арабский брат, средних лет египтянин в длинной, до пят, белой рубахе, в фетровой ермолке на голове, словно и не замечает немых призывов. Только крепче прижимает к впалой груди скрученный тростниковый коврик-циновку, сквозь окна пялится на песочек, на пальмочки, деревца и кустики по обоим берегам и дерзко скребет пальцами щетинистый подбородок.
В общем, ведет себя, как последняя арабская морда.

А корабль идет, и беспокойство на мостике растет.

Командир корабля, капитан первого ранга, не находит себе место, хрустит пальцами и кричит на руль:
- Лево пять!

Вахтенный офицер необычно громко дублирует команду:
- Лево пять!

Рулевой недовольно бурчит:
- Есть лево пять!

И каждый понимает, что идти вот так наобум чревато; осадка у крейсера немалая. Легче легкого и на мель угодить.

- Так держать!

- Так держать!

- Есть так держать!

- Ну?! - наконец командир крейсера адресует негодование египетскому проводнику.

- В чем де-ло? - сбивает дыхание, выступающий в роли переводчика, штурман. - Whatt is the mat-ter?

Короткие и несложные вопросы все же побуждают лоцмана к действию.
Он снимает сандалии, расстилает коврик прямо у переборки, с поправкой на Мекку падает на него коленями и начинает молиться.

- Что это? - стонет капитан первого ранга.

У входа в рубку тут же всплывают нескладные фигуры замполита и особиста.
- Средневековая отсталость, - в полголоса заявляет первый.

- Происки американских спецслужб, - почти шепотом говорит второй. - Провокация. Саботаж.

- И долго он так будет саботировать? - командир переводит взгляд на парочку преданных марксистов-ленинцев.

Ответы не заставляют себя долго ждать:
- Пять, нет, десять минут.

- Полчаса.

Командир, уже прикидывает что-то в уме:
- А сколько раз в день?

Звучат разного рода догадки:
- Три.

- Пять.

- Смотря, сколько грехов за ним числится, - вмешивается штурман.

- А если много? Очень много грехов? - интересуется вахтенный офицер.

- Тогда нам труба. Он легко их искупит, пустив одним махом на дно столько неверных, - не унимается все тот же штурман и предлагает. - Может, ему денег немного дать?

- У них с этим на канале строго, - уверяет сотрудник особого отдела. - Не возьмет.

- Возьмет, - настаивает политрук.

- Не возьмет. Побоится. Рубли все-таки!

- Возьмет...

- А если рома дать? - прерывает политический диспут штурман. - Возможно, у нас кое-какие запасы еще с Кубы остались.

- Точно! - замполит поддерживает трехлетней выдержки, светлое, с золотистым оттенком начинание. - Не плохо, если арабскому трудящемуся немного перепадет от щедрот Фиделя.

Особист гордо тянет подбородок вверх, почти напевает:
- Три с половиной ящика на складе у снабженца, шесть бутылок у командира БЧ-5 в каюте, четыре у гидроакустика...

- Хватит одной. Несите, - отдает распоряжение командир, пока перечисление не коснулось его личного сейфа. - Со склада. Вахтенный!

Бутылку доставляют прежде, чем арабский поводырь встает с циновки на палубу. Он принимает дар из рук капитана первого ранга, укладывает его в большой пластиковый пакет, благодарно лыбится и опять за старое: глазеть по сторонам, правда, уже только на песочек. Пальмочки, деревца и кустики уже уступили место безжизненной пустыне.

- Не понял! - разводит руками капитан первого ранга. - Мало что ли ему?

- Он же мусульманин. Возможно, что и не пьет, - тараторит замполит.

- Тогда сигареты, - рекомендует штурман.

- Болгарский «Opal». Два блока у связиста Иванова видел, - вновь демонстрирует осведомленность особист. - «Mallboro» у...

Командир реагирует мгновенно.
- Вахтенный! Блок сигарет.

- Есть, - вздыхает вахтенный офицер и исчезает из рубки на несколько минут.

Союз пузатой бутылки и кофейного цвета бруска сигарет совершают революцию в сознании араба. Он неожиданно проявляет жгучий интерес к водной магистрали, к своим обязанностям и на гибриде из английского и арабского языков успешно и, главное, безопасно ведет «113» между Синаем и континентальной Африкой.

Командир не нарадуется ровно час. Потом все повторяется: окно, коврик, окно.
В ходовой рубке вновь замешательство.

- Надо еще дать, - подает голос штурман, наблюдая, как на барханах по обоим бортам лениво шевелится песок. - Погода портится.

Командир взрывается, протестует:
- Это какой-то полный пи-и-и...
И осекается. Искорка, вспыхнувшая в глубине мутных глаз египтянина, красноречиво высвечивает, что общение с советскими экипажами тому не в новинку, и с великим могучим он очень даже знаком.

Выручает замполит:
- Суэц! Полный Суэц! - бойко восклицает он. - Это какой-то полный Суэц!

- Да, да, именно так, - соглашается капитан первого ранга. - Полный Суэц! Впереди порт Суэц!
И во избежание международного инцидента вскоре еще один набор арабского навигатора, шелестя целлофаном и звякая стеклом, спешно погружаются в пластиковую бездну.

И, надо отметить, довольно вовремя; движение пустыни перерастает в песчаную бурю. Видимости никакой. И рекомендации умного, опытного и уверенного в своих действиях лоцмана оказываются совсем не лишними.

Хорошо, что стихия бушует недолго, потому, как завершаются и следующие шестьдесят минут.
По египтянину, хоть часы сверяй, секунда в секунду; окно, коврик, окно. И так шесть раз до самого выхода из Малого Соленного озера, где обычно проходящие по водной артерии суда бросают якоря в ожидании встречного каравана. Там набожного египтянина меняет другой навигатор - мужчина преклонных лет в клетчатой с коротким рукавом рубашке навыпуск поверх светлых бумажных брюк.
- Я есть главный канальный лоцман, - высокомерно хрипит он, начиная круг: окно, коврик, окно.

И ему верят. Какие сомнения; конечно, главный, конечно, канальный. Вон какой огромный мешок в руках...



Наконец караван выходит на внешний рейд Суэца. Канал пройден. Изрядно груженного подношениями, лоцмана подбирает бот под египетским флагом, и командир «Ленинграда», передав командование кораблем старшему помощнику, спускается к себе в каюту перевести дух.

Старпом, капитан второго ранга, немедля, по-хозяйски плюхается в высокое командирское кресло, устремляет взгляд прямо по курсу и зрит вокруг Красное прекрасное море и идущий по волнам навстречу немыслимым галсом старый-престарый сухогруз.
Рубка у сухогруза открытая, без навеса, у штурвала пусто, а рядом на коврике отбивает молельные поклоны рулевой в длиной, до пят, рубахе.

Старпом вскакивает на ноги, как ужаленный, часто моргает и удивляется по-русски:
- Нет, это какой-то полный пи-и-и...

- Суэц! - перебивают его хором рулевой, вахтенный офицер и связист, а штурман еще и добавляет. - Полный Суэц!

.
Оценка: 1.3604 Историю рассказал(а) тов. Константин Керимка : 13-08-2013 10:49:15
Обсудить (40)
14-08-2013 18:33:17, Baloo
Бум ждать....
Версия для печати

Флот

Ранняя весна 84-го. Все в движении. Мигрируют животные, рыбы, птицы. Даже стайка кораблей ВМФ СССР пересекает океан. Нет, не за тем, чтобы как другие поразмножаться, да подкрепиться в каком-нибудь более сытном и укромном уголочке мира, а по воле Министерства Обороны.

Стайку возглавляет противолодочный крейсер «Ленинград».
Красавец. Длинный. Широкий. Скалится по носу пушками и ракетными установками. Некоторые из них жмутся вплотную к огромной, высокой, с взлохмаченной копной антенн надстройке. С нее пара, широко расставленных по уровню сигнального мостика, прожекторов неустанно следит за простирающейся до самого юта полетной палубой.

А вокруг Атлантика. Днем - нескончаемые барашки волн и облаков. Ночью - звезды с кулак, луна с прожектор.
И вот как-то в темное время суток, оставляя в стороне прочие корабли, нагоняет «Ленинград» довольно большой косяк уток и, надо же, в то самое время, когда по какой-то военно-морской нужде на его надстройке горят мощные осветительные приборы.
Пернатые и прежде видели ночное светило, но чтобы сразу столько.

Может, птички поклевали не то, может, утомились, может, в штурмане ошиблись - теряются в лунах. Выбирают две и берут курс между ними. Только между тех двух оказывается крейсер. И не очень мягкий. И птички клювиками и дурными головушками, не снижая полетной скорости, прямо об металлический корпус хлоп, хлоп, хлоп... И стая полным составом укладывается на палубу. Лежит недолго, потому как не спит ночная вахта «Ленинграда». Бдит. И уже через час с камбуза, с некоторых кают, кубриков и боевых постов тянет соблазнительным запахом жареной дичи.
Оценка: 1.3494 Историю рассказал(а) тов. Константин Керимка : 13-08-2013 10:43:49
Обсудить (134)
25-02-2014 09:29:04, Лыжник
Нет. Я служил в радиотехнических войсках, на оконечной точ...
Версия для печати

Флот

Особая задача.

Стараниями военных значительная акватория Черного моря походит на взбалтываемый коктейль. И на то в учениях «Щит-83» задействуют значительные силы Флота.

У эскадренного миноносца «Сведущий» особая задача. Ему поручают с моря оказать огневую поддержку высадке десанта в районе Керченского пролива.

Не впервой. Опыт какой-никакой имеется.

Ко времени «Ч» эсминец прибывает в заданную точку и начинает методично и массированно один за другим укладывать 130-миллиметровые снаряды в указанном районе. И не беда, что воронки от таких снарядов измеряются в метрах, а то и в десятках метрах; на то и существуют артиллерийские полигоны. Жаль только, что полигон далеко, с борта не видно, и специалисты боевой части два не имеют возможности воочию лицезреть плоды своей деятельности.

Зато их замечают в другом месте.
Из штаба флота на эскадренный миноносец летит телефонограмма под грифом «секретно».
Из нее следует, что кораблю приказано немедленно прекратить бальбу и убираться оттуда для начала к чертовой матери. Далее на трех листах подробно, нисколько не стесняясь в выражениях, описывается все то, что думают о командире «Сведущего» и его действиях в Штабе Флота. Там же сообщается, что снаряды ложатся в полусотне километрах восточнее полигона и передаются наилучшие пожелания от председателя того самого колхоза, чьи поля так старательно перепахивают 130-миллиметровые орудия в течение последних полутора часов.
Оценка: 1.3212 Историю рассказал(а) тов. Константин Керимка : 16-08-2013 12:46:18
Обсудить (22)
31-08-2013 13:41:57, Абердин
В ГРУ не было понятия "дорого". А с криптоблокнотами радист...
Версия для печати

Армия

Капитанские истории 3

« Яма» (не Куприн)


Дивизия, в которой я служил, имела почётное наименование Ленинградско-Пушкинская. Она формировалась из рабочих Ленинградского мясокомбината в тяжелые дни блокады. После войны, приказом Верховного Главнокомандующего все части и соединения, имеющие почетные наименования, должны были расквартировываться в крупных городах. Так наша дивизия попала в Омск. А, спустя тридцать лет после окончания войны, было принято решение призывать призывников из Ленинграда. Для поддержания преемственности.

Так вот. Нам, трём молодым офицерам, было поручено направиться в командировку в Ленинград, получить там и доставить к месту службы двести призывников. По шестьдесят, с гаком, голов на человека. Доставка самолётами Аэрофлота.
Уже следующим днём мы прибыли в Ленинград и поехали в Василеостровский военкомат. Представиться и предъявить документы. В военкомате нам выдали бумагу на поселение гостинице Нева и показали график отправки призывников, по которому выходило, что первая партия идёт через полтора суток. То есть на разграбление славного города «трёх революций» у нас было времени всего - ничего.
В гостиницу заселились на удивление быстро. Подкрепив силы «чем бог послал» с водочкой мы вышли на улицу и приступили к бесчинствам. Переулок, на котором находилась гостиница Нева, выходил на Литейный проспект и мы по нему и пошли. Пройдя совсем небольшое расстояние, мы вдруг увидели знакомые буквы, которые сложились в родное словосочетание - «Дом офицеров». Сразу повеяло чем-то близким и город стал приветливым и радостным.
Небольшое отступление. Дом офицеров был во всех гарнизонах. В Омске это был маленький особнячок в центре города с большими скульптурами лётчика и танкиста перед входом. Знаменит он был большой бильярдной, намертво и навсегда оккупированной пенсионерами. В Новосибирске, возле штаба округа, Дом офицеров имел прекрасный ресторан, куда офицеров в форме запускали всегда, в любое время и в любом состоянии, даже если этот ресторан и был переполнен.
Что ж, начнём с Дома офицеров, решили мы и через парадный вход вошли во внутрь. Поднялись по большой мраморной лестнице на второй этаж и попали в кафе. Тоже не плохо, сказали мы сами себе и уселись за свободный столик. Быстро подошла официантка, быстро приняла заказ и быстро принесла нам графинчик водки три салата. После расчёта, официантка добрым дружеским голосом сказала: - «Ребята, приходите к нам сюда завтра вечером. У нас танцы будут.». Спасибо, вежливо ответили мы, а сами подумали про себя - танцы, танцы, что мы танцев не видели что ли. Спустились вниз и пошли гулять дальше. Надо сказать, что большие города, что Москва, что Ленинград к пешим прогулкам приспособлены мало. Когда мы прошлись по всему Невскому до Адмиралтейства и вернулись обратно, было десять часов вечера, наши ноги были стёсаны уже почти до колена, силы нас покидали, и призывная, светящаяся вывеска - «Ресторан Москва» показалась нам островом спасения. В ресторане Москва было три зала. Самый демократичный, по ценам, был на третьем этаже. Туда мы и направились. Заказали традиционные графинчик водки и три салата и стали ждать заказ. В это время, вдруг, как гигантская прибойная волна, откуда-то ввалилась целая толпа морских офицеров и заняла все столики. Мы почувствовали себя лягушками посреди лужи гудрона. Так диссонировали наши зелёные мундиры по сравнению с массой чёрных. Морячки, недоумённо поглядывая на нас, как-то быстро хлопнули по рюмочке водки и схлынули. Оставив нас в полном недоумении. Потом, позже мы узнали, что в этот день была тренировка к параду и в это время их всех распустили.
На следующий день, с утра, каждый из нас достал из кармана Очень Важный Документ, озаглавленный «Список вещей, товаров и продуктов, который надо закупить в Ленинграде», составленный жёнами и пошли его исполнять. Исполнение заняло целый день. Вечером этого дня мы собрались в гостинице и стали держать малый военный совет - что дальше делать. И тут один из нас предложил пойти на танцы. Нас, ведь, приглашали. Вечер всё равно пропадал и мы согласились. Тем более, что идти было совсем рядом.
Подойдя к Дому офицеров, мы увидели большую толпу молодых и не очень, красивых и не очень, одетых модно и не очень женщин. Мы ещё не успели подивится, чего они тут толпятся, как десяток из них подбежали к нам.
- Ребята, затараторили они
.-Вы одни? Купите нам билеты.
- А чего вы сами не купите - удивились мы.
На нас посмотрели, как на придурков, но объяснили, что в Дом офицеров на танцы женщин, без сопровождения мужчин-офицеров, не пускают. Девушки быстро сунули нам деньги, быстро схватили билеты и быстро смылись, оставив нас одних.
Танцевальный зал располагался в полуподвале. Огромное помещение со сводчатыми потолками, огромными четырёхугольными колоннами создавали ощущение каземата. Особенно поразили окна, выходящие на улицу. Они были невысокие, полукруглые и глубокие с подоконником шириной метра два. Некоторые из них были задёрнуты шторками, а некоторые открыты и через них мерцали огни улицы. Где-то в дальней части от входа гремела музыка и светился яркий свет. Наверное, там и был сам дансингринг. А здесь у входа был полумрак и стояла плотная толпа народа, загораживающая весь обзор. Пробиться через неё ближе к музыке мы так и не смогли. Хотя, из этой толпы время от времени выскакивали разгорячённые офицеры в обнимку с девушками, куда то убегали, потом возвращались. Так мы и стояли в уголке, как пришибленные. Все наши попытки завязать хоть какое-нибудь знакомство с прекрасным полом пресекались им решительно и категорично. Так мы (как те молодые коты из анекдота) побл...э-э-э погуляли до одиннадцати вечера и, после окончания танцев, вместе со всей толпой вышли на улицу. И тут я увидел явление, о котором слышал только легенды и сказания от самых древних наших офицеров. Я увидел «развод». Вдоль тротуара, по обе стороны стояли с одной стороны мужчины, а с другой женщины. Они рассматривали друг друга, перебрасывались словами, жестикулировали, потом сходились на тротуаре и быстро уходили. Через полчаса это всё закончилось. Только хлопали дверки такси. Прогулявшись по опустевшей улице, мы вернулись в свой номер.
На следующий день я получил свою партию призывников и вместе с сопровождающим офицером военкомата убыл в Пулково (это аэропорт). Там в буфете аэропорта мы с военкоматским распивали «подорожную» и я рассказал ему все наши приключения. Он посмотрел на меня, как офицер лейб-гвардии Ея Императорского Величества на пехотного замухрыжку и объяснил, что это танцевальное место в Доме офицеров имеет название «Яма», что каплеи и каптри, там котируются за мальчишек, а женщины предпочитают каперанов за их денежность и наличие жилплощади, что оконные нишы за шторками, по слухам, используются для продажной любви (если совсем приспичит, то за определённые деньги можно и там), и что такие лопухи - провинциалы, как мы, если захотели приключений, то надо спрашивать совета у столичных офицеров, и они, столичные офицеры, посоветовали бы совсем другое место. Называется то место Дом учителя. От туда ещё никто не уходил разочарованным.
На прощание он пригласил меня приехать в Питер ещё раз, чтобы он мог показать мне этот город совсем с другой, не туристической стороны. Но, как то, не срослось. А жаль.
Оценка: 1.2926 Историю рассказал(а) тов. Старший Офицер : 07-08-2013 09:07:09
Обсудить (2)
08-08-2013 23:18:25, Санёк73
Вот где силищща русского воина! КЗ!...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Уникальное предложение Флорапласт хозяйственный пластик для дома
застекление балконов цена