Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Мимоходом. Военная кость.


Понятие “военная косточка” каждый понимает по-своему. Тут и подтянутость, и точность, и выправка, и еще многое-многое другое. Все эти качества достойные и нужные. Но, по-моему, есть еще и другое сходное, но не идентичное предыдущему понятие - «военная кость»...
Севастополь. Пятый курс. Увольнение. Стою у рынка, жду троллейбус "десятку". Опаздываю к будущей жене. В город я тогда выбрался позже других, после наряда, поэтому на остановке военнослужащих практически нет за исключением парочки первокурсников. Остальные уже растеклись по явкам и квартирам. Патрулей и офицеров поблизости тоже не видать. Можно дышать ровно. Я задрал фуражку на затылок, сунул сигарету в зубы, руки в карманы и жду. Вдруг прямо напротив меня, буквально в метре, становится немолодой мужчина в штатском костюме и настойчиво пытается заглянуть мне в глаза. Неприятное ощущение, надо сказать. Стою, по-прежнему стараясь не обращать внимания на назойливого мужичка. А тому, видно, что-то очень сильно не дает покоя, и кажется, с каждым мгновением злит все сильнее и сильнее. Он прямо-таки кровью наливается. Того и гляди, лопнет. Я отвернулся. Он оббежал вокруг и снова впился взглядом. Я вновь сделал поворот. Он тоже. Стало очень неуютно, и как назло, нет транспорта. И тут, наконец, мужичка прорвало. Вытянув руки по швам, он, словно заправский строевик, громким и зычным голосом принялся меня строить и ровнять.
- Товарищ главный корабельный старшина!!! Что вы себе позволяете!!! Я уже пять минут болтаюсь перед вами, словно тополь на Плющихе, а вы, наглец и негодяй, даже руку к козырьку поднять ленитесь перед старшим по званию!!! Встаньте, как положено!!! Руки из карманов!!! Выплюньте вашу соску!!! Разболтались...
От неожиданности и по инерции я подобрался и вытянулся. Военным вообще свойственно соловеть от командного рыка. И тут меня осенило: мужик-то в гражданской одежде. Я как-то сразу расслабился и посмотрел по сторонам. Народ на остановке, привлеченный шумом, заинтересованно поглядывал на нашу парочку. Я медленно засунул руки обратно в карманы и нарочито удивленным голосом спросил беснующегося подле меня мужчину.
- Извините, пожалуйста. А вы, собственно, кто будете?
Мужичка словно плетью огрели.
- Да вы..., да я...!!! Вы, что...!!! Перед вами целый контр-адмирал корячится!!!
Адмирал - это серьезно. Тем не менее, я набрался наглости и спросил.
- Еще раз извините, ради Бога. А ваши документы посмотреть можно? А то как-то по вам сразу и не поймешь, что вы адмирал...
Народ на остановке хохотал, уже не стесняясь. Адмирал же скосил взгляд на свое плечо. Погон там не было. Только цивильный костюм. Он как-то сразу сник и как будто уменьшился в росте. Стало, даже жаль его. Он суетливо передернул руками и, опустив глаза, негромко сказал:
- Извини старика, кадет. Совсем заслужился...
И, махнув рукой, быстро зашагал прочь... Вот это уже настоящая «военная кость»!
Автор Павел Ефремов. Размещено с разрешения автора
Оценка: 1.6481 Историю рассказал(а) тов. тащторанга : 17-10-2006 17:12:56
Обсудить (6)
, 24-10-2006 01:43:19, EHOT
Не знаю, зачем пишу. Для себя, наверное. Извините. Стариков ...
Версия для печати

Военная мудрость

- Ну че, командир? Принимаем систему...А? Подписываем?
- Я бы хотел увидеть "Инструкцию по приему системы в эксплуатацию". Разработанную и утвержденную ВАМИ ЖЕ...
- Да ты че? О..ерел? Она состоит из ШЕСТИ томов, каждый толщиной в твой сапог! Ты че? На кой тебе это надо... Все же работает... Давай будем подписывать...А? Нет? Во дает... Странный какой-то лейтенант нам попался... Ну - на тебе "Инструкцию"... Изверг...
- Так... Пункт первый... Подать питание на систему... Так... Включить стойки...Так... зеленые индикаторы... Ребята! А почему вы сделали индикаторы красными? А?
- Так это... Не было зеленых... Какая разница?
- Переделать... Я пошел... Как переделаете - позовете...

~
- Лейтенант! Это самое... ТОВАРИЩ ЛЕЙТЕНАНТ! Мы переделали и все устранили, все как в "Инструкции"... Давайте будем продолжать прием в эксплуатацию! Так... мы остановились на странице 98. Так... Вот она...
- Да нет, ребята... Начнем с обложки... Так... Пункт первый... Подать питание на систему...
- Да ты че? Издеваешься?
- Так... Включить стойки...
- Э... Ты... Вы это... товарищ лейтенант...
- Так... Зеленые индикаторы... так...

~
- Лейтенант! Слушай... Мы уже две недели занимаемся передачей системы.... А прошли всего два тома... Так мы все сроки сорвем... И каждый раз ты начинаешь с обложки! Ну ты это... Совсем, что ли...
- Уважаемый! Это - ВАША система, а это - ВАША "Инструкция"... Так? Какие ко мне вопросы?
- Ну ты это... Все уже подписали.. Даже Военная Приемка... А ты один - упертый такой... Тебе больше всех надо? А?
- На этой системе буду работать я и мои подчиненные... А не Военная Приемка ... Поэтому все здесь должно работать КАК ЧАСЫ... Швейцарские... Понял? Пшел вон отсюда... Займись своими подчиненными, которые тут наблудили по самые Нидерланды... Сами распутать не могут┘

~
- Товарищ лейтенант! Тут это... Две канистры... это... спирт вообщем...
- Спасибо, я не пью...
- Во дает... Не сдать нам систему... Кабздец нашим премиям ... Да-а-а... Ну и упертый же баран... С-с-ука...


515-ю систему "термостатирование отсека экипажа" сдавали в эксплуатацию 9 месяцев... Через 7 месяцев лейтенант, закрепленный за этой системой, был переведен в штаб части и назначен на должность помощника начальника штаба по режиму и начальника разведки полка. Уже тогда было ясно, что никакого "экипажа" не будет... А потому - сидеть на заведомо ненужной системе, быть наблюдателем, а не "нажимателем" - не хотелось... И предложение перейти на хитромудрую должность было принято.
На систему 515 был назначен другой лейтенантик, который был дружком-приятелем предыдущего "изверга"...

На проходивших через год генеральных предпусковых испытаниях готовности систем - 515-я система оказалась единственной на старте, к которой не было ни единого вопроса...

~
Я взял эту историю отсюда (http://www.buran.ru/htm/memory.htm) и, надеюсь, автор не будет против публикации этой вырезки... Этот кусок запал мне в память два года назад, когда я в первый раз прочитал все "Воспоминания...". Я благодарен тому лейтенанту за то, что он научил меня делать ТАК!
Оценка: 1.6452 Мудростью поделился тов. Влад : 28-10-2006 01:59:55
Обсудить (95)
01-11-2006 19:14:29, MAXiS
> to Кадет Биглер > > to YuryD > > > Как у Задорнова, тольк...
Версия для печати

Флот

Бумажка.

Надо сказать, что Комдив был человек множества незаурядных талантов, оно и понятно иначе он и не стал бы тем, кем он есть. Что стоит вот такой пример:
Потерялась у нас на Пароходе как-то раз одна секретная бумажка, а может быть, и не секретная совсем, а для служебного пользования, а может, просто бумажка, кто сейчас упомнит, но дело в том, что она, как назло, понадобилась Комдиву.
Где бумажка?! Искать!!! Всему экипажу сход запрещен, пока бумажка не будет найдена!
Искали ее, проклятую, двое суток по всему кораблю, все перерыли, в такие норы залезали, в которые с самой постройки лодки никто не лазил. Нет - хоть ты тресни. И естественно, дело происходило в выходные дни, а в понедельник, естественно, идти в море.
Все пакости всегда случаются в выходные дни, и конечно же, перед выходом в море.
От пирса, у которого стоит лодка, до казармы километр в гору идти надо. Никто с корабля не отлучался на базу, все бумажку искали. И надо же!
На утреннем построении дивизии по понедельникам строились у казарм, на плацу ветерок колыхает какую-то смятую бумажонку и поддувает ее прямо под ноги Егору. Тот высказывается по поводу чистоты на плацу, попутно прохаживается по экипажу, который должен следить за этой чистотой, поднимает бумажку, разворачивает, ну, конечно же, правильно - эта наша потерянная ужасно секретная бумажка!

Обморок.

Колыбель атомного флота - Губа Малая Лопаткина, или просто Малая Лопатка. В наши времена там находился плавзавод. А так как располагалась она в отдалении от основной базы - губы Большая Лопаткина, то и стоянка там была как бы перерывом в постоянной напряженности службы в Большой Лопатке. Не каждый проверяющий пойдет смотреть, что там происходит на Пароходах.
Не каждый, но не Егор! И вот как-то ночью он и нагрянул. Дежурный по кораблю, по счастью, не успел завалиться спать и встретил Командира дивизии достойно. Доложил все честь по чести, что во время дежурства никаких происшествий не случилось, и все такое.
Ладно, - говорит Егор, - дежурь дальше, а я по кораблю прогуляюсь, сопровождать не надо. И пошел сразу в корму, в четвертый отсек, на Пульт ГЭУ, Главной Энергетической Установки. Как раз в тот самый закуток, откуда и управляют, как говорится, могучим ядерным сердцем подводного ракетоносца.
В соответствии с инструкцией дежурно-вахтенной службы на Пульте должен был находиться и при этом бодрствовать дежурный по ГЭУ. Он и находился, вернее не он, а его дублер, молодой лейтенант, только что из училища, а старый командир группы дистанционного управления - КГДУ или управленец, почтенный капитан-лейтенант, десятый год в должности, естественно, дрых в каюте в первом отсеке, как ему и положено, согласно штатно-должностному окладу и выслуге лет.
Я уже говорил, что у Егора было совершенно особое чувство на всякого рода нарушения, поэтому он и отправился сразу на Пульт.
Лейтенант не спал, он добросовестно изучал инструкции, время было около четырех ночи, и юноша уже находился в некоторой прострации.
И вот, представьте себе, в такую поздноту на Пульте появляется бесшумно целый адмирал, да еще с Геройской звездой на груди.
Дублер впадает в шок, речевые центры у него блокируются явлением Комдива.
Ну, а тот, соответственно, жаждет доклада по поводу состояния ГЭУ, а то вдруг как заведена установка или еще что подобное, вдруг на ней чай греют, или того хуже, самогон какой гонят. И конечно же, ему хочется услышать звание и фамилию ответственного за ядерную безопасность на отдельно взятом корабле.
А у лейтенанта от изумления язык-то и отсох! Ничего сказать не может, только пялится на адмирала неестественно выпученными глазами.
Тогда Егор решает начать диалог сам и говорит:
- Командир дивизии атомных подводных лодок, Герой Советского Союза контр-адмирал Томко, а ты кто?
Тон, конечно, ехидный.
Лейтенант, конечно, задок от кресла оторвал, выпрямился во весь свой немалый рост и брякнулся в обморок, прямо под ноги Комдиву.
Дальше, со слов дежурного по кораблю, Егор не то что растерялся, а несказанно удивился, и вызвал его из Центрального поста.
- Ты что, сынок, что с тобой? Вставай, дежурный, воды, нашатырь!
Вылил дежурный на лейтенанта графин воды.
Тот пришел в себя, но увидев Егора опять отключился.
Опять полили водичкой, опять очнулся, и опять, увидев над собой адмирала, потерял сознание.
Комдив быстренько ушел с корабля.
- Дежурный, провожать не надо, приводите эту барышню в чувство и вызывайте с базы замену, вот лейтенант пошел, это же надо!
Справедливости ради надо сказать, что лейтенант тот со временем превратился в совершенно нормального офицера и служил не хуже других.
Но на очередном пятничном сборище офицеров дивизии Комдив в лицах и очень подробно изложил этот эпизод. Было весело.
Оценка: 1.6435 Историю рассказал(а) тов. igale : 01-10-2006 19:52:05
Обсудить (14)
06-10-2006 14:16:29, Ulf
> to Са-Ша > Касаясь первой части. > Дружок рассказывал - в...
Версия для печати

Щит Родины

О ГЕОМЕТРИИ.

Развод на работы - это вам не просто так. Развод на работы - это торжественный ритуал, производимый ежедневно, по два раза, исключая выходные и праздники. Поэтому священный долг каждого - присутствовать. Тем более, если сам выступаешь в роли ритуального имущества. Торжественно развестись, так сказать. А после обеда - особенно. И нет прощенья тому, кто пренебрегает такой важной обязанностью, как послеобеденный развод на работы. Умри, но разведись. А особенно, если из всего сигнального отделения ты один не занят в нарядах. И к тому же, служишь уже третий год. Работой в таком случае можешь и не заниматься, но развести себя все равно обязан. Вот так.
- Командирам отделений развести личный состав на работы, - подвел итог послеобеденного построения дежурный офицер.
Оставшийся в гордом одиночестве сигнальщик, носящий высокое звание старшего матроса и специалиста первого класса, пару минут подождал для приличия, а потом направился в сторону своего боевого поста, размышляя по дороге: куда самого себя лучше развести. Поскольку вокруг было лето, Черное море и третий год службы плавно подходил к отметке два с половиной... Ну кто, скажите, на Флоте работает летом? Особенно если юг, солнце, Севастополь... да и третий год ведь...
Выбор был довольно широким. От - просто заснуть в кубрике до - позагорать на мостике.
Погружаться в темное брюхо корабля как-то не хотелось. Спать, кстати, тоже.
Поэтому сигнальщик задумчиво поднялся на мостик, и глядя с высоты тридцати метров на причальную стенку Графской пристани, решил, что самой лучшей для него работой будет дочитать книгу, чудом найденную среди шедевров корабельной библиотеки, которой заведовал матрос-молдаванин, бывший по совместительству механиком вертолетного комплекса и большим другом замполита.
И только-только эта мысль окончательно сформировалась в нагретой южным солнцем голове сигнальщика, только-только тело само двинулось в направлении желанного источника знаний... В этот самый момент нагрянул на мостик, татаро-монгольскому игу подобен, командир боевой части. Связист. В погонах капитан-лейтенанта, роскошных усах цвета спелой пшеницы и фуражке с шитым крабом.
- Ганитулин говорил, что у вас есть конус, - сказал командир боевой части, не отвлекаясь на глупые вопросы.
- Есть, - ответил сигнальщик, не меняя расслабленной позы и воспринимая командира как нечто подобное миражу.
- Покажи, - потребовал командир боевой части.
Сигнальщик лениво сделал два шага и, ткнув пальцем в сигнальную фигуру, сказал:
- Вот.
- Что вот? - не понял командир.
- Конус, - лаконично ответил сигнальщик мысленно занятый выбором места для чтения.
Да, чуть не забыл. Вам же, наверняка, не ведомо, что такое Конус. Так вот, Конус - это не только геометрическая, но еще и сигнальная фигура. А смысл, вкладываемый в нее, следующий: Дать самый полный назад и работая машинами удерживаться на месте. Ясно? Тогда оставим конус, тем более, что используется он крайне редко, и вернемся в Севастополь.
- Это конус? - подозрительно спросил командир.
- Конус, - подтвердил сигнальщик, в суть проблемы вникать абсолютно не желавший.
- Э-то ко-нус? - снова спросил командир. По слогам, надеясь, видимо, интонацией чего-то достичь.
Сигнальщик нехотя повернул мысли в сторону службы. Он посмотрел на командира, на конус, пытаясь понять чем второй не угодил первому, провел ладонью по шершавым ребрам сигнальной фигуры.
- Конус, - ответил сигнальщик. И пожал плечами. Мол, чего ж вам еще, товарищ капитан-лейтенант? Это уж точно конус. Конусей не бывает.
- Это не конус, - авторитетно, как обухом по голове, заявил командир.
Сигнальщик служил третий год, а, следовательно, первый закон службы, гласящий, что командир всегда прав постиг на собственной шкуре. Но, кроме того, он еще и окончил школу. А в школе изучал геометрию, по которой имел только положительные оценки. Быть может, он не знал, как выглядит додекаэдр, но такую простую фигуру как конус узнал бы в темноте и на ощупь.
Однако годы службы научили его осторожности и, вместо чтобы сказать как ранее: "Ой, не морочьте мне голову!" сигнальщик осторожно поинтересовался:
- А какой, по-вашему, конус?
- Не, по-моему, - ответил командир боевой части, связист, с высшим образованием, - а по-настоящему.
- Хорошо, - сказал сигнальщик. - Какой по-настоящему конус?
Командир, хитро прищурившись, достал блокнот и несколькими ловкими штрихами изобразил на клетчатом листе ромб.
- Вот, - сказал он довольный. - Это конус.
- Это ромб, - сказал сигнальщик, имевший по геометрии только положительные оценки.
Рядом с конусом командир изобразил цилиндр.
- Это ромб, - сказал он, тыча пальцем в то, что, по мнению сигнальщика, именовалось вовсе не так.
В глазах сигнальщика плеснулся ужас. С одной стороны он прекрасно понимал, что конус - это конус, ромб - ромб, а цилиндр, хоть и тоже является сигнальной фигурой, рядом с ними и близко не стоит. И весь многолетний курс красивой науки геометрии от бедняги Архимеда и до наших дней ясно определяет, как и что выглядит. Но, с другой стороны... С другой стороны образованный сигнальщик служил уже третий год. И знал, что прав не тот, кто имел по геометрии только положительные оценки, а тот, у кого звезды на погонах крупнее.
Не иначе, врал нам Архимед, - шевельнулась под черепом подленькая мысль. - Столько лет.
Следующая мысль была уже не такой подлой и старину Архимеда оправдывала не хуже, чем адвокат из золотой десятки.
Ходили слухи о принятии нового устава, - вспомнил вдруг сигнальщик. - Так может, приняли уже? И согласно новому уставу ромб отныне именуется конусом? А Архимед и вовсе ни при чем, а?
Это успокаивало. Но годы, как теперь оказалось, убитые зря на изучение красивой науки геометрии, ни за что не позволяли согласиться с тем, что даже такая высокопоставленная шишка как министр Обороны имеет право присваивать новые звания геометрическо-сигнальным фигурам.
Эти самые годы подсказали, что специально для таких случаев рабочие завода по производству сигнальных фигур, глядя в учебник геометрии, пишут на них, на фигурах, то есть, конус, ромб, цилиндр и так далее.
Сигнальщик, вытягивая шею, осмотрел конус со всех сторон. И успокоился. Потому что вновь поверил в Архимеда. На одном из ребер, белым по черному, кириллическим шрифтом было ясно выписано: конус.
Слава, тебе, красивая наука геометрия, - подумал сигнальщик. И ткнув пальцем в надпись, торжественно произнес:
- Во!
- Что во? - не понял его командир боевой части в звании капитан-лейтенанта и с высшим образованием.
- На нем же написано, что это конус, - улыбаясь от уха до уха, пояснил сигнальщик.
Командир боевой части, связист, капитан-лейтенант с высшим образованием соображал быстро. Иначе он не был бы командиром. Он посмотрел на надпись, на радостного сигнальщика и тоже улыбаясь, причем, ничуть не хуже сигнальщика, произнес знаменательную фразу, которая при переводе с исконно русского на просто русский поясняла, что нельзя верить всему, что написано. А то прочитал, поверил, а там на самом деле дрова лежат.
Сказал и уставился на улыбающегося, уже по инерции, сигнальщика.
Сигнальщик пожевал губами, хлопнул глазами пару раз, а потом вспомнил, что существует такая все поясняющая книга, как Справочник сигнальщика флота, куда, заикаясь, посоветовал заглянуть командиру.
- И правда, - сказал посерьезневший командир боевой части.
И удалился, оставив обалдевшего сигнальщика размышлять о взаимодействии красивой науки геометрии и корабельного устава.
Как говаривал, бывало, Козьма Прутков: Если в зоопарке на клетке со слоном написано "буйвол", не верь глазам своим. Так-то.
Оценка: 1.6238 Историю рассказал(а) тов. Константин Изварин : 19-10-2006 17:11:16
Обсудить (14)
17-02-2014 01:33:15, третий
Это не только в артиллерии, но и во всей армии. Линейку ...
Версия для печати

Флот

Последний полет

Просматривая свой старый альбом, на одной из его страниц наткнулся на необычное фото: сидящий верхом на быке морячок направляет рогатую голову животного в сторону унылых берегов Арала. «Дорога дальняя, кругом пески и можно тронуться с тоски» - такая эпиграмма сопровождала этот реалистичный курсантский фотомонтаж. Эта дорога, ставшая дорогой судьбы, действительно привела лихого наездника и моего однокурсника от гранитных набережных Невы к берегам умирающего моря, а потом и к песчаным барханам Каспия. Месту базирования одной из самых закрытых частей российского флота - отдельного дивизиона экранопланов*. Там, сменив черные погонные просветы на голубые, Михаил Ванслов, бортинженер десантного экраноплана С-26 и доказывал, что рожденные ползать пусть и «нызэнько», но все же могут летать...
- Хорошее было время, - рассказывал он во время одной из наших встреч,- замечательная, перспективная техника. Скорость и грузоподъемность, скрытность и мобильность, способность работать не на радиусе, а на дальности, да ещё дозаправляясь в море, находится в точке ожидания... Не было подобных машин даже у американцев, давно пытавшихся их создать. Поэтому дядюшка Сэм проявлял громадный интерес к нашим успехам в этом вопросе. И не мудрено. Возможность использования экранопланов в качестве носителя ракетного оружия принудила бы нашего заокеанского противника создавать дорогостоящую систему мониторинга огромных акваторий Мирового океана, разрабатывать тактику и оружие по их уничтожению. Цена вопроса - необходимость раскошелиться на сумму, во много раз превышающую наши затраты на создание таких аппаратов и системы их обеспечения.
Слушая рассказ своего бородатого и давно уже седого товарища, я ловил себя на том, что взгляд постоянно фиксируется на его не прикрытом короткой прической изувеченном ухе. Подмывало, как и прежде, с курсантской прямолинейностью спросить: «Миш, а кто же тебе ухо откусил?» - но что-то останавливало.
- Все хорошее рано или поздно заканчивается, - не обращая внимания на мои косые взгляды, продолжал повествование Михаил, - Перестройка и развальные девяностые сделали свое недоброе дело. К 92-му все наши машины давно уже стояли без движения, отсутствовали запчасти, керосин. Именно в это время, пользуясь нищетой и разрухой, предложили нам америкосы совместную работу. С корыстью ли, без корысти, а может быть, по извечной российской простоте душевной, им поверили. На этой волне много о чем позволили узнать любопытным американцам наши недалекие руководители. Не стоит гадать, чем делились с янки конструктора, но московские военачальники рекомендовали показывать самое лучшее.
Совсем недавно, после проведенного модернизационного ремонта, на нашей площадке появился малый десантный экраноплан 904-го проекта (МДЭ-150, «Орлёнок», зав. N С-21). Этот младший брат «Каспийского монстра» красиво смотрелся со свеженамалеванными орлами на борту, которые, вероятно, и определили его судьбу. Этого не облетанного «Орленка», несмотря на множество выявленных при пробных пробежках неполадок, и решили демонстрировать американцам, выделившим на организацию показательных полётов крупную сумму.
В тот роковой августовский день жизнь дивизиона текла своим чередом. Погода стояла чудная, но как оказалось, предштормовая. Народ бездельничал. Техники упражнялись в «тысячу». Проигравшие усиленно отжимались. Я, только что вернувшись из отпуска, взял удочку и пошёл на мол ловить бычков. Клев был отменный. Сижу, поплевываю на червячков, и, забрасывая снасть свою незамысловатую, едва успеваю рыбешек с крючка снимать. Настроение отличное. Ничто не предвещало неприятностей.
В это же время находящийся в Каспийске главный конструктор проекта Виктор Васильевич Соколов уговаривал командиров немедленно начать облет 21-го, чтобы через неделю показать его в полете американцам. Какие он приводил аргументы, история умалчивает, но решение на облет было принято. Не смутило руководителей и то, что несколько штатных членов экипажа С-21 были за пределами части. Для «прогулки» стали отлавливать других летунов. Ко мне на мол приехал Сергей Кузнецов, коллега с 21-го, передал просьбу командира дивизиона слетать вместо дежурившего в гарнизонной комендатуре бортового электрика, благо допуск на это кресло у меня был. Отказываться не стал. Просьба начальника такой же закон, как и приказ, да и полётное задание смешное: взлёт, круг, посадка.
Предполётная подготовка, инструктаж и медосмотр сборного экипажа майора Коробкина были скомканы, проведены больше для проформы. Торопились, блин, показуху организовать...
Машину заправили по максимуму, благо, халява. Место правого лётчика занял майор Хажумаров, недавно назначенный на должность начальника штаба из другой части и поэтому не имевший опыта самостоятельных полётов на экранопланах. Штурманом пошёл старший лейтенант Гусейнов, молодой и неопытный еще офицер, но за его спиной встал старший штурман части Нуриев. Бортрадистом пошел мичман Вардашев, бортоператором - мичман Горбунов, а бортмехаником - мичман Баматов. Взяли на борт и пассажиров - главного конструктора и журналиста Волкова из Нижнего Новгорода. Итого набралось 10 человек.
Запустились, сошли на воду, вырулили в море. Штурман прочитал «карту взлёта». Командир скомандовал: «Взлетаем!». РУДы на максимум и 130 тонн взлётной массы под рёв двигателей мощностью в 35 тысяч лошадиных сил стали медленно ускоряться, разбрасывая в стороны мириады брызг. Постепенно перевели сопла форсажных двигателей с поддува на тягу, убрали лыжно-амортизирующее устройство, разогнались до крейсерской скорости в 380 км/ч. Прошли доклады, что всё в норме. Взлетели штатно.
Дальше, в соответствии с полётным заданием, вошли в первый разворот. При этом нужно было набрать высоту четыре метра, чтобы при крене на развороте не зацепиться плоскостью за воду. И вот здесь начались проблемы. Экраноплан поднялся на семь метров. Командир попытался вернуть его на четыре, но провалился ниже. В результате нескольких подобных эволюций наш полёт стал похож на синусоиду с всё более возрастающей амплитудой - высотой. При очередной попытке мы оказались уже где-то на 50 метрах, при этом потеряли скорость за счёт парусности корпуса при большом положительном тангаже. В последний раз, переведя экраноплан на снижение, командир не учёл этой потери - эффективность рулей высоты упала, и при приближении к воде момента на рулях не хватило... Экраноплан скользяще ударился о воду. Киль его оторвался и вместе с двигателем и винтами улетел вперёд. Основной корпус затормозился и остался на плаву. Носовые двигатели сразу залило водой. В полной тишине началось спасение. Полуживые члены экипажа выбирались на тент корпуса. Сломанные ребра, руки и ноги, поврежденные позвоночники... Впрочем, обо всем происшедшем после приводнения я узнал от товарищей уже в госпитале, поскольку был без сознания. Вытащив меня из корпуса, решили что мертв. Алика Баматова вообще не нашли. В полузатопленном грузовом отсеке на ощупь обнаружили только его оторванную ногу. А неприятности продолжались - все спасательные лодки ЛАС-5, кроме одной, оказались с пустыми баллонами. Эту лодку надули и, привязав к носовой части корпуса, с большими усилиями переложили в нее меня, а сами стали дожидаться спасения на медленно погружающейся в воду машине. Погода менялась, начинало штормить. Волны становилась всё больше. Одной из них лодку бросило на выдающийся из борта приёмник воздушного давления. Секция лодки разорвалась и ее стало заливать. Но меня, готового в любой момент соскользнуть в воду, спасать сразу не стали, не было сил тащить мертвого обратно. Потом, всё же, собравшись с силами, перетащили остатки лодки с неподвижным телом на крыло. Там обнаружились первые признаки жизни - задрыгал ногой, что позволило вернуть меня в списки живых. Прилетевший чуть позже вертолёт, несмотря на непогоду, смог точно сбросить нам спасательный плот ПСН-10, куда все благополучно, хоть и с большими трудностями, перебрались. На плоту были медикаменты и появилась первая возможность в относительно спокойной обстановке оказать друг другу первую медицинскую помощь. Так мы, перебинтованные и шинированные, дрейфовали по штормовому морю до тех пор, пока нас не подобрало гражданское торговое судно.
Не обошлось в этой истории и без казуса. Леха Горбунов, самый целый и невредимый член экипажа, услышав после приводнения: «Покинуть корабль» - сиганул без раздумий с аварийно-спасательным поясом за борт. Так он, гонимый ветром и волнами начал многочасовое одиночное плавание по недовольному Каспию. Много позже чем нас, его, ослабевшего, промерзшего и полуживого подобрали в море рыбаки. Вот уж воистину - не спеши выполнять приказания!
- Вижу, - заканчивал свой рассказ Михаил,- тебе, как и многим, хочется узнать не столько техническую причину неудавшегося полета, сколько где я ухо свое потерял?
Отвечу на то и другое.
По мнению членов комиссии, проводившей расследование, главной причиной катастрофы С-21 стала «техническая неисправность устройства стабилизации полета, усугубленная неверными действиями экипажа». По их мнению, командир должен был немедленно прекратить полет после первой же неудачной эволюции аппарата. Трудно с этим спорить. Организационные же причины, связанные с подготовкой экипажа и аппарата, спешкой, остались за кадром.
А ухо я потерял в том же полете. Когда доставили нас, покалеченных и поломанных в махачкалинскую больницу, основная часть ушной раковины, как рассказал лечащий врач, еще болталось на тонкой перемычке, но прошло много времени и он не стал рисковать, отрезал... С этой маленькой «операции» началось мое длительное лечение и долгое болтание по различным госпиталям. Придя однажды в сознание и ознакомившись со своими многочисленными эпикризами, окончательно понял - не видеть мне больше мириад брызг, разбрасываемых стройным корпусом экраноплана. Так закончилась моя летная карьера. Так закончился крайний полет российского боевого экраноплана, управляемого флотским экипажем... Так на американские деньги при нашем традиционном головотяпстве закончился еще один маленький эпизод разрушения того, что мы с гордостью называли Вооруженными Силами...

Дай Бог, чтобы этот полет не долго оставался одним из КРАЙНИХ** в истории российских военных экранопланов и был ПОСЛЕДНИМ трагическим эпизодом летающих монстров!

* Экраноплан - летательный аппарат использующий эффект резкого увеличения подъемной силы крыла около земной или водной поверхности (см. http://dgrig.chat.ru/index.html).
** В действительности следующий, крайний полет российского боевого экраноплана С-26 произошел ровно через год после описанных событий. Но проводился он уже экипажем, состоящим исключительно из гражданских заводских испытателей, но все с той же целью - отработать «зеленые» и продемонстрировать американцам возможности и необходимость развития такой военной техники. Сейчас в Каспийске осталась только эта машина. Стоит она, разрушающаяся, заброшенным памятником, символизирующим былое величие еще той, советской инженерной мысли, напоминая при этом и о наивной вере в созидательные возможности российско-американского сотрудничества...
Оценка: 1.6179 Историю рассказал(а) тов. V.V-rom : 03-10-2006 13:30:42
Обсудить (39)
, 26-10-2006 13:23:51, Gljuck
Вообще диалог звучал так: -Зорин, Вы еврей? -Нет, я советски...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru