Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Военная мудрость

Данная история не была обнаружена на БИГЛЕРЕ, поэтому предоставляется на усмотрение модератора (хотя, помнится, что-то подобное было):) Взято с voffka.com.

Ко мне в медсанчасть явился Улугбек Сулейманов - похожий на непросветлённого индуса из самых неприкасаемых дембель в убелённом посудомоем до кальсонно-бязевого состояния обмундировании, тяжёлой, как дверная ручка филармонии, ременной бляхой на чреслах и щёгольских сапожках, чьи голенища напоминали конский детородный орган в морозный день. Многочисленные нагрудные знаки, делавшие его похожим на дворняжку-парвеню, были уснащены красными бархатными подушечками, отчего ввиду них сразу возникало приподнято-траурное настроение.
Обыкновенно впалая левая щека старого воина на сей раз странно бугрилась. За неширокой спиной дедушки тщетно пытался спрятаться его персональный дух Тоомас - человек-гора. По выражению мазутных с радужной поволокой очей Улугбека можно было догадаться о нестандартности его нынешнего состояния.
В руке он сжимал молоток.
Надо сказать, что свои Письма на Родину Улугбек надписывал затейливой кириллической вязью всегда одинаково: «Пирверт из Лелингрода». Но нужно ли говорить, что разнообразием жизнь лелингродского пирверта не блистала? Увы, дни его службы были тщательно сочтены, дембельский альбом заполнен до отказа портретами Ждущих Девушек и Душевными Стихами, генеральские аксессуары и маршальский жезл давно уже дожидались триумфального возвращения героя на Родину, пересыпанные нафталином, в солдатском сундучке. А дней оставалось ещё немало.
Смертная скука навалилась на Улугбека безжалостной йокодзуной.
Но однажды Свет забрезжил в конце туннеля, и вскоре кипящая моча стукнула в его небольшую голову с сокрушительной силой курьерского поезда. Если же выражаться буквально, произошло сие в ежесубботней бане - единственном месте, где у воинов гарнизона случалась возможность у других посмотреть и своё показать.
В силу своего уголовно-наказуемого бытия, законодателями мод по части боди-арта считались бойцы строительных войск. В ту злосчастную субботу настоящую сенсацию вызвал половой прибор одного недавно прикомандированного к части ефрейтора. Более всего этот прибор, вкруг которого столпились поражённые в самое-самое столпы гарнизонного общества, походил на гроздь сизого винограда «Изабелла» среднестатистических размеров (грозди, разумеется), что, согласитесь, для половых приборов нехарактерно.
Богато раскрашенный хозяин прибора стоял неподалёку и охотно делился опытом. Технология мутиляции вкратце сводилась к следующему: путём преломления стальной ложки она разделялась на «держало» и «черпало», коротенький обломок черенка, оставшийся при «черпале», затачивался до стамесочной остроты, и оным лезвием на коже пениса производились аккуратные проколы, в каковые проколы вводились бусины из плексигласа, отшлифованного до идеальной гладкости путём перекатывания во рту на протяжении двух месяцев.
Особенно же бывалый напирал на аспект антисептический: «Без стерилизации, пацаны, можно, как нехуй делать, без хуя остаться нахуй!». Так говорил он, а потом приступал к живописанию выгод и льгот, что сулит мужчине обладание таким чудом. Сам он планировал жить на гражданке, припеваючи, за счёт женщин, понимающих толк в чувственных удовольствиях. Услыхав про чувственные удовольствия, деды привычно взгрустнули, прикрывши срам шайками, да призадумались.
В течение следующей недели в части не осталось ни куска оргстекла, а все, как один, старослужащие стали материться невнятно. Но надолго никого не хватило. Никого, кроме Улугбека, который настолько яро возжелал произвести, выражаясь современным языком, апгрэйд своего инструмента, что нашёл в себе силы повторить подвиг Демосфена.
Впрочем, менее внятен он от того не стал, ибо это было просто невозможно.
Итак, по истечении двух месяцев, Улугбек возник на пороге медсанчасти с молотком в руке, шариками за щекой, духом за спиной и энтузиазмом во взоре, и с порога же потребовал от меня «стелиризации». Я выдал ему литровую бутыль йода и отказался от дальнейшего сотрудничества, мотивировав это туманными намёками религиозного толка. С меня было довольно роли зрителя, а спектакль, судя по всему, обещал быть. Давно замечено, что склонность к избыточной ритуализации свойственна натурам романтическим и примитивным.
Будучи одновременно и тем, и другим, Улугбек превзошёл мои ожидания. Для начала он торжественно вручил молоток человеку-горе, в руке которого килограммовый снаряд сделался незначительным, как зубочистка. Окропив йодом деревянный табурет, он застелил его оранжевой клеёнкой. Обильно полив клеёнку йодом, он положил поверх неё хлопчатобумажную салфетку.
Омочив йодом последнюю, он вытащил из-за пазухи заточенное «держало» (тут мне в первый раз в жизни стало по-настоящему не по с ебе), поболтал им в бутылке и уложил на салфетку. Затем выплюнул на ладошку с десяток бусин и, минуя по каким-то соображениям стадию «стелиризации», красиво разместил сбоку от сверкающей заточки.
Полюбовавшись на операционное поле с минуту, Улугбек решительным жестом приспустил галифе и извлёк на свет собственно объект операции. Я готов биться обо что угодно, что в улугбековом мозгу мелькнула идея запихнуть в бутыль и член, и до сих пор недоумеваю, что его от этого удержало, однако, он ограничился тем, что вылил на оперируемый участок оставшиеся пол-литра.
Подсогнув колени, он уложил своё достоинство на табурет, оттянул кутикулу, приставил к ней острие и скомандовал человеку-горе: «Бэй малаток!».
Несчастный Томас, которого и так уже мутило от всех этих страшных приготовлений, только теперь осознал отведённую ему роль и отшатнулся: «Не бутту!» - прохрипел он. - «Не мокку!». На что Улугбек доходчиво разъяснил ему всю эфемерность бытия молодого солдата: «Ти дух, чьмо! Я - фу, т и - нэту! Понил? Бэй давай!».
Жутко завыв, как кладбищенский пёс, человек-гора схватил молоток двумя сарделькообразными перстами, легонько тюкнул им по заточке и стремительно выбежал из процедурной, опрокинув по дороге стеклянный шкафчик с лекарствами и пару любопытствующих симулянтов в коридоре.
Пригвождённый к табурету Улугбек сначала побелел, потом посерел, а потом пошёл разноцветными пятнами, сделавшись удивительно похожим на экзотическую бабочку из коллекции. Подхватив одной рукой табурет, а вторую протянув в моём направлении, он медленно, как стреноженный конь, двинулся ко мне.
Я же, визжа и хрюкая, как ненавистное мусульманам животное, агонизировал в углу. Последнее, что я ярко представил себе перед кончиной, это фурор среди ценителей чувственных наслаждений, который произведёт Улугбек, явившись в баню с табуреткой на хую.
Оценка: 1.6008 Мудростью поделился тов. Sandra : 07-04-2005 15:07:57
Обсудить (22)
, 10-01-2006 22:27:29, lvnh
уссался просто, я в одной газете прочел, что один парень сде...
Версия для печати

Остальные

Это не рассказ. Это просто зарисовка с натуры. Из жизни одной маленькой, но замечательной партии. Её быта, нравов и обычаев. Не надо искать в ней глубокого смысла или поучительности. Их там нет. Просто этюд. О людях, которых я очень люблю. Я не знаю, что стало с ними после того, как ломала их жизнь, что она сделала с ними. Я люблю их тех, какими они были тогда, и какими я помню их до сих пор.
Добро на тематику, если кто не помнит, мне дал Командир. Исходя из соображения, что всякое там железо, уран и прочие алюминии для того оружия, которым армия воюет, поставляет геология. То есть связь с тематикой сайта есть и прямая :)))

Пролог.
Отблески огня плясали на их лицах красноватыми бликами. Они сидели вокруг костра и освещаемый огнём круг посреди чёрной, безмолвной тайги существовал, казалось, отдельно от всей остальной Вселенной. Вне пространства. Вне времени. Это могло быть вчера, могло быть тысячу лет назад. Время, казалось, не существовало вовсе вне этого круга. Хотя оно существовало, конечно. И был 1986 год от Рождества Христова.

Глава первая.
Трёхлитровый бидончик опустел в очередной и теперь уже последний раз. Потому что ведро, из которого он наполнялся, тоже было безнадёжно пустым. Его вымыли и повесили над огнём, чтобы заварить чай. Паулер сидел насупившись, как обычно, со зверским выражением на своём пиратского облика лице. Резким движением он выхватил нож и с размаху вогнал его в лиственничный чурбак, на котором стоял пустой бидончик. «Безотечество - гад! Какую девку у меня увёл!!!» Все облегчённо закивали головами. Паулер был начальником партии, обладателем уникального обреза, собранного из трёх видов оружия, и привычки стрелять в Луну, будучи в подпитии. За Луну никто особо не волновался, но по поводу его обреза споры ходили нешуточные. Спорили по поводу основного поражающего элемента этого чуда оружейной мысли, именуемого, в пику известной фирме «Зауэр - три кольца» изделием «Паулер - три конца». Все более-менее сходились на том, что стреляет он, несомненно, пулей. И довольно недурно - метров на 250 бил точно. Чего в тайге вполне достаточно. Но основным его поражающим элементом был, несомненно, звук. И поражал он всё живое в радиусе не менее полукилометра. Поэтому когда очередной раз Паулер пытался сбить Луну, вся партия ворочалась в спальниках и ждала, когда же у него кончатся патроны. Но патроны не кончались. Паулер был человек уважаемый и водил знакомство не только с прапорщиками, но даже и со старшими прапорщиками. Поэтому патроны у него могли кончиться только тогда, когда они кончились бы у Советской Армии. А у Советской Армии патронов было много. Нож в чурбаке свидетельствовал о том, что Луна сегодня отдыхает. На Паулера нахлынули воспоминания.

Глава вторая.
Юра Безотечество был начальником геофизического отряда в партии Паулера. Теперь я понимаю, что эта партия была навроде штрафного подразделения экспедиции, куда ссылались все, кого начальство хотело видеть как можно реже. Именно поэтому там были подобраны такие кадры, что про каждого можно писать, как минимум повесть. Не знаю, за что там оказался Юра. Возможно за свой характер. А характер его, надо сказать, совершенно диссонировал с его внешностью. Внешность же у него была впечатляющая. Он как будто сошёл с иконы. Ну, то есть, совершенно. А длинные волосы, держащиеся шнурком вокруг головы, делали его «иконописность» абсолютной. Однако смирения в нём не наблюдалось вовсе. В тот сезон Юрин отряд стоял километрах в десяти от базы партии. Ах, что это была за база! Отвлекусь от сюжетной линии, чтобы предаться сладостным воспоминаниям. Это была БАЗА. Классическая, а значит, крайне редко встречающаяся в природе. Четыре рубленых зимовья, длинный, рубленый же склад и баня. Нет, не так. БАНЯ и всё остальное. Ибо это была БАНЯ! Мало того, что здоровенные кварцевые валуны в ней раскалялись даже не до красного, нет, а до розового свечения, так ещё выше её по склону бульдозером была пройдена канава, заполнившаяся водой от талой мерзлоты. Из этого бассейна вода самотёком по трубе подавалась в баню и в нём же можно было купаться, выскочив из парилки. Всё было построено для себя, на совесть и добротно. Вероятно, в силу упомянутого «штрафного» статуса партии, начальство её не посещало. Что делало жизнь на базе просто райской. Паулер базировался там постоянно, делая «выброски» на несколько дней по необходимости, когда маршрутами надо было закрыть какой-нибудь дальний район. Да и то нечасто. Для этого в партии был Назим. Если бы Саня Назимов проходил серьёзное медицинское обследование, то, я думаю, у него было бы обнаружено не одно, а как минимум три шила в известном месте. Но он обладал завидным здоровьем, врачей посещал только во время ежегодных медкомиссий перед полем. А это чистая формальность. И уж проктолог в эту комиссию точно не входит. Поэтому сидеть спокойно Саня не мог. И всякие дальние маршруты были его любимым занятием. Передвигаться он предпочитал всегда пешком, за что, а ещё за свой рост, силу и поджарость, имел кличку «Сохатый». В отличие от него Паулер (в родстве с монголами, вроде, не замеченный, но кто его знает...) ходить не любил и с коня слезал только ночью. Потому что коню надо спать. А кони были основным транспортом, ибо механическая техника по тайге пройти не может. Единственная дорога, если так можно назвать свободную от деревьев извилистую узенькую полосу грязи, вела от Байкала до базы. Больше дорог на участке работ не было. Итак, в партии было три отряда. Горный, которым командовал сам Паулер, поисково-съёмочный отряд Назима и геофизический Юры. Всего в партии насчитывалось человек 20-25. Маленькая была партия. В тот год в партию на практику было направлено две студентки.

Лирическое отступление.
Женщина в поле... Тема эта глубока и неисчерпаема, как море. Это красиво. Это облагораживает мужчин. Это привносит в быт отряда элемент романтики.... Поэтому обычно их стараются в поле не брать. Работать надо. Проблем и без того хватает. А тут ещё она. Но, тем не менее, жизнь есть жизнь, и всякое случается. В том числе и женщины. В частности - студентки. Тогда варианта три. И только три. Первый - она недоступна никому (например, совсем молодая или замужем, или парень в армии, это вообще святое). Тогда ей оказывают внимание, дарят цветы и всякую другую ерунду, но всё это в рамках безобидного ухаживания. Как за котёнком. Второй - она с мужем (женихом, в общем, с кем-то у неё серьёзные отношения). Вопросов нет. Некоторое неудобство всвязи с невозможностью по человечески разговаривать, необходимостью отходить подальше в кусты и пр. Зато мужики не скотинеют, еда приготовлена женскими руками и вообще приятное общество. Третий вариант, когда дама сама по себе, не слишком недоступна и вполне взрослая. Этот вариант самый опасный. Ибо нередко приводит к неприятностям, вплоть до стрельбы или поножовщины. Поэтому в этом случае начальник, как и положено командиру, берёт удар на себя. Она селится в его палатке (зимовье) и всё идёт своим чередом. Без эксцессов.

Глава третья.
Кличка его была Бобёр. Он обитал на подбазе. Подбаза стояла на западном берегу Байкала как раз напротив южной оконечности острова Ольхон. В заброшенной на тот момент деревеньке Курма. Прошлое его было тёмным, будущее туманным, а настоящее великолепным. Он жил на подбазе, обеспеченный продуктами, одеждой и не обременённый работой. Вся работа состояла в том, чтобы выйти вовремя на связь. Для этого у него стояла достаточно мощная станция «Ангара». И он служил посредником между экспедицией в Иркутске и отрядами в тайге с их маломощными «Каратами». Времени для рыбалки у него было навалом. Шофера, проходящие по трассе вдоль Байкала, останавливались поболтать, попить чайку, пообедать, а иногда выпить и переночевать. Так что жизнь была малиной и Бобёр благоденствовал. Ставил брагу, гнал потихоньку самогон, солил омуля и не знал горя.
Студенток вёз на базу к Паулеру молоденький парнишка-тракторист, только после армии. Они сидели в санях, на которых лежала куча всякого нужного в тайге барахла и продовольствия. Трактор идёт очень небыстро, а ехать было далеко. Поэтому они остановились переночевать на подбазе. С утра, в очередной сеанс связи, после их отъезда, Бобёр восторженно расписал Паулеру, какие симпатичные студентки едут к нему на практику. Назим со своим отрядом в это время был на базе. Пришли в баню и за продуктами. Расклад был сделан мгновенно: «Одна в твой отряд, другая в мой». Но Юра Безотечество, который тоже вышел на связь, однако в эфире не объявился, решил, что это будет несправедливо.

Глава четвёртая.
Когда трактор пришёл на базу, ведомый непослушными руками находившегося в полубессознательном ступоре тракториста с остекленевшими глазами, в санях находилась только одна студентка, не знающая что сделать сначала - впасть в обморок или в истерику. После того, как их удалось отпоить, откачать и вообще немного привести в чувство, следствие установило следующее: когда трактор уже прошёл перевал и большую часть своего сорокакилометрового пути от перевала, километров за пятнадцать до базы, он был остановлен выехавшими из тайги на конях вооружёнными людьми. Главарь банды, в меховой безрукавке на голое тело, с наганом на поясе, что-то смутно напомнил своим обликом, воспитанным в атеизме комсомольцам. Ни слова не говоря, он взял с саней одну студентку, положил её поперёк седла и банда снова ушла в тайгу.
Пока начальник проводил следственные действия, Назим забрал к себе в отряд вторую студентку. На возмущённые упрёки Паулера он, глядя на него своими кристально честными глазами, отвечал, что уговаривались «тебе одна, мне одна». Вот он свою и забрал. Месть разгневанного начальника была страшной! Посадив на коней оба отряда, они нагрянули на табор Юры, который, предвидя такой ход событий, срочно ушёл со студенткой в трёхдневный маршрут. При злостном попустительстве, более того, при непосредственном участии его рабочих (которые потом божились, что они вынуждены были подчиниться грубой силе) была выпита вся брага, которая естественно, хранилась в его палатке и которую рабочие не могли пить без его разрешения. Паулер клятвенно пообещал в дальнейшем выдавать ему сахар на отряд из расчета сто грамм на день и удалился во главе своего войска величавый и грозный.

Эпилог.
Добытое воровством, как известно, впрок не идёт. Вот и Юра имел от этого бандитизма больше головной боли, чем пользы. Он чуть не ушёл из семьи. Студентка писала ему письма два года, после чего помутнение рассудка у него прошло и всё пришло в норму. И только иногда, по пьяни, вместо того, чтобы стрелять в Луну, Паулер заявлял, что Безотечество - сволочь. И все вокруг облегчённо кивали головами.
Оценка: 1.6000 Историю рассказал(а) тов. Sovok : 10-04-2005 21:45:41
Обсудить (44)
23-04-2005 23:27:28, Тэф
Дж.Лондон? Совок, талантищще, пиши! Наслаждение!...
Версия для печати

Армия

Преамбула.
Десантно-штурмовая бригада ПрикВО, город Хыров (он же Херов), что во Львовской области, 1987 год.
Прошел очередной призыв, и в бригаду привезли несколько сотен желающих, и не очень, стать «голубыми молоньями». Так комбриг молнии называл.
Идет КМБ, и молодое пополнение тренируют в прыжках с парашютной вышки. Я пришел со своей ротой на предпрыжковую подготовку. А так, как дело это было рутинное, поручил все сержантам, а сам наблюдаю, как будущих десантников скидывают с вышки.
А надо сказать, прыжок с вышки намного страшнее, чем из вертолета или самолета. Видимо из-за пугающей близости земли. И чтобы поддержать молодых бойцов в столь трудный момент, на вышке, как обычно, находились двое помощников-психологов. Прапор из воздушно-десантной службы, весом около 150 кг, мастер спорта по какой-то борьбе, и взводный из десантно-штурмового батальона - уменьшенная копия Кинг-Конга, хотя в душе очень добрый. Как обычно, если воин задумывался более, чем на пару секунд, эти двое брали и скидывали его с вышки. Если боец упрямился, отечески отвешивали подзатыльник и тоже скидывали. Конвейер такой получался, один к земле летит, на второго подвесную надевают, третий с четвертым на верхотуру лезут. Все, как надо.
Но в какой-то момент на площадку вылез очередной десантник - грузин по национальности. По габаритам не уступал ни одному из выпускающих, русского языка не знал. Подвесную на него еле надели: маловата оказалась. Подошел он к краю, посмотрел вниз и повернул обратно. Выпускающие решили помочь человеку преодолеть страх высоты. Но человек этого не оценил, и завязалась банальная драка. Грузин уступал совокупной мощи выпускающих, но страх высоты придал ему дополнительные силы.
Народ внизу стал ставить ставки на то, кто кого и в какое время сбросит. Моя рота забросила занятия и присоединилась к зрителям. Шум стоял, как на футболе. Посему выкриков сверху, обычно сопровождающих бытовую драку, слышно не было. Битва продолжалась минут пять, причем в один из моментов с вышки чуть не упал прапорщик.
В итоге грузин, с побитой рожей, но невозмутимый, как индейский вождь, спустился с вышки по лестнице. А помощники пошли снимать стресс алкоголем.
А так как воин после карантина должен был идти в ДШб, то командир этого батальона приказал отобрать у него берет, тельняшку и вместо голубых погон пришить черные. А это в ВДВ является страшнейшим оскорблением. Грузину было пофиг. И он спокойно шлялся по бригаде в пилотке и с эмблемами строительных войск. Никто особо с него не прикалывался: он хоть по русски и не понимал, но кулаки были как арбузы.
С вышки его сбросить не удалось, до вертолета тоже не дотащили. По идее, его нужно было перевести в другие войска, что довольно часто практиковалось. Но, по какой-то причине продолжали держать в бригаде.
Собственно, история.
Прыгали мы обычно с вертолетов. И, возможно, за это десантура из дивизий считала нас неполноценными. Они то прыгали с ИЛ-76: скорость, два потока и т.д. и т.п., а тут табуретка с пропеллером. И вдруг нам дают для прыжков АН-12. Конечно, это не «семьдесят шестой», но тоже самолет. Прыгать поехали все, даже грузин.
И на борт сам зашел, без пинков. Помня о выкрутасах на вышке, выпускающие поставили его последним по левому борту. Площадка приземления была коротковата, поэтому сначала прыгал левый борт, а на втором заходе - правый.
Ну, так вот, самолет на боевом курсе, рампа открыта, сирена ревет, народ с квадратными глазами бежит и валится вниз. Грузин тоже бежит. Но метров за пять до края рампы передумал и встал. Пока выпускающий матами убеждал его прыгнуть, самолет пролетел уже пару километров, поле закончилось, внизу лес. Прыгать опасно, да и не нужно. Отстегнули карабин, прицепили последним по правому борту.
Вновь боевой курс, сирена, выброска..... Грузин не успевает затормозить и не прыгает, а падает в рампу. Но в воздухе успевает развернуться (цирковые акробаты отдыхают!) и вцепиться в разделитель потоков - что-то типа ограждения, как в метро. Стабилизирующий купол не открылся, иначе бы его по-любому вытащило из самолета. Выпускающий хочет сапогом дать по рукам, но не может дотянуться. А ближе подойти страшно - вдруг это чудо схватиться за ногу и упадут двое?
С грузина потоком снимает сначала один сапог, потом второй. За самолетом со скоростью около 250 км/ч летят два сапога и портянки. Боец, стиснув зубы, преодолевает нешуточное сопротивление воздуха. Выпускающие вдвоем орут, как потерпевшие: им тоже надо прыгнуть, а в такой ситуации нельзя. Да и в случае гибели солдата под статью можно попасть. Техник самолета, стоящий возле рампы, охреневает и ничего не может понять. Ему рампу закрывать надо, а тут помеха. Самолет отматывает километры...
«Лэчу, адын сапог слэтел, втарой... Старшина убывать будэт. Нада прыгать.....», примерно так потом воин описывал свой подвиг.
Через восемь!! километров после окончания выброски руки разжались и ОН совершил свой первый прыжок.
По просьбе выпускающих летчики сделали круг на минимальной высоте над местом приземления героя, который в этот момент босиком на скошенном поле собирал парашют.
Комбат, расчувствовавшись, лично вручил ему берет и тельняшку.
Но, как оказалось, это был не только первый, но и последний прыжок грузина. После этого его даже не удавалось затащить на аэродром, не говоря уж о том, чтобы парашют надеть. И вроде бы (вот здесь я не уверен), все-таки его отправили в пехоту
Оценка: 1.5902 Историю рассказал(а) тов. сергей : 11-04-2005 13:12:38
Обсудить (16)
, 24-02-2008 19:38:10, рамиль
служил в Пренае в 3 батарее 87-88...
Версия для печати

Флот

ПУХ

Капитан 3 ранга Бубнов топал на службу.
Жара была вокруг, и еще лето.
Чего-то доцветало.
А капитан 3 ранга Бубнов был большой и бородатый. Нормальный такой командир корабля третьего ранга, отдельной роты - в переводе на русский устный.
Два метра по широте и полтора - по долготе.
Он еще курить бросил. Совсем.
И дышал теперь во всю мощь легких - а воздух был, разумеется, свежий, утренний такой.
Вы вообще понимаете, что это в принципе идиллия? Уверенный в себе бородатый офицер идет на службу - это идиллия. Примерно такая же, как, например, ворчливо уступивший антибиотикам триппер или настроение, вливающиеся в открывающиеся глаза военнослужащего утром 23-го февраля. Лес, море, горный водопад в Перу. Девушка, которая по городу шагает босиком. Пикирующий дельтаплан, если видишь его из окна. Разбитый вдрызг "бумер" начальника. Ну и всякое такое прочее - идиллия. То есть - когда хорошо.
Это все равно, что первое утро нового мира. Мечты легки и радужны - улыбка натуральной блондинки с собственного плеча, например, или досрочное звание. Домашние проблемы уже умерли позади, служебные еще дрыхнут где-то там, в туманной перспективе. И когда меня спрашивают, а что же такое счастье, я всегда отвечаю - это когда офицер в рассвете сил с аккуратно подстриженной бородой идет летним утром на службу.
И природа вокруг это, в общем, хорошо понимала. Солнце, пробиваясь длинными лучами через ветви деревьев, сверкало на золотых "дубах" козырька и на больших звездочках погон, ветер приятно холодил лицо и выдувал из головы ненужные мысли, то есть, в принципе, все, имеемые в наличии. Пели птицы. Где-то слева, в лесу, стучал дятел. Пахло хвоей и летом. Со стороны порта летел тополиный пух...
Капитан 3 ранга Бубнов на здоровье не жаловался никогда. Не было у него стенокардии, плеврита, язвы желудка, варикозного расширения вен, простатита и раннего выпадения волос. Ни геморроя не было, ни аллергии. И даже морщин на лбу не было. И курить он бросил не потому, что кашель доконал, а чтобы чувствовать мир полной грудью.
И вот он шел и чувствовал.
Я почему так подробно рассказываю - идиллии обычно так радуют потому, что смотрятся очень контрастно на фоне остальной жизни.
Остальную жизнь тем утром в той точке пространства представлял бригадный начфин.
Начфин был стар. Начфин был немощен. Начфин был болен всей медицинской энциклопедией. Начфин практически добил печень водкой, а легкие - "беломором". Форма на начфине сидела мешком, а шаркающая походка обозначала его издалека.
Лицо начфина отражало все тысячелетние муки интендантской совести - если бы его фотографию прикладывали к заявкам на гуманитарную помощь, можно было бы безвозмездно получить все содержимое Форт-Нокса.
Естественно, никакой бороды у начфина не было.
И главное - с первыми полетевшими тополиными пушинками из всех лицевых отверстий начфина начинался водопад.
Аллергия.
Поэтому данным летним утром начфин, никогда не претендовавший на внешнюю неотразимость, был закутан по мешки под глазами в белое кашне. И тащился он на службу, едва переставляя ноги, заходясь кашлем, и было его окружающей природе откровенно жалко.
Так и шли они - Бубнов, счастливо вдыхая пространство широкой грудной клеткой, впереди, практически уже у КПП, и начфин, загибаемый этим пространством в позу мудрой черепахи Тортиллы, несколько отстав.
У человека есть такая особенность: когда он счастлив и наполнен, то растопыриваются не только органы чувств, но и как минимум - пасть. Это можно считать улыбкой, можно - театральной маской, можно саморекламой, но в любом случае, это - разинутый от наслаждения рот.
В который, на очередном счастливом вдохе, и влетел плотненький ворох тополиных пушинок.
Бубнов по инерции, не закрывая рот, сделал "кхм". Однако пух, испуганно раскрепившись в горле, не обратил на этот "кхм" никакого внимания, зато полностью перекрыл счастливому капитану 3 ранга весь кислород, азот и все остальное, что еще есть в воздухе, вместе с запахом еловых веток.
Бубнов остановился и с неприязнью к окружающей среде заметил, что глаза зачем-то полезли из орбит - вдох не получался, равно как и выдох. Стало страшно, потом руки вцепились в горло, а затем подогнулись колени, и буквально пару секунд назад блистательный офицер и довольный собой джентльмен, хрипя, распростерся на асфальте, дрыгая ногами.
Начфин последний раз бегал... наверное, этого не было никогда. Не говоря уж о тяжестях, которых он тоже никогда не носил. Голос у него был негромкий, но на редкость противный. И склонившись над Бубновым, рвущим пуговицы на кремовой рубашке и скребущим свою грудь, начфин автоматически спросил:
- Николай... что с тобой?
- Аххххх... хррррррр!!!
- Где... болит?
- Оххххххх... ыыыыыыы!!!!
Начфин огляделся - больше никого не было.
Делать искусственное дыхание? Рот в рот? Звать на помощь?
Думать было поздно, да и потом - разве можно требовать продуктивности этого процесса у старого, больного начфина?
Крякая и собирая в кучу разъезжающиеся в разные стороны руки и ноги хрипящего Бубнова, начфин попытался неумело взгромоздить его себе на спину, с третьей попытки это удалось, перед глазами плыли круги, шелковое кашне мягко спланировало в пыль.
Неимоверно напрягаясь под бубновской тушей, начфин разогнул ноги и сделал шаг по направлению к КПП.
И тут его схватило сердце. Несильно, но ощутимо. И уже автоматически обмякая, он грохнулся вместе с Бубновым на придорожную траву.
Земная поверхность приняла Бубнова грудью и практически плашмя, а сверху на него рухнул начфин - и от удара пропитанный слюной комок пуха вылетел со своего штатного места в глотке и, сопровождаемый громким "хххряк!", канул в лету.
Из дверей КПП вышел начальник штаба.
На траве у КПП, тяжело дыша и синхронно держась за грудь, сидели в пыли два офицера - капитан 3 ранга Бубнов, с окладистой бородой и глазами размером с блюдца, и старый сморщенный начфин, звание и фамилия которого никакого значения не имеют, так как они все равно не в состоянии исправить недостатки его внешности.
И, в каком-то смысле, его судьбы.

Оценка: 1.5844 Историю рассказал(а) тов. : 06-04-2005 22:34:42
Обсудить (31)
16-09-2013 23:04:50, Североморец
Начфин болел всей медицинской энциклопедией (с). На что спор...
Версия для печати

Учебка

Рассказал знакомый :

У нас в училище в лаборатории систем СЖО стояла катапульта, и в ней сидел манекен в ВКК (высотный компенсирующий костюм) и шлеме, и морду его, как положено, закрывала картонка с надписью "макет". Манекен назывался "мужик". Рука манекена в перчатке была поднята, и у нас была традиция - при входе в лабораторию пожимать ему руку и говорить: "Здорова, мужик!"

Мужики (курсанты 20 лет) сняли с манекена костюм, надели на одного, и он сел в кресло, подняв руку. Лицо закрыли картонкой "макет". Кто не знал, при входе здоровались, и он в ответ пожимал руку и говорил: "Здорова!". Вот это было кино! Реакция была самой разнообразной. Я когда подходил, услышал внутри ржание, но всё равно, когда он мне пожал руку, оказался к этому не готов. Последним заходил подполковник, довольно злобный, надо заметить. Разоблачаться и получить внеочередной втык курсант не хотел, но и просидеть все занятие в катапультном кресле тоже не улыбалось. Поэтому манекен встал, образцовым строевым шагом прошел мимо остолбеневшего полковника и скрылся в коридоре.
Костюм потом только через неделю вернули.
Оценка: 1.5663 Историю рассказал(а) тов. тимофей : 26-03-2005 16:36:26
Обсудить (1)
, 08-04-2005 14:51:36, ТРАКТОРИСТ
А вот это смешно! Да....
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Оптовый склад тут декоративные бордюры фото
офисный переезд профессиональный www.mandrmoving.ru/tseni/