Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Щит Родины

Жук, Муха и отель «Хилтон».

Было это давным-давно. Еще в те времена, когда бойцы отдавали честь сержантам, младшие офицеры получали до двухсот рублей, водка стоила пять, а грандиозный поход в кабак обходился всего в несколько красненьких бумажек с цифирькой 10...

И жил был Жук.
И был Жук лейтенантом пограничных войск КГБ СССР.
И служил лейтенант Жук Алексей Петрович начфином в одном хитром пограничном отряде, занимающемся подготовкой специалистов широкого профиля для границы, начиная от поваров и заканчивая командирами РЛС «Дон», «Наяда» и «Мыс»...

И был у Жука товарищ. Тоже лейтенант. Начальник службы АТВ. И звали друга Аркашей. И фамилия у него была Мушинский.

Были Лешенька с Аркашенькой холостяками, отчего и определили им место проживания в одной из комнат дома японской постройки. В строенном на века трехэтажном здании весь первый этаж был отдан на откуп холостякам и приезжим...
И назывался этот этаж «Отель Хилтон»...

Гарнизон находился между двух поселков.
До первого было семь километров. До второго шесть...
Вот так...
И весь соцкультбыт умещался в один военторг, одну солдатскую чайную, и один гарнизонный клуб, поэтому каждая поездка в город Владивосток, состоящая в полуторачасовом переходе через залив на катере службы прибрежных сообщений, была праздником...

Иногда горные речушки вспухали и перекрывали бурными потоками тоненькие ниточки дорог, по которым можно было добраться до деревень. В одной деревне находилась железнодорожная станция, а вторая находилась прямо на морском берегу, от которого железобетонным языком выпирал пирс.
И сидел тогда гарнизон в полной изоляции, ибо после того, как один майор утопил ГАЗ-66 (аж до самого верхнего среза кабины) в речке с издевательским названием «Сухая», командир панически боялся малейшего движения техники во время дождей и тайфунов...

Были Леша с Аркашей самыми молодыми лейтенантами в отряде.
Но всегда были вместе.
Оба родились и жили в Москве, ходили в одну офицерскую столовую, жили в одной комнате, сидели за одним столом на читке приказов в классе командирской подготовки...

И в один прекрасный момент, буквально через несколько суток после вступления в должности молодых лейтенантов, зубоскалая орда в зеленых фуражках сократила до минимума сильно уж вычурную Аркашину фамилию, и превратился Аркаша в Муху...

Так и родилась на свет это подозрительное, противоречащее науке энтомологии, содружество - Жук и Муха.

Скучно им было. Прямо скажем.
После Москвы-то... После Ярославля и Харькова...
А когда холостому человеку скучно, он начинает придумывать себе занятия всякие... Взбодриться дабы...
Впрочем, чего тут думать? Издревле пошло на Святой Руси так, что при отсутствии театров, всяких там картинных галерей и Эрмитажей с Кунсткамерами, русский человек искал утешенья в совместном пьянстве.
Неделю после приезда лейтенанты пользовались радушием постояльцев Хилтона. Пограничники, они ведь такие, им каждый новый человек всегда приятен. Вот и кочевала наша насекомая пара из одного номера в другой. Кочевала до тех пор, пока кто-то из постояльцев слабенько не намекнул, что пора бы и честь знать, господа офицеры. Пора бы вам, любезнейшие, проставиться за прибытие. А?
В ход пошли подъемные деньги, выплаченные еще в училище, но их хватило не надолго.

Как назло, свели дружбу с командированными из ДВПО старшим лейтенантом и капитаном, которые приехали за выпускниками.
Один был из Сковородино, другой из Шимановска.
Кто-то там, где-то чего-то напутал, и капитан со старлеем прибыли на два месяца раньше за микродембелями славного учебного отряда... Ага... Покупатели это были...

Делать капитану со старшим было совершенно нечего. Никакой дурак не погнал бы их обратно, а потом опять в эту паршивую учебку. Дали приказ ждать. До выпуска. Вот и ждали.
Мужики оказались крепкими. Пропив все свои деньги, приноровились бегать в деревни по блядям. Благо, первая деревня, которая с пирсом, была одним из центров пушного производства в крае. А вторая была узловой станцией.
Соответственно, в первой деревне был коньяк, который должны были спаивать норкам и хорькам, но конечно же выпивали сами; во второй деревне коньяка не было, но зато были проводницы.

Схема была простой до безобразия.
Один день защитники Отечества гасились у постоянно пьяных норочниц, потом исчезали на пару деньков, катаясь от Хасана до Новочугуевки и обратно с железнодорожницами.
Кто знает, сколько бы это продолжалось, но сначала «командарму» пожаловался директор совхоза, что пребывание людей в форме на его территории внушает опасения, затем начальник дистанции пути прислал письмо, что два офицера устроили дебош в поезде. При этом, потрясая своими удостоверениями с буковками ВЧК КГБ, они уверяли, что служат в ВАШЕЙ части, товарищ полковник, а от наряда милиции «чекисты» позорно сбежали, выпрыгнув почти на полном ходу возле станции Провалово...

Кончилось тем, что командир посадил дальневосточников под домашний арест, позволяя ходить им только в столовую и ежесуточно, утром, представать пред его очи, дабы он сам видел, что они на месте.
Пить было нечего. Сидеть под домашним арестом несладко...
Вот и попались в их паучьи сети Жук и Муха.

И научили опытные офицеры лейтенанта Муху, как воровать спирт, который в изобилии (две двухсотлитровые бочки) хранился на складе АТВ.
Бочки были опечатаны тремя печатями. Начальника тыла, самого Мухи, и начальника склада.
Начальник склада по приезду Мухи был отправлен в отпуск но, в нарушении всех приказов по службе арттехвооружения, командир дал команду принимать склад материально заинтересованному лицу. То есть самому Мухе.
Муха принял.

На этом и сыграли перехватчики из ДВПО.

Первым делом добыли у бойцов эпоксидную смолу и залили ею пластилиновые оттиски на бочке - оттиски начальника тыла и начальника склада.
Округло обточив застывшую массу, заимели точные копии латунных кружочков НТ и материально ответственного прапорщика.

400 литров дивного напитка с совершенно не аппетитным названием «спирт этиловый ректификованный» были в распоряжении преступной четверки, в простонародье именуемой (по Глебу Жеглову) шайкой...

***
«Отель Хилтон» гудел.
Первый этаж дома японской постройки, над дверями которого рельефно выпирали буквы «1946», оглашался дикими звуками педерастического дуэта «Модерн Токинг», кричал, пел, стонал блевотными звуками... Несчастные обладатели квартир на втором этаже уже звонили дежурному по части и умоляли вызвать караул, дабы привести к нормальному бою разбушевавшихся постояльцев... Третий этаж еще держался...

На усмирение был сначала брошен НачПО, он в тот день являлся ответственным по части.
Боясь и размышляя, как образумливать беспартийных, комсомольцев, членов и кандидатов в члены ВКП(б), начальник политотдела выдвинулся... Часа через полтора ...
Пошел он, конечно же, не через КПП, а через дыру в заборе, которая выходила как раз на «Хилтон». Простим старого подполковника. Вероятно, он руководствовался положениями строевого устава, который предписывает наикратчайший путь при выходе из строя...

НачПо уже подходил к дыре в заборе, когда гарнизон неожиданно погрузился во тьму.
Это опять отрубили промышленное питание.
«Слава Богу, теперь успокоятся...» - подумал начальник политотдела, но решил подождать около пролома.

Сначала раздались приглушенные звуки «дрр-р..»... «д-р-р»...
Потом жизнерадостно затрещало «др-р-р-р-р-р-р....», «Хилтон» весело заиграл осветившимися окнами первого этажа. Педики опять заорали: «Ю май хат, ю май соул...», а из ближайшего, полуоткрытого окна, раздались эротические визги, - это прибывший три месяца назад из загранкомандировки капитан демонстрировал новым друзьям чудо буржуазной техники под названием «видеомагнитофон»...
«Во, суки...А дырчик-то они когда успели поставить?»
НачПо не успел до конца удивиться, как его ноги кто-то обнял и утробным голосом спросил: «Эй, ты-ы-ы-ы, тебе какого ххххера надо здесь?»
- А ты кто? Встать!... - НачПо испуганно лягнул лежащее тело в шинели с ярко блестящими звездочками.
- Ллллейтенант Жук... К ввв-а-а-шим услугам...

Делать нечего, не оставлять же пьяного финика замерзать на ноябрьском морозе.
НачПо взвалил Жука на плечо и прошагал ровно пять метров до входа в отель.
Шел он шатаясь и безбожно матерясь.
В это время сдох не вынесший нагрузки «дырчик».
«Хилтон» опять погрузился во тьму.
А возле крыльца шатающегося под тяжким грузом подполковника уже поджидал Командир...

Отель вымер...
Он вымер, услышав голос грозного команча, а напрягать отношения с ним никому не хотелось. Уж больно страшен был он во гневе своем...
Проявив человеколюбие, Командир и НачПо швырнули финика на чью-то кровать.
В слабом луче командирского фонарика над скрипучим ложем, застланным синим, советско-солдатским одеялом, оскалилась разрисованная белыми углами черная морда со зверской эсэсовской надписью «KiSS»...
- Тьфу... - одновременно плюнули в морду команч и комиссар.

***
И заснул «Хилтон». Успокоился.
Успокоились второй и третий этажи.
Спали тяжелым сном сковородинец с шимановцем.
Спал лейтенант Жук.
И приснилась ему картина «Чаепитие в Мытищах близ Москвы».
Только почему-то вместо самовара на столе стояла двухсотлитровая бочка с краником, а вместо попа за столом сидел начальник политического отдела. Сам Лешенька, в парадной форме, весь в орденах и медалях, униженно выпрашивал у комиссара на опохмелку, а вдали виднелся пограничный столб... Упругая струйка ароматной жидкости падала в блюдце, но блюдце оставалось пустым и только позванивало, тихонько эдак...
Дзинь... Дзинь...
А потом опять - дзинь...
Епть... Да кто же это спать-то мне мешает? Мне так хорошо... Звонят тут... Всякие...

Дотянулся Жук до телефона:
- Алё?
- Это Муха, как там у нас дела?
- Все заебись Муха, только иди ты на хуй, я спать хочу...
- Алё, бля??? Это Муха!!! Кто говорит со мной???!!!
- Муха, Муха, я Жук. Передаю по буквам - Жора, Ульяна, Константин. Иди на хуй, Муха. По буквам - Харитон, Ульяна, Краткий. Я спать хочу Аркашка, отъебись от меня, - Жук кинул трубку и опять отрубился...

И наступило утро... И собрали опосля развода всех офицеров в классе командирской подготовки...
И держал речь воевода. Была его речь зело пресыщена бранными словами, которые, в целях эстэтизации сайта, мы лучше опустим:
- Товарищи офицеры! Сегодня ночью я в очередной раз убедился, что вас надо сношать, сношать и еще раз сношать! Как завещал великий Ленин, простите Николай Петрович (это он к НачПО)! Ваши ряды разложены повальным пьянством! Наша гостиница-общежитие - рассадник блядства и алкоголизма! Месяц назад я вытаскивал из под кровати целого старшего прапорщика деревенскую девку, которой было не более шестнадцати лет! Этот педофил пообещал мне, что больше такого не повторится, зато свел дружбу с товарищем капитаном Шведовым! Теперь они совместно пьют водку и просматривают идеологически вредную продукцию, которую господин капитан каким-то образом умудрился вывезти с гнилого запада! Мало того, они уже дошли до того, что за бутылку устраивают коллективные просмотры! Или вот еще! Молодые офицеры! Лейтенанты! Жук и Муха... э-э-э, тьфу бля, как там его... этот... Мушинский! Встать! Вставать надо, товарищи офицеры, когда вас называют!! Свели дружбу с командированными! По все дни пьяные! У одного деньги в подотчете, у другого патроны и оружие! Им бы повышать работу над собой по боевой и политической... Нет! Ночью произошел вообще вопиющий случай! Когда мы сидели без света, на оперативного дежурного выходил по телефону оперативный округа! Я не знаю, какие там у нас бараны сидят в роли телефонистов, но в темноте молодой идиот-боец, как мне объясняют, перепутал какую-то там дырку, и заместитель начальника кадров округа полковник Муха Аркадий Рихардович, несший службу, имел милую беседу с господином Жуком, который добросердечно послал его на хер, потому что пьяным был, подлец! Я вам слова не давал, товарищ Жук! Я и сам знаю, что надо представляться как положено! Того Муху весь округ знает, а вот вы, товарищ лейтенант, уже вряд ли достигнете такой популярности! И все это оттого, что начальник узла связи вместо того, чтобы поставить бензоагрегат рядом со штабом и дать свет, хотя бы на узел связи, ставит его под лестницей Хилтона! Мало того - даже дырку в стене под выхлопную трубу прошлямбурили, суки! Зато узел связи питается от аккумуляторов!!!
Повелеваю: Мухе, Жуку и Шведову объявить строгий выговор. Начальник штаба, формулировку придумаете сами, чтобы нас не трахнули при проверке. Составить телеграмму на «Прогресс» (это управление ДВПО в то время. прим. автора) о поведении прикомандированных офицеров. Начальнику узла связи дырчик поставить около штаба - питание должно быть на узле. Начальнику тыла изыскать средства для ремонта стены, отгораживающей часть от этого говна под названием Хилтон. Старший ремонта - алкоголик лейтенант Жук. Создать комиссию по проверке ГСМ и склада АТВ. Слухи о применении во вчерашнем дебоше государственного спирта, доставленные особым отделом, думается мне, более чем обоснованны. С начальником политотдела, начальником штаба и начальником тыла я поговорю отдельно! Товарищи офицеры!

Дав офицерам (и младшим и старшим) понять, что и высшее руководство не останется без «пряников», обозленный Батя так ударил пудовым кулаком по плексигласу на столе, что плекс покрылся дивными стрелами, перечеркивающими напрочь мертвые зоны учебных ПТНов...

***
И задумались, добры молодцы...
Было от чего задуматься.
Один тихонько вибрировал от предчувствия мести за краденый спирт, другой тоскливо размышлял о том, что карьера его с этого дня остановилась на месте, ибо испортить отношения с заместителем начальника кадров округа... Да... Это о-го-го...

Делать нечего. Собрали Хилтон-совет. С ограниченным кворумом. В полной тайне. Ибо заподозрили наличие асадистского стукача в дружном коллективе...
Жука успокоили тем, что полковник Муха стар как говно мамонта и не сегодня завтра, уволится, хотя подстроить может конечно чтонить, но у тебя, Жук, еще все впереди.
С Мушинским было сложнее. Спирта за три дня выпили достаточно много. Литров двадцать - точно.
Выручили опять сковородинец с шимановцем.
- Не плачь Муха, вот тебе рубль, ставь бутылку НУСу за амортизацию мотоцикла и вали за презервативами в ближайшую деревню.
- Нахуй?
- Идиот, в данном случае это как раз не на хуй, а в бочку. Сколько мы там выпили? Литров двадцать? Бочки полные обе были?
- Ну...
- Вот тебе и «ну», палками намеленными лезть в бочки, конечно, не станут, а только плотность замерят. А мы гондон в бочку опустим и потихоньку в него воды нальем. Литра три вмещается. Проверено. Потом ниточкой перевяжем покрепче, он - бульк... Ты че, артилерист хренов, в школе хуево учился что ль? Забыл, почему Архимед «эврика» кричал? Плотность воды больше чем у спирта, соответственно изделие номер два упокоится на дне бочки, а фактическая плотность спирта останется неизменной. Простой арифметический подсчет показывает, что для вытеснения объема в двадцать литров нам потребуется всего шесть с половиной гондонов. Производим округление - итого семь. Печати у тебя есть. Лети, Муха. Тебе надо успеть до закрытия аптеки. Мы пока поможем Жуку стенку класть, все равно нам делать нех... Выпуск на следующей неделе, а мы под арестом... Проветримся хоть...

Проветрились...
Около пролома топтались два отчаянно мерзнувших бойца с корытом почти замерзшего раствора. Рядом высилась куча кирпича, вываленного как попало. Бойцы уже начали что-то изображать, но проклятый цемент за время «военного совета» смерзся с неимоверной скоростью, а соли в него, конечно же, никто кинуть не удосужился...
Жук загрустил - цемент в дефиците, больше начальник тыла не даст...

Вдруг, один из бойцов медленно, явно, чтобы все видели, взял кирпич, окунул одной стороной в тазик с мутной водой и приложил его к кладке. «Чпок» глухо сказал кирпич и намертво прилип к замерзшему собрату. Внимательно поглядев на реакцию товарищей офицеров, боец, так же медленно, взял второй кирпич...
- Чпок...
Жук радостно и вопросительно воззрился на приятелей.
- А?
- Так бойцы, идите в подразделение, мы тут сами управимся, - приказал сковородинец.

Бойцы быстренько удалились.

- А чё... Идея... Только надо каши жиденькой из остатков цемента сделать...
- Поехали!

***
Отель Хилтон гудел.
Но на этот раз приглушенно.
Праздновали успешное завершение строительства и успешное завершение ревизионистской деятельности по проверке материальных ценностей. Недостачи, как вы понимаете, обнаружено не было...
Постояльцы употребляли, конечно же, шило, ибо Муха на радостях, вместо семи изделий из высококачественного слоновьего латекса сунул в бочку девять, вытеснив тем самым полведра этой дивной, уважаемой в вооруженных силах СССР, жидкости...

***
Вот такие они были Жук и Муха.
И вот такой была у нас гостиница-общежитие с вычурным названием «Отель Хилтон».

***
Хотел на этом закончить, но подумалось, что все должно ведь иметь свой конец.
Верно ведь?
А потом подумалось, что писать часть за нумером «два» будет длинно и лениво, ибо запал уже прошел...

***
За окном туманный Город, Бухта и Залив...
Иногда, когда погода хорошая, я вижу из аппаратной нашей станции космической связи противоположный берег Залива.
Вот он...
Е-е-еле видно белое пятнышко нашего главного ПТНа...
Иногда ПТН превращается в серебреную звездочку. Это курсанты осваивают Б-200. Даже днем звездочка бьет по глазам. А если смотреть ночью, то видно как луч прожектора скользит...скользит по Заливу... Упирается в Русский... И обратно... пошел... пошел... пошел...
А немного левее, ночью, играют своими стрелками два прожектора АПМ-90... По сопкам...по укрепрайонам травой поросшим...

Грустно...
Грустно оттого, что уже прошло столько времени.
Сейчас уже новые шалопаи-офицерики...
Сейчас новые командиры выросшие из шалопаев тогдашних...
Смешно от того, что старые шалопаи трахают новых и, потихоньку, вспоминают свои проделки.
Я точно знаю, что вспоминают...

Уже давно на пенсии старенький полковник Муха.

Муха не стал мстить сопле Жуку.
Смеется, говорят, вспоминая тот случай.
Став начальником отдела кадров, совершенно не противился переводу старшего (уже тогда) лейтенанта в льготный район на Курилы, где Алексей и дослужился до подполковника, пребывая замом начальника по тылу.

Догадываюсь, что кто-то может задать вопрос: «А как же воровство спирта?»
Да никак.
Леша спирт воровал у самого себя ведь. Как водится, где-то, потом, сэкономили, кому-то недодали, договорившись... Презервативы вытрясли и забыли... Только Лешка рассказывает сейчас, приезжая, что когда сам проверяет бочки со спиртом, обязательно палкой туда тыкает...

Аркаша-Муха служит начфином округа.
Глядя в его круглые очки, и на его лысую голову я удивляюсь, как человека меняет время.
Аркаша огруз, стал серьезным и, даже иногда повышает голос на командующего... Он ведь начфин, а не хрен собачий...

А вот «Отель Хилтон» в бозе почил...
Почил в бозе весь дом японской постройки с буковками «1946»...
Пришли те времена, когда учебный отряд стал обходиться всего тремя ДОСами.
Жильцы второго и третьего этажей «отеля» незаметно переселились в другие дома, или уволились и уехали...

И «Хилтон» глядит укоризненно на нас своими выбитыми глазами оконных проемов...

Приезжая в свой отряд я с грустью гляжу на пролом в стене.
Этот пролом заделывали только в мою бытность раз пять...
Сейчас уже не заделывают.
Времена не те...

...

© A.B. Ostrognikoff (Colonell) 2004 stgs@rol.ru
Оценка: 1.6009 Историю рассказал(а) тов. Колонель : 31-10-2004 14:02:34
Обсудить (69)
, 22-09-2009 13:43:54, ccsr
Полностью согласен с автором - в любом военном гарнизоне ч...
Версия для печати

Флот

БЫЛИ “ПАРКЕТНОГО” КРЕЙСЕРА-42 или «хранитель семейного очага»

Вообще-то - околофлотское...

С чувством выполненного долга командир дивизиона капитан-лейтенант Валентин К. вышел за КПП эскадры и уселся в свою потрепанную «девятку». Пока прогревался мотор, прикрыл, блаженствуя, глаза. Впереди было полтора дня заслуженного отдыха и никаких дел. Правда, ещё обещал Андрюхе съездить с ним завтра в Мурманск, встретить его прилетающую из отпуска супругу. Ну да туда-обратно максимум два часа потеряются, а так - полная свобода. Валя встряхнулся, открыл глаза и оцепенел. От автобусной остановки буквально в десяти метрах от машины отходила нагруженная сумками и пакетами Марина - та самая жена Андрюхи, которую он завтра собрался встречать. В голове комдива замелькали мысли: «Откуда? Так её сегодня что ли надо было встречать? Но Андрюха вроде точно сказал - в воскресенье. Или всё-таки - в субботу? И он меня ждал? На коробке-то (на корабле - прим. Авт.) его сегодня не было. Но что-то мне помнится всё же про воскресенье. Да и самого Андрея не видно...»
Окончательно запутавшись, каплей припомнил, что лучший способ обороны - нападение, и, лихо вырулив, распахнул перед женщиной дверь:
- Привет, Марин! Ты домой? Кидай вещи в багажник и садись. Доставлю в лучшем виде. Что ж всё сама и в руках, и в зубах? А Андрюха где?
- Ой, Валь, - избавившись от багажа и устроившись на пассажирском кресле радостно затараторила Марина, - Как ты удачно подъехал. Я ж только с самолета, прямиком с Донецка. Как скаженная на себе с Мурмашей все вещи перла. Андрюха-то думает, я только завтра прилечу. Он небойсь сегодня-то на службе, нет? - (Валентин тактично промолчал, а увлекшаяся женщина, и не ожидая ответа, продолжала) - Я ж и сама думала, что у меня билет на 16-е, как заказывала. И ему так отписала. А в кассе, вот ироды, что ль недослышали, что ль перепутали, да и выписали на 15-е. Хорошо я с утра билеты посмотрела, приметила. Как всполошенная всё в сумки побросала да бегом до самолета.
За разговором примчались к дому.
Марина, выбираясь из автомобиля, посмотрела на окна своей квартиры на третьем этаже:
- Даже форточка закрыта, наверное, точно на службе Андрюша.
Комдив тоже вышел из машины и открыл багажник. На крутом повороте один из пакетов упал и всё его содержимое рассыпалось.
- Валь, ты не так уложишь, я сама всё соберу! - пресекая попытки помощи Марина с головой нырнула в люк.
Валентин, не особо и возражая, выпрямился.
- Киевлянка, киевлянка, киевля-а-а-аночка!
Ни путана, ни воровка, ни цыга-а-а-аночка! - загремела неожиданно музыка над головой.
Комдив машинально поднял глаза и обомлел - музыка неслась из-за уже распахнутой настежь балконной двери андрюхиной квартиры, а на балконе, прижимая к себе сразу двух видных девиц, стоял сам хозяин, совершенно не обращающий внимания на возню в автомобиле у подъезда.
- Киевлянка, киевляночка строптивая! - предрекал певец.
Марина хоть и не была киевлянкой, но за дальнейшую судьбу да и сохранность здоровья Андрюхи Валентин сейчас бы не дал и ломаного гроша. По неписанному закону мужской солидарности нависшую над семейным благополучием товарища беду следовало попытаться предотвратить. Решение пришло мгновенно. Валя шагнул к водительской двери и дотянулся до руля. Короткий рык клаксона огласил двор. Буквально через секунду развеселый гитарист замолк - любвеобильность у Андрея счастливо сочеталась с оперативностью и сообразительностью.
- Чегой-то у тебя? - вынырнула из багажника Марина.
- Да так... Полез в бардачок и руль задел, - через плечо женщины комдив осторожно глянул вверх. Балкон, как и следовало ожидать, был девственно чист.
Задержать больше чем на минуту рвавшуюся к семейному очагу Марину Валя уже не смог и угрюмо потащил вещи следом. Но перед самой дверью в квартиру обогнал и нажал на звонок. Дверь распахнулась.
- МАРИША??? - индейцы при первой встрече с Колумбом явно изумились куда меньше, - Откуда? Ты ж завтра только должна была прилететь. А уже здесь... - на фоне удивления отчетливо стала проступать нечаянная радость.
- Да я сама... Кассир перепутал... Бегом, бегом... Вот Валя, спасибо, помог, - растрогалась от теплой встречи Марина.
Да-а-а. Валя - настоящий друг, - пробормотал Андрей и вновь с обожанием воззрился на жену:
- А ты знаешь, я прям как чувствовал. Салатиков наготовил, фруктов купил - только из холодильника достать. Да что мы всё в дверях стоим? Проходи, заюшка, - и с чувством добавил, - КАК Я РАД ТЕБЯ ВИДЕТЬ!
С верхней лестничной площадки до ушей Валентина явственно донесся сдавленный девичий смешок.
Оценка: 1.5821 Историю рассказал(а) тов. КДЖ : 19-11-2004 16:56:22
Обсудить (10)
08-02-2010 13:53:01, wad
зачем? собирается пустая стеклотара (в добавление к имеюще...
Версия для печати

Армия

СЕКРЕТЫ МАСКИРОВКИ
Это - ещё одна из баек, рассказанных моим родственником и другом, отставным офицером. Для реализма изложено от первого лица.

Одним из самых интересных и пестрящих событиями периодов моей службы пришёлся на ранние 80-е. После СибВО и ЗабВО, служба в Подмосковье казалась пиком желаний и запросов. Нормальный климат, неплохие жилищные и бытовые условия, а самое главное, - интересная работа. Не буду заниматься подробным раскрытием военной тайны, намекну вскользь только, что коротал время в одном из маскировочных батальонов окружного подчинения. По сравнению с тем, что я делал до этого, работа казалась даже творческой(!), насколько это возможно в рядах вооружённых сил. Наш батальон имел очень тесные связи с рядом НИИ, занимавшихся военной тематикой и, фактически, мы "обкатывали", внедряли и писали рекомендации к различного рода выдумкам лобастых мужей.

Ничто не ново под луной. Человек, с тех пор, как принялся ходить на двух ногах, стал обманывать и хитрить. Зыбкая грань между этими двумя действиями полностью исчезала, когда дело касалось армии. Военная хитрость издревле помогала решать судьбы мира. Вспомним, хотя бы Трою, штурму которой подсобили мои коллеги, - воины инженерно-сапёрного подразделения. Город был взят, благодаря удачной оперативной маскировке. Вспомним лихих казаков, "свадебные" кортежи которых заставали врага с опущенными штанами. Вспомним легендарный И-153, ввергший в ступор лётчиков противника в небе Испании. Вспомним генерала Громова, с его демонстративной выброской кукол на парашютах в Афганистане. Вспомним суда-ловушки ВМС разных стран, воюющих с пиратством в морях юго-восточной Азии. Долго можно перечислять, но подытожим: Задача маскировальщиков - выдать мнимое за действительное, или наоборот.

Танки-куклы, как массовая, конвенциональная идея, появились в период между мировыми войнами и прочно заняли место в арсенале вооружений разных стран. Во время второй мировой идея была широко обкатана в реальных условиях и доказала свою состоятельность. Примерно, в те же годы маскировочные подразделения стали выделяться в отдельные единицы боевого обеспечения. Увлечение надувной и фанерной техникой было повальным и успешно дожило до наших дней. Сегодняшняя "бутафория" засекается на радарах противника, идентично настоящей технике, имеет похожий спектральный (тепловой) портрет. Роту резиновых танков таскают за грузовиком, имитируя движение. Резинки могут быть снабжены действующими фарами, прикрытыми СМУ, для ночного визуального надувательства. Машина-мама, ответственная за весь этот маскарад посылает в эфир запись реальных переговоров в танковой колонне. Отдельного рассказа в будущем удостоится случай из практики, когда студенты, занятые рыбалкой, выловили уплывший по течению муляж Т-64. Кроме того, что надувной танк во многие сотни раз дешевле реальной машины, он может ещё и летать. Может быть, кто-нибудь ещё помнит, как пару лет назад англичане искали по всей стране унесённую ветром резиновую бронемашину (как романтично!). Кстати, нашли её тоже студенты.

В мой батальон на занятия, в рамках учёбы в академии или различных курсов, прибывали "бутафоры" со всей страны. Как человеку, новому в подразделении, такие практические занятия в поле привелось посетить и мне.

Чудным августовским утром автобус вывез около тридцати офицеров и одного преподавателя в один из районов Дальнего Подмосковья. Вводная лекция происходила под открытым небом. Старый препод-подполковник держал аудиторию интересным и полезным материалом около двух часов. Группа слушателей разместилась на пригорке, сидя как в амфитеатре. Преподаватель увлечённо размахивал руками, стоя чуть ниже группы, а вокруг активно кипела жизнь. Шуршала ласковым ветерком мать-природа, сосредоточенно мычало стадо коров и деловито мельтешила сельхозтехника.

-То, насколько эффективны современные методы маскировки, - говорил препод ближе с концу лекции, - вы почувствовали сегодня сами. Буквально, в ста пятидесяти метрах от вас (препод указал на грунтовку у подножия холма), в течение лекции шныряла боевая техника в лице танкового батальона. И, позволю себе заметить, никто из вас этого не засёк, несмотря на характерный скрип траков! Это, - добавил препод с гордостью, - одна из самых свежих идей академии!

Несколько десятков агрегатов стояли метрах в пятиста от нашей стоянки и копошащиеся люди неспеша стягивали с них пёстрые фанерные костюмчики хлебоуборочных комбайнов и снимали фальшмосты с огромными колёсами. "Доны" сбрасывали гнусную колхозную личину и один за другим принимали нормальный, привычно-грозный вид.

По пути обратно офицеры обменивались мнениями, гоготали и всячески выказывали свою радость по поводу окончания полевой лабораторки. Ко мне подсел улыбчивый капитан Дима Качалин.
-Маскировка - как важная составляющая успеха! - подмигнул офицер, выдохнув струю пивных паров прямо мне в лицо. В очах моих померкло, и глазные яблоки обильно запотели с обеих сторон.
-Где набраться то успел? - благожелательно и с завистью спросил я.
-Ну так, я ж говорю, - секреты маскировки. Мы прямо на лекции, у него под носом шестёрик* выдули, и ничего! Не заметил он!

Дима Качалин долго получал зачёт по этому курсу. В заключение последнего визита, старый подпол приспустил очки на кончик носа и заглянул в глаза молодого офицера. Посидел так несколько секунд. Подумал, вздохнул.
-Вы думаете, капитан, я вас за пивораспитие на моей лекции мурыжу? Буй вам в глаз, голубчик! За плохую маскировку пивораспития я вас мурыжу. Запомните правило, - врага нельзя считать дураком.

Качалин поджал хвост и уже собирался выскочить из аудитории, но мелкий скандалист, сидевший в нём до этого тихо, вдруг проснулся и спросил:
-Товарищ подполковник. А комбайны эти, - где жатки то их храниться будут? Здоровые они.
-Жатки? ......Нет жаток..... Жатки не предусмотрены.

Дима уже скрывался за поворотом коридора, когда его окликнули. Подполковник подошёл вплотную и спросил
-А чего вам эти жатки сдались, капитан?
-Что бы враг НАС за дураков не считал, беззаботно ответил Качалин и пошёл пить пиво.

Оценка: 1.5685 Историю рассказал(а) тов. Феликс Крыль : 22-11-2004 00:15:47
Обсудить (35)
01-08-2010 13:01:26, Серг
Нам камуфляж выдали в 83-м (Пянджский ПО, ММГ-2). Очень удоб...
Версия для печати

Вероятный противник

История одних выборов
=====================

1. Столица Юга

Ах, как красиво ехать в Беер Шеву из Тель Авива в ночь! Пустыня, тишина, луна и звёзды - и вдали, за холмами, виднеется тёплое оранжевое зарево. Освещённые пальмы и аккуратные газоны встречают гостей города, не заметивших в темноте бедуинских палаток на склонах вдоль дороги. И столица юга, цивилизованный город третьего тысячелетия, приветливо раскрывает обьятия улиц...

Напрасно, кстати, вы по сторонам не смотрели и бедуинских палаток не заметили. В них, как ни странно, живут бедуины, которые как раз три тысячи лет на этой дороге потрошили караваны, и вот эти вот сионисткие нововведения - законы какие-то - им этнически и религиозно чужды. Противоречит, значит, вся эта юридическая накипь их многовековым традициям.

За неимением караванов гордые сыны пустыни потрошат магазины и припаркованные автомобили, достигая в своём ремесле больших высот.
Не брезгуют и междуусобным перераспределением материальных благ, уводя друг у друга коз и верблюдов.

Доходило до смешного. Однажды эти бойцы невидимого фронта обнесли магазин супруги начальника второго отделения полиции, когда сам начальник был на ночном дежурстве. Я про это отделение потом отдельно расскажу. Так вот, супруга заявила начальнику, что до тех пор, пока в её магазин не вернутся похищенные электротовары, сам начальник может и не заикаться о супружеском долге.

Процессия из трёх патрульных автомобилей, включив мигалки, носилась по городу ровно четыре часа. Наконец, бедуинские старейшины, испуганные перекошенной и взбешённой рожей начальника отделения, выдали украденное и слили героев дня.

Но это скорее исключение. Обычно же страховая компания, горько стеная, отваливает потирающему ручки ограбленному торговцу страховую премию, на которую он с большой выгодой для себя покупает с рук новый товар взамен похищенного, ремонтирует магазин и меняет машину.

Завершив первоначальное накопление капитала, племена романтиков большой дороги убираются подальше в пески, где, на первом приглянувшемся им месте, строят дома и основывают город.

После чего проклятые сионистские оккупанты в рамках опрессии протягивают туда воду, электричество и телефон, а также строят школу.

Так что если будете в Беер Шеве - следите за кошельком и автомобилем, если, конечно, не желаете внести свой вклад в освоение пустыни.

2. Адвокат

Второе отделение полиции города Беер Шева лидировало по стране сразу по двум показателям.

Во-первых, именно оно держало пальму первенства по раскрываемости, числя на своём счету не только множество успешно найденных воров, но и огромное количество наркоторговцев.
Во-вторых, на сотрудников именно этого отделения подавалось самое большое количество жалоб за нарушение прав арестованных, избиения и другие уголовно-процессуальные гадости.

Руководство, конечно, с одобрением относилось к раскрытым преступлениям и поначалу только ласково журило второе отделение за рукоприкладство. Но когда жалобы стали поступать практически ежедневно, когда даже самые отмороженные бедуины (каково! отмороженный бедуин!) стали опасаться доставки во второе - на самом высоком уровне было решено бороться за демократическую законность.

В рамках этой самой борьбы стройные ряды второго отделения были усилены человеком по имени Офер, в прошлом дипломированным адвокатом. Щупленький, низкорослый, очкастый, Офер в свои тридцать пять лет жил с мамой и до того времени занимался исключительно канцелярщиной, что называется, даже бедуина не нюхал. Так что был он не акула, а, скорее, карась юриспруденции.

Предполагалось, что наличие в рядах лица столь образованного и интеллигентного поумерит пыл горячих еврейский ментов.

Поначалу Офер лишь с интересом наблюдал за коллегами, увлечённо избивающими задержанных разнообразными подручными средствами. Затем - стал потихоньку давать ценные советы. И, поразительное дело, поток жалоб только увеличился, но все они вдруг стали беспочвенными и необоснованными.

Оферу вообще везло на диковинные происшествия.

Например, как-то молодой джигит по имени Махмуд похитил автомобиль. Казалось бы, угнал и угнал, у нас таких угонов каждый день - десятки. Ничего особенного, если бы на пути ему не повстречался Офер.

Едет, значит, Махмудка на автомобиле, поглядывает по сторонам. А Офер в это время едет по своим делам на служебной машине. Ну и пристраивается за Махмудом в правый ряд.

Махмуд, увидя сзади синие цвета, начинает нервничать, густо потеет, беспорядочно дёргается и с грохотом въезжает в зад стоящей на светофоре Мазде. Та прыгает и пинает носом Нисан. Нисан дёргается и бодает Форд. Форд вальяжно прокатывается вперёд и тюкает Субару.

После короткой паузы синхронно глохнут четыре мотора, скрипят четыре ручных тормоза, хлопают четыре двери и из автомобилей выходят пострадавшие водители. Одним и тем же движением каждый из них осматривает багажник своей машины, хватается за голову, поворачивается вправо и видит Махмудку, так и не отпустившего руль.

Через тридцать секунд динамическая скульптура на перекрёстке символизировала единство общин в плавильном котле эмиграции.

Пожилой эфиоп дёргал за ручку, русский стучал в стекло, индус пинал дверцу, поправляя очки, а марроканец дирижировал этим балетом, размашисто жестикулируя и требуя от Махмудки быть мужчиной и выйти самому. Все они слились в едином порыве, как когда-то советские люди, мечтая добраться до виновника торжества и поблагодарить его от души за доставленное удовольствие.

До Офера дошло, что сейчас начнётся кровопролитие. Соотнеся ситуацию с должностными инструкциями и функциональным обязанностями, он покинул водительское место и направился к Махмудке, чтобы своевременными действиями предотвратить расправу.

В этот момент на авансцене появился новый персонаж. С криком "ах ты, ...!" к Махмудкиному автомобилю бросился рыжий и толстый тип в вязанной кипе.

Как показала проверка документов в участке, куда отправились все присутствующие, это и был хозяин машины.

Повезло Махмудке в тот день, ох и повезло.

А Офера рыжий хозяин долго благодарил и приглашал пить кофе в гости.

3. День выборов

В настоящем деле Офер показал себя только в день выборов в городе Н.

В городе Н, а точнее, в посёлке городского типа Н., живут две небольшие бедуинские семьи примерно по пятьсот домов в каждой. А ещё там проводятся муниципальные выборы. И на выборах там с плюрализмом всё в порядке - есть ровно два кандидата. Каждый год - одни и те же. Главы семей, если до сих пор не ясно.

Понятно, в такой напряжённой обстановке волеизъявление народа не обходится без эксцессов. Во избежание, в день выборов в город Н. нагнали несколько сотен полицейских.

И выборы прошли спокойно! Члены враждующих семей вежливо улыбались друг другу под каменными взглядами полиции, приветливо кивали (ах, какая неожиданная встреча! И вы здесь? какими судьбами?! ваалейкум ассалям!), неторопливо исчезали за ширмой и появлялись, снова расплываясь в улыбке.

Подсчёт голосов продолжался до часу ночи, а в полвторого в патрульной машине Офера прозвучал вызов диспетчера:
"Всем патрульным - срочно в город Н."

По прибытии в городе Н. обнаружились стихийные народные гуляния. Новый городской голова отметил своё долгожданное избрание, выйдя на прогулку со всей семьёй. В ходе веселья юная часть его семейства, желая поделиться радостью, накостыляла представителю дружественной семьи, а также подожгла дом неудачливого кандидата. После чего представители противоположной стороны поспешили присоединиться к празднику. И понеслась....

Подъехавшие машины полиции были обстреляны из автомата Калашникова. Офер взбесился! "Меня, полицейского при исполнении, - орал он, нервно дёргаясь всем телом и яростно вырываясь из рук своего напарника Дуди, - какие-то черножопые... из автомата.... "

Эфиоп Дуди соглашался и бормотал ему на ухо что-то успокаивающее.

Затрещала рация.

"Всем отъехать на двести метров и залечь за машинами!" - приказал голос замначальника отделения.

- Офер, приказ! Приказ поступил! Потом укажешь в рапорте, что черножопые по тебе стреляли! Потом! - убеждал невидимый ночью Дуди, сверкая белыми зубами.

Полиция отъехала на двести метров и залегла.

Через пять минут подъехала скорая помощь.
Водителю понадобилось ровно пятнадцать секунд, чтобы оценить обстановку. После свиста первой пули скорая развернулась и отъехала за полицейский кордон.

Праздник продолжался. На горизонте, в красном мареве, метались тени в бурнусах.

Ещё через пять минут подъехали пожарные. Унюхав жареное профессиональным чутьём, они остановились сразу за скорой помощью.

Начальники полиции, скорой и пожарных собрались кучкой и принялись вяло переругиваться.

- Ну ребятки, ну вдарьте по ним из брандсбойтов, ну что вам стоит? - неубедительно канючил полицейский.
- А чо всегда пожарники? - говорил пожарный. - Воды у нас с собой нету. У нас с собой только гидравлические ножницы есть, из подходящего. Вот если вы, их повяжете, а вы, - медик - их чем-нибудь уколете, тогда мы им что-нибудь отрежем. А до того - пусть горит, нам и отсюда неплохо видно!

Так и стояли, флегматично любуясь театром теней.
Но тут снова заговорила рация.

- Парни! Поступил сигнал, что в одном из домов притаилась группа нелегалов с территорий. Значит, сейчас подтянутся погранцы, а следовательно, начнут поступать раненые. Поэтому как только погранцы подъедут, срывайтесь и дуйте в больницу, на охрану территории.

Ровно через минуту непосредственно к крайнему дому подъехал джип. Из джипа выпрыгнули четверо бодрых погранцов, и, не обращая внимания на выстрелы и крики, передвинули М-16 за спину, достали из машины именные бейсбольные биты и, высадив двери, забежали вовнутрь.

Полиция попрыгала по машинам и унеслась в сторону ближайшего госпиталя, разминувшись по дороге с вереницей амбулансов. Вереница амбулансов означала, что пограничники не удержались и перешли от задержания нелегалов к разгону демонстрации при помощи всё тех же бейсбольных бит...

4. Больница

В приёмный покой госпиталя "Сорока" простые смертные добираются, как правило, на общественном или личном транспорте. Заботливый беер-шевский муниципалитет пустил автобусные маршруты номер 5, 7, 8, 12 и 16, позволяющие с комфортом посетить сей храм здоровья всем желающим жителям и гостям города.

Можно, конечно, доехать с ветерком на карете с красной шестиконечной звездой на борту, но я бы вам не советовал. Ещё туда можно прилететь на вертолёте с аналогичными опознавательными знаками, но это уж точно никому не рекомендуется.

Жители города Н., волнуясь за своих земляков, прибыли в госпиталь настолько раньше полиции и скорой, что невольно закрадывается мысль - а не скрывают ли в песках хитрые бедуины особую разновидность реактивного крылатого верблюда или осла на воздушной подушке?

У бедуинов вообще много всего закопано в песках. От артиллерии и бронетанковой техники до ножей и дубинок. Посторонний человек, а тем более полицейский, не найдёт никогда. А свои при нужде откопают мигом.

Но вернёмся в стольный град Беер Шеву. Там уже начали происходить захватывающие события!

На автомобильной стоянке перед приёмным покоем двумя беспокойными грозовыми тучами колыхались представители Монтекки и Копулетти города Н. Синим сполохом между ними, спиной к спине и в две шеренги, стояли полицейские. И те, и другие с нетерпением ждали, когда доблестные медики, наконец, подведут счёт товарищеского матча между добрососедствующими семьями.

И тут Оферу в голову пришла светлая мысль.

- Ребята! - произнёс он громко. - А что это мы на стоянке стоим? Нам ведь поручено охранять территорию больницы! А стоянка к ней не относится! Что ж мы тут тогда делаем?

Полицейские, чувствовавшие себя между молотом и наковальней довольно неуютно, мгновенно вняли голосу Оферова разума. На глазах у слегка опешивших бедуинов полицейские развернулись и ушли.

Причём Офер специально задержался и показал характерным жестом: мол, не сдерживайте себя, поубивайте друг друга к чёртовой матери, тут и морг есть рядом, если что.

С трудом верящие своему счастью кровавые мстители медленно пошли навстречу друг другу. Сначала вяло и с оглядкой, а потом уже бодро и задорно закипела драка, в воздухе замелькало дубьё и даже заблестели ножи, отражая свет фонарей.

При виде этой битвы богов с титанами Офера осенила ещё одна светлая мысль.

После того, как по нему пульнули из Калашникова, светлые мысли у него стали появляться одна за одной - то был явно его день.

- Ребята! - сказал он вслух. - А ведь это - несанкционированная демонстрация! Её надо разогнать!

Полицейские пожали плечами, но так и не нашли, что возразить. В конце концов, адвокату виднее, что демонстрация, а что - просто драка. Поэтому далее события развивались по заранее отработанному сценарию - "ребята" экипировались шлемами, щитами и большими резиновыми дубинками, выстроились клином, причём Офер вызвался добровольцем на остриё, и дружно направились примерно в середину беснующейся толпы на стоянке.

Однако представители национального меньшинства, получившие редкую возможность всласть побиться на прекрасном ровном асфальте и под хорошим освещением, вовсе не спешили разбегаться в ужасе.

И тогда к Оферу пришла третья, последняя на сегодня светлая мысль. Движимый ею, Офер совершил Поступок, прославивший его на просторах страны и навсегда обеспечивший ему место в неофициальном зале славы израильской полиции.

Повернувшись спиной к беснующейся толпе, он сказал:
- Ребята! Что-то они не очень разгоняются. Давайте-ка мы каждый за себя побудем!
И с этими словами он выхватил из-за пояса резиновую дубину, лихо крутанул ею над головой и отчаянно врубился в гущу мордобоя, принимая на щит и круша.

Неизвестно, слышал ли Офер о красной коннице времён гражданской, о самураях с мечами но-дачи или о берсерках. Вряд ли эти исторические сведения входили в его программу обучения.

Однако вид щуплого очкарика со щитом в полтора себя в одной руке и демократизатором "на слонов" в другой надолго врезался в память разбегавшихся как тараканы бедуинов.

Драка была разогнана в рекордные сроки, зачинщики из числа медленно бегающих оприходованы и упакованы, а жертвы - доставлены в приёмный покой, благо он был рядом.

Прибывший как всегда вовремя зам начальника отделения быстро опросил непричастных свидетелей и в момент составил для себя картину этого асфальтового побоища. Как только последняя деталь мозаики легла на своё место, он вспомнил не только родные марроканские проклятия, но и слышанный когда-то краем уха польский и русский мат.

Выдернув безмолвного и потупившего взор Офера в сторонку, зам выплеснул на него три ушата помоев, после чего воздел очи горе и возопил, взывая к небесам:
- Господи! Лучше бы у тебя была судимость! Лучше бы ты содержал публичный дом или торговал травкой! Я бы хотя бы знал, что с тобой делать!

На пути в отделение "луноход" практически безмолствовал. Чуть слышно гудел кондиционер, постанывали сложенные штабелем задержанные. Прислонившийся к стеклу Офер разговаривал с мамой:
- Мамочка, ну что ты волнуешься! Я немножко задержался на работе. Нет. Нет, я не знаю, что там был за шум возле больницы. Нет.

Задержанный у ног Офера попытался сесть.

- Мамочка - это точно был не я. Ты же знаешь, что я не в состоянии ударить человека!

Офер наступил на него ногой. Задержанный рухнул обратно на пол.

- Целую, мамочка. Буду дома к завтраку.


Установилась тишина. По-прежнему гудело и постанывало. Над потрясённым городом неторопливо восходило солнце.

http://ilyad.livejournal.com/
Оценка: 1.5670 Историю рассказал(а) тов. Илья Дубинский : 11-11-2004 18:52:51
Обсудить (28)
, 21-11-2004 15:25:37, sambusak
[C транслита] Лет 20 назад перекартили ветеринарный надзор з...
Версия для печати

Армия

Урок немецкого - 2

"И вот опять пришла холодная зима" - как пелось в популярной самодеятельной песне тех времен...
Немецкие зимы из-за близости моря отличаются мягкостью и непредсказуемостью. Однажды в середине января добрых две недели стояло плюс 18, и наиболее пьяные наши однополчане рвались на озеро купаться.Мгновенно выросла молодая зеленая травка и птицы чуть было не начали вить гнезда... Дед мороз, видно куда-то отлучался по своим делам,но, когда вернулся, быстро навел зимний порядок и с процентом вернул свои потери.
...Градусник на окне дежурного по части покрылся инеем и перестал показывать температуру. Весь спирт, который в него залили скрупулезные немецкие фабриканты, свернулся в комочек на дне стеклянного шарика. Шкала его начиналась с -20, и он ничего не мог поделать.Видно, к Санта Клаусу пришел в гости его чукотский братан, да и засиделся в гостях.
В эту ночь я стоял в наряде так называемым "старшим дежурной машины", в обязанности которого входило - днем кататься на машине куда пошлют, а ночью - каждые два часа менять часового на посту в учебном центре. До учебного центра было километров пятнадцать, и состоял он из одного бокса с тремя учебными танками, и крохотной избушки для двух операторов. Периодически туда выезжали танковые роты - пострелять из пулеметов и пистолетов. В танковом экипаже у всех солдат и офицеров - пистолеты, а у заряжающего один автомат на всех.
Дежурная машина представляла из себя раздолбанный, но живой 66-й газон с вечно заторможенным от постоянного недосыпания водителем. Он с этого дежурства не сменялся неделями, пока не падал с ног, или в газоне что-нибудь не отваливалось. Тогда его меняли на другого, и все повторялось...
Весь наш суточный наряд мирно грелся у дежурного по части в промежутках выполнения своих обязанностей. В связи с сильным морозом водила часто выскакивал и прогревал своего друга-газона. Где-то в полдвенадцатого ночи как обычно тяжело лязгнула железная дверь караулки, и в дежурку ввалился шарообразный из-за двух напяленых шинелей, разводящий. За ним виднелась туша часового в тулупе и валенках. Значит - пора. Нехотя, с трудом оторвавшись от неторопливой беседы с помощником дежурного о пользе табака и вреде молока, начинаю подниматься. Загружаемся в газон, покрытый инеем, но не теряющий бодрости. Печка кабины работает, дорога знакомая, едем. Проезжаем три уснувшие немецкие деревеньки, вот и наш "Бенц". Ближайшая деревня называется Бенц, и, соответственно никто не говорит "поедем в учебный центр", а все, вплоть до командира полка, скажут "поедем на Бенц". На фоне белого снега издалека хорошо видна фигура часового, выскочившая из операторского домика, и скачками несущаяся к боксу с техникой. Ну-ну, сейчас он будет рассказывать о бдительном несении службы... Ну это дело разводящего, а я - старший машины, у меня другие задачи...(главная - не устать). Через пару минут смена завершена. С грохотом загружаются разводящий и сменившийся часовой. Удар по крыше кабины - можно ехать.
На въезде во вторую деревню ровный гул мотора прерывается, еще пара чихов и - тишина... - Что с машиной, водятел? Ты бензин перед выездом смотрел?
- Да вроде было в баке, я думал хватит...
- Иди смотри, полезь рукой в бак...
Новости неутешительные. Бензина нет. В радиаторе - вода. Антифриз у него вытек еще осенью, тоже на моем дежурстве, помню...
До полка километров шесть, на улице минус 25. Нужно добыть бензин, пока не остыл двигатель. Если прихватит сливные краники - хана и нам и двигателю. В кузове - два полузамерзших под драным тентом солдата с автоматами. Ситуация.
- Так. Сидите, никуда не рыпайтесь, я пойду по деревне...
Всей той деревни - одна улица - дворов тридцать. Но все в ней по-взрослому: - гаштет, магазин, управа - Все есть. Огни в домах уже потушены, только кое-где мерцают голубизной телевизоры за легкими шторами. Непуганый народ. Ни тебе забора, ни собаки. Подходи прямо к окну, и смотри, что там Йорген со своей Розитой поделывает. Подхожу Смотрю. Сидят, смотрят телевизор.В тепле-в уюте. Стучу в окно. Вижу удивление на лицах. Не страх, а именно удивление. Непуганый же народ. Хозяин спокойно подходит к окну, отодвигает тюлевую занавеску, и, увидев меня, удивляется еще больше...
Используя в основном жесты замерзаюших оленеводов, объясняю, что машина капут - пенцин-нету. Такими же жестами хозяин отвечает, что пенцин нету и никогда не было, несмотря на свеженькие следы "Вартбурга" к его гаражу...
Таким образом пройдя всю деревню, и перестучав во все дома с гаражами, бензином я не разжился. Возвратившись к машине,я встретил три пары глаз, с надеждой смотревших на меня из остывающей кабины... Что я мог для них сделать? То же, что и для себя - ничего. Ни попутных, ни встречных машин не было - немцы в такое время стопроцентно сидят дома. Чудес не бывает.Надо принять решение - сливать воду или нет. Если сольем - спасем двигатель, но загнемся сами. Без вариантов. А не сольем - и ему хана.
...Любое решение должно как-то внутренне созреть, оформиться, проверится. Но чаще, особенно в войсках, в сложной обстановке, долго раздумывать просто некогда, и решения принимаются по какому-то наитию, порыву, озарению, если хотите. И я принял это решение...
- Дай автомат! сказал я разводящему, открыв дверцу кабины.
Не все армейские ситуации можно предусмотреть в уставах, и разводящий молча повиновался. Пристегнув магазин, я пошел по улице. Выбрав самый зажиточный дом, подошел к окну и с размаху треснул прикладом в раму. Через секунду морда хозяина была передо мной. На его глазах я дослал патрон в патронник и направил автомат прямо ему между глаз.
- Пенцин!
- Айн момент!
На полусогнутых ногах камрад в трусах и майке ломонул в гараж, и через пять секунд стоял передо мной с полной канистрой и с вопросом - куда залить. Как мог, я ему объяснил, что завтра верну две канистры, но он упорно отказывался...
Залили. Прокачали.Поехали. Наутро я отвез ему две полных канистры, и ведь взял,зараза...
Оценка: 1.5377 Историю рассказал(а) тов. did mazaj : 04-11-2004 23:11:36
Обсудить (31)
12-11-2004 23:09:42, Уренгоец
> to Sovok > > to Уренгоец > > > to Sovok > > -------------...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru