Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Остальные

«Мы работали на дизеле»....

Реальный случай: Вполне Средняя Азия, Усть-Каменогорск, «час пик», лето, жара. Солнце плавит асфальт и мозги участников дорожного движения и длинных пробок...
Стою в левом крайнем на светофоре, в крайнем правом стоит «пепелац» - вахтовка «сетевиков» на базе «УРАЛа». Тут, наверно, нужно сказать о ружье, которое должно выстрелить в конце. А ружьём в нашем случае будет выхлопная труба (именно ТРУБА! - а не «дудка» как на других недомерках!), которая у «пепелаца» удачно выходила в нужную, левую сторону...
Так вот, в средний ряд протискивается «салатная» расфуфыренная «Калина», ну знаете, весёло-зелено (этакий колобок на колёсиках).
У «колобка» по случаю жары опущены все боковые стёкла и виден салон, забитый девчонками, как селёдкой. Причём водила, страждущий побыстрее «стартануть» и отвлекаемый селёдками (тьфу! - девчонками), необдуманно подаёт свою селёдочницу прямо к выхлопному коллектору пепелаца-вахтовки.
Улавливаете? Ага - я тоже, (зная, как настраивают топливную аппаратуру этих монстров) замер в предвкушении «зелёного» на светофоре и последующего вполне бесплатного представления.
И вот на светофоре - зелёный. Пепелац делает перегазовку: ХРРР!! ЖЖАА ФРРРРРРРРРР!! ПЫЩЬ! ПЫЩЩЬ!!! Стартует и плавно (как крейсер среди яхт регаты) уходит вправо. На месте «Калины» образуется сумрак из солярного выхлопа и сажи. Порыв голубоватого ветерка, насыщенного свежими автомобильными выхлопами, разгоняет сумрак и видна селёдочница - уже почему-то цвета чёрного «металлика», в тонированном (теперь) салоне не видно ни черта, только изредка угадываются лица теперь уже афро-американской наружности. Поток машин, весело сигналя представлению, двинулся дальше - к следующим пробкам. На перекрёстке осталась стоять лишь «Калина», стыдливо поджимающая свои колёсики под пластиковый «обвес» (даже может и сейчас она там)...

(Здесь, на этом месте была реклама сети СТО по настройке дизельной топливной аппаратуры, которая удалена администратором сайта, по причине наличия присутствия скрытой рекламы). - Бря-я-яхня! - КБ
Оценка: 1.1197 Историю рассказал(а) тов. Dis : 05-11-2011 13:45:14
Обсудить (44)
08-11-2011 20:39:48, Dis
Не понял, а я тогда щщас где? ; ))...
Версия для печати

Авиация

Кто не помнит ночной аэродром. Хотя, конечно, кто-то не помнит. И не потому, что забыл, а потому, что не доводилось бывать. Служба была иная.
А мне вспомнился один момент:

- первый час ночи, полёты закончились, и вот-вот на рулёжке должна показаться машина с разводящим и караульным роты охраны. Я уже в десятый, а может, и в двадцатый раз обошёл стоянку, и меня стал донимать вечерний холодок.
Наконец, в наступившей на аэродроме тишине, где-то вдалеке, послышался едва слышный шум мотора, потом на повороте показался свет фар и вот он - долгожданный ГАЗ-66, подъезжает к воротам ТЭЧ.
Сержант-разводящий и солдат, который сменит меня на стоянке, не торопясь, идут ко мне. Рота охраны - через день на ремень, понять их можно. Куда спешить, вся ночь впереди. А мне не терпится скорее сдать стоянку, обойти её, проверить печати на технике и домой. В казарму, сдать оружие и патроны, в столовой съесть наверняка уже простывший «расход» и спать!
Вот и всё сделано, часовой остаётся нести службу, а ты запрыгиваешь в кузов, где сидят несколько таких же ребят, с автоматами между колен. Один из сидящих - боец из роты охраны, ему предстоит уйти в темноту ночи на пост на стоянке третьей эскадрильи. Ещё двое - ДСП первой и второй эскадрилий. На место ушедшего в кузов заберётся ДСП третьей, и караульная машина отвезёт нас в казарму.

Служба на сегодня уже закончена, я сижу на боковой скамейке, ГАЗ-66 в темпе, выверенном за многие месяцы караульной службы, едет по рулёжным дорожкам аэродрома. Руки придерживают автомат, подсумок с магазином, почти не оттягивает ремень. И я смотрю на ночной аэродром. Огромное пространство, по которому гуляет ветер. Силуэты зачехлённых самолётов проплывают мимо, а ноздри улавливают запахи ночной свежести, свежескошенной травы и, конечно, авиационного керосина.

Остановка в третьей эскадрилье. Мотор заглушен, тишина вокруг. Звездное небо над головой.

И ты, вдруг понимаешь что-то важное для себя. Осознаешь в этой тишине, что вот здесь и сейчас, ты, мальчишка неполных двадцати лет, с оружием, сидишь в кузове военной машины, и никто не считает тебя неспособным делать то, что ты делаешь сейчас.
А твоя девчонка, где-то там, в далёком городе, вернувшись с занятий в вечернем институте, уже спит и видит сны, потому, что она - девчонка, а ты здесь, потому что ты - мальчишка. И это - твоё дело, не спать, нести службу, защищать, в конце концов. И мысли эти приносят суровое удовольствие. Ты вздыхаешь и думаешь - всё правильно, всё так, как и должно быть. И становится легко. И уже не хочется спать. А хочется, что бы ОНА увидела тебя сейчас, и поняла, и оценила, и что бы гордилась тобой.

В кузов запрыгивает твой товарищ. Садится рядом на скамейку, придерживая автомат. Машина рывком трогается, сворачивает с рулёжки к выезду с аэродрома.

Тёмные окна домов.

Твой город тоже уже спит.
Оценка: 1.0621 Историю рассказал(а) тов. Кудасов : 10-11-2011 22:46:02
Обсудить (3)
13-11-2011 22:11:34, КФТ
НаписАно с любовью и болью. Браво!...
Версия для печати

Свободная тема

PLAY OFF ИЛИ КАМЕННЫЙ ВЕК

Старый КГБист Юрий Тарасович снабдил меня сегодня восхитительной историей из огненных 90-х. Ее рассказал дружок и собутыльник Тарасыча по даче.
Каких только ужасов он порой на нас не вываливал, аж аппетит пропадал и шашлык в горло не лез (ведь он тоже из мяса...) Но эта его история из серии - и самому приятно вспомнить, и рассказать не стыдно...
Сейчас он полковник в отставке, а тогда, в начале 90-х, был капитаном и служил в городе-герое Киеве:

- Каждый день где-то «стрелки», взрывы, стрельба, «попутанные рамсы», а дерьмо нам разгребать. Вот погожим летним днем по очередному звонку выезжаю с группой на место событий.
Небольшая стройка почти в центре города. Параллельно подруливает скорая, смотрим - стоят две машины, впереди «жигуль», упершись в кучу песка, а позади джип «чероки». Я много раз видел машины после взрыва, и вначале тоже грешил на что-то противопехотное. На джипе ни одного целого стекла, да и характерные вмятины от осколков по всему кузову, но при этом у «жигуля» все стекла целы и вообще ни одной царапины. Из джипа врачи извлекли и переложили на носилки четверых братков (пятый истекал кровью под машиной), у всех осколочные черепно-мозговые ранения, хотя при этом тяжелых нет, трое в сознании, но на лицах ни одного целого фрагмента.
Пострадавших братков увезли в больницу, а при обыске джипа в запаске мы с понятыми обнаружили пистолет ТТ с патронами. Впоследствии двое «сели» надолго, а остальные трое так и отделались тяжелым испугом (трещины в костях черепа, выбитые зубы, а один вообще глаза лишился)
Но не буду забегать вперед.
Стали разбираться - кто взрывал, кого и чем? Смотрим, в невредимом «жигуленке» сидит водитель с вытаращенными глазами молочного поросенка, которому чудом удалось выплюнуть яблочко и сбежать с новогоднего стола...
Извлекли счастливчика на воздух, интересуемся подробностями событий.
Мужик пришел в себя и рассказал:
- Бомбил я спокойно по городу, голосуют четыре девчушки лет пятнадцати-шестнадцати, обычные такие, с сумками и теннисными ракетками в чехлах. Посадил, поехали. Тут по дороге - эти пострадавшие бандюки на джипе, пристроились сбоку, орут, грозятся. То ли я их подрезал, то ли хотели денег с меня за «шашечки», а скорее всего, просто девчонки мои им понравились. Кричат, что застрелят и чтобы я, не останавливаясь рулил, за ними.
Приехали на эту стройку, джипом приперли меня к песку, вынули из машины, стукнули по морде, потом взялись за моих пассажирок. Стали одну лапать, она в крик, ну и ей досталось - нос до крови разбили.
Остальные трое под шумок отбежали к тем кучам щебня, расчехлили ракетки и давай метров с семи камнями пулять. И такие, знаете, подачи у них, как из пушки. Бандюки поначалу кинулись на них сдуру, да куда там, только морды трещат...
Им бы дуракам врассыпную. Щебенка влетала в головы с таким страшным звуком, как арбузы лопаются. Да метко так! Только руки от головы убрал, сразу три-четыре камня туда влетает. Ужас просто, я такого даже в кино не видел. Теннисистки окружили их и позагоняли обратно в машину, один под днище заполз. А спортсменки все шмаляют вчетвером по джипу, подачи отрабатывают. Как из пулемета. Братки пытались выглядывать, но быстро поняли - чтобы остаться в живых, главное лежать ниже уровня стекол.
Видимо сторож вызвал милицию, и когда вдалеке завыли ваши сирены, девчонки спрятали ракетки и спокойно пошли себе...
Теннисисток я не хотел искать (у самого такая росла), да и задержанные не особо настаивали, одно дело - на стройке «в аварию попасть», а другое - игры с малолетками...
http://storyofgrubas.livejournal.com/86271.html
Оценка: 1.0568 Историю рассказал(а) тов. Victor_b : 01-11-2011 02:43:56
Обсудить (54)
11-11-2011 06:07:53, Trout
Два приятеля сидят у одного из них на кухне, выпивают. Один ...
Версия для печати

Армия

За пайком ездил

Родное министерство долго думало, что делать с пайками нам, служивым. Много лет стоимость сутодачи была определена в двадцать рублей и ни честность (ой, о чём это я?), ни экономический расчет, ни здравый смысл, ни куча проигранных судов не могли никак сдвинуть ситуацию с мёртвой точки.
Потом вдруг пайковые деньги отменили совсем. Вроде как увеличили на эту сумму оклады по воинским званиям. Через некоторое время, почти сразу, опомнились. А как быть с теми, кто на кораблях служит, кто из полевых выходов не вылазит, кого в госпиталь лечь угораздило? Короче, вернули паёк натурой некоторым категориям военнослужащих, однако перестарались немного))).

В плане того, что его вдруг, ни с того ни с сего, определили «почти насильно» получать военнослужащим, проходящим службу в районах Крайнего Севера. А это как раз я и есть. Со товарищи, конечно же. Создали, таким образом, правители сами себе боль головную. Почему? Да потому что одно дело, когда реальная часть, у которой нормальное снабжение. Но есть такие как мы. Скажем так, не-нормальные. С одеждой-то худо-бедно вопросы всегда решались. А вот с продуктами что делать теперь...

С теми, кто «на земле», понятно, а с нами, «островными», как быть? На нашем «острове» вот, к примеру, пять офицеров. Командировки редки. Да и то как в песне: только самолётом можно долететь. Или по зимнику, который у нас порядка четырёх месяцев длится. Но пока он, зимник, то есть, встанет, проходит больше чем полгода. За это время на нас, на пятерых, «набегает» больше двух тонн коробок, ящиков, мешков. И всё богатство это нам полагается «за счёт государства на человека в сутки». Ключевые слова в этой цитате постановления правительства: за счёт государства (считаем, что подчёркнуто).

Короче, доставить эти тонны до «потребителя» стоит кучу денег. Которых, в свою очередь, никто выделять не хочет. Ну да эта проблема в отечественных Вооружённых Силах непобедима.

И придумало родное правительство эту проблему себе как раз в период, когда начало нас усиленно разгонять и, как следствие, квартирами нас обеспечивать. Вот дадут квартиру сокращённому офицеру «из островных» в феврале, пока туда-сюда, отпуск отгулять, зимник-то и рухнул. И вновь встанет лишь к новому году. А как исключить из списков необеспеченного-то?
Ну, да ладно. Не об этом сейчас.

В конце декабря того года, с начала которого нам получения продуктов вменили в обязанность, коллектив снарядил меня за ними. Первая половина пути обычная - с несколькими призывниками лечу в Ханты-Мансийск, потом на сборный пункт в Пыть-Ях, потом медкомиссия у них, ну а уж потом непосредственно пайкополучение.

Обратный путь - как придётся. Пришлось так, что с Нягани призывников возят в Пыть-Ях большим автобусом, который обратно порожняком катит. Туда промеж сидений и в проход нагрузил причитающееся нам и на нём же в эту самую Нягань и двинул. Хотели временно сгрузить всё прямо в военкомате Няганьском, но, попив чаю и сделав «звонок другу», отправился я в Приобье. Дежурному дано указание и мой фэйс продемонстрирован, мол, часа через полтора-два я вернусь и на диванчике заночую до утра. В Приобье в школе олимпийского резерва один из залов под ремонтом, прохладно в нём - как раз что нам и надо. Сгружаю всё в этом спортзале с тем, чтобы потом, как дорогу через Обь откроют, забрать и возвращаюсь обратно в Няганьский военкомат. И ведь, как умный, в сумку-баул, я, с расчётом, чтобы не было перегруза в самолёт, набил банок, пачек и пакетов, которые россыпью были.

Всё шло хорошо до того момента, как я в полночь ступил на порог покинутого мною два часа назад здания военного комиссариата.

Дверь заперта. Естественно. Звоню. Пьяный голос: кто?
- я, Захарыч, я. Открывай давай.
- кто я?
- Захарыч, ядрышкина кочерыжка, я это! Майор Ковалёв! Не признал, что ли?
- Я вижу, что майор Ковалёв. Что вы хотели?

Надо сказать как-то даже в тупик ненадолго такой вопрос меня поставил.
- Как чего? Ночую я у тебя. Забыл уже?
- Никаких указаний не было...
- Не еби мозги, Захарыч! Холодно же.
- Молодой человек! - елейно так - покиньте пожалуйста территорию воинской части. Иначе я в милицию сейчас позвоню.

Набираю мобильник Аркаши, зама военкома, отключен. Ну да. У него ещё в автобусе батарея села.
Пиzдец, приплыли.

Звоню своей дежурной, объясняю ситуацию, она по прямой связи звонит «коллеге», что-то говорит, звук домофона и снова голос Захарыча:
- Я же попросил вас, молодой человек, здесь не стоять!

Делать нечего, с сумками наперевес и упавшим настроением выбрел за забор. Прямо как по Лермонтову: выхожу один я на дорогу... ну и далее по тексту.

Стоит отметить, что военкомат в Нягани находится не как у всех, а в промзоне. На отшибе.
Темнота, ни машин, ни маршруток, редкие фонари. Я, старый майор, слегка вспотевший во время разгрузочных работ, у меня сумки весом двадцать кг и минус тридцать шесть за бортом.

Прошло минут, наверное, двадцать. Ни одной машины не проехало. А я даже в какую сторону идти, чтобы в город, а не «дальше в лес», не знаю. За это время провёл пару раундов боя с тенью и повторил одиночные строевые приёмы в движении. Чувствую, что надолго меня не хватит. Всё равно придётся упасть и замёрзнуть.

Хотел позвонить 02, но с мобильного никак... И тут меня осенило! Набрал 911 на мобильном. Хотел настроение поднять себе. А трубку взяли...

Как смог, на пальцах, объяснил по телефону девушке-сержанту ситуацию. Въехала не сразу, два раза перезванивала. Но в результате за мной приехал наряд милиции и отвезли меня в гостиницу подешевле. Похохотали.

Наутро мне позвонил Аркаша, а ближе к обеду и сам Захарыч, слёзно прощения просили за прошедшую ночь.

Года два эта история ходила анекдотом, потом поутихло.

Захарыч, если у меня в Нягянь дорога лежит, всегда теперь на своём личном авто встречает-провожает.
Оценка: 1.0522 Историю рассказал(а) тов. Барс : 02-11-2011 04:49:00
Обсудить (8)
, 07-11-2011 14:47:53, ГамильМ
У нас на заводе парнишка работал, который после военной кафе...
Версия для печати

Свободная тема

...по рассказам очевидцев тех событий и то, что лично помню я из детства своего...

Ноябрь. Время сумрачное, абсолютно непонятное, а, главное, застойное. Активизировались вампиры, улыбки чеширских котов, отпиленные рога бойцовых быков и сброшенные змеиные шкуры. И что-то как-то вспомнилось из детства, из времени строительства светлого будущего, до которого мы так и не дошли.

Экономика тогда была плановая. Это было хорошо. Но только до той поры, покуда в эти планы не вмешивалась политика. Ну никак тогда было невдомёк нашим сильным мира, что политическая воля может повлиять лишь на сознание масс или отдельного индивидуума. Но ни на законы экономики, ни на законы биологии она повлиять не может. Ну просто, не может и всё.

Но они пытались влиять. И зачастую получалось "по-черномырдински".

Первая половина восьмидесятых, совхоз «Мараксинский». Ещё не объявлены Горбачёвым те отмерянные для счастья 3000 литров молока от каждой коровы («а если же мы будем надаиуать больше, тохгда нам просто некуда еуо будет деуать»)* и бурёнок доят по-простому, как всю жизнь доили. И растят молодняк. И всё это дело, и молоко и мясо, а также и посевные площади (тут тоже партия командовала агрономами - когда чего садить и чем удобрять) - всё контролировалось из гор., рай. и обл. и прочих -комов. Председатель совхоза, как и все его соседи-коллеги, регулярно докладывал об успехах и достижениях председателю ближайшего комитета партии, тот выше, и так далее.

И вот до тогдашнего председателя Томского областного комитета партии Егора Кузьмича Лигачёва дошла информация о том, что в Мараксе, где всегда показатели были одними из лучших, суточный привес молодняка бычков за первые полторы недели их жизни вдруг оказался ниже обычного, а главное (!) - ниже определённого партией и правительством норматива. Непорядок! Егор Кузьмич лично вылетел на место, чтобы «пряников раздать».

Глубоко вникать в суть животноводческих вопросов он не стал. Задав пару вопросов типа «чем кормите?» и «почему ж тогда так?» и получив честные и закономерные ответы, Егор Кузьмич перешёл с нормального русского языка на партийный: стал задавать вопросы без ответов, например «а что прикажешь мне в Москву докладывать?» или «а может, сразу партбилет на стол положишь?» Итогом же начальственного визита в совхоз «Мараксинский» было его устное (естественно ж) распоряжение начать кормить бычков сенажом, чтобы привес молодняка привести к установленной норме. Благо его заготовили много.

Тут необходимо сказать, что я не являюсь большим знатоком вскармливания молоди крупного рогатого скота, но всем известно, что вначале телята сосут мамку. То есть цельным молоком питаются. Понедельно постепенно в их рационе появляется снятое молоко вместо цельного и вода на питьё, затем добавляют овощи, фураж, и только потом уже силос и сенаж. То есть грубость корма возрастает постепенно. Всё примерно так же, как и у людей, только быстрее. И чтобы не знать таких прописных истин Егору Кузьмичу, родившемуся и выросшему в крестьянской семье...

Попытались было сопротивляться, объяснить, мол, как же так, отец родной, рано ж сейчас-то переходить на грубый корм, нельзя пока. Но тут снова из уст елейных посыпались вопросы, ответом на которые могло быть лишь молчание.

Сложней всего это решение было объяснить работникам, непосредственно занятым кормлением и уходом за молодым поголовьем. Поэтому им ничего и не объясняли. Распорядились, как было велено, и дело с концом.

А конец у этого дела был не очень хорошим. Даже очень нехорошим он был. За те двое суток, что молодняк кормили сенажом, стали они прибавлять в весе и догонять собратьев из соседних хозяйств неизвестно, ну а к исходу третьего дня все бычки издохли. Другими словами: наблюдался их массовый падёж. Несколько сотен молоденьких двухнедельных бычков! А потом возникали глупые вопросы: а чего это у нас мясо в магазинах по талонам?

Ответ был прост и лежал на поверхности. Только озвучить его никто не решился.

А председатель совхоза тогда, должно быть, более всего пожалел о том, что доложил ситуацию честно, не исказив. Приписал бы чуток, и не было бы никаких проблем.

Если вы подумали, что мой вывод о талонной системе в стране лишь от того, что тогда был этот «лигачёвско-крупнорогатый» падёж молодняка, то напрасно. Просто случай очень конкретный и яркий. Можно сказать, образчик.

Показателен был и такой случай. Совершенно не продовольственный. Май 1979 года, только-только по Оби прошёл ледоход, отдельные льдины нет-нет, да предстают ещё людскому взору. И люди, всё ещё приходят на реку. Посмотреть-полюбоваться её величием. Обь - поистине великая река. В районе Колпашева, городе, где я родился и вырос, она ежегодно смещалась вправо по нескольку метров. То побольше, то чуть меньше. То в этом месте, то в том. Русло менялось и меняется до сих пор. Левый, пологий песчаный берег, в этом месте наступает, а правый, яр крутой, отступает, принося в жертву город по частям. Только на моей памяти рухнули под обрыв, где три, а где четыре улочки. Вместе с огородами и домами. Почти совсем упал школьный сад городской четвёртой школы, где когда-то училась моя мама. Когда я спросил у отца, много ли яра нашего колпашевского на его памяти ушло под воду, он загибал пальцы рук, произнося названия улиц, стадион, старую милицию... с его слов получилось, никак не менее полукилометра. Ну, а мы как раз о той самой старой милиции и поговорим. До того как стать старой милицией, это здание было просто милицией. А ещё раньше - НКВД. Про него десятилетия ходили жуткие слухи и, как в тот весенний день выяснилось, небезосновательно. Кто первый заметил страшную картину, неизвестно, да и не важно. То ли с реки, с уже вступивших в навигацию многочисленных в то время теплоходов, то ли с берега - ведь если смотреть на наш крутой яр, всегда завораживает. Тем более, когда сам стоишь, осторожно подходя поближе к краю и рискуя обвалиться вниз вместе с очередной земляной глыбой, и наблюдаешь этот самый крутой берег в полусотне-сотне метров вниз или вверх по течению. А картина открылась люду нашему следующая. В яру, на высоте трёх четвертей от уровня воды (высота яра у нас метров 15-20), на протяжении почти двух десятков метров прямой линией, где по одному, где грудой друг на дружке, подобно картинкам древних окаменелостей в учебниках истории и биологии, были вкраплены человеческие тела и кости. Черепа и рёбра, руки и ноги, а самое страшное - целые тела, хорошо сохранившиеся, мумифицированные, в сохранившей даже цвет одежде. Они иногда, по мере того как берег рушился в воду, как будто нарочито медленно чуть шевельнувшись, тоже падали следом. На картину эту люди приходили смотреть кучами, убегая с работы. Но зрелище было недолгим. На следующий же день председатель Колпашевского горкома партии доложил о ЧП наверх - председателю обкома. Егор Кузьмич прилетел на вертолёте, полетал над этим, уже пустынным из-за милицейского оцепления местом, и буквально сходу принял изумительнейшее решение. По его указке вплотную к крутому берегу, поминутно рискуя быть повреждёнными обрывающимися с высоты земляными глыбами, были подогнаны два большущих теплохода с мощными двигателями, которые, сменяя друг друга, в течение нескольких суток усиленно «газовали», «помогая» Оби наступать. Обрушили яр быстро и качественно. С глаз долой - из сердца вон. Правда, ещё две недели бригады «добровольцев» на лодках доделывали эту работу. Потому что ведь половина тел утонула либо была размолота в куски винтами теплоходов, а половина отправилась в плавание по течению. Жуткое зрелище. Мумии человеческие с отверстиями в затылках. Бригады эти, привязывая к телам ломы и кирпичи, топили их. А те, бывало, снова всплывали к свету белому. Как будто соскучились по нему за сорок лет под землёй.
И после этого молчок! Правда в полутора-двух километрах ниже по течению, на городском пляже несколько раз тем летом люди находили то, что сразу не успевало упасть на дно и заилиться, а какое-то время катилось по дну Оби, течение у которой довольно быстрое. Думаю, вы поняли, что за находки обнаруживались на пляже. Да-да, правильно, черепа. С которыми пацанва носилась по городу, надев на палки и пугая прохожих. А мумии всплывали иногда, то тут, то там в течение и этого и следующего лета.

А жителям тех нескольких деревянных двухэтажек, построенных в 30-40-х годах и вот так вот в одночасье обрушенных в воду, в течение этих нескольких дней дали жильё в новых пятиэтажных каменных домах. У меня одноклассник тоже так вот переехал. Точнее, родители его, сами-то мы тогда ещё в детский сад ходили.

Можно по-разному относиться к сталинскому времени, разговор то сейчас не об этом. Разговор о том, что во все времена как-то не было принято ни на могилах плясать, ни каким другим способом измываться над останками хоть врагов, хоть преступников. Конечно, в относительно цивилизованном обществе. Ну и за редким исключением. Что можно было предпринять тогда Лигачёву? Да и городскому главе? Почему-то как-то любят все не сами решать проблемы, а чужими руками и головами. Начальствующими ли или просто работяг. Ответы на вопрос могут быть различными, но, лично мне думается, что Егор Кузьмич тогда принял далеко не единственно правильное решение. По прошествии лет стало известно, что там указивки-то вроде как аж из самой первопрестольной были.

А спустя двенадцать лет, на огромный тополь, к тому времени изо всего более или менее большого стоящего и торчащего в том месте берега был прибит большой скелет из нержавейки. Как памятник о том, что здесь потом будет памятник. Священнослужители на открытии присутствовали и, конечно же, во всю перестраивающиеся тогда деятели горкома партии. Нас, школьников, водили классами. Сейчас этого тополя вместе с нержавеющим скелетом нет уже давно. Тоже в воду рухнул.

Если читателю покажется, что я тут с ехидной улыбочкой поддакиваю Парфёнову и прочим Сванидзам, «великим обличителям» эпохи Сталина, то тот ошибается. Я написал лишь только то, что хотел - не больше и не меньше.

Если начать рассуждать, то у вождя была куча минусов вкупе с множеством плюсов, которых так не хватает им, сегодняшним. Ещё неизвестно (и никогда не будет известно, потому что история не терпит сослагательного наклонения) что было бы, если бы те почти тридцать лет у руля государства был не этот горец, а кто другой. И разговоры о том, что он де лично подписывал списки на расстрел - пустое. Подписывал, безусловно. Но лишь малую часть. Всё решалось гораздо быстрее и прозаичнее, на местах. Почему я уверен в этом? Потому что верю своему отцу. А он, рано пошедший работать (как раз стране Хрущёвым вовсю теплело), неоднократно слышал и видел как работающий рядом, бывший сотрудник той самой старой милиции, как подвыпьет, так кричал: «Что?! Сталин?! Да здесь я был Сталин!» - и с этими словами хватался за то место на боку, где раньше наган носил. Вот как оно всё просто-то.

И сейчас не особо-то лучше. Реже и менее массово - да, но гораздо более неизбежно. Сейчас, в эпоху мобильников и прочих цифровых и не только штучек, не скрыться, не убежать как раньше, не спрятаться... И человека стереть - как два пальца. И никакая гласность тут никого не насторожит даже. Пример Пуманэ, думаю, вполне красноречив.

Я циник? Раб безмозглый? Может быть. Настроение не то, чтобы спорить.

Но давайте с вами вернёмся к нашим баранам. В смысле к языкам, в честь которых и назвал я то, что вы читаете сейчас. На дворе стояла одна из суровых сибирских зим середины второй половины восьмидесятых - разгар эпохи талонов. На масло, на мясо... потом и на водку. Так и жили.

То ли для поднятия общего тонуса трудящихся, то ли ещё для чего (а может, и вправду верил он в то, что говорил?) к нам по партийному напутствию приехал с лекциями профессор Томского медицинского института. Работников больших предприятий собирали в актовых залах этих предприятий, небольших же организаций, по нескольку в раз, усаживали в городском доме культуры. На этих собраниях тот томский профессор вещал народу (по-современному если, то втирал или лечил), что вообще-то мясо - не очень полезный продукт, кушать его нужно в небольших количествах. Поэтому и талонная система - благо и ни что иное, как забота партии и правительства о своём народе. К тому же мы все, как правило, переедаем, что ведёт к холециститам и атеросклерозам, застоям, шлакам и прочим камням. И что, вообще-то, стаканчика мороженого по калорийности и питательной ценности вполне достаточно для обеспечения взрослого организма необходимой для жизнедеятельности энергией на два часа. Вот так-то. А в конце лекции «о вкусной и здоровой пище» обычно давали задавать вопросы. Их задавали редко. Но в Колпашевском ССПТУ-2 один смелый нашёлся. Это был мой папа.

- А вот скажите, профессор, правильно ли я вас понял, что стаканчика мороженого мне вполне хватит, чтобы два часа работу работать?

В зале сдержанные смешки. Представляю эту картину. Папа ростом метр восемьдесят два и весом тогда за девяносто кэгэ, статный мужчина, единственный в училище забавы ради полную двухсотпятидесятилитровую бочку с краской ронял, а потом снова ставил. При этом ничуть не кряжистый, подвижный, боксёрско-шофёрское телосложение у него. А глаза такие детские при этом. Представили картинку? И вот такие вопросики он про мороженое задаёт.

- Да, вы совершенно правильно меня поняли, вполне хватит! - ответил лектор.

Тогда отцу было примерно столько лет, сколько мне сейчас. Такой же бесшабашно-пофигистический серьёзный клоун.

- А вы сколько дней у нас ещё пробудете? А то я вас к себе на выходные пригласить хотел.
- В гости? Простите, товарищ, но планом командировки визиты к частным лицам не предусмотрены...

- Да я как раз по вашей лекции, профессор, сначала хотел на ремонт машины пригласить в неотапливаемый бокс, да подумал - вам руки студить нельзя, вы ж, наверное, людей оперируете, жизни спасаете, а вот что если бы в субботку ко мне в гости пришли. Можно и в баньке попариться. А в воскресенье с утра встали бы с вами, по стаканчику мороженого бы скушали и пошли дрова колоть. Я намедни машину привёз. Через пару часов - ещё по стаканчику. И снова за колуны! Через два часа - ещё. Так вместе бы дружно-то, глядишь, и перекололи б все к вечеру, там всего-то десять кубов, как думаете, профессор?

Договорить отцу толком не дали товарищи по работе, усадили на место силком. А председатели и прочие члены партогрганизации училища уже давно шипели и молнии в его сторону пускали.

- Ты чего, Ковалёв? Кто тебя за язык тянул? Это же школьный товарищ и большой друг самого Лигачёва!!

В общем, впаяли папеньке моему выговор по партийной линии, что для него, рядового честного коммуниста, большим ударом было. Помню, как он переживал, капли пил, как мама ему говорила:

- Вовк, ну почему тебе вечно больше всех надо-то?
- Наташ, ну не мог я усидеть! Не мог! У-у-м-м-м... мороженое!

Матом отец никогда в жизни не ругался. Представляю, что бы выслушали те, кто объявлял тот выговор, и наслушались домашние, будь я на месте отца. Я без мата вообще не могу, разговариваю я на ём.

Тогда некоторое время для семьи буквально ребром стоял классический вопрос: что делать?
Ну да, слава Богу, улеглось всё, устаканилось.

А для разрядки обстановки добавить остаётся, что в то время в Колпашеве мороженого было не сыскать. В Томске - да, ну или в тех семьях, где мужчины на грузовиках в рейсы мотались, а в магазинах не было - только по праздникам завозили.

Вот супруга моя, к примеру, в детстве всю зиму мороженое ела без счёта, летом пепси-колу пила, а кукурузные палочки - круглый год. Потому и говорит мне, что я ничего слаще морковки не ел.

А ещё она икру осетровую ложками трескала. Потому как тесть мой, кроме профессии своей - шофёрства, весьма охоч был до охоты разной. На зверя, на рыбу, на женщин... ну да об этом пусть супруга сама мемуары пишет)))

____________________________________________________
* ну никак лучше я Горбачёвский акцент не могу «изобразить»
Оценка: 1.0311 Историю рассказал(а) тов. Барс : 22-11-2011 18:45:37
Обсудить (21)
01-12-2011 14:01:29, кардан
Первый тайм я уже отыграл и Господь дал дожить до второго....
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru