Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

Остров Невезения в океане есть

Море бывает всякоцветно не потому, что его палитра разнообразна. Не верьте древним, видевшим море только Черным, Белым, Желтым или Красным. Но и спорить с ними бесполезно, как со стареющими родителями. Море может быть и серо-буро-малиновым, хотя вода бесцветна - все зависит от его настроения. Ведь оно способно и изнасиловать и лечь под тебя, поскольку двуполо. И страшна как раз его женская сущность!
Оно такое нежное и красивое, Коралловое море. Его не сравнить с простоватой хамоватостью моря Лаптевых или неубедительным спокойствием сурового качка Тихого океана. Но именно здесь, между тропиками Козерога и Рака, рождается тот суровый менструальный цикл, делающий море беспощадной самкой. Тут, в уюте и тепле, рождаются ужасы ливневых дождей, повышенной температуры, пониженного давления и воздушных завихрений, превращающихся в огромные ненавидящие глаза богинь Тайфунии Пасифики и Циклонии Атлантики. И тогда море злобно шипит, плюется пеной, кидается, чем попало, хватает и раскачивает, рокоча: «Плохо тебе, мутит?! Поматросишь и бросишь, амба!» Тебя же, пойманного за шиворот внезапно атлетической хваткой такой прозрачной аристократической руки с голубыми прожилками вен, вдруг захватывает одна мысль: «Скорее бы это кончилось!» Но у женского начала свои правила - их штормит не менее двух дней...
А в чем мужское начало моря? В холодности и выдержанном спокойствии плывущих по нему ледовых полей и айсбергов, которые, как все мужское, уязвимы - их тихо точит теплая, но переменчивая женская сущность. Вдруг перевернувшись, айсберг сокрушителен - миг его ярости страшен. Он не раскачивается, предупреждая, а бьет быстро и неожиданно. И никакого коварства - просто его долго подтачивали: тихо и незаметно от окружающих. Он стоял в своем величии и блестящем сверкании и вдруг ахнул, сокрушил все вокруг, рассыпался на части, уменьшился в размере и поплыл, повинуясь чужой воле, направляясь все дальше - в варные манящие воды, в которых он будет убаюкан, обласкан и окончательно растоплен, где станет оседлым, выпав в вулканический и коралловый осадок и превратившись в едва видную над водой насыпь.
- Да вот же он! Вон он! Джонстон!
- Где? Там только пальмы из воды торчат!
- Добавь увеличение! Видишь?
- Ага! Он что, всего на несколько метров выше уровня океана?
- Да, высшая точка - 12 метров, в среднем - 3 метра. Пошел я к карте, рифов вокруг атолла много, - сказал штурман, отрываясь от окуляра.
Перед нами в варном мареве ленно лежала желтая полоска тверди. Настолько крохотная, что сушей ее назвать было страшно. Когда-то она была еще меньше - в те времена, когда на двух клочках застывшей лавы жили только птицы, и сюда приплывали корабли с единственной целью - собрать гуано с этих «экскрементальных» островов. Потом сюда пришли военные, сгребли прибрежные кораллы, расширив самые большие из них, Джонстон и Сэнд, и рукотворно создав еще два - Акау и Хикина. Они же превратили его в экспериментальный полигон, теперь не вывозя, а привозя сюда всякое «гуано»: в конце 60-х годов здесь, у берегов атолла, были затоплены четыре судна с тремя тысячами тонн горчичного газа и VX, тут с 1958 по 1962 были произведены девять высотных ядерных взрывов, пять из которых были неудачными - ракеты и их боеголовки разрушились на малой высоте, а две из них взорвались прямо на стартовом столе, превратив острова в сплошные зоны радиоактивного заражения, здесь же в 1964 году травили биологическим оружием макак-резус, томящихся на баржах, лежавших на якоре вокруг атолла. А с 1971 года Джонстон превратился в химическую Валгаллу, в которой воины, обитающие в ней, каждый день облачались не в доспехи, а в изолирующие костюмы и противогазы, ели не мясо вепря и пили мёд, а зарин, зоман и VX, хранившиеся в сотнях тысяч снарядов, ракет, мин и просто ржавых цистерн, стоявших на поверхности в штабелях до того времени, когда в 2003 году их начинку окончательно уничтожили, все строения сравняли с землей бульдозерами, снаряды продали Японии для переплавки в новенькие Тойоты и Нисаны и, наконец, оставили измученную землю в покое. Теперь здесь живут радостные чайки, не знающие, что атолл «фонит» так же, как и печально знаменитый Эниветок.
- Здраустуйте, здраустуйте! Советски корабл, ответь Джонстон атолл! - нежданно проснулся 16 канал на непривычно излохмаченном русском языке с плохо скрываемыми нотками паники. Отвечать совсем не хотелось, но «Рейд» продолжил настырно взывать:
- Советски корабл, я вашь американски рюски. Атвэть!
Очень странно было встретить «земляка» на краю Ойкумены, поэтому пришлось ответить. Но по-английски:
- Джонстон, говорит Чарли Чарли Браво 493. Остаюсь на 16 канале. Прием.
Никакого радостного обмена не последовало - «американски рюски» перешел на привычный язык и деловито спросил:
- Чарли, подтвердите, что у вас нет намерения зайти в терводы Джонстона.
- Ни малейшего! - ответил я и хлопнул трубкой по аппарату. Было ясно, что у визави одна забота - убедиться, что «русский спецназ не высадится на берег».
Если бы он знал, что его ждет в ближайшее время...
А мы, полдня покрутившись вокруг атолла, встали носом на юг и побежали к экватору: к летучим рыбам, дню Нептуна и варным водам, рождающим ужасы ливневых дождей, повышенной температуры, пониженного давления и воздушных завихрений, превращающихся в огромные ненавидящие глаза богини Тайфунии Пасифики.
Через неделю, уже возвращаясь во Владивосток, мы узнали, что на Джонстон идет мощный тайфун, вынудивший эвакуировать весь персонал острова на Гавайи. Волны тогда перекатывались через атолл, заставив беженцев дожидаться возвращения две недели. И так было не раз - в 1994 году Джонстон, начиненный химической отравой, был брошен персоналом на целых семьдесят дней. И никакого русского спецназа не надо было, чтобы захватить этот остров Невезения.
Оценка: 1.5000 Историю рассказал(а) тов. Navalbro : 11-04-2007 15:37:48
Обсудить (46)
24-04-2007 13:37:44, Navalbro
> to Старшина > > to Navalbro > > А на каком кладбище Кузьми...
Версия для печати

Свободная тема

ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ
(продолжение)

ЛЮМБАГО, ИШИАС И ДРУГИЕ

Да, возвращаясь к запахам... Нет, все же не будем о них. В этой обширной области ничего забавного не наблюдается - только приятное и неприятное. Последнего на порядок больше. Как и в типах кожи - степеней ее тургора (страшное слово, означающее упругость) - и ее помытости (с некоторых можно снять полную простыню мертвого эпителия, попросту - шелухи). Не буду открывать застарелые мозоли, разноцветные желваки от множественных уколов, язвы, экземы, вспухшие тромбофлебитые вены и даже обыкновенный целлюлит. Воздержусь снимать самое нижнее белье с престарелых пациентов. Если вас еще не тошнит, идем дальше.
А дальше - маленький секрет, который удивит бывших и будущих пациентов. Скажем без обиняков, обухом по доверчивой голове:
Врач должен быть равнодушен к страданиям его пациента. Мало того, он просто обязан быть безжалостен.
Здесь - твердая точка, а не восклицательный знак, потому что это не восклицание, а спокойное, основанное на многолетнем опыте утверждение.
Не так безжалостен и равнодушен, как доктор Менгеле, по-другому, - речь не о терзании пациента болевыми приемами, нет. Если вы, слушая нытье, увлеченно выдаваемое пациентом, проникнитесь его страданиями, вы пропали. Не удивляйтесь, почувствовав после сеанса, что у вас заболело то же самое или где-то рядом. И будьте уверены: взяв на себя боль, вы не освободили от нее больного - это вам не закон сообщающихся сосудов, это перенос заболевания любой этимологии информационным путем. Информационный вирус, попав в неподготовленный мозг, начинает стремительную работу. Но об этом как-нибудь поговорим подробнее, вплоть до ужасов, а сейчас... Хорошо все же быть не совсем профессионалом, и не в полном объеме представлять внутреннее устройство объекта, с которым работаешь. Все эти связки, суставные сумки, нервы, межпозвонковые диски... Лучше знать обо всем примерно, представляя это в легкой дымке собственной фантазии и компенсируя незнание вдохновением и интуицией.
- Проходите, раздевайтесь, садитесь, - рассеянно сказал массажист У., попивая крепкий чай, любителем которого он являлся.
- Доктор, вы даже не спросили, что у меня...
- Что у вас?
- Люмбаго, доктор.
- Что? - спрашивает У., массажист с недельным стажем.
Массажист Х., лежащий на кушетке в своей кабинке, с улыбкой приподнимается на локте, предчувствуя забаву.
- Вы не знаете, что такое люмбаго, доктор? Хотя, может, я ошибаюсь, и это ишиас? - интонация выдает опытную пациентку. Она почувствовала слабые ноги жертвы и загоняет ее.
Молчание. Слышен скрип ручки по бумаге. Судя по скрипичным линиям, массажист У. вовсе не пишет, а выводит какой-то заковыристый рисунок. Он мучительно пытается вспомнить - слова вроде знакомые, может, он пропустил это занятие на курсах?
- Так вы знаете, что такое люмбаго?
«Сволочь, сука старая!» - слышит массажист Х. мысли массажиста У.
- Мне ли не знать, что такое люм-ба-го, - наконец говорит массажист У. - Проходите, раздевайтесь до пояса, садитесь.
- Сверху или снизу?
- Ну, сверху, сверху...
Массажист Х. кусает подушку.
- А зачем сверху, у меня же ишиас...
- В любом случае, начнем с шейно-воротниковой... - массажист У. все еще лихорадочно ищет в памяти, к какой зоне данного тела приписаны названные слова. Ему нужно время.
Массажист Х., представив седалищный нерв, тянущийся от головы, или поясницу под затылком, корчится на кушетке в судорогах. Собрав все спокойствие в голос, говорит:
- Шамиль, ты разве не читал новых инструкций минздрава?
- Нет, а что там? - радостно откликается массажист У., понимая, что помощь пришла.
- Сейчас при ущемлении седалищного нерва уже не требуется предварять «воротником». Сразу делай пояснично-крестцовый и ногу. Какую ногу тянет, гражданка?
- Левую, - смирным голосом говорит пациентка, почувствовав привычный хозяйский тон.
- Смотри-ка ты, - после паузы говорит массажист У. - А я не читал нового положения. Ну, слава богу, хоть это отменили - меньше работы. Ложитесь, приспускайте юбку, будем ваши люмбаго с ишиасом лечить.
- Теперь, - говорит массажист Х., снова заваливаясь на кушетку, - «воротник» остается в силе только если ноги у пациентки от ушей растут. Я отсюда не различаю, Шамиль, - у тебя тот случай?
Массажист У. благодарно и с облегчением хохочет.
- Да куда уж нам...- обиженно кряхтит тетка, карабкаясь. - У нас они вообще от колен начинаются.

(продолжение следует)
Оценка: 1.4965 Историю рассказал(а) тов. Хиро : 01-04-2007 13:55:02
Обсудить (8)
, 03-04-2007 12:37:32, Эдуард.
:))) Большое спасибо за серию ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ Мне нравится...
Версия для печати

Армия

ИНТИМНОЕ СВИДАНИЕ У ПАРОХОДА "КАРЛ МАРКС"

Фантазия на тему Африканских снов 2

Отступление от вступления. Двадцать лет спустя...

Полковник Вальтер сидел в маленьком плавучем кафе на Савве и маленькими глотками пил "Вранац", его самолет из Сурчина улетал через четыре часа и он успевал еще кое с кем здесь встретится. Старый пьяница, бесцельно бродивший между столиками, наконец осмелился подойти и к Вальтеру, лицо и особенно глаза которого не очень располагали к общению.
- Простите, господин главный. Не угостите ветерана? - проскрипел он. Вальтер посмотрел на него, не обещающими ничего хорошего глазами, но зацепившись за ленточку медали "Отличному стрелку", его взгляд смягчился.
- В кого так хорошо стрелял, солдат? - спросил он.
- В тех, кто сейчас жирует в нашей Краине,- гордо просипел бродяга. - А если хотите угостить старого сержанта, закажите не эту черногорскую бурду, а нашу родную "Вельямовку". Вальтер кивнул хозяину, и когда заветная бутылка оказалась в руках сержанта, было видно, что он еле сдерживается, чтобы не начать пить из горлышка, но пересилив себя, налил вино в бокал и уже оттуда жадно выпил.
- Ты, старый вояка, выпил сегодня, пожалуй, больше бутылок, чем Партизанских улиц в Белграде, - улыбнулся полковник.
- Зато меньше чем улиц Князя Милоша,- нашелся сержант. Заскрипели деревянные мостки и в кафе ввалился Капитан Дибич, судя по мощному запаху жженной бумаги, он пришел прямо из подземелий Ташмайдана. Он рухнул на стул, не чинясь схватил бутылку с "Вранацем" и приник к горлышку.
- Все, полковник, сказал Дибич. - Хрен они получат, а не архивы. Можно сматываться. Бродяга понял, что его присутствие больше не желательно, сгреб бутылку и неуклюже откланиваясь, сказал на прощанье:
- А вы знаете, начальники, как раньше называлась эта баржа? Она называлась "Карл Маркс".
И на Вальтера ностальгически пахнуло Африканским зноем

СВИДАНИЕ У ПАРОХОДА "КАРЛ МАРКС"

Порт, как всегда, кипел жизнью. Смесь ангольских, кубинских и русских менталитетов дала на выходе умопомрачительный Большой Бардак, и это было очень живописно. Тракторы, тягачи, люди всех цветов кожи, орущие чайки, соответствующий букет запахов и все это под африканским солнцем. В самой гуще портовых пакгаузов была незаметная контора небольшой национализированной транспортной фирмы. Там базировался технический советник или, как он сам себя любил называть, Техник-интендант 1 ранга Сыщиков, правда, по совместительству он был еще и особистом, но об этом было известно только узкому кругу посвященных. Естественно, вызов к нему ни у кого не вызывал энтузиазма, не вызвал он оного и у меня. Посмотрев на визави пронзительным, как прицел "драгуновки" взглядом, особист начал монолог, периодически, впрочем, прерываемый возмущенными воплями моей оскорбленной невинности:
- Вот что, старлей. Ты тут крутишь с близняшками из комендатуры. И завтра у вас свидание.
- Это поклеп. Мы общаемся только по работе, а про свидание я ничего не знаю.
- На свидание тебя пригласит Жозефа. Оно состоится у парохода "Карл Маркс", но Нзинга там тоже будет. Эти телки работают на разведку Роберто, и у них приказ похитить тебя. Как ни странно, ты даже будучи пьяным и в обществе местных Аид, строго хранишь государственную тайну. Так что решено тебя выкрасть и устроить экстренное потрошение. Ты можешь, конечно, отказаться, но нам очень надо взять их главного с поличным, а он обязательно примет участие в акции.
- Слушай, техник-интендант, а кто будет в прикрытии и поддержке?
- Только мои.
- Тогда согласен, но свой экипаж я тоже привлеку.
Сыщиков было напрягся, а потом махнул рукой и сказал:
- Экипаж, но не больше. Мои люди закроют кольцо, сразу же после того, как ты встретишься со своими телками и их начальником. Главное - взять резидента живым, остальные меня не волнуют. Ты понял?
- Так точно, товарищ техник-интендант 1 ранга.
Утром следующего дня Жозефа действительно ангажировала меня на вечер. Она сказала, что камарадо Команданте очень ревнив, и поэтому она будет ждать меня на периферии порта, возле парохода "Карл Маркс", что у заброшенного пирса. Оттуда на ее джипе мы поедем в уютное и безопасное место. "Бинго"! - подумал я, надо готовиться к свиданию.
Эту часть порта местные называли "Мадейра де Ферро" (Madeira de ferro). Это был гигантский склад металлолома. Тут были контейнеры, автомобили, битая портовая и военная техника, со стороны океана были всевозможные морские обломки и в том числе пароход "Карл Маркс". Около него, притулилась ржавая "пятьдесятпятка" из дула ее уныло опущенной пушки свисали какие-то ржавые же лохмотья. Возле этой композиции я и притулился. Красотки появились минута в минуту. Они весело меня приветствовали... Жозефа жестикулировала "Узи", а Нзинга для разнообразия Смит-Вессоном. А потом на сцену вышел главный герой сегодняшней тусовки. Я с изумлением узнал таможенного инспектора Карнейро - главного портового идиота. Он прославился тем, что во время ночной выгрузки танков приставал ко всем с претензиями, что по бумагам тут проходят трактора, и это явное несоответствие. Вежливо всех поприветствовав, таможенный барашек объяснил, причем на приличном русском, что я его пленник и должен не сопротивляться, если, естественно, хочу жить. Я сделал самое грустное из доступных мне выражений лица и промямлил:
- Позвольте с боевым конем попрощаться - и показал на ржавую "пятьдесятпятку". Под изумленными взглядами тройки шпиёнов я подошел к танку и потрепал его по лобовой броне, результат был ошеломляющим... Башня стала разворачиваться, и пушка оказалась направленной прямо на Карнейро, ржавые лохмотья, свисающие из пушки, зашевелились и потянулись в сторону похитителей. Лязгнул медленно открывающийся люк и оттуда показалось страшное зеленое лицо. Со стороны таможенника раздались характерные звуки и явственно потянуло еще более характерным запахом, с криком:
- Ньяма! - он рухнул на землю. Нзинга оскалилась в недоброй усмешке и вскинула свой магнум, но Жозефа от души вмазала ей по руке своим Узи. И для полного блезира мощно взревел танковый дизель. А в это время из всех закоулков посыпались люди Сыщикова. Все-таки профессионал - он и в Африке профессионал. Завербовать одну из близняшек против второй... это высокий класс. Особист гордо вышел на "сценическую" площадку и спросил нас с Акимовым:
- Ну что, танкисты? Никто не обосрался? - но шевелящиеся ржавые щупальца потянулись к нему, и техник-интендант шарахнулся в сторону, потом обалдело уставился на наши хохочущие физиономии и немного смущенно сказал:
- Да, я вижу, что шутка удалась.

Сережку Акимова, накануне покусали какие-то местные мошки, и он был безжалостно измазан в санчасти зеленкой. Шевелящиеся ржавые лохмотья - это был плод технического гения старшины Тарасюка.

А "O carneiro" по португальски, означает баран.


ШАМАН ТАРАСЮК

Однажды под танком взорвался управляемый фугас, в аккурат в районе аккумуляторного лючка, оные аккумуляторы, естественно, в хлам, а танк без аккумуляторов, ну никак не хочет заводится. Из другого транспорта были только одинокий AML-60 и ситроеновский пикапчик. Лет через десять после этих событий один настоящий полковник, у которого недалеко от этих мест заглохла тяжелая самоходка, нашел такой выход: он поставил САУ на скорость, убрал опоры и бабахнул в сторону потенциального противника. САУ завелась на раз. У нас не было ни САУ ни полковника, зато у нас были Тараканов и Тарасюк... Они четверть часа что-то обсуждали, размахивая руками и матеря друг друга, но Таракан вдруг заржал, и хлопнув старшину по плечу, проорал: - Ну ты шаман, Тарасюк! После этого Тарасюк, немедленно озадачив весь экипаж, стал громоздить за башней какую-то странную конструкцию, а Таракан выгнав AML на середину дороги, предался ожиданию. Места и времена были достаточно веселые, и когда Таракан, меланхолично сидевший на башне броневика, увидел выезжавшую из-за поворота разномастную колонну гражданских легковых авто, то он нисколько не удивился. А беженцы, это были французские мулаты, увидев усатого офицера в берете, да еще и на французском броневике, пришли в бешеный восторг и запели Марсельезу. Ура! Свои! Таракан истово допел вместе с ними Гимн Белль Франс, и махнув рукой сделавшему стойку Тарасюку, пошел вдоль небольшой колонны, перегруженной багажом, отдавая один и тот же приказ - "Livrer les accumulateurs". Наши умельцы быстро соорудили комбинированную аккумуляторную батарею, и родная матчасть благополучно добралась до точки назначения.
Когда один моралист, узнавший об этой истории, спросил изобретателей, мол не жалко ли им было бросать на дороге несчастных беженцев, Тарасюк обиженно ответил: "Но я же им оставил аккумуляторы на двух машинах".
Прямо вспоминается эпизод из Джека Лондона, где герой говорит в ответ на похожее обвинение: "Ну я же оставил им жирных собак".
Оценка: 1.4875 Историю рассказал(а) тов. Лорд Сварог : 06-04-2007 22:59:01
Обсудить (7)
18-04-2007 23:28:06, Лорд Сварог
История достаточно известная...
Версия для печати

Учебка

Честно делюсь взятым отсюда:
http://www.anekdot.ru/an/an0703/o070314;10.html
© drblack - http://www.creomania.com

Как полковник Крокодил в наряд ходил

Поступив в Артиллерийскую академию, будущий полковник Крокодил, а ныне пока еще майор, мой отец наконец-то почувствовал себя цивилизованным человеком! А что? Красота же, сиди себе, да учись, никаких тебе дурацких нарядов, караулов и прочей лабуды. Единственное, что могло омрачить, нет, скорее даже разнообразить жизнь слушателя академии, так это редкие наряды в городской патруль. А так, все время посвящено было только учебе, практике, и боевой работе, что отец, безусловно, считал справедливым.
Изредка случались разнообразные проверки, и весь личный состав строили на плацу. Приезжий генерал ходил потом вдоль строя, и, внимательно выпучив глаза, подолгу смотрел в лица офицеров. Трудно сказать, что именно он силился в них увидеть, поскольку печатью интеллекта его собственное лицо омрачено не было...
Но такие проверки практически никогда не были неожиданными, о них узнавали заранее и заранее готовили слушателей к этой неприятной процедуре - заглядыванию в пустые, навыкате, генеральские глаза.
В этот раз, построение оказалось для моего отца неожиданностью, придя утром на занятия, он оказался почему-то не в классе, а на плацу, не очень понимая, что он здесь делает, и зачем его сюда вытащили.
- Равняйсь! Смииирно! - прогремел полковник, начальник факультета.
Залетный голубь шарахнулся голоса и об окно. - Первая шеренга четыре, вторая три, третья два, четвертая один шаг вперед. Шаааагооом МАРШ!
Выдав такую мудреную формулу, полковник еще некоторое время пытался отдышаться:
- Таааак, что-то мне это все не нравится, - пробормотал отец и покосился на соседа справа, - Слышь, Сань, а по какому поводу нас тут строят-то? Что случилось?
- Потом скажу, лучше делай как я, - прошипел Саня, а потом с ним стали
твориться странные метаморфозы. Ростом 190 сантиметров и косая сажень в плечах, майор Саня вдруг как-то скособочился (скосоебило его, как верно заметил мой отец), согнал глазки в кучку к переносице, расправил ремень и пустил дебиловатую слюну...
Поразившись такому искусству превращения из бравого офицера в подзаборное чмо, отец тем более заподозрил неладное, но повторять путь из бабочки обратно в гусеницу, как продемонстрировал Саня, не решился.
Не для того в армию пошел, не для того спортом занимался. Вместо этого отец выпрямился, расправил плечи, молодцевато поправил усы и сотворил "преданный" взгляд, который так любят командиры всех рангов.

Вместе с начальником факультета вдоль строя ходил комендант академии, придирчиво осматривал слушателей и тихонько командовал понравившимся ему:
- Шаг вперед, шаг вперед, - задержавшись у майора Сани, комендант скорчил рожу типа "Наберут, бля, дебилов" и отправился дальше, к стоящему на вытяжку моему бате.
- Вот, смотрите, как выглядеть надо, - похвалил комендант, - Шаг вперед!

Путем такого нехитрого кастинга было выбрано десять офицеров, остальных
командиры благосклонно отпустили на занятия, а потом ошарашили "счастливчиков" новостью:
- В Академии со следующего месяца возобновляются наряды для слушателей. Вы, как наиболее достойные, посменно будете нести службу Дежурными по академии, остальные станут ходить в наряды по столовой. Не так часто как вы, конечно, но ведь вы же лучшие!
Тут уж отец позавидовал Сане и погоревал, что так виртуозно исполнить дебила ему не суждено. Станиславский потерял великого актера в лице майора Сани.

Со следующего дня в течение месяца каждый день после занятий для десятка обреченных проводились занятия по строевой подготовке, знаниям уставов, а так же строевые смотры. В общем, тот еще ад, тут уже не до занятий, гоняют майоров с капитанами, как молодых бойцов в учебке.
По результатам обучения еще и зачет сдавали! Во как! В наставниках у будущих защитников служебного пистолета и книги "Приема и сдачи наряда" был лично сам комендант, то есть все было очень серьезно.
Итак, наступил ОН! Час "Ч". Моего отца поставили дежурным по Академии!
Старательно неся службу, он не спал всю ночь, пытаясь ко всему прочему догнать своих однокашников в учебе, поскольку уже успел значительно отстать. Раннее утро и коменданта вместе с ним, он встретил сверкающими, красными с недосыпа глазами. Но полковник не заметил этого. Как настоящий деятельный военный (читай долбоеб с рождения) полковник решил провести с Первым Дежурным последнюю тренировку перед... ВНИМАНИЕ! Встречей Самого!
Звучит, да? По крайней мере, когда полковник говорил об этом, его лицо
принимало торжественное выражение. Еще бы, это же САМ генерал-полковник!
Начальник академии! Значит, встретить его надо не просто хорошо, не просто отлично, а идеально!
С шести утра и до половины девятого, позабыв в азарте про то, что дежурный не спал и даже не завтракал, комендант гонял его по плацу, стремясь добиться своего, одному ему известного идеала.
- Бля, да не так! Что ты как бочонок переваливаешься? Ногу тяни! Выше! Выше, кому сказал! Жопу не отклячивай! И запомни, машина Самого (секунда благоговения) останавливается вот здесь, видишь? - отец видел, на том месте, где останавливалась машина, был нарисован белый круг, обозначающий место встречающего его дежурного. Судя по тщательности, рисовал круг комендант лично. - До круга от дверей ровно четыре шага строевым. Не ползком, не переваливаясь, как пингвин, а строевым, нах! На исходную!
Блин, показываю. Бестолочь, смотри. Значит, подъезжает машина, ты выскакиваешь, четыре строевых и открываешь дверцу, вот так.
Полковник невероятно изящно, как вышколенный лакей, полусогнулся, открыв
воображаемую дверцу, потом выпрямился:
- Вылезает нога в штанах с лампасами, ты уже должен стоять смирно.
Только он выберется из машины весь, сразу кричишь "Смиииирноооо!", -
рявкнул комендант. На свою голову снова залетевший в академию голубь, опять шарахнулся об стекло. - Генерал-полковник тебе так ручкой помашет, типа "Воль, вольно", но ты только руку от башни уберешь. Потом, на пол шага за спиной Самого, идешь и докладываешь о том, что случилось за ночь. Понял, бестолочь?? А потом открываешь ему входную дверь, вот так.
Полковник благородной рысью рванул к здоровенным, трехметровым дубовым
дверям и в полупоклоне открыл их.
- Все понял, мудак? Смотри мне, не дай бог облажаешься, я тут, неподалеку буду...
Комендант скрылся, и скоро из-за угла показался его любопытный глаз. Батя, голодный, не выспавшийся и злой, с гудящими от строевой ногами, остался встречать въезжающую через ворота черную "Волгу". Вот он, момент истины!
"Волга" остановилась на положенном ей месте, и отец строевым, стараясь выше
тянуть ногу, (Кремлевский полк от зависти ест свои сапоги) чеканит шаг и
встает точно в предназначенный ему круг. Мысленно стараясь не выглядеть
как комендант, открывает дверцу машины. Комендант, сука, не соврал! Первой из машины показывается нога, затянутая в форменную брючину с красными лампасами.
- Смммииииирнооооо! - рявкнул отец.
- Бля, рано! - тихонько донеслось из-за угла.
Из машины, пыхтя и ворочаясь, вытащил свою стопятидесятикилограммовую тушку генерал-полковник. При росте в 160 он казался просто колобком. "И это я-то как пингвин? ", подумал отец.
- Вольно-вольно, - добродушно и сонно ухнул начальник академии, и, переваливаясь с ноги на ногу, медленно и важно, направился к дверям. Отец, аккуратно семеня позади, сделал доклад, потом обогнал Самого и первым подскочил к дверям. Потом потянул их на себя... Первым в помещение вошло пузо, а потом его владелец.
И вот черт его знает! То ли оттого, что не спал ночь, то ли оттого, что не
завтракал, а может, от волнения и тренировок, но батя не смог удержать
трехметровую тяжеленную дверь на могучей пружине еще петровских времен.
В тот момент, когда поле видимости неторопливо покидала жопа генерала,
руки бати не выдержали, и дверь, со скоростью близкой к световой,
понеслась к точке рандеву с жопой Самого!
Отец зажмурился.
Сначала раздался тяжелый, мощный удар-хлопок, и полтора центнера тушки
генерала влетели в здание как пробка от шампанского в потолок.
Следом за звуком вылетел из-за угла перепуганный комендант, не перестающий материться. Выглядел он как Папа Римский, на глазах у которого сожгли Библию. Комендант ворвался внутрь, по привычке принял позу полупоклон и побежал к растерянно потирающему жопу генералу.
- Новичок-с, вы уж извините! Больше не повторится!
- Я вам, бля, повторю, - возмущенно басил генерал. Парочка удалялась внутрь холла...
Отец остался стоять на плацу в гордом одиночестве.
Больше его в наряды не ставили. Вообще!
Оценка: 1.4867 Историю рассказал(а) тов. Философ : 21-03-2007 16:32:10
Обсудить (36)
06-04-2007 00:11:00, Кадет Биглер
> to Ешь > Как говаривал коллега моего отца - генерал это н...
Версия для печати

Флот

ОСКОЛКИ «ДОСТОЙНОЙ» ЖИЗНИ-2

НА ЗАРЯДКЕ

Зимой на физзарядку хорошо выходить с похмелья. Попрыгаешь на морозе, и голова сразу ясная. В остальных случаях в метель махать руками, одетому в одну робу, - удовольствие ниже среднего.
Наблюдая за матросами, съежившимися под порывами ветра, командир БЧ-2 удрученно произносит:
- Не тот нынче пошел личный состав. Одни задохлики. Раньше, бывало, моряк сыт - так он лом узлом завязывает. А теперь ссыт... и снег не тает.

8 МАРТА

Хожу и мучаюсь - никак не могу вспомнить, как на корабле отмечали Восьмое марта. Раз государственный праздник, значит должны были праздновать. Но как?
Вроде бы поздравляли мичмана Васильева. Его, как неженатого, ставили дежурным по БЧ-5.
- С праздником, тарищ мичман! С международным женским днем!
- Спасибо, - отвечал он меланхолически, - мать вашу... так же...
Наверняка идущих в увольнение провожали классическим напутствием:
Восьмое марта близко, близко,
И сердце бьется, как олень...
Ну, дальше вы сами знаете.
В одном уверен твердо. К тому празднику не выпускали «Боевые листки».
Зам строго придерживался концепции: «Про пиз#у - ни слова».

КСТАТИ, О ЗАМЕ

Нашего Зама между собой называли «Отцом Ионой». Наверно, из-за подспудного желания - «комиссару» повторить путь его библейского тезки: в шторм оказаться за бортом, попасть хотя бы на трое суток в чрево кита («Поиск прекращаем, все сроки прошли. Возвращаемся в базу».), потом в целости быть выплюнутым на берег (человек, все-таки), но где-нибудь подальше - в районе той же Ниневии. Пусть полощет мозги тамошним грешникам.
После службы учась в институте, я наткнулся в библиотеке на книгу «Иезуиты в России». Почему-то сразу вспомнился Зам.

«КОГДА ТРУБАЧ ОТБОЙ СЫГРАЕТ...»

Если мне не изменяет память, «Достойный» числился кораблем третьего ранга. Однако Папе почему-то хотелось, чтобы у нас все было, «как у больших». Например, чтобы подъем и спуск флага проходил под живую музыку. Однако среди ста восьмидесяти человек экипажа не нашлось достаточного числа музыкантов даже для формирования местечкового оркестра типа: «флейта, скрипка, барабан». Поэтому решили обойтись одним горнистом, назначив на эту роль почтальона-киномеханика матроса Куценко.
Несколько дней из Ленкаюты регулярно доносились хрипы и стоны. Стали даже поговаривать, что затея с горном - так, для отвода глаз. А на самом деле Зам устроил в священном месте пыточную камеру, где раскалывает «годков» на предмет зашхеренной ДМБовской формы. Мол, он поклялся в политотделе, что с нашего парохода все сойдут одетые строго по уставу.
Впрочем, эти слухи не успели обрасти леденящими душу подробностями, поскольку в один из вечеров на спуск флага прибыл сам матрос Куценко. С трубой в руках.
Всякий, кто участвовал в этой вечерней церемонии, подтвердит ее возвышающий душу характер. Даже банда сачков, скрытых вредителей и явных раздолбаев, именуемая личным составом корабля, замирает в безмолвии. «Сейчас, сейчас... - бьется в их головах одна и та же мысль, - Сейчас прозвучит команда. Ловкие пальцы сигнальщика заставят флаг соскользнуть с флагштока. И все - день прошел!!!»
- На флаг и гюйс, смирно!
Куценко вскинул трубу к губам.
- Флаг и гюйс спустить!
И в этот момент раздались звуки, которые наш горнист вполне мог бы изобразить без помощи инструмента. Как говорил Тиль Уленшпигель, одними «нижними устами»...
Получив от Папы «по самые не балуй», Куценко еще два часа дудел на опустевшем юте. И все-таки победил.
Подъем и спуск флага по-прежнему стали проходить без музыкального сопровождения.

О КОМАНДИРСКОЙ ВЕЖЛИВОСТИ

В общении с подчиненными наш Папа был вежлив, как английский лорд. Например, со старпомом разговаривал только на «вы». Так и говорил:
- Старпом, вы мудак.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ БУДЕТ)




Оценка: 1.4780 Историю рассказал(а) тов. А. Римский-Коржиков : 20-03-2007 19:40:09
Обсудить (12)
03-04-2007 00:07:42, Ветеран СГВ
> to А. Римский-Коржиков > Братьям во "биглерианстве" спасиб...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru