Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Если выехать из Кишинева на юг, по дороге R3, то через некоторое время, сразу за поворотом на село Пожарены, с левой стороны, можно увидеть придорожное кафе, которое раньше называлось «Примавэре». Кафе расположено на опушке леса, вдоль которого идет неприметная грунтовая дорого к лесничеству. В 1983-1985 годах командование вооруженных сил СССР развернуло обширное строительство системы заглУбленных командных пунктов (ЗаКП) в окрестностях города Кишинева. ЗаКП управления тыла, строилось как раз в этом лесу. На Google maps до сих пор отчетливо просматривается круглая полянка - место, где когда-то располагался бункер этого ЗаКП.
В 2010 году, путешествуя по Молдавии, я легко нашел это место, но увидел там только останки ЗаКП: по все видимости, с развалом СССР, бункер тоже приказал долго жить, а его фрагменты местные жители наверняка растащили на сувениры. Но тогда, это место было обнесено колючей проволокой, а дорогу, ведущую вглубь леса, к строительству, бдительно охранял часовой. Строительство велось так называемым «хозяйственным способом» — от частей и соединений 14 -той армии откомандировывался личный состав и техника. Нашей, 156 ЗрБР, было предписано выделить командира взвода (одын штук) и сан инструктора — тоже адын штук, так я попал на это строительство.
Миновав котлован, в котором располагался недостроенный бункер, попадаешь в настоящую воинскую часть, расквартированную в палатках - так по телевизору в бравых телепередачах типа «Служим советскому союзу» , показывают летние лагеря, в которых все «однообразно подстрижено, покрашено и посеяно песком» .
Глядишь в телевизор, где бравые солдаты в форме N раз (трусы и противогаз) в лучах утреннего солнца «достигают дальнейших успехов в боевой и политической подготовке», и сразу понимаешь по бдительному взгляду часового под грибком, что «враг не пройдет, что пуля — дура, а штык молодец».

Лагерь состоял из нескольких солдатских палаток, в которых размещались отличники боевой и политической подготовки и большой армейской палатки типа УСТ-56, в которой был организован ПХД (пункт хозяйственного довольствия), место приема пищи и конечно ленинская комната, непременным атрибутом которой являлся, нет не плакат с портретами членов политбюро и не подшивка газет «Правда» и «Красная звезда» хотя все это то же имелось, а телевизор. Телевизор запитывался от бензинового электрогенератора, который запускался ежедневно, ровно на 30 минут, для просмотра программы «Время», а по выходным дням на целый час - для просмотра бравой передачи, после завершения которой, «выполнение священного долга и почетной обязанности» приобретало особый, духовно наполненный смысл. За особые успехи в деле строительства, примерное поведение и послушание по выходным генератор забывали выключать вплоть до окончания передачи «Музыкальный киоск». Офицерский штабной вагончик, где мы со старшиной -сверхсрочником скрывались от «целостного и непрерывного процесса формирования и развития отдельного военнослужащего», располагался чуть в стороне, в лесу. Иногда нашу двухгодично-сверхсрочную команду надзирателей разбавлял майор — начальник строительства, приезжавший из Кишинева, но ночевал он крайне редко и совсем не вмешивался в «непрерывно происходящий военно - педагогический процесс» . Личный состав, которому было обещано отправку на дембель первой партией, работал исправно, а вот в свободное время за бойцами второго года службы постоянно требовался «глаз да глаз», собственно чем мы и занимались вместе со старшиной, ни жалея живота своего, ни чужого.

Кроме участия в « «непрерывно происходящем военно - педагогическом процессе», основная часть которого приходилась на вечерне ночное время, были отдельные дневные эпизоды, которые мне запомнились.

Помни: старший машины- не пассажир. Подходила очередная суббота. По субботам солдатику положено две вещи: его надо помыть в бане и показать кинофильм. Первый вопрос решили давно, сговорившись с руководством села Костешты, так как в Пожаренах своей бани не было. Баня конечно не Бог весть какая, но уже никак не хуже нашей, бригадной. Что бы минимизировать возможность контакта личного состава с гражданским населением и связанное с этим неконтролируемое потребление спиртного, помывку в бане приходилось осуществлять с самого раннего утра. С кинофильмом вопрос обстоял чуть сложней, но за машину дров (деревья на вверенном нам участке мы вырубали безбожно), мы вступили в преступный сговор с киномехаником из села Бордар. И пока личный состав смотрел кино, нам никто не мешал выпить по стакану вина в его кинобудке. В эту субботу то ли от выпитого вина, а может просто от теплой осенней погоды, суровая старшинская душа разомлела и решил Иван, так звали старшину, устроить для особо отличившихся рыбаку, да не простую, а выездную да еще и с ночевкой. Наиболее отличившиеся были усажены в кузов «шестьдесят шестого», я то же поехал я вместе с ними, что бы водитель не потерялся на обратном пути. Были у нас со старшиной веские причины не отпускать водителей одних. Добравшись до большого и красивого озера в селе Костешты, разгрузились, после чего я вместе с водителем двинулся в обратный путь. Не проехав и половины пути, водитель по фамилии Сливинский (из местных, из Молдован) без всякого угрызения совести информирует.
-Все, приехали, бензин закончился.
Возмущаться было бессмысленно, я в душе отругал себя, что не озадачился этим вопросом еще в лагере, где у нас стояла не меньше тонны бензина в бочке, и стал высматривать хоть какой то транспорт. Уже вечерело, дорога была, явно «не республиканского значения», однако мы остановили проезжающий мимо, вечно пьяный колхозный газон. Водитель газона, услышав леденящую душу историю о кончившемся бензине, был готов поделится топливом и даже заправить «всю красную армию», но при одном маленьком условии: мы непременно должны поехать к нему в дом и выпить «по стакану вина». Я уже не первый год в Молдавии, и хорошо понимал некоторую условность понятия «по стакану», но условия были приняты безоговорочно.
Причем, дабы я не передумал и мы не сбежали, наша машина была зацеплена тросом на буксир, меня для верности пересадили в газон, а напарник колхозного водителя забрался в наш «шестьдесят шестой».
Это был не первый винный подвал в моей жизни, но масштабы меня все же поразили. Ряд бочек уходил куда то вдаль и за поворот, растворяясь в тусклом подвальном свете. В Молдавии вино принято пить прямо в подвале, из одного стакана, причем первый обязательно выпивает хозяин. Такая постановка вопроса позволяет хозяину регулировать скорость потребления спиртного по своему усмотрению: выпив первый стакан, он тут же наливает его и протягивает мне. Приходится тут же выпить, чтобы не задерживать приятеля хозяина. На очередном круге подобного хоровода я все таки вспоминаю о цели нашего «неофициально, но дружественного визита» и мы пошли заправлять машину. В время этого процесса я имел неосторожность отлучится в туалет. За те несколько минут, что я отсутствовал, водителя успели заправить под самую завязку. Молдавское домашнее вино совершенно нарушает координацию, сохраняя при этом относительную ясность мысли и речи. Пока Сливинский стоял, держась за открытую дверь, все выглядело вполне пристойно, но его попытка «запрыгнуть» в кабину рассмешила даже его. Не в силах сдерживать пьяный смех, я все же выразил ноту протеста по поводу выведенного из строя водителя. За что был тут же наказан еще одним заходом в погреб. Когда я все же вырвался от гостеприимных хозяев, водитель уже мирно спал, заняв место старшего машины. Задерживаться дольше было никак нельзя, так как в лагере оставались «без присмотра» отличники боевой и политической подготовки, пришлось самому садится за руль, не смотря на выпитое.

Партизаны. В один их дней на территорию нашей лагеря зарулил 131 бортовой Зил, из кузова которого выпрыгнул лейтенант в полевой форме и доложил о том, что взвод связистов прибыл для прохождения переподготовки. Из кузова на нас недобро смотрели угрюмые лица уже не молодых мужчин, оторванных от семей, привычного образа жизни и переодетых в военную форму. Партизаны не без труда (сказывалась бурно проведенная ночь на призывном пункте), разгрузили машину, после чего, ругаясь и мешая друг другу, поставили палатку и тут же приступили к выполнению упражнения «заснуть из положения лежа». На следующее утро, стоя на утреннем разводе перед неровным строем сержантов и старшин запаса, я рискнул применить новые, не традиционные методы мотивации.

-Отцы, (пауза) равняйсь, смирно! В лихую годину призвала вас Родина ..., короче, до обеда работаем, а после обеда я беру машину и везу вас в ближайшее село на опохмелку!
Отцы нехотя, но с пониманием «важности и остроты момента» приступили к работе. Самый нетерпеливый, подошел уже через 15 минут: — Слышь, лейтенант, давай заканчивай — уже обед!
Мучаясь похмельем, партизаны дотянули до обеда. На придворном Газ-66, служившим нам дежурной машиной, едем в село Пожарены. Из этических соображений штатного водителя оставили в лагере. Коллектив наш выглядел весьма воинственно: полный кузов взрослых, небритых и при этом не похмелившихся мужиков в солдаткой форме, сидевшей на них весьма угловато (старшему команды исполнилось сороковник)-.
За рулем молодой офицер в повседневке, которая явно не вписывалась в композицию, а на месте старшего машины - партизанский лейтенант. Вспомнился брежневский анекдот, «...я не понял кто там ехал, но за рулем сидел сам....«. Полное смешение стилей и окончательное падение нравов налицо.

В те времена в молдавских селах можно было запросто обратится в любую хату со словами «Хотим у вас вина попить». При этом хозяин вел наиболее сведущего избранного общим собранием, дегустатора в подвал, где давал попробовать вина . Если вино не нравилось, то хозяин тут же предлагал другой сорт, либо рекомендовал кого-то из своих соседей. После двух таких заходов, мы не без труда подняли дегустатора в кузов, в связи с чем дальнейшее тестирование было решено прекратить. Остановились у деда, выгрузились, сговорились о цене. Процесс происходил в садике возле дома, в тени деревьев. Нехитрая закуска в виде краюхи хлеба, нескольких спелых помидор и пачки крупной соли обеспечивала полный «all inclusive». Дед исправно пополнял кувшин.

Мы пили за доблестную связь, которая » укрепляет обороноспособность и в дождь и в грязь». За содружество полов войск, и за нерушимую дружбу народов СССР (каждый пятый кувшин был «за счет заведения»). Воспоминания партизан о тяготах и лишениях срочной службе, прерывались лишь очередным кувшином вина. Все это способствовало сплачиванию коллектива и безусловно сдружило нас, а к вечеру - просто в корне преобразило коллектив. Заключительным этапом мероприятия было прохождение по селу колонной в парадном строю со строевой песней, исполняемую синхронно на русском, украинском и молдавском языках. Конечно, можно спорить о художественных достоинствах нашего сводного ансамбля, но смело следует утверждать, что в этот момент мы были едины и нерушимы, как Советский Союз. В часть мы вернулись затемно и по моему остались без ужина.

Виноград: Для Молдавии виноград -это не просто процесс возделывания некой культуры -это значительно больше, неотъемлемая часть национального колорита, а может и национальная идея. Ранним сентябрьским утром, проснувшись и поднявшись до подъема — как и было положено советскому офицеру, выдвинулся к дороге, разделявшей наш лес и виноградник. Не особо скрываясь и даже наоборот — излишне шумя, дабы ненароком не испугать спросонья явно “кемарившего” караульного, бдительно несущего службу, выхожу к опушке.
В утреннем тумане наблюдаю практический бесшумно двигающуюся на встречу мне телегу. Возница, приметив меня с радостью осадил “конячку”, и тут же обратился ко мне с традиционным для этих мест вопросом:
- Привет, служивый, стакан вина будешь?
Уже привыкнув к тому, что в большинстве случаев эта фраза заменяет приветственное выражения типа “Добрый день” или “Как здоровье”, отвечаю на близком к местному диалекту фразой, смысл которой аналогичен английскому “How do you do” или кавказского “Доброго здоровья, отеЭц”.
Возница слазит с облучка, обходит телегу, не спеша достает из соломы граненый стакан,протирает его полой пиджака. Подойдя к заднему торцу повозки, откручивает кран дубовой столитровой бочки и наливает вино. Налив, нисколько не торопясь разглядывает вино в лучах утреннего солнца, после чего произносит универсальный тост:
- Сэ фиць сэнэтос - что можно трактовать в контексте происходящего как ” За здоровье присутствующих”!
По молдавской традиции принято пить из одного стакана, причем первый стакан выпивает обязательно угощающий. Традиция берет свое начало в древние времена — угощающий таким образом подтверждает качество напитка, или другими словами — “вино не отравлено да и стакан то же чистый”.
Следующий “пагар ди джин” — мой. Стараюсь соответствовать обстановке — так же как и возница, с пониманием смотрю через стакан на свет, и всем своим видом даю понять, что тоже в состоянии оценить дивный рубиновый оттенок, который непременно должен означать высокое качество напитка. Ответный тост состоит из тех же слов. Не торопясь, без суеты выпиваю ( и обязательно до дна), некоторое время мое лицо не выражает никаких эмоций — типа я то же не первый день замужем.Как истинный знаток и ценитель я не тороплив. Не торопясь закуриваем, так же не спеша делаем по несколько длинных затяжек. Пытаюсь поддержать разговор, но уже без попыток вписаться в местный колорит — т.е. по русский.
- Да уж, прошлым лето был хороший урожай винограда, хорошее было лето, солнечное!
Старик понимающе наливает еще стакан, выпивает, наливает стакан мне и дождавшись пока я выпью, отвечает.
-Сейчас дети приедут, восьмой класс, будут виноград собирать. Перед сбором винограда обязательно надо выпить по стакану вина из прошлого урожая. Вот колхоз и нарядил меня, бочку на поле подвезти.А вот раньше было....
Мы выпили еще по стакану, еще побеседовали, а когда показался колхозный ПАЗ_ик, подвозивший детей, распрощались. Я отступил в лес, но еще некоторое время наблюдал как школьники, выходя из автобуса, походили к бочке, выпивали по стакану вина под контролем классной руководительницы, а только после этого получали право приступить к уборке урожая.
Оригинал с картинками и ссылками: http://www.valushko.krugom500.org.ua/?page_id=459
Оценка: 1.6437 Историю рассказал(а) тов. george : 20-06-2014 16:36:19
Обсудить (2)
23-06-2014 14:18:38, Барс
кстати таки да! отчего было не сделать так 12.04.14 г.?...
Версия для печати

Остальные

Осеннее предвкушение конца света, или О вреде городских легенд.

« ... Ракам сегодня благоприятствуют звёзды во всех начинаниях. Девы - вам сегодня стоит оставаться дома и не предпринимать никаких серьёзных дел, особенно связанных с путешествиями.»
Санитаев с раздражением поморщился, зашнуровывая ботинок. Тёща, как обычно, смотрела по телевизору свои любимые эзотерические откровения, вывернув регулятор громкости на полную мощность. Выспаться перед ночной подработкой, таким образом, не удалось, и настроение у Дениса было таким, что он, будучи Девой по Зодиаку, с удовольствием последовал бы сейчас совету бородатого гуру от астрологии, что вещал с экрана с видом библейского пророка. То есть замотался бы в теплый плед, подобно английскому лорду, и дремал бы у камина, потягивая теплый глинтвейн. И - никаких путешествий, особенно на любимую подстанцию. Да ещё в такую погоду... Бр-р-р-р!... мокрый снег вперемежку с занудливым дождём и мелким градом в сочетании с бодрящим северным ветерком.... Низкие, свинцово-тяжелые, похожие на комки ваты тучи. И тьма! Во всём городе этой осенью почему-то перестали освещать улицы. Фонари, даже на главных городских магистралях, горели, дай Бог, если через один. А часто - не горели вообще. Само собой, жулики всех мастей не могли не воспользоваться таким подарком судьбы, и результаты их работы Санитаеву приходилось собирать с улиц регулярно - чаще всего в состоянии, мало совместимом с интенсивной трудовой жизнью.
Доктор натянул старенькую «аляску», что дарила ему мама ещё на окончание школы, и вышел в непроницаемо тёмный, как будто никогда не знавший света, подъезд, крикнув через плечо: -Нелли Викторовна, я ушёл!
-«Надеюсь, закрыть дверь - ума хватит!» - мрачно подумал Санитаев, привычной ощупью спускаясь по щербатой лестнице. Лифт, как обычно, не работал.
********************************************
Эдуард Лопаткин по праву считался интеллигентом. Во первых, он проучился целый год на журфаке НГУ. Во вторых, всегда был в курсе всех последних новостей в общественно-политической жизни страны и мира, совершенно точно зная, чем отличается импичмент от промискуитета. В третьих, он за свои сорок лет ни дня не работал, справедливо считая, что работа помешает его интенсивной интеллектуальной жизни. Эту самую интеллектуальную жизнь, равно как и закуску, ему обеспечивала старенькая, безропотная мама. Своей пенсией.
Сейчас Эдуард сидел на старом, рассохшемся кухонном табурете, опираясь локтями на колченогий, замусоренный обрывками газеты и рыбьими хвостиками стол, и держал в нетвёрдой руке стакан с разведенным водой из под крана спиртом «Рояль», что в двухлитровых пластиковых бутылках продаёт в киоске под окном разбитная армянка Лера. Хозяин кухни, долговязый очкарик Шурик, стоял, качаясь с пугающей амплитудой, время от времени грозя опрокинуть стол, и, держа в руках такой же сосуд, уже пять минут пытался сказать тост. В конце концов, он окончательно потерял нить своей мысли среди рассуждений о европейском выборе России, исторической роли Ельцина, жидо-масонсом заговоре и приближающемся конце света, икнул и выпалил, слегка закусывая гласными: - Двай впьем... Ну... Зарссию..Ну...Засвбоду...Даканца! - и впитал в себя содержимое своего стакана, как впитывает первый весенний дождик пустынная земля Палестины. Эдуард последовал примеру, с отвращением передёрнув лицом. Закуска давно закончилась, и Лопаткин привычно заглотал стакан воды, после чего закурил «Приму». Шурик тяжело, несмотря на свою худобу, опустился на жалобно скрипнувший под ним старенькй стул, и, закуривая, сказал, снова закусывая гласными :
- Слшал? Гворят, в горде скрая помщь людь...ик...льдей ловит....и таво...ик...
-Чего? - спросил Эдуард, тщетно пытаясь сфокусировать взгляд на Шурике. Получалось плохо. Шурик двоился, слоился, и, казалось, готов был немедля покинуть загаженную кухню через щелястое, рассохшееся окно, от которого несло тоскливым, сырым, погребным каким-то холодом.
- Чего, чего... ик... на оргны разбрает...как найдёт кго...так всё...! И машина чёрная! - пригорюнившись и подперев щеку рукой, проговорил Шурик. - Гзета... вот, смотри! С этими словами он протянул Эдуарду засаленный обрывок какой-то газеты с большой статьёй. Она была напечатана на отвратительной бумаге, зато большими буквами. Как ни расплывались они перед глазами, Лопаткин все-таки смог уяснить суть написанного, несмотря на уже сидящие внутри поллитра спирта. В статье, принадлежавшей борзому перу неизвестного автора, рассказывалось о том, что в Новосибирске орудует банда, которая ловит по улицам людей, особое внимание обращая на беспомощных пьяниц и бомжей, и расчленяет их на органы. Которые потом и продаёт втридорога за границу - в Европу и Америку, а также, почему-то, в Таиланд. Описывалась даже машина этой банды - серого цвета «УАЗик», на каком обычно ездит «Скорая». Только, в отличие от настоящей «Скорой», в салоне у неё горит мёртвый синий свет. И врач в ней не в белом халате, а в чёрном - чтобы крови не было видно.
- Жжуть!...передёрнул плечами Эдуард, едва не свалившись с табурета, - до чего страну довели, с-сволочи! - Шурик... брат! ... давай выпьем за Россию! Чтобы, значит, никогда больше...Чтобы, это... всех коммунистов... короче... чтобы демократия... Ельцин... ты слышал - обещал ?... В общем, наливай!
-Нливай! - усмехнулся в ответ Шурик, и его очки сползли на самый кончик носа, угрожая вот-вот свалиться на запакощенный , липкий стол, - нечго большш... всё... - проговорил он, угрожающе шатаясь на своём скрипучем стуле.
- Это... это ничо! - слегка заплетающимся языком уверенно отвечал Лопаткин, - Я щщас... я мигом.... к Лере...
С этими словами не очень трезвый, но ещё вполне способный и дальше рассуждать о будущем страны и мира интеллектуал, стремительно метнулся в прихожую, по пути два раза упав, но не утратив боевого задора. Очень скоро - всего-то через полчаса - он уже вышел на тёмную, извилистую и разбитую улицу Поселковую. Единственным источником света на ней был фонарь на ларьке, где торговала живительной влагой разбитная и весёлая Лера. Там была жизнь, туда и направился преувеличенно твёрдой походкой Эдуард, старательно размешивая ногами в дырявых ботинках снежную кашу на ямистом асфальте и балансируя руками, стараясь не упасть. До заветного киоска оставалось всего метров двадцать, когда неустроенная, доведенная до последней точки Россия всё-таки достала представителя лучшей части своей интеллигенции. В какой-то момент Лопаткин почувствовал, что его правая нога хочет идти не туда, куда весь остальной организм, а куда-то в сторону и вверх, машинально пискнул, заваливаясь навзничь, и впал в блаженное забытье, уютно уложившись затылком на поребрик. Последнее, что он увидел - иссиня-белый свет фонаря на том самом киоске...
************************************************
...-Да точно вам говорю - конец света в декабре этого года будет! Вон, ещё когда китайцы предсказали... и Ванга тоже! Комета, говорят, прилетит - и всё! А вон она, комета-то! Вон она! - торжествующе воздев палец в окно, уверенно проговорила Верёвкина. Действительно, комета Хейла-Боппа висела в небе уже давненько, но сейчас из-за низких, тяжко-свинцовых туч увидеть её было нельзя. Что, впрочем, совершенно не смущало Иринку Верёвкину, диспетчера смены, в котрорую и прибыл на ночную подработку Санитаев.
Настроение у Дениса было совсем плохим. Мало того, что приходилось работать одному, без Лены и Андрея. Ещё и машина - родной, любимый, обжитой за столько лет РАФик, сломалась. И Валерка Егоров - многолетний, проверенный и надёжный товарищ - проводил в гараже всё своё время. Была надежда, что к своей смене отремонтируют... А сейчас - на кого посадят. Плохо... Санитаев собрал обычную бригадную снарягу, составил сумки и чемоданы в уголок и сел за стол в ординаторской. Солдатская кружка с обжигающим, антрацитово-чёрным чаем с невероятным количеством сахара уютно легла в руки, привычно согревая пальцы и привнося ясность в мысли . Взгляд доктора упал на небрежно брошенную на стул газету. Внимание привлекал кричащий заголовок : «Скорая помощь служит дьяволу!». Денис ухмыльнулся и взял газету в руки. Из статьи неизвестного автора он мгновенно узнал, что, оказывается, «Скорая» в Новосибирске давно уже работает на международную мафию, которая торгует человеческими органами по всему миру. За огромные деньги.
- «И мёртвый синий свет в салоне, блядь!» - в сердцах подумал Санитаев, отшвыривая поганый листок прочь - «Вот же пидорасы! Ни стыда, ни совести! Ещё и конец света им подавай!»
- Дени-и-и-ска Па-а-алыч, вызов тебе! - пропела, возникну на пороге ординаторской, Верёвкина.
- А на чём я поеду? - спросил Денис, по быстрому допивая обжигающий чёрный чай.
- Машинка тебе - 8111, УАЗик,- отвечала Ира, водитель - Андрей Фролов. Вон он стоит, что-то там со светом в салоне у него не того... ремонтирует.
Санитаев взял у диспетчера листок с вызовом. - «Поселковая, 26, у ларька» - прочёл он. Код вызова однозначно означал «Без сознания в общественном месте»
-«Ладно, что же....поедем!» - мысленно вздохнул он, и потащил к выходу все сумки и чемоданы, недобрым словом поминая отсутствие помощников. Автомобиль, стоящий у двери подстанции, заставил Дениса остановится в изумлении. Его салон светился синим светом... Он ощутимо резал глаза, и Санитаев коротко спросил у водителя - совсем молодого парня : - Нафига?
- Нафига, нафига... какие лампочки дали - такие и вкрутил! - буркнул водитель, вытирая руки ветошью.
- Да ладно, мне-то всё равно - ответил доктор и протянул водителю руку : - Денис!
- Андрей! - угрюмо представился водитель, протянув для пожатия Санитаеву вялую кисть руки, похожую на снулую рыбу - Куда едем-то?
- Поселковая, 26. На улице без сознания - ответил доктор, садясь в кабину, - поехали уже, что ли.
« - Нд-а-а, с этим кадром каши не сваришь, даже из концентрата!» - подумал Денис, пока УАЗик выворачивал на тёмную, разбитую и засыпанную мокрым снегом улицу Есенина.
************************************************************
Нина Андреевна Лащёных всю жизнь была глубоко верующим человеком. Она последовательно верила в построение коммунизма, Продовольственную Программу КПСС, гласность, ускорение и перестройку, демократический выбор России, а также в сглаз, порчу, Кашпировского и целительную силу православных мощей. Сейчас, в свои шестьдесят лет, она особенно увлеклась эзотерическими пророчествами и всевозможными сенсационными разоблачениями, которые в изобилии выплёскивались со страниц многочисленных свободословных газет и радужно-цветных телевизионных экранов. «Берия был инопланетянин!».... «Мумия Ленина в мавзолее продолжает мыслить!»... «Британские учёные подтвердили близкий конец света!» - газетами с подобными заголовками был завален весь стол возле дивана, сам диван и тумбочка. Кроме них, в комнате имелся ещё и телевизор, из которого сейчас выдавал мистические откровения о судьбах России и мира какой-то очередной потомственный волшебник и магистр магий всех оттенков радуги. Нина Андреевна заворожённо слушала почтенного гуру, время от времени изумлённо вздыхая или охая. Попутно она заваривала себе купленный накануне китайский чай для похудения из секретной диеты Политбюро ЦК КПСС, вычитанной накануне в солидной газете «АиФ». Перейти на эту диету Нину Андреевну заставила слабая эффективность уринотерапии, которую она практиковала весь последний год. В похудение пожилая энтузиастка верила так же твёрдо, как и в демократический выбор России.
Крутой кипяток устремился в заварочный чайник, заливая щедрой рукой брошенные туда диковинного вида гранулы, внешним видом удивительно напоминавшие мышиный помёт. По комнате распространился неповторимый аромат, от которого пожилая кошка Кузя, скрашивающая одинокие вечера пенсионерки последние пятнадцать лет, громко чихнула, презрительно фыркнула и мгновенно расточилась в темноте огромного коридора. Нина Андреевна жила в старом доме сталинской постройки, и потеряться в её двухкомнатной квартире при желании могла бы не только кошка, но и средних размеров анаконда.
«... и к другим новостям. Как сообщают из Новосибирска, в городе замечен странный автомобиль «Скорой помощи». По слухам, его бригада занимается изъятием органов у новосибирцев с целью продажи. Впрочем, по мнению экспертов, таинственная и зловещая «скорая» может оказаться также посланцем других миров или вестником апокалипсиса. У меня на сегодня всё, с вами была программа «Вести запредельного» и я, её ведущий Цепеш Монструози. Увидимся через неделю».
- Вот ужасть-то! - вслух воскликнула Нина Андреевна и истово перекрестилась на репродукцию иконы Иверской Богоматери из журнала «Огонёк». - Чё деется-то, чё деется! - причитала она, с некоторым трудом поднимаясь с дивана. Чай для похудения заварился, и преданный адепт секретной диеты тяжёлой переваливающейся походкой понёс своё подлежащее радикальным изменениям грузное тело на кухню. Там, в недрах холодильника, должен был храниться небольшой, граммов на пятьсот, кусочек бисквитного торта. Пить чудодейственный китайский продукт без хорошей закуски Нина Андреевна разрешить себе не могла. Не китайцы, чай... Но на кухне её ждало разочарование - бисквитный торт был подчистую приговорён ещё в обед, перед двухчасовым полуденным сном, о чём она совершенно забыла.
-Вот жеж голова-то садовая...Перечница старая, дырявая башка! - выругала она самоё себя за забывчивость. Делать было нечего - прходилось собираться и идти через дорогу, в булочную напротив. Пенсионерка подошла к окну. Широченный проспект Дзержинского в этом месте был абсолютно тёмен, лишь фары изредка в этот вечер проезжавших машин да нечастые освещенные окна домов давали хоть какую-то видимость. В этом неверном, призрачном свете мокрый асфальт светился какими-то тусклыми, потусторонними отсветами. Пронизывающий ледяной ветер гнал косыми штрихами мелкий ледяной дождик вперемежку с мокрым снегом. -"Жуть какая!» - подумала Нина Андреевна и несколько раз мелко перекрестилась. Но идти было надо - организм настойчиво требовал тортика, отказываясь без него подвергаться воздействию китайского диетологического чуда. Вздохнув, она торопливо оделась, повязала на голову старенькую серую шаль поверх вязаного берета, накинула внушительных размеров капюшом темно-зелёного плаща и вышла в привычно тёмный, пропахший кислыми щами и мочой, подъезд. Через несколько минут она уже пересекала многополосный проспект Дзержинского, твёрдо держа курс на освещённое крыльцо булочной напротив. Глядеть по сторонам она не видела для себя никакого смысла - что там может быть интересного? Поэтому не только увидеть, но даже и почувствовать внезапно появившуюся справа машину старушка не сумела. Просто освещенное крыльцо булочной вдруг мгновенно изменило свое положение в пространстве, сместившись вниз и вправо, а затем выпало и из времени. Улица немедленно взорвалась истерическим визгом каких-то добросердечных гражданок, но слышать этого Нина Андреевна уже не могла.
**************************************************
Яркий сине-красный проблеск милицейской мигалки был заметен на темной Поселковой издали, как была бы заметна посреди тайги нарядно освещённая кремлёвская ёлка. -«Криминал, что ли?» - подумал Санитаев и сказал вслух : - Туда, Андрей, похоже. Нас ждут, видать!
Ждали, действительно, их. Видавший виды милицейский «бобик» из райотдела приткнулся там, где у всех нормальных улиц должен был начинаться тротуар, и ярким белым светом своих фар освещал беспечно вытянувшуюся до середины улицы человеческую фигуру. Старший наряда, давний знакомец Женька Кутовенко, зябко поеживался возле неё, переминаясь с ноги на ногу и поминутно поправляя вечно сползавший с плеча АКСУ. Оружие было обильно покрыто мелким ледяными каплями. -« Долго чистить после смены будешь» - усмехнувшись про себя, подумал доктор и сделал шаг навстречу менту.
- О, здорово, Дэн! - поприветствовал его Женька, и мужчины с чувством пожали друг другу руки. Пересекаться на всевозможных криминальных происшествиях им приходилось часто, и они испытывали друг к другу искреннее уважение.
- Привет, Юджин! - на английский манер поздоровался в ответ Денис, зная, что старшина Кутовенко очень любит английский язык, хотя и знает на нём только «Хальт» и «Хенде хох», - что тут? Криминал?
- Да нет, похоже, сам приложился. Твой клиент, без базару.
- Ну, мой, так мой, - пожав плечами, сказал Санитаев. - Считай, пост сдал! Можете быть свободны, товарищ старшина! - полушутливо скомандовал он.
- Слушаюсь, товарищ лейтенант запаса! - в тон ему ответил Кутовенко, - хотя, какое там «свободны»? ... щас на грабежи поедем.
- Ну, удачи тебе. Даст Бог, до утра не свидимся!
- И тебе того ж! - махнув рукой, пожелал старшина, уже садясь в свой «бобик».
Андрей на удивление удачно поставил свой «УАЗик». Фара-искатель прекрасно освещала место происшествия, так, что Денису было видно всё в мельчайших подробностях, при этом задняя дверца машины была расположена так, чтобы максимально быстро и удобно достать носилки. Вдобавок автомобиль стоял так, что не мешал пробиравшимся с черепашьей скоростью по остаткам размешанного с грязью асфальта редким машинам.
- «Молодец, парень!» - с уважением подумал про себя Санитаев, а вслух сказал: - Андрюха, давай на носилки его положим, да я посмотрю по быстрому.
Повторять просьбу не пришлось. Фролов зажёг свет в салоне, вышел из кабины и распахнул заднюю дверь. В этот момент лежавший на земле потомственный интеллигент Эдуард Лопаткин открыл глаза - холодная земля и сыплющийся с неба бодрящий мелкий дождеснег привели его в чувство. Описать тот ад, что мгновенно вломился в его измученную болью за судьбы Родины душу, не смог бы, наверное, даже признанный мастер слова, например, Булгаков или Достоевский. Пушкин - тот да, смог бы, наверное. Да где же его взять-то, Пушкина? Всё было в этом аду - и зловещая, чёрная, как показалось Эдуарду, машина с мёртвым, из другого мира пришедшим, синим светом в салоне, и две страшные, огромные, залитые этим светом нечеловеческие фигуры, что, тяжело таща носилки, приближались сейчас к нему. Пролетела мгновенно вся насыщенная интеллектуальная жизнь перед глазами, и померк перед этими глазами свет, заслонённый массивной фигурой склонившегося у нему чудовища.
- Не дамся на органы! - отчаянно, на всю улицу, закричал отважный интеллигент, но из непослушной гортани, намертво сведённой запредельным ужасом, вырвался лишь нечленораздельный слабый писк. Последнее, что почувствовал Лопаткин - это холодные, мокрые руки на лодыжках и шее, которые рывком потянули его тело куда-то вверх и вбок, и больше он ничего не видел - спасительное забытье накрыло интеллектуала.
- Блин, отключился опять! Хороший сотряс, похоже! - осматривая пострадавшего глазами и руками, пробормотал про себя Санитаев. - Ага! Да Вы, батенька, ещё и спиртику приняли изрядно - принюхиваясь, добавил он. - Ну, конечно! В ларёк за «Роялем» пошел, да не дошёл, болезный.
Достал тонометр. Давление пациент держал в норме, дышал хорошо - ровно и, главное, сам. Переломов костей нет, свод черепа тоже цел. Остальное - в стационаре. Можно было ехать.
- Всё, Андрей! - поднимаясь с корточек и с наслаждением распрямляя спину, сказал доктор. Грузим в машину - и в «Чекалду» его.
- А чего с ним? - спросил водитель, берясь ра ручки носилок.
- Да сотряс. Пока больше ничего не вижу - черепушку надо снимать, «эхо» делать ... глазные донья смотреть.... Обычное дело, короче!
- Эк же его угораздило! - буркнул Андрей, направляя носилки в салон.
- Погоди, Андрюх! Давай его не на пол поставим, а в подвеску. Я с ним в салон сяду... мало ли что? Мне так удобнее наблюдать будет - повыше, всё- таки.
- Не вопрос, док! - отвечал водитель, и через минуту носилки с Лопаткиным были зафиксированы в подвесной системе в полуметре от пола. «УАЗ» - военная машина, и носилок в нем двое. Двери захлопнулись, и автомобиль, тяжко переваливаясь на ухабах, медленно потащился к выезду на проспект Дзержинского. В салоне, залитом мертвенным синим светом, сидел доктор Санитаев, наблюдая за безмятежным Лопаткиным и внятно матерясь на каждой кочке.
Вскоре качка на ухабах прекратилась, сменившись ровным ощущением стиральной доски, и скорость увеличилась до сорока километров в час - «УАЗик» мчался по тёмному проспекту, время от времени объезжая ямы. Объезжать получалось не всегда, и пару раз доктор чувствительно приложился головой о потолк салона. Поэтому внезапный резкий удар и остановку машины он сначало принял за очередной ухаб. Но громкий мат водителя и отчаянный визг, доносившийся с улицы, убедил его в том, что произошло нечто посерьёзнее. Действуя инстинктивно, Санитаев распахнул заднюю дверь и выпрыгнул на дорогу, прямо в чавкающую под ногами буро-коричневую кашу.
- «Скорую!!!» Скореее!! «Скорую» вызывайте!! - отчаянно заходилась криком в десяти метрах от него какая-то гражданка, всем своим отчаянным видом внушая серьёзные подозрения, что «скорая» вот-вот может понадобиться ей самой.
- Заткнись, блядь!!! - грубым голосом громко рявкнул на неё Санитаев, - здесь «скорая»!!
Гражданка немедленно замолчала, удивленно глядя на Дениса широко раскрытыми, как будто навечно удивлёнными глазами. Волосы её растрепались, белый платок на голове сбился на бок, но краска постепенно вернулась на её лицо.
- Что? - коротко спросил Денис у Фролова, который преувеличенно спокойно вытаскивал из салона вторые носилки.
- Бабка! - коротко ответил шофёр. - Блядь, откуда взялась! Как из-под земли выросла! Темно еще, главно... как у негра в жопе!
- Ясно! Давай быстро!
Нина Андреевна лежала навзничь примерно в пяти метрах от «УАЗика», глаза её были закрыты, а на лице проступило удивлённое и немного обиженное выражение.- «За что?» - как бы безмолвно говорила она. Санитаев отметил, что обувь осталась на ногах. - «Хорошо! - подумал он, - значит, жить будет!»
Пострадавшая сноровисто была уложена на носилки. - Смотреть будешь? - спросил Санитаева Андрей, вдвигая их в салон.
- По дороге гляну. Поехали, триста метров до «Чекалды» осталось. Дверца захлопнулась, и залитая мертвенным синим светом внутри машина, завывая сиреной, рванула с места, набирая скорость. На тротуаре, не замечая того, что стоит в огромной луже и не чувствуя промокших ног, стояла столбом, заворожённо глядя ей вслед, средних лет гражданка в сбившемся набок головном платке.
Беглый осмотр второй пациентки Санитаева удовлетворил. Кости конечностей и рёбра целые, свод черепа - тоже.
- Повезло тебе, старая! - буркнул себе под нос доктор, копаясь в сумке, -ладно, сейчас мы тебя разбудим!
С этими словами Денис сунул под нос Нине Андреевне ватку с нашатырным спиртом. Через несколько секунд, застонав и сморщившись, пожилая женщина открыла глаза. Мертвый синий свет лампочки под потолком... прямо в глаза ... запах, как в морге...
- «На органы повезли расчленять!» - отчаянно взвизгнула, как циркулярная пила по стеклу, пугающая мысль в несчастном, только что ушибленном мозгу. - На помощь... помогите! - отчаянно закричала пенсионерка, но наружу, как ни старалась, не смогла выдавить ни звука. Автомобиль притормозил, развернулся, сдал немного назад и остановился. Задняя дверца распахнулась, и две огромные, мрачные фигуры в белых халатах закрыли от Нины Андреевны свет фонаря, что ворвался в салон с улицы. Голова закружилась, и больше она ничего не видела - спасительное забытье накрыло её с головой.
**************************************************
Через полчаса в приёмном покое медсанчасти завода имени В.П. Чкалова, в обиходе - «Чекалды» - сидел доктор Санитаев и заполнял карты вызова на обоих пострадавших. И интеллектуал Лопаткин, и глубоко верующая Нина Андреевна пришли в сознание, были осмотрены всеми, кем положено, и сейчас мирно спали в своих палатах. Андрей Фролов, примостившись в уголке, рисовал по горячим следам схему ДТП - готовился общаться с ГАИшниками. Дежурный травматолог доктор Зенин, подняв усталые глаза от истории болезни Лопаткина, спросил у Дениса: - Слышь, Палыч, а чё это он рассказывает, что травму получил, когда на него напала «скорая помощь», чтобы на органы разобрать? И эта тоже... как её... Лащёных - говорит, что её специально сбили. Это про тебя, что ли, в газетах пишут?
- Серёга, иди к чёрту! - отвечал Санитаев, заканчивая заполнять карту, - я на такое не размениваюсь. Я, если что, сразу конец света устрою. С последующим, блядь, симпозиумом!
- Да? Ну смотри - как соберёшься - не забудь предупредить. Мы операционную подготовим! - подмигнув и закуривая, сказал Сергей.
- Добро! Ладно, Серёга - бывай! Лёгкой смены!
- И тебе того же! И чтоб я тебя больше не видел!
Через минуту УАЗик уже катил по проспекту Дзержинского, время от времени объезжая ямы. Андрея и Дениса ждала впереди долгая ночь, проведённая в полку ГАИ, что на улице Станционная. Осенний такой, небольшой и не очень страшный, но всё-таки конец света...
Оценка: 1.6292 Историю рассказал(а) тов. Санитар : 11-10-2014 10:54:12
Обсудить (80)
14-10-2014 21:54:00, Leiser
никогда не говори -никогда из песни слов не выкинешь...
Версия для печати

Учебка

Лучшие истории 2013 г. из раздела "Учебка"

Почти по Карцеву

Первый курс. День присяги. Вечер.
Стою на тумбочке. Собственно, не на самой тумбочке, а, как того требует Устав внутренней службы, возле неё, вблизи комнаты для хранения оружия. Разморило. Это от того, что народ поголовно в увольнении и у нас поэтому праздник живота.

Звонок. Снимаю трубку. Представиться толком не успеваю - меня перебивает чей-то противный голос на другом конце, несущий несусветную ахинею. Отвечаю, что мне оно на х»й не надо и вешаю трубку.

Пятаки* вечно придумают какую-нибудь забаву. То гири, все что есть, несём на кафедру физической культуры и спорта - для контрольного взвешивания перед соревнованиями. И над нами смеются. То все зубные щётки в санчасть - на дезинфекцию. Оттуда нас прогоняют, топая ногами и брызгая слюной. И кто ж потом разберёт какую щётку в какую тумбочку возвращать?
Это что-то вроде традиции.*

Тут что-то новенькое придумали: на ночь глядя спросили не нужен ли мне полковник. Вот я так им и ответил. Так борзо разговаривать с пятым курсом мне позволяют мои усы, право на ношение которых, пару недель назад я отстоял у них в честной рукопашной.

Снова звонок. Тот же противный голос в нетерпении просит дежурного. Даю трубку ему. Дежурным - Димка Соколов. Ему вообще палец в рот не клади. Потому что он питон. Страна Питония - особая страна. И её полноправные обитатели, по определению, изначально пользуются своего рода авторитетом и некоторой неприкасаемостью. Он представляется, а затем кричит в трубку то же, что и я полминуты назад.

- Да на х»й он мне нужен!

Вот и ему предлагали полковника. На ночь глядя. Представляете, ты ждёшь команды какой-нибудь или чего-то важного по телефону, а лучше - что б вообще ничего не было и никто не звонил, а тебе говорят: полковник нужен? Разумеется, что никакой полковник никому не нужен. Вот вам, например, нужен полковник? Мне лично нет. Ни в день присяги, ни в любой другой.

Снова звонок. Хохотнув, беру трубку. На этот раз дежурный по училищу просит, что бы к нему наш курсовой офицер пришёл. Не было печали.

Наш взводник, лейтенант Петя Мешков, курсант шестого курса, кроссовик-затейник, оставленный в расположении на ночлег в связи с первым в жизни увольнением своих подопечных, подозревая неладное, одевает фуражку и нехотя, но быстро уходит. Видно кто-то из наших пьяненьким задержан. Так всегда бывает. И сколько личный состав не инструктируй и не предупреждай о последствиях - они, последствия эти, так и хотят наступить.

Через пятнадцать минут Петя возвращается с лицом недавно изнасилованного. И объясняет нам, карасям сопливым, что на кафедру общественных наук прибыл новенький полковник, который, для обкатки, стоит сейчас вторым помдежем. И, по всей видимости, этот полковник историю нам преподавать будет. И, скорее всего, сдать её ему курсанту Ковалёву и старшине второй статьи Соколову будет не особенно легко. Потому что обижен он на нас. Потому как фамилия у него: Нужин. Это он так представлялся по телефону:

- Полковник Нужин...

А мы ему в ответ, мол, на х.. он нам не нужен...



____________________________________________________________________________________
* Пятаки - здесь курсанты пятого, выпускного, курса.
* подобные шутки уже описаны и, скорее всего, не раз. к примеру я прочёл такие же у Дмитрия Тюрина в рассказе "эволюция полов" в сборнике N 8 "в море, на суше и выше..." издательства содружества "А.Покровский и братья" уже после того, как написал сам. это лишь подтверждает существующее. всё это было))))
*Питоны - выпускники Нахимовского ВМУ. вдруг кто не знает.

Оценка - 1,64
Оценка: 1.6207 Историю рассказал(а) тов. Барс : 07-01-2014 22:27:05
Обсудить (0)
Версия для печати

Свободная тема

Охота за ушами

Хотелось убить медведя. Сейчас уже и не понимаю зачем. Но тогда, все три года, что жил в Якутии, очень хотелось убить медведя. Может, инстинкт предков вырвался из подсознания, а может, хотел доказать. Что? Кому? А они в этом нуждаются?
И не просто убить, а завялить ухо и повесить его на кожаном шнурке на шею. И когда я выйду из самолета в Пулково, весь из себя такой, с медвежьим ухом на шее, Питер увидит это и ахнет.
Встреч со зверем было несколько. Но все они получались какие-то кривые. С ушами явно не везло.
А ведь кто ищет, тот всегда найдет.
Вертолета не было уже больше двух недель. На складе оставались только консервированные овощи и гречка. Меню соответствующее. На первое овощи с гречкой, на второе гречка с овощами. На третье, слава богу, вода из лужи и без гречки. Но мои сто кило тупо хотели мяса.
Обстановочка на участке начала напрягаться. В том смысле, что я - и.о. начальника этого участка. Своих сорок человек прокормить бы, а тут еще строителей десяток прислали. А мужчины еще те. В смысле, крупные. Физическая работа на свежем воздухе пробуждает соответствующий аппетит. Мне еще голодного бунта не хватало. Надо сматываться.
Так, берем ружье и валим. На охоту валим. Если добуду, предпочтительно оленя, до отвала не накормлю, конечно, но уже кое-что, а если не смогу, так сделал все что мог, ребята.
На сегодня в арсенале серьезное оружие - двустволка вертикалка двенадцатого калибра и не пойми что - мелкашка «промысловка». Берем мелкашку. На оленя ее хватит, а на большее... только удачу спугнешь. Прошлый раз взял ружье. Из него бы по танкам стрелять, а вокруг одни куропатки. Зрение у меня неважное. Точнее, плохое. Очков нет. Рябчик от гнезда отманивает. Подпускает близко. Чтобы не промахнуться, подошел чуть ли не в упор и как влупил дробью за номером три. Так от птички только крылья и лапки остались. Вот бульон из когтей и перьев и похлебал. Добытчик хренов.
Отошел километров пять. Пейзаж как на Марсе. Тундра. Видимость миллион на миллион, а вокруг ни одной съедобной души. И вдруг, о чудо, еда бежит. Как-то так по касательной. До нее километр, а если я незаметно наперерез метров двести проберусь, она прямо на меня и выйдет.
Пригнулся, добежал до места встречи и залег в ямку. Сейчас оно прямо на меня выйдет, и тут уж промахнуться будет невозможно.
Отдышался и только тогда начало доходить, что-то тут не так. Олень если и бежит, то спина более-менее ровно идет, а этот зверь прыгает. Вспомнил про бинокль и аккуратненько из-за кочки посмотрел. Офигеть. Обалдеть. Блин. Ма-ма. На меня несся медведь. Самый настоящий дикий медведь.
Насчет еды я был прав. Другое дело, кто для кого будет едой.
Мне бы уматывать, а я наоборот чуть ли не в пасть залез. Медведю время сэкономил. Не надо гоняться за мной.
От неожиданности я встал. Зверюга тоже. Мне показалось или в ее глазах действительно светился разум. Ситуация патовая. И мы оба думали, как из нее выходить. Паники не было. Но мысли светлыми не назовешь. Это не просто медведь, до которого метров двадцать. Это медведица с двумя медвежатами. Им, наверное, годик. Человека первый раз видят. И поиграться им хочется. Дети, что с них взять. Идут ко мне, весело повизгивая. Я люблю детей, котят и щенков, но это не тот случай. Мамаша не разделяет их оптимизма и лапой придерживает то одного, то другого. Так или иначе, дистанция, и без того невеликая, сокращается. Я где-то читал, что поворачиваться спиной нельзя. Сразу нападет. Убегать бесполезно. Медведь лошадь на скаку догоняет. Пятиться не получится, не на асфальте. Упаду. А это сразу кирдык. Сожрет. Остается рукопашный бой. Но и здесь мои шансы более чем скромные.
При мне нож имени Гулькова и мелкашка, из которой даже не застрелиться. А застрелиться бы не помешало. Когда она рвать меня начнет, это будет, наверное, очень больно.
Как быстро думается. Всю жизнь назад прокрутил бы, но думалось про будущее. Никто не знает, где я. И если мы с зверюгой не найдем компромисса, то мои останки, а обязательно что-нибудь должно остаться, я невкусный и курю, даже не похоронят как положено. Черт, а я еще и не женат. Значит, не будет стоять у гроба вдова вся в черном, стройная и красивая. Последнее обязательно. Здесь можно детей добавить. Вдова «героя» должна быть красивой и печальной. Насчет «героя» какая то неувязочка получается. «На миру и смерть красна». Только мир где? Никто не увидит эту смерть. Да и не хочется как-то. Мне двадцать четыре. Может, еще пригожусь.
От всей этой безысходности повернулся спиной к потенциальной убийце и пошел. Да как-то не спеша. Бежать тоже нельзя, говорили. Да и по барабану все как-то. Дальше просто удивительно. Медвежата за мной увязались. Мамаша, конечно, за ними. Так все пять километров и шли караваном. Впереди я, возглавляя шествие. Сзади метрах в двадцати медвежата. За ними мать. Видимо, каким-то доверием прониклась ко мне. И особо их не сдерживала. Так в поселок и пришли. Только я с пригорка бегом бросился в балок за ружьем, а они остались стоять на возвышенности, чуя неладное. Скорей всего, людей и их берлоги первый раз видели, но догадывались, что хорошего от них мало. А мне уши нужны были.
Ружья не было. Видимо, Андрей проголодался. У Николаича тоже 12 калибр. Бегом к нему, там тоже самое. Да что ж вы сегодня все жрать хотите?
Медведи постояли на пригорке и стали спускаться к помойке. Ах, эти якутские помойки. О них бы поэму написать. Их чарующий запах кого только не приманивал. И лошадей, и песцов, про собак вообще молчу, а вот теперь и до медведей очередь дошла.
Моя суета и грохот банок на помойке привлек внимание жителей поселка. Геологи вышли из балков, лениво разглядывая животных. Этих и динозавр не удивил бы. Вышел Кардинал. Элитная лайка сына начальника экспедиции, привезенная из какого-то питомника. Посмотрел налево на медведей, посмотрел направо на сжавшегося кота. Прикинул, где будет выглядеть элитней, и потрусил направо.
Другое дело строители. Эти появились строем. В руках ружья неимоверного калибра. Они шли шеренгой к мишкам и делили роли. «Вася стреляет первым, Петя вторым». Пока очередь до последнего дойдет, первый перезарядить успеет. Пулемет какой-то.
Я влился в их ряд сбоку с пустыми руками. Не сразу, но они заметили это и задали законный вопрос, как это я такой смелый. Ответ соответствовал вопросу. «А я стометровку за 12 секунд бегаю». После такого ответа все дружно остановились. Ваня сказал: «Не сезон. Шкура у нее облезлая». Сеня подтвердил: «Да и медвежат жалко». Блин. Охотники. Вам бы на домашних уток охотиться.
Медведица, тем временем понимая, что тучи сгущаются, пытается увести детенышей со свалки. Только вытолкает одного наверх, на пригорок. Вернется за вторым, а первый уже прибежал к банкам с жирными остатки сгущенки. И так несколько раз.
Наконец случилось. Они втроем уходили из видимости.
Строители рассуждали о сохранении популяции медведей. Пес гонялся за котом. Я в очередной раз сожалел об ушах.
Счастливо вам, уши.
Оценка: 1.6145 Историю рассказал(а) тов. opba09 : 20-11-2014 17:36:17
Обсудить (79)
12-12-2014 04:06:48, surf
Чет накрыло. У меня одноклассник в 96-м поехал в "Веселы...
Версия для печати

Свободная тема

Рождённый без крыльев - летает недолго, или Летний закон парных случаев.

Этим летом в бригаде доктора Санитаева случился служебный роман. Любовь, как справедливо заметил классик, выскочила внезапно, как выскакивает убийца в переулке - и поразила обоих его помощников. Теперь Лена и Андрей проводили вместе всё своё время - как на работе, так и вне её. Вот и теперь они вдвоём забились в тот угол ординаторской, что за телевизором, и увлечённо о чём-то шептались, держась за руки.
Суббота... Что может быть лучше на «Скорой», чем субботняя смена летом? Город пустой, народ уехал на дачи - и вернётся только вечером воскресенья. Вызовов мало. Вот и сегодня - съездили разок к бабке по фамилии «Конник» - что, как известно, разводит бультерьеров. Лечить её несложно и быстро, но вот собачки ... так и норовят то на колени запрыгнуть, то о ногу потереться. Кошки их воспитывали, что ли? Бр-р-р! - передёрнул плечами Санитаев, отгоняя воспоминание о гладкошёрстных, похожих более на свиней, чем на собак, розовых тварях, которые при желании могли запросто откусить ему руку, встал из-за стола и потянулся. Из раскрытого окна ветер доносил сложный букет из запахов раскалённого асфальта, цветущей прямо у подстанции сирени, бензинового выхлопа от только что подъехавшей с вызова машины второй бригады и дымка из ближайшей баньки, что топилась в одном из домов частного сектора рядом с подстанцией. Через минуту сонная тишина летнего дня была взорвана бодрыми молодыми голосами - приехал с вызова доктор Баянов, и его помощники - два студента мединститута - теперь вытаскивали из РАФа носилки, окрашенные в довольно интенсивный красно-бурый цвет, явно имея в виду отмыть их из шланга. Тут же и сам Серёга Баянов - молодой и очень грамотный врач «шоковой» бригады - возник на пороге ординаторской. Весь его вид говорил о том, что он только что видел нечто. Говоря проще - произошёл случай, о котором будут вспоминать на «Скорой» долго, может быть, он станет легендой.
- Давай уже, рассказывай, не томи! - обратился к нему Санитаев, прикуривая сигарету.
- Слушай, Дениска Палыч - такого ты точно не видел! - начал рассказ Баянов, - Прикинь, привезли мы клиента в горбольницу, сдали, всё в порядке, и тут нас «Центр» просит им помочь - есть вызов прямо на территории горбольницы, в общагу. Говорят, падение с высоты ... подъедьте, типа, посмотрите. Ну, подъехали. Прикинь, девятиэтажка эта ... ну, общага больничная, ты её знаешь. Так там на пятом этаже жил себе мужик со своею подругою ... с сожительницей, то есть. И сказал ей голосом человеческим : «Дай денег похмелиться!» А та ему : «Бог подаст!»
- Ну? - слегка заинтересовавшись, спросил Денис, садясь на подоконник.
- Баранки гну! - ни секунды не задумавшись, отвечал Сергей, - Вскакивает этот крендель на подоконник и в открытое окно - хуяк солдатиком!
- И что? Труп? - спросил Санитаев, с наслаждением затягиваясь.
- Да какой труп? Ты слушай дальше! - смеясь уже в открытую, продолжал Баянов, - Через две минуты - стук в дверь, сожительница и испугаться-то толком не успела. Открывает - на пороге терпила стоит. Белый, как извёстка, глаза по полтиннику ... трезвый , сука! И без трусов! Прикинь - из окна в семейниках вышел, а обратно прибежал - одна резинка осталась! И вся жопа в кровище! И ноги! И вся лестница в подъезде! Прикинь, Денис - там к стене дома доски были прислонены ... шестиметровые, и неструганные! Прямо под их окном! Ну, это чучело на них и приземлилось - сразу, как из окна вышло. По ним, как по горке, до самого низа и доехало. Без трусов и без шкуры на жопе! Вот теперь мои орлы после него носилки и моют!
- Ну, что сказать ... рождённый ползать - летает низко! - ответил Санитаев, гася окурок в банке с водой, - Садись, в шахматишки сгоняем.
Но сгонять партейку докторам не пришлось - на пороге ординаторской появилась диспетчер Огурцова. Окинув своим обычным пристальным взглядом помещение, задержав его особо на парочке, что приютилась в углу за телевизором, сказала, обращаясь к Санитаеву:
- Вызовочек тебе, Дениска Палыч! - и протянула Денису бумажку с вызовом.
- Так, стоп, Пална - я не понял! - взвился Санитаев, - Это же «падение с высоты»! При чём тут кардиологи - это же вот ... ему - указывая на Сергея, старательно делавшего вид, что его это не касается, воскликнул он.
- У «шоков» машина моется - бесстрастно парировала Пална, - А вы с утра балду гоняете. Ничего ... съездите, проветритесь ... заодно и любовнички твои отвлекутся!
С этими словами Людмила повернулась к Санитаеву спиной и вышла прочь, царственно неся свою гордо посаженную голову.
Делать было нечего - с диспетчером не спорят. Впрочем, Денису не пришлось командовать - его помощники всё слышали, и теперь, чуть несколько более деловито, чем всегда, собирали снаряжение бригады. Санитаев сунул бумажку с вызовом в папку, достал очередную сигарету и, прикурив, пошел к выходу. Валерка Егоров только коротко спросил : -Куда?
- Трикотажная, 45 - ответил доктор, садясь на своё место, и через минуту старенький РАФик уже бодро катился по пустой - по случаю субботы - улице Есенина вниз, к самому центру Дзержинского района.
А примерно за десять минут до этого одинокий влюблённый пенсионер шестидесяти лет от роду решил окончательно объясниться с очаровательной дамою неопределённого, но явно неюного возраста, что жила прямо под его квартирою в доме номер 45 по улице Трикотажная. Надо сказать, что этот дом - постройки старой, ещё сталинской. И потолки в квартирах там высокие. Посему высота пятого этажа - около двадцати метров. Но наш герой был храбр, влюблён, не очень умён и, как обычно, изрядно пьян. И решил поразить даму своего сердца сразу - и наповал. Надел ослепительно белый костюм с галстуком типа «бабочка» на резинке, взял в руку букет из сорванных на ближайшей клумбе худосочных городских цветов, привязал к батарее отопления бельевую верёвку узлом типа «бантик» - и отважно полез по стене дома, имея в виду попасть с пятого этажа на четвертый, в квартиру предмета своей страсти. Батарея отопления с ним была не согласна...
Поэтому, когда бригада Санитаева подъехала к месту происшествия, то первое, что увидел Денис - это был небольшой водопад, что низвергался живописным потоком с пятого этажа, щедро окрашивающий всё, до чего мог дотянуться, в жизнерадостный жёлто-оранжевый цвет. В самой середине довольно глубокой лужи гордо возлежал, судорожно сжимая в руках пучок совершенно неопределённых растений, мужчина в когда-то белом костюме. Изрядный кусок бельевой верёвки валялся рядом.
Дальнейшее - не очень интересно. Травматический шок как-то удалось купировать на месте, а перелом свода черепа долго лечили потом травматологи и нейрохирурги. Водопад через сутки ликвидировали сантехники, и затопленные квартиры до самой зимы восстанавливали несчастные жильцы, совершенно не по делу и зря ругая ни в чём не повинную женщину - предмет любви отважного стенолаза. Когда пострадавшего, уже после оказания помощи, грузили в РАФик, Валерка пробубнил: - Гос-с-с-пидия, ну, надо же таким мудаком-то быть, а?
На что тут же получил ответ от Лены: - Мудак-то мудак, но как любить умеет!
Сказав это, Лена бросила короткий взгляд на Андрея - и тот нежно погладил её по руке, думая, что никто этого не заметит.
«Любовь, блин!» - подумал Санитаев, садясь на своё место и закуривая, - «Так, глядишь, и правда летать станем!»
- Всё, Валера, поехали! - скомандовал Денис, и через минуту РАФик уже бодро оглашал сиреной окрестности проспекта Дзержинского...
Оценка: 1.6061 Историю рассказал(а) тов. Санитар : 21-09-2014 20:50:05
Обсудить (86)
01-10-2014 18:35:47, Кадет Биглер
Оценки можно ставить в течение 1 суток после публикации выпу...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
переезд квартиры грузчики недорого нанять
застекление балконов цена