Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Флот

ГИТАРРО

- Так что случилось с лодкой?
- Она утонула...
Так однажды разговаривали два пижона, совершенно не знающие и не чувствующие предмета обсуждения. Я - тоже пижон, но с привилегией. Я получил ее от офицеров подплава, с которыми воевал в Холодную плечом к плечу?...килем к перископу! и пил на монобрудершафт, когда не руки соединяются серьгой, а пальцы, выбивая стаккато вниз по кружке за погружение и щелчок по донышку - за всплытие. И когда выпьешь - получается стройное легато, переходящее в вальс по кругу. Подводный вальс.
Однажды был приглашен на него.
Мы стояли на Камчатке, и было прекрасное теплое лето. Тайфун уже пронесся...и стало тепло. А 'Нэнси' помчалась дальше - крушить Чукотку. Очень неугомонная Нэнси... Рэйган. Постштормовая зыбь улеглась и дала нам встать к стенке Петропавловска совсем рядом со знаменитой сопкой Любви. Для кого-то Любви, для нас - Любителей выпить.
Спустившись с нее, на борт 'Чарли' поднялись два бледных ангела с темными нимбами вокруг глаз. Один из них представился: 'Сися. С РТМов. КВВМУ. Есть желание вас, надводных чмырей, перепить'. Смелый ангел!
Сися был сильным : сам взобрался на сопку, тяжело глотая воздух, пил наравне, но спускался вниз головой, бережно поддерживаемый нами за ласты. Ангельского ничего не осталось, только рыбье. Рыба стремилась домой под воду в аквариум.
Позже, когда мы шли в поход, зная, что где-то рядом внизу плывет тот 'аквариум', а в нем - Сися, я имел возможность наблюдать за его собратьями и удивляться...и восхищаться...и жалеть этих неземных людей. Подводных инопланетян. Инопланетных рыбов.
Вот один из них - ихтиологический командор, одетый в разуху без знаков отличия. Худой, невысокий, лысый, естественно, лицо бледное до зелени, глаза раскосые. Это от перископа. По-первости, пытались назвать его пареньком, но он улыбнулся и назвался контр-адмиралом. Позже мы оказывали ему все возможные знаки внимания, но он лишь смущался и шел на пелорус, где часами смотрел на звезды. Солнца он не видел - он его боялся. Его кожа боялась. Он называл нас счастливцами, а сам с тоской смотрел вниз... в глубину, мысленно пересчитывая своих 'рыбок'. Улыбался он, только увидев кильватерный след иностранного корабля. Торпеды пускал...губами: 'Пу-у...полстараз...полстадва'. Попадал всегда.
Попал и тогда: его 'аквариумы' сели на хвост иноземному бомбовозу и протащили его через пол океана. Вот такая работа была у Сиси. И мало о ней кто что знает. Знают другое: 'Флот развален! Катастрофическая аварийность! Вы посмотрите, как все гладко на американском флоте!'
Расскажу Вам об американском флоте. Об их 'безаварийности'...

Раннее утро у стенки завода. Никто не играет с гидроприводом... Все наглаживаются, напомаживаются, строятся и убывают слушать речь заместителя Министра. А у причала судоверфи лежит, покачиваясь, атомная подводная лодка. И не осталось у нее ни охраны, ни верхней вахты.
А в 4 часа дня, устав ждать начальство с политического собрания, на борт атомохода прибывают две группы: акустики и ядерщики. Прибывают раздельно, о присутствии друг друга не ведая. И начинают играть с гидроприводом...
Ядерщики: 'Что-то у нас нос провис? Эй, сбегай, добавь пять тонн воды в кормовые цистерны!' Парень сбегал в центральный пост лодки и добавил.
Акустики, влезая в открытый носовой люк и спотыкаясь о тянущийся через него вглубь корабля тугой жгут кабелей: 'Бараны, коффердам не поставили! Люк-то открыт! Чего это у нас нос приподнят? Бардак! Брат, сгоняй, добавь воды в носовые цистерны.' Брат сгонял и добавил.
Ядерщики: ' Да, что ж за..! Мы ж дифферентовались только - что. Ну-ка, слетай - добавь еще воды в корму'. Слетал.
Акустики: ' Нет, так работать нельзя! Опять носом кверху. Пулей! Еще воды в нос!'
Так они и вывешивали лодку четыре часа!!! А в 8 часов вечера, когда акустики пошли ужинать, ядерщики тоже решили закрыть море на замок. Закрыли, предварительно продув кормовые цистерны, которые они закачивали водой все это время.
Что сказал бы Архимед в такой ситуации? Он сказал бы : 'Она утонет!'
Правильно, она и утонула в 8 часов 55 минут. Сильно булькала и фонтанировала... Пытались рубить топорами кабели, чтобы закрыть тот носовой люк, но не успели.
А, возвратившееся со встречи с заместителем Министра ВМС США Джеймсом Д. Литтлом, флотские начальники вместо боевого корабля увидели 30 миллионов долларов, утопленных в водах реки Напа, впадающей в залив Сан Франциско. Лодка называлась 'Гитарро'...

Так бы и закончил рассказ на этом, но память не позволяет. Бегает вокруг, хвостом машет и скулит: ' А помнишь?'.
Помню - помню. Успокойся! Рассказываю.
'Гитарро' была атомной многоцелевой подводной лодкой класса 'Стерджен'. Ей в свое время дали бортовой номер 665, который был цифрой близкой к... Сложно дать этому определение. Американцы придумали наиболее точную формулировку: On the edge of fucking up, то есть - совсем награни. А, когда она еще и утонула у пирса и из нее после подъема три месяца вычерпывали ил и грязь, терпение экипажа лопнуло - лодка получила официальное прозвище Mud Puppy - Грязесос. А что такое 'Гитарро'? Это гитарный скат, проводящий свою жизнь, медленно плавая у дна или лежа в илистом грунте, в который он закапывается. А еще его можно схватить за хвост. Он не опасен. Все сходится, кроме последнего. Она была опасной. И сделали ее такой люди, дав 'Гитарро' темную родословную. Она им мстила, но всегда награни. Еще бы одну единицу в ее номер, и все - Total FUBAR!
- А помнишь май 1984 года?
Отстань, помню и никогда не забуду.

Весь май того года мы встречали 'Гитарро' на выходе из Сан Диего и тащились за ней к Сан Клементе. Там, у северного побережья острова на гидроакустическом полигоне ВМС США лодка испытывала новое оружие, первой пустив из подводного положения крылатую ракету 'Томагавк'. А в том мае она стреляла новыми торпедами. 'Чарли' крутился рядом и облизывался.
И 17 мая 'Гитарро' стреляла, а мы облизывались. Как чувствовали...
Она вдруг всплыла, открыла верхние люки и стала дымиться! Повторюсь - атомная лодка дымилась под Сан Диего. Нет, не так - у огромного города Сан Диего горела атомная лодка. А у нас сразу захлопнулся рот, чуть не откусив язык. 'Гитарро' же, наоборот, рот раскрыла на ширину рулей глубины и закричала в открытом эфире: 'Всем кораблям! Пожар в аккумуляторном отсеке! Сломанное копье!'.
Через десять минут у лодки кружились пять боевых американских кораблей. Через час их было уже двадцать пять, потому что 'Сломанное копье' - это сигнал об аварии с участием ядерного оружия.
Пытавшемуся приблизиться и предложить помощь 'Чарли' тут же ответил атомный крейсер 'Тракстан':
- Лучшая помощь с вашей стороны - отойти миль на десять!
Мы отошли...на три и получили возможность поименно переписать все крупные американские корабли, базирующиеся в Сан Диего, чувствуя себя карманниками в паникующей толпе. Забыв о правилах связи, крейсера и эсминцы орали друг на друга как шопники на сезонной распродаже: атомный крейсер 'Калифорния' орал на 'Тракстана', отвоевывая право управления спасательной операцией, 'Тракстан' грозился командованием 3-го Флота, эсминцы отжимали фрегаты, борясь за место в ближнем охранении. А 'Гитарро' звала на помощь и дымила. И тут ее вырвало - лодка отстрелила двенадцать торпед, находившихся у нее на борту, самостоятельно борясь за живучесть. И победила!
Уже слегка покуривающую и атипично подкашливающую 'Гитарро' подцепил буксир и потащил к Сан Диего! Не в море, а к огромному городу! Остальные бросились собирать плавающие торпеды. Мы тоже хотели помочь, но нас оттеснили от прилавка.
Что же на самом деле произошло и насколько серьезна была авария - не известно до сих пор. Любые попытки найти информацию об этой аварии окончились одним - скупой строкой в официальном сайте ВМС США - "17 мая 1984 года пожар на ПЛА 'Гитарро' в ходе учений".
Один из многих, оставшихся неизвестными до сих пор. Ведь только за десять лет с 1980 по 1990 годы у американцев случилось 1600 аварий ( крупных и мелких) на атомных кораблях. Есть в том списке и 'Тракстан', и 'Калифорния', и сама 'Гитарро', сбрасывавшие радиоактивную воду в Сан Франциско, Сан Диего , на Гуаме и в Филиппинах.

Вот пишу, а мне за Сисю и его братьев обидно! Зря их освистывали...
Не только у нас случался Total FUBAR - Fucked Up Beyond Any Recognition.

Балл - 1.8695652173913
Оценка: 1.5745 Историю рассказал(а) тов. Navalbro : 02-01-2004 14:47:06
Обсудить (0)
Версия для печати

Флот

БЫЛИ "ПАРКЕТНОГО" КРЕЙСЕРА-27 или «издержки кобелиного сезона»

И дважды благословенен в Заполярье месяц сентябрь. Перелётные птицы по всему миру только ещё готовятся устремиться на юг. А навстречу им уже мчат самолёты и поезда, выплёскивающие в Мурманске из своих недр коричневый от загорелых лиц, рук и ног, пухлый от множества сумок, чемоданов и баулов, шумный поток женщин с детьми. Это спешат к началу нового учебного года семьи офицеров и мичманов Северного Флота.
Их встречают уставшие, но счастливые отцы семейств. Почему, спросите, уставшие? А думаете легко за одну ночь ликвидировать последствия четырехмесячной самой что ни на есть разгильдяйской холостяцкой жизни?
Только сдать горы разнокалиберных пустых бутылок да выгрести из всевозможных мыслимых и немыслимых мест залежи окурков - уже нелёгкий труд. А кое-кому приходится куда хуже...
- Мой Юрочка - такой молодец! Ремонт в квартире к моему приезду сделал! Ещё даже запах свежей краски не выветрился, - хвалится соседка по лестничной площадке.
- ВО-О-ОТ!!! А ты??? Бездельник! - следует уничижительный вывод моей лучшей половины.
И ведь не будешь ей объяснять, что Юрочка просто был вынужден покрасить полы после многочисленных безуспешных попыток их отмыть. Да и новые обои пришлось клеить исключительно из-за того, что над диваном образовалось огромное серое пятно от сотен затушенных о стену сигарет.
Ну а потерявших чувство меры не спасают даже такие радикальные меры.
- Я - ПОПАЛ!!! - обреченно заявляет за день до приезда жены Саша, командир зенитно-ракетного дивизиона и отъявленный ловелас, - Решил красиво окончание «кобелиного сезона» отметить. И надо ж было умудриться пробкой шампанского вдребезги любимую люстру жены разнести.
- Да ладно тебе. Скажешь, что со мной пил, - как настоящий товарищ пытается утешить его Серёга-инженер.
- С ТОБОЙ ШАМПАНСКОЕ??? - Сашка даже отскакивает подальше к двери, - да тогда Ленка вообще ТАКО-О-О-Е подумает...
Общий хохот заглушает его слова.
- Да-а-а, захочет поехидничать - никаких люстр и не потребуется, - обреченно машет рукой группман-трюмный, - пошли с моей после её приезда по магазинам, а она потом и спрашивает: «Валь, а чегой-то с тобой все продавщицы по имени здороваются?»
Через несколько дней комдив ЗРД доверительно делится:
- Ленка - человек! Увидела остатки люстры, только и сказала, мол, надо ж было такого козла полюбить. Так ведь и я ж её люблю, - упоённо продолжает он, - а эти ресторанные девки - они мне даром не нужны... - и добавляет задумчиво, - ДО НОВОЙ ВЕСНЫ.
Оценка: 1.5727 Историю рассказал(а) тов. КДЖ : 30-12-2003 18:28:38
Обсудить (15)
15-12-2009 13:10:38, Старший Офицер
А с "худым концом" нам только в Иваново место....
Версия для печати

Флот

БИУС

Я и не видел её даже. Ну было-было, чего уж там, входили эти женщины, математички, физички и даже начертательные геометрички и орали им: “Смирна-а-а!!! Тащ преподаватель, классы такие-то на занятия....” Так то давно было, в карасиные первокурсные годы, заполненные теоремами Коши и правилами Лопиталя с квантификациями чего-то там физического и запахом пота и прогаров дремотных от усталости первокурсников. Тут-то другое дело, почти господа офицера и сияющие офицерские ботинки и аромат арабского одеколона только оттеняют робы, как нюанс, временную меру на пути к лейтенантским погонам. И кафедра-то, кафедра-то — от одного названия голова кругом идёт: Боевые Информационные Управляющие Ситемы и Электронно-Вычислительная Техника, БИУС ЭВТ. Шутки, что ли!? Вам задачку на уклонение от сил ПЛО противника, или как там, на выработку данных стрельбы ракетным комплексом из Центральной Атлантики да по Бостону — зрелость, ребятки!! Профессиональная зрелость, поддерживаемая зрелостью половой, а что четверть уже женатых и даже дети имеются, и амбицией, размером с тот самый подводный ракетоносец, на котором данные БИУСы-то и стоят.

И тут она!! Я - дежурный по потоку, и до начала лекций минут пять ещё, знаем только, что ФОРТРАН учить будем, чтоб ему неладно, дипломы уже без компьютерной обработки и не принимаются даже. Ну, я и ждал там капраза с кафедры, там одних кандидатов и докторов наук, как грязи, но вошла она и взглядом - раз на мою повязку. Волновалась она очень, так как знала, это уж точно, первый контакт - это оценка. Циничная, с раздеванием глазами, с липкими взглядами поверх одежды, пытающимися угадать обводы самых значимых женских мест для последующего обсуждения в перерыве в курилке.

Батюшки Свят!!! Я только, встретившись с ней глазами, понял, что она преподаватель!!
- Смирна-а-а!!! Товарищ Преподаватель! Классы..., - а сам гляжу в её глаза, которыми она меня свербит поверх своих очков. А глаза-то, мама моя родная, и этот аромат, даже не аромат, а так намёк на него. Она заметила мои раздувающиеся ноздри:
- Вольно, садитесь, - и уже полушёпотом ко мне, - это Эсти Лодер.

Ах, вот он каков, вход в интимный мир женщины. ЖЕНЩИНЫ, да девчонка же почти, а уже женщина, и слово-то какое красивое, женщина, и я уже причастен. Не к этим, прыгающим на курсантскую форму и будущие оклады, потаскушкам — а сколько их в пятилетней курсантской жизни бывает-то много, да с повизгиванием по ночам и влажными от похоти губами, щепчущими: ”Ну скажи, ну скажи, что любишь....” Нет, вот стоит ОНА, и ведь некрасивая в общем-то, но что-то уже запало в душу, и, идя в аудиторию, от доски видно уже, как 60 мужиков почему-то начинают потупливать взгляд. И только потом уже находится слово—класс, в смысле качества.

Бледная губная помада, хорошо сидящий со вкусом подобранный костюм — ничего вызывающего, но вот от этого почему-то и ноет в сердце и картины какие-то в голове странные и не у меня одного. Как же ты попала-то сюда, девочка моя милая. С этой почти ренессансной сдержанностью и голосом ещё вибрирующим от волнения:
- Лабораторные работы, все без исключения, привязаны к вычислительному центру училища...машины ЕС единой серии или Минск-30...перфокарты....

В перерыве в курилке все как один — ни слова о ногах или груди. А стройная ведь, изящная и тут кто-то на полном серьёзе и прочувствованно:
- Да на глаза посмотрите, у неё на лице уже всё написано!!!
- Оно самое, это вам, мужики, не Дуньку Табуреткину драть или тёлок из бюро машинописи (машинной писи)...
- Это класс, ребята, это женщина для любви....

Долго ищутся точные эпитеты и вдруг находится один — одухотворённая. Да-да, то самое, что на языке вертелось у всех и после перерыва взгляды уже на её руки, на это изящество и ловля взгляда, этих умных глубоких, излучающих иронию и всё ещё волнующихся глаз, поверх очков. К концу пары мы были загипнотизированы и влюблены, даже те, кто женаты. Да не в неё даже, а потом будут, будут одно предложение за другим к ней и, что она забыла то в Лицце или Техассе — а в то, что воплотила она, закрутив пространство и время в аудитории в карусель чувства, что есть она, другая вселенная, управляемая по другим законам. И нет в ней напомаженных ярких похотливых масок, срываемых в угаре танцев и стыдливо отведённых взглядов на следующий день и мучительных метаний между юношеской пылкостью, как суммы кинетических энергий сперматазоидов и гормональных фонтанов, и вылупляющейся взрослостью, в которой глаза и руки говорят больше, да кричат о том, что любовь человеческая сложна и многомерна.

Всё встало на свои места с ней. То, о чём мы знали и читали и тайно до боли хотели, вдруг воплотилось перед нашими глазами — женщина, ультимативная в своём совершенстве духовном и телесном, в совершенстве человеческом. По окончании лекции ей открывали дверь и толпились за ней, пропуская из аудитории и плывя в шлейфе её духов и глядя сверху на макушку её головы и по-глупому улыбаясь от того странного, почти невозможного прилива нежности, который трудно было вообразить в этой среде....

Её больше не обсуждали никогда, а на выпуске на кафедру притащили огромнейший букет цветов, для неё. В тот год женились много, особенно перед выпуском и было очень странно наблюдать, как неожиданно много девчонок-программисток стали лейтенантскими жёнами, а затем как декабристки, за мужьями, поулетали по окраинам огромной страны, от Камчатки до Североморска. В тот год и у меня случилась встреча с почти такими же глазами и сжатыми изящными руками...

Изящные руки на погонах и взгляд ироничных подслеповатых глаз поверх очков и шлейф духов у двери: ”Я буду ждать, родной...” Я знаю, уже 21 год и двое детей спустя, знаю это....я изучал БИУС ЭВТ...
Оценка: 1.5700 Историю рассказал(а) тов. Попсикл : 31-12-2003 00:10:39
Обсудить (38)
, 19-11-2004 10:33:22, Unrg
Да уж, замечательная вешщчь эти ДЗУ. Примерно 1 килобайт пам...
Версия для печати

Остальные

Навеяло историей про боцмана Фомича...
Учился в нашей группе достаточно технического ВУЗа Андрей М. (к слову сказать, лицом очень походил на известного актера Андрея Миронова, а комплекцией на бывшего актера Шварценеггера). Товарищ чрезвычайно корректный во всех проявлениях, кроме этого являлся обладателем темного пояса по единоборству и имел за плечами опыт службы боцманом на тихоокеанском флоте. Очевидно, именно той службе и был обязан он тем, что в периоды сильных душевных волнений у него выскакивала непроизвольно «вводная фраза», звучавшая «и что, сука, характерно».
И вот сессия. Сдача экзамена по чему-то вроде теории коммунизма или научного материализма. Даже самый старательный студент технического ВУЗа не мог постигнуть все премудрости сего предмета. Тем более что преподаватель... хм... Абсолютно и неиспорченная блондинка лет 25.
И вот Андрюша сдает экзамен. Садится, начинает отвечать... Хех...
- Источниками марксизма являются английская политэкономия, французский утопический социализм Сен-Симон, Руссо и, что, сука, характерно, немецкая классическая философия Кант, Гегель...
После данной фразы девушка подпрыгивает на стуле, но сохраняет самообладание.
После второго «проскока» - меняется в лице.
После третьего опять подпрыгивает, но самообладание начинают терять присутствующие в аудитории студенты...
В общем, ответ она прервала досрочно и зачет поставила...
Оценка: 1.5633 Историю рассказал(а) тов. SeaGull : 16-01-2004 12:04:32
Обсудить (47)
15-12-2009 13:29:49, Старший Офицер
Это правда. Мне 56 лет, а слышал я его, лет45 назад....
Версия для печати

Армия

Ветеран
Пуля

Своё рождение я помнила смутно - превращение из единого, целого, податливого, не имеющего никакой формы в острую твёрдую сущность. Раз и готово.
В отличие от миллионов других созданий с самого рождения я знала своё предназначение в жизни. Поразить цель, не просто улететь куда-нибудь со свистом, и, рассекая воздух, отколоть кусок цемента или дерева, нет, я должна поразить цель, попасть в яблочко, ведь не даром я снайперская пуля.
Соседи по пачке у меня были такие же целеустремлённые, молодые, злые и весёлые. Только одна, лежащая с краю капсюлем гильзы вверх, была озабочена двойной навеской пороха. Как она прошла весы и ОТК, как насыпочная машина умудрилась сыпануть в неё две порции, не знал никто, никто особенно и не волновался.
Жизнь в пачке была не особенно веселая, но и не скучная, все знали, что рядом лежат ещё пачки, а все они надёжно запечатаны в железный ящик - "цинк". Цинк мало разговаривал с положенными в него боеприпасами, на нём было много чего написано, он много чего видел и чувствовал себя старшим.
На заводе цинк надолго не залежался и отправился в долгий путь железной дорогой, ящики где-то выгружали, где-то загружали, что-то писали на них мелом и краской. И, в конце концов, выложили на бесконечные стеллажи.
Тусклый свет и запах сосновой доски, который не перебивал даже острый запах латуни от гильз - это слишком скучно, если это на всю жизнь. За стенами арсенала со свистом летела жизнь: люди рождались и умирали, изобретались новые механизмы, приходили в негодность старые, начинались и заканчивались войны. Мимо стеллажей как в ускоренной перемотке пролетали люди в форме - усатые и безусые, худые и толстые, старые и молодые. Иногда они брали ящики с полок и делали отметки в журнале, но цинк стоял неприкосновенно, и все его обитатели уже отчаялись начать жить.
Как всегда, то, чего ждёшь годами, происходит неожиданно и слишком буднично. Поздно вечером, когда никакой смены караула быть уже не должно, в арсенал пришли люди. Среди них были и обычные военные - "командиры старых учётных журналов", но были и новые в необычной форме, нервные, напряжённые, от них пахло жизнью и делом, тем делом, которое с рождения было знакомо каждому обитателю любого цинка. Они говорили на непонятном языке. Вместо росписи в журналах они доставали маленькие прямоугольные пачки бумаги и передавали "командирам журналов", и снимали со стеллажей цинк за цинком и возвращались снова. Жизнь закрутила цинк водоворотом, он трясся в грузовике, сверху на сосновых досках ехал разобранный комбайн. Мимо светлячками летели огни станций и городов, сёл и таможен. Незнакомая речь, непривычные отметки в незнакомых бумагах и, наконец, пункт прибытия. Приехали поздно ночью, выгружались из машины весело, со смехом, возбуждённо. Цинк сразу всем сказал:
- Скоро у каждой пачки будет свой хозяин,- и замолчал, не отвечал на вопросы, видно думал, чем будет заниматься дальше, собирать окурки или разогревать тушёнку королевскими порциями. Вскрыли его наутро, с десяток глаз уставилось на пачки, руки потянулись, и пачки начали перекочевывать в карманы и подсумки. Так я оказалась одной из двадцати, хотя до этого была одной из миллиона.
Жизнь оказалась штукой сложной и непостижимой. Молодой хозяин, звали его Энвер, был человеком невоенным, что вызывало у меня серьёзные сомнения. Как же мне выполнить своё предназначение с этим студентом? Энвер был на войне недавно, три месяца, прошёл базовую подготовку снайпера отделения, получил снайперскую винтовку Драгунова румынского производства, четыре подсумка, жилет-разгрузку и сильно задавался. Зрение у него было отменное, такое же, как у его отца и деда и прадеда. Вместе с хорошим зрением Энверу передалось и основное дело всей его жизни - жить надо праведно, вовремя совершать намаз, строить крепкую большую семью с девушкой из его мест и передавать заветы предков дальше. Ну, и конечно, убить серба. Без этого - никак, его прадед убивал неверных и дед, отец мечтал об этом всю жизнь и Энверу тоже придётся.
На самом деле Энверу очень хотелось мотоцикл, ну и видеокамеру, как у однокурсника, и конечно во Францию, и заниматься там сексом со всеми девушками, пока ноги не отнимутся. Но этого он сказать, конечно, не мог, да и некому всё это рассказывать.
На вопросы:
- Меткий орёл, убьёшь собаку серба? - Энвер, не особо задумываясь, отвечал:
- Конечно, а думал всегда о мотоцикле, ну и немного о девушках. О таких девушках, которые рекламируют колготки или автозаправки или электроинструмент по итальянским телеканалам, которые так хорошо ловились в его местечке.
За границей Энвер был всего один раз, когда они с двоюродным братом ездили в Венгрию на день рождения дяди. Уже перед самым отъездом домой в магазине он услышал знакомую речь и очень обрадовался, потом они ели горячие бутерброды с теми ребятами, и орали песни и решили, что Югославия получше Венгрии в сто раз. Да, они были, конечно, сербами, парень и девушка, такие же молодые и беспечные, как и они с братом. С ними было очень здорово, они были вместе за границей, они были югославы и очень этим гордились и радовались одним и тем же вещам: тому, что русские уже вряд ли будут воевать с американцами, тому, что прогресс шагает огромными шагами. Сидели на берегу пруда в самом центре Будапешта и гадали: успеют ли они слетать в космос как туристы или нет, будут ли компакт диски стоить как кассеты, и будут ли вообще кассеты, отменят ли все государства границы. Вернулись они с братом тогда домой весёлые, но ничего дяде рассказывать не стали, мало ли - всё-таки сербы.
С тех пор многое изменилось, занятия в университете прекратились ещё осенью, и хоть из его знакомых ещё никого не убили и не изнасиловали, но Энвер уже много слышал об ужасных зверствах неверных. В мечети тоже всё время говорили о злых джиннах, вырвавшихся из бутылки, о сербских собаках и о руссах, которые век угнетали и держали в страхе пол-земли и до сих пор не угомонятся. Потом в их дом пришли авторитетные люди и Энвер и отец ушли защищать свою родину. На их местечко пока, правда, никто не нападал, но к беде надо готовиться загодя, как говорили авторитетные люди. Так Энвер стал снайпером и воином Аллаха и истребителем сербов.
Я в целом была довольна своей жизнью, меня и ещё девять моих сотоварищей уложили в рожок и держали в подсумке. Я ничего не понимала, винтовка и подсумки были румынские и говорили на непонятном языке, хозяин тоже, целей вообще пока не было и всё опять становилось рутинно.
Вечером в палатку пришёл командир и двое штатских, Энверу и ещё трём крепким ребятам приказали собраться и сесть в микроавтобус. В автобусе их кратко проинструктировали: цель - только немного навести шуму на миротворцев ООН в семидесяти километрах от их лагеря, необходимо было переодеться в форму сербских полицейских и напасть на административную часть лагеря ООНовцев. Стрелять лучше на поражение, потому что среди ООНовцев правоверных всё равно нет, а если и есть, то Аллах простит ошибку. Может, эта акция и не принесёт большого урона оккупантам, лезущим не в свои дела, но уж точно настроит их недружелюбно по отношению к сербам. Энверу стало как-то не по себе: одно дело поле боя, как он себе это представлял - стрельба со всех сторон, крики, дым и он, хорошо замаскированный, холодной рукой снимает цели одну за одной. Другое дело - на рассвете, когда все спят, ворваться в лагерь миротворцев и просто начать их убивать. Натягивая сербский мундир, Энвер всё время думал:
- Это сон, это не со мной. А как же Париж? А мотоцикл? А девушки? Что я буду им рассказывать? Что расстреливал спящих людей, переодевшись в форму противника? Приехав на место, командир, тоже одетый в сербскую форму, выстроил их перед автобусом. Прошёлся вдоль короткой шеренги и, похлопывая беретом по ноге, оглядел каждого. Потом достал из кобуры пистолет и сказал:
- Я знаю, как вы все ненавидите этих иностранных выродков, этих нелюдей, которые пришли на нашу землю, чтобы разрушать мечети и убивать детей и женщин. Также я знаю, что каждый из вас хочет показать себя героем, так, чтобы им гордились все его родные и знакомые. Я говорю это каждому, струсить сейчас - это предательство всего своего народа, сегодня я карающий меч Аллаха. Есть вопросы? Вопросов не было, Энвер почувствовал, что никогда не научится ездить на мотоцикле, и его ладони вспотели. Всем дали пол-часа на последнюю молитву перед боем, Энвер судорожно сжимал цевьё винтовки, перебирал чётки, но мыслями был очень далеко от правого дела. Он думал о разном - "Почему все воюют? Кто это придумал? Почему есть народы, которые вообще ни с кем не воюют? Почему он не один из них? Страшно ли умирать?"
В это время в блочном домике на станции ООН разворачивалась серьёзная баталия в "морской бой". Русские офицеры Алексей и Миша обучили этой хитрой игре своих испанских коллег ещё пару месяцев назад, те в свою очередь поделились сокровенными знаниями с египтянами, которые рассказали правила тайцам. В районе было довольно спокойно, и месяц на станции жили припеваючи, спали до обеда, потом объезжали район, играли в волейбол, до полуночи смотрели телевизор и, конечно, не выставляли никакого боевого охранения. Всё круто изменилось с приходом нового комиссара станции - майора Брегна. Немец оказался немцем на все сто процентов, он застроил свободолюбивых арабских офицеров до состояния тихой ненависти, русские даже хотели научить их антифашистским песням, но и без этого сопротивленческие настроения были сильней, чем в Париже в 1943. Брегн просыпался в пять утра, проверял посты, принимал контрастный душ, будил всех в 6-00 по громкой связи и собирал на получасовую оперативку через 15 минут после побудки. Опоздание контрольной машины с маршрута на пол-часа, расценивалось как инцидент, и высылалась поисковая машина. Не удивительно, что майора "полюбили" все и со страшной силой и с нетерпением ждали, когда же он снова сильно понадобится фатерлянду и бундесверу. В эту ночь на боевом охранении должны были стоять четыре человека: Марко, Алексей, Мирослав и Алладин. Учитывая странный архитектурный замысел строителей станции - "ставь домики, как придётся", приходилось бдеть на довольно большом друг от друга расстоянии. С собой обычно брали радиостанцию, пистолет, фонарь и флягу с чаем, кофе или коньяком. Тот, кто стоял под фонарём на въезде, ещё брал стульчик и журнал.
Я почувствовала, что именно сегодня мне предстоит самое интересное в моей жизни, я не могла ошибиться, я была первой в рожке. Я вошла в патронник тихо, как по маслу, без зазоров и увидела наконец-то мир таким, как он и должен быть - длинный коридор, спиралью уходящий в небо, а там, в конце коридора - отверстие, и за ним весь мир. Я застыла ледяной иглой, всё во мне напряглось, мой стальной сердечник гудел от нетерпения, порох ждал знака от капсюля, капсюль от бойка, боёк ждал ударно-спусковой механизм, УСМ ловил малейший сигнал от спускового крючка, ну а тот в свою очередь от Энвера. Вот такая длинная цепочка, а замыкается в долю секунды.
Алексей даже не почувствовал удар, он просто оказался лежащим на земле, всё случилось мгновенно, ещё падал, шурша страницами, журнал, с грохотом откатывался стульчик, а красная тяжёлая мокрая ткань уже упала на лицо и потянула вниз. Очнулся он от пинка, короткая недвусмысленная команда -мертвец - и побежали дальше. С трудом повернул голову, тело не слушалось, их немного, пятеро, бегут к домикам, все с автоматами. Рука сама нашла в жилете радиостанцию, зажал палец на тангенте, а сказать ничего не смог, только захлебнулся кровью, закашлялся, попробовал привстать на локти. Увидел, как через проволочный забор лезет ещё один, снайпер, вон СВД тащит как девушка весло. Рука пистолет держит, он весь липкий, как дослать патрон в патронник, дослал.
- Снайпер заметил, всё.... Стоит совсем мальчишка, смотрит, перепуганно. Да, сука, это ты меня ловко, да, с первого выстрела. Ну что вытаращился, добивай. Пистолет закрыл бледное лицо в берете. Где же Бог, не хочу умирать, не сейчас, ну что я им сделал, голубь мира. Снайпер привстал на колено, тяжело не попасть с 10 метров из СВД, глаза закрыл и жмёт на курок, щенок. А я не успел выстрелить, столб огня из дульного компенсатора ослепил, выстрел оглушил, здравствуй смерть. Нет, опять тошнит, значит живой. А что же со снайпером? Вот он лежит, вокруг головы лужа маслянистая натекает в гравий, что это было?? И опять красная, мокрая, тяжёлая ткань потянула вниз.
Очнулся уже в госпитале, нападение на станцию было отражено, было убито трое нападающих, троим удалось скрыться, был убит Мирослав в упор выстрелом из пистолета в голову, и я ранен. На тумбочке рядом с кроватью лежала плитка шоколада, банка колы и маленький помятый кусочек металла. Пуля прошла по касательной к артерии и остановилась об ключицу, конечно, сломав её. Миша прибежал через час, после того как из госпиталя позвонили о том, что я пришёл в сознание. Сказал, что на станции дурдом, нагнали солдат, оцепление. Завтра будут прощаться с Мирославом, тело полетит на родину. "Фашист" хотел лично меня навестить, но его не отпускает комиссия и журналисты. Миша уже засобирался уходить, когда я догадался спросить
- А кто снял снайпера того с СВД, что меня прибил?
- А никто - ответил Миша, - Он сам себя снял, двойная навеска пороха в патроне или в ствол песка набрал, когда лез через забор, пол-башни затвором снесло, винтовка румынская, гарантия ИЖМАШа не распространяется. Ладно, выздоравливай, погрёб я.
Миша ушел, тяжело громыхая по коридору, в связи с нападением всех "обули" в бронежилеты. Ребята со станции заходили два раза в день, мешали налаживать интимные контакты с медперсоналом. "Фашист" ввёл в контрольный маршрут "посещение раненого камрада", поэтому я дважды в день получал свою порцию похлопываний и пожеланий выздоровления на всех языках мира. По ходу мне рассказали, что нападавшие были не сербы с вероятностью 100 процентов, потому как вряд ли среди трёх убитых христиан все трое были обрезанными. Да, кстати - патроны у снайпера советские ещё были, новосибирского завода. Не хочет, значит, русская пуля русского убивать. Пулю я, кстати, из госпиталя забрал, сначала носил в кармане в платок завёрнутой, но уж очень многие просили показать, пришлось немного обойти напильником, чтоб одежду не рвала, просверлить дырочку и надеть на шею.
Так я получила нового хозяина. Хозяин был такой же, как я, русский, говорил по-русски, улыбался как русский и напивался также. Вот где жизнь началась, не жизнь, а малина. Свежий воздух в лицо, солнце. Оказывается человек, если выжил, начинает жить намного интенсивней, всему радуется сильней, больше ест, больше пьёт, с девушками опять-таки знакомится ну просто со всеми. Так, что - привет вам всем с верёвочки, может, когда и встретимся, пива выпьем или водки. С нами, с пулями, иначе лучше не встречаться.

P.S. Всех с Новым Годом ! Удачи, любви, мира !
Оценка: 1.5610 Историю рассказал(а) тов. Demigod (Колос) : 29-12-2003 19:10:00
Обсудить (65)
08-11-2007 23:32:37, Кадет Биглер
> to rapid > Подскажите пожалуйста, почему выходное отверсти...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
купить кровать с матрасом
Только у нас на сайте www.floraplast.ru корзинки спецпредложения