Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Сказка или кошмар?

Уволившись из рядов нашей непобедимой и местами доблестной, я благополучно прогулял свои ВПД, и домой добирался своими силами. На одном из вокзалов города N, ожидая поезда, я чем-то привлек внимание постового милиционера. Проверив документы, он отошел от меня куда-то в сторону, и я услышал, как он выговаривает кому-то:
- Вон посмотри, как военный человек выглядит: форма, головной убор, все как положено, сразу понятно, кто есть кто. А ты? И еще обижаешься... Ну не тянешь ты на военного, не тянешь! Извини, но...
Заинтересовавшись, перед кем это извиняется(!) милиционер, я выглянул в зал ожидания. Перед милиционером сидел, развалившись на кресле, молодой человек в легкой кожаной куртке поверх офицерского кителя старого образца и брюках п\ш с красными лампасами. Более ничего военного в нем не было. Присмотревшись, я неожиданно узнал в нем Мишку А., с которым мы два года назад сидели на сборно-пересыльном пункте в ожидании "покупателей". Дождавшись, пока блюститель порядка уйдет, я приблизился.
Вопреки ожиданиям, Мишка узнал меня сразу. "А, это что ли ты - военный человек? Садись, рассказывай, как докатился до жизни такой..." Но мое любопытство было раза в четыре сильнее его, и рассказывать пришлось ему. И чем дольше он рассказывал, тем неуютнее мне становилось, потому что к своим законным пяти годам "невыезда" я вполне мог добавить еще некоторое количество лет. История совершенно сказочная, для всех читающих это особистов-контрразведчиков прошу считать ее вымыслом.
Еще на сборном Мишку выделил в толпе гражданских "шнурков" какой-то прапорщик, как выяснилось потом - "засланный казачок". Придя как-то с ужина, я Мишку уже не застал - его вызвали на собеседование. С концами. Беседовали с ним в кабинете начальника сборного какие-то строгие дяди в штатском, выгнав самого хозяина кабинета. Подробности беседы Мишка благоразумно опустил, но вкратце, ему предложили служить в очень элитной части, где нет дедовщины, и очень хорошо кормят. Еще в школе Мишка проявил недюжинные таланты в освоении персонального компьютера, что и отразил честно в анкете призывника. Были у него в активе какие-то курсы оператора ЭВМ, и именно этот факт навсегда поменял судьбу призывника. Точнее, он сам добровольно изменил ее, согласившись на предложение "покупателя".
Часть, где предстояло служить Мишке, оказалась обнесенной глухим забором с "егозой" наверху территорией, посреди которой стоял трехэтажный дом. По периметру забора были установлены видеокамеры, а на воротах стояли строгие караульные-прапорщики с пистолет-пулеметами "Клин". Для запуганного ужасами предстоящей службы "ботаника" часть оказалась настоящим раем. Шесть офицеров, полдюжины прапорщиков, какие-то гражданские, и десять (!) солдат. По прибытии Мишку провели по всему отведенному бойцам помещению, показав одноярусные деревянные (!) кровати, застеленные белоснежным постельным, столовую с фарфоровой посудой, санузел с ванной (!!!) и финскими унитазами... Все это походило на сон. В холле "казармы" стоял старый, но вполне работоспособный телевизор "Электрон-Ц", дающий цветную картинку, в паре с видеоплеером Funai! Это далеко не все нюансы, предъявленные в тот день Мишке. Его накормили ужином, какой он, сын школьной учительницы и офицера МВД, не каждый день видел даже дома. На тот момент для меня, два года питавшегося из синих пластмассовых тарелок и походных котелков, убийственной оказалась одна только деталь - тарелки в той столовой ставили на другие тарелки, подогретые - чтобы еда дольше не остывала. По поводу распорядка дня старший казармы, которую называли по-флотски "кубриком", заметил: "Да не бери в голову, пацан - само собой настроится, когда подъем, когда отбой..."
Вскоре Мишка понял, куда попал. Строгий дядя в морской форме объяснил, что Мишке предстоит освоить работу с ЗАС - засекречивающей аппаратурой связи, а вся часть принадлежит разведке одного из родов войск России. Столько документов "о неразглашении" не подписывал, наверное, ни один военнослужащий срочной службы... Переступив порог этой части, Мишка автоматически стал невыездным на ближайшие ...дцать лет, пока не сменится вся система секретности.
Здесь Мишка грустно вздохнул, и предложил мне рассказать о своей службе. Когда я описывал скучные караулы и мыльно-вздульные ПХД, коллективные пьянки и дерзкие "самоволки", глаза "счастливчика" горели нездоровым огнем. За все два года службы Мишка ни разу не переступил порога того трехэтажного дома, где служил! Даже когда у него заболел зуб, врач прибыл незамедлительно и все операции производил в медкабинете части. Маршрут движения бойца был расписан как по нотам: кубрик - столовая - операторская - столовая - кубрик, с заходом в такие места обязательного пользования как туалет и ванная. И хотя им разрешалось смотреть телевизор хоть до полночи, хотя их кормили как на убой, выдавали печенье (не галеты!), шоколад и полный мясной рацион вместо гнилой тушенки, тоска одолевала смертельно. Никакой возможности совершить мало-мальский "самоход" не было - видеокамеры бдили, а прапорщики, проходящие отнюдь не по обычному армейскому ведомству, обязаны были стрелять на поражение. Город Мишка за два года видел только из окна, обнесенного красивыми фигурными решетками. Кошмар, правда?
Особая деталь, окончательно добившая меня - каждое воскресенье бойцы части получали бутылку (!) красного вина. Вообще-то, понемногу им должны были давать каждый день, но начальство рассудило иначе. О таком разврате я читал только в патриотическо-фантастических книгах времен СССР.
Форму рядовой А. видел тоже редко, а точнее - дважды. На прием присяги его обрядили в комплект п\ш старого образца с нашитыми погонами и оливковую фуражку а-ля Максим Перепелица. Эта же форма была торжественно выдана ему на дембель. На "форме" не было ни знаков различия, ни шевронов штатной принадлежности, ремень сиял обычной звездой, а вот ботинки были гражданскими! Остальные дни Мишка А. провел в обычной одежде, которую ему привезли все те же суровые люди, порекомендовав ничего в ней не усовершенствовать, а для починки складывать ее в ящик у входа. При увольнении, которое происходило уже зимой, в "части" не нашлось ни зимней шинели, ни шапки, и Мишка получил новенькую турецкую "кожанку". А милиционер, услышав от него, что тот едет на дембель, не поленился отвести его в привокзальную комендатуру для проверки - очень уж подозрительно тот выглядел... На что комендант, которому Мишку сдали чуть ли не под личную ответственность, посоветовал служивому не лезть не в свое дело.
И вот с тех пор я думаю: кому же больше повезло в этой жизни? Мне, мерзнувшему в караулах и бегавшему от патрулей по ночному городу, давившемуся "сечкой" и травившемуся плохим самогоном? Или Мишке, который ничего этого не испытал, но и просидел в четырех стенах 730 с хвостиком дней, стал "невыездным" и "вечно молчаливым"? Не знаю... Пусть читатели рассудят сами.
Оценка: 1.5742 Историю рассказал(а) тов. Grasshoper : 18-12-2008 16:12:58
Обсудить (51)
, 27-03-2012 02:23:21, St
невыездным он был максимум 5 лет после увольнения...
Версия для печати

Флот

О ЛОВЛЕ "НЕИЗВЕСТНОГО"

Вспомнилось. Когда в Севастополе служил и выдался неожиданно выходной, отправились в три семьи, с женами и детьми, в турпоход выходного дня. По Чернореченскому каньону от Севастополя до деревни Алсу, теперь она почему-то называется Морозовка. Странное название для Крыма! Ну, дело не в этом. Каньон - штука красивая, речка - классический горный ручей. Водится в ней пеструшка и разные быстрянки. Удочку с бегучей оснасткой и червей я, на всякий случай, захватил. Где-то на середине маршрута - пора пообедать. Пока женщины «стол» накрывали на полянке у самой воды, я речку исследовал, и показалось мне место перспективным, и ниже по течению, в омутке, воображение нарисовало силуэты двух-трех форелей. Выше полянки дерево было наклоненное, я на него залез и давай сплавлять насадку ниже по течению, как «впроводку». Мой поплавок постоянно проплывал мимо «обеденного» стола и все за ним следили внимательно. Точно как на теннисном корте во время матча все следят за мячиком: туда-сюда, туда-сюда. Жена моя уже начала канючить, что все готово и чтобы я слезал, но мне показалось, что в районе омутка была неотчетливая поклевка, и продолжал ловлю. На очередной проводке на глазах у всех поплавок притопился, всплыл больше чем надо и мгновенно утоп. Подсечка - ЕСТЬ! Сопротивлялось ЭТО очень бурно: влево, вправо, всплескивало и уходило ко дну. Мои зрители вскочили все, что-то орали мальчишки, а я ВЫВАЖИВАЛ! Минут через пять противника удалось утомить и подтащить к дереву. Очень аккуратно на крючке я поднял из воды ржавый обруч от небольшой бочки... Ох, как сопротивляется обруч на сильном течении! Ох, как все ржали! Кроме меня, понятно. Мне кусок в горло не лез, и путь домой показался очень утомительным.
Другая похожая история произошла на боевой службе в Средиземном море. Было в точке якорной стоянки N5, немного западнее о. Крит. Вечером народ, свободный от вахт, собрался поиграть в волейбол на вертолетной площадке (мячиком, привязанным к леске). А старпом, стоя на юте, забросил донную снасть на мясо в надежде изловить «тигровую» акулу. Она небольшого размера, с катрана, но очень красивой, тигровой окраски. Их потом «формалинили» и делали чучела. Ну, все в волейбол играют, а тут крики истошные: «ПОВЕЛА! ТЯНИ! ОТПУСКАЙ! А!!!...» и разные известные междометия. Волейболисты и любопытные - все побросали и к борту, смотреть. У старпома что-то КЛЮНУЛО и повело лениво под корабль. Общекорабельному любопытству поспособствовала команда по трансляции: «Команде барказа в барказ! Барказ к спуску!». И совсем неуставное добавление: «Быстрее!». Все кто только мог передвигаться, помчались в кормовую часть корабля. Пришел командир, и даже наш механик оторвал свои 150 килограмм веса от каютной койки. «Черный карась» - авторитетно заявил главный боцман. «Только он так ведет!». Не верить главному боцману в рыболовных вопросах никто не осмеливался. Надо сказать, что за все свои боевые службы я ни разу не видел «Черного карася», но слышал про этого монстра постоянно. То на «Керчи» «двоих ВЗЯЛИ», то разведчики «еле-еле шпилем втянули». Короче, как про летучего голландца. А тут его тащат! Какая там леска была, не знаю, но точно с греческого перемета на камбалу. Слух про «Черного карася» поднял уже самых ленивых. Похоже, что от зрителей, корабль получил ощутимый дифферент на корму. Даже по большому сбору столько народу на верхней палубе не собиралось.
Старпом выпучив глаза, пытался что-то крутить, барказ с крючковыми, вооруженными баграми, маневрировал неподалеку, а главный боцман им руководил, изрыгая проклятья в мегафон. Вываживание длилось часа два, и все это время упорный старпомовский соперник тянул и тянул куда-то вбок. Наконец МОНСТР показался на поверхности и молодцы-крючковые сразу забагрили его двумя баграми! В барказ они втянули «МАШКУ». Обросшую донельзя ракушками и водорослями корабельную швабру для мытья палубы.
Будьте уверены! Экипаж корабля РЖЕТ гораздо громче и дольше, чем его отдельные представители со своими детьми и женами, как в первом случае.
История с вываживанием швабры получила неожиданное продолжение. Понятно, что она была потеряна с советского военного корабля. Матросы обычно привязывали ее фалом и мыли таким образом в море. Вот она и оборвалась. Старпом на ближайшей приборке это дело запретил. На юте был сварен специальный водосток и вооружен пожарный шланг. С тех пор, на нашем корабле швабры мылись только в этой «швабромойке». «Черный карась» больше не клевал.
Оценка: 1.5638 Историю рассказал(а) тов. vik-sergeev : 11-12-2008 13:56:29
Обсудить (2)
16-12-2008 22:52:45, Питон
Насчёт "чёрного карася" не знаю, но вот шефу нашему, отошедш...
Версия для печати

Щит Родины

СТАРАЯ ПЛАСТИНКА

За глаза его называли просто психом.
Ну, скажите мне, кто еще будет «тащиться», как сейчас говорят, от «Самоцветов», Ободзинского, или «Синей птицы», когда у всех на слуху Бони М, или АББА... А потом еще и итальянцы появились со своей Феличитой...

Саша был старшиной военного оркестра.
Суровый мужик. Драл «джаз-банду» Саня как положено. Полы в клубе всегда надраены как на праздник, все партии выучены назубок, а если Саша выходил на плац по понедельникам... Да еще и зимой...

Зимой в каждую «трубу» должны вливаться грамм по 5-10 спирта, дабы амбушюры не примерзали к губам, сопли в пистонах не замерзли, а выдуваемый звук был наичистейшим.
Саня, честно сказать, иногда игнорировал эти правила и отправлял духовой спирт прямо в себя.
На «Встречном марше» Саня вел себя смирно. Когда развод заканчивался, и следовала команда «...К торжественному маршу!» и играли «Прощание Славянки» Сашка начинал уже потихоньку распоясываться. Он первую трубу играл. А первая - она всегда первая.

Саня стоял перед своей бандой и нес такую чушь... У музыкантов эта чушь называется вариациями.

***

В ту, декабрьскую ночь я пришел из наряда.
Дежурный тихонько сказал: «Псих не в порядке. Уезжать ему, а он приклеился к радиоле как дурак...»
Из Ленинской комнаты неслась Лариса Мондрус: «...тихим шорохом прибоя, обручил меня с тобою синий лён... Вновь мне сердце растревожил, на глаза твои похожий синий лён...»
Эту песню на кругозоровском, синем пластике, Саша крутил очень редко. Да и не нужна была она никому, кроме него. Саша изредка ставил ее и прятал потом...

- Алё, бля... Кто там? Пусть сюда идет.
Как и любой музыкант, Саша нормально слышал диссонирующие звуки, поэтому и заорал, призывая к себе:
- А, это ты... А я тут это... уезжаю...
Сказанные совершенно бессвязно слова старшины меня нисколько не удивили. Я ведь знал, что он псих.

Саша сидел в парадке и шапке, а рядом с ним валялся черный кейс-дипломат. Фуражку Саня положил на стол и тупо смотрел на нее.
- Послушай, женатик, а тебя твоя баба ждет?
Он спросил это неожиданно, как выстрелил.
- Пишет, что ждет... Ты ведь знаешь, что у меня дочка...
- Дочка у него... А у меня, вон...
Старшина кинул на стол листок тетрадной бумаги в клеточку. Там что-то было написано, но я не стал читать, конечно.

Саша немного помолчал и грустно засмеялся:
- Вот так. И это надо было получить в последний день... А ты знаешь... Она ведь эту пластинку мне подарила, когда я уходил... И глаза у нее как синий лён...
***
Старшину провожали хором. Хотели рявкнуть трубой, но он не разрешил - время - ночь.
Шишига с дембелями ушла к станции, а на нашей радиоле еще долго шоркала закончившаяся старая пластинка с Ларисой Мондрус про синий лён...
Оценка: 1.5455 Историю рассказал(а) тов. Мэйджо : 04-12-2008 10:45:59
Обсудить (5)
09-12-2008 23:13:06, Ленивый Пилот
Спасибо....
Версия для печати

Флот

Развал.
Эпизод 3 Оргштатное.

...Он сидел напротив и смотрел как обиженный ребенок - трясущиеся губы, и кажется, вот-вот слезы на глазах...
- Возьмите, пожалуйста, ведь есть же места...

Полтора года назад вид и речь были совсем другие. Тогда нам пришла директива - сформировать на базе бригады «ремкоманду».
В целях ремонта зданий и помещений, закрепленных за управлением, кажется, так было в этой директиве сформулировано.
И под это самое дело в ту же команду передавались из других воинских частей автокран, бульдозер, трактор «Беларусь» с навесным оборудованием...
Тогда он не просил - требовал отдать для комплектации своей команды именно тех матросов, которые ему нужны, определенной специальности и определенного срока службы. И ни полшага вправо или влево, и, главное, что требования эти постоянно подтверждались довольно истеричными звонками из «вышележащих» штабов... Как всегда, с пророчеством мрачного будущего меня лично и всех окружающих.
Впрочем, больше, после комплектации этой команды и отправки ее для квартирования на щитовую станцию, про них всех за повседневщиной совсем забылось.
Командовали ими непосредственно из Управления, и что они там делали, нас не интересовало. Единственно, помянули как-то на совещании, что, мол, команда есть, и техника есть, а вот штаб и все прочее - опять своими силами, через твою мать и корабельную краску в порядке содержим. Да и пристроить к штабу пару помещений не мешает... Ну и заменяли пару раз провинившихся воинов - опять же под завывания в телефонной трубке о срыве важнейших задач флота...
И вот сейчас, когда все матросы этой команды оказались уволены, отслужили свое, все, по домам, пришла директива о сокращении этого штатного подразделения.
- Ну так и что, почему расформировали-то вас?
- А как же... Дачи построили - вот и расформировали...
- Дачи?
Сказать по правде, эти слова меня удивили. Еще бы. Выслушать по телефону столько теплых слов о том, что задержкой в комплектовании команды я срываю планы флота в ремонте ОКП и строительстве каких-то там объектов для выполнения тылом планов по обеспечению флота... Дачи.
- А вы что, по Фиолентовскому шоссе не ездили никогда?
- Езжу.
- Ну так посмотрите, там дачки-близнецы в аккурат напротив створного знака... Вот их мы и строили. А теперь, когда построили, не нужны стали... Вот и сократили. А я теперь куда? Пошел проситься к тем, для кого работал. Говорят, мест нет. А у меня ни выслуги, ни льгот. Куда я на гражданке? Возьмите, пожалуйста, ведь есть же места...
Да уж, конечно. В «золотой» бригаде, единственной, где корабли еще ходят в море - в том числе и Средиземку, и - что греха таить - зарабатывают неплохо. Каждое место на учете.
Взять? Мату будет... Еще бы, его «с глаз долой, из сердца вон», чтоб и памяти не осталось. А он в нашей бригаде нарисуется...
А пофигу. Жалко мужика. Кинули его. А мне за то, что взял - ну одной шишкой больше. Пофигу.
А заодно и похихикаем внутри себя, когда он будет глазами в аккурат с теми, кто его кинул встречаться. Приятнейшее зрелище...
- Ладно. Иди к командиру «NN». Если он возьмет - возьму.
- Спасибо большое!
Убежал.
Вот и еще одним мичманом больше....

-------------------------
Щитовая станция - обособленное подразделение, занимающееся подготовкой щитов-мишеней для корабельных артиллерийских и ракетных стрельб.
Оценка: 1.4586 Историю рассказал(а) тов. Kor. : 11-12-2008 13:46:18
Обсудить (3)
17-12-2008 13:09:18, тащторанга
Некоторое время я считал, что Север был свободен от этих зам...
Версия для печати

Армия

Когда я был мальчишкой, то любил расспрашивать отца о войне, на то я и был мальчишкой. Отец мой на протяжении почти всей своей жизни был антисоветчиком, каковым перестал быть лишь в годы воцарившейся в разваленной России демократии. Ну, так это давно известно - что имеем не храним, потерявши плачем. Рассказывая о войне, отец любил напирать на то, что и то было не так, и это тоже не этак. Плохо было. Как нужно было сделать, чтобы было хорошо, он не знал, но вот то, что то, что было, было нехорошо, он знал твёрдо.

Многое из того, что рассказывал отец, я позабыл, но один случай я запомнил. Запомнил именно в силу жизненной правды рассказанного, а также в силу неожиданности вывода, который сделал сам отец. Война для него началась в Финляндии. Двадцатилетним он был призван в ряды и успел попасть на ту самую "Финскую", что так хорошо послужила России.

Их пехотный полк был брошен на пробивку в лесу дороги, по которой должны были подтянуть артиллерию. Люди работали на износ. К исходу второго дня сил не осталось вовсе. Лес, снег, холод. Грелись у разожжённых костров, спали по очереди. Горячей пищи не было. Водки тоже. "Ни тебе техники, ни порядку. Руки, вот эти руки, - отец тянул к моему лицу натруженные свои ладони, - топор да пила. И вместо трактора - мы сами..." Пехотинцы с почерневшими, покрытыми лоснящейся копотью лицами, падали от усталости. Люди стали похожи на осенних мух, вялые, потухшие. Появились первые обмороженные. День-другой и половины полка не будет. Смешное нерусское слово Питкяранта, снег по пояс и запах хвои на морозе. Лес. Тишина. Страх. И вместе с нечеловеческой усталостью пришло безразличие. "Да провались всё пропадом. Будь, что будет." Ночь.

Людей нужно было заставить хотеть жить.

- Давай сюда гармониста, - приказал командир.
Растолкали и привели гармониста.
"Играй плясовую." Тот заиграл. Нехотя, заставляя себя. Сперва негромко, робко, сбиваясь. Потом завёлся, начал приседать и далеко, наискось, тянуть меха гармошки, он даже и запел что-то себе под нос. Лежащие вповалку люди зашевелились. Поднялась голова, другая. Блеснул красным отсвет костра в глазах. Несколько человек, скрипя снегом, подошли поближе. "Ну, что же вы, особое приглашение нужно, что ли?" Несмело, медленно, через нехочу, задвигались, заразводили руками. Поднялись ещё, здесь и там. Чаще, гуще. Сбиваясь в кучу, начали танцевать.
Полка больше не было. Полк превратился в толпу пляшущих вразнобой русских мужиков. Плясали все, плясали молча, исступленно, среди костров. Над толпою поднимался пар.
- Глядя на этих яростно пляшущих людей, - сказал отец, - я понял, что русских победить нельзя.

http://alexandrov-g.livejournal.com/96182.html
Оценка: 1.4293 Историю рассказал(а) тов. : 20-12-2008 12:02:51
Обсудить (3)
28-12-2008 02:08:26, Ёжик
[C транслита] я даже до конца не дочитал, полез в посмотреть...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцМай 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
остекление лоджий расчет
рольставни от компании производителя для офисов.