Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

- Алексеич! Зайди ко мне! И поторопись!
Генеральный директор бросил трубку, нехорошим взглядом уставился на лежащий перед ним листок бумаги, затем раздраженно сдвинул его на край стола и, в ожидании зама, принялся барабанить пальцами по столешнице. Тренированное ухо могло уловить в отбиваемом ритме незабвенное Болеро Равеля...
Ожил динамик
- Вячеслав Павлович, - бесстрастно доложил голос секретарши, - Беляев в приемной.
- Пусть войдет!
Открылась дверь, в кабинет ввалился заместитель генерального, коммерческий директор предприятия, когда-то сослуживец бывшего капитана второго ранга Симонова, также бывший капитан второго ранга, Беляев
- Визивали?- с кавказским акцентом поинтересовался тот, - Что случилось, Слава? - уже нормальным голосом спросил он.
- Визивали-визивали! - тоном, не предвещающим ничего хорошего, ответствовал хозяин кабинета, - Послушай, Сеня, это не ты ли звонил месяц назад и просил у меня «добро» свою племянницу к нам на работу пристроить? Расписал, понимаешь, как грамотного специалиста по подбору кадров! Как их сейчас кличут?.. Эйч Эр?! - раздражаясь всё больше и больше, закипал Симонов, - Тьфу, бля! Попугаи! Надо-не надо, всё по-английски переиначат!.. Социальная психология! Тестирование!..- язвительно продолжал он, - А ты хоть читал эти тесты, что она выдумала?!
- Да не было нужды, Палыч! - недоуменно ответствовал Беляев, - Светка - девка головастая, даром что молодая. Закончила в прошлом году универ с красным дипломом - а кому он сейчас нужен - диплом этот? Сидела дома, на разовых подработках. Нам, как раз специалист по кадрам требовался, вот я ее и принял. Ивановна и так уходить собралась - годы уж не те у бабки, так еще и в больницу слегла внезапно. Ты же всех новостей еще не знаешь, второй день, как из отпуска, по морям-по волнам, - он кивнул на большую модель двухмачтовой яхты в углу кабинета и, висящую над ней, фотографию хозяина этого же кабинета, за штурвалом означенной яхты, - А что с тестами не так?
- А ты ознакомься! - ядовито предложил Симонов, - Очень интересно! Особенно пункты под номером тридцать пять и пятьдесят. Бляха-муха! Куча вопросов, абсолютно не относящихся к работе и профессиональным качествам, так в довершении ко всему, еще и эта дебильная гомосятина, от одного названия которой меня блевать тянет!!! Уволю нахрен сегодня же!!!
- Палыч, ты не горячись! - Беляев внимательно изучал листки с вопросами, - Я и сам в толк не возьму, что это за тесты, но видимо, не от фонаря там вопросы? Нам ведь сотрудники нужны? Нужны! Молодые, и, что самое главное, адекватные. А адекватность нашими мерками у них не проверишь. Другие они. И Светка распознает их получше, чем Ивановна, которая, при всем своем опыте, тут никак не справится. Старых пердунов, вроде нас с тобой, брать - смысла нет. По командировкам болтаться, в гостиницах жить, в аэропортах сидеть - здоровья уже не хватит. И в море на ходовые выходить - нах надо! Мало мы на железе лет оставили?!
- Ну, немало... А, всё равно, не отпускает море... - Симонов, чуть успокоившись и улыбнувшись уголком рта, глянул на монитор компьютера, где на заставке блестящий форштевень яхты разбивал бирюзовую волну в сверкающие на южном солнце, пенные брызги, - Эх! Хорошо сходили!.. Не хотелось возвращаться, так бы там и остался вместе с яхтой! Сидел бы, попивал себе кьянти, и гори оно всё синим пламенем!... - он вновь нахмурился, вернувшись мыслями к сегодняшнему дню,- А тут, не успел приехать - здравствуй, жопа Новый год !
- Палыч! Ты всё же успокойся. Давай ее вызовем, и пусть объяснит, чтобы было понятно.
- Ивановну? Из больницы?.. - рассеянно поинтересовался Симонов, уже изучая входящую почту, - А что она объяснит?
- Да нет! Светку, - терпеливо, как больного, увещевал Беляев, - А по итогам беседы уже сам решишь что с ней делать - выгонять или оставить.
- Ладно! И то, только потому, что ты просишь, - после непродолжительной паузы, неохотно согласился Симонов и нажал кнопку селектора: - Татьяна Петровна, вызовите ко мне...- он вопросительно поднял взгляд на заместителя.
- Лебедеву. - негромко подсказал тот.
- Лебедеву Светлану.
- Из Эйч Эр? - уточнила секретарша
- Да что вы все, с ума посходили?! - взорвался Симонов, - Русский язык забыли что ли?! Из кадров! Которая сейчас вместо Ивановны! Жду!!!
Он, секунду помыслив, поднялся, прошел к стоящему в углу, в окружении тяжелых кресел, журнальному столику и, вытащив из тумбы бутылку коньяка, приглашающе кивнул Беляеву: - Давай, по чуть-чуть!.. Надо нервы успокоить, а то с вами со всеми и в больницу, к Ивановне в компанию, угодить недолго...
- Да ты посмотри, сколько в ней секса! - незамедлительно ответил фразой из фильма, зам.
- Тьфу, на вас! - не остался в долгу генеральный.

Хрустальные бокалы тонко зазвенели, соприкоснувшись пузатыми боками.

Вновь ожил динамик:
- Вячеслав Павлович, Лебедева в приемной.
- Пусть войдет.
Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы впустить невысокую стройную девушку в джинсах и светлой блузке, с уложенными в явно продуманном беспорядке, волосами. В руке она держала папку, синие глаза спокойно и как-то даже изучающе смотрели в лицо генеральному директору.
- Добрый день! Вызывали, Вячеслав Павлович? - сверкнула улыбкой девушка, проходя к столу, - Здравствуйте, Семен Алексеевич! - поприветствовала она сидевшего в стороне, Беляева.
- Субординацию блюдет..., - разглядывая Светлану, размышлял генеральный, - Ишь, Сеню-то по имени-отчеству и на Вы... Глазки умные... Не красавица, но обаяние сразу чувствуется... Кого-то она мне очень напоминает... Видел ведь, и не раз... Но, где?..
Он тряхнул головой, отметая посторонние мысли, и тяжело посмотрел на девушку.
- Светлана?..
- Сергеевна, - улыбнулась та, ничуть не смущенная взглядом генерального директора.
- Светлана Сергеевна, - не ответил на улыбку Симонов, - Это ваше... творчество? - он раздраженно подвинул к ней листки с вопросами, - Вы присаживайтесь, и объясните нам, пожалуйста, что это всё значит.
- Тест разработан на основе стандартных тестов на профпригодность, еще времен СССР, - со знанием дела, начала девушка, усевшись за длинным столом, справа от директора, - Состоит из ста пятидесяти вопросов, по ответам на которые определяется психологический портрет человека. В частности, коммуникабельность, стрессоустойчивость, конфликтность, и масса других факторов, на основе которых делается заключение о профессиональной пригодности кандидата.
- И на скольких кандидатах вы его успели обкатать? - бесстрастно поинтересовался Симонов.
- За истекший месяц было подано девяносто пять заявлений. Все соискатели ответили на вопросы теста и заполнили анкету.
- И...?..
- Обработаны все. По итогам теста и анкетным данным, осталось четверо, которые могут представлять для нас интерес. Вот, можете ознакомиться, - она протянула принесенную с собой, папку.
- Что вы нам голову морочите?!. - начал закипать генеральный директор, - Тесты на профпригодность СССР, значит?!! А как с этим согласуется хотя бы, вот этот вопрос?!! - он с омерзением ткнул пальцем в цифру тридцать пять, и с издевкой продекламировал, - «Назовите не меньше трех фамилий участников программы Дом-2!» Это что, тоже относится к психологическому портрету?!!
- Безусловно, Вячеслав Павлович! - очаровательно улыбнулась девушка, - Это один из трех ключевых вопросов, ответ на который, сразу определяет целесообразность тестирования в целом!
И, глядя прямо в глаза налившемуся кровью и уже готовому грохнуть кулаком по столу, генеральному директору, продолжила: - Неужели вы думаете, что назвавший, пусть даже одну, фамилию из этого заповедника дебилов, сможет претендовать на место в вашей компании?

Симонов обескуражено уставился на Светлану, осмысливая, только что открывшуюся ему, уже с другой стороны, картину.

- Если у вас больше нет вопросов, Вячеслав Павлович, то я, с вашего позволения, пойду? - скорее даже утверждающе, чем полувопросительно поинтересовалась она, успев метнуть быстрый взгляд в сторону сидящего в стороне, Беляева и улыбнуться ему одними глазами. Тот, незаметно, показал ей большой палец.
- Да... Идите, работайте... Светлана... Сергеевна... - медленно произнес генеральный директор.


- Ну, что скажешь, Палыч? - Беляев, проводив взглядом Светлану, повернулся к шефу. Тот задумчиво крутил в пальцах дорогой «Монблан» и о чем-то сосредоточенно думал. Вдруг лицо его просияло: - Вспомнил!.. Вспомнил, Сеня!
- Что вспомнил?
- Вспомнил, на кого она похожа!
- Ну?.. - вопросительно поднял бровь Беляев.
Симонов протянул руку к пульту и включил огромный, на полстены, телевизор, затем пару раз кликнул мышью компьютера на рабочем столе.
- Смотри! - кивнул он на экран, - Это фильм Френсиса Копполы «Ветер». Один из самых красивых, на мой взгляд, фильмов о яхтинге. В главной роли Дженнифер Грей, - он улыбнулся Беляеву, и с хрустом потянулся в кресле, любуясь сидящей на берегу, загорелой девушкой.
- Знаешь, Сеня, я был неправ, а ты прав! Признаю свою ошибку!.. Нам очень повезло с такой сотрудницей. Будем ценить и беречь!
Оценка: 1.4940 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 04-06-2017 20:54:57
Обсудить (139)
11-06-2017 15:46:50, Маргиналъ
Компьютерами на фестивале занимался как раз я. Еще был к...
Версия для печати

Учебка

Эклеры для супруги генерала

Весна в Питере, до госэкзаменов в военном училище остается пара месяцев. В Мариинском театре ожидается неслыханная премьера: романтическая опера "Лоэнгрин" Рихарда Вагнера. Могу быть неточным, но впервые в Советском Союзе со сцены должен был прозвучать Вагнер.

Контрамаркой я запасся за неделю вперед, не поленившись зайти к администратору театра. В антракте в курсантской форме неспеша прогуливаюсь по фойе. В буфете цены - запредельные, и тратить деньги на прихоти себя любимого вовсе не считаю нужным.
Публика - богемная. Пришло много людей, кому важен факт, что они были "на Вагнере", чтобы потом хвастаться. Завзятых театралов я знаю, мы с ними на разных премьерах встречаемся. Чинно здороваюсь со знакомыми, разглядываю наряды мадемуазелей.
Мое внимание привлекает женщина лет сорока пяти, невысокого роста, стройная, в элегантом вечернем платье. Меня подкупает естественность, с которой она держится; открытый взгляд, едва заметная улыбка на губах. Выждав пять минут, не объявится ли ее кавалер, подхожу к ней:
- Добрый вечер! Сегодня театральная погода. Мне нравится постановка.
- Я бы сказала, что она - роскошная. Впечатляет.
- Массовка из статистов на сцене - грандиозная. Сто двадцать человек!
- Я не смогла посчитать, я в партере сижу.
- Мне с балкона - удобнее. Могу угостить вас?
- Боюсь, не успеете, слишком длинная очередь.
- Я часто посещаю этот театр, у меня абонемент.
- В таком случае, пару эклеров и кофе. Меня зовут Алла.

В Ленинграде в те далекие времена, когда Зимний дворец был еще деревянным, а Казанский собор - не построен, курсантов старались обслуживать вне очереди. Вот и сейчас, едва я приблизился к буфету:
- Курсантик, что тебе?..

Держу тарелку с эклерами, Алла пьет кофе. Говорит:
- У меня муж - военный. Как вам служится?
- Заканчиваю училище. Мне очень нравится. Влюбился в Петербург, скоро распределение. Я - счастлив.
Позади меня раздается негромкий знакомый голос:
- Рад за вас!
Из-за моей спины появляется невысокий мужчина в темно-синем костюме. Напрягая свое небогатое воображение, с трудом узнаю в нем начальника своего училища генерал-майора Ю.П. Я никогда не видел его в гражданской одежде.
Алла говорит:
- Юрочка, познакомься, это...
"Юрочка":
- Разрешите, товарищ курсант, представить вам мою супругу.

Смеюсь про себя и думаю: "1300 зрителей. Надо же было начать флиртовать именно с женой начальника училища! Не ошибся в выборе дамы сердца, сумел ее отыскать среди нафранченной публики!"
Начальник училища говорит:
- У вас хороший вкус, товарищ курсант. Мне Алла тоже очень нравится, но вы - опоздали: она замужем за мной, и у нас растет дочь.

Стоим и втроем улыбаемся комичности ситуации, украсившей посещение театра каждым из нас. Раскрылась тайна отсутствия генерала рядом с супругой: он стоял в очереди в буфет. Видя, что времени не остается, вернулся с пустыми руками.

...Прошла неделя. Утверждаю у начальника училища его интервью в окружную газету. Он мне протягивает конверт со словами:
- Потом откроешь. Пряников себе купи!

В конверте лежала десятирублевая купюра. Зная, что для курсанта десять рублей - это значительная сумма, генерал-майор вернул мне деньги, что я потратил на эклеры и кофе для его супруги.
Оценка: 1.4783 Историю рассказал(а) тов. Rossar : 12-05-2017 23:04:20
Обсудить (11)
14-05-2017 19:26:01, Стройбат2
Ну да. Вам, штудентам рассуждать легко. У вас бабы всегда п...
Версия для печати

Армия

Скачки

Роты нашего батальона, навьюченные боевыми патронами-гранатами-лентами-минами-пайками, убегают в тайгу. Разными дорогами.
Остальные бойцы полка ВВ МВД СССР изображают муравейник в ППД, растаскивая патроны-гранаты-ленты-мины-пайки в разных направлениях. В парке заводят бронетранспортеры. Где-то недалеко пролетают вертолеты.
Мгновенно разнесся слух, что началась война, американцы выбросили десант, а мы будем его отражать. Я не поверил, но ладони у меня вспотели...

Не успели мы пробежать и пары-тройки километров, как радиоволны принесли нам приказ возвращаться обратно - оказывается, это всего лишь учения.
Все с облегчением выдохнули, но не до конца - выдачи боевых патронов-гранат разом всему полку, да еще в таких количествах, на нашей памяти еще ни разу не было.
Вернулись обратно, заменили патроны на холостые, гранаты на учебные, а цинки с боеприпасами на цинки, залитые бетоном. Сухпайки нам оставили "боевые".
И мы снова рванули из части, снова в разные стороны, но на этот раз - на машинах.

Сперва мы ехали по шоссе. Потом свернули на проселок. С проселка - на какую-то таежную тропу. Уперлись в деревья и остановились.
Офицеры достали карту и стали оглядываться, высматривая, у кого бы спросить дорогу. Никого подходящего не было. Офицеры занервничали.
К счастью, вскоре к нам подъехал мотоцикл с мужиком браконьеристого вида. Удивленно оглядев наше воинство, браконьер спросил, чего это мы тут делаем.
После опроса местного населения колонна развернулась и двинулась в обратном направлении туда, где нас ждал УАЗик с майором штабного вида и вводная.
Вводная гласила, что возможно примерно где-то тут вероятно шарится диверсионная группа условного противника, которую доблестные мы должны условно уничтожить, а еще лучше - реально взять в плен.
Ну что же - "скачки", как "скачки", благо уже не в первый раз, тем более что наша рота по стратегическому плану многомудрого командования должна была не бегать по тайге, а зачем-то перекрывать распадок между двумя сопками.

Машины уехали, пообещав вскоре вернуться с кухней, а мы остались караулить распадок, изменять его рельеф и нагуливать аппетит.

Кухня так и не приехала, поэтому поужинали сухпаем.
Понесли потери - доблестный пулеметчик умудрился порезаться о банку каши так, что его пришлось перевязывать. От госпитализации он мужественно отказался, хотя ему ее и не предлагали.

Ночь прошла спокойно.
Я принял горизонтальное положение, нежно обнял автомат и уснул.
Мне приснилась кровать. Широкая, с толстым мягким матрасом. В центре матраса стоял большой будильник, который почему-то не зазвенел, а завыл шишигиным мотором и голосом нашего комода сказал "Подъем!".
Я открыл глаза, но будильник продолжать выть шишигой. Я проснулся и подумал, что, наверное, приехала кухня.

Шишига привезла не кухню, а штабного майора (другого).
Оказалось, что условный противник не стал идти распадком, как то предписывала ему стратегия, а обошел нас по сопкам. Условные супостаты едва не скрылись, но их засекли с воздуха. Связи с нами у летунов не было, поэтому к нам отправили толкового майора в качестве связного и сержанта с "вертолетной" радиостанцией в качестве дополнительного радиста.
Мы собрали бетонные цинки, оружие и прочее барахло и бросились в погоню.

Наводимые с вертолета, мы догнали условных врагов и накрыли их шквальным огнем.
Мы стреляли очень метко, но холостыми, поэтому диверсанты потерь не понесли и ускакали от нас бешеными лосями.
Вертолеты "лосей" то теряли, то находили снова, поэтому противника мы настигли только на закате.
Очереди холостыми из пулеметов и условными из АГСов условно прижали спецов к земле. Мы условно добавили из миномета и почти победили, но тут нам дали отбой - мудрое командование решило, что ночью войны не будет.

Выставили часовых и поужинали сухпаем. Снова не обошлось без потерь - бравый АГСник сломал сухарем себе зуб.
После приема пищи мы немного изменили рельеф местности и приступили к выполнению команды "Отбой".

Я принял горизонтальное положение, нежно обнял автомат и тут раздался выстрел. Потом, чуть в другой стороне, застучали очереди.
Раздались матерные команды офицеров, дублируемые грязно ругающимися сержантами и в считанные секунды рота заняла оборону непонятно от кого.

Ночного штурма наших позиций не случилось. Оказалось, что "отличился" рядовой Думаков (фамилия изменена). Он почти полтора года прослужил при штабе конвойной дивизии и за какой-то залет его почему-то не поставили на вышку в ИТК, а отправили дослуживать в наш полк.
Оказавшись на посту, Думаков снял автомат с предохранителя, дослал патрон в патронник и, как и следовало ожидать, зацепился за что-то спусковым крючком.
Молодой солдат Бедилов (фамилия изменена), стоявший на соседнем посту, решил, что условные враги пошли в атаку и поддержал товарища огнем.
К счастью, патроны у обоих были холостыми.
Бойцы на других постах тихо офигели, но в "бой" решили не вступать.
Где-то в ночной тайге тихо офигел спецназ.

Разобравшись с произошедшим, ротный пообещал залетчикам дисбат и десять лет расстрела строгого режима, а сержанты провели с ними внеплановые занятия по рукопашному бою.

Остаток ночи прошел спокойно.
Я снова принял горизонтальное положение, нежно обнял автомат и уснул.
Мне приснились американские "зеленые береты". Янки почему-то говорили по-немецки и были вооружены трехлинейками с примкнутыми штыками. Я поднял цинк с бетоном, намереваясь метнуть его в одного из американцев, но тот ловко пробил ногой мне в бок и голосом нашего комода сказал "Подъем!".
Мы собрали бетонные цинки, оружие и прочее барахло и, зевая на ширину приклада, пошли "скакать" дальше.

Этой ночью диверсанты, похоже, тоже не выспались. Поэтому, в качестве мести за бессонную ночь, они устроили нам засаду.
Вероятно, у них получилось бы как следует нам засадить, но кто-то из засадников поторопился и взорвал имитаторы, изображавшие условные МОНки, условно выкосив наш передовой дозор.
Условно павшие смертью храбрых бойцы отважно опустошили в разные стороны все снаряженные магазины и принялись набивать их заново, героически не обращая внимания на ответный огонь.
Ди эрстэ колоннэ развернулась в цепь и с криком "Ура!" пошла в атаку.
Ди цвайтэ колоннэ рванула в обход.
Кто-то храбро бежал прямо по сигнальным минам, условно изображавшим вражеские ОЗМки.
АГСы и миномет не жалели условных боеприпасов.
Пулеметы вовсю опустошали ленты.
Я расстрелял два магазина.
Не выдержав нашего напора, спецура бросилась отступать со всех ног и нарвалась на ди дритте колоннэ - роту из нашего батальона, которая, на самом деле, осуществляла марширт куда-то не сюда, но очень удачно сбилась с дороги.
Виктория! Виват!

Полной виктории, к сожалению, не получилось - поймать мы смогли только троих.
Только мы собрались снова ринуться в погоню, как на поле битвы выехал табун УАЗиков. Из первого вышел целый генерал. Из второго - наш командир полка. Из других - толпа штабных и посредников, а также несколько непонятных личностей, в которых ничто не выдавало офицеров спецназа, кроме голубых беретов, маскхалатов и здоровенных кобур с АПБ.

Мы построились и генерал сказал, что учения закончены и объявил нам благодарность - из условных врагов условно не ушел ни один.
Мы радостно ответили, что служим Советскому Союзу.

"Пленных" у нас забрали. Вместе с трофейным оружием и снаряжением.
Ну и черт с ними, с трофейными автоматами-пистолетами-радиостанциями. Главное - удалось заныкать от офицеров аж целых два трофейных пайка. С маленькими красивыми баночками с вкусняшками и почти не твердыми галетами...

В часть мы вернулись, распевая "Марусю". Несмотря на усталость, настроение было бодрое. Еще бы - мы одолели в рукопашной роту спецназа! Взяли пленных!! Трофеи!!!

- Видишь баночку? В ней было сало! Прикинь, чем спецов кормят, а мы их!..

Победное настроение продержалось недолго. Начались будни.
Залетчики сели на гауптвахту, после которой их дороги разошлись. Думакова ждала самая отдаленная вышка на периметре самой дальней ИТК и поздний дембель. Бедилов оказался в подхозе, чему, похоже, был только рад.
Наш замок ушел на дембель, мой комод стал замком, а я комодом.
Снова пошла служба через день на ремень, перемежаемая политзанятиями, строевой, стрельбами, тактикой, активным отдыхом и спортивными праздниками.

И так до следующих "скачек", которые мы с треском проиграли.

---
Глоссарий

АГС - автоматический гранатомет станковый.
АПБ - автоматический пистолет бесшумный.
ВВ МВД СССР - Внутренние Войска Министерства Внутренних Дел Союза Советских Социалистических Республик.
ИТК - исправительно-трудовая колония.
"Маруся" - песня из х/ф "Иван Васильевич меняет профессию".
МОНка - мина осколочная направленного действия МОН-50.
ОЗМка - осколочно-заградительная мина ОЗМ-72.
Подхоз - подсобное хозяйство.
ППД - пункт постоянной дислокации.
УАЗик - автомобиль УАЗ-469.
Шишига - автомобиль ГАЗ-66.
Оценка: 1.4477 Историю рассказал(а) тов. Шурик : 30-10-2017 08:18:56
Обсудить (59)
04-11-2017 16:27:04, hiursa
https://media2.24aul.ru/imgs/56be5270231ede29e4112e9f/kholos...
Версия для печати

Армия

Драка

В жизни начальника войскового стрельбища Помсен, гвардии прапорщика Кантемирова практически одновременно произошли два глобальных события - он серьёзно подрался и серьёзно влюбился. И помахался то Тимур не с пьяными советскими офицерами или прапорщиками до первой крови на танцах в ГДО, а с матёрыми немецкими уголовниками у дрезденского вокзала до ножевого ранения. И влюбился то наш прапорщик не в немецкую юную красавицу, а в дочь целого советского генерала. Начнём по порядку, и начнём с плохого. Ибо, нехорошие события в нашей жизни всегда настигают нас быстро и неожиданно. Прапорщик Кантемиров после четырёх лет службы в Советской Армии, в свои двадцать три года уже был вполне зрелым человеком. Когда в двадцать лет получаешь в командование войсковое стрельбище мотострелкового полка и отвечаешь за дисциплину, быт и здоровье двадцати солдат одновременно, то поневоле взрослеешь быстрее своих гражданских сверстников. И когда в двадцать два года тебя изолируют от общества в камере гарнизонной гаупвахты, то у тебя появляется много времени поразмыслить над вечными вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?». И если ты избегаешь реального срока уголовного наказания и начинаешь работать на Особый отдел, то к тебе поневоле приходит полезный жизненный опыт. Но, конечно, этот опыт лучше получить заочно. Тимур научился заранее продумывать и контролировать свои действия и по службе, и по своим личным делам. Да ещё прибавились дела контрразведчиков полка и штаба армии. При этом прапорщик старался не афишировать свой спортивный статус, в гарнизоне мало кто из сослуживцев знал о его боксёрском прошлом. Спортсмену уже хватило и на гражданке, и в армии этих «боксёрских штучек». Бокс как вид спорта предъявляет высокие требования к психике спортсмена, и с этим у Тимура был полный порядок. И боксёр по мере возможности поддерживал свой уровень физической и моральной подготовки. И, конечно, для ринга надо было бы заниматься буквально каждый день. Это как пианисту надо ежедневно играть, или пехотинцу постоянно стрелять. Но, со своей спортивной карьерой молодой человек распрощался ещё в спортроте танкового училища, и сейчас занимался просто для себя. И многолетние тренировки и полученный армейский опыт в очередной раз помогут прапорщику Советской армии.
Тимур возвращался на поезде поздно вечером с Лейпцига, и при выходе с вокзала советский прапорщик решил сократить путь домой и двинулся по железнодорожным путям прямо к армейским складам, а оттуда было уже рукой подать до семейного общежития. За вокзалом Тимур заметил группу немцев - парня с девушкой в окружении трёх мужиков явно немирного настроения. Этого молодого немца, высокого спортивного блондина, он уже видел неоднократно в ночных барах Дрездена. Немец постоянно сорил деньгами и явно относился к местной «золотой молодёжи». Это было очень необычно для молодого немецкого парня - угощать всех вокруг водкой и сигаретами. Прапорщик Кантемиров тоже был вполне в состоянии просадить кучу марок за раз в хорошей компании. И эти два молодых человека просто успели примелькаться друг - другу. Но, знакомиться никто не спешил. Да и зачем? Кто такой простой советский прапорщик, и где находится эта дрезденская богема? Тимур бы и прошёл мимо, пусть эти немецкие граждане сами между собой разбираются. Зачем нам вмешиваться в дела аборигенов? Но, один из мужичков вдруг схватил девчонку за руку, а двое других стали отталкивать паренька в сторону. Девушка стала кричать и звать на помощь. А это уже было не по - нашему, не по - пацански. Даже в родном посёлке Тимура было западло нападать на чужака, если пацан был один и с подругой. И тем более, втроём на одного. Прапорщик резко свернул и быстрым шагом двинулся к месту конфликта. Советский военнослужащий предполагал просто разрулить ситуацию на месте. Одно дело - втроём на одного, и всё будет совсем по другому, если двое против трёх. Один из троицы тут же развернулся и пошёл навстречу, по ходу движения выкрикивая абсолютно незнакомые Тимуру слова. Это было нетипично для немцев. Тут даже не было вопроса аналогичного нашему: «Ты кто такой?». Были только явные угрозы на непонятном сленге.
Анализировать услышанное и отвечать оппоненту было уже просто некогда. Немец размахнулся и с ходу попытался ударить прапорщика в лицо. Боксёр контролировал расстояние удара, сделал шаг назад и немного в сторону, и через руку своего оппонента встретил своим кулаком челюсть противника. И в этот короткий миг обоюдного касания кулака и челюсти постарался вложить свой вес в удар. Встречный удар получился, челюсть хрустнула, а противник пролетел по инерции мимо советского прапорщика и рухнул на платформу. Это был стопроцентный нокаут! Немецкий паренёк оказался тоже не из робкого десятка и, увидев такое качественное подкрепление со стороны, просто влепил кулаком по уху мужику, схватившим его девушку. Немочка освободила руку и побежала на вокзал. А немецкие сограждане сцепились между собой. Тимур остался один на один с самым здоровым противником, который уже стоял прямо напротив. Мужик был высокий и жилистый, медленно подходил к Тимуру и держал левую руку за спиной. Боксёр встал в стойку и стал заходить с правой стороны. В голове быстро мелькнуло: «Правша или левша? Надо было этого первым валить!». При свете фонаря стало видно, что правая рука и лицо противника вся в разноцветных татуировках. Советскому прапорщику уже приходилось сталкиваться на улице и на пляже с местными уголовниками с разноцветными татуировками по всему телу. У наших блатных в те времена были только синие татуировки. И Тимур в них неплохо разбирался и мог с ходу определить уголовный статус владельца этих нательных рисунков и обозначений. Здесь же было всё непонятно для загадочной русской души. И времени для разгадывания этих разноцветных рисунков и иероглифов уже не было. Прапорщик Кантемиров всем своим нутром чуял опасного противника, который медленно приближался и немигающим взглядом смотрел на руки боксёра. Немец дёрнулся вправо, занёс свободную руку для удара и вдруг левой снизу провёл дугу по направлению живота Тимура. В свете фонаря мелькнул клинок небольшого ножа. Тимур успел среагировать и закрыть блоком локтя правой руки свою печень и солнечное сплетение. Руку обожгла резкая боль и в голове мелькнуло: «Левша!». Противник раскрылся, и боксёр просто и быстро двумя боковыми ударами левой заехал ему в глаз. Немец оказался мужик здоровый, мотнул головой, но, всё же от неожиданности и резкости ударов выронил нож. Тимур быстро зашёл слева и, прекрасно понимая, что с этой стороны противник уже ничего не видит, ещё раз провёл «двоечку левой сбоку». На этот раз прямо в челюсть. Мужик был высокий, нормального хука не получилось, был только лёгкий нокдаун. Немец опять помотал головой, пошатнулся и присел на колено. А Тимуру уже было не до дворовых этикетов типа: «лежачего и сидячего не бьют». А нехрен было ножом размахивать! И советский боксёр раненной правой рукой от души, на выдохе и со словами: «На, ссука!» провёл прямой удар сверху вниз прямо в переносицу своего сидячего оппонента. А этот удар получился! Нос хрястнул, брызнула кровь на мостовую и смешалась с кровью Тимура. А представитель немецкого уголовного мира с протяжным выдохом рухнул вперёд на живот. «Ещё кровью истечёт!» - подумал Тимур и перевернул немца на спину. Оглянулся, отдышался, заметил выроненный нож, быстро подобрал оружие и положил во внутренний карман куртки. Зачем советский прапорщик захватил с собой этот трофей, на тот момент он и не думал. Эти действия были интуитивными и, как покажет нам время, правильными.
В этот момент напарник Тимура наконец то одолел противника и погнал его в сторону вокзала, откуда уже показались полицейские с его девушкой. Первый нокаутированный тоже пришёл в себя, заметил полицию, быстро поднялся и рванул по путям в темноту ночи. Немец подошёл к Тимуру, снял с себя куртку и рубашку, зубами разорвал свою майку, скоро и толково перевязал раненную руку. Во время этой процедуры молодые люди успели познакомиться. Парня звали Пауль, а прапорщик на всякий случай представился Васей. Полицейские защёлкнули наручники на задержанных и по рации вызвали подмогу и скорую помощь. Прибывший второй полицейский патруль оказался знакомым советскому прапорщику ещё по инциденту у телефонной будки. Один из здоровяков полицейских узнал Тимура и тут же воскликнул: «О, комендатур! Оберстлёйтнант Соколофф». Молодой немец рассказал сотрудникам правопорядка о нападении на него с девушкой. Полицейские после проверки документов у задержанных, вдруг обрадовались и стали докладывать руководству по рации о захвате опасных преступников, находящихся в розыске. Тут прапорщику сильно повезло, так как довольные задержанием преступников немцы не стали проверять документы у советского военнослужащего и оформлять протоколы на месте, а с благодарностью усадили его в карету скорой помощи и пообещали сами сообщить в комендатуру о произошедшем. Тимур не хотел такой огласки. Придётся объяснять командованию полка и особистам причину нахождения в столь поздний час у немецкого вокзала. И опять же сломанные челюсть и нос своих оппонентов. Вдруг и на него немцы в суд подадут? Нет, такой бокс нам не нужен! И Тимур попросил доктора немецкой скорой доставить его в наш госпиталь, в надежде, что сегодня ночью там будут дежурить его земляк или кто-то из знакомых медиков. И в этот раз прапорщику опять улыбнулась фортуна. На дежурстве оказался земляк Тимура, военврач родом из Челябинска. И дежурный фельдшер был старослужащим сержантом и в тему врубился моментально. Рана оказалась неглубокой, обработали и зашили быстро. Тимур знал, что его будут искать и в госпитале, и в медсанбате. «Конспирация и ещё раз - конспирация!». Поэтому за риск и молчание дал твёрдое слово прапорщика ГСВГ подогнать под дембель фельдшеру часы «7 мелодий» а зёме - французские духи для его супруги на Восьмое марта. Хотя фельдшер и доктор сразу стали отнекиваться от такого шикарного предложения - мол, мы же здесь все свои, мы же всё понимаем и будем молчать как рыбы в реке Эльба. Но, по блестящим глазам медицины прапорщик Кантемиров видел, что с таким подгоном он не прогадал и попал в десятку. А фельдшер от своего доктора знал, что начальник стрельбища Помсен слов на ветер не бросает и предложил Тимуру заходить на перевязку без особого риска.
Прошли уже две недели с событий у Дрезденского вокзала, рука Тимура заживала хорошо, только чесалась постоянно, и фельдшер госпиталя обещал к концу сентября снять бинты. Активный поиск советского офицера, по имени Вася Соколов, уложившего нокаутом трёх матёрых и здоровых немецких преступников и сдавшего уголовников прямо в городское управление полиции (именно об этом гласила молва в гарнизоне) постепенно прекратился. Так думал прапорщик Кантемиров. Он знал, что на построениях в частях гарнизона даже присутствовала полиция с тем немецким парнем по имени Пауль. И ещё Тимур узнал, что этот Пауль оказался сыном главного прокурора Дрездена. Но, о чём не мог знать советский прапорщик, так это о том, что немецкая делегация вместе с представителями политотдела армии искали на построениях нашего офицера, которого руководство города решило наградить медалью и денежной премией. Пауля тоже ждали медаль и премия, но все понимали, что награждать без советского офицера было бы неправильно. Поэтому Васья Соколофф был больше нужен немцам и офицерам политотдела армии, которые бы поставили жирную галочку в своих отчётах и постояли бы рядом с героическим видом при награждении участников уже легендарной драки. Да и ещё попили бы водочки на шару в честь такого события. Поэтому поиск скромного советского офицера продолжался. Да ещё как то на тренировке в спортзале самбист, спокойно глядя в глаза боксёру, спросил ненароком:
- Тимур, слышал про историю у вокзала? Это случайно не ты похулиганил там вместе с немецкими уголовниками?
- Да куда там, Виктор Викторович, с моим весом то?- спортсмен пожал плечами, - говорят, там наш троих немецких здоровяков вырубил. Наверняка, тяж какой - нибудь сработал.
Контрразведчик улыбнулся:
- Да и как раз в это время поезд с Лейпцига пришёл?
Тимур насторожился:
- А что там в Лейпциге мне делать?
- Вот и я думаю, что же в Лейпциге делать то нашему прапорщику Кантемирову?
Капитан КГБ усмехнулся и пошёл разминаться дальше. А Тимур вновь задумался о бытие своём ...
Оценка: 1.4429 Историю рассказал(а) тов. Камрад : 16-08-2017 14:21:02
Обсудить (19)
25-08-2017 09:46:14, Камрад
Начало этой истории и продолжение есть здесь: ...
Версия для печати

Дежурная часть

План

Все наши планы - говно.
В.И. Ленин


В тот год свершилось - министром внутренних дел стал Куликов, в главках Москвы и её области тоже воцарились Куликовы. Такая вот стая... Куликов...

Так вот, первый Куликов, который министр, вылупился из командующего внутренними войсками, а, значит, был военным до мозга костей и до костей мозга.
Словом, в один замечательный день родное министерство огорошило нас очередным креативом - все, (ВСЕ, без исключения!) офицеры должны писать планы работы!
Офицеры офигели. И это наиболее приемлемый эпитет без применения обсценной лексики. Особенно в состояние эээ... идиосинкразии это привело сотрудников уголовного розыска - оперуполномоченных, старших оперуполномоченных и старших оперуполномоченных по особо важным делам. ИБО участковый планирует, например, сколько ему отработать жилого сектора, составить протоколов на всяких мелких нарушителей нашего замечательного общественного порядка, штабной -с сколько ему отодр.. проверить подразделений, и т.д. Но сыщик!!! Как опер может запланировать, что ему делать, поскольку только он напланировал всяких нужных и полезных свершений - бац! - и летит на очередной разбой - изнасилование или убийство, и всё, кирдык планам!
Господа офицеры тяжко вздохнули, выдав про себя заковыристые матерные тирады, и занялись созиданием планов громадья.
Кто-то из главных героев произведений Андрея Кивинова (Пименова) писал, что, мол, во столько-то часов - Подвиг! (Вдохновлял фильм «Тот самый Мюнхгаузен»,я так понимаю).
Ещё до вдумчивого прочтения этого писателя я, помимо важных и нужных заделов на день, вроде встреч с агентурой и прочем, изгалялся по своему:
«14.00. Философские рассуждения о тлене и бренности бытия».
«12.33. Половой акт с любовницей».
Ну, и прочее.
Начальство, особо недалёкое, подмахивало все эти бредни, не читая.
В ТОТ день я дежурил по УВД в составе следственно-оперативной группы. И вот, некто хвостатый и рогатый дёрнул, что называется, на следующую запись: «15.00 - выезд на убийство».
В этот день, как принято выражаться, пробежал «заяц несудьбы», и начальник, до того без всякого внимания подмахивавший утверждения наших планов, застопорился на моём. Он выпучил от удивления глаза, и сказал примерно так:
- Серёга! С какого *вырезано цензурой* ты, *вырезано цензурой*, тут *вырезано цензурой*??!
- Ещё не вечер, Николаич! - возведя очи горе, прошелестел я.
Примерно без двадцати пятнадцать часов начальник, будто бы случайно, вошёл в мой кабинет. Вероятно, и весьма, чтобы насладиться своим триумфом и моим тотальным посрамлением. Сел, задумчиво закурил.
И вот...
Ну, не совсем ровно в пятнадцать часов, а где-то в 14.47 раздался звонок внутреннего телефона. Я взял трубку.
- Дежурный опер, на выезд
! Убийство!
Начальник фалломорфировал...

Оценка: 1.4333 Историю рассказал(а) тов. Штурм : 31-08-2017 17:45:16
Обсудить (2)
05-09-2017 18:32:26, Штурм
Дружище, не оспариваю ни одной фразы. В ВС СССР (да и Ро...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru