Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Армия

Изредка, как будто спросонья, позванивала гитара. В ровной, как зеркало, поверхности реки, лишь временами возмущаемой рыбиной-лунатиком, отражалось звёздное небо и едва белеющий горизонт. Компания молодых ребят расположилась на берегу одного из притоков Волги и, согласно народным традициям, активно отдыхала. Некоторые уже спали вповалку вокруг костра, другие ещё попивали алкоголь, глухо чокаясь металлическими кружками и отбрасывая длинные размытые тени. В центре собрания блистал долговязый, худющий, как русская борзая, рыжий парень, по имени Игорь. Глаза и уши народа были устремлены к нему и жадно глотали рассказы о Москве, жизни в студенческой общаге, культуре златоглавой и о прочих странностях большого города, незнакомых южным провинциалам. Игорь был сыном директора местной средней школы и первым из урожденцев района, поступившим в столичный ВУЗ.

В какой-то момент одинокий метеорит украсил небосклон, раскидывая пылающими мозгами, и русло разговоров поменялось. Игорь, как человек, особо приближённый к науке, рассказал о природе явления. Перешёл на НЛО и другие странности, с которыми столкнулось человечество за свою историю. Игорь расходился, привирал, и последние его истории уже навевали атмосферу древней Греции, вместе с её мифами. Неблагодарная часть аудитории сквозь пелену подпития позволяла себе усомниться в правдивости и переглядывалась веселящимися, слегка мутными глазами. Кое-кто снабжал концовки очередного параграфа циничными находками, в стиле: "и тогда подлодка попала в воздушную яму". До рыжего, наконец, дошло, что коллеги уже просто-напросто издеваются над ним и он обиженно замолчал.

-Да лан, тебе, Игорёк, - мы ж не со зла, - попытался кто-то успокоить рыжего.
-А вон танк плывёт, - сказал кто-то другой и указал в сторону реки.

Взрыв хохота разбудил окрестные леса и слегка притушил костёр.
-Придурки!!! - в сердцах сказал Игорёк и с разочарованием посмотрел на пустую бутыль.
-Не, серьёзно, пацаны, - зырьте - это ж танк! - опять повторил кто-то, подойдя ближе к кромке воды.
-Ну и пусть себе плывёт, - железяка буева, - в тему протрындел штатный гитарист, и исполнил хрестоматийных три аккорда.

А посередине русла медленно и величаво плыла некая чёрная масса, с очертаниями.....танка. Молодые люди встали, выстроились в шеренгу на берегу, словно матросы на палубе корабля, и раскрыв рты провожали объект взглядами. Чуть дальше речка делала крутой поворот налево и танк растворился, оставив компанию тереть глаза.

-Что это было? - спросил Игорь.
-Афуеть, - уточнили товарищи и кто-то побежал по берегу вслед танку.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++

-Товарищ командир, ещё один нашли, - доложил сержант Афеев, влетев в палатку.
-Сколько осталось? - спросил я.
-Один.
-Ищите.
-Всё обыскали.
-Спускайте лодки, ищите в камышах.
-Так товарищ капитан, обыскались. До моста всё прочесали.
-А он не мог под мостом пройти?
-Никак нет, товарищ командир, - я сам под этим мостом недавно на барочке проплывал. Нагибаться пришлось.
Смерив 165 см Афеевого рельефа, я понял, что солдат прав.

Мои вещи после ночного купания ещё не полностью просохли, но делать было нечего, - пропажу нужно найти. Иначе, ..... - думать не хотелось о том, что будет в противном случае. Зампотех батальона уже поставлен в известность. Во время разговора с ним из трубки холодно разило смертью, похотью и ещё чем-то страшным.
-Но ничего, - он же не иголка. Обязательно всплывёт. Хорошо, хоть мост ниже по течению, - успокаивал я себя. -Жаль только, поспать не удастся. На часах - около пяти. Уже светает. Есть семь часов отыскать пропажу.

-Миш, - стучусь в дверку "Урала", как обычно, прерывая сон водилы на самом интересном месте. - Светает, - поехали ещё раз вдоль берега. Ведь не коробок спичек ищем. Должен же он быть где-то.
Я прекрасно знаю, что сейчас думает обо мне Миша, скрючившийся под шинелью, но у меня перед глазами стоит только виселица с новенькой пеньковой верёвкой.

+++++++++++++++++++++++++++++++

Накануне, около полуночи, после длинного, жаркого и пыльного дня учений, я дал команду подогнать кукол к берегу и сполоснуть их. Баня подходила к концу, когда один из бойков обнаружил браконьерскую сеть. Недолго думая, привязал конец к стоящей у берега водовозке, и побежал за подмогой, покуривавшей на холме. Пока объяснил товарищам суть дела, водовозка поехала. Вдоль берега. И потащила сеть, скинув по ходу последнюю пятёрку грозных машин в воду. В общем, пацаны не сразу поняли, что произошло и когда приступили к поискам, беглецы уже порядочно удалились.

++++++++++++++++++++++++++++

Доехали до моста. Я стоял на подножке кабины с водительской стороны, держась за кронштейн зеркала, и шарил фонарём по камышовым зарослям.
-Товарищ командир, а может, переедем туда? - машет Михайло на противоположный берег.
-Мост - трёхтонный. А я уже ночью купался.
Но, водила прав, стоит проверить на том берегу. Вдруг, карман какой-нибудь в камышах. Затаился там , гад, и не видать его.
-Оставайся с машиной. Пойду пешком пройдусь, - командую шефу и бегу по мосту. Потом бегу вдоль берега. Недавно прошли обильные дожди, кое-где почва ещё не подсохла. Хорошо, что в сапогах.

+++++++++++++++++++++++++++++++

Танк стоял, уткнувшись стволом пушки в заросли прибрежной осоки.
-Действительно, танк! - сказал Игорёк, подплыв со стороны кормы.
Его товарищ уже оседлал машину и занялся её обследованием.
-Он надувной, - заявил.
-Афуеть, - подтвердил студент.
-А давай, к нам его подтащим. Бабы утром проснутся, а у нас танк в гостях! - предложил ещё кто-то шибко остроумный.
-Тяжёлый.
-А мы Митька домой пошлём, трактор батькин притащит, так и вытянем.
-Мотоциклом обойдёмся.

Митька растолкали, объяснили кое-как идею, предварительно выслушав откровения про всех родственников присутствующих.
Игорёк вызвался идти тоже, чтобы Митька не заснул по пути и не обломил программы.
-И зайдите к Захарке, пусть в долг даст децал, - напутствовали их коллеги.

+++++++++++++++++++++++++++++

Я всё ещё бегу. Открылось второе дыхание, вошёл в темп. Прилично рассвело. Вокруг ни души. Плещет рыба, поют ранние птицы. А воздух то какой...Благодать. Рай на земле. Если б не этот долбанный надувной танк. От одной мысли душа обрывается и противно звеня падает куда-то глубоко вовнутрь, отскакивая от внутренних стенок моего бренного тела. Игрушки не видно. Как корова языком слизала. На пути высокое, ветвистое дерево. Прямо к стволу прибиты жёрдочки, ведущие к широкой вилке между массивными ветвями. Решаю забраться. Там повыше, - можно оглядеться. Солнце уже показало своё апельсиновое темечко, туманная дымка ретировалась отдыхать после ночи, гонимая прохладным утренним ветерком. Видимость - мильон на мильон, и только моего баллона не видать. Прямо перед носом, метрах в пяти висит старая покрышка от легковушки. Мы, когда были пацанятами, делали у себя на запруде такой же аттракцион. Кто-нибудь покрышку раскачает, ты её ловишь. Цепляешься, раскачиваешься, как на маятнике и сигаешь в воду. Какое счастье! И как оно далеко.

"Интересно, куда они здесь прыгают?", - думаю про себя и спускаюсь, намереваясь возвращаться к мосту. "До воды далековато, не долетишь". Вспомнился детский анекдот о враче психбольницы, пообещавшем пациентам налить в бассейн воды, если будут хорошо себя вести. Я разгорячился от бега, снимаю с себя верх, оставаясь в майке. Портупею на всякий случай возвращаю на тело. Мне достаточно неприятностей. Вот и мост. Вот и "Урал". Мишаня не спит, ловит гражданское радио. Ничего не говорю. Мишаня и так всё понял. Обратно едем в полной тишине, не гоним.
-Что-то, как на похоронах тут у нас, - разбавляет муть мой водитель.
-Да, процессия уже вышла из дома покойного, - отвечаю.
-А вас посадят?
-Вам на радость!
-Да ну вас, товарищ командир. Я ж чисто по-человечески.
-Спасибо, солдат.
Рассказываю анекдот о враче психбольницы. Мишка тактично усмехается. Рассказываю ему про дерево, про покрышку. Про то, что вода далеко. Про то, что тут, наверное, в окрестностях, психлечебница есть.
- А может, река за лето похудела, и вода ушла? - кидает вариант шеф, и быстро-быстро крутит баранку, пытаясь не трусить тяжелораненую душу командира на ухабах.
-Похудела?
-Ну да, жара ведь.

Вот и мои. Вот и "штабная" палатка. Афеев, гад, сидит, рыбку ловит. Как ни в чём ни бывало.
-Афеев!

-Головка от ....
-Никак нет!
-Ты когда в последний раз, Афеев, под этим мостом проходил?
-Э, - Афеев шумно скребёт в затылке.
-Ну?
-Месяца три - четыре назад.
-Баран!
-Никак нет!
-А я говорю, - баран!
- И сам я тоже баран, - ругаю себя, но, конечно же, молча.
-Афеев, поднимай всех. Все за мост. Искать игрушку дальше по течению.
-Дык не пройдёт он там!
-Баран! Ты когда под ним лазял, - разлив был. Вода на метр - два выше стояла. Вот ты и чесал башкой своей этот мост.

++++++++++++++++++++++++++++++++

Дед Захарка гнал самогон на весь район. Но сам почти не потреблял. Он выпивал по праздникам и по дням смерти благоверной своей. И тогда он становился страшен. Дед Захар, обычно тихий и уживчивый, вдруг вспоминал все обиды, нанесённые ему за последний год, и шёл квитаться.
Ранним утром явилась молодёжь, просила в долг. Послал, не раздумывая. Тогда молодёжь предложила неплохую сделку....
Дед помянул жену свою стаканом и, не закусывая, вышел. Завёл трактор соседа и поехал. Ноша шумно переваливалась с ухаба на ухаб, поднимала пыль, и вообще, всячески притягивала к себе внимание селян, убитых наповал таким зрелищем.

+++++++++++++++++++++++++++++++

-Гром, Гром, - я Заря, я Заря, - Гром, Гром, как слышите? Приём. - заскрипела рация.
-Я Гром. Говори, Заря.
-Гром, Гром, тут вас милиция дожидается. Как поняли? Милиция дожидается.
-Вас понял, Заря. Еду.

Показываю Мишке жестами, что бы разворачивался.

-У вас танк угнали? - спросил участковый, завидя меня.
-У меня. Ну, не совсем угнали, но......А что такое?
-Поехали, капитан, заберёте эту свою вооружению.

++++++++++++++++++++++++++

Большое Поспелово давно на ногах, как все сёла России в период уборки урожая. Мотоцикл участкового играючи виляет между разломами дороги. Уставший грузовик пытается поспеть, и я то и дело бьюсь головой то об лобовушку, то о стойку. В конце улицы видна толпа народу. Завидя кортеж, массы расходятся.

-Ты, тарантас (не так, но созвучно), - кричит старый дед, забравшись на мой танк и потрясает кулаком.
Тот, кому он потрясает, выглядывает из-за забора и грозит пальнуть из дробовика.
-Уходи по-хорошему, дед. Грохну ведь, - кричат из осаждённого дома.
-А грохни, грохни, малохольный! - кочевряжится старый, покровительственно обнимая пружинящий ствол. -Щас как влуплю из пушки, - и будет Нинка твои яйца за тобой в кошёлке носить.

-Захарка, - кончай баловать, - слезай! - говорит участковый, положив для доходчивости руку на кобуру.
-Не бузи, власть, я ещё не закончил! Доктрина у меня! - гордо ответил дед.
-Дед, ё......., мне чего, пистолетом тебя по лбу огорошить? Подумаешь, мнять, Ленин на броневике. И вот, товарищи военные приехали, инвентарь назад хотят.

Дед оглянулся, пострелял по нам непримиримым взглядом, потом отмахнулся и заявил, что господ военных он вообще не знает, технику не отдаст, так как она в его собственность перешла и вообще, пусть валют себе в "войнушку играца".

Старый ещё недолго покочевряжился, пока его силой не ссадили на землю. Суть да дело, на глазах потрясённой толпы, из танка откачали воздух, закинули в кузов и увезли. Если не считать огромного количества объяснительных и протоколов, написанных впоследствии, всё закончилось благополучно. Когда я, через пару-тройку часов, покидал контору участкового, дошёл до моих ушей диалог между рыжим Игорем и дедом Захаром:
-А чего, дед, питьё сивухой-то так бакшает? - спрашивал нетрезвый студент.
-Какой танк, - такое и питьё, - отвечал мстительный старик.
Оценка: 1.4464 Историю рассказал(а) тов. Григорий Десятник & Феликс Крыль : 27-11-2004 22:49:00
Обсудить (9)
, 02-09-2005 23:44:28, Нашатыр
Какая прелесть!...
Версия для печати

Свободная тема

БреднЯ пятая: дядя Миша решает жениться.
Игорь Горбачевский

Пришел я как-то после несколькодневного отсутствия домой. На кухне сидели мои родители и, о счастье! - дядя Миша.
Только вот вид у них был какой-то не очень счастливый.
- Приперся! - проворчала моя мама, - гулёна! Есть будешь?
- Есть? Конечно буду! - радостно ответил я и уселся за стол. Дядя Миша тут же накапал мне стаканчик бесцветной жидкости (но явно не воды).
- Чего грустим, чего молчим? - все еще радостно осведомился я. - Умер хто?
- Да нет, слава Богу, все живы! - проворчал дядя Миша, разливая следующую порцию. - Вот... Надоело мне одиночество, понимаешь ... Приходишь с моря, а дома - никого... Только холодная постель...
-...пьяная соседка, а в глазах - похоть! - весело пропел я, хлопнув стаканчик и закусывая огурчиком.
- Ты это... - вытаращился на меня дядя Миша, - про соседку откуда взял?
- Да это не я, это Розенбаум! - ответил я.
- Не знаю никаких Разенбаумов, но вы это... не очень-то распространяйтесь! - наказал мне дядя Миша.
Я примолк и стал усиленно двигать челюстями - при тщательном пережевывании пищи, говорят, улучшается пищеварение жевавшего.
Тему о соседке и Розенбауме я решил не развивать. Соседка дяди Мишина была ничего тетка, правда имела мужа, троих детей... и дядю Мишу.
- Так что вот... - сказал дядя Миша, разливая по стаканам, - надоело, стало быть, мне в одиночку прозябать... Ни тепла тебе, ни ласки...
- А что, дядь Миш! - оживился я, - Давай, познакомлю тебя с кем-нибудь! У меня есть подружки, у которых одинокие маманьки, которым тоже хочется того же, чего и тебе! Представляешь, как здорово! Будем вместе на свидания бегать! Хотя, конечно, бегать буду я, а ты будешь степенно вышагивать, как и подобает при твоем общественном положении! И будем дружить домами, так сказать!
- ...... - произнес мой папа слово, которым он чаще всего меня называл и которое означало: балабол, играющий в футбол, но не мячиком. - Ты, Миша, на него не обижайся - ну что взять с ...этого спортсмена...!
- Да вот, Игрюха! - сказал мне дядя Миша, - решил я жениться!
- Ну что ж! - развеселился я, - большому кораблю - большую кораблядь!
Один из моих недостатков (но часто - наоборот, достоинство) является то, что я реагирую на все моментально. В голове моей рождается куча разных вариантов фраз, из которых я выхватываю наиболее мне понравившуюся и брякаю ею, иногда не совсем удачно.
- И кто же эта счастливая избранница судьбы? - продолжал веселиться я. - Надеюсь не тетя Муся? - Тетя Муся была одной из легенд Жилстроя. Возраст у нее был тот, о котором говорят: "Столько не живут!", даже старожилы вроде дяди Миши называли ее тетей Мусей, но чувствовала себя она молодцом, точнее молодчихой. Время от времени она, накрасившись и нарумянившись, "выходила в свет", откуда частенько притаскивала какого-нибудь пьяненького морехода. После дополнительного возлияния, тетя Муся укладывала избр(бр-р-р-р-р!)анника судьбы в постельку, сама выключала свет... снимала парик, накладные ресницы, смывала штукатурку с лица, вынимала вставную челюсть и укладывалась туда же. Наутро, проснувшись с бодуна и увидев это, человеки вели себя по всякому. Кто-то стойко спрашивал - "Ты кто, бабка? А где та фифёла, с которой я вчера пришел?", но таких было очень мало. Основной, так сказать, контингент, в ужасе одевался за считаные секунды и исчезал со скоростью ураганного ветра. И видя человека, несущегося с выпученными глазами, с одеждой, застегнутой не на те пуговицы, а то и вообще не застегнутой, люди качали головами и говорили друг другу: "Ну, тетя Муся! Неугомонная старушенция!". (Но смертельных исходов не было, что говорит о недюжинном здоровье наших мореманов).
Дядя Миша почал новую бутылку, разлил по стаканам и только потом ответил:
- Да есть тут одна... В кадрах у нас работает... Может ты ее даже и знаешь - Людмила.
- Людмила? - весело переспросил я, хватаясь за стакан, - надеюсь, не рыжая?
- Именно, - сказал дядя Миша. - На ней, на Ивановой.
Батя мой снова помрачнел, а я почувствовал, как водка прямо в горле у меня превратилось во что-то твердое, угловатое и, зацепившись углами, застряла поперек. Я выпучил глаза и поперхнулся. Дело в том что Люду рыженькую я знал... и не только я.
В свои 28 лет она была уже 4 раза замужем, но все мужья от нее убегали очень быстро. Люся все время, даже будучи замужем, страдала от одиночества и при любом поводе, да и без повода, старалась его с кем-нибудь разделить. Причем, почти всегда - не с мужем. В наших кругах она носила кличу "Одноразовая Люся".
- Ты чего, дядь Миша! - отдышавшись произнес я, - Это на Одноразовой, что ли?! Да она тебе в дочки годится! В младшие!
- Почему это "Одноразовой"! - изумился дядя Миша.
Я попытался объяснить, но дядя Миша уперся как баран: выдумки это и все тут!
- Ладно! - махнул я рукой, - Приспичило, так женись, чёрт с тобой! Женись-женись! Мы тебя поженим, детишек тебе сделаем, лишь бы тебе не было одиноко!
- Ну, (спортсмен)! Ну какой же ты (спортсмен)! - сокрушенно покачал головой папенька. - Тут дело серьезное, а ты все...
- Серьезное? - взвился я, - серьезное дело будет, когда дядя Миша с рейса придет, а домой попасть не сможет!
- Это почему ж?
- Рога в дверь не влезут!
Так вот посидели мы еще немного, в молчании... Потом еще немного.... и еще, пока от водки ничего не осталось.
- Ну ладно! Пошел я! - сказал дядя Миша и пошел. А я остался думать тяжкую думу - как бы мне спасти старого друга.
Вариант о том, чтобы соблазнить Одноразовую и сделать так, чтобы дядя Миша нас на этом накрыл - это я отмел сразу.
Соблазнить Люсика, конечно, было нетрудно, но в глаза дяде Мише потом я бы смотреть не смог. Вот такое вот кривое понятие о чести. Надо было срочно искать кого-нибудь, кто взялся бы за эту роль. На следующий день, благо был выходной, я вплотную приступил к решению этого вопроса. Но все мои знакомые в ужасе шарахались от такой перспективы, не помогало даже обещание поить их водкой хоть месяц. Корабль дяди Мишиного одиночества тонул прямо на глазах. Он ходил со мной и Люсиком в театр (очень любил дядя Миша театр), где она тупо смотрела на сцену и однажды спросила:
- А почему пьеса называется "На дне"? Это потому что, когда с балкона смотришь на сцену, получается будто актеры на дне?
- Нет, - ответил ей я, пока дядя Миша изумленно хлопал глазами, -- это потому что эти актеры играют только днем, а та труппа, которая играет ночью, играет пьесу "В ночном"!
- А-а! - протянула Люсик. - А я сама чего-то и не додумалась! А почему они называются трупами?
- Это потому, - с сарказмом произнес я, - что грим им накладывают работники морга!
Почему-то этот, с позволения сказать, пассаж меня не удивил. Что меня удивляло, так это ее умение читать. Когда она прочла с афиши название нескольких пьес, хоть медленно и по слогам, я удивленно молчал аж две минуты. Что она любила и понимала - так это индийские фильмы. Я, правда, их тоже любил - это ж целых 2 серии! Замечательная возможность выспаться, пока какая-нибудь подружка не отрываясь зачарованно смотрит на экран. Любил, но не понимал.
Но больше меня поразил дядя Миша, когда вечером, оставшись вдвоем, мы распивали с ним спиртные напитки и вели очередную беседу "за жизнь".
- Вот видишь, - сказал мне дядя Миша, - какое у девочки чувство юмора! Как она про пьесу-то!
- Да уж! - проворчал я, - Любовь зла! Слепа, глуха и тупа...
Посидели мы, говоря вроде об одном, но на разных языках, и разошлись. В душе у меня было гадко, как будто туда нагадили все бродячие собаки Жилстроя. А собак на Жилстрое было много... Дядю Мишу надо было спасать, но я не знал - как. Через пару дней мои страдания стали вообще нестерпимы - пришел дядя Миша и объявил, что собирается перед рейсом подавать заявление в ЗАГС. Я только криво ухмыльнулся и молча чертыхнулся.
- Надеюсь, не в отдел смертей? - угрюмо пошутил я.
- Нет! - в тон мне ответил дядя Миша, - в отдел регистрации браков!
- Вот из-за таких как ты, дядь Миш, и назвали женитьбу - БРАКОМ! - настроение мое падало куда-то в пропасть безнадеги, поэтому я даже начал слегка хамить дяде Мише, чего никогда себе не позволял. - Да ты сам подумай! Ну куда ты ей! Ей наверняка твои деньги снятся!
Опять посидели мы, играя в молчанку, выпили водку и разошлись - еще более недовольные друг другом. Мозги мои скрипели и пробуксовывали, ничего на ум мне не шло. Вот надумай дядя
Миша женится на ком-нибудь из мам моих подруг, я бы только благословил новобрачных и на радостях выпил бы за здоровье молодых пару ведер водовки.
Поскольку дядя Миша часто пропадал на пароходе, он дал нам наказ помогать Люсику, о чем бы она не попросила. Хотел я было сказать - о чем она может попросить, но не стал портить дяде Мише настроение. Люсик одно время "заходила на огонек" попить водочки, делала недвусмысленные намеки, но я сказал ей в лоб все, что я про нее думаю и она временно исчезла с моего горизонта, гордо вздернув носик и возмущенно виляя бедрами.
Как и положено в сказках и прочих рассказах - долго ли, коротко ль, но пришел дядя Миша собственной персоной, злой как черт и с огромной нихераськой водки.
- Привет, дядь Миш! - дружно обрадовались мы, напряженно ожидая сообщения о предстоящей свадебке. - Как жисть? Путем?
- Ага! - сказал дядя Миша. - Да чтоб мой пароход утонул, мать его лодочка и папа-парусник! - сорвав с бутылки водки пробку, он стал разливать по стаканам. Руки старого морского волка явственно дрожали. Или у старого морского волка - лапы? А, не суть!
"Да-а-а.... - подумал я, - Явно свадьба откладывается!", - но с расспросами к дяде Мише никто не полез. После второй бутылки водки дядьМиша слегка отошел и стал вещать о наболевшем.
- Представляете! - с ошалевшим видом рассказывал он нам, - запросики у подружки! Платье ей подавай свадебное с тухлями... за три тыщы! (Хочу сообщить, что три тысячи деревянных тогда были нехилыми деньгами). - Да еще заявила: на свидетельницу прикид тоже я должен купить, а то у той папа-мама бедные, а в том, что есть она идти не сможет! Потому что, мол, у нее ничего и нет!
- А что, дядь Миша! - встрепенулся я, - свидетельница без ничего - это класс! Женись, хотя бы ради такого зрелища!
- А ты! - вдруг взъярился дядя Миша, - не мог старому пню сказать правду об ...этой! Что она шалава еще та!
- Да я... - попытался было возразить я.
- "Да я, да я!!!" - разбушевался дядя Миша. - Головка от часов "Заря"!!! Надо мной весь порт ржал! Даже помполит мой пришел и попросил сходить к психиатру на обследование!
Помполит, друзья мои, это особо ценный балласт на корабле. Помощник по политической части - вот как это называлось полностью. Полностью тупой, ничего не умеющий, кроме как говорить и читать из газеты по слогам речи генсеков и отчеты о заседаниях Политбюро и о съездах съездов. Если даже он обеспокоился судьбой своего капитана, то это навело дядю Мишу на мысль... трезвую и разумную, надо сказать.
- Нет бы, сказал, мол ну что ты, дядь-Миш, старый осел! Куда ж ты лезешь! - потихоньку стравливал пар дядя Миша. - Открыл бы мне глаза!..
- Тебе откроешь... - проворчал я. - Чем кончилось-то?
- Чем-чем! Всем кончилось! Пришел я домой, как честный человек - спросил ее в лоб, а она давай юлить - да что ты, мол, любимый! (Тут я поперхнулся). Какое дело, что было раньше! Теперь я только тебя люблю и уважаю! Ну, выгнал я ее, короче...
- Мьдя... - задумчиво произнес я, - свадебный марш Мендельсона плавно переходит в "Песнь о разлуке" Марка Фрадкина... Но ты, дядь Миш, не отчаивайся! Какие твои годы! У тебя еще все впереди!
Дядя Миша угрюмо зыркнул на меня и принялся снова наполнять стаканы. Посидели, помолчали.
- Что ты там врал насчет одиночных мамаш? - как бы невзначай спросил дядя Миша.
- Почему это врал? - возмутился я, - хочешь одиночных? Будут тебе - хоть одиночные, хоть очередями!
- А что для этого надо? - заинтересовался дядя Миша.
- Как всегда! Коньяку, вина и шоколада! - радостно взвился я, окончательно понимая что дядя Миша снова спасся. - Детям мороженого, бабам - цветы!
После чего мы весело пошли знакомиться с одинокими мамашами и их очаровательными дочками.

Оценка: 1.4381 Историю рассказал(а) тов. kuch : 21-11-2004 09:57:06
Обсудить (12)
24-11-2004 21:52:38, Your Old Sailor
> to kuch > Гы... Я как-то пытался учиться в Мон*****ском п...
Версия для печати

Остальные

МИЛИАР

Ветер гнал над марийским лесом рваные облака, время от времени из них сыпал холодный дождь пополам со снегом, апрельское солнце не спешило пробиться наружу, затем чтобы согреть землю, и больные укрывались солдатскими бушлатами поверх тощих, маркированных черной краской одеял.
В строении 13 стоял холод, Василий Палыч согревался спиртом, серчал на погоду и ворчал, что впору оперировать не в хирургических перчатках, а в теплых рукавицах. Отопительный сезон закончился внезапно, поскольку теплопунк взлетел на воздух. Котельный солдатик три месяца нес вахту безвылазно и в одиночестве, отпраздновал самогонкой свой день рождения, уснул и не увидел, как стрелка манометра зашкалила красную черту. Родителям сообщили, что сын погиб при выполнении секретного задания, бойца похоронили.
— Палыч, да бросьте вы терзать аппарат, — не выдержал я, глядя, как мой начальник дует и рычит в телефонную трубку.— Сдохла ракетная связь, скоро почтовых голубей заведем.
— Нет, ты мне скажи, как можно медицине без связи?! — не принял мой шутки Балуев и швырнул трубку, — о чем они там, наверху, думают?
— Пора бы знать, о боеготовности.
— Телефон не работает, радио провести не додумались, газет нету... Живем как на необитаемом острове...
— А вы сходите в первую палату, там у бойца Голидзе — “Спидола”.
— Богатые эти грузины, — усмехнулся Василий Палыч.— Тяпнем что ли по двадцать капель, не возражаешь?
Тяпнуть мы, однако, не успели.
К лазарету подъехал “газик”, из кабины выскочил офицер в плащ-палатке, споткнулся о ступеньку крыльца, громко выругал ее и, стуча сапогами, пошел по коридору. “Где начальник?” — донеслось до нас, и тут же дверь в ординаторскую распахнулась.
На пороге стоял лейтенант, и на его совсем еще юном лице сквозило любопытство. Василий Палыч поморщился, спрятал склянку со спиртом.
— Товарищ майор, — провозгласил лейтенант, — тревога!
— Спасибо, обрадовал, — сказал Балуев.
— С кем будем воевать? — поинтересовался я.
Лейтенант не внял моему вопросу, вытер рукой мокрое лицо, объяснил товарищу майору:
— Приказано всем находиться на местах, привести в полную готовность медицинские укладки и держать наготове санитарную машину...
— Это еще зачем? — проворчал Балуев.
— Не знаю... Приказано.
— Надолго?
— До особого распоряжения...
Балуев закурил, со скукой на лице уставился в угол комнаты, а лейтенант помолчал недолго, потоптался на месте, оставил на полу лужицу, затем приложил руку к виску, молча вышел из ординаторской.
Заскрежетал двигатель, газик принял посыльного и покатил по широкой колее, переваливаясь с боку на бок в волнах грязи.
— С чего это тревога? — вопросил Балуев.
— Может, супостат балует, — тупо сострил я.
— Ты бы лучше укладки проверил, а не ерничал на голодный желудок. Приказ понял?
Отдав приказ, он извлек из ящика стола медицинскую склянку, бросил в рот горсть витаминов, мрачно усмехнулся.
— Приму-ка я покамест грамульку... Не возражаешь?
— А мне?..
— Перебьешься.
Трое суток не выходили мы из лазарета, хотя ничего особенного не произошло, и нельзя было понять, что это за тревога такая. Загрузили кузов санитарки зелеными ящиками с медицинскими укладками, Палыч приказал шоферу бдеть.
Все эти дни лазарет работал как обычно, поздними вечерами мы употребляли лекарственное горючее в малых дозах, ждали отбоя и слушали “Спидолу”, временно конфискованную Василием Палычем у больного Голидзе. По причине боевой обстановки.
Из радиоприемника лились победные реляции о севе в южных районах, рекордах шахтеров и нефтяников, о начале химизации всей страны и прочих свершениях. Про супостата, который навлек на нашу дивизию боевую тревогу, ничего не сообщали.
— Секретничают, — сказал Балуев и, наморщив лоб, добавил: — Только чего им медицина далась? Ты мне можешь объяснить?
Я не смог.
На четвертый день, когда мы пили в ординаторской жидкий чай и слушали музыку, “Спидола” внезапно смолкла. Палыч насторожился, проворчал:
— Кажись, началось...
Пауза показалась нам бесконечной. Открылась дверь, вошла дежурная медсестра, хотела сказать что-то, но начальник приложил указательный палец к губам. Сестричка замерла, глядя на нас с недоумением. И тут приемник ожил, торжественный голос диктора наполнил комнату...
Внимание, говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!.. Передаем сообщение ТАСС...
Приемник кричал так громко, что в коридоре, возле открытой в ординаторскую двери, столпились больные и весь наш скудный медицинский персонал. Василий Палыч махнул рукой, пригласил войти, тотчас в комнате стало тесно. Слушали, не проронив ни слова, а диктор между тем заметно волновался, его голос напоминал знаменитого Левитана — в день Победы.
12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник “Восток” с человеком на борту...
— Запустили! — воскликнул больной Голидзе, с гордостью глядя на свой приемник.
— Тихо, — приказал Балуев и прибавил громкость.
Голос диктора рокотал в строении 13.
...Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника “Восток” является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич...
Передача закончилась, снова раздалась музыка. Больные, медсестры, санитары-носильщики, шофер, труженики пищеблока загалдели, и лица их светились улыбками. Балуев выключил приемник, с гордостью оглядел обитателей барака, грубые морщины на его лице разгладились.
— По такому случаю, назначаю праздничный ужин, — объявил он.
Василий Палыч, как говорится, не бросал слов на ветер. Добыл в Военторге на свои деньги три десятка яиц, приказал сварить вкрутую. Каждому больному дали дополнительно к ужину по половинке яйца. А уж для персонала наш начальник выделил по мензурке разведенного спирта, и мы дружно отпраздновали славную космическую победу.
Когда все разошлись, Балуев сходил в предоперационную, принес небольшой флакон с заветной жидкостью, пакетик с витамином “С”, и мы до полуночи пировали, обсуждая, чего еще совершит наука.
— Я же тебе говорил, что она все может, а ты спорил, — укорял меня Василий Палыч.
— Не все, — возражал я.
— А я говорю, все... Человек будет жить тыщу лет, понял?
— Яиц в Военторге не хватит, — сопротивлялся я.
— Критикан ты, как я погляжу. Признайся, о чем все время думаешь?
— О том, как уеду отсюда и буду заниматься наукой. В академии...
Наутро снова приехал все тот же юный лейтенант. Сообщил про отбой тревоги, привез в подарок Балуеву “Красную звезду” с сообщением ТАСС и портретом Гагарина.
— Чего ты сразу не сказал про полет? — спросил Василий Палыч.
— Его так засекретили, что даже Чапай не знал!..
— А зачем тревогу объявили?
— Для оказания первой помощи... Оказывается, по всей стране медики трое суток на ушах стояли.
— Не понял...
— Так неизвестно же, куда он мог приземлиться.
— Эх, жаль, что не в наш лес, — размечтался я.
— А ты его чем хотел заразить, кандидомикозом или лихорадкой? — усмехнулся Балуев.
— Эх, вы, а еще начальник! Если бы он к нам упал, за сутки бы новый лазарет построили...
— Марийский мечтатель, — хмыкнул мой шеф и принялся разглядывать портрет космонавта.
...Наутро к лазарету подъехал самосвал. Привезли в кузове бойца. Палыч отматерил старшину, который сидел в кабине, за такой способ доставки больного, но тот оправдался. Объяснил товарищу майору, что он — старший машины, и ехать ему в кузове не положено.
Это был солдат первогодок — маленький, худой и невзрачный. Его тряс озноб, градусник показал на отметку 40. Частое и неровное дыхание, бледные, сухие губы, кашель — все говорило: крупозная пневмония. Ничего особенного, сколько таких перебывало в лазарете!
Прослушал я легкие, сердце, вкатил подобающую дозу пенициллина, ввел камфару, отвел новенького больного в рентгеновский закуток. Включил аппарат, поставил бойца за экран... Легкие оказались чисты и прозрачны. Вот так номер! Где же пневмония? Минут десять я крутил солдата так и эдак, выискивал хоть какое-то затемнение. Никаких признаков! Пришлось потратить на снимок дефицитный лист пленки из последней пачки. Еще раз прослушал грудную клетку. Едва слышные хрипы, жестковатое дыхание — вроде пневмония. Отвел странного больного в палату, уложил на койку, укрыл двумя одеялами и его личным бушлатом с биркой, которая обозначала ракетную должность солдатика.
Василий Палыч с благостным видом сидел за столом, покуривал “армейские” и глядел в окно. Тучи развеялись, выглянуло солнце, в ординаторской сделалось теплее от электропечи, подаренной нам командиром полка, которого мы с месяц назад избавили от язвы желудка.
— Палыч! Какая-то непонятная пневмония. На рентгене ничего не видать.
— Погоди денек, проявится.
Я согласился. Василий Палыч встал со стула, улыбнулся и стал прохаживаться по ординаторской. Походил с минуту, остановился напротив.
— Вот ты мне скажи, Авиценна, — вопросил Балуев, — сколько у нас в дивизии ракет?
— Много. А вам зачем?
— Я все думаю, могли бы мы на нашей ракете запустить человека? Как думаешь?
— Думаю, нет. Вот если все одну на другую поставить, тогда...
— Ни хрена ты в ракетах не понимаешь. Любая запросто до Америки долетит, значит, и человека в космос может забросить.
— Ну, если такого мелкого, как этот солдатик с пневмонией, тогда, пожалуй.
— Дался тебе он...
— Палыч, чего-то он мне не нравится.
— А ты сходи, принеси снимок. Высох, наверно...
А ведь прав шеф, на сухом-то снимке все видно. Погасил папиросу, отправился в рентгеновский закуток. Схваченная бельевой прищепкой пленка висела на гвозде, прибитом к двери. Приложил снимок к стеклу... Что это?!
Легкие пестрели какими-то зловещими точками, похожими на просяные зерна. Неужели опять кандиды?!.. Нет, как их увидишь на рентгене? Это же не микроскоп. Так что же это такое?.. Что?!..
И тут в моей голове внезапно всплыла лекция профессора Новодворского — генерала от фтизиатрии. Туберкулез. И не просто туберкулез, какого я в достатке повидал в сооружении 13, — милиар.
Да, это был милиарный туберкулез, — самая его зловещая форма, классика дореволюционных времен. Новодворский рисовал на доске эти самые точечки по всей поверхности легких, уверял, что не придется нам увидеть, ибо давно минули те времена, когда сия “социальная” болезнь гуляла по России. “На всякий случай, для общей эрудиции”, — говорил нам знаток побежденной болезни. И вот теперь лежит у меня в палате тщедушный солдатик, приговоренный к погибели.
— Палыч, милиар! — заорал я, вбегая со снимком в руке в ординаторскую.
Балуев приподнялся над столом, ткнул окурок в пепельницу, недоуменно уставился на меня.
— Милиар, Василий Палыч...
Начальник мой молча взял снимок, приложил к оконному стеклу, долго рассматривал, потом бросил рентгеновскую пленку на стол, помрачнел лицом...
— Эх, ма!.. Жаль солдатика...
И горько выругался...
В полночь заполночь, когда Балуев, наконец, уснул, я вышел из барака подышать свежим воздухом.
Тоска заполоняла мою душу, и шикарные подарочные папиросы фабрики Клары Цеткин показались такими горькими, точно вместо табака в них насыпали яду.
Неподвижно чернел вокруг барака глухой марийский лес, стояла удивительная для ветреных апрельских дней тишина. В безлунном небе мерцали звезды, и глядели они на Землю так, точно ничего необычного на ней еще не произошло. Будто еще не победил русский майор космическое пространство, будто не заполонили леса и болота стартовые позиции стратегических ядерных ракет... и будто не лежит в сооружении 13 мальчик в рваных солдатских кальсонах, сраженный милиарным туберкулезом.
Долго стоял я, задрав голову, мечтал о науке, старался отыскать созвездия — те, что запомнил со школьных лет, нашел Большую и Малую Медведицу, Кассиопею, Пояс Ориона, обнаружил близко к горизонту Стожары, и вдруг показалось мне, что звезды посмеиваются над всем, что происходит на Земле.


Викентий Пухов "Записки карьериста"
Полный текст здесь.
http://din.krasline.ru/1999-5-6/s046.htm
Оценка: 1.4372 Историю рассказал(а) тов. WWWictor : 17-11-2004 16:06:36
Обсудить (30)
08-04-2008 00:17:58, WWWictor
славный рассказ))) http://www.proza.ru/texts/2003/05/05-79....
Версия для печати

Флот

КРИВОЙ ПЕЛЕНГ

Вам доводилось брать пеленг?
Давайте вместе возьмем его! У Вас есть нейлоновая нить? Нет? Возьмите леску. Один конец привяжите к ручке двери, второй - к зубу. Теперь толкаем дверь вперед и сопровождаем ее глазами. Не моргайте и не зажмуривайтесь! Почувствовали резкую боль? Вот оно! Вы взяли истинный пеленг! И не надо называть меня генетически неправильным мужчиной и слать между ног - я объясню свое зверство!
Правильный прямой пеленг - вещь насущная. Взятие его - дело нервное. Он поможет Вам в море не нарваться на скалу, правильно рассчитать расхождение с тупым носорогом - японским судном Ро-Ро, везущим машины «Тойота» в страну, в которой их ждут ковбои с бейсбольными битами. Это сейчас ковбои привыкли, а тогда очень нервничали.
Разошлись левыми бортами? На дистанции полумили? Ух, лихо!
Зачем еще нужен пеленг? Чтобы найти корабль потенциального противника!
- Баклан, я - Бугель. Дай пеленг на Костю-еврея! - кричите вы по открытой связи разведчику Ил-20, приданому вам в Японском море.
- Бугель,- кричит он, - я хоть и баклан, но что такое «пеленг» и кто такой «Костя»?
Вы нервничаете, но все же говорите в трубку, повторяя каждое слово дважды:
- Баклан-баклан, дайте-дайте направление-ление и дистанцию-цию на Лейшена-шена.
- На кого?
- На авианосец «Констеллейшн», вашумять-вашумять!
- Аааа! Добро! Азимут 160, удаление 34 км.
Друзья, то, что сказал этот авиатор - не только плевок в добродушное военно-морское лицо. Это еще и неправильный пеленг!
Пеленг - это горизонтальный угол между северным меридианом и направлением на объект. А азимут - это горизонтальный угол между северным меридианом и направлением на объект! Видите разницу? То-то! Если не видите - не произносите это арабское слово «ас-сумут» на расстоянии ближе, чем 185.2 метра от ближайшего флотского - эту дистанцию в один кабельтов он бегает быстро, но потом выдыхается и тяжело дышит. Почему? Он сейчас меряет этот самый угол. Он берет радиопеленг, а значит - он не уверен в его правильности. Почему? Пеленгатор может быть не откалиброван, но чаще - его берет матрос Керимбабеков!
- Частота 7777! Срочно дать пеленг на объект! - кричите вы.
- Тащ, чистата сэм-сэм-сэм-сэм, пэлынг - тарыста двацыть!
- Уверен, что прямой?
- Тащ, обыратнный пэлынг - тарыста пьят!
Что скажешь в такой момент? Да, ничего... Скорее споешь:
- Штурмовать далеко море
Всяких дятлов шлет страна...
- Бабек, обратный пеленг от 320 - 140 градусов! - бьетесь вы головой о переборку.
- Нэт, тащ, уже дывэсты дэвьяносто!
- Самолет, что ли?
- Ай, тащ! Это наш корабэль поворачываеця, цырыкулирует!
Ну что ж, придется провести с Керимбабековым дополнительные занятия. На камбузе. И счастье, если он там останется навсегда, а на его место сядет литовец матрос Борзутис. Это двойное счастье, ибо пеленг становится очень прямым! Но берется очень медленно...
К кому же обратиться, чтобы этот арабский азимут вычислялся верно и быстро?
К кому же еще? К Юрке! Юрка - глобальный тральщик по ВУСРам и всему стратегическому. У него даже карта есть в проекции Меркатора! Этот глобалист, например, знает, что радиопеленг является ортодромическим! Вы знаете, что это? Я - нет.
А Юрасик сидит перед своей чудо-картой, нарисованной от руки, и шмалит «Беломор». В этот момент он глобально тралит! Иногда ему даже пеленг не нужен - он гоняет самолеты, лодки и корабли экстрасенсорно, на мутный военно-морской глаз, он вяжет пеленга пачками, протягивая резинки с иголками на концах по всей мировой карте, нещадно искривленной Меркатором.
- Вижу! - кричит он. - Нет, ошибся...
- Что-то не нравится мне вот тут! Бабек, что есть по пеленгу 270?
- Тащ, нэту ничыго!
- Найти и доложить!
- Эст! Тащ, эст обэкт по пэлэнгу 90!
- Умница! - кричит Юрасик. - Но пеленг обратный! 270! Ты понял? Обратный!
- Эст обратный!
И Юрик уже бежит к командиру, доказывая наличие авианосца «Констеллейшн» в Персидском заливе.
- Уверен?
- Так точно! Вернее не бывает! Он, зараза! Разрешите сообщить в базу?
- Добро!
А вечером грустный командир вызвал глобалиста на ходовой. Подвел его к бинокуляру, навел по пеленгу 90 и говорит:
- Смотри, радуйся! А потом я тебя драть буду!
Посмотрел глобалист и увидел - он, «Констеллейшн». Стоит себе в ремонте в Сан-Диего.
А командир карту ту порвал. Да. В порыве ярости. Зря, конечно...
Оценка: 1.3968 Историю рассказал(а) тов. Navalbro : 29-11-2004 15:23:44
Обсудить (134)
05-03-2005 16:08:52, Navalbro
> to Navalbro > Счастлив, что мое словоблудие другой природ...
Версия для печати

Армия

Через год после Руста.

Об этом случае не писали в "широкой" прессе в то время, но он был, и мы тому свидетели.

Итак, 28 и 29 мая 1988 года, легкомоторный самолет "Сессна" несколько раз нарушил Государственную границу СССР в Заполярье. Взлет самолета осуществлялся с аэродрома Новежского города Киркинес. Далее курс самолета был направлен на поселок Никель, который находился в нескольких километрах от государственной границы с Норвегией.
"Сессна" имела на крыльях опознавательные знаки Германии, кресты, а также символику Асов Геринга - бубновые тузы. Как следовало из разведсводки, самолет принадлежал Гамбургскому авиаклубу, пилотировал его Андрес Соммерс.
Летчик на малой и предельно-малой высоте летал над крышами жилых домов п. Никель, выделывал фигуры высшего пилотажа.
Высыпавший на улицы поселка народ видел все это "безобразие" и реагировал весьма бурно и мало понимая, в чем тут дело.
Нарушения Государственной границы фиксировалось ближайшими подразделениями РТВ (радиотехнических войск ПВО), а также нарядами погранвойск.
По нарушителю госграницы поднимался истребитель Су-27 с ближайшего аэродрома ИАП ПВО п. Килп-Явр.
Полет истребителя к месту нарушения госграницы, поселку Никель, контролировался радиолокационными разведсредствами Норвегии. Возле Киркинеса стояли (стоят?) несколько белых "куполов", прикрывающих радары.При приближении нашего истребителя к району, где находился самолет-нарушитель, тому, видимо, передавалась информация об угрозе. Потому что нарушитель тут же начинал "отход" к госгранице, затем пересекал ее и уже продолжал полет над территорией Норвегии и посадку на аэродроме г.Киркинес.
Далее все в "повторе": нарушение, полет, отход при опасности.
Воздействовать ЗРВ ПВО по нарушителю не представлялось возможным: ближайший ЗРДН С-75 находился на такой дальности от места нарушения границы, что не обеспечивался обстрел маловысотной цели из-за характера местности, весьма высокие скалистые горы и сопки (большие углы закрытия).
И тогда где-то в "Верху" принимается решение о передислокации ЗРДН С-125, прикрывавшего аэродром ПВО в п.Килп-Явр, непосредственно к поселку Никель.
Получив приказ, дивизион свернув матчасть, совершает почти 300-км марш и встает на сопке прямо над поселком. Проведя развертывание, немедленно заступает на Боевое дежурство "по охране и обороне..." Буквально на второй день развертывания на дороге к позиции ЗРДН были замечены несколько легковых машин -"Жигули". Явно не военных - разноцветных. Часовой остановил. Пришлось идти разбираться вместе с замполитом, что случилось. Оказывается, приехали мужики - жители п. Никель. Там живут, в основном, шахтеры. Народ нахорошо прямой в изъяснении. Поздоровались. Они нам: "Командиры, ребята! Вы уж этого гада сбейте! Ведь, сука, прямо над крышами летает! С крестами!" Дальше шла ненормативная лексика в адрес нарушителя. На наш ответ, что все, что сможем, сделаем, но над поселком сбивать нельзя. Обломки самолета могут упасть на жилые дома - получаем ответ от одного из делегации: "Командир! Да пусть на мой падает! Хоть прославлюсь!" Народ принял наши уверения и автомашины уехали. Через час - опять едут! Послали замполита выяснять, что теперь-то? Замполит возвращается и докладывает - мол, мы ушли, а за мужиками старшина ломанулся, попросил консервами помочь, бойцов кормить уже почти нечем. Когда еще полевую кухню и продукты из бригады привезут - питались сухпаем, что увезли с места дислокации из "НЗ". За неделю подъели почти все.
Что ругать старшину? Так он за бойцов, как за детей заботился. Единственный был у меня за службу такой: порядок в службе бдил и сволочью не был.
В общем, привезли продуктов мужики, хватило нам до бригадных харчей. Вот такие были тогда люди и отношение к Армии.

...Легкомоторник продолжает полеты вдоль границы со стороны Норвегии. Матчасть ЗРК работает практически круглосуточно, так как вдоль границы вдруг залетало что-то много и вертолетов Норвегии. Практически каждый день "Сессна" имитировала нарушение госграницы внезапным маневром, отворачивая у самой "ленточки".
Ракеты ЗРК теряли ресурс, находясь ежедневно в готовности к пуску. Матчасть перегревалась, бывало, техника ломалась, ее вводили в строй, как можно быстрее. Боевые расчеты из кабин не уходили. Питались прямо на рабочих местах. Подменяли друг друга на несколько часов поспать.

Потом пришло жаркое лето 88-го.
Вокруг позиции ЗРДН стали гореть высохшие болота.
Дым хоть как-то маскировал позицию, но дышать им было отвратительно. Температура воздуха достигала 25 градусов тепла.
Если командование нашей части еще как-то помогало своему убывшему ЗРДН (хотя, были случаи, когда не было даже чем накормить бойцов - брали продукты в долг и у погранцов), то остальные, из Корпуса и штаба Армии старались "ущучить, уличить" во всем: от невыпущенного боевого листка и наглядной агитации (это был такой Нач.ПО корпуса), до "почему не укрыты кабеля" (это командующий армией). Все топали ножками, грозили парткомиссиями и всем-всем остальным. И похрен им было, что люди дежурят на износ, и некогда долбить скалу под кабелегоны, и то что техника уже "сыпется", что Слава тем, кто делает все, чтобы ЗРК С-125 1976 года выпуска (без единого заводского ремонта) еще в строю..
Но зато прислали представителя военной прокуратуры, и тот провел инструктаж по Уголовному кодексу, все офицеры расписались за... "до 7-ми лет, за последствия нарушения Правил несения Боевого дежурства". Тень от крыльев "Сессны" Руста вовсю накрыла систему ПВО.
Позиция была выбрана кем-то в "верху", более чем отвратительно: поселок впереди, как на ладони - стреляй, а влево-вправо-сзади - горы. Слева - "этот" не полетит,надо над горами подниматься и лететь над ними. А вот справа - в самый раз!
Начинается дорога Никель-Мурманск, которая крутится между скалистых сопок.Хороший ориентир для полета на малой высоте. Вот туда, видимо, "Сессна" и будет пытаться прорваться. Разведка давала такую информацию:
= После нарушения границы "Сессна" летит в сторону Мурманска над дорогой. Совершая полет на МВ и предельно-малой высоте, самолет плохо обнаруживается средствами ПВО (такой уж рельеф). Далее сценарий такой - или летит до Мурманска, а затем над Заливом в нейтральные воды. Если будут проблемы, то свернув уходить по одному из фьордов опять в сторону нейтральных вод =
Маршрут такого полета был правдой, или это была "деза", точно не знаю.
Главное для нас, не дать ему проскочить нашу зону поражения. А стрелять ЗРК мог, по-честному, только в секторе 30-ти градусов справа, очень горы мешали. Если не сбиваем, то все - уйдет! Ну а нас "уйдут"...
Да! Приезжал же топограф, границу уточнить, чтобы точно нанести на ВИКО СРЦ и планшет.
Короче, ту границу, что мы с КАРТЫ КОМАНДИРА перенесли, он пересчитал по-своему, и уехал. Так совпало, что противник как-то вяло себя вел, пока топограф возился, а мы уточненную границу рисовали... А потом понеслось! Мля!
"Сессна", как обычно, летит курсом на границу и... пересекает ее. Ну, началось!

"Дивизион, к бою! Готовить непрерывно четыре двадцать седьмых ГПУ..."
Перевелись в готовность N1, ракеты на подготовку, поиск цели, обнаруживаем "Сессну", захватываем. Офицер наведения на кнопке "Пуск" палец держит.
Все! Стреляем!? Времени-то совсем мало! Уйдет же!
Вдруг самолет начинает разворот, ну, как обычно у нашей границы. Что-то не то! Чего он дальше-то не летит?!
Хорошо, что КАРТУ далеко не убрали, и что все экраны и приборы офицера наведения были точно настроены - он одну дальность до цели дает, тогда, вроде, цель как за границей. А смотришь по планшету и ВИКО СРЦ - уже вроде как нарушила. Тогда чуть не поседели.
Границу нарисовали по-старому, послали на х..й топографа и приняли спиртику (шильца). А что делать, нервы!

В общем, "бился" дивизион все лето 88-го. Прилетела вторая "Сессна" из того же авиаклуба. Полетали они вместе. Но немного. Погода испортилась,пошли дожди. И в один день при посадке какая-то из них капотировала. Вторая улетела из Киркинеса.
А дивизион так и остался на этом месте, обжился, построил нормальную позицию, казарму и т.д. Его ввели в штат другой ЗРБР, жить стало легче, но в 94-м его сократили со всей этой бригадой. Для борьбы с такими нарушителями в конце 80-х на аэродром Килп-Явр была перебазирована эскадрилья Ми-24. Наверное, лучшее средство. Хотя, в то время, когда происходили указанные выше события, где-то в 40 км стоял мотострелковый полк (или бригада), которая имела такие средства ПВО, как ЗРК " Куб" и ЗСУ "Шилка". Но никто об их применении по нарушителю и не вспомнил. С их мобильностью и боевыми возможностями на малых высотах, они бы, конечно, перевесили стационарный С-125. Но у нас были разные ведомства и этим все сказано. Хотя, граница СССР была тогда у ВСЕХ одна.

Все. От того времени остался только кусок никелевой руды, на память...
Оценка: 1.3901 Историю рассказал(а) тов. Комбат : 24-11-2004 16:52:02
Обсудить (40)
, 25-10-2009 07:53:38, Smersh
Игорь, а ведь мы там были :) Это Димон из Москвы. Стольк...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
технологичная циклевка паркета parketov.ru/
переезд офиса качественно