Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Армия

Красота по-итальянски ВЗОРВЕТ мир

В одном из обстоятельнейших путеводителей по Италии в самом начале раздела "Общие сведения" чуть ли не в качестве декларации, фразы-девиза, написано следующее:
"Итальянский дизайн. Самые красивые вещи (одежда, мебель, автомобили) делают, как известно, в Италии. И всем так же хорошо известно что эти изделия не обладают свойством так же хорошо сохраняться в веках, как римские руины"

При подготовке к итальянским экскурсиям вспоминаются собственные опыты встречи с Италией и соответствующего "культурного обогащения".

Ну, первый опыт "встречи культур" произошел у меня лет 25 назад в одной жаркой-жаркой стране, на пустынной дороге, когда мой военный грузовик наехал на итальянскую мину. Любопытно, что это была одна из первых моих мыслей сразу после взрыва, вполне возможно, она пришла мне на ум еще тогда, когда я "летел кувыркаясь" и еще не осыпался на землю вместе с деталями от моего грузовика: "Итальянка!" - подумал я. Поскольку если бы это была мина какого-либо другого, а не итальянского производства, то на ней подорвался бы либо мой друг сапер Вася, едущий на головной машине, либо, по крайней мере, если бы уж Вася миновал эту мину, тогда больше всего шансов было у начальника штаба батальона майора Непомнящего, следующего за ним в колонне. Но оба они, да еще несколько машин, благополучно проследовали опасный участок, а мне вот не повезло. Хотя у меня шансов подорваться было не так уж много, моя машина шла в середине колонны. Но именно это и означало, что мина была итальянская - в пластмассовом корпусе, с замедляющим реле, что сильно усложняло, если не делало невозможным ее своевременное обнаружение. Подорваться могла любая машина в колонне, и миноискателем ее не отыскать... Сапер Вася, сидя на головном бронетранспортере, уперев белую, как у снежного человека, запыленную цементной афганской пылью голову прямо в дорогу, пытался хоть как-нибудь распознать мины "по внешним признакам". Иногда это ему удавалось, но в тот раз он явно проглядел...

Водитель мой погиб, мина как раз под ним и взорвалась, а в моем организме взрыв никаких существенных изменений не произвел. Сказались годы упорных тренировок по раскалыванию кирпичей лицом, занятию весьма распространенному в ВДВ и прежде и теперь, а то бы мне так легко не отделаться. Я вскоре встал, оправился и даже попытался произвести расчеты для стрельбы, но не слишком удачно - удар был все же посильнее кирпича, поэтому я стал орать, чтоб стреляли без всяких расчетов, на глаз. Подрыву на мине, как правило, сопутствовала еще и стрельба - засада.

Можно сказать все же, что мне очень даже повезло, несмотря ни на что! В кузове было полно мин для минометов, они не сдетонировали. В противном случае, от меня не нашли бы даже и чего послать моей матушке. У нас тогда была в ходу партия мин еще 43-го года производства, взрывались они и вообще-то далеко не все даже при стрельбе, обычно это очень раздражало, а тут вот спасло жизнь. То есть соединение "изящества" итальянского заряда с "дубовостью" русских минометных мин...

Но дизайн у итальянских мин действительно был хоть куда! Они делались из высококачественной пластмассы оранжевого цвета, с прихотливым ребристым узором по всей поверхности, в чем мне всегда смутно грезилось какое-то невероятная реализация крылатой пошлости Достоевского "красота спасет мир"... при помощи динамита!

Но все равно - это будоражило и восхищало. Ведь этот оранжевый узорчатый декор был абсолютной, совершенной бессмысленностью. Великих итальянских дизайнеров минного дела уж действительно нельзя было заподозрить ни в какой утилитарной идее использования этой красоты (идее спасения чего-то - тоже): ведь мину сначала зарывали в землю, а потом она просто взрывалась и разлеталась во все стороны совместно с советскими бронетранспортерами и кусками тел храбрых советских воинов. Ее, кроме саперов, никто и не видел. Вот уж, действительно, принцип "искусство для искусства" в самом концентрированном виде!

Но нет же, советские воины, не лишенные эстетического чувства, все же нашли этим минам (тем из них, которые сапер Вася углядел и разминировал) мирное применение (русские отзывчивы к прекрасному :))...

Мы делали из них замечательные абажуры для своих походных коптилок и тусклых лампочек, работающих от батальонного генератора. И тогда скучный мир пустыни и интерьер брезентовых палаток заливался густым оранжевым светом и уже не мозолил глаза картинами унылого бивуачного быта колониальных офицеров, а понемногу превращался в экспозиции для сказок Шехерезады. Мы пытались даже курить вонючий пайковый табак через самодельные трубки, пили чай из верблюжьей колючки не из алюминиевых кружек, а из стаканов, закусывали афганскими леденцами, а некоторые, особенно впечатлительные из нас, надевали даже и тапочки на измозоленные горными ботинками ноги... До махровых халатов, правда, дело так и не дошло.

Спустя много лет после первой встречи с итальянским дизайном и культурой в целом, произошла вторая: у меня оказалась итальянская жена. Скорей всего, это произошло вне прямой связи с предыдущим событием - подрывом на мине совершенного дизайна. Хотя, кто знает.... Может, пока просто эта связь не проступила явно.

Спустя еще некоторое время я уже оказался в Италии, чего я совершенно не ожидал. Сижу себе на Адриатическом побережье в Равенне и рассказываю своему тестю, убеленному сединами пожилому неаполитанцу, эту историю - подрыва на итальянской мине.

Он, проживший значительную часть жизни в Германии и посему настроенный немного скептически к итальянским гражданским порядкам и некоторому природному легкомыслию своих соотечественников, сказал мне с грустным юмором, что потому, мол, я и жив остался, что мина была итальянская... Если бы я наехал на немецкую мину, то зять бы у него был другой.

Уж, не знаю даже, чего больше звучало в этих словах - разочарования ли в зяте или только в качестве итальянских технологий... Переспросить некого, тесть вскоре умер. Но шутка мне понравилась и запомнилась. Она как раз в очень таком неаполитанском духе.

Вот, все еще продолжаю знакомство с итальянской культурой... Застрял на обдумывании высказывания одного очень русского писателя в письме к другому очень русскому: "Если бы вы знали, с какой радостью я бросил Швейцарию и полетел бы в мою душеньку, в мою красавицу Италию. Она моя! Никто в мире её не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр - всё мне снилось!..."

Н. В. Гоголь В. А. Жуковскому 30 октября 1837 года.

(C)

http://alconost.livejournal.com/114873.html
Оценка: 1.3419 Историю рассказал(а) тов. kkk : 02-04-2007 17:02:48
Обсудить (23)
, 11-04-2007 16:16:52, Dr. G
Итальянские девушки... Несколько лет назад сидел я на берегу...
Версия для печати

Свободная тема

ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ
(продолжение)

ГОЛАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Мужчина и женщина устроены по-разному. Не только тела, но и мозги. Это не заявка на открытие, а просто повод для очередной маленькой истории. Не вдаваясь в глубинную психологию, не поминая ветеранов первой-второй сигнальных систем и вражеского психоанализа, сделаем два наблюдения мимоходом.
Мужчина. Он волосат и напряжен, ему желательно побрить спину перед массажем - попросите жену, иначе можно занести грязь в волосяные мешочки и вы получите обширный фурункулез. А лечить его тяжело.
- Да уж, - говорит мужчина, - особенно сейчас. Довели страну, сволочи, так бы всех и перестрелял. Нет, лучше на фонарях. Нет, лучше назначить ему пенсию минимальную, пусть поживет как мы. А этот его ублюдок - морда наглая, рыжая...
- ...Как у массажиста Х., - вставляет из-за перегородки массажист У.
- Ну, вы сравнили, - говорит мужчина неуверенно, и руки смеющегося массажиста Х. чувствуют, как напрягаются сконфуженные мышцы. Помолчав, мужчина продолжает:
- А с молодежью что делают? Пьянство, наркотики, голые бабы везде!
- ...Как у массажиста Х. на стенке, - добавляет массажист У.
Да, на стенке в кабинке Х. висит большой красивый плакат - тоненькая обнаженная девушка выходит из воды, и капли на ее маленькой груди горят под солнцем. Этот плакат массажист Х. подарил массажисту У. на день рождения от чистого сердца, но через день невропатолог Л. принесла его, скрученный в трубочку, и сказала:
- Ты это... Забери это. У Шамиля другой вкус, он пышные формы любит. А у тебя, видимо, инфантильная сексуальность, предпочитаешь недоразвитость. Может, ты педофил?
- Почему бы и нет? Хотя, я вынужден скрывать свою преступную страсть и притворяться всеядным, - сказал Х., обнимая невропатолога сзади и сжимая ее большую грудь.
- Прекрати, а то... Ну, перестань, Шамиль может зайти... Маньяк... - бормотала она, прижимаясь шеей к его губам.
- Да, в самом деле, я же друг твоего друга! - опомнился массажист Х.
Он забрал плакат и повесил на стенку в своей кабинке. Некоторое время девушка радовала глаз массажисту и всем входящим, пока невропатолог Л. не сказала:
- Она же полностью голая, прикрыл бы ты ее, что ли...
И массажист Х. исполнил пожелание начальницы. Он взял листок писчей бумаги, вырезал на нем широкие буквы «Запрещено цензурой» и прикнопил этот фартучек двумя кнопками, просвечивающе прикрыв низ животика и, самое главное, пушистый клювик, с которого стекала хрустальная струйка - прямо в отражение...
Но вернемся к мужчине. Он поднял голову, посмотрел на отцензуренный плакат, и сказал:
- Ну так он же прикрыл срам-то! А посмотрите, в каждом киоске все наружу, дети смотрят! Безобразие!
Но когда сеанс заканчивается, и массажист выходит из кабинки, накрыв пациента полотенцем, то, чуть приоткрыв шторку, вы можете видеть: пациент лежит, подперев голову кулаками, и смотрит на плакат. Потом он сползает с кушетки, одевается, не отводя от девушки глаз, и, наконец, воровато оглянувшись, двумя пальцами приподнимает белый фартук и, чуть присев и наклонив голову набок, смотрит, смотрит...
Один смотрит, другой, насмотревшись, гладит пальцами, третий, поднырнув, зачем-то нюхает...
Из кабинки мужчина выходит грустным.
А на улице все еще весна.
Видимо, из-за весны, невропатолог Л. зачихала, засопливила и ушла на больничный. (Это мы плавно въезжаем в цветущий сад женской души).
- Радуйся, лишенец! - сказал массажист Х. массажисту У. и поделился с ним своим молодым контингентом, отщипнув от своего набора одну девушку, которую только записал, но еще не массировал.
- Особь хорошая, а зона массажа - лучше не придумаешь - тазобедренный и бедро - в смысле попа и ляжка. Пианисточка, поскользнулась на гололеде, упала, теперь хромает. Отчего бы не помочь? А у меня сейчас две сразу, я уже с тремя не справлюсь.
И массажист У., соскучившийся по молодым телам, с жаром взялся за дело, попутно по телефону уговаривая начальницу как следует отлежаться. Правда, он не злоупотреблял служебным положением, как массажист Х., - может, боялся последствий в виде столкновения интересов начальницы и пациентки, а может, робел.
- Интеллигентку подсунул, - говорил он. - Вся скованная, на шутки только улыбается. Если женщина не хохочет, значит, не хочет. В смысле, в ней мало секса. И потом, у нее такие тугие трусики - и, что непонятно, уже четвертый сеанс одни и те же - коричневые с отливом, цвета мебели. Может, конечно, и каждый раз новые, но на вид все те же, - накупила, небось, семь пар одинаковых. Кстати, трусы как носки - в парах измеряются? Глухая защита, короче...
А на пятый сеанс так случилось, что массажист У. не мог явиться к назначенному ей времени. Он переживал:
- Придет, ждать будет, а там уже другие подвалят. И телефона нет.
- Но у тебя в журнале адрес есть, - сказал массажист Х. - Если недалеко, можно сходить.
Оказалось недалеко - в квартале от стационара. После работы друзья зашли в пятиэтажку, массажист У. поднялся на третий этаж. Пациентки дома не было, и он предупредил о смещении завтрашнего времени ее маму.
- А ты знаешь, - задумчиво сказал массажист Х., когда они вышли на улицу, - завтра она придет к тебе в белых трусиках.
- Почему?
- Не знаю, интуиция. Сейчас вдруг понял. Ну, если анализировать, то девушка будет подсознательно - именно подсознательно! - рассуждать так: мужчина позаботился о ней, он пришел к ней домой, он думал о ней, он, в конце концов, познакомился с ее мамой! Такой представительный и галантный, похожий на артиста Косталевского! Верь мне, она будет думать о тебе весь вечер. И вот тут ей захочется как-то тебя отблагодарить, приоткрыться навстречу. А как это можно сделать на знаковом уровне? Мне кажется, только белыми трусиками. А это уже белый флаг!
На следующий день после сеанса массажист У., выйдя из кабинки, сразу потащил массажиста Х. в курилку.
- Ты представляешь? Я как зашел в кабинку, как увидел - чуть не заржал! Она - в белых трусиках! Да еще в таких, знаешь, по-детскому типу, как на Барби - хэбэшные, чуть просторные, с кружавчиками. И там, в тени этого белого простора, когда я властным движением рук слегка раздвинул ей ноги, стала видна самая поэзия - краешек нежности с пушком! Аж сердце замерло! А когда массировал внутреннюю сторону бедра, и мой мизинец, находясь в непосредственной близости, чувствовал этот влажный жар, она так задышала! Но я даже не коснулся - поздно, блин! - и страшно, как бы Л. не узнала, - послезавтра на работу выходит... И все-таки, как ты догадался про трусики?
- Не знаю, - пожал плечами массажист Х. - Наверное, в прошлой жизни женщиной был. Помнишь тест - кем вы были в прошлой жизни? Так я был, как Гриша, женщиной среднерусской возвышенности. То есть полной дурой. Раз тебе отдал такую пациентку.
(продолжение следует)
Оценка: 1.3267 Историю рассказал(а) тов. Хиро : 08-04-2007 19:19:09
Обсудить (5)
, 09-04-2007 19:39:54, Хиро
> to V.V-rom > Негодяйским эротическим рассказам как всегда ...
Версия для печати

Флот

Светлой памяти первого Командира первого советского тяжёлого авианосного крейсера "Киев" Юрия Георгиевича Соколова.

КОМАНДИРСКАЯ ПОДГОТОВКА.

- Всему офицерскому составу такр "Киев" и прикомандированному с такр "Минск" прибыть в салон офицеров на занятие по командирской подготовке! Командирам боевых частей обеспечить стопроцентную явку офицерского состава! - тон команды по корабельной трансляции "Киева", да ещё и в исполнении самого кэпа, не оставлял другого выбора, как прийти.
- Товарищи офицеры!
- Товарищи офицеры, - стремительно вошедший в салон командир, капитан 1 ранга Соколов, начал с места в карьер. - Вводная...
Особо дисциплинированные воины начали водить ручками по листкам учтённых блокнотов.
- Я захожу в ресторан "Чайка", где за столиками уже сидите вы, авианосные офицеры, с лоснящимися от предвкушения предстоящих радостей физиономиями. Ваши действия?
Шелест офицерской мысли прекратился, едва начавшись.
- Не морщите репу! Диктую правильные действия по вводной: немедленно расплачиваетесь, снимаетесь и в строю кильватера следуете в "Океан"...
Вводная N2: теперь уже вы заходите в ресторан "Чайка" и наблюдаете командира за одним из столиков...
- Совершенно верно: "девятка"* - раздел - "Океан" - большой раздел - "буки-буки"*! Окончить занятие. Приглашаю к столу.
- Товарищи офицеры!
- Товарищи офицеры...
_______________________________________________________________________
* сигналы боевого эволюционного свода кораблей ВМФ СССР:
- 9 ("девятка") - поворот "все вдруг" на обратный курс;
- ББ ("буки-буки") - ускорить маневр.
Оценка: 1.3148 Историю рассказал(а) тов. Ulf : 28-03-2007 16:27:36
Обсудить (18)
05-04-2007 13:20:26, Navalbro
Каждый раз испытываю радость от чтения рассказов Ulfa. Опис...
Версия для печати

Свободная тема

ЗАПИСКИ НЕГОДЯЯ
(продолжение)

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ

Читатель уже начинает волноваться. «Описания утех и маленьких приключений - это, конечно, хорошо, - говорит он, - однако не раз между строк упоминалось про то, как сторож Х. стучит ночами на машинке. И где результаты?». Автор не может оставить без внимания подобные вопросы. Тем более что по нашему условному хронометражу подошло время выхода в тираж - в первоначальном, хорошем смысле этого слова. Мы не будем рассказывать, как сторож Х. рассылал свои тексты в центральные журналы, как ждал ответов, перечитывая вторые экземпляры глазами редакторов, как получал отказы - то сухие, то пространные, дежурно обнадеживающие. Переделкино удалялось все дальше. Только «Знамя», прочитав повесть о войне, ответило, что если бы не забитый до отказа редакционный портфель на эту тему, оно бы... Словом, сторож Х. прекратил попытки, перестал писать и занялся вплотную астрологией, хиромантией, и вновь придвинул давно отодвинутые изыскания по физике. Однако пришло время, и то, что должно было случиться, случилось. Но в несколько этапов.
- Жене Мустая Карима нужен массаж, - сказал массажист У. массажисту Х. - Он живет совсем рядом, в том же доме, где Шевчук жил, иди к нему, поговоришь, дашь почитать свои рассказы, наверняка поможет.
- Да ну, - сказал массажист Х. - Печататься в башкирских газетах я не буду. Иди сам к Мустаю, ты по бабушкам профи.
- Ну, дай мне какой-нибудь рассказик, я ему покажу, может, посоветует, куда обратиться, спротежирует.
Массажист Х. выбрал военный рассказ, вынул из него две странички с описанием боя и отдал их массажисту У.
- Вот, чтобы не напрягать старика, - сказал он. - Наверняка у него от таких просителей отбою нет. А еще лучше, вообще не давай.
- Как это «не давай»? Обязательно дам. Я жене его здоровье принесу, что ему, жалко две странички прочитать? И вообще, говорят, он мужик умный, таланты поддерживает, - сказал массажист У., и ушел.
Он вернулся через два часа, тянул время, рассказывая, какая у Мустая квартира, какой он сам вблизи, как после массажа они попили чаю. Потом перешел к главному.
- В общем, дал я Мустаю твои листочки. Вот, говорю, Мустафа Сафич, мой друг пишет, не могли бы вы взглянуть. Он взял. Знаешь, взял двумя пальцами, брезгливо так, а на лице читалось - ох и заебали вы меня...
- Я же говорил! - с досадой воскликнул массажист Х. - Нахера мне, чтобы он думал, что я попрошайничаю!
- Дальше слушай... Взял он листочки и ушел в кабинет, неся их как дохлую мышку. Вышел через полчаса, держа их уже двумя руками, и сказал: да, это, конечно, писатель... Только вот жирного тумана не бывает. Помнишь, у тебя там, когда керосином стекла опылило, герой что-то там сквозь жирный туман... Ну вот, он и сказал, мол, не бывает жирного тумана...
- Как это не бывает? Пусть посмотрит сквозь обкеросиненное стекло! Не бывает... Ну и дальше что?
- А дальше... А дальше он так задумчиво, глядя в окно, сказал: а раз он писатель, то пусть дальше мучается. Писатель должен мучиться...
- И все?
- И все...
- Ну и на том спасибо, но мучиться я не собираюсь. Не хотят - не надо. Сами придут и сами все попросят. Придет еще время...
Прошло несколько дней. Массажист Х. массировал пожилую женщину, которая назвалась проректором одного из институтов. Она завела разговор о литературе, и массажист У. подал голос из-за перегородки.
- Учтите, массажист, который вас массирует, тоже писатель. Его сам Мустай Карим похвалил. Только печатать его не хотят.
Проректор встрепенулась:
- Я позвоню сегодня своей подруге, она замредактора «Вечерки», идите к ней завтра, и вас напечатают в их Литальманахе. Ее зовут...
И массажист Х., взяв пару рассказов, пошел. Надо же с чего-то начинать, хрен с ним, что газета, - вот и проректора со связями бог прислал. Я ее за язык не тянул...
Замредактора, старушка с заячьими зубами, посмотрела на него удивленно - ей никто не звонил, но она передаст рукопись редактору Литальманаха, оставьте телефон, он с вами свяжется...
Вернувшись в стационар, он спросил у невропатолога Л. про свою пациентку-проректора - нормальна ли она и какой у нее диагноз?
- Какой проректор? - удивилась Л. - Дворник она в институте! Вон, карточку можешь посмотреть...
А что, - подумал массажист, - может такой абсурд и ведет к успеху? И забыл про отданную в газету рукопись.
Редактор альманаха (просто литературная страничка в газете, выходящая с периодичностью раз в месяц) позвонил через неделю и пригласил к себе в редакцию. Массажист пришел в Дом печати, поднялся на третий этаж и вошел в комнату, всю заставленную столами, заваленными стопками рукописей. За одним из столов сидел бородатый, очкастый, большеротый человек. Он был очень доброжелателен.
- Хочу спросить, - сказал он, когда массажист сел. - Кто вы по профессии?
- Невропатолог, - ответил от неожиданности массажист. Он не боялся, что его раскроют, потому что знал - знакомство будет недолгим, сейчас ему скажут, что писать вы умеете, но напечатать это в нашей газете...
- Вы закончили наш медицинский?
- Нет. Ваш авиационный. А медицинский - в Иркутске, - легко сказал массажист, думая, а есть ли в Иркутске медицинский институт? Впрочем, неважно... - Сейчас работаю в стационаре при поликлинике, рефлексотерапевтом...
- А, значит еще и авиационный? Когда это вы успели? - пробормотал редактор. - Вот я и думаю, откуда в ваших текстах столько технических подробностей - блистера, амортизаторы... Читателю это как то... И вот еще неприятная фраза - вертолет у вас встал на пуанты. Ну не знаю...
- А вы, наверное, поэт? - насмешливо спросил массажист Х.
- Ну, в общем, да. А что? Не любите поэтов?
- Да нет, почему же. Только у них мышление специфическое.
- Может быть, может быть... Но вообще мне ваши тексты понравились. Только, нет ли у вас чего-нибудь... как бы точнее сказать... человеческого, что ли?
- Не про войну? - уточнил массажист Х. - Есть. Но это вы точно не напечатаете. Вот, пожалуйста...
И он протянул редактору несколько машинописных страничек.
- Беса? - прочитал вслух редактор. - Это по Достоевскому? Заметил, вы - писатель филологический, аллюзии всякие... Ладно, я прочитаю, позвоню через несколько дней.
Но телефон зазвонил, когда массажист Х., придя из редакции домой, раздевался в прихожей. Он снял трубку.
- Здравствуйте, господин Набоков! - возбужденно кричал редактор. - Я когда начал читать и понял, о чем вы, с ужасом ждал, когда же вы все испохабите! Но вы прошли меж дождевых струй! И пусть меня уволят, но я это напечатаю!
- Вы с ума сошли! - радостно кричал в ответ массажист Х. - Вам этого не дадут сделать! Я же просто так дал, не в расчете на печать! Вам никто не позволит, даже и не пытайтесь - а то я вообще стану нон грата в местной прессе! И вы вместе со мной!
- А вот поглядим! Нет, нам определенно надо выпить водки! Когда мы можем это сделать?!
(Но про водку с редактором, которого звали А. Г. - это мы опустим, - тема достойна отдельного цикла).
Начались будни, предшествующие всякой первой публикации. Конечно, этот рассказ не напечатали. Потом было отвергнуто еще четыре. Редактор Альманаха показал массажисту Х. верстку газетной полосы, на которой почерком замредактора с заячьими зубами было написано: «А. Г.! Ваш Х., конечно, гений, но не для нашей газеты!»
- Гордитесь хоть этим, - сказал редактор. - А я, между прочим, на вашу «Бесу» стихотворение написал. Начинается «Звуки приплывают по воде...». Хотите, запишу на бумажке? Ладно, потом, а пока... Знаете, какая мне пришла мысль? Когда-то давно я видел какой-то фильм. Там еще Гундарева играла. Помню кадр - она сидит у окна, дождь, осень, по окну вода течет... Понимаете? Вот что-то такое нужно написать... Представляете ощущение? Напишите такое, отвлечем внимание цензуры...
Массажист ничего не понял, но пообещал. Вечером, придя на дежурство, он заварил чай и начал ходить по комнате, представляя Гундареву у текущего окна. А за его окном стоял сухой октябрь. Он сел за стол, всосал своей китайской ручкой чернил из пузырька, придвинул чистый лист и написал: «Октябрь уж наступил». Закурил, нарисовал на полях профиль Пушкина и продолжил: «Здоровью моему полезен русский холод. Весной я болен: кровь бежит быстрей, теснятся чувства, взгляд плющом бесстыжим опутывает ножки... Впрочем, стоп! Решат, что я про стул в оранжерее». Встал, вышел в коридор, прошелся туда-сюда, сказал «А что? Помудим!» и вернулся к столу. Рассказ он написал за ночь. Потом отредактировал, переставил куски местами, отпечатал и отнес в редакцию. Редактор был в восторге.
- Именно об этом я и говорил! Импрессия! Надеюсь, что замредша ничего не поймет и пропустит! А вообще, про что это?
- Про то, как я первый раз с парашютом прыгнул, - сказал массажист Х. и ушел, оставив редактора перечитывать рассказ с учетом полученной ориентировки.
Потянулось время ожидания. В это самое время к массажисту Х. направили пациентку в самом расцвете женскости - между 30 и 40. У нее была хорошая фигура, - массажист отметил это вслух в первый же сеанс, сделав упор на ноги. Она любила читать, и он принес ей в палату несколько своих рассказов - скоротать время под капельницей.
Поздним вечером того же дня, когда он сидел за столом в ординаторской, перечитывая рассказ глазами замредактора, и для пущего вживания в роль оттопырив по-заячьи передние зубы, в дверь постучали. Это была она.
- Замерзла, - сказала она, вбегая. - В ресторан-то на машине отвезли, а я оттуда сбежала - скучно стало в этой компании. Подумала - вы же говорили, что здесь вечерами пишете, вот и решила - а вдруг? Украла со стола бутылку шампанского и апельсины, сейчас разопьем...
Он помог снять ей плащ. Она осталась в коротком обтягивающем платье и в сапогах. Показала сумочку - там лежали туфли на шпильках.
Открыли бутылку, он почистил апельсины. Пили из кружек, разговаривали о литературе. Она восхищалась его рассказами. Он между прочим посетовал, что вот уже шестой его рассказ томится в редакции - тетка там злая, не пущает.
- Я вам помогу, - сказала она, закидывая ногу на ногу. - У меня в этой редакции знакомый работает, Валера зовут. Завтра позвоню, и он все устроит - очень близок к главному редактору.
Массажист согласно кивнул, продолжая смотреть на ее ноги в серебристо отливающих колготках.
- Наденьте туфли, - сказал вдруг приказным тоном.
- Знаю, знаю, нравятся вам мои ноги, - сказала она довольно, и быстро скинув сапоги, надела туфли. - Что дальше?
- А дальше - танцевать, - сказал он, вставая. - Как раз музыка по телевизору подходящая...
- Танец, - обнимая ее за талию, сказал он, - это целый ритуал. Это разрешенная близость, и только далекие от танца, не побоюсь этого слова, случайные в танце люди, не понимают всех возможностей, которые танец открывает. Элементы танца вдвоем - это не просто синхронное движение двух пар ног и двух тел. Руки - вот главное! Они тоже двигаются, но по своим, особым маршрутам. Его руки бродят по ее спине, ненавязчиво, легко, пальцы трепетны как крылья бабочки. Он как будто нерешителен, он пробует, он боится и всегда готов отступить, почувствовав ее нежелание. Но с каждой секундой он продвигается все дальше, одна его рука уже гладит ее шею, другая скользит под блузку, все так же ненавязчиво и даже стеснительно, вопрошающе... Вот так... ее руки тоже могут двигаться - по его плечам, перепархивать на шею, ерошить волосы на затылке... Да, вот так... А его губы тем временем...
Она клонилась на его плечо, как вечерний цветок. Они уже стояли, и он расстегивал пуговички на ее юбке. Потом был диван.
- Лапушка, лапушка, - шептала она, вцепившись в его лопатки, и он, двигаясь, даже нашел место для недовольной мысли - нашла лапушку!..
На следующий день, принимая очередной сеанс массажа и ощупывая его колено спущенной с кушетки рукой, она говорила:
- Я позвонила Валере, он все обещал сделать. Правда, ногу недавно сломал, оказывается, но он по телефону с главным договорится.
- Спасибо, - говорил он, массируя и чувствуя себя альфонсом. - Но может не надо? Редактор сам разберется, а то как-то неудобно...
- Неудобно искать вслепую, - засмеялась она, наконец, нащупывая вывернутой назад рукой то, что можно было нащупать.
Вечером домой позвонил А. Г. и сказал, что рассказ выйдет в следующем выпуске альманаха - через номер.
- А у вас там некий Валера работает? - спросил массажист Х. - Он еще ногу недавно сломал. Это не он поспособствовал?
Редактор отрывисто захрипел в трубку - он смеялся.
- Во-первых, замша сразу по прочтении рассказа подписала альманах - вы все же смогли ее обмануть. А во-вторых, Валера, который сломал ногу, - это наш шофер, и в литературе он главному не советчик...
Газета вышла. С ожидаемыми эмоциями дело обстояло так же, как при первом прыжке с парашютом. Восторга у автора не было. Массажист даже не стал читать себя - ему почему-то стало скучно. И даже противно. Слова в газете в отличие от машинописи были какими-то чужими. И вообще, текст выглядел бредом. Но его настроения никто не заметил. Все поздравляли, стационар, включая больных, шуршал газетами (в коридорах и кабинетах - уточняем для ржевских).
- Ну, можете говорить мне спасибо! - сказала она. - И мы отметим вашу первую публикацию у меня дома сегодня вечером.
- Сегодня я не могу... - сказал массажист, вздыхая. Он терпеть не мог этот этап отношений. - Нет, и завтра тоже. Я вообще не ходок по домам. Вот в экстремальных условиях - пожалуйста. На чердаке люблю, к примеру, когда голубиным пометом пахнет... Внезапность и соблазнение - вот что меня привлекает...
- Я поняла, - грустно сказала она. - Это вы тактично говорите - пошла... вон...
- Вовсе нет, - сказал он, морщась. - Но только не дома. Да, и, прежде чем приходить сюда, звоните на всякий случай, - вдруг меня здесь нет...

А за рассказ он получил первую премию Альманаха. Было устроено празднество на чайной фабрике - спонсора премии, - где ему под вспышки фотокамер вручили большой ведерный керамический чайник, сделанный руками известной художницы. Чайник несколько смутил лауреата. Он хоть и стоил по тогдашним ценам ровно миллион рублей, но сам факт его вручения был осмеян молодыми литераторами, сидящими на дальнем краю длинного стола. «Чайник», - шептали они друг другу и заливались смехом. Автор чайника, зрелая художница, прославившаяся расписными керамическими бабами в натуральную величину, тут же пригласила писателя-невропатолога посмотреть ее мастерскую. Он согласился (но так никогда и не пришел). Фотограф поставила его у камина, и на его замечание, что в кадре будет одна стена, ответила: «не волнуйтесь, я издалека, все войдет, камин больно красивый». В газете была опубликована большая фотография - лауреат, смущенно улыбаясь, одной рукой обнимает огромный чайник, другой - букет цветов. От камина, как и подозревал фотографируемый, остался только кусок голой кирпичной стены.
- На свободу - с чистой совестью, - глядя на снимок, сказал массажист У. - И с ведерным заварником чифиря...
(продолжение следует)
Оценка: 1.3049 Историю рассказал(а) тов. Хиро : 25-04-2007 21:50:58
Обсудить (27)
, 27-01-2009 08:53:05, Боб
Браво! Жаль, КЗ не поставить.......
Версия для печати

Армия

Обнаружил на анекдот ру. :)
Операция "Медвед" (извините, но по-другому не назвать!)

В качестве эпиграфа:
Если вы хотите победить русских в войне, предупредите их о том, что собираетесь напасть минимум за месяц. Тогда они сами себя проверками заебут.

В то время, когда мой отец еще не получил в Африке кличку Коронэл Жакарэ
(полковник Крокодил), а служил на Дальнем Востоке в должности начальника
штаба дивизиона, и случилась эта поучительная история.
Однажды вечером, когда он уже совсем собрался было уходить со службы домой, ему позвонил дежурный по части и сказал:
- Слушай, тут дело такое, твой караульный не хочет на пост заступать.
- Это кто у меня там такой умный выискался? - поинтересовался отец.
- Ефрейтор Кекуа.
- Да не может такого быть! - не поверил отец. Он очень хорошо знал Кекуа, азербайджанца, очень толкового солдата из хорошей семьи. Исполнительный, всегда подтянутый и чисто выбритый, уважающий начальство, он просто не мог выкинуть такой фортель.
- Может, может! - заверил дежурный, - В общем, сходи в караулку, разберись.
Будто чувствуя неприятности, отец взял с собой табельный пистолет...

В караулке стоял шум, гам и вообще творились всяческие безобразия, центром которых оказался пресловутый Кекуа. Несмотря на свой малый рост, он выглядел внушительно, ибо был зол. Он кричал:
- На пост нипайду! Там цирка! Пониль миня, сиржант? Нипайду на пост!
Сержант пытался как-то успокоить явно больного на всю голову подчиненного, и доверительно, как обычно говорят с капризными детьми, увещевал:
- Ну конечно, цирка! Я тебе верю. Только успокойся, - а потом добавлял себе под нос: "Ну и что с тобой таким ебанутым теперь делать?"
- И что здесь происходит?? - отец сердито насупился, - Кекуа! В чем дело? Почему службу нести не хочешь??
Кекуа моментально вытянулся во фрунт:
- Никак нет, товарища капитан! Хачю! Но баюс!
- Кого боишься?
- Тама на посту цирка ходит! "Ууууу" гаварит, "ррыыы" гаварит! Страшно.
"Вообще клиника", - подумал отец.
- А мне ты эту цирку покажешь?
Ефрейтор помялся с ноги на ногу и неуверенно посмотрел на командира:
- Вам покажу, товарища капитана, - наконец решился он.

На посту было холодно и бело. Одиноко стоящая вышка, почти весь ушедший в землю склад боеприпасов, да тайга кругом, вот и вся картина. Хотя... Отец подошел к вышке, осмотрел снег вокруг нее и достал пистолет. По маршруту часового виднелись следы сапог, но вот из леса явно кто-то выходил, и, судя по всему, это кто-то был медведь! Не долго думая, отец развернулся и отправился в часть, не забыв, естественно, забрать с поста часового.
- Какая же это цирка, Кекуа?? Это же медведь из леса приходил!
- Забыль я, медведь! Медведь в цирка видель. Цирка помню, медведь не помню! - горячился ефрейтор, тем не менее довольный, что его правильно поняли.

Доложив командиру части о том, что в районе поста бродит медведь-шатун, и выйдя из его кабинета, капитан и не подозревал, какие последствия это может вызвать! Он, конечно, знал, что командир немножко больной на голову, но чтобы до такой степени!
Жизнь в полку закипела, немедленно были вызваны из ближайшего города аж пятеро бывалых охотников, которых отправили по следам. Спустя несколько часов охотники вернулись и доложили, бормоча сквозь бороды:
- Там эта... короче... на острове они.
- Они?? - не понял командир.
- Они. Там эта... не один медведь. Там четыре медведя. На остров по льду ушли.
"Четыре медведя - это серьезно" - подумал командир, - "Тут охотниками не
обойдешься".

На утро было выделено ДВЕ роты солдат! С оружием. И два БМП, на которые даже установили пулеметы. Всем были выданы боеприпасы. Мало того, прапорщикам и офицерам были вручены гранаты.
В кабинете командира состоялся военный совет, где по всем правилам военного искусства была разработана операция по уничтожению медведей. На столе разложили карту местности, где флажками и красным фломастером были обозначены БМП и пехота. Стрелками нарисовали маршруты наступления на остров. Его следовало окружить, перекрыть все пути отступления, продвинуться вглубь, обнаружить противника и безжалостно оного уничтожить.
Ошалевшие от такого количества подмоги охотники попробовали возмутиться, дескать шум и все такое, спугнут зверей, но командир ничего не желал слышать. Как это обычно бывает, на плацу состоялся строевой смотр с выявлением недостатков, затем был дан час на устранение этих недостатков и повторный строевой смотр. Командир, жутко довольный, прогуливался вдоль строя, с гордостью рассматривая свое воинство. Мой отец лишь зажмуривался, не в силах поверить в происходящее.

Наконец, часикам к шести вечера, вся эта шобла выдвинулась к месту проведения операции. Пока добрались и заняли позиции, уже стемнело окончательно. Командир высунулся из своего уазика и прокаркал что-то невнятное в мегафон, после чего снова юркнул в машину. Все поняли, что пора начинать.
Сначала пошли БМП, за ними, широкой цепью шли бойцы с автоматами и прапорщики, сжимающие в потных ладошках гранаты и пистолеты. Наличие бронированной техники внушало-таки спокойствие и уверенность в своих силах, правда не до конца. Ну как американцам в Ираке.
Мудрые охотники решили в этом безобразии не участвовать и тихонечко расположились себе на полянке, возле костерка, да с канистрочкой ядреного самогона.
Командир ждал.

Вскоре раздались первые выстрелы. Судя по всему, из пулемета БМП. Палили от души, не жалея патронов. Грохнул взрыв. В воздух, обалдев от такого
перформанса, взлетели птицы и ломанулись подальше от этого дурдома в лес. Круг преследователей постепенно сужался, стрельба усиливалась.
Складывалось стойкое ощущение, что ведется тяжелый бой, и медведей на острове оказалось не менее сотни. Причем вооруженных.

Через полчаса радиостанция разразилась восторженным докладом:
- Товарищ полковник?? Докладываю - медведи не обнаружены!!
- Как это, бля, не обнаружены? - взревел командир, - А чего палили тогда?
- Дык, это... на всякий случай! По кустам!
- Да там, небось, и кустов на острове уже не осталось! Вояки, блин! Все,
возвращаемся.
Командир разочаровано закурил, глядя, как из леса цепочками выходят его люди, строятся, считаются, матерятся. Выехали БМП, экипажи которых выглядели жутко довольными и уставшими, еще бы, так славно в войнушку поигрались. Мудрые охотники степенно поднялись со своих коробов и потушили костер. Проверили и зарядили ружья.
Когда из леса стал выходить последний взвод, все и случилось. Медведи ведь не дураки оказались, услышав звуки стрельбы они просто спрятались на границе островка и тихонечко переждали шумиху. А вслед за последними людьми поднялись и бросились в атаку.

Четыре громадных, злых, голодных бурых медведя, поднялись из-за малюсенького чахлого кустика и жутко заревели. И вовсе не "ПРЕВЕД".
Впечатление они произвели что надо! Бедные солдатики, большинство из которых были выходцами из теплых, южных республик Союза, просто заорали, выпучив глаза, да, побросав автоматы, бросились врассыпную.
Командир, сидя в машине, от удивления и неожиданности открыл рот и выронил сигарету себе на штаны. Медведи не стали размениваться на мелочи, и, проигнорировав перепуганных солдат, с немыслимой скоростью поскакали прямо к командирскому уазику.
Полковник икнул, потом огляделся. Странно, но водитель, подобно джинну из сказок, уже успел испариться, героически оставив командира самого
разбираться со своими проблемами. Уже через несколько секунд, по словам
свидетелей, его видели ныряющим в БМП и задраивающим за собой люк.
Большинство же остальных вояк, включая пулеметчиков и прапорщиков с гранатами, просто остолбенели и смотрели на происходящее как на интересный фильм.
Не спящими оказались только охотники. Осуждающе крякнув в бороды и поправив усы, они, не торопясь, обстоятельно и деловито вскинули ружья, прицелились и залпом выстрелили.
Затем, почти без перерыва выстрелили еще раз. И еще.

Командир снова икнул, потом зашипел от боли и заерзал, выбираясь из машины. На его штанах виднелась обгорелая дырка от сигареты. Рядом с машиной, не добежав буквально десятка метров, лежали на снегу четыре медвежьих туши...

Как это принято в Вооруженных Силах, по результатам "войсковой операции" и последующего разбора произошло награждение непричастных и наказание
невиновных. А что охотники? А ничего. Так же обстоятельно и деловито они
собрали вещички, пожали руку все еще охреневшему полковнику, да отправились восвояси.

© drblack - http://www.creomania.com
Оценка: 1.2903 Историю рассказал(а) тов. Vinipux : 18-03-2007 19:39:28
Обсудить (17)
04-04-2007 02:37:55, Секретчик Лавр
> to Fibll > Не класть им яйца в землю нашу, > Не плавать в...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru