Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

Взято с анекдот.ру...
Эту историю рассказал мне коллега по работе, приверженец экстремальных
видов спорта (горные лыжи, сплав по бурным рекам, альпинизм и т, д.),
любезно разрешивший ее обнародовать, - привет, Алексей, как отдыхается в
отпуске?
Дело происходило в далекие уже советские времена, эпоху временной
нехватки "товаров народного потребления", растянувшуюся на десятилетия,
начиная от продуктов, ну исключая, разве что, легендарную кильку в томате и конфеты под названием "батончики", заканчивая... , впрочем, люди постарше помнят, а молодежь не поймет, как такое могло быть.
Со спортивным инвентарем дело обстояло также, если не хуже. И однажды
группа экстремалов-горнолыжников, осваивавшая очередной склон под Питером, прочитала в газете объявление: "Продаю АВСТРИЙСКИЕ горные лыжи фирмы ХХХХХ". Ребята впали в ступор, плавно переходящий в бурный восторг от предвкушения смены привычных "дров" на НАСТОЯЩИЕ лыжи.
Утром, на всех парАх, стремясь опередить конкурентов, - по указанному
адресу. Дверь открыл не по возрасту крепкий дедок с тяжелым взглядом и
заметным шрамом через всю щеку. И вот они - в отменном состоянии, той
самой фирмы ХХХХХ, австрийские горные лыжи из КРАСНОГО дерева. Ошизев от
такого эксклюзива, с трудом придя в себя, экстремалы смогли спросить
только одно: - Отец, откуда у тебя они?!
- А,-махнул рукой обладатель сокровища,- с "ЭДЕЛЬВЕЙСА" снял.
(Для молодежи, не слишком знакомой с историей Великой Отечественной:
"Эдельвейс" - элитное фашистское подразделение, формировавшееся из
альпинистов и горнолыжников, воевавшее в горной местности).
Let.
Оценка: 1.3352 Историю рассказал(а) тов. Александр Волков : 26-06-2006 11:43:44
Обсудить (27)
22-08-2006 16:48:18, DBa
[C транслита] > то Мародер > > то Петр О. > > Про хранение б...
Версия для печати

Авиация

Деловая хватка

Майор Петренко был «афганцем» и деловым человеком. Очень деловым.
В Афгане он уютно кантовался в штабе вертолетного полка на какой-то тихой должности вроде ПНШ, но перед заменой на зависть алхимикам трансмутировал в летно-подъемный состав, став начальником РЭБ полка. Сезон чудес не завершился и в Союзе - вместо заштатного гарнизона, откуда майор Петренко убывал в Афган, он совершил мягкую посадку в Москве и, как «боевой» РЭБовец, оказался на нашей кафедре. Спорить с высокими штабами было совершенно бессмысленно, поэтому на первом собеседовании начальник кафедры задал новому преподавателю только один вопрос: «Что будете читать?»
Такого подлого удара Петренко не ожидал и растерялся. Военная кафедра представлялась ему этаким предбанником военно-воздушного рая, где офицеры без подчиненного личного состава и закрепленной техники, неторопливо попивая коньяк, готовятся к дембелю. Помянув недобрым словом училище, которое Петренко окончил с заметным трудом, он дрогнувшим голосом спросил: «А... а что есть?»
Начальник пожал плечами и раскрыл перед ним папку с программой. Увидев «Строевую подготовку» и «Уставы» Петренко просветлел лицом, но оказалось, что он смотрит не в ту графу таблицы, и выбирать ему нужно из дисциплин военно-специальной, а не общевоенной подготовки. Среди мрачно-таинственных «Основ теории РЭБ», «Разведки», «Средств и комплексов РЭБ» курс «Эксплуатация и ремонт авиационной техники» казался этаким зеленым оазисом с синим озером посередине, окруженным растрепанными финиковыми пальмами.
Так майор Петренко попал на мой цикл.
Был он небольшого роста, толстенький, весь какой-то мягкий и бесформенный, как плохо набитый волосатым поролоном игрушечный китайский медвежонок. Безрадостную картину довершали усики a`la Адольф, круглые глазки-маслины и вечно мятые, блестящие форменные брюки.
Представившись, майор Петренко доложил, что будет читать курс «Ремонта». Получив увесистый кирпич с опорным конспектом, он убедился, что лекции имеются, и тут же потерял к ним интерес. Выяснилось, что готовиться к занятиям сейчас он не будет, так как должен «пробивать» орден Красной Звезды, к которому его представили в Афгане, но который где-то заныкали штабные, и вообще нерешенных вопросов накопилось... «разрешите убыть, товарищ подполковник?» Я разрешил...
Было ясно, что толку от нового преподавателя не будет. Он относился к известной армейской категории «дослуживающих». А вскоре у майора Петренко появилась небесно-голубая «восьмерка», и большую часть служебного времени он стал тратить на поклонение своему идолу, обвешивая его сделанными из плохой пластмассы спойлерами, молдингами, антикрыльями и прочей дребеденью. Когда однажды на трассе антикрыло оторвало набегающим потоком вместе с изрядным куском бортика, Петренко чуть не наложил на себя руки. Вокруг Петренко немедленно сплотилась кучка студентов-автохалтурщиков, которые доставали ему запчасти, устраивали на какой-то блатной автосервис, словом, искали обходные пути к сдаче экзамена...
В те годы офицеров-афганцев в частях было еще мало, и мы с огромным интересом расспрашивали его о ходе боевых действий. Петренко охотно отвечал, но очень быстро выяснилось, что все его рассказы почему-то сводились к торгово-закупочным операциям, которые он осуществлял с местным населением. Какие-то непонятные «афошки», чеки и курсы пересчета быстро отбили у нас охоту общаться с боевым РЭБ-овцем.
А еще Петренко назначили ответственным за ДОСААФ. Каждый знает, что в воинских коллективах есть переходящие должности, которые коллектив с чувством глубокого облегчения взваливает на новичков. Отвечать за ДОСААФ в те годы было примерно то же самое, что отвечать в ЦК за подъем сельского хозяйства.
Ознакомившись с доставшимся ему наследством, майор Петренко долго и визгливо матерился. Пачки просроченных лотерейных билетов, листы марок, ведомости, бланки членских билетов - все это мертвым грузом повисло на очередном ответственном. Другой бы плюнул, запер ДОСААФовский сейф и забыл о нем до появления на кафедре нового «молодого», но майор Петренко был деловым человеком. Очень деловым.
Подошло время зачетной сессии, и, приняв зачеты в своих взводах, я решил помочь Петренко, поскольку принимать зачеты и экзамены тоже надо уметь.
Выяснилось, однако, что моя помощь ему не требовалась. С изумлением я наблюдал за тем, как Петренко напряженно и вдохновенно трудится. Одни студенты заполняли ведомости, другие - членские билеты ДОСААФ, третьи делили кучки лотерейных билетов, подобно Паниковскому двигая по аудиторным столам горки монет.
Петренко заполнял зачетки, принимал деньги, сдирал бумажную оклейку с новых и новых пачек лотерейных билетов. Меня он не видел...
Прекращать это безобразие при студентах я не стал и отправился к шефу. Подавив приступ естественного удивления (у нас на кафедре такие штуки, мягко говоря, не поощрялись), шеф приказал вызвать к нему Петренко.
Через четверть часа Петренко вылетел из его кабинета с нежно-фиолетовым, цвета недозрелого баклажана лицом, схватил в преподавательской фуражку и выскочил с кафедры. Через несколько минут собрался домой и я.
Перед главным входом института я заметил небольшую толпу, в центре которой беспорядочно метался майор Петренко, напоминая петуха с отрубленной головой. Я подошел ближе. Оказалось, что толпа с громадным интересом рассматривает знакомую, нежно-голубую «восьмерку», густо оклеенную листами ДОСААФовских марок...
***
Вскоре Петренко уволился из Вооруженных Сил. В Москве он не остался, и на день кафедры не приезжал ни разу, хотя ему аккуратно посылали приглашения. Рассказывают, что его видели в Твери. Там у него сеть табачных киосков.
Орден за Афган майору Петренко так и не дали...
Оценка: 1.3189 Историю рассказал(а) тов. Кадет Биглер : 09-07-2006 19:54:04
Обсудить (23)
06-09-2006 21:42:57, Кадет Биглер
> to Андрей_MSK > Yes! Виталий Игнатьевич! Будучи в 1985 г....
Версия для печати

Флот

Военно-парусное судно "Конституция" ("U.S.S. Constitution") могло взять на борт 184.000 литров пресной воды. Этого объема было достаточно для обеспечения
команды из 475 матросов и офицеров пресной водой на шесть месяцев плавания. Дистилляторов на судне не было.

Согласно записям в бортжурнале, 27 июля 1798 г. "Конституция" отошла из Бостона с полной командой в кол-ве 475 матросов и офицеров, 184.000 л пресной
воды, 7.400 ядрами для пушек, 5.300 кг пороха и 300.000 (!) л рома. Миссия судна: Уничтожать и тревожить британские торговые суда.

6 октября 1798 г. судно пришло на о. Ямайка, где команда загрузила на борт 375 кг муки и 258.000 л рома.

12 ноября 1798 г. судно пришло на Азоры. Провизия судна пополнилось на 250 кг вяленой говядины и 243.000 л португальского крепленого вина.

18 ноября 1798 г. судно отправилось к берегам туманного Альбиона. По пути оно уничтожило 5 британских военных кораблей и затопило (проделав дырки в днищах
и бортах) 12 торговых кораблей, забрав на борт только запасы рома с каждого из этих судов.

26 января 1799 г. на "Конституции" закончились порох и ядра. Несмотря на это, судно совершило ночной набег в заливе Фирт-оф-Клайд у берега Шотландии.
Десантный отряд захватил спирто-водочный завод и к рассвету загрузил на борт 151.000 л виски. Затем судно отправилось домой.

20 февраля 1799 г. "Конституция" вернулась в Бостон, без пороха, без ядер, без еды, без капли рома, виски или вина, но зато с 146.000 л застоявшейся
пресной воды!
Оценка: 1.2627 Историю рассказал(а) тов. deep : 27-07-2006 16:28:24
Обсудить (29)
, 01-08-2006 01:55:18, Andy86Ж6
> to Owl > За время службы корабль капитально чинили 6 раз: ...
Версия для печати

Свободная тема

Посвящается завершающемуся чемпионату мира по футболу.

28 февраля 1969 года капитан Юрков отмечал день рождения. Праздновали скромно, пригласили только друга-сослуживца с женой - моих родителей. За накрытым столом сначала, как положено, выпили за именинника, а потом включили телевизор: шел чемпионат мира по хоккею. Начиналась игра СССР - США.
Наши забили гол на первых же минутах - и мужчины хлопнули за это дело по рюмашке. Тут же у именинника появилась плодотворная дебютная идея: выпивать по рюмке водки за каждую забитую нашими шайбу.
Матч закончился со счетом 17:2.
Оценка: 1.2450 Историю рассказал(а) тов. : 02-07-2006 14:00:55
Обсудить (10)
03-07-2006 12:42:33, Митяй
> to Maroder > В Омске при оказании активной поддержки Ястре...
Версия для печати

Свободная тема

Как-то раз отправили нас в командировку на внутренний таможенный пост. Что преследовалось этой целью, абсолютно никому не известно. Но говорят, что тем самым пытались вложить в наши головы основы таможенного законодательства и научить себя корректно вести. Слухи о степной вольнице дошли и до начальства. Нередко можно было увидеть в стенах управления воина в камуфляжной куртке со знакам различия, но обутого в китайские шлепанцы, потому как жарко! Или с галстуком под камуфляжем.
В общем, мы в командировке. Потому как, по мнению товарищей с внутреннего поста, мы интеллектом отличались от табуретки не сильно, то нам поручили очень важную работу: производить досмотр железнодорожных вагонов, прибывавших на эту станцию. Лето, хорошо так. В адрес очень известной фирмы приходит сцепка из двух вагонов с забугорными бульдозерами и одной теплушки. В теплушке ехал сопровождающий ВОХРовец из Белоруссии. Его в Минске посадили охранять тракторы. Мы с представителем фирмы подошли к тракторам, техника новая, такой мы и не видели никогда. ВОХРа требует мандат. Раза четыре он переспросил, это станция N? Говорим, да. Переспрашивает. Еще раз показали документы. Он чинно удалился в свою теплушку, и через несколько минут оттуда полетели части печки, какие-то доски, еще какая-то дрянь. На которую тут же нашлись покупатели из станционного люда. ВОХРовец подошел к нам и поведал причину допроса. Они подрабатывают тем, что дербанят вагоны, продают печки, нары и прочее барахло. Далее с его слов. И около года назад зимой я сопровождал груз в Монголию. Мороз был градусов за 30. Но в теплушке есть печка, бушлат, термос. Терпимо. Приехали на станцию, чего написано, не разберешь. Народ к русской речи относится как к пустому звуку. Сижу, смотрю. Куда попал, не понятно. Тут подходит монгол. Я у него спрашиваю: «Улан-Батор?». Ага, кивает, Улан-Батор. Я опять к нему, пальцем тычу в здание станции: «Улан-Батор?». Он опять кивает, Улан-Батор и знаками просит отдать печку. Договорились на пальцах о цене. Он отдал деньги, и я ему выбросил все: печку, уголь, доски - вагон пустой. А мне чего жалеть-то? Монгол как-то подозрительно скрылся со всеми причиндалами. И в этот момент состав куда-то двинулся. И до этого гребанного Улан-Батора я ехал еще часов 12. Я думал, окочурюсь там - грустно улыбнулся парень. «Мужики, а это точно станция N?» - опять докопался он к нам.
Оценка: 1.1944 Историю рассказал(а) тов. серега : 26-06-2006 16:33:49
Обсудить (4)
, 07-07-2006 01:33:13, EHOT
Вот потому, что у нас в стране отношение ко всему как к чужо...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru