Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Восточная песня

Если в темном чулане как следует выбить куль из-под муки, а затем включить в чулане свет, то всё вокруг сразу заполнит золотисто-желтое, медленно колышущееся марево.
Мы со штурманом Вовкой Боднарчуком грустно сидим на пустой катушке бомботары, а вокруг насколько хватает глаз разлито золотисто-жёлтое марево, только вместо лампочки - солнце, низко стоящее над горизонтом, а вместо муки - мельчайшая лёссовая пыль. Когда-то в этих краях был древний океан, и сейчас с его давным-давно высохшего дна тёплый южный ветер поднимает в воздух тончайшую золотистую кисею.
Но мы не пойдем на задание сегодня не потому, что нет видимости. На грунте, в конце полосы, метров в ста от её торца чадящим пламенем догорают обломки Сушки. Почти весь фюзеляж уже сгорел, и только двигатели да тонкий киль ещё торчат вверх из лужи расплавленного, не сгоревшего до конца, дюраля.
Низко над горизонтом появляются две чёрные точки, похожие на быстрых ос. Они стремительно приближаются, становятся различимыми хищно опущенные вниз крылья, и вот уже с характерным звенящим стоном-свистом поперёк старта проносится пара «Яков-разведчиков» соседнего полка. Лихо заложив крутой разворот, они один за другим на укороченной дистанции мягко касаются бетонки, и рокот раскрывшихся тормозных парашютов возвращает нас к действительности. Ведь «Яки» пришли из-за «ленточки» с доразведки наших сегодняшних целей.
Мой «польский» штурман Серёга Хлопин летает в этом полку. Может, именно его фотоснимки района цели и повесят перед нами на доску сегодня во время предполётных указаний.
Да нет, указаний-то сегодня и не будет никаких.
В Ханабадском соседнем полку только что погиб штурман с этой, догорающей за полосой Сушки. Когда самолёт выкатился с полосы, лёг на бок и загорелся, то он, выпрыгнув из кабины на землю, попал в лужу горящего керосина и сильно обгорел. А летчику удалось избежать попадания в огонь, и он остался жив.
Вот так бывает в экипажах многоместных самолётов - улетят все вместе, а домой приходит каждый сам по себе.
Самолеты - они ведь как люди. Вот ходит по жизни здоровенный, жизнерадостный человек, носит в себе и вокруг себя целый свой мир. А попадёт в него малюсенький, быстрый кусочек чего-нибудь, и - каюк этой вселенной внутри него, этому неповторимому миру, его окружавшему.
Так и самолет. Пока всё в норме, он кажется надёжным, основательным, и даже в чём-то уютным. Но стоит мельчайшей детальке, презренному винтику-болтику отказаться нести свою незаметную службу, как надёжный твой корабль грозит утонуть и тебя с собой на дно утащить.
Вовка сидит молча, свесив руки между коленей, и покачивая кислородную маску, пытается что-то начиркать ею на песке. Обычно весёлый балагур, он уже неделю не похож на себя. Мы полетели в ту памятную ночь с заданием уничтожить базу «духов» высоко на склоне горы. Там, судя по докладам воздушной разведки и лазутчиков, находился штаб исламского сопротивления, склады вооружения, ну и сами «духи», конечно. Учитывая то, что по итогам наших славных боевых действий в среднем за один вылет экипажем фронтового бомбардировщика Су-24 уничтожается либо один верблюд, либо один ишак, либо один «дух», (опять же, по данным воздушной разведки и лазутчиков), то был шанс, как минимум, выпить спирта после удачного вылета. А то и блестящий предмет на грудь схлопотать. Но пить пришлось со-о-всем по другому поводу.

Короче, летим себе, на восьми тысячах с копейками, никого не трогаем. А над нами, ещё выше тысячи на две, идёт пассажирский «Боинг» через Афган и дальше, на Пакистан, Индию. Мы несёмся в режиме полного радиомолчания с выключенными АНО (аэронавигационные огни - КБ), но он-то видит по своим локаторам, что внизу летит стая «серых гусей». Поэтому все возможные фонари и лампочки у него на борту отчаянно мигают как гирлянды на новогодней ёлке.
Проспекты и улицы Кабула под нами тоже светятся огнями, как и положено в столице суверенного государства. Только в государстве этом который год все мочат друг дружку, а в сегодняшнюю ночь вообще прямо на краю города идет сильный огневой бой. Над окраинами наши «осветители» повесили гирлянды «люстр» и на земле всё видно, как на ладони. Пыль от взрывов стоит до небес, её перечёркивают вдоль и поперек трассы пулеметов. Но о светомаскировке, очевидно, друзья-афганцы знают понаслышке, а у наших советников уже чемоданное настроение, им не до того.
Как, впрочем, и у наших вертолётов ПСС, которые вот уже в который раз отпираются от нас плохой погодой в районах целей. Как и у Миг-двадцатьтретьих из Баграма, должных обеспечивать нам прикрытие от пакистанских F-16 вдоль границы.
В такие вот смены комполка спрашивает лётный состав на всякий случай, (хотя ответ уже знает) - ну что, полетим без них? И весь класс предполетных указаний добродушно и безалаберно гудит в ответ: да полетим, чего уж там!

Делая вид, что летим совсем по другому делу, проходим мимо Кабула на юг, там коварно разворачиваемся и идём на северо-восток, к мрачно темнеющей впереди горной гряде. На её склоне, обращенном сейчас к нам, и находится та самая база. Всё идёт штатно. Вовка докладывает: «Цель вижу, «Главный» включил!» Мигает лампочка «Огонь», зажимаю боевую кнопку.
Отработанным во многих бомбежках «жопным» чувством жду сброса бомб. А сброс не идёт! Быстрый взгляд в кабину - «Главный» выключен! Истошно ору по СПУ: «Вовка - Главный!!!» Вовка щелкает «Главным», бомбы уходят в бездонную темноту, а мы некоторое время сидим молча, огорошенные случившимся.
«Бери карту, покажи, куда бомбы ушли» - первым очнулся пилот. Вовка изучает карту, потом кажет пальцем в деревеньку на противоположном скате хребта. Пока мы разбирались с «Главным», «полторашка», две «пятисотки» и две «двестипятидесятки» ушли с перелётом за горушки, и по всей вероятности, души жителей той деревеньки уже несутся к нам наверх.
Как показал мгновенный «разбор полётов», учинённый мною прямо в кабине фронтового бомбардировщика, Вовка решил подстраховаться, сделать себе резерв времени, комфорт в работе, так сказать. И заранее на боевом курсе включил «Главный»! Мне же ничего не сказал, понадеявшись на свой профессионализм. А перед сбросом по привычке, отработанной с училища, он опять перещелкнул «Главный», только уже в положение «Выкл.»!
Такое часто бывает в авиации. Автоматизм в действиях - штука очень хорошая, но если вмешаться сдуру в отработанный годами процесс, то такие вот пенки и пускаются.

Переживал мой штурманец, конечно, за свою оплошность.
Пока нам через пару ночей эту деревню за цель не дали.
Оценка: 1.5067 Историю рассказал(а) тов. зах : 14-01-2010 21:26:29
Обсудить (17)
24-02-2010 14:49:03, старикЯков
я в Краснодарском ВВАИУ по-контракту служил механником А...
Версия для печати

Армия

Деревья умирают стоя

Это про часовых кто-то очень точно сказал. Часовой - это вообще особая форма жизни. Умеет спать с открытыми глазами, спать стоя, спать на ходу. Умеет курить непонятно каким местом, так что даже самый въедливый проверяющий не сможет ничего унюхать. Умеет... Да мало ли что он умеет, когда жизнь заставляет? Не умеет он только одного: строго соблюдать от и до «кровью написанные» положения УГиКС. И хотел бы, но не получается. Правда, ему обычно помогают высшие силы в лице начальника караула и прочих офицеров, устраивающих караулу «веселую жизнь». Вообще, я до сих пор не понимаю этого. Ладно там казарменно-бытовые примочки вроде мытья плаца тряпками без швабры или полировки медных краников толстой ниткой (хотя пасты ГОИ - хоть купайся в ней) - солдат должен быть постоянно при деле, чтобы не задумывался о смысле жизни и прочих ненужных ему вещах. Но караул - это разновидность боевой службы. Здесь нормы Устава должны соблюдаться целиком и полностью. Положено караульному два часа отдыха в «спящую смену» - обеспечь. Увы. Нет, я понимаю еще, когда караул раз за разом, оглушительно топая сапогами, носится по объекту, выполняя команду «в ружье». «В ружье» - святое, ради этой команды, в общем-то и живет караул. И пусть к середине второго года службы все планы и маршруты отработаны до секунды, это понять еще как-то можно. Но когда в два часа ночи весь свободный личный состав с мылом драит караулку, потому что некий толстый боров из комендатуры споткнулся о невидимую без микроскопа пылинку - это-то зачем? Или когда вместо того, чтобы дать отдохнуть тем, кому это положено, НК проводит с караулом занятия по «общественно-государственной» (всю ночь, без перерыва, меняясь с помощником для отдыха) - это как называется? По-моему, «шакализм» - «шакалами» у нас называли самых неуважаемых офицеров. Да и не только у нас, наверное. Результат? Те самые деревья. Которые умирают, а вернее, засыпают стоя. На посту.

«Двенадцатый» был, наверное, самым поганым постом в карауле. Назывался он так не по номеру, а по какой-то забытой традиции, на самом деле его номер был пять. Поганость его заключалась в хитрой конфигурации окружающих зданий, создающих почти круговое движение воздуха. Ветер там дул всегда, не знаю уж, почему. И если летом это было даже хорошо, то зимой... Часовой, бродящий сомнамбулой по маршруту, искал укрытия от него - и не находил. Был там, правда, еще один феномен. Иногда в совершенно произвольных точках попадались «зоны штиля». Там не дуло. Но найти такую зону можно было лишь случайно, так как они менялись, и нельзя было сказать, что вот у столовой можно немного погреться, или у люка продсклада. Найдя такое местечко, часовой против своей воли замирал на месте, стараясь продлить это восхитительное ощущение. И ведь там не было тепло - там всего лишь не дуло... Но организм, измученный искусственной бессонницей, реагировал на эту каплю комфорта мгновенно. Засыпал то есть. А начкар тут как тут. Нормальный просто будил часового крепким пинком в кормовую часть, выдавал пару оплеух «для бодрости» и уходил. Но были такие, которые уносили с поста телефон (старенькую «ташку» ТА-57) или постовую книгу - хорошо хоть разоружить не пытались, видимо был печальный опыт. Но за такую утрату весь караул получал очередную «смену для сна» без сна.

Полтретьего ночи. Это не «собака», но и не самая лучшая смена - в сон тянет чуть слабее, чем утром. Стою на «двенашке», решив передохнуть немного от бесконечного наматывания кругов. Тогда еще не развесили по объекту новомодные видеокамеры - успели уволиться до введения адского изобретения, посочувствовав молодым. На крыше столовой маячит какая-то тень. Вроде бы там должно быть две трубы вытяжной вентиляции, но почему одна из них кажется не такой как обычно? Вглядываюсь. Глаза режет, почти сутки, да какое там - сутки перед этим в наряде выдались тоже ничего себе, не спал. В ушах свист ветра. Соображать не то что не получается - не хочется. Но заставляю себя с усилием проворачивать мозговые шестеренки. Труба. Не такая. Как обычно. Стоп. Еще раз. Труба. А не голова ли это сейчас высунулась из-за нее на миг и снова исчезла? С нашего НК станется забраться на крышу - та еще скотина... Что ж вам не спится, товарищ лейтенант? Или нет там никого, а воспаленный разум рождает чудовищ? Но как проверить? Мысли в голову не приходят. Делаю несколько шагов, не сводя глаз с крыши. Черт! Под ногу попался кусок бетонной плиты, вечно я про него забываю. Отвлекся я на несколько секунд, потирая ушибленную голень, а когда снова поднял взгляд, труба уже имела вполне привычный облик.

Делаю пару кругов по маршруту. Вокруг все тоже самое - темнота и ветер. Конечно, не настоящая темнота - прожектора разбивают ее, разгоняют по углам, но все равно. Ночь. Вяло ворочаются мысли: скорее бы смена. Погреться у батареи. Выпить кружку кипятку. Вряд ли эта скотина (начкар) даст поспать. Ну и... с ним. И в этот момент я попадаю в «зону штиля». Это... это я не знаю, как передать доступно. Как будто впустили замерзающего в теплое помещение. Продувающий куцый бушлат (тулупы выдавались только при минус двадцати восьми и ниже) навылет ветер стих мгновенно. Организм, сволочь, только того и ждал... Я не успел заметить момента перехода «на ту сторону». Да и не заметишь этого. Перед глазами все так же покачивается караульная «тропа», лупят с ограждения прожектора, прыгают из стороны в сторону тени - а на самом деле ты уже спишь. И не чутко спишь, а самым натуральным глубоким сном - к часовому в такой момент может подкрасться штурмовой танк, не разбудив его.

Вот что меня разбудило, до сих пор загадка. Проснулся мгновенно и сразу весь, аж кинуло в пот. Ощущение медленно нависающей над головой очень большой задницы. Быстрый взгляд по сторонам. О-па! Опаньки! А это что? Это... Резкий бросок в сторону постовой будки. Вдавленная кнопка. Сорванная с крепления трубка. И два быстрых шага в сторону от фонаря, в тень. Вскинутый автомат.
- Стой, кто идет?
Начкар уже успел спрыгнуть с невысокого здания столовой, на крыше которой я застал его, присевшего на корточки в моменты счастливого пробуждения, и теперь выбирался из глубокого сугроба. Я не видел его лица, но знал, знал: на нем досада и злость. Не вышло, товарищ лейтенант?
- Начальник караула!
- Стой! Осветить лицо!
Начкар вытащил из нарукавного кармана фонарик. Я прекрасно все видел, но как отказать себе в удовольствии? Я часовой, лицо, как известно, неприкосновенное. У меня автомат наготове. Я могу положить его прямо сейчас лицом в грязный снег. Кроме того, кто я по его мнению? Очередной дятел-срочник с неизвестными науке тараканами в голове? Чего от меня ждать?

За спиной послышался глухой топот - это мчалась резервная группа. Ах да, я ж ничего не сообщил в трубку - оставил ее болтаться так. А это - тоже сигнал. «Нападение на пост». Извините, мужики. Извините. Знаю, я помешал кому-то хоть немного поспать, пользуясь отсутствием НК. Но такова жизнь. Таков, мать его, Устав гарнизонной и караульной, каждый пункт которого написан кровью. И пусть мы не всегда соблюдаем его букву, зато дух его постоянно с нами. И вы это знаете, товарищ лейтенант.
Оценка: 1.4570 Историю рассказал(а) тов. Alexander : 05-01-2010 12:33:31
Обсудить (83)
, 08-10-2010 03:53:54, страшный матрац
страшная баечка про обо гш???)))))))поведайте плиз,оч ...
Версия для печати

Армия

Всех с наступившим праздником!
По традиции, на новогодних каникулах мы публикуем лучшие (по среднему баллу) истории прошлого года.
Сегодня - категории "Армия" и "Флот".
Особая благодарность автору Павлу Ефремову: все три лучшие флотские истории - его!
Оценка: 1.4286 Историю рассказал(а) тов. MAXiS : 02-01-2010 12:22:57
Обсудить (0)
Версия для печати

Вероятный противник

Мисдар, как много в этом слове...

Вы не знаете, что такое "мисдар"? О-о-о, если услышав это слово, вы не взрагиваете и не начинаете лихорадочно озираться в поисках ведра и тряпки - вы никогда не были в учебке.
Мисдары бывают разные: бывает утренний мисдар, когда командир курса приходит в казарму на осмотр комнат. Тогда достаточно подмести, заправить кровати и рассовать барахло по шкафчикам. А бывает... Бывает "мисдар ха-мефакед" (кто прочитал "мазефакер" - почти прав), когда комнады проверяет САМ офицер, ответственный_за_жилые_помещения_курсантов. Как правило, это какой-нибудь майор, которому в дополнение к основным обязанностям навешивают такую "общественную нагрузку".
В "Техни", учебке техперсонала ВВС, была два вида курсантских казарм - "хилтоны" и "ювалим". "Хилтонами" именовали мрачные бетонные квадратные здания в три этажа, где по периметру шли комнаты на шесть человек, а посредине был плац. Эти казармы прозвали "хилтонами" за достаточно комфортные комнаты, которые были двухэтажными(!) - на первом этаже комната для самоподготовки со столами и книжными полками, а сверху спальное помещение с двухэтажными койками и шкафчиками для одежды. До распределения по специальностям все курсанты жили в "хилтонах", потом те, кто шёл на режимные курсы (где нельзя выносить учебники и конспекты из класса и самоподготовка в казарме всё равно невозможна), переводили в "ювалим" - небольшие домики на несколько спальных комнат (от 5 до 8 человек на комнату).
Так вот, офицер отвечавший за "хилтоны", был знаменит тем, что НИ РАЗУ ни одна комната ни под каким видом не проходила его мисдар с первого раза. Почему? Дык, как говорит русская народная мудрость, свинья везде грязь найдёт. И находил, сволочь! Находил там, куда нормальный человек и не подумает палец совать. А после сношал курсантов вербально и дисциплинарно и "отправлял на переэкзаменовку" (причём проводил он это мероприятие в пятницу утром, а повтор назначал на утро в воскресенье, лишив тем самым курсантов увольнительной на субботу домой).
Когда тень мисдара замаячила над нашей комнатой (вечером к нам зашёл наш сержант-инструктор и предупредил, чтобы завтра всё в комнате блестело как в операционной, а иначе...), мы решили войти в историю как первые, кто таки пройдёт этот долбаный мисдар с первого раза. Как мы мыли эту комнату! Полы, двери, окна снаружи и изнутри, подоконники, оконные рамы, плитусы, все углы, ступеньки на второй этаж, койки (включая панцирную сетку и ножки изнутри)... К утру комната стала не просто чистой, а идеально чистой.
И вот час Ху настал! Майор в сопровождении нашего сержанта и дневального по этажу заявился в нашу комнату. С брезгивым выражением морды лица он достал белый платочек и провёл по верху входной двери. Посмотрел на платочек, удивился (ха!) и кряхтя полез под лестницу, провёл по железным ступеням изнутри, удивился ещё больше (три раза ха!), поднялся наверх... Он проверил пазы оконной рамы, потребовал отодвинуть койки и проверил панцирные сетки (десять раз ха!)... Озадаченно остановился посреди комнаты и нахмурился. Тут его взгляд просветлел и он сказал:
- Дневальный, снять плафон со светильника.
Дневальный вытащил из кармана отвёртку, и забравшись на стул, снял плафон с лампы дневного света под потолком.
Плафон, разумеется, был вымыт, но майора он не интересовал. С довольной ухмылской он ткнул пальцем в лампу:
- Почему не вытерта пыль в патроне?
Откуда я набрался наглости - не знаю, но..:
- Удаление пыли из патрона не представляется возможным, ибо может привести к травме вследствии поражения электрическим током, а отключить электричество на распредщите мы не имеем право по Уставу, ибо не являемся дипломированными электриками, командир!
- Кто тебя, курсант, на электронщика взял? Ты что, не знаешь, что если свет выключить, то электричества на патроне не будет?
- Всякое бывает, командир.
- Ага, всякое... Бывает, что особо умные курсанты по месяцу за ворота базы не выходят. Дневальный! Влажную тряпку!
Дневальный кубарем скатился вниз и через полминуты вернулся с куском влажной ветоши в руках. Майор демонстративно выключил свет, взял тряпку, взгрмоздился на стул и... я не знаю, кто и как делал электропроводку в этой комнате, но... что-то щёлкнуло, проскочила искра, майор как-то совсем по-детски взвизгнул, и нелепо дёрнув конечностями, полетел со стула.
С пола его поднимали полумёртвый от страха дневальный и лопающийся от еле сдерживаемого смеха сержант. Майор пробормотал что-то невнятное и не совсем твёрдой походкой направился в санчасть.
Остальные комнаты прошли мисдар заочно, а мы вошли в историю! :)
Оценка: 1.2955 Историю рассказал(а) тов. Технарь : 06-01-2010 21:00:07
Обсудить (0)
Версия для печати

Учебка

Голубые дембельские погоны

Мой земляк Александр был типичным дембелем. Ушитое по самое не могу ХБ, выстиранное в хлорке, песочного цвета. В нарушение формы фуражка, держащаяся на как бы гвозде, вбитом в затылок. Пшеничный чуб развевался по ветру, ввергая в ступор офицеров. Надставленные каблуки на сапогах с шариком внутри. При ходьбе Сашок издавал непонятный легкий шорох, но щелкая каблуками, горделиво давил косяка, наслаждался произведенным эффектом. Нагловатый, туповатый когда надо и не надо. Клал на все с прибором и не очень терпеливо ждал дембеля, встревая в истории. Познакомились мы с ним в карауле, рота охраны, откуда был Санек, тянула лямку по охране вещевых и прочих складов, а мы, курсанты первокурсники, охраняли пост N 1 - Знамя училища. В моей курсантской жизни, "и без того задрипанной" появились заботы о земляке. Долго не мог взять в толк, с какого перепуга Санек грузит меня своими проблемами, пока ребята, поступавшие со "срочки", не просветили: курсантов только набрали, шмотки нам выдали новые, для дембеля самое то. А забот и правда у Сашка хватало, все свободное время он регулировал и доставал. Новую фуражку, аксельбанты - купить нельзя, только у ПДСников заказывать, латунные подкладки под значки - земляки из СВАРМА поспособствовали, голубой бархат для подбивки обшлагов и подборта на парадке - в воинском ателье заведку обрабатывал. Кожаный ремень. Сапоги, блиин, где взять юфтевые сапоги?! Большой проблемой была шелковая голубая лента для обтяжки дембельских погон. В Военторге кроме уставных нашивок и прочей лабуды, для дембельской формы совершенно не подходящих, купить и спереть решительно нечего. Насчет спереть не просто слова. Санек на руку был нечист. Пытался меня привлечь, решив проблемы с дембельской экипировкой разом. Все ходил вокруг да около, размеры свои называл, пока в лоб мне не предложил: мол, твои заснут, а ты потихоньку возьми. Сапоги сначала, потом ремешок там, в каптерке фуражечку прихвати. Земляки, в армии особенно, должны друг другу помогать. Курил я в этот момент, сигарету бросил и затаптывал, вниз смотрел. Чтобы не промахнуться, глянул искоса, а Санек уже метрах в пяти, так и сбежал, сучара бацилльная. Думал, не увижу больше. Недели через три приперлась морда наглючая. Стоит метрах в нескольких, потрясывает его аж. Что, говорю, Саня, люлей недодали, так подойди поближе, их есть у меня, не донесешь. Погоди, говорит, с этим делом всегда успеешь, денег займи сколько можешь, а то посадят меня. На семь лет. Во, блин, приплыли. Что я тебе займу - 3 рубля 80 копеек зарплаты? Не, говорит, родителей попроси, тыщи три, там, пять лучше. Не, говорю, ну ты ведь пидер конченный, меня уговаривал у своих ребят шмотки тебе спереть, а сейчас приперся еще и денег тебе займи, счас тебе таких денег дам, что "в твоем доме заиграет музыка, но ты ее не услышишь". Он чуть ли не в слезы. Ну, думаю, послушаю, во что встряла эта ошибка природы.
Не давала ему покоя голубая лента для обтяжки погон. Дембеля ПДСники, ребята надо сказать, головастые, другие там долго не задержатся, подъебнули Сашка, когда он им аксельбанты заказывал. Ты, говорят, Осипова знаешь ведь? А майор Осипов, в то время (1979 год) был начальником ПДС училища, мировой рекордсмен по количеству прыжков, без шуток. Специально для него выписали, выбили, достали парашют ПО-9, только-только пошедший в серию, крыло, "матрас". (по другим данным парашют для Осипова заказали в Штатах, но, по-моему, брешут). Вот, продолжают, Осипову парашют пришел, там такие вставки из шелка голубого, ммм, просто супер, наикрутейшим дембелем, Сашок, пойдешь домой. В комплекте еще заплатки ставить, запасные куски шелка вложены. Смотри, клювом прощелкаешь - попрешься как последний жлоб. Не будь Александер полным дебилом, поржал бы вместе с ПДСниками, пошел бы как все люди на дембель. Но ведь тупой и хитрожопый - пиши пропало. В последний перед дембелем караул Санек пошел воодушевленный. Вскрыть пластилиновые пломбы на вещевом складе - пара пустяков. Подогрел основание алюминиевое спичкой, аккуратно поднял за шнурки, делов-то. Замок как препятствие не рассматривался почему-то. Деталей не помню, то ли ключи, то ли отмычки были. Вскрыл Санек склад, нашел парашют, шарил рукой в поисках запасного комплекта для заплаток, да не ведал, что не ставят заплатки на парашюты. Рванул от нетерпения, штыком помог, оторвал кусок, цвет и вправду голубым оказался. Запихал под гимнастерку, предвкушая наикрутейшие дембельские погоны. Привел в порядок место преступления. Как ему показалось. Поставил пломбу на место и довольный стал ждать смены караула. Не предполагал или просто проигнорировал, что караул принимают не его кореша из черпаков, а молодые, дети гор и степей, упертые и зашуганные, да в первый раз на боевой пост. Проверили пломбы - вскрыто. Приехали. Первый отдел. Особист, взгянув в тупые наглые глаза Александра, сразу понял, что речь не идет о диверсии. Просто очередной долбоеб. Долго не рассусоливая, обрисовал перспективу: 20000 (двадцать тысяч) целковых или от 5 до 7. Как повезет. Неделю на сбор денег.
Погнали нас на заготовку овощей, кого в поле, на картошку, кого в овощехранилище на разгрузку, день с ночью путали, обедали "у снаряда". В караулы потом только курсантами ходили, и на первый пост, и на склады.
Не сел Санек точно, то ли деньги нашел, что вряд ли, то ли просто на тормозах спустили, дисбат скорее всего, вместо дембеля. Такие голубые дембельские погоны. Самые дорогие в истории авиации.


ПДС - парашютно-десантная служба
СВАРМ - самолетно-вертолетная авиаремонтная мастерская
Оценка: 1.2691 Историю рассказал(а) тов. helpilot : 20-01-2010 17:05:20
Обсудить (100)
05-04-2010 08:48:31, Шурик
Не основного, а стабилизирующего - она на Д-6, емнип, с ...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцФевраль 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru