Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Армия

Как я казарму заминировал...
Утянуто с http://humor.kinnet.ru

Дело было в сентябре 1997 года. Наш танковый батальон в почти полном составе убыл на учения на полигон. В расположении казармы остались только наряд по батальону, каптер и я - писарюга при штабе полка, или как меня презрительно называли господа старослужащие и офицеры-шакалы, "оху*вший компьютер". Я их понимал и поэтому на них за это не огорчался. Специфика моей службы состояла в том, что практически вся работа выполнялась по ночам, так как комбат ставил задачи вечером, после того, как ему самому нарежет задач командование, и исполнить все надо было к утру. То есть ебашил я по ночам, изготовляя кучу всяких планов, конспектов, графиков, карточек, постовых ведомостей и прочего-прочего.
Делал я все неплохо и комбат во мне души не чаял, так как благодаря мне за документацию он не переживал. А от вечно пьяного начальника штаба батальона толку было мало. Но комбат был единственным в батальоне, который ко мне хорошо относился. Для всех остальных я был занозой в жопе, распи*дяем, "оху*вшим компьютером" и просто раздражителем.
Причиной было то, что я не ходил в наряды, в караул, не выходил в поле, не еба*ся с танками и прочей техникой. Сразу после завтрака, когда весь батальон убывал на занятия или еще куда, я, если не было срочных задач, отсыпался в располаге на койке или в каптерке на бушлатах. Когда перед ужином уставший и грязный батальон возвращался в располагу, я в тапочках с опухшей от сна рожей шел в умывальник. Ну за что было меня любить?
В тот день комбат внезапно вернулся в казарму сильно не в духе. То ли документы какие забыл, то ли че, сейчас не помню. Дневальный на тумбочке огреб свою порцию пиз*юлей, но этого было мало. И тут ему попалась на глаза моя спящая харя. Высказавшись в тему, что если мы еще раз пойдем в Чечню, то он сам сдаст меня нохчам на мясо, потому что толку от меня мало, комбат развил свою мысль дальше и велел мне, раз я ни х*я не делаю (а раз батальон на учениях, то работы у меня не было), то он дает мне задание подготовить окна казармы к зиме, то есть промазать стыки в рамах мастикой. Мои возражения, что мастики нет, были прерваны тычком дубинки (милицейская ПР-73, комбат с ней не расставался), а окончательно убедился в своей неправоте я после пендаля под сраку. М-м-мда... Задача поставлена, надо выполнять. Направившись в каптерку я разбудил каптера, который так же, как и я в отсутствие батальона нагло давил массу на бушлатах. Мои переговоры с ним ни к чему не привели, он не согласился менять мастику ни на сгущенку, ни на пиз*юли, мотивировав тем, что ее просто нет. Взбесил. Я ему сообщил, что мастику я у него в каптерке найду, но если я сделаю это без его помощи, то он жестоко пострадает. И вот перевернув первый же шкаф и разогнав крыс, которые из-под него разбежались, я в самом низу под каской нашел здоровенный кусок мастики размером с человеческую голову. В ярости я тут же контузил каптера.
Найдя двух свободных праздноспящих дневальных, я им поставил задачу на промазывание окон в казарме, а потом, вспомнив виновника моего хорошего настроения, присоединил к дневальным и каптера. Сам же лег спать.
Проснулся я от мощного и ужасно болезненного удара резиновой дубинкой по спине. Открыв глаза я увидел, что надо мной стоит комбат и замахивается дубинкой для второго удара. Я не стал испытывать судьбу, нырнул под койку, ужом проскользнул еще под пятью койками, и только потом осторожно высунул голову и поинтересовался: "Т-щ майор, за что?". Ответом мне была нецензурная брань, общим смыслом которой было то, что мне необходимо подойти к окну и посмотреть, чем я замазал окна. Приблизившись к окнам я обнаружил замазанные стыки в рамах. На первый взгляд все хорошо, не идеально, но терпимо, щелей нет, каптер с дневальными с задачей справились. Продолжая соблюдать безопасную дистанцию и поинтересовался, а в чем, собственно, дело? В ответ комбат, помахивая дубинкой, сказал: "Ты, сука, посмотри, чем ты замазал - это ж пластит!". И тут у меня мороз пробежал по коже. Я присмотрелся: действительно, пластит! Для непосвященных: пластит - чрезвычайно мощная взрывчатка, применяется в активной броне на танках для разрушения кумулятивной струи. Видели наверное, на наших танках такие коробочки по всей броне? В этих коробочках и есть пластит. Говорят, пластит - аналог пиндосовской С-4, но сам не знаю, врать не буду. Его чрезвычайно трудно заставить взорваться, можно стучать молотком, поджигать - бесполезно. Только
детонация. На вид пластит как оконнная замазка: желто-коричневого цвета,
липкий и тянется. Наши механы тихонько снимали пластит с танков и зимой
жгли его маленькими кусочками чтобы согреться: горит долго и жарко, и дров не надо. И именно на нелегальный запас я и наткнулся в каптерке, каптер сам об этом ничего не знал.
Комбат орал: "Ты, скотина, всю казарму заминировал, осталось только взрыватель вставить!"
Вот так я случайно побыл в роли сапера и "заминировал" всю казарму.
Оценка: 0.8344 Историю рассказал(а) тов. Bronzsoldat : 08-11-2010 16:10:39
Обсудить (67)
16-11-2010 15:10:17, Технарь
И Меркавот, которые Тинтин так и не продал... :)...
Версия для печати

Вероятный противник

Признали, значить, меня негодным к резервистской службе.

Позвонил мне тащ офицер, долго со мной беседовал, мол, как сам? Чем занят? Часто за границей? А вспомнишь ли ты Вижуал Бейсик 5.0, если тебя в три часа ночи условным сигналом вызвать к месту мобилизации? А программу для распределения и приписки небоевых девушек сможешь обратно починить, чтобы самых красивых в генштаб автоматически отправляло, а то после последнего багфикса охрана тамошняя по новобранницам всё огонь на поражение открыть норовит?

По итогам беседы сказал, что к сожалению, будет вынужден поставить ребром вопрос о моей окончательной демобилизации - достижения сионизма теперь будут защищать без меня. Выросла, мол, смена, племя младое и незнакомое. Вижуал бейсик знают все как один - их за синтаксические ошибки заставляют убирать территорию и бэкап делать на сидюки. Я когда увольнялся со срочной, поставил учебную работу с личным составом - не отнять.

Скоро, - сказал тащ офицер, - мы тебя вызовем и официально вручим тебе прошальную благодарственную грамоту за доблесть на государевой службе. Наскучил ты нам, плюс на твою зарплату за неделю сборов мы можем четырёх рядовых два месяца содержать.

- А можно не приходить? - спросил я.
- Никак нельзя, - совершенно серьёзно сказал мне тащ офицер. - Как же мы иначе сможем освободить тебя от воинской повинности?

Не прошло и года, как прибыла заветная открытка. День седьмого ноября - красный день календаря - как бы подразумевала дата и формат события. Немного смутило отсутствие имени на приглашении. Мол, приходи, дорогой резервист, в известное тебе место, но не с той стороны, где форма и оружейная, а в залу для торжественных мероприятий. А если, думаю, врагу в руки попадёт этот документ? Он же тогда сможет подорвать нашу обороноспособность, коварно дембельнувшись вместо кого-нибудь солидного вроде меня.

Побросав все многочисленные дела, примчался в урочный день на родную базу, попутно балдея от случившейся урбанизации прилегающего ландшафта. Это ж надо, сколько понастроили! За пивом-то теперь можно за пять минут и пешком сходить, а не на машине через КПП красться. Нахлынули, в общем, армейские воспоминания.

Солдатик на воротах из вечернего караула аж что-то не то прочитал в моём честном и открытом лице. Ехать в армию на ночь глядя с такой радостной рожей? Ну ладно, пацаны с секретного завода, которые там куют очередной меч господа и Гидеона. Эти среди ночи приезжают вне себя от удовольствия, и ещё караулу порываются рассказать, какую они офигенную хреновину сегодня ночью дособерут на страх агрессору. Причем не нарушая режим секретности. Мычат, руками вкручивающие движения делают и кулаком в сторону Сирии грозят.

Но говорящий-то человек в штатском зачем на базе с такой улыбкой? Психиатр ночью не принимает. Подозрительно! Потребовал предъявить конверт от моей чудо-открытки, чтобы убедиться, что это именно меня освобождают от тягот и лишений резервистской службы. Вот, думаю, как в воду глядел. Не пустят меня на дембель, будут полночи личность устанавливать.

А ведь я всю дорогу проделал с непрекращающимся ощущением праздника. И предчувствия меня не подвели.

Как это было, кажется, у Жванецкого? "У нас вход строго по пропускам, но можно пройти и так"? Докладываю: реб Жванецкий таки знает, что говорит. Присмотревшись к моему честному лицу простого сионистского агрессора, внутрь меня пропустили. Даже подсказали дорогу до актового зала. Ждут, мол, тебя там, дорогой сержант запаса, поторопись!

И верно, меня там, в актовом зале, конечно же, сегодня ждали. Но при поименной проверке списков выяснилось, что ждали не совсем меня. И не вполне сегодня. И вообще у них записан какой-то телефонный номер (незнакомый никому из присутствующих), по которому они мне уже несколько раз звонили, дважды даже дозвонились и выяснили там у меня, что мне сегодня приходить неудобно и поэтому меня уже решили вызвать в другой день.

Но когда, они ещё не в курсе, и поэтому мне непременно перезвонят по телефону, раз уж у них целых два раза получилось дозвониться, а это в четыре раза превышает средний процент успешной телефонной связи с резервистами-дембелями и повышает их показатели в свете кампании по улучшению связи с нашими доблестными воинами запаса.

Насилу уговорил их рискнуть показателями и записать другой, настоящий номер телефона. Обещал ответить на их тревожный звонок. Растрогал их там всех окончательно своей отзывчивостью.

Тут мне по секрету и сказали в припадке доброты, что если у меня и в следующий раз тоже не получится приехать, они мне грамоту мою по почте вышлют. Чего, мол, такого хорошего человека отрывать от работы лишний раз?

Попросил, чтобы на день св. Валентина выслали. Как раз к 23 февраля дойдёт.

http://ilyad.livejournal.com
Оценка: 0.6611 Историю рассказал(а) тов. ilyad : 15-11-2010 23:10:20
Обсудить (1)
, 19-11-2010 11:44:56, sambusak-ans
шо за сложности у бейце-головых у нас по простому - с шашлы...
Версия для печати

Армия

Службу свою я начал в дисциплинарном батальоне, в Ростовской области. В охране. Ходил в караул, конвой охранял таких же бойцов, которые кто по глупости, кто по тупости своей загремел за забор, а через полгода наших 19 челов забрали в Армению, в базу постоянной боевой готовности. Ну и, понятное дело, люди, знающие основные статьи УГиКС, сразу же стали готовить к караулу. Специфика почти такая же, только охранять надо было машины и склады РАВ (ракетно-артиллерийское вооружение - КБ). И вот мы со сменой пошли выставлять меня на склад РАВ. Идем, время начало второго ночи, и нам навстречу идут три пьяных контрабаса. Нам до ворот пройти метров 30. А выпившим ребяткам захотелось проверить нас на слабо. Вот и начали они нам мешать, пройти не дают, что-то спрашивают и посмеиваются типа "да че вы нам сделаете". Ну наш разводящий, не долго думая, дает команду: Смена к бою! Мы с караульным второго поста расходимся в стороны, охватываем ребят полукольцом, скидываем калаши и передергиваем затворы. И сразу как по волшебству парни трезвеют, начинают более уважительный разговор и пытаются увести с нашего пути третьего своего товарища. Ну, тот, конечно, поупрямился для приличия, но решил, что связываться с нами лучше не стоит. А мы со взведенными стволами и нервами благополучно проследовали на пост, где и разрядили оружие. Хотели мы этих балбесов в караулку отвести и поговорить как следует. Но решили, что и так ребятки неплохо понервничали. А на весь остаток службы они нам движения не затрудняли.
Оценка: 0.5161 Историю рассказал(а) тов. Sharap : 30-10-2010 15:11:17
Обсудить (45)
07-11-2010 15:49:02, Sovok
Речь идёт про магазин. Обойма это то, из чего магазин за...
Версия для печати

Армия

КАРАУЛ

Караул у нас состоял из трёх караульных и начальника караула - сержанта.
Охраняли здание аппаратной, КУНГи с электронной техникой, позицию РЛС П-30 и деревянную Трибуну.
Не знаю, что в этом карауле было важнее. По всем показателям - Трибуна. Трибуна эта была не простая. Она была построена для того, чтобы с нее Генеральный Секретарь ЦК КПСС товарищ Брежнев и прочие государственные товарищи могли посмотреть на то, что им покажут на Полигоне. Показ этот уже состоялся год назад, но трибуну по-прежнему охраняли.
Трибуна была могучим сооружением, сколоченным из бруса 150х150 (не меньше) и доски-шестидесятки. В абсолютно безлесой степи дерево было стратегическим материалом, а потому Трибуну следовало бдительно охранять.
Но охраняли мы её издали - не подходя вплотную. Мало того, приближаться к трибуне нам запрещалось. Помню, что одним из сильнейших стимулов для запрета являлось то, что часовые (пардон) гадили на землю в вечной тени Трибуны и выцарапывали штыками тривиальные слова о неизбежности дембеля.
Вот вам смешно, а следы на земле от этой Трибуны до сих пор видны, хотя минуло тому уж тридцать пять лет...
Все военнослужащие знают ответ на вопрос: Кому не спится в ночь глухую?
Конечно, в ночь глухую не спится караулу.
Как-то в конце августа или начале сентября 1974 года выпало мне счастье идти в караул. Дело происходит в степи. Вокруг на десятки километров только военные объекты. В общем, закрытая во всех смыслах зона.
Караул по всей форме. Десять патронов в патроннике СКС, ещё двадцать лежат в подсумке в снаряжённом состоянии.
Безлунная ночь. Дует лёгкий ветер. Охраняем Трибуну, позицию П-30 и десятка два КУНГов с радиотехникой, которые стоят рядом с насыпным холмом, на котором расположена собственно станция.
С одной стороны поста находятся сооружения нашей части - казарма, столовая, котельная, водонапрная башня, штаб, автопарк, а с другой стороны - степь. Два прожектора светят на асфальтовую дорожку, по которой традиционно ходят часовые. Вся охраняемая техника находится в полной темноте. КУНГи закрыты и опечатаны. Со стороны степи ограждение не предусмотрено. Ночью положено держать СКС с примкнутым штыком в руках, карабин на предохранителе. Но, минут двадцать, потаскав пять килограммов в руках, вешаю СКС на плечо (это прямое нарушение Устава, но так поступали все, кого я знал).
Перемещаюсь в лучах прожектора, изредка отклоняясь в полутьму к четырём контрольным точкам, где на деревянных столбиках установлены простейшие переключатели для подачи сигнала дежурному по части о том, что ты не спишь, а бодрствуешь.
Внезапно из темноты со стороны степи доносится крик: "Часовой!" и через несколько секунд: "Караульный!"
И тишина...
Волосы под пилоткой от неожиданности - ёжиком; шустрые мысли под ёжиком: "А ведь это не проверка со стороны дежурного по части! Они если проверяют, то идут по дорожке со стороны части вместе с начкаром!
И стучит, стучит сердце, в висках отдаваясь ударами пульса!
А что в Уставе?! Окрик: Стой! Кто идёт!? А если оно не отзывается и продолжает движение, то надо кричать: Стой! Стрелять буду! А если оно всё равно идёт, то надо выстрелить в воздух. А если и это не помогло, то уж тогда - вали нарушителя наповал из СКС!"
Но в моём случае никто никуда не идёт, просто позвали тебя из темноты со стороны степи. А тебе в лицо светят прожекторы и стоишь ты с моментально стянутым с плеча карабином как голый, и Устав тебе ничем не помог.
Стрелять в воздух? У тебя потом спросят: А ты видел нарушителя? А я не видел. Стрелять на голос? Так ведь там КУНГи с электроникой! Хорошая цель для пули 7,62 мм со стальным сердечником! Испортить военное имущество - верная дорога в дисбат.
А если тебя сейчас, из темноты...? Что делать?
Выскочил я с дорожки из лучей прожекторов в полутень и кричу в темноту не по Уставу: "Млять! Выходи на свет!"
Да только никто не вышел... И тихо так вдруг стало...
В беседке-курилке был полевой телефон. Да только в темноте и курилка и телефон!
Но, делать нечего, пришлось туда идти. Цепляясь штыком за стойки беседки, не выпуская СКС из рук, постоянно оглядываясь за ставшую такой широкой и беззащитной спину, накрутил рукоятку магнето. Через две минуты (спит бодрствующая смена без задних ног!) сонный голос откликнулся.
Позвал начкара, говорю - приходи быстро на пост с фонарём, проверь печати на КУНГах, бродит кто-то по степи).
Ну да! Быстро, и ещё быстрее... Притащился начкар со сменщиком, как положено по смене, минут через сорок.
Рассказал сержанту, проверили печати, всё хорошо, всё на месте.
Сменщик мой, дрожа от страха, мне в лицо смотрит пытливо. Шучу, может быть?
Кто там был в темноте? А, хрен его знает, товарищ майор...
С той стороны, откуда кричали, была у нас бахча. Может, кто из соседей с других площадок приехал арбузиков накрасть, да заблудился. В степи это дело не хитрое...
У этой истории есть продолжение: Так вот, пришёл я в караульное помещение, поставил карабин в пирамиду. Начкар, младший сержант, спать завалился, ещё один боец, которому менять часового, тоже спит, а я - "бодрствующая" смена и места мне на топчанах нет. По обычаю "бодрствующих" смен задремал я, сидя на скамье, положив руки на стол, а голову на руки. Дремлю в пол-глаза, так как мне будить начкара и смену на пост. За узким окном под потолком караулки уже посерела ночь - скоро утро.
Ну, разбудил я их, они оделись, карабины взяли и вышли. Я опять голову на руки положил - жду, когда вернётся начкар с бойцом, чтоб по праву на топчане развалиться. Вдруг слышу - на улице выстрел! Я вскочил, сна нет ни в одном глазу! Думаю, что там? Неужто на посту стреляли? Так два часа прошло с лишним, как меня на посту кто-то звал?!
Закурил "памирину", на свой СКС поглядываю. Слышу, по коридору сапоги стучат... Входит начкар злой как собака и мой сменщик. Я у сержанта спрашиваю: Паш, что такое? Кто стрелял? - Да... этот... при заряжании не дослал патрон в патронник. Контрольный спуск сделал и выстрелил...! Теперь ... начнётся!
Я у сменщика спрашиваю: - А у тебя все нормально?
- Да ты меня запугал, я все два часа от каждого шороха вздрагивал!
О том, что со мной было, дежурному по части решили не говорить.
А про выстрел - не промолчишь.
И точно, началось! Сержанта и бойца, что патрон не дослал, неделю мурыжили, я так понял: командир, начштаба и особист.
Но ничего и никому не припаяли. Почему ещё так их крутили? В те времена даже на стрельбище каждую гильзу под счёт выданного боевого патрона необходимо было сдать. И попробуй ты эту гильзу не найди в траве или песке...
А я... Что я? Много я думал, пока служил, об этом происшествии. И ни до чего не додумался. Всё получилось так, как получилось.
А что МОГЛО из этого получиться, мы, скорее всего, не узнаем никогда.
Оценка: 0.4308 Историю рассказал(а) тов. КФТ : 11-11-2010 17:47:13
Обсудить (14)
, 16-06-2011 18:47:13, Венок
Извините, алкоголь не употребляю. Вообще. Абсолютно. Ник...
Версия для печати

Флот

Однажды, в студеную зимнюю пору... ой, что я п*здю - поезд на Воркутю уже три часа как в путю! Это было летом!... летом... это было знойным летом... на асфальте разогретом, возле входа в унылое прохладное нутро родимой казармы изнуренный учебным процессом Толик предложил снять отрицательные последствия неумеренного употребления военных знаний радикальным бесплатным патентованным средством ваннами. Воздушными и водными.
- Даабррёё, камандир!
Вопрос - куда? В Ниццу до ужина мы однозначно не поспевали, Майами - криминально и пошло, Рижское взморье - утомишься шлепать до нормальной воды по мелководью, да и прохладно, Анапа до немогу засрана отечественным дикарем-патриотом, Златы пясцы - провинция. Сошлись на пляже турбазы им. Мокроусова. Патриотично. Простенько и со вкусом. Сборы были недолги. Залетный пляжный бомонд было решено не травмировать изделиями от кутюр. Казенные тапочки из брезентухи, неуставнейшие рассинтетические отечественные карасики интенсивной расцветки буги-вуги, плавки под трусняки неведомых глубокочерноземных спортобществ, выцветшая добела, когда-то радикально синяя хэбэшная футболка, и в путь навстречу приключениям. Чук и Гек.
Забор - парадный вход в опасный, великий и прекрасный самоходный мир, перманентно и героически нес следы изощренного надругательства руководства училища над стремление курсантов к прекрасному. Очередная его секция была густо измазана коричневой субстанцией. Обычно это были солидол или дерьмо. Намазать же большее количество секций забора начальство почему-то даже и не пыталось - наверное, постоянно у них чего-либо не хватало - либо сил, либо субстанции, либо воображения, что рядом - куча чистых секций. Напугали ежа голой жопой - забор вона какой длинный. За неторопливой беседой, шхерными лабиринтами известково-белой одноэтажной Бартеньевки, купороснозелеными виноградниками прибыли на пляжик. Народу немного, в основном, отдыхающие на турбазе. В море, напротив пляжа, серый утюжок противолодочного крейсера отрабатывал взаимодействие с шустрыми мандовошистыми вертолетами. Оба корабля этого типа носили названия городов, известных своей многовековой непримиримой обоюдной враждой ВО ВСЕМ - от балета до образов мышления и жизни их жителей. Чувства одного города тихо, но с удовольствием тоже на протяжении веков разделяло подавляющее большинство жителей молчаливой, кухонноактивной страны.
Расположились, искупнулись. Расслабились. Хааарааашооо... Гут.
- Андрееейкааа.. Шуухер... Линяем.
И впрямь: на горизонте определился офицер из системы, известный своим строевым ражем. Судя по всему, ЛИЧНЫЕ!!! поиски организационного борделя (с целью примерного изничтожения такового) привели его довольно правильно. Двигался он, точнее, летел, исключительно красиво: трепетали и трещали на ветру роскошные бостоновые военно-морские порты размашистыми семимильными шагами, энергично-элегантные загребающие движения рук, рельефно облепившая торс накрахмаленная кремовая рубашка, черный галстук, заломленный набегающим ветром прямоугольно под заколкой, белоснежная фура с шитолатунным крабом благородной патины - ну лидер эсминцев в деле. Низкий хищный клиперский форштевень над пухлым белопенным валом, темно-синее неспокойное море, интенсивно-голубое небо в иссиня белых кучевых облаках-непоседах- Айвазовский!!! Боголюбов!!! Бурун под небо за кормой - БРОСОК-УДАР-ПОБЕДА!!! Хрен в таз - такой вариант нас устраивал мало. "Догадливый", вычислив цель, лавировал между загорающими, а они, надо сказать, адекватно и нецензурно реагировали на песчаную бурю, вздымаемую "Нетерпеливым" при ускоренном передвижении, что отвлекало его внимание от нас и снижало скорость. Мы же, не торопясь, одели тапочки, и, сохраняя почтительную дистанцию, стали подниматься на сопку в сторону Качи. Ускорялся "Атакующий" - прибавляли шагу и мы, сбрасывал обороты "Осторожный" - и мы притормаживались. Загорающие приметили синхронность телодвижений блестящего флотского офицера и двух короткостриженых пацанов со шмотками в руках и с интересом пялились на происходящее. Женщины просто так, со скуки, мужики с понятием - сами служили. Назревала вечная ничья. Врубившись, что "нас не догонишь", "Искушенный" изменил тактику. Приняв позу "вглядывающегося офицера", "Бдящий" принялся нас классифицировать и запоминать. О, эта поза "вглядывающегося офицера"! "Бегущий египтянин" по сравнению с ней - статичный ветхозаветный деревенский простофиля. Корпус динамично подан вперед, ноги полусогнуты и напряжены - левая впереди - готовы к броску, левая рука полусогнута и прижата к туловищу, правая - козырьком у надбровных дуг - ЭТТА ЧТО ТАМ ЕЩЕ ЗА ТАКОЕ??? Реагировали мы соответственно, создавая оптические помехи - ерошили волосы, прикрывая лицо, вертелись в разные стороны. Одеваться не спешили - у "Рьяного" вполне могло хватить дури попробовать вычислить нас по барахлу в системе. Народ начинал посмеиваться - и невооруженным глазом было видно - "Незадачливый" пролетал водостойкой бакелитовой фанерой над Парижем. Толику эта встреча на Эльбе надоела первому. Повернувшись задницей к "Настырному", он произвел "медицинский комплекс на шесть счетов" системного хирурга, гундосого Васьвась Зеленкина - "повернулся- снял-нагнулся-раздвинул-показал-молодец". Пляжик загрохотал. Девушки хихикали, но не отворачивались. "Вознагражденный" энергично развернулся в сторону моря и резко заинтересовался тарахтевшими над ПКР вертолетами. Досконально изучил их секунд за тридцать, невозмутимо пребывая в эпицентре непрекращающегося вежливого веселья. Затем "Неудовлетворенный" резко произвел маневр "все вдруг", сделавшим бы честь Хохзеефлотте при Хорнс Рифе, и так же красиво попер восвояси в сторону пирса, готовя нам цусимский кроссинг Т в другом, более удобном для него месте. Правда, "Бестолковый", готовя набеговую операцию, поленился предварительно изучить ТВД, чем мы и воспользовались - виноградники между турбазой и Северной только казались непроходимыми. Узенький проход через виноградник начинался в леске над турбазой и выводил нас на улочку Бартеньевки, значительно сокращая путь, так что у нас были все шансы успеть в систему первыми.
Мы же, приведя себя при помощи трусов в нормальное состояние, глубоко, по-цирковому, широко раскинув руки, поклонились вслед песчаным бурунам "Несолонохлебавшего" и благодарным зрителям, впавшим от этого в еще больший экстаз. Сорвав прощальные аплодисменты, переходящие в бурные овации (выражаясь языком газеты "Правда"- рупором всего прогрессивного человечества), трусцой, мимо одноэтажной беленой забегаловки, прибежища разбойников и грабителей трудового народа, беззастенчиво, в открытую и на абсолютно законных основаниях опустошавших карманы доверчивых посетителей наценками элитарных московских кабаков - сто граммов банальной водки-попрыгушки они ухитрялись впаривать расслабленным отдыхающим за баснословную цену- рубль пять!!!, мимо танцплощадки, не торопясь, побежали в систему.
...Танцплощадка турбазы Мокроусова... Впервые мы попали в этот рай по воле коменданта Северной капитана Миноранского. Овощ был еще тот, из когорты так любовно описанных Покровским. Нас, курсантский патруль, направили к нему в комендантский патруль, и, в открытом всем ветрам кузове шестьдесят шестого газона мы мотались по Северной стороне, выявляя и искореняя самоходчиков и нарушителей, прикидывая заодно лично для себя ход мыслительного процесса коменданта Северной, познавая места, где можно безнаказанно и с огромным удовольствием озадачиться приключениями на свою задницу, и каким образом можно оставить патрульную службу с большим... ну, скажем так, носом в обеих мозолистых военно-морских ладошках. Дело было зимой, танцы были под патефон.
...Каждая танцплощадка имеет свое неповторимое лицо и коренных обитателей, так сказать, биоценоз. ДОФ - это ДОФ (причем севастопольский ДОФ не спутаешь ни с гремихинским, ни с техасским, ни с палдисским, ни с питерским, ни с таллинским, ни с североморским, ни с киевским, и тд), ДПН - это ДПН, Яма - это Яма, КНК - это КНК, Ивушка - это Ивушка (...последний желтый лист, кружась, упал в траву...), БМК - это БМК, училищные танцульки также неповторимы, и танцульки Конюшни N1 непохожи на аналогичные мероприятия Конюшни N2. Конюшнями севастопольские девчушки звали нашу систему и систему наших конкурентов в Севастополе во всем - "чмуимпснах", как мы их ласково величали, и проще - "чмупс", "чмушники"- курсантов Черноморского высшего военно-морского училища имени Пал Степаныча Нахимова из Стрелецкой бухты, попросту - Стрелки. Номера Конюшен у каждой девушки были свои - кто какую считал первой или второй. Свое, довольно приятное лицо было и у танцев на турбазе. Определялось оно отдыхающими, процентов на 95 женского пола. Местные бартеньевские мачо танцы на турбазе не жаловали - потому что на них попросту не котировались - не тот класс. Класс девушек, отдыхавших на турбазе, был выше среднего, но проще, чем в ДОФе. Объяснялось это просто: мимолетность ни к чему не обязывающих встреч - заезд длился десять дней. Ходили мы только на летнюю танцплощадку - отловить на ней нас одним патрулем было невозможно. Танцы были под проигрыватель. Там впервые я познакомился с чарующей, неземной, колдовской музыкой Тухманова - в основном, на турбазе крутили ее. Слова были под стать музыке. "Эта веселая планета", "Как прекрасен этот мир"... Тепло в душе от имени простого твоего... Ты мне танец обещала в этот листопад... Жил-был я, стоит ли об этом... Музыка вновь слышна, встал пианист, и танец назвал... Сан Саныч, в классе тихом вы шагаете... Капитан, как смуглы ваши руки... Эти глаза напротив.. На Варшаву падает дождь.. Скорый поезд... Льет ли теплый дождь.. Ободзинский.. Сказка. К услугам был и тот же пляжик. Ночью все было иначе... На этом пляжике я на всю жизнь наелся адреналина, в полукилометре от берега повстречавшись с большой, размером с пятидесятилитровый алюминиевый камбузный лагун, медузой. В кромешной темноте - только подмигивающие желтые огоньки Учкуевки на горизонте и звездное небо с Медведицами над головой - мне в бок внезапно ткнулось что-то холодное упругое, округло-огромное, неприятное... И через сорок лет ощущения - как вчера.
Не мы одни раскопали эту пещеру Лейхтвейса. Танцы на турбазе посещал здоровенный мичман лет тридцати пяти из системы - лаборант то ли вспомогашей, то ли живучести, не помню. Нам было весело, и мы развлекались тем, что вычисляли, кого он хочет пригласить, и приглашали его девушку раньше него. Называлось это романтично: "обосрать малину". Он сердился, намекал, что "дитЯм" пора бай-бай, детское время давно кончилось, дiдусь Тарас давно спел шлягер про "рученкi, нiженькi, лагiднi очi", "на добранiч, дiти" и в койку, а то придет мама-патруль и непослухаям будет атата, да и в системе хождение по гражданке и самоход, насколько ему известно, папа Михал Анроникович не приветствует. Встречаясь потом с нами в училище, он сокрушенно и глубокомысленно покачивал головой, всем своим видом показывая, насколько глубоко он опечален нашим поведением. Мы ему уважительно, весело и заговорщицки подмигивали - не унывайте, тащь мичман, будет и на вашей улице праздник - перевернется еще поблизости грузовик с пряниками. Мужик, однако, был с понятиями, и дальше драматических молчаливых деклараций дело не шло. Нам нечасто улыбалась удача - народ был далеко не средний, что, однако, само по себе было очень интересно - лучше с умной потерять, чем с дурой найти. Но и просто возвращение в систему было невыразимо приятным. Прохлада севастопольской ночи, теплая, не остывшая еще земля, бархатно-черное, со взблескивающими разноцветными бриллиантами звезд и звездочек небо... Легкий запах полыни, звон цикад, и неизбывно сладкое, острое и сильное ощущение небывалой свободы. Казалось, не бежишь - летишь над землей... Главное - успеть в систему до ноля.
...Визуальный чреззаборный осмотр приказарменной территории успокоил - пожара в бардаке во время наводнения явно не наблюдалось. Осчастливив собой полосу препятствий на виду некоторых ребят, не торопясь, преувеличенно громко обсуждая свои спортивные "успехи" на полосе, зашли в роту. Изобразив "страшные" глаза на дверку комроты, мимикой вопросили тоскующего у тумбочки с уставами дневального:
- Тута?
Дневальный, сделав кислое лицо, так же молча ответил:
- ...!!
Дверь была украшена табличкой "Командир роты". И не только. Снизу таблички, мылом, было тоненько написано прозвище комроты. Оно было скорее ласковым.
- Звезд с неба я не хватал. Учебу брал жопой - с первого дня до последнего курса учил уму-разуму Владимир Павлович своих питомцев, намекая на примат усидчивости над гением. Усердие все превозмогает - вроде бы соглашался с ним Козьма Прутков. Но тут же ехидно добавлял: в том числе, и рассудок. Сентенция командира, поражая одновременно как простотой, так и выстраданной упомянутым местом мудростью, дала жизнь прозвищу. Пикантность ситуации заключалась в том, что прямым взглядом дополнение не виделось, надпись читалась лишь сбоку, что особенно веселило подвыпивших ребят, припадавших к развешенным на стене бушлатам.
На возбужденные голоса дверка отворилась, что нам и требовалось, из-за нее выглянул лично Владимир Палыч - что за шум, а драки нет? Успокоился, что тоже нам и требовалось - трезвые.
- Аааа... СПОРТСМЭНЫ!... на построение не опаздывать!
- Как можно, тащь командир?!
- Знаю я вас, разгильдяев...
...На верхнем плацу царила легкая суета. Выстроенные на ужин роты проверялись командирами, чаровались очередными ЦУ и ЕБЦУ, и поочередно, справа, двигались на камбуз. Одновременно перед строем, вроде бы просто так, порядка для а не сыска ради, неторопливо проходил "Мстящий", буровя ряды синеробной курсантской поросли глубоко посаженными маленькими серенькими глазками. Заметно было - шнурки и петрыпервые интересовали его мало. Напряг начинался со шкентеля первого взвода, заканчиваясь на середине третьего. После чего малозаметный кивок командиру роты разрешал движение. Подошло и наше утро стрелецкой казни. Володя развернул роту и напрягся, ожидая неведомой бяки от "Бедового", для виду поучая строй нехитрым, остопупевшим премудростям уставной жизни. Внешняя шеренга - моя. Первое отделение. Толик - в последней. Третье. Честные лица добропорядочяных курсантов не вызвали никаких ассоциаций "Внимательного", неторопливо удалившегося в минус бесконечность ротного шкентеля. Бяка прошла мимо. Кивок. Командир роты Владимир Павлович Ткаченко облегченно вздохнул, оборвал на полубздехе задушевные излияния, мазнул неопределенным взглядом по нашим ангельским образАм - дураком его, при всем нашем желании, назвать было трудновато, покряхтел, выражая сложную гамму чувств и ощущений - от понимания, что, похоже, его разгильдяи каким-то образом основательно набедокурили, радости, что все обошлось без кровопролития, развернул роту налево и левым плечом вперед повел на прием заслуженной отличным поведением пищи.
Нам опять повезло. Свой кроссинг "Меленькообкакавшийся" ухитрился банально просрать и здесь.
Не ходи по косогору - сапоги стопчешь.
svvmiu.ru
Оценка: 0.3423 Историю рассказал(а) тов. Андрей Парсаданов : 19-11-2010 11:43:50
Обсудить (9)
26-10-2013 22:36:37, Североморец
В Каспийском училище им. Кирова поход на Дамбу на пляж почти...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2019 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2019 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru