Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Свободная тема

Государственный Эрмитаж (сериал).
Караул! Выносят!

Весна 1994 года, Санкт-Петербург.

1. Предыстория.

Или преамбула, как говорят корифеи, «с эстетическим образованием». Работали мы как-то за полгода до описываемых событий с напарником-Витей в Золотой кладовой. Работа была срочная, а время было уже позднее. Поскольку после закрытия музея вечером оставаться в нём в охраняемых залах можно только по специальному разрешению, то соответствующее разрешение мы с Витей и получили от нашего завотдела Богданова. Он ещё не раз будет вспоминаться в этом рассказе, так уж сложилось.
Так вот, закончили мы с витей очень поздно и возвращались к себе в мастерскую через гулкие пустые залы первого этажа музея, волоча с собой моток кабеля, дрель и ящик с инструментом.
В начале Директорского коридора - пост охраны, охранница крестом расставив руки, перегородила проход:
- Пропуск!
Мы достали и предъявили.
- Разрешение на работу в вечернее время!
Витя достал соответствующую бумагу, с нужными печатями и правильными подписями. Но этого бдительной охраннице мало:
- Что делали в музее в такое позднее время?
Мы с напарником изумлённо переглянулись: а вот это её уже не касается, категорически. Более того, мы даже и не имели право рассказывать об этом, ни ей, никому другому, кто не относится к нашей службе. Возможно, просто охранница сверхбдительная попалась, а может, просто удовлетворяет своё здоровое женское любопытство за казённый счёт.
- Я вас спрашиваю: что вы делали в музее в такое позднее время?
- Ну-у... работали...
Охранница презрительно-насмешливо:
- И над чем же вы там работали?
- А в чём дело, собственно? Ведь разрешение у вас есть.
- Я должна знать, что вы делали в музее так поздно, иначе я вас не выпущу, будете задержаны!
Типичное самоуправство и превышение власти. Весьма характерное для подобных охранников, впрочем. И я решил разыграть её, и отыграться заодно. Сделав заговорщицки-конфиденциальное лицо, словно сообщаю важную тайну, я сказал ей веско и внушительно:
- Чинили камеру видеонаблюдения в Золотой кладовой.
Сочинил на ходу, мы другим там совсем занимались.
- И как, починили?
- Нет. Теперь Золотая кладовая на всю ночь без наблюдения осталась.
- А если кто залезет туда ночью? - заинтересованно спросила она.
- Тогда, - продолжил я, внутренне злорадно торжествуя, - я напишу докладную, что об этом знали только я и вы, больше никто! К вам придут товарищи в скромных серых костюмах и будут задавать вам много, много вопросов...
Лицо у неё стало растерянное и испуганное:
- Так я ж просто спросила...
- А зачем вы спрашивали? С какой целью? Вам вовсе не нужно знать, что мы делаем в музее. Мы, сотрудники сигнализации, очень не любим тех, кто расспрашивает нас о нашей работе. Таких мы сразу берём на заметку, а потом сообщаем куда надо. Та что не стоит об этом спрашивать, меньше знаешь - лучше спишь.
Это я к тому, какие отношения сложились тогда в Эрмитаже между сотрудниками охраной и охранной сигнализации. Возможно, и сейчас мало что изменилось.

2. Караул!

Отдел наш полностью назывался так: отдел электронной техники, сигнализации и связи, ОЭТСиС. То есть, отдел опекал не только всю сигнализацию музея с центральным пультом её, но и телефоны с АТС, а также всю оргтехнику музея, разные там принтеры-компьютеры-факсы.
Ну а эксплуатация всей этой электроники, естественно, требовала применения спирта, технического. Не, облизывайтесь и не ухмыляйтесь, рассказ мой не о том, как в музее спирт использовали по его самому прямому назначению. Можете не верить мне, дело ваше, но сам лично никогда не употреблял в музее технический спирт, и в мыслях не было, и за сотрудниками этого также не наблюдал. Пили, конечно, но - строго после работы и магазинные напитки. Так уж у нас поставлено было, таков строгий порядок. Кому не нравилось - вскоре искали другую работу.
Так вот, наш завотдела Богданов (я ж говорил, он будет часто тут упоминаться), послал нас с Витей на склад получить 18 литров спирта, которые полагались отделу на .... На определённый период времени, короче. Ни за что не раскрою вам страшную музейную тайну - нормы снабжения спиртом нашего отдела!
Богданов выдал нам все нужные бумаги для получения спирта, подписанные и утверждённые, а потом вручил стеклянную двадцатилитровую бутыль с завинчивающейся пластиковой пробкой.
Итак, пришли мы с Витей на склад, что размещался в подвале, налили нам полагающиеся 18 литров, и поволокли бутыль обратно. Нести двухведерную стеклянную бутыль со спиртом было нелегко, я обнял её своими загребущими длинными руками и нёс по коридорам и лестницам музея, бережно, но крепко прижав к себе. И всё боялся уронить бутыль или споткнуться. Витя открывал мне двери и предупреждал о ступеньках и прочих препятствиях.
Но вот мы подошли к воротам (кажется, в Ушаковском проезде). Дело в том, что часть маршрута мы должны были проделать по улице. То есть, выйти через ворота на Дворцовую набережную, пройти по тротуару, а потом войти обратно в Эрмитаж через служебный (он же Директорский) вход Малого Эрмитажа, там рядом и находился кабинет Богданова. Потому что идти через музей ещё сложнее, куча лестниц и междуэтажных переходов. И самое главное, не следовало идти с бутылью, на которой крупно написано «спирт этиловый технический» мимо посетителей музея, чтоб не создавать у них неприятные ассоциации и превратное мнение об Эрмитаже.
На воротах, как положено, охрана.
- Кто такие? Что несём и куда?
Мы показали наши пропуска и документы на спирт. Охранник сначала читал спокойно, но потом, когда до него дошло, ЧТО мы выносим, он был потрясён и изумлён!
- Как это? Вы спирт - и за ворота хотите вынести? Да кто вам позволил!
- Наш завотдела, вот документы.
- Что мне ваши документы, не морочьте мне голову. Вы что же, вот так просто, взяли целых 18 литров спирта и хотите уйти с ними из музея? Разбежались! Не выпустим, несите обратно!
Наверное, если б мы выносили с Эрмитажа картину Рембрандта или статую Родена, охранник возмутился бы меньше.
- Не пойдём, - упёрлись мы. - Нам приказано отнести эту бутыль в отдел, и мы её отнесём.
- Ах так? Вы задержаны! Всем стоять на месте! - Охранник нажал тревожную кнопку и через полминуты рядом возникла ещё куча сотрудников охраны и один вооружённый милиционер. И всех собравшихся потрясло сообщение охранника: «Вот эти! Хотят! Вынести 18 литров спирта! Из Эрмитажа! Среди бела дня!» Все собравшиеся были потрясены нашими беспрецедентными наглостью, цинизмом и размахом хищения. Это тебе не монетки античные из залов Древней Греции, не фарфор китайский, не поеденные молью старинные иранские ковры 12 века тут целая бутыль чистого спирта. Ну ничего святого нет для этих отморозков! На священное покусились!
Все громко охали и вздыхали, возмущённо глядя на нас. И только милиционер, проглядев наши документы, спросил охранника:
- Так в чём, собственно проблема? У них есть пропуска и документы на вынос спирта, всё в порядке, правильно оформлено.
Охранник аж задохнулся от гнева:
- Да вы что? Не понимаете? Ведь это же - СПИРТ!!! Вот вынесут они его из музея - а куда они потом они его понесут? В отдел? Или к себе домой - пьянствовать? Или торговать им? Да и документы эти их - может они подделаны?
- Так это проблемы не ваши, а их отдела. Начальник им разрешил, вот пусть и разбирается с ними. Пускай несут, раз есть разрешение.
- Ну нет, не бывать этому.
- А впрочем, - сказал милиционер, - давайте позвоним их завотдела и спросим у него.
Похоже, милиционер был самый толковый из окруживших нас людей. Давно подозреваю, что в такие охранники идут те, кого в милицию не взяли.
Богданов по телефону подтвердил сверхбдительному охраннику: да, он послал нас за спиртом, да, он ждёт нас с бутылью.
Охранник возразил:
- Такие бутыли со спиртом надо носить в сопровождении охраны, тем более - по улице.
Богданов резонно возразил, что двоих крепких ребят достаточно для охраны бутыли с ценнейшим продуктом ректификации.
- А если они не донесут его?
- Я им вполне доверяю.
Вобщем, отпустили нас с миром. Но выражение лица охранника ясно говорило, что отпуская нас за ворота с бутылью спирта, он совершает большую ошибку: «Ох не следовало бы этих двоих выпускать со спиртом! Ох, чую, не в отдел несут, а уворуют его. У меня глаз намётан - несунов сразу вижу».

3. Это судьба такая...

На этом приключения злополучной бутыли со спиртом ещё не закончились. Нелёгкой была её судьба, конец также был печальным и даже трагическим.
Принесли мы, наконец, эту бутыль в кабинет заведующего отделом, к Богданову Алексею. Я лично запарился в конец, таща её в руках и прижимая к животу. Поставил бутыль Алексею на стол в кабинете, мы с Витей распрощались с ним и ушли. Принесли спирт - и гора с плеч. Зато Богданову проблем добавили - куда его девать? Раздать по соответствующим службам - уже поздно, рабочий день к концу подошёл, этим лучше завтра с утра заняться. Но и на столе оставлять не гоже, убрать бы куда с глаз долой. А то представьте себе картину, войдёт кто к нему в кабинет - а на столе бутыль со спиртом. Оправдывайся потом, что это для технических нужд. Слухи пойдут по музею. А слухов о себе Алексей, надо отдать ему должное, очень не любил, опасался, аж до мнительности.
В сейф бутыль не влезет по размерам. И Богданов поставил бутыль под свой рабочий стол, чтоб глаза не мозолила. До утра постоит, а завтра выдаст спирт начальникам служб отдела.
А наутро, сразу же после него, в кабинет вошла уборщица с ведром и тряпкой. Алексей, чтоб не мешать ей убираться, деликатно вышел в коридор, покурить. Уборщице было лениво нагибаться, потому она, не сгибаясь и не глядя, энергично начала шуровать шваброй под столом. Размашисто двинула шваброй под стол, врезав ей по бутыли со спиртом. Бутыль упала, и разбилась! Вдребезги!!!
Услышав грохот из своего кабинета, Богданов, у которого сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Ворвавшись, увидел сюрреалистичную картину: на полу его кабинета плескалось море спирта. Уборщица в ужасе, забыв на месте орудия - преступления швабру и ведро - трусливо скрылась с места содеянного. Алексей, прирождённый руководитель, действовал быстро и решительно: выплеснул из ведра воду в окно, схватил тряпку и стал собирать ею спирт с пола, а потом выкручивать его в ведро. Тут как раз к нему в кабинет вошла девушка-аккумуляторщица с заявкой на новые фонари ( в отделе для работы в подвалах Эрмитажа использовали шахтёрские фонари, которые сдавали ей на зарядку).
И дальше они собирали тряпками спирт с полу уже вдвоём, половину из разлитого смогли всё же собрать. Но в кабинете долго ещё стоял специфический запах.
Собранный спирт получился желтоватого оттенка. Пол в кабинете был паркетный, вот мастика и растворилась в спирте. Потом Богданов пробовал выдавать этот раствор мастики в спирте наладчиком, но это сразу же прекратили, при высыхании спирта на контактах реле оставался налёт мастики и контакты склеивались. Собранные с полу остатки вылили, а Богданов достал где-то чистый спирт и выдавал уже его. Где он взял чистый спирт - не знаю Возможно, за свои деньги в магазине «Рояль» купил. Может помните - тогда его везде продавали в литровых бутылках, “Royal spirit”?
Оценка: 1.1220 Историю рассказал(а) тов. Stroybat : 09-06-2006 11:41:12
Обсудить (41)
, 14-06-2006 10:39:55, Stroybat
> to solist > > to Stroybat >> Возникло предложение: помимо ...
Версия для печати

Флот

ПОТЕРИ

Я начинаю свой самый длинный рассказ. Самый длинный, потому что обдумывал его уже много лет и до сих пор не знаю, как к этому подступиться и с чего начать. Рассказанная мной история - правда, поэтому подлинные имена ребят я скрыл.

Курсом старше нас в таком же рэбовском классе ВВМУРЭ учился веселый улыбчивый парень Алексей, из тех ребят, кому все дается легко, и они играючи идут по школьной и курсантской жизни. О таких говорят - умник, и улыбаются. Его улыбка и добросердечие были настолько искренни, что его товарищи платили ему ответной приветливостью и дружбой, а знакомые девушки - обожанием. Казалось, он был талантлив во всем, за что брался. Наибольшим невезением, о котором мы знали о нем, было то, что он окончил нашу Поповку не с золотой медалью, к которой тянулся, а с красным дипломом. Но что сделано - то сделано, и по праву лучших Леха естественно выбрал то, что считалось у нас, рэбовцев, лучшим - Камчатку, полк.
А дальше началась иная жизнь, жизнь командира взвода. А когда у тебя в хозяйстве десяток машин и двадцать пять матросов, удача и успех не всегда бывают с тобой рядом. Случается, что они уходят. И вот уже твой бывший одноклассник - середнячок вдруг становится над тобой командиром роты, а бывшего курсанта младшего курса, а теперь такого же лейтенанта, как ты, ставят тебе в пример. Лешка квартировал вместе с Юрой, моим одноклассником, поэтому я и знаю эту историю.
Однажды Юрий пришел домой со службы чуть позже обычного. Открыл дверь, включил свет. Кровь на стене. На полу. На кухне на столе окровавленный нож. Обратно по кровавому следу в ванную. В ванне с водой и кровью пополам с перерезанными венами лежал Лешка. Ведь он был отличник и знал что делать, чтобы кровь не свернулась.

Почему?

- Да разве можно найти ответ на этот вопрос?!
- Смотря как отвечать.

У Киплинга есть рассказ под названием «Отброшенный», где он пишет английском лейтенанте и причиной описываемой им трагедии считает оранжерейные условия воспитания. Сейчас процитирую: «А потом его вызвал полковник и строго отчитал его. И мальчик решил, что его жизнь кончена. А это был всего-навсего обыкновенный полковничий разнос».
Я бы по-другому сказал, потому что сам был на грани. Но я от кого-то слышал, что такой уход не прощает Бог. Была ли вера в Бога у молодого коммуниста, но это меня остановило. Я сказал бы так: земля уходит из-под ног, стоять не на чем, поэтому и хочется уйти.
Ну вот на чем стоит молодой офицер? На любви к своему делу и на вере, что это дело нужно для Родины. На крепкой испытанной дружбе. На любви женщины, на семье, если есть. Но случается, что это все пропадает, и вот тогда стоять - не на чем. И когда спустя годы я прочел в одном из псалмов Давида (Библия, книга Псалтирь): «Ты вывел меня из болота и поставил ноги мои на камень», - я доподлинно знал, что это сказано про меня.
Мне не хотелось бы пускаться в религиозную проповедь или говорить вам, друзья, о пользе веры в Бога. Нет, хотя здесь это было бы и уместно. Но я помню свое военное воспитание, помню, на чем воспитывали нас. Какими мы тогда были... Грудь распирало! Но если тебя воспитывают на правде, от этого не распирает грудь. От правды вообще никого не распирает, кроме ее тайных хранителей. Значит распирало - от мифов.
Например, от мифа несокрушимого и легендарного советского военно-морского флота. Погодите, не бейте, друзья! Я помню и чту наших героев. Но ДЕВЯТЬ человек было расстреляно за время войны, которые занимали только одну должность - начальник оперативного управления Главного Штаба ВМФ. Девять из одиннадцати ее занимавших во время войны. Откуда я взял это? Из управления кадров Флота. Мы считаем, что знаем историю. Бывает, что можно узнать и правду о ней. Например - рассказ Виктора Астафьева «Многообразие войны». Но не о примерах я.
Бывают книги - вехи. На них оглядываешься на жизненном пути, как на ориентиры. Для меня одной из таких вех стала критикуемая профессионалами-историками «История русской армии» Антона Антоновича Керсновского. Жаль, что я не прочел ее в свои четырнадцать лет. Не знаю, «соблазнился» бы я после нее «на ленточки эти и на якоря», скорее да, но были бы силы службу не оставить, а продолжать. Да, правда может оттолкнуть колеблющегося, нетвердого в своем пути человека, но зато твердого она сделает сильнее.
И сегодня я не без тревоги смотрю на тех мальчиков, которые заступают на этот путь после нас, особенно на умножившиеся до трехзначного количества кадетские корпуса. Это здорово - столько ребят с желанием и потребностью сердца служить. Но на чем воспитывают их? На правде? Или на новых мифах? А если опять - на мифах? Знают ли эти мальчики, что они выбирают путь славный и честолюбивый, но бедный (что сегодня наверное особенно больно)? Ведь когда-то кадетские корпуса, как позже и институты благородных девиц, были задуманы с тем, чтобы государство взяло на себя расходы по воспитанию офицерских детей. Офицер сам это сделать был не в состоянии (ни в какой период русской истории) - и царь это однажды признал. Помним мы об этом? Чаще на памяти вертятся столичные проказы гвардейцев из знатных родов. Но это только один миф. А сколько их?
Помню ставший известным в СМИ случай в середине 90-х: офицер пришел вечером из патруля домой, и жена подала ему на ужин стакан чая. Это все, что было дома из еды для них и ребенка. Мужик пустил себе пулю в лоб.
В 2001 году свели счеты с жизнью 50 офицеров и 34 прапорщика. В 2002 - 40 прапорщиков и 61 офицер. (НВО N18 (333) от 30.05.2003) Основными причинами названы психическая дезадаптация и семейные неурядицы. У меня есть лучик надежды, что с приходом военных священников эти страшные цифры станут меньше, что эти люди станут не парадными попами рядом с командирами частей и замполитами, а утешителями, поводырями ко Христу, какими они и должны быть. Ну хоть некоторые станут.

Мне хотелось бы придти с этим своим рассказом про Лешку в ставший мне когда-то родным 21-й класс второй роты Нахимовского училища (да или в любой какой-нибудь класс) и попробовать вместе с ребятами найти ответ на это Почему?, и как сделать, чтобы это никогда не произошло ни с одним из них.
Оценка: 1.1188 Историю рассказал(а) тов. комРЭБ : 04-06-2006 02:50:03
Обсудить (125)
, 20-07-2006 19:05:41, Vladimir
> to КИТ > Из любой ситуации ВСЕГДА есть выход. Самоубийство...
Версия для печати

Армия

Пилите, Шура,она золотая!

Нет света, нет топлива, точнее, не совсем нет, есть чуть-чуть в баке "десятки". Слишком мало, чтобы пытаться перелить в тридцатку (этого количества ЯАЗовскому движку хватило бы на старт и 5 минут работы), и совсем не бензин, чтобы накормить волговский двигатель АБэшки. Всё бы ничего, но такая ситуация на ближнем приводе аэродрома весьма и весьма чревата. ("десятка", "тридцатка","АБэшка"- электрогенераторы марки АД-10, ДГ-30, АБ-12, применяются для автономного электроснабжения (для Rembat).
Гром среди ясного (к счастью) неба - приказ дежурной по связи включаться - ждем борт. На наши жалкие вопли на тему "давайте посадим эту лохань другим курсом! Топлива мало!" ни к чему не привели, так как дежурная была неопытной, и это была ее первая самостоятельная смена. Ну, ладно - надо так надо (наш начальник душенька) напарник обреченно поплелся заводить десятку. Его рожа, после того как он влетел в аппаратную, напоминала посмертную маску, а то, что он сказал, звучало как апокалипсис: с двигателем какой-то косяк. В общем, это сволочное устройство объявило забастовку и больше одной минуты работать не желало, нет, конечно, оно работало, если ему подкачивать топливо ручным насосом, причем в хорошем темпе, чтоб ему хватало. Но если после этого он всё-таки глох, приходилось стравливать воздух с топливных фильтров. Как потом оказалось, лопнула трубочка, и через щель подсасывало воздух. Ситуация была доведена до руководства, но это ничего не изменило, только привело дежурную в состояние, близкое к истерике.
Попытка выяснить у нее примерное время подхода борта тоже ни к чему не привела. В результате мы получили полномасштабный про@бон: когда подойдет борт не знаем, на сколько хватит соляры не ведаем, и при этом вынуждены совершать по очереди поступательные движения поршнем насоса (ничего не напоминает?)
Через полчаса китайских пыток руки отваливались, спина болела, а в глазах человеколюбием и не пахло! Если бы бедная женщина могла слышать все, что о ней говорилось, она бы покончила жизнь самоубийством, так как с таким букетом душевных болезней и физических увечий жить невозможно! Вы, наверное, думаете, что если в кино показывают, что случайности накладываются одна на одну и происходят в последний момент, чтобы погубить злодея или спасти смазливую девчушку из рук маньяка, это все вранье и провокации? Нет, товарищи, и еще раз нет! Через три минуты после того, как у нас кончилось топливо, над нашими головами, точнее, значительно левее (в том-то и беда!) прошуршала Тушка, а через пять дали свет.
Все бы, может, ничего. Но на этой Тушке возвращался из Москвы наш командующий, целый генерал-лейтенант, по слухам, при посадке он сидел за штурвалом - размер пиндюлей вы можете себе представить! Ну, конечно, генерал - не та птица, чтобы делать разнос двум рядовым оболтусам, но комбат получил по полной, а потом приехал к нам для удовлетворения своих потребностей жестокой мести и справедливого наказания всех виновных и просто попавшихся под руку особей, одетых в военную форму и званием ниже майора. Если бы я промолчал, он бы меня просто раскатал по бетону так, что потом было бы проще закрасить, чем отскребать, но помня, что нет лучшей обороны, чем нападение, я сразу начал вопить о том, что я докладывал об отсутствии топлива и о неисправности дизель-генератора и невозможности посадить борт нашим курсом, но меня никто не послушал. Комбат пообещал проверить мою версию, и если она не подтвердится, то мне лучше самому с собой покончить - будет не так больно. После чего рявкнул: "Я её вы@бу!!!" (я так понял, что он имеет в виду дежурную по связи) и уехал претворять свой коварный план в жизнь.
Надо сказать, что все переговоры записываются на магнитофон, поэтому для восстановления истины достаточно прослушать наш разговор в записи. Через час комбат перезвонил и сообщил, что обвинения с нас сняты, и если мы еще живы, то сводить счёты с жизнью посредством саморасстрела личного состава БПРМ солеными огурцами не нужно. Что он сделал с дежурной, я не знаю, но каких-то организационных мероприятий, по крайней мере, заметных, не было, а я склоняюсь к мысли, что мужик сказал - мужик сделал. Я же после этого вечером ушел на "глиссаду" (глиссадный радиомаяк - КБ) к землякам, где на СКП с Валеркой мы распили припрятанную бутылочку водки для успокоения нервов. Созерцая пейзаж включенного по-ночному аэродрома, я наконец смог успокоиться окончательно.
Оценка: 1.0935 Историю рассказал(а) тов. Ушаков Александр : 12-06-2006 08:27:57
Обсудить (8)
, 04-07-2006 10:35:42, Тракторист
> На дизель? так там и карбюратора нет. в добавок писалже я ...
Версия для печати

Армия

Настоящий пиджак в армии.

В 1992 году проходил сборы от военной кафедры в ЗабВО, Брежневская дивизия, в Песчанке. По каким-то причинам мы там присягу не принимали. Сказали, в армии примем, если призовут.
Призвали, но т.к. духи в батальоне присягу приняли, то решили из-за меня не заморачиваться, сказали, со следующим призывом приму. Тут подвернулась капитанская должность в управлении бригады, ушел туда, пока вникал в службу, проводил в другие части начальника отделения и старшего инженера, сам получил старлея и старшего инженера, обучал нового начальника и инженера, в общем, за всеми этими делами прошла еще одна присяга, затем еще одна.
День рождения зама военного прокурора, неофициальная обстановка после первого перекура. Зашел разговор про меня - «дикорастущего лейтенанта» - призван в конце марта на должность старлея, через 3 месяца перешел на капитанскую, еще через 3 месяца на майорскую и старлея получил. Народ листает удостоверение личности, и возник вопрос - когда принимал присягу? Тут-то я и вспомнил, что не принимал. До дембеля оставалось меньше полугода. В общем как у того, чье имя нельзя произносить, в «Освободителе» - про умельца.
Народ грамотный - прокуратура и трибунал в основном, давай высказывать аргументы, выясняя, кто я, военный или гражданский. Пришли к выводу, что я вне закона, ну и соответственно, законы на меня тоже не распространяются.
До сих пор мучает вопрос: если совершил бы преступление, кто бы судил?

ПС. Сам понимаю, что не писатель, отправляю, выполняя приказ Командира в Текущие, а не в Обсуждение.
Оценка: 1.0844 Историю рассказал(а) тов. Пиджак в запасе : 22-06-2006 11:52:28
Обсудить (35)
20-08-2006 15:29:51, dazan
> to Кадет Биглер > ---------------------------------------...
Версия для печати

Авиация

Хоть история и не из жизни ВВС, а из суровых будней ГВФ, но...

Занятия на аэродроме, работа на живом (ну или на полуживом) железе - вот настоящая практика, вот песня души и ненавязчивое предупреждение о геморрое на ближайшие годы! Экзамены, зачеты - всё-таки не то, теория, лишенная простора и запаха жареного керосина...
На учебном аэродроме шли занятия второго курса одного авиационно-технического училища (не стану уточнять какого, чтобы ненароком не обидеть другие АТУ ГА и избежать обвинений в национализме, расизме, фашизме и переходе улицы на красный сигнал светофора). Народ под бдительным наставническим присмотром бодро копошится на технике, кто-то откручивает то, что уже откручивается, кто-то прикручивает то, что еще прикручивается - все при деле, все заняты. И вдруг среди этой деловитой суеты один зоркий - как телескоп - препод замечает студента, который ничего не откручивает и не прикручивает.
Ходит себе у Як-40, раскапотированный АИ-25, двигатель турбореактивный, увлеченно рассматривает, даже вроде бормочет что-то. Сразу видно, интересуется человек, думает, такому и помочь сразу хочется, опытом поделиться.
Пошел зоркий преподаватель к студенту делиться:
- Обратил внимание, Вы очень внимательно двигатель изучаете. Подсказать что-нибудь?
- Да, преподаватель-джан, очень интересно! Полчаса уже хожу, смотрю, не понимаю - почему карбюратора нет?
Оценка: 1.0140 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 15-06-2006 12:34:02
Обсудить (3)
, 17-05-2012 08:16:26, *негоро*
да ладно???...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru