Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Авиация

Уже на "коробочке", на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
Так бы могла начинаться эта история - чтобы с первых же слов заинтриговать, схватить за все, не побоюсь этого слова, выступающие части тела, и тащить, тащить, не взирая на верещания и возражения, к некоему финалу... Но это же скучно, господа! Так что будем неспешны и обстоятельны...
Жил-был Советский Союз. Кто-то называл его Родиной, кто-то - Империей Зла, но в одном сходились все: проверить, остро ли отточен штык, здесь умели и любили. Или делали вид что любили, благо в итоге и такая точка зрения тоже вела к повышению боеготовности.
Одним из элементов проверки остроты штыка были учения истребительной авиации ПВО - стрельбы. Нет, учений всяких-разных и так хватало, не считая повседневного дежурства, но была еще и другая штука: раз в год по тревоге какой-нибудь полк срывался с родного аэродрома, перелетал на южные полигоны - обычно Красноводск - там, опять-таки, всем составом, отстреливался и мчался обратно. И всё это за неделю-две. И без подготовки, ибо если и было известно какая Армия в этот год попадёт в проверку готовности, и хоть можно было догадываться о соединении, но вот какое именно подразделение выдернет с насиженных мест главкомовская рука - этого не знал никто; возможно, даже сам главком.
А высокая комиссия оценивала не только степень белизны бордюров и наличия бирок в самых труднодоступных местах пункта постоянной дислокации, но и качество самой подготовки - в полном ли составе вылетели, да как летели, как отстрелялись, как вернулись... Вот такая "Зарница" с далеко идущими выводами. Тут уж пан или пропал, по итогам или взлетишь или залетишь.
В тот год выдернули Тапу, что в 6-й Армии. Начали они отлично - сбор, технари резво позакидывали в прикомандированные Ан-12 разнообразный свой скарб, за ними вылет полка и умчались, упрыгали этаким авиакенгуру по аэродромам промежуточных посадок, ибо ну никак без них Су-9 из Эстонии до Туркмении не доедет. Оценка «отлично». Там отстрелялись, по всему что только можно, никого не угробив - «отлично» (годом раньше другому полку оценку снизили до «хорошо» всего лишь из-за того что случайно потопили рыбацкий баркас, сдуру вылезший на полигон).
Скоро сказка сказывается, дело - бывает - еще быстрее делается, и уже обратно, домой... все в предвкушении всяких вкусных поощрений - кто в дивизию на повышение, кто в академию, кому орден, кому медаль, кому просто отпуск внеочередной; уже даже не слюни пускают, а ждут заслуженного с чувством выполненного долга - последний этап остался по перелёту, техники и проверяющие уже на месте (все-таки «двенадцатым» столько посадок не надо), переночевать в Андреаполе, дозаправиться, и утром прямиком до Тапы, а там уже подведение итогов, все поголовно молодцы, и полная грудь крестов.
И вот, при заходе на Андреаполь, уже на «коробочке», на четвертом развороте, комэска выпустил тормозной парашют...
... бросило, скорость упала - по наитию двигатель на форсаж; это и спасло. Хоть стропы, каждая держащая усилие 300 кг на разрыв, выдержали - вырвало саму гондолу тормозного парашюта. Но самолёт управляется, полоса по курсу, высота позволяет, так что сел благополучно; недоброе уже на пробеге почуял, заметил что тормозной не выпускается почему-то, да и лампочки аварийные загорелись и вообще как-то странно машина себя ведёт. С полосы съехал и на рулежке раскорячился - всё, остановился двигатель, и инерция кончилась.
- Охтыжмня! - в один голос сказали на КП оба командира полков, наблюдая эти сцены из жизни бобров; вот только такого расклада им не хватало до полного счастья.
И ведь у всех причина для печали: одному авария, пусть и чужая, на своём аэродроме никак не нужна (если повадятся соседи сюда умирать прилетать, то испортится карма, заботливо лелеемая в глазах вышестоящего командования), другому так просто амба - накрылись все перспективы по итогам проверки, еще недавно блестящие.
- Етицкая же сила... Слушай, у тебя же однотипные - одолжи один на пару дней? Я верну...
Простая человеческая вера в чудо не нашла понимания.
- Если только десятку до получки. Ох, йооо... Ну вот скажи, товарищ подполковник - кто ты после этого? Млин... Поехали смотреть что там осталось.
Вблизи самолёт выглядел еще хуже чем с КП; сзади - снизу как в анатомичке - обшивка фюзеляжа сорвана, открывая силовой набор и двигатель, трубопроводы и шланги порваны, на бетоне громадная лужа из керосина, масла, гидрашки и вообще невесть чего.
- Пристрелить. К чёртовой матери.
От такого диагноза встрепенулся скромно переминавшийся у самолёта комэск:
- Тащ... тащ... а может в ТЭЧ?
- О, а вот и виновник торжества! Тебя б тоже пристрелить, да патрон потом списывать устанем... Разве что... Ладно, цепляйте на тягач, пусть глянут...
... Коллектив в технико-эксплуатационной части подобрался сильный; заставшие еще Великую Отечественную «деды» с их опытом ремонта вообще неремонтопригодного, и не только в теории разбирающаяся в современной технике «молодежь».
Увидев, что им притащили, сильный коллектив оторвался от шеш-беша и заскрёб в затылках.
- Вот именно так представлял себе мою докторскую диссертацию служи я в Люберцах [НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники, НИИ-13 - прим.] - озвучил общее мнение один из техников.
- О, это нам на разбор, на запчасти? - деловито уточнил начальник ТЭЧ и очень удивился узнав что на ремонт.
- Мужики, спасайте, - взмолились «эстонцы», - хоть тушкой, хоть чучелом, лишь бы утром до Тапы дотащиться, хоть как...
- Утром? Грузовиком. Два ЗиЛа...
- Ааааа!..
- Товарищи офицеры! Не издевайтесь сильно, им и так плохо... Постарайтесь сделать, - благословил командир полка; его активно поддержали "эстонцы", клятвенно пообещав в случае успеха все земные блага, кормить, поить, на руках носить и даже, при желании, целовать в разнообразные места.
Начальство убыло, провинившийся комэск томно вздыхал в углу; после традиционного перекура началась работа. Воссоздавали основное, творчески подходя к второстепенному. Соединили порванное, где не соединили - заварили и заклепали; топливная, гидравлика, масло - часа за четыре побороли. Тяги управления уцелели, согнутую вылечили кувалдой, но это по планеру; по двигателю с управлением было похуже... и совсем плохо с кислородной. Да что там «плохо» - просто беда, как будто сорванная гондола не к шпангоутам крепилась, а непосредственно к ней.
Вроде всё заглушили-заварили-заклепали, кислородной машиной закачали по полной - пару секунд пошипело и давление по нолям. Загнали в баллоны по 300 атмосфер вместо штатных 150 - шипело ненамного дольше, но гораздо злее; дальше экспериментировать не рискнули.
- Да и хвост с ним, - решили «деды», - не в стратосферу же отправляем. Низэээнько пойдёт, и нормально. Вот, помним, в сорок четвёртом...
- Вот же тварь! - возмутились они же чуть позже, на газовке, - Это наши конструктора не додумали, факт!
В довершение всех бед попереломался механизм перепуска воздуха. Двигатель работал - уверенно, устойчиво, управляемо - но только на форсажных режимах; прибрал РУД - всё, останов. Запуск только с запитыванием от кислородной машины; но тут можно и на малом газу, пока кишка подсоединена; и только на форсаже створки наконец-то перекладывались и «кислородку» можно было отцепить. Обойти, в принципе, можно, но это «можно» если кислородная система работает, а она свистит самопроизвольно мелодичнее органа (музыкального инструмента, а не о чём все подумали).
- Фигня, однако, - решил консилиум, - Буди этого... Чкалова, млин...
Комэск поначалу так и бродил по ТЭЧ скорбным приведением, горя желанием помочь; желание понимания не нашло, ибо даже на подай-принеси он оказался непригоден (ну не понимает лётно-подъёмный состав простейших технических «а подай вот ту хреновину», только мешает в итоге), вот и положили его спать, здесь же, в ангаре. Так что будить недалеко было.
- В общем так, сокол ты наш сталинский... Ехать на этом можно, но не советуем. Честно. Что не работает - проще перечислить что работает... Вообще б не выпустил, хоть ты мне весь ЖПС [журнал подготовки самолёта - прим.] своими «замечаний нет» испиши, да молодежь настояла... если полетишь то мы тебе и профиль полёта подобрали уже, согласуешь только - взлетаешь последним, идешь на малой высоте, по прямой, там с ходу в общей куче садишься и прячешься в зарослях. Что решаешь?
- Дык это, «замечаний нет», конечно! А что на самолёте работает-то?
Вот так оптимизм в очередной раз победил здравый смысл.
- Ты, как долетишь, нам позвони хоть... а то тревожно...
... Уходили «эстонцы» красиво, взлёт звеньями - рёв, грохот, и четыре точки удаляются в наборе высоты, а в это время уже следующая четверка начинает разбег. Нынешние авиасалоны просто баловство какое-то по сравнению с такими буднями.
И тут на КП все немного меняются в лице от происходящего на аэродроме: к полосе тягач тянет искалеченный Су-9, в паре с ним едет «кислородка», шланг подсоединен к самолёту (и кто-то из технарей лёжа на левой плоскости его держит); завершает кавалькаду УАЗик, на капоте которого лежат невостребованные метры шланга - он так выбирает слабину между летательным аппаратом и его кислородным донором.
- Ммммать вашу йети, - задумчиво говорит комполка. - Я в штаб срочно пошёл. Ну а вы, когда вас в тюрьму сажать будут, не забудьте сказать что меня на КП не было в это время.
Замполит-то еще раньше ушел, и молча; так ведь все такие - всем интересно посмотреть это представление, но не с командного пункта и не при исполнении служебных обязанностей.
...- Значит так, на полосе тебя отцепим. Тормоза зажимаешь мёртво, выводишь на форсаж. Стоишь как... хвост у белки. Когда техник - он у тебя на крыле будет всю эту ху... конструкцию держать и направлять, потом, по готовности, отсоединит - по борту хлопнет, тогда отпускаешь тормоза и взлетаешь. Понял, оррррёл?..
...Ни фига тормоза не удержали. В первые секунды полз, потом покатился; кислородная машина парой пошла на взлёт, их догонял УАЗик, всё выбирающий слабину; лейтенант, правой рукой держа шланг в разъеме, а левой цепляясь за переднюю кромку крыла, ни о чём особо не думал - это была его идея, отработанная на газовочной, но разбившаяся об отсутствие швартовых на взлётно-посадочной полосе. Обжатые тормоза не радовали никого, автомобильная составляющая этого дурдома разогналась уже до 50 км/ч - наконец сработала система перепуска. Створки открылись, лейтенанта вместе со шлангом просто сдуло, миновав счастливо столкновение со стабилизатором; еще больше ему повезло разминуться с забывшим остановиться УАЗиком.
Пара ушибов, пока по бетону катился, шерсть дыбом - обошлось...

P.S. Тапа. "Эстонец" долетел нормально, по рекомендованной схеме произвел посадку, и сразу под чехлы; отзвонился, в ТЭЧ отлегло; оценку "отлично" своего полка не опозорил, а самолёт списали.

Р.P.S. Андреаполь. Построение полка, читка приказов, наказание попавшихся и общее повышение тонуса не попавшихся:
- Лейтенант К-ков! Выйти из строя!.. За грубейшее нарушение правил техники безопасности объявить лейтенанту К-кову выговор!
- Есть...
- В строй... Лейтенант К-ков! Выйти из строя! За проявленную смекалку и отличные знания, обеспечившие безаварийный вылет братского полка объявляю благодарность!
- Служу Советскому Союзу!
Оценка: 1.9237 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 09-09-2015 22:54:00
Обсудить (70)
18-09-2015 11:32:56, Baloo
Можно склонять, можно не склонять. Оба варианты верные....
Версия для печати

Свободная тема

У моих родителей жили-были дома турецкий кот Тос и кобель немецкой овчарки Байкал. Жили дружно, защищали друг друга на улице от пришлых. Породистые. Пёс был профессионально выдрессирован, как и положено серьёзной собаке. Умные животинки были. Ели по расписанию, каждый из своей миски.

Как-то раз мама, оставила в прихожей на полке (полметра от пола, не больше) прочный целлофановый пакет с полкило сливочного масла. Пошла переодеваться. Возвращается - пакет на полу. Пустой. Пёс спокойно (!) , безо всякого чувства вины ест масло. Кот резво прошуршал под диван, дикими прыжками пытаясь стряхнуть с ноги пакет из-под масла. Пустой пакет.

Мама опешила - пёс никогда бы не взял еды ни у чужого, ни с полки, ни со стола - как бы ему не хотелось - дрессировка. У кота не хватило бы сил за такое время разорвать плотный пакет.

Ребус разгадал папа, вернувшись с работы: имело место хитрая двухходовка.
Кот, понимая, что пёс масло с полки не возьмет, скинул пакет на пол. Если еда на полу в доме - это законный кусочек пса, это разрешено.
Пёс разорвал пакет, и они вдвоем с котом приняли маслица на грудь.

- Да ладно уж, - сказал папа, - не наказывай Байкала, он не виноват. Когда ему ещё достанется такое счастье - полкило масла! А вот кота лишаю вечернего пайка. Провокатор хитрожопый...

Вечером Байкал пошел на кухню за своим ужином, быстро умял полпорции и внезапно отошёл в сторону. В кухню зашёл понурившийся Тос. Видно было, что ему очень стыдно и неловко, но он подошёл и поел невкусной для него собачьей еды. Потом остатки мгновённо смёл Байкал.

И они улегись рядом - пёс на своей подстилке в прихожей и кот, положивший голову ему на переднюю лапу.
Уже лет десять нет в живых ни Тоса, ни Байкала - но где-то в семейных альбомах сохранилось это фото.
Оценка: 1.8235 Историю рассказал(а) тов. Ленивый Пилот : 14-09-2015 10:07:55
Обсудить (65)
20-09-2015 16:31:30, DeSum
Моя бабушка(по маминой линии) держала возле дома около 8-12 ...
Версия для печати

Авиация

День победы


Году, этак, в 1977-м (был курсантом) дали мне в аккурат перед майскими праздниками, как новоиспеченному кандидату в члены КПСС, партийное поручение - пригласить выступить перед курсантами какого-либо заслуженного ветерана Великой Отечественной войны. Тогда их ещё было много... Было из кого выбирать.
Я знал, что у нас в городке училищном живёт Герой Советского Союза. Подполковник в отставке. И отправился прямо к нему домой, пока конкуренты с других курсов не перехватили. Тот встретил меня в дверях лично, выслушал, а затем и говорит: - Нет. Не пойду. Никогда не выступал ни перед кем, и сейчас не стану.
Я, мягко говоря, удивился - ПОЧЕМУ?
А тот помялся, и отвечает: - Потому, что не герой я вовсе...
- Как так!?
- А так, - говорит, - летал я на Ил-2. Всегда ведомым. Поставили раз ведущим, так я звено не туда вывел и чуть своих не расхерачил... С тех пор - только ведомым. Куда ведущий летит, туда и я. Ведущий снижается - и я за ним. Ведущий стреляет, и я тоже. Он бомбит - и я дергаю бомбосбрасыватель... Так и совершил 120 боевых вылетов. А в штурмовой авиации за сто вылетов Героя давали. Дали и мне. Мне просто повезло - не сбили. Вот и всё... Я четырёх ведущих сменил... Вот они - Герои. А я, извини - нет. И выступать не пойду...

Тогда я направился к старшему преподавателю кафедры самолётовождения подполковнику Л. Он мне рекомендацию для вступления в партию давал. Еврей чистокровный. Возраст 55 лет, а в запас его не отправляли, так как был просто выдающимся преподавателем! Я таких больше не встречал. Умница. Его лекции слушали с раскрытыми ртами. Летал он во время войны штурманом Пе-2. Имел несколько орденов. Ну, думаю, этот не откажет.
А он мне в ответ на просьбу заявляет: - Ну, о чём я вам расскажу? Я же на каждой лекции о войне вспоминаю. И примеры привожу из боевой практики.
А я ему: - Расскажете, как встретили День Победы в 1945 году!
Тогда Л. поморщился, помялся и отвечает: - Знаешь, лучше не надо... Мне 9 мая 45-го голову по пьянке бутылкой разбили... Очнулся только 11-го, в госпитале... Ну, его, это ваше собрание!

Так я и не выполнил партийное поручение.

К чему я всё это вспомнил? Есть у Фазиля Искандера в «Пирах Валтасара» такой эпизод, когда глава Абхазии Нестор Лакоба произносит тост, адресуя его Сталину: «Я поднимаю этот бокал не за вождя, но за скромность вождя!» Далее следует рассказ о том, как Сталин заплатил за присланные ему в Москву из Сухума мандарины.
Так вот, я хочу выпить сегодня не просто за ветеранов, а за скромность ветеранов. Тех, о которых я рассказал. И многих, многих других, которые считали и считают, что ничего, вроде, как героического они не совершили. А были просто на работе. На трудной, опасной работе, где они, как смогли, выполнили свой долг.
Честь им и слава!
Долгих лет жизни и здоровья живущим!
Вечная память тем, кого с нами уже нет...

Оценка: 1.7937 Историю рассказал(а) тов. zigzag : 03-05-2015 15:52:54
Обсудить (2)
08-05-2015 18:46:17, BigMaximum
Спасибо!...
Версия для печати

Свободная тема

Ещё одна история от геологов.
Про вертолёты.
В геологии вертолёты (и вертолётчики) вообще играют очень непростую роль, являясь порой единственным средством попадания в точку В (что ж нам в точке А не сиделось-то), средством снабжения и, в более ранние времена, связи с большой землёй. Поэтому отношение к ним тоже такое, тёплое, что ли, как к рабочей собаке. Друг, которому можно многое простить. Вот две небольшие картинки.

Картина первая. Кровь и пот

Конец сезона. То есть палатки уже собраны, ящики с образцами упакованы, все бродят по бывшему лагерю, слегка расслабленные - всё позади. Последний сеанс связи по рации. Рации, к слову сказать, несмотря на то, что за их сохранность "серые братья" серьёзно спрашивали (как-то вся партия отписывалась за потерю сраной гарнитуры, как будто они карту потеряли), так вот, рации были хреновые. Как будто Мойша "Битлов" напел - хрипит, картавит, фальшивит... Сквозь этот хрип Семёнов скорее угадывал слова, чем слышал их. И после долгожданного "Борт вылетел" услышал ещё какие-то бульки. Преспросил, вернее, перекричал "Не понял, повторите?"
- Хрр Ми... семь, как поняли?
- Не понял, повторите!
- Ххх чччшшш Ми восемь к вам вылетел, как поняли?
- Пи...ц, - машинально ответил Семёнов.
- Пфчшссс повторите
- Вас понял. Конец связи.
Для того, чтобы понять причину расстройства, следует внимательно осмотреть местность, в которой находится лагерь. Небольшой распадок между сопками, довольно густо заросшими добрыми соснами. Такой лес царь-плотник Пётр Алексеевич не задумываясь признал бы "корабельным". Трагедия же заключалась в том, что площадка для посадки вертолёта была предназначена для небольшого Ми-2, на котором, собственно, и прибыла партия в начале сезона. Теперь же мудрое руководство предпочло послать машинку посерьёзней. Перед десятком мужиков, вчера отметивших окончание сезона, в полный рост замаячила перспектива если не остаться на второй сезон, то серьёзно отдалить окончание этого - вертолёт-то не автобус, раз прислали, второго может не быть. Разница в размахе лопастей и длине фюзеляжа у вертолётов довольно серьёзная, и посадочную площадку нужно увеличить почти в полтора раза. А вертолёт уже вылетел. Часов 4, максимум 5, и это, "помаши маме ручкой", волшебник кино не покажет. Пришлось мужикам взять всё, пригодное для валки леса, и без перекуров, до кровавых мух в глазах, в буквальном смысле слова прорубать себе окно в большой мир. Руки были стёрты до мяса. Топоры зазубрились и повыкрошились. Топорища излохматились. Но они успели. Потому что дома ждут.

Картина вторая. Смех (и слёзы)

Есть такое, довольно популярное в 80-х годах выражение "на краю географии". У геологов это выражение имеет практический смысл: участок для работ тебе назначили, географические координаты он имеет, а топографических нет или почти нет. Дело в том, что топосъёмка - это такая вещь, которую надо, во-первых, проводить, во-вторых, в условиях изменяющегося рельефа проводить регулярно. Когда я услышал, как работали гелоги в 30-х, 40-х годах, когда страна приказала провести срочную инвентаризацию своих недр, я просто не поверил, что это вообще возможно. Представьте: идешь по азимуту, конно, по пути производится во-первых, топографическая съёмка - карт нет совсем никаких, и только предположение, что через полтыщи километров по тайге наверняка будет Лена. Или там Индигирка. И на ней отнюдь не написано, как её зовут, а местные, если они есть, называют просто река. Во-вторых, производится геологоразведка, что тоже не семечки, знаете ли, щёлкать. В-третьих, радиометрический контроль нужно вести. В-четвёртых, жратву надо добыть себе, а главное, лошади. В пятых, связь и так далее. И до снега успеть к людям выйти, на большую землю. Или балки поставить. Сейчас всё же намного проще. И слава богу. Но я отвлёкся. Так вот, как-то получила партия задачу отработать район, где теортиццки должно что-нибудь ценное закопано на приемлемой глубине. А вокруг там вообще Заполярье, утки, красная рыба и вечная мерзлота, будь она неладна. И всё. Получают ребята карты, половина карты просто белая. То есть, в тридцатом, предположим, году, там пролетал самолёт, провёл там аэрофотосъёмку. Один раз. Потом картографы перенесли эти снимочки на бумагу, по сложным формулам провели вычисления, подписали координаты. Куда фотокамера не достала, там просто белый фон. Белое безмолвие, так сказать. Квадрат работ не совсем где ничего нет, но очень рядом. Ладно, собрались, погрузились в самолёт, прилетели в Хатангу, потом перегрузились в вертолёт, полетели дальше. Летят час, летят другой. Лётчики позвали начальника партии в кабину.
- У тебя карта есть?
- Ну да...
- Доставай, посмотри где мы. Тут такое дело, мы в этот район ещё не летали, но по расчётам должны подлетать...
- О, смотри, вроде на месте уже. Давай покружим маленько.
Сделали небольшой круг. Вроде озёра на месте, очертания только чуток другие, но мало ли - дожди размыли, порода осела. Сели, выгрузились, по рюмашке за начало сезона, попрощались с лётчиками... Пошла работа. На маршрутах, правда, порой блукали, по карте проход должен быть между этими озёрами, а тут перемычка. Или там между сопками по триангуляции расстояние другое выходит. Впрочем, все странности объяснимы - прошло много лет, крайнее фото, искажение из-за оптических эффектов. Даже карты более обжитых местностей и то, бывало, подвирали, а здесь-то, где даже ненцы не ходили... Долго ли, коротко ли, стал пробрасывать снежок - северное лето короткое. День совсем укоротился, ночь наоборот - пора домой, однако. Покричали в рацию, забирайте, дескать, нас. Ждите, сказала рация. Постреляли гусей, ощипали, жарят - ждут. Прилетел тот же борт, что и забрасывал, но лётчики почему-то не выглядели обрадованными, скорее, сконфуженными и напряжёнными. Впрочем, обрадованные геологи этого сперва не заметили.
- Здорово, мужики! Есть садитесь. Только выпить нечего, всё допили уже.
Лётчики переглянулись, дружно вздохнули и сказали:
- В салоне посмотрите. Это вам всё.
Геологи, откатив дверь, обнаружили ящик спирта. Это было довольно странно, так как максимум, на что они рассчитывали, это пара бутылок - с чего бы делать такие подарки полузнакомым, пусть и очень хорошим людям.
Пока геологи озадаченно разглядывали ящик, лётчики выбрались из кабины и напряженно обратились к мужикам:
- Вы только это, сильно не деритесь... Мы вас случайно не в тот квадрат забросили.
Когда утихли страсти, выяснилось, что впервые посещавшие эти места лётчики при заброске партии перепутали ориентиры и не учли ветер, снесший их в сторону. Каким чудом они выяснили настоящее местоположение лагеря, для меня осталось загадкой. По крайней мере, они нашли в себе смелость признаться о том, что люди целый сезон ходили в совершенно другом месте. По счастью, этот район был запланирован на следующий сезон, так что потребовалась лишь небольшая корректировка. Несоответствие карты объяснялось тем, что карта была не от той местности.
Оценка: 1.7863 Историю рассказал(а) тов. medbrat75 : 22-03-2015 19:07:37
Обсудить (40)
24-03-2015 13:12:14, Старшина
У нас в Нижнеянске на Ми-4 на бочки засыпные - оголовки ...
Версия для печати

Остальные

Уволившись из «рядов» капитан Ю-ко, тем не менее, остался на аэродроме. Правда, уже не в летно-подъемном составе - за крайний месяц службы, «влетев» аж в две предпосылки, он заподозрил, что Господь ненавязчиво намекает что не фиг и дальше носиться по небу в алюминиевой трубе; по крайней мере, какое-то время.

Спустившись с небес на землю Ю-ко устроился на работу в одну небольшую коммерческую авиакомпанию. Как-то так получалось в те годы странно, что военные транспорты активно продавались не менее активно возникающим авиакомпаниям... При этом в руководстве этих авиакомпаний хватало знакомых и полузнакомых еще по Военно-Воздушным Силам лиц, самолёты, ставшие частными, не покидали привычных стоянок, обслуживалась техника, что уж таить, в местной ТЭЧ, да и летали так, что частенько было непонятно, «где кончается Беня, и где начинается полиция». То выясняется, что все военные борта застряли по погоде в Китае с грузом ширпотреба, то «частники», совершенно не тревожась, таскают совершенно секретные грузы без допусков и сопровождающих...

Бардак, конечно, зато не скучно.

Вот и нашёл себя Ю-ко на ниве «организации авиационных работ и перевозок», за несколько месяцев на практике освоив то, чему в ВУЗах Гражданской Авиации пять лет учили в теории. Поначалу с ошибками - например, убедившись что начальника, скачущего вместе с грузчиками по бетону, закидывающего в самолет «полезную нагрузку», помогающего ее распределить и раскрепить, подчиненные перестают воспринимать как начальника, или отправив по ошибке десять тонн «кристалловского» спирта от одной политической партии в заполярный город N-ск к выборам вместо такого же, но на пять бочек меньше, груза в другой заполярный город Н-ск (туда тоже должны были везти, но на следующий день, но к тем же выборам и от того же грузоотправителя; народ так и не спросил, куда дели царя-батюшку, партия тоже ничего не заметила, так что тут всё обошлось) - но какой молодой специалист может похвастаться, что сразу уловил специфику работы, всю суть её и глубины? Если и найдётся такой, так увольнять его сразу, как лицо явно склонное к заведомой дезинформации и умышленному очковтирательству.

Как бы то ни было, уже через несколько месяцев Ю-ко стал обладателем пусть еще небольшого, но уже персонального кабинета, хотя и без секретарши, и принялся активно приводить толщину живота и ширину лица в соответствие занимаемой должности.

В один из сумрачных дней дверь внезапно распахнулась и внутрь ворвался зелено-красный смерч.

- ..ать!!! ...ять!!! ПАЧЕМУ???!!! ...ять!!. Кто, ...ять-мать?!! НЕМЕДЛЕННО!! ..ть-..ть... ..УКА!!! ...ять! - доносилось из эпицентра.

Неведомая сила вырвала Ю-ко из мягкого кресла:

- Вввв-в-в...

Смерч бушевал и матерился.

- В-в... ВОН!!! Выйдите вон! Постучитесь! и войдите как положено!

Смерч стих, как тумблер повернули, и превратился в общевойскового генерала, ошалевшего от такой наглости.

- Вон!!! - добил посетителя Ю-ко.

Побелевший от злости генерал удалился; оставалось прикидывать чем всё кончится. «Лавка»-то, конечно, коммерческая, но где именно «кончается Беня»... Генерал не авиационный, уже хорошо; с другой стороны и «красный» генерал может подтянуть такую «тяжелую артиллерию» что весь мозг, вплоть до седалищного отсека, перетряхнут... а может и перетрахнут...

Минут через пять раздался стук в дверь.

- Разрешите? - на пороге возник генерал, уже не пытаясь изобразить стихийное бедствие.

- Проходите, присаживайтесь, - дружелюбно пригласил Ю-ко, по-прежнему всем чуем чуя подвох. - Вы по какому вопросу?

- Да мне... точнее, нам... вот надо... срочно... - мялся, с трудом подбирая печатные слова, посетитель.

- Подробнее, и по пунктам. Вам чай, кофе? Или покрепче?..

...Как вскоре выяснилось всего-то навсего нужно было отправить - недалеко, примерно через половину нашей необъятной, небольшой, буквально один КУНГ, груз. Правда, секретный до удивительности.

- ... да мы и собирались так, через дивизию, но там кто в разлете, кто в ремонте... Оплата? Конечно, будет. Правда, не сразу... позже... Но Министерство Обороны обязательно оплатит! Позже... Сроки?.. Нуууу... Другие варианты?.. Заправить? По полной? Да не вопрос! И экипаж еще накормим-напоим... хорошо, поить не будем... хорошо, и с собой не нальём...

Оставим коммерческую тайну тихонько плесневеть за пресловутыми семью печатями. Скажем лишь, что договаривавшиеся стороны разошлись абсолютно довольные переговорами - крепко пожав друг другу руки и не менее крепко уверенные, что именно они остались в выигрыше.

Для представителя Министерства Обороны - что груз все-таки будет доставлен на место в срок, аккуратно, без усушки и утруски... Еще и «живые» деньги экономятся... Ну или полуживые...

Для представителя авиакомпании - что «семьдесят шестой», завтра-послезавтра всё равно летящий примерно туда же, но с недогрузом, сделав небольшой, на пару сотен кэмэ крюк, «попутной лошадью» закинув эту станцию, бесплатно заправится «под пробки», а топлива в него можно залить ох как много...

А сам по себе капитан Военно-Воздушных Сил в запасе Ю-ко, проводив разом повеселевшего посетителя, презрев кодекс законов о труде и прочие руководящие документы, щедро плеснул «представительского» коньяка, закурил...

- Вот и всё!.. Ведь когда генерал орал, слюнями брызгал и руками махал, а меня клинило, слова сказать не мог, «в-в-в...» давился - не «вон!» я хотел крикнуть, а «виноват!»... И вскочил не от злости, а по стойке смирно... Всё, отпустила Служба!!! Штык в землю...
Оценка: 1.7826 Историю рассказал(а) тов. BratPoRazumu : 16-01-2015 01:39:25
Обсудить (10)
19-01-2015 13:13:53, maxez
* На полтораста лет назад сдвинуть - и были бы все эти ска...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
профессиональная шлифовка паркета в элитных особняках parketov.ru/
Советуем заказывать малые очистные сооружения разного назначения .Строительство и проектирование.