Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
e2-e3: недорогой качественный хостинг, регистрация доменов, колокейшн
Rambler's Top100
 

Авиация

Комдив и Кот

Жизнь любого военного аэродрома многогранна, Чкаловский не исключение. Я не буду говорить о взлетающих и заходящих бортах, куче народа на стоянках, объектовых нарядах, прокосах травы лопатами у аэронавигации и на рулежках, нет. Любой знающий человек скажет, что это рутина. А потому расскажу о другом - о Коте и Комдиве. Живности в Чкаловском хватает, но основную «организованную преступную группу» составляют собаки. Причем зоны влияния у них поделены: есть «рота охраны», есть БАТО, есть «приводные». Стаи четко блюдут свои границы и зоны ответственности, харчуются с солдатского стола, регулярно проводят призывные компании, плодя потомство и создавая проблемы с численностью и «уставным порядком». Кошаков меньше, но в наличии имеются и относятся к категории «блатных», живут у столовки и «чепка», в других не менее теплых местах, отрабатывая свой кусок кто как: кто мышей ловит, кто мурлычет громко.
Наш герой относился к элите ВКС, жил в лазарете, уставному виду соответствовал, окрас имел зеленовато-черный, что вполне укладывается в камуфлированную форму одежды, не «цифра», но все же. Вершиной принадлежности «к ратному воинству» являлся ошейник, который, Бог знает кто и когда нацепил Котейке, сделанный из наплечной шлейки офицерской портупеи еще советского образца. Кот тащил службу вечным дежурным по лазарету, основное время проводя у стола дежурного, по мере появления служебного рвения участвовал во врачебных обходах, контролировал раздачу пищи, но это на регулярной основе, и вообще служил образцом несения службы.
Беда пришла откуда не ждали. После трагедии с падением Ту-шки, массового отравления срочников, планы по реформе и превращению из «второразрядной» авиабазы в нормальную авиадивизию активизировались до сверхзвуковой скорости, кого-то сняли, кого-то назначили, фитиля вставили всем и... Появился новоиспеченный Комдив. Ну, и пошел он хозяйство принимать, выявлять и приводить в соответствие, и прочими делами важными заниматься. В общем, углубляться не буду, все прекрасно понимают, что к чему, в Чкаловском шум-гам, суета на уровне паники, все расставляется «как положено», красится «как попало», стрижется и косится, перемещается по расположению строевым шагом. Комдив уже и кличку получил - сапог мотострелковый. И вот, с учетом работы СЭС и военной прокуратуры по факту усёра бойцов дошла очередь и до казарм срочников, столовой и лазарета. Зашел Комдив в лазарет, его там «люди в белых халатах» встречают, самому такой же, только белее и лучше, на полковничьи плечи набрасывают. Все чинно, соответствую моменту. Наш герой, Кошак, весь проникся торжественностью момента, принял строевую стойку, точнее сел у стола и ест глазами начальство. Вроде нормально все, Комдив доклад принял, и решил обход сделать. Ну, и пошли они все на обход: Комдив, начмед, дежурный и Кот. Все бы ничего, да вот в конце обхода, когда Комдив уже было собрался одобрить служебное рвение медиков, наш Котейко, считая, что и он к этим достижениям имеет непосредственное отношение, потерся об ногу Комдива, удовлетворенно мяукнул и преданно заглянул в глаза начальству. Комдив очумел, проорал что-то вроде: «Совсем охренели! Развели тут! Убрать немедленно, еще раз увижу, придушу как Шариков!» Специально назначенный боец отловил Кота и метнулся «убирать немедленно». Куда убирать? Кот же «штатный», любимец и т.п. В роту! Но боец был юн и неопытен, а посему был отловлен с Котом на руках заходящим в расположение Комдивом, взбодрен, несмотря на доклад о том, что выполняет «ваш приказ». У пацанов паника, в общем, повезли Кота на стоянку, и пристроили его квартирантом на Ил-76, благо бортач оказался человеком душевным и обещал присмотреть. По традиции решили, что квартировать Кот будет «три дня и три ночи», дабы все утихло и забылось. Но бурная деятельность Комдива и метеоусловия вынудили бойцов забыть про любимца, на какое-то время, а когда спохватились, выяснилось, что борта нет - улетел в Сирию. По возвращению на вопросы пацанов, бортач внятно ничего ответить не смог, более того, сославшись на занятость послал их куда подальше. Занятость была обусловлена заменой. Мальчишки погрустили, ну, да делать нечего, жизнь солдатская, пропал Кот и пропал, служба дальше пошла. И вот в один из дней, прилетает этот самый борт домой, на нем герои-интернационалисты домой вернулись. Момент торжественный, Комдив лично встречать приехал, свита, как положено. КАМАЗы чистые у стоянки выстроены, народ в техничках чистых, оркестр. Борт заруливает на стоянку, турбины глушат, аппарель раскрывает створки, герои с баулами выходят строиться, экипаж на доклад топает ботинками по бетону. После доклада экипажа, Комдив речь героям говорить собрался. И сказал. Торжественный момент! Чего уж там. В общем героям после приветственных слов уже команду дали «Шагом марш, понимаешь, к машинам!» И тут из аппарели вылетает Кот. Судя по всему Котейко очумел от перелета, а тут еще оркестр «гремит басами», КАМАЗЫ завелись, народ ногами топает, и наш Кошак закладывает крутую траекторию, уклоняясь от строя, КАМАЗов, оркестра влетает непосредственно в Комдива, руководствуясь кошачьим инстинктом, карабкается по форменному пальто до уровня подбородка Комдива и заглядывает очумелыми глазами ему в глаза. Причем с диким ором, в котором, со слов окружающих, явно слышится: «Отец родной, не допусти, отслужу!!!» Комдив окаменел. Попытка отцепить «просителя» не удалась, тут же нашлась куча помощников, которым тут же досталось от Котейки, который категорически не хотел отцепляться от Комдива, видимо понимая, что он тут главный и судьба кошачья в его руках. Хотите верьте, хотите нет, но Комдив, вдруг стал поглаживать Кота, успокаивать, Кошак, почувствовав это припал к Комдиву сильнее. Появился бортинженер с Ил-а, что-то попытался объяснить, а Комдив неожиданно сказал: «Пыльный-то, бля! А портупея где?»
«Какая портупея?» - ошарашенно спросил бортач.
- Ну, ошейник у него был!
- Не знаю, наверное мужики на базе сняли.
Комдив развернулся и с котом на груди пошел к своему УАЗику. Этим бы и можно было закончить рассказ про Кота и Комдива, если бы не завершающий аккорд.
УАЗик Комдива скрипнув тормозами остановился у лазарета, из него вышел Комдив и вошел вовнутрь. Дежурный проорал что-то про «на выход и без происшествий» ошалело смотрел на Комдива и пыльно-грязного Кота на его груди.
- Значит без происшествий говоришь? - угрюмо сказал Комдив.
- Так точно!
Комдив вздохнул и начал стаскивать с себя Кота. Забирай, - сказал Комдив передавая пыльную пропажу, - отмыть, накормить, в Сирию больше не пускать! Хрен с ним, пусть живет. Да, и ошейник ему новый купите, от блох! Хер его знает, что он там в Сирии этой на себя нацеплял.
В общем, служит Кот дальше в лазарете.
Оценка: 1.9545 Историю рассказал(а) тов. Старшина : 03-07-2017 15:24:27
Обсудить (15)
04-07-2017 23:40:58, BigMaximum
Кот Заграничник! :)...
Версия для печати

Армия

Под красным флагом



Прогулки по лезвию ножа

"Товарищ старший лейтенант, еще одна, дайте шашку". Наклоняюсь к сумке за тротиловой шашкой и зажигательной трубкой, за спиной - взрыв. Разворачиваюсь - в лицо летит земля и еще непонятно что, Тимка валится на землю, подброшенный взрывом. И крик, от которого до сих пор холодно спине. Не просто крик раненого солдата, это крик сапера, который уже несколько недель ходил вместе со всеми по лезвию ножа и сразу понял, что произошло и что уже никогда не будет, как было раньше.
По разминированной полосе подскакиваю к нему, вытаскиваю волоком из-под колючки, он помогает, отталкиваясь целой ногой. А вторая... Эх, е-мое... И снова этот запах вокруг - смесь крови и гари от взрывчатки...
Он старается сдержать стоны, сквозь зубы просит перетянуть ногу, что-то говорит по-казахски. Кто-то подбегает с санитарной сумкой, накладываю жгут на бедро. Бинтовать бесполезно, ниже середины голени все разорвано в клочья, кости - как обломки бутылочного стекла. Чего они таращатся на меня? Отер лицо, на руке - сгустки крови, не моей... Понятно. Летим на ЗИЛ-131 в местную больницу, все понимают, что ампутация неизбежна. Пока идет операция, мы сидим у приемного отделения и курим одну за другой. Подполковник, наш старший, не находит себе место и расчесал, разодрал руки до крови. У него так нервная реакция выражается, показатель полного п..ца.
Все подозрительно поглядывают на двухметрового сержанта Гвоздева, который работал на этой полосе до Тимки. Гвоздев это чувствует и в его глазах стоят слезы бессилия доказать свою невиновность. Позже все проверили, промерили и доказали, что мина была пропущена намного позже смены саперов и пропустил ее Тимка. На нее дождями намыло грунт с бугорка, и вместо 2-3 см над ней было больше 10, он несколько раз на нее наступал, выходя за шашками для подрыва найденных позже мин, и только после уплотнения грунта она сработала под пяткой...
Но он очень сильный человек, этот солдат. Через несколько дней он уже просит закурить, когда мы его навещаем в госпитальной палате, уже шутит и снова пытается быть как все, и мы стараемся не замечать ран на его лице, замазанных йодом (в момент взрыва мины он пролезал под колючей проволокой, и ему очень сильно посекло лицо мелкими камешками и кусками пластмассы от корпуса мины). Еще через несколько дней он просит принести ему эспандеры (резиновые и пружинные, для рук), говорит, устал лежать, слабеет от недостатка движения. Мы протащили ему в палату километровый телефонный провод от узла связи 693 полка и поставили ТА-57 (в те времена мобильников не водилось), договорились, чтобы через междугороднюю связь его соединили с матерью. Это не положено, но телефонистки соединили, они ведь тоже люди.
И мы отводим глаза, когда он говорит в трубку: "Мама, меня ранило в ногу, но несильно, ты не переживай, я жив и скоро приеду домой", ее плач в трубку очень хорошо слышно. Он маленького роста, всего метр шестьдесят, но с твердым характером. Слезает с койки, чтобы посидеть на табуретке и несколько раз в день прыгает на одной ноге, держась за койки и стены, твердит сам себе и другим: "Нужно двигаться". Еще через неделю меня вызывает хирург и говорит: у парня необратимые повреждения кости и еще чего-то там. Трещины расходятся, что ли. В гражданской больнице ему оставили часть голени, но нужна повторная ампутация, уже выше колена. «Постараемся оставить хотя бы половину бедра, чтобы можно было носить протез. Я лейтенантом в медсанбате в Афганистане служил, похожих случаев много было, поверь мне, так оставлять нельзя. Если не резанем сейчас, то потом - только по тазобедренному суставу, и тогда никаких протезов, только костыли... Сможешь ему объяснить?».
Затягиваюсь сигаретой так, что пальцы горят. Надо объяснять. Не верить хирургу смысла нет. Выкуриваем с Тимкой по сигарете, он говорит: "Я чувствовал, что что-то не так. Придется резать. Жаль, что теперь машину водить не смогу. Скажите, я готов". А еще через пару месяцев мы его провожаем в аэропорту, еще через полгода я еду в командировку, чтобы отвезти ему деньги (компенсацию за тяжелое ранение), и он встречает меня на вокзале, в его глазах - ни тени тоски, только борьба. Никаких колясок и костылей, только трость, и походка, выдающая протез. "Командир, я все-таки пытаюсь ездить на машине, жаль - нога с педали падает. Пусть будет "инвалидка" с ручным управлением, но мы еще подышим ветром!".
А потом СССР не стало, многое изменилось и мы потеряли связь. И вдруг через 20 лет звонит мобильник: «Товарищ старший лейтенант, это Тимур из вашей роты, вы меня помните?». Молодец, Тимка, как-то умудрился найти меня из теперь уже другого государства. Очень рад был его слышать и видеть на присланных фотографиях солидного дядьку (начальник в налоговой службе) и красавицу жену. Жизнь бьет ключом, дети, машина с коробкой-автоматом, рыбалка. «Все зимой на льду мерзнут, а я только наполовину» - смеется Тимка в трубку. Молодец солдат, что еще скажешь?
Оценка: 1.9184 Историю рассказал(а) тов. Нойруппин : 09-11-2017 16:42:50
Обсудить (11)
13-11-2017 09:47:17, BigMaximum
КЗ. Однозначно!...
Версия для печати

Остальные

"Расскажу о долгой бескорыстной дружбе с котом — совершенно замечательной личностью, с которым под одной крышей провёл 24 радостных года. Маркиз родился на два года раньше меня, ещё до Великой Отечественной войны. Когда фашисты сомкнули вокруг города кольцо блокады, кот пропал. Это нас не удивило: город голодал, съедали всё, что летало, ползало, лаяло и мяукало. Вскоре мы уехали в тыл и вернулись только в 1946 году. Именно в этот год в Ленинград со всех концов России стали завозить котов эшелонами, так как крысы одолели своей наглостью и прожорливостью...

Однажды ранним утром некто стал рвать когтями дверь и во всю мочь орать. Родители открыли дверь и ахнули: на пороге стоял огромный чёрно-белый котище и не моргая глядел на отца и мать. Да, это был Маркиз, вернувшийся с войны. Шрамы — следы ранений, укороченный хвост и рваное ухо говорили о пережитых им бомбёжках. Несмотря на это, он был силён, здоров и упитан. Никаких сомнений в том, что это Маркиз, не было: на спине у него с самого рождения катался жировик, а на белоснежной шее красовалась чёрная артистическая «бабочка». Кот обнюхал хозяев, меня, вещи в комнате, рухнул на диван и проспал трое суток без пищи и воды. Он судорожно перебирал во сне лапками, подмяукивал, иногда даже мурлыкал песенку, затем вдруг оскаливал клыки и грозно шипел на невидимого врага. Маркиз быстро привык к мирной созидательной жизни. Каждое утро он провожал родителей до завода в двух километрах от дома, прибегал обратно, забирался на диван и ещё два часа отдыхал до моего подъёма. Надо отметить, что крысоловом он был отличным. Ежедневно к порогу комнаты он складывал несколько десятков крыс. И, хотя зрелище это было не совсем приятным, но поощрение за честное выполнение профессионального долга он получал сполна. Маркиз не ел крыс, в его повседневный рацион входило всё то, что мог позволить себе человек в то голодное время — макаронные изделия с рыбой, выловленной из Невы, птицы и пивные дрожжи. Что касается последнего — в этом ему отказа не было. На улице стоял павильон с лечебными пивными дрожжами, и продавщица всегда наливала коту 100-150 граммов, как она говорила, «фронтовых».

В 1948 году у Маркиза начались неприятности — выпали все зубы верхней челюсти. Кот стал угасать буквально на глазах. Ветврачи были категоричны: усыпить. И вот мы с матерью с зарёванными физиономиями сидим в зоополиклинике со своим мохнатым другом на руках, ожидая очереди на его усыпление.
— Какой красивый у вас кот, — сказал мужчина с маленькой собачкой на руках. — Что с ним? И мы, задыхаясь от слёз, поведали ему печальную историю. — Разрешите осмотреть вашего зверя? — Мужчина взял Маркиза, бесцеремонно открыл ему пасть. — Что ж, жду вас завтра на кафедре НИИ стоматологии. Мы обязательно поможем вашему Маркизу.

Когда на следующий день в НИИ мы вытаскивали Маркиза из корзины, собрались все сотрудники кафедры. Наш знакомый, оказавшийся профессором кафедры протезирования, рассказал своим коллегам о военной судьбе Маркиза, о перенесённой им блокаде, которая и стала основной причиной выпадения зубов. Маркизу наложили на морду эфирную маску, и когда он впал в глубокий сон, одна группа медиков сделала слепок, другая вколачивала в кровоточащую челюсть серебряные штыри, третья накладывала ватные тампоны. Когда всё закончилось, нам сказали прийти за протезами через две недели, а кота кормить мясными отварами, жидкой кашей, молоком и сметаной с творогом, что в то время было весьма проблематично. Но наша семья, урезая свои суточные пайки, справилась. Две недели пролетели мгновенно, и снова мы в НИИ стоматологии. На примерку собрался весь персонал института. Протез надели на штыри, и Маркиз стал похож на артиста оригинального жанра, для которого улыбка — творческая необходимость. Но протез не понравился Маркизу по вкусу, он яростно пытался вытащить его изо рта.

Неизвестно, чем бы закончилась эта возня, если бы санитарка не догадалась дать ему кусочек отварного мяса. Маркиз давно не пробовал такого лакомства и, забыв про протез, стал его жадно жевать. Кот сразу почувствовал огромное преимущество нового приспособления. На его морде отразилась усиленная умственная работа. Он навсегда связал свою жизнь с новой челюстью. Между завтраком, обедом и ужином челюсть покоилась в стаканчике с водой. Рядом стояли стаканчики со вставными челюстями бабушки и отца. По нескольку раз в день, а то и ночью, Маркиз подходил к стаканчику и, убедившись, что его челюсть на месте, шёл дремать на огромный бабушкин диван. А сколько переживаний досталось коту, когда он однажды заметил отсутствие своих зубов в стаканчике! Целый день, обнажая свои беззубые дёсны, Маркиз орал, как бы спрашивая домашних, куда они задевали его приспособление? Челюсть он обнаружил сам — она закатилась под раковину. После этого случая кот большую часть времени сидел рядом — сторожил свой стаканчик. Так, с искусственной челюстью, кот прожил 16 лет.

Когда ему пошёл 24-й год, он почувствовал свой уход в вечность. За несколько дней до смерти он уже более не подходил к своему заветному стаканчику. Только в самый последний день, собрав все силы, он взобрался на раковину, встал на задние лапы и смахнул с полки стаканчик на пол. Затем, словно мышь, взял челюсть в свою беззубую пасть, перенёс на диван и, обняв её передними лапами, посмотрел на меня долгим звериным взглядом, промурлыкал последнюю в своей жизни песенку и ушёл навсегда"
(С)
Автор:Смирнов Борис Васильевич.
http://habanerra.livejournal.com/732067.html
Оценка: 1.8261 Историю рассказал(а) тов. Starik : 18-05-2017 14:33:51
Обсудить (21)
21-05-2017 23:40:46, UGO
У меня кошка холодец не ела - не умела. Попробовал лизнуть -...
Версия для печати

Флот

Наклонная полоса

Яйца! Что вы можете сказать о них?
О рыбьих, в частности. А ещё более конкретно - лососёвых.
Прежде всего, конечно, то, что процесс носки этих самых яиц у нерки, кижуча, горбуши, кеты и остальной их родни начинается в конце лета и продолжается всю осень. Это знают, наверное, даже дети, а тем более - военнослужащие краснознамённых Северного и Тихоокеанского флотов нашей Родины. Знают ли об этом старшие и высшие офицеры главных и центральных управлений и служб, дислоцированных в первопрестольной, можно догадаться по совпадению времени инспекций, направляемых в части этих объединений, с периодом нереста лосося. Вот если инспектировать Читу, Красноярск, Новосибирск и другие сухопутные места - то для этого дела есть зима, весна и даже лето, а вот если, например, Камчатку (о коей и пойдёт речь) - то всенепременно в сентябре и не иначе!
«Я вам не скажу за...» Север, а на ТОФ ежегодно в период с конца августа до середины октября дважды (раз - в Елизово и раз - в Кневичи) прилетал из Москвы самолёт со взводом офицеров-инспекторов (с папками с командировочными документами), которые в течение двух-трёх недель, рассыпавшись на «революционные тройки-четвёрки-...» шерстили всё и вся окрест, а после этого самого «шерстения» на этом же самолёте улетали обратно в Москву (уже с банками, сумками и даже бочками, полными добычи).
Женьке Ларину, выпускнику-лейтенанту ещё толком не закончившегося лета, заместителю начальника склада - начальнику учётно-операционного отдела - повезло: к ним прибыл всего один инспектор, полковник Орлов. Согласно размерам (то бишь, габаритам), Орлову скорее подошло бы быть Воробьёвым или Чижиковым, однако взгляд у него был ястребиный, и во взгляде этом недвусмысленно читалась решимость вывернуть всех здесь «маткой наружу», напугать, но в итоге смилостивиться и убыть восвояси с гешефтом («призовыми») в виде тех самых пресловутых рыбьих яиц, вес и объём которых будет примерно равен его собственному.
Начались «торги». Опытный командир, Семён Семёнович (выпуск на 12 лет старше Женьки) и его «зелёный» зам - логически и документально, соответственно, - раз за разом отбивались от орловских нападок, доказывая, что изъянов у них нет, что всё хорошо, правильно и до миллиметра соответствует «Руководству по учёту...»* и «Положению о войсковом и корабельном хозяйстве»*, а инспектор всё атаковал и атаковал, понимая, что килограммы икры буквально исчезают, подобно миражу, однако ястребиности в его взгляде всё не убавлялось.
Наконец осознав дальнейшую бесперспективность своих попыток, Орлов выдохся и изъявил желание проверить склад «НЗ», начальнику коего было доложено об этом посредством телефонной связи, как только проверяющий в сопровождении командира с заместителем покинули учётно-операционный отдел.
Начальник хранилища «НЗ» мичман Слава Весёлый (фамилиё-ё-моё-такое!) был, как обычно, в хорошем настроении. Говоря теперешним языком, этакий человек-эндорфин. Да и переживать особо из-за чего ему? Во-первых, всё-таки порядка в хранилищах неприкосновенного запаса, по определению, больше, чем в хранилищах текущего хранения. Ну а во-вторых, в отличие от Семён Семёныча и Женьки, Славка если и превосходил инспектирующего полковника по габаритам, то весьма незначительно, а значит это превосходство, априори, не могло вызвать у того «комплекса Наполеона», что тоже было плюсом. Было даже ещё и «в-третьих» - накануне Славка, сам не зная зачем, по-армейски (на флоте такой х..нёй, как правило, не занимались) обновил стеллажные ярлыки. Не, ну а для чего ещё нужен компьютер с принтером, за которым сидит симпатичная молодая учётчица, верно?! В общем ни намёка на тревожность Славик не испытывал, надел пилотку и уже было даже чуть не начал репетировать оговоренные Строевым уставом три строевых шага, как вдруг... Твою ж мать!! Про красную наклонную полосу-то по диагонали ярлыка он забыл! Самокритике между ушами Славки разрастаться было просто некогда, он схватил линейку и лихорадочно по карманам и ящикам стола стал шарить красную ручку. Такой не оказалось нигде, а предполагаемое время посещения хранилища инспектором в сопровождении непосредственного начальства, сфинктерически сокращалось... И мичман взял в руки ручку с синей пастой...
- Начальник хранилища неприкосновенного запаса мичман Весёлый, - бодро представился инспектору Славка.
- Старший офицер Центрального продовольственного управления Вооруженных Сил Российской Федерации полковник Орлов. Вы почему улыбаетесь?
- Фамилия у меня такая, товарищ полковник...
- Фамилия, говорите? Ну, сейчас посмотрим. Давайте, показывайте что у вас тут...Что это?! - взгляд проверяющего «встретился» с первой синей полосой.
- В смысле, «что», товарищ полковник?
- А это?! - на соседнем штабеле ярлык тоже был не с красной, а с синей полосой, - какая полоса должна быть на штабельном ярлыке, товарищ мичман?
- Наклонная, товарищ полковник! - с нарочитым недоумением ответствовал весёлый мичман.
- Вам весело, я гляжу?! - полковник, кажется, праведно взбесился, и это ему самому понравилось. - Цвета какого?!
- Красного, товарищ полковник!
- Ну! А у вас какого?!
- Так, красного ж...- с немеркнущей улыбкой пожал плечами Славка.
- Не понял, - полковник оцепенел, - вы что? Дальтоник?
- Так точно, тащ полковник! То есть, никак нет. Я этот...цветоанамал, - зачем-то сказал, немного затягивая время Славка.
- Семён Семёнович, - обратился полковник к командиру, - какого цвета эта полоса?
- Красного, товарищ полковник, - невозмутимо-буднично пошёл ва-банк тот.
Полковник со взглядом удава повторил вопрос каждому из присутствующих инспектируемых «бандерлогов», но ответ был один: цвет полосы - красный! Чтобы Орлова не хватил криз, ему ласково и наперегонки объясняли, что потолки высокие, лампочки тусклые, напряжение «скачет» - поэтому и кажется с непривычки, что полоса не красного цвета.
- Вы здесь охуели все, что ли?! Блядь, сели жопой на два оклада и икру ложками жрёте! Уволю всех к чёртовой матери! - с этими словами Орлов вылетел из хранилища, прихватив с собой командира. Спустя два часа, сразу после обеденного перерыва (согласно распорядку дня), на склад прибыло два УАЗика с плеядой орловских помощников, которые до позднего вечера пытались «подвести под трибунал» Семён Семёныча и Ко, однако за к тому времени полосы на ярлыках (и, вероятно, специально отведённая для этого часть тела мичмана Весёлого) и вправду стали красными.
Короче, отстрелялись на «хорошо», отделавшись «дежурными» пятью литрами кетовой икры.

*Приказ МО СССР N260 - 1979 г.
*Приказ МО СССР N105 - 1977 г.
Оценка: 1.7742 Историю рассказал(а) тов. Барс : 12-11-2017 19:40:47
Обсудить (34)
18-11-2017 18:05:30, Михалыч (Б)
Я не в курсе подробностей этого дела. Оперативное сопрово...
Версия для печати

Армия

Защитник Брестской крепости.

Февраль. Ночь. Я тащу службу начальником патруля по гарнизону города Борзя. Город, мля... За окном - минус 35 и ветер, продувающий насквозь ветер, от которого нет спасения. Такой вот забайкальский февраль. Патрульные мои спят, я тоже собираюсь вздремнуть пару часиков, а пока что гоняю чаи с дежурным по гарнизону и веду с ним умные разговоры «за жизнь».
Звонит телефон. Звонят из милиции.
- Там, в таком-то районе пьяный солдатик дебоширит. Это по вашей части, примите меры.
Вот гады! В другое время, днем, да при хорошей погоде, они сами бы с удовольствием этого солдатика прищучили. Чтобы потом по милой местной традиции запросить за него выкуп. Нет, выкуп - это не миллион долларов и вертолет, это значительно проще. Выкуп - это ведро краски или мешок цемента или пачка электродов или, например, полбочонка карбида. На худой конец - что-нибудь из запчастей для милицейских «козликов». Очень плохо было со стройматериалами в этом месте в советские времена. А не заплатишь выкуп - тебе же хуже. Менты солдатика сдадут в комендатуру, а сами письмо настрочат о том, что такой-то служивый такой-то части находился в пьяном, непотребном виде и позорил высокое звание военнослужащего Советской Армии. И письмо отправят даже не в штаб дивизии, а сразу в штаб округа. А уж оттуда пришлют мешок увесистых «подарков» для раздачи кому попало.
Но в такую погоду милиции лень на улицу высовываться, даже ради выкупа.
- Ну, что ж, бери машину, езжай - разберись, что там, а то настучат же потом, - сказал мне дежурный.
Приказ есть приказ. Я, в принципе, знал то место, где находился дебошир. В том районе стоял одинокий стройбатовский ДОС. Дом этот, как и большинство домов в этом «городе», отапливался собственной котельной. В этой котельной дежурили стройбатовские бойцы. Само собой, бойцы эти периодически напивались, а напившись, затевали разборки с местным населением.
Через 20 минут я уже подъезжал к котельной. Ветер к тому времени немного утих. Представители аборигенов, которым боец не давал спать в столь поздний час, сообщили мне, что увидев огни дежурной машины, солдатик спрятался внутри котельной. Я подошел к «объекту». Котельная представляла собой небольшой кирпичный сарай без окон, с высокой железной трубой и единственной дверью. Когда-то дверь была добротной, из металла, но бойцы уже давно обменяли ее на пару бутылок «огненной воды». Теперь вход в котельную прикрывала дверь, сбитая кое-как из старых досок. Щели в ней были такие, что можно было свободно просунуть руку. Выбить такую дверь для человека моей комплекции - задача нетрудная. Но, по всем законам жанра, перед началом военных действий необходимо было провести мирные переговоры. Я окликнул бойца и предложил ему почетную сдачу в плен, гарантируя физическую неприкосновенность, теплую камеру на губе и горячее питание.
- Русские не сдаются ! - заорал солдат. И предложил мне следовать по известному всем адресу. Было понятно, что боец сегодня уже крепко принял на грудь.
Ну что ж, нужно было начинать боевые действия. Я подошел к двери, примеряясь, как мне ее лучше выбить. И вдруг мне в физиономию ударила сильнейшая струя ледяной воды! Боец был вооружен, и вооружен он был пожарным брандспойтом!
Началась битва. Я под разным углом пытался приблизиться к двери, а солдатик методично поливал меня из шланга через щели в двери, стараясь попасть мне в лицо. Нужно сказать, что ему это неплохо удавалось. Через пять минут я выглядел так, что мог гарантированно занять первое место на конкурсе Дедов Морозов и Санта Клаусов. Моментально замерзающая вода покрыла шинель красивым ледяным панцирем. С ушей и подбородка у меня свисали сосульки, на щеках тоже прилип лед. Вода была даже в сапогах, но я не обращал на это внимания. Меня переполняла ярость и ненависть. Я хотел быстрее добраться до этого гада и зверски убить его - откусить нос, вырвать печень, оторвать яйца ... и все такое прочее. Свои желания я громко орал в адрес бойца, чтобы он понимал, что его ждет. Пощады не будет!
Я знал, что вода должна когда-нибудь кончиться. Так и произошло. Напор из брандспойта вдруг стал слабеть, превратился в тоненькую струйку и пропал вообще. Я снес дверь с петель и влетел в котельную. Передо мной стоял маленький, чумазый, сильно пьяный солдатик. В руках он по-прежнему держал пожарную кишку.
- Эх, жалко, что вода кончилась, а то хрен бы ты меня взял! - сказал солдат. В его голосе абсолютно не было страха - было только сожаление о пропавшей воде и о закончившемся сражении.
Эта картина была столь нелепа, что меня вдруг прошиб приступ истерического смеха. Вся моя злость куда-то ушла. Нет, что ни говори, а этот подлец был достоин уважения! Знал же, что вода закончится, что наверняка бить будут, а сражался до последнего! Наверное, и в настоящем бою вел бы себя точно так. Русский характер, пусть даже и в таком проявлении и в такой ситуации.
- Эх ты, защитник Брестской крепости! Поехали! - сказал я ему.
И отвез на губу - для его же пользы. А сам поехал домой - переодеваться. А на следующий день приехал лейтенант из стройбата с шикарным выкупом - целым ведром белой краски! И забрал «героя».
Оценка: 1.7679 Историю рассказал(а) тов. панцер : 05-02-2017 12:24:38
Обсудить (11)
06-02-2017 14:31:15, BigMaximum
Хорошо рассказано! Жаль, прочитал поздно. Но все равно +2!...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  
Архив выпусков
Предыдущий месяцДекабрь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru