Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Политэкономия от Сильвера

Сильвер

«Голодомор»?

Боюсь, что за эту статью бить меня будут и»справа», и «слева». Тема Голодомора политизирована донельзя, и споры, даже по чисто научным вопросам давно идут вовсе не в беспристрастной академической манере. Да и никогда, если говорить честно, в ней не шли. Много боли вокруг этого вопроса, много политики, много спекуляций.
Признаюсь честно, тема эта болезненна и для меня. В ей сконцентрировано практически все, что болезненно воспринимается мной в советской и постсоветской истории:: искусственно обостренная рознь между Украиной и Россией, преступления сталинского режима и неэффективность партийно-советских органов в вопросах управления (особенно если смотреть в долгосрочной перспективе; в краткосрочной те порой бывали весьма эффективны, вопрос лишь цены).
Однако, несмотря на личную боль и утвердившиеся традиции ведения дискуссий по данному вопросу, я постараюсь рассуждать бесстрастно и «академично». Благо, что мне есть, что сказать, вместо ругани.
Об истории вопроса
Первые сообщения по данному вопросу были «о голоде в СССР». В последней декаде марта 1933 года журналист Малькольм Маггеридж в английской газете «Манчестер гардиан» поделился с читателями впечатлениями от поездки по Украине и Северному Кавказу. Его статьи описывали жуткие сцены голода среди сельского населения. Маггеридж утверждал, гибель крестьян носит массовый характер, но конкретных цифр не назвал.
Однако в течении 1933-34 годов газеты и книжные издания, будто соревнуясь, делали все новые и новые «информационные вбросы», раз от разу наращивая оценку жертв голода. И если первая цифра в миллион жертв вызвала на Западе естественное недоверие, то уже через год газеты «по скромным оценкам» называли цифры в 5-6 миллионов.
Надо отметить, что в 30-е годы тема «голода в СССР» не имел специфически украинского акцента. Отмечали голод в Поволжье, на Северном Кавказе, в Кубани. Некоторые исследователи поминают и голод в Казахстане.
В конце 30-х в иностранных газетах стали замечать, что голодом Сталин пытался сломить сопротивление колхозам. Н опять же - без особого антиукраинского окрашивания действий властей. С началом же Второй Мировой войны тема потеряла актуальность и была позабыта на долгое время.
Подняли ее снова СМИ США и Канады уже в 70-е, с расцветом «Холодной войны» и «противостояния блоков». При этом в материалах впервые стало звучать обвинение именно в намеренном геноциде украинского народа. Сопротивление установлению колхозов трактовалось как сопротивление Советской власти, а голод - как инспирированное властями наказание непокорным.
С приходом к власти Горбачева, Перестройкой, гласностью и «новым мышлением», упоминания об организованном Москвой голоде перебрались и на страницы советской прессы либеральной направленности. С распадом СССР к исследованиям подключились национально-ориентированные историки, получившие доступ к архивам. Скажу честно, материалы они раскопали хлесткие. Читаешь, и оторопь берет. Меня, во всяком случае. Голод имел действительно ничем неоправданные масштабы.
И если бы речь по прежнему шла о жертвах народов СССР от не совсем компетентного управления, а также о бездушном отношении к гражданам своей страны, моральной приемлемости смерти части населения ради увеличения валютной выручки, то я бы и слова не возразил. И сам был бы среди первых, скорбящих по погибшим.
Однако власти Украины пошли дальше. Они, зная важность хлесткого термина для пропаганды, породили, по аналогии с Холокостом, термин «Голодомор». Причем если в начале 90-х этим термином шпыняли в основном почивший СССР, то с приходом к власти «оранжевого президента» адресат сменился.
Сегодня, говоря о Голодоморе, имеют в виду, что
• в 1932-33 году был голод, не обусловленный низкими урожаями, от которого на Украине погибло от 3,5 до 10 млн. человек,
• этот голод был инспирирован Москвой (уже без уточнения роли режима, просто Москвой) именно против непокорных украинцев, для их наказания и усмирения. Остальные народы и края пострадали случайно,
• наказание было за то, что сопротивляясь колхозам, украинцы сопротивлялись Советской власти и боролись за независимость Украины.
И именно такое наполнение термина кажется мне не только противоречащим истине, но и оскорбляющим память погибших. Искажая историю, нынешние власти Украины превращают трагедию в разменную монетку для своих политических игрищ.
Впрочем, я обещал стараться воздерживаться от эмоций и писать только в стиле «коллеги забыли учесть...». Постараюсь исполнить обещание. Что у нас там первое?
Масштабы жертв.
Одна из основных проблем - те, первые оценки, делались «на глазок», «с птичьего полета». Ну, кто дал бы журналистам поименно пересчитывать погибших? И откуда у тех необходимые для этого силы? Потому те, первые оценки «до 6 миллионов» эмоциональны, но - недостоверны. Да и запретили очень быстро журналистам посещать районы, пострадавшие от голода
Ну, хорошо, тогда журналистов не пускали ни к голодающим, ни в архивы, но сейчас-то в чем проблема? Раз есть доступ к архивам, а в поиске участвуют десятки квалифицированных украинских историков, которым уже пятый год помогают кадры СБУ, то они могли просто поднять архивы ЗАГСов, и посмотреть статистику смертей за 1932-33 годы. Вычесть «естественный уровень» смертности - и получить, в первом приближении, число жертв голода.
Увы, эту статистику, не без оснований, объявляют скорректированной и не совсем достоверной. Потому масштабы потерь украинские исследователи Голодомора выводят путем расчетов.
Как считали?
Прежде всего, я хотел бы среди тех, кто пытался подойти к расчету жертв с научно-демографическими методами, выделить два имени: Сергей Максудов и Станислав Кульчицкий.
Максудов Сергей (псевдоним Бабенышева Александра Петровича) (р. 1938, Ростов-на-Дону) - автор Самиздата 1970-1980-х. Писатель, эссеист, историк, социолог. Сын Бабенышевой С.Э. Член редакции самиздатского журнала «Поиски и размышления» (Москва).
Кульчи́цкий, Станисла́в Владисла́вович (род. в 1937, Одесса) — известный украинский историк, доктор исторических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Института истории Украины Национальной академии наук Украины. Автор многочисленных работ по истории Украины XIX—XX столетий
Чтобы объяснить, в чем их расчеты вызывают сомнения, придется кратко повторить сами расчеты.
В отличие от множества авторов, пишущих по данному вопросу, свои оценки масштабов они базируют на данных официальной статистики - сводных данных естественной убыли (рождения и смертности) по ЗАГСам Украины, данными переписи 1927 и 1936 годов и данным по механической убыли населения).
По результатам всеобщей переписи, начатой 17.12.1926, население УССР составляло 28 926 тыс. лиц. По результатам всеобщей переписи, начатой 06.01.1937 оно составляло уже 28 388 тыс. чел. Итого, за 10 лет оно сократилось на 538 тыс. чел.
Надо отметить, что властями СССР перепись 1936 года была признана «вредительской», ответственный за нее был расстрелян и осужден, а три года спустя перепись повторили, насчитав на три миллиона человек больше. Станислав Кульчицкий отмечает этот факт, как несомненное свидетельство в пользу правдивости результатов переписи 1936 года.
Органы записи актов гражданского состояния (ЗАГС) зарегистрировали в Украине следующее естественное движение населения (в тыс. чел.):
годы рождения смерти естественное движение
1927 1 184 523 662
1928 1 139 496 643
1929 1 081 539 542
1930 1 023 538 485
1931 975 515 460
1932 982 668 114
1933 471 1 850 -1 379
1934 571 483 88
1935 759 342 417
1936 895 361 534
Примечание: в данном случае, я вынужден довериться Сергею Максудову со Станиславом Кульчицким, т.к. проверить подлинность данных по архивам не могу. Они приводят эти данные, как основу расчетов. http://www.zn.ua/img/st_img/2002/420/diag-36833-1269.jpg
Взяв за основу опубликованные таблицы смертности 1925—1926 гг., Сергей Максудов подсчитал, что недоучет детской смертности составлял в 1933 году не менее 150 тыс. человек. Соответственно такой же недоучет наблюдался при оценке рождаемости. Поэтому цифру рождений следовало скорректировать до 621 тыс. человек.
Пояснение: С. Максудовым подразумевалось, что значительная часть детей умерла вскоре после родов, и не попала ни в записи рождений, ни в записи смертей.
Затем они рассчитывают естественную смертность за 1933 как равную среднему арифметическому 1927-1930 годов, и получают 524 тыс. чел.
Разность скорректированной цифры рождений и «восстановленной» цифры естественной смертности (621-524=97) они принимают, тем естественным приростом, который был бы без голода.
Заменив естественный прирост 1933 года по данным ЗАГС на «скорректированный», они получают, что, если бы не голод, прирост населения Украины должен был бы составить 4041 тыс. чел.
А по данным переписей, как мы помним, численность уменьшилась на 538 тыс. чел. Встает вопрос: за счет чего образовалась разница в 4 579 тыс. чел.?
Сергей Максудов объясняет очень просто - это и есть неучтенные жертвы голода. Вернее - Голодомора.
Станислав Кульчицкий. В отличие от Максудова учитывает еще и механическое движение населения, хотя и помнит о его меньшей точности, чем данные ЗАГСов и переписи. Учет механического движения населения, осуществлявшийся сотрудниками ЦУНХУ СССР, дает за 10 лет, прошедшие между переписями, отрицательное для Украины сальдо в 1 343 тыс. человек. Учет сальдо миграционного баланса выводит Кульчицкого на цифру 3238 тыс. человек. Ее можно считать прямыми потерями от голода 1933 года.
Однако он признает, что «точность этой цифры обманчива. Она вобрала в себя неточности государственного учета естественного и особенно механического движения населения» и предлагает считать потери населения Украины от голода 1932-33 годов в размере от 3 до 3.5 млн. чел.
Что не учли украинские исследователи?
1. В таблице, на которую они опираются, есть чисто арифметическая ошибка. Если из 982 тыс. рожденных вычесть 668 тыс. умерших, то естественный прирост составит 314 тыс. чел., а не 114 тыс., как в таблице. Ошибка тем более непонятная, что она увеличивает число «необъяснимо исчезнувших от переписи людей» еще на 200 тыс. чел., т.е. увеличивает число возможных жертв.
2. Я согласен, что органы ЗАГС всегда старались избежать учета младенческой смертности (тут я не просто верю, а имею личный опыт), а также с тем, что в 1933 году это явление, скорее всего, носило несколько более масштабный характер, чем в иные годы. Тем не менее, Сергей Максудов необоснованно провел оценку «уровня неучтенной детской смертности» на материале 1925-26 годов. Те годы были годами «демографического пика. Всего пару лет, как закончилась Гражданская война, недавно прошел пик свадеб демобилизованных солдат, деревня «отходит» от продразверсток, т.е. самое-самое время для свадеб и деторождения.
В отличие от них 1932-33 годы характеризуются «демографическим провалом», даже безо всякого голода и коллективизации, т.к. в брак должны вступать люди 1914-1916 годов рождения, времени Первой Мировой, когда миллионы солдат были призваны в действующую армию.
Коллективизация также не способствовала готовности рожать. Да, в те времена не знали сегодняшней контрацепции, но как минимум, регулировали рождаемость числом браков. В те времена именно в первые годы после брака дети рождались наиболее активно. Проверить это нетрудно, просто посмотрев статистику браков за 1925-26 и 1932 33 годы. И сравнить с данными рождаемости.
Аналогичное не учтенное исследователями влияние оказал и голод 1932 года. Обоснованно можно предположить, что свадеб в 1932-33 годах было меньше, чем в 1930 и предыдущих. (Впрочем, это легко проверить. Я, естественно, не имею доступов к архивам и несколько десятков сотрудников, которым можно было бы поручить эту работу. Но есть те, кто может это проделать. Если захочет.)
Помимо этого есть чисто медицинский факт - вероятность зачатия женщиной резко снижается при ее резком и особенно - чрезмерном похудении. Разумеется, это срабатывает не всегда. Но статистически голод 1932 года должен был существенно уменьшить число рождений в 1933.
Поэтому, хотя я несомненно, что численность рождений и смертей в 1933 году можно скорректировать, но явно на меньшую величину. (По моим оценкам - на 30-50 тыс. чел. вместо 150 тыс. чел.)
3. Также кажется несколько заниженной цифра естественной смертности, выведенная, как среднее арифметическое 1927-1930 годов. Украинские исследователи не учли того, что в среди ветеранов Первой Мировой и Гражданской войн было много раненых. И участниками войны были далеко не только юноши, но и матерые сорокалетние мужики. Т.е, многим из ветеранов к 1932-33 году исполнилось 50-55 лет - возраст, когда старые раны дают о себе знать. Так что уровень естественной смертности, как мне кажется, должна была быть несколько выше.
И не стоит обманываться тем, что в последующие три года смертность была в среднем менее 400 тыс. чел. в год. Просто, как это ни грустно, голод «наложился» на старые раны и болезни, и в 1933 году умерли самые слабые, те, чья «естественная» смерть без голода пришлась бы на 1934-36 годы. Этого украинские исследователи тоже не учли.
4. Не учтены время и особенности методики проведения всеобщих переписей 1927 и 1936 года. И в 1927 и в 1936 годах перепись в сельских районах охватывала наличное население. Это означает, что учету подлежали всё лица, на момент переписи находящиеся на территории, подлежащей переписи, включая временно прибывших и не учитывая временно отсутствующих.
Казалось бы, это мелочь, но важная - переписи проводились в конце декабря - начале января. Это время, когда сельхозработ на селе нет. В случае неурожая значительная часть селян отправляется на сезонную подработку. Кто в ближайший город, а кто - на отдаленную стройку. Однако число таких «сезонных мигрантов» в 1927 и в 1936 годах неизбежно должно различаться. 1927-му году предшествовали относительно урожайные и сытые годы. И потому поводов подаваться на зарабатки было меньше. Чем в 1936-м, следовавшим за не самым урожайным 1935-м и голодными 1932-34. Да и отдаленных мест, куда можно было податься «на заработки» в 1927-м году было куда меньше, чем в 1936. вторая половина 30-х - время ударных строек промышленных гигантов. Рабочих рук не хватало, и сезонных работников с радостью принимали и в Москве, и в Ленинграде, и на Урале, и даже в Сибири. Эта разница в масштабах сезонной миграции не принята исследователями во внимание, между тем, как речь идет явно о сотнях тысяч. а скорее - о миллионе с лишним человек разницы.
5. Не учтены способы, которыми фиксировалось механическое перемещение. А между тем, весьма возможно, что эти способы не фиксировали или фиксировали не полностью перемещение за пределы республики солдат срочной службы, заключенных и студентов (временно выписывающихся с места проживания. Между тем, эти явления могли весьма значительно повлиять на размер механических перемещений.
К сожалению, у меня нет выделенных данных по Украине, но численность РККА на июль 1927 составляла 586 тыс. чел., а на 1937 год - уже 1 100 тыс. чел. Т.е. прирост составил 514 тыс. чел., и из них лишь чуть менее полумиллиона - военнослужащие срочной службы. При этом география размещения войск изменилась сильно, если в 1927 году войска находились в основном на западной границе, и основные силы РККА были сосредоточены как раз на Украине, в Киевском и Одесском военном округах, то в 1937-м значительная часть сил была сосредоточена на Дальнем Востоке и в Сибири (против Японии). Также существенно приросла и численность Балтийского и Северного флотов.
Понятно, что лишь 150-200 тыс. чел из указанного полумиллиона были призваны с Украины, и малая часть из них осталась служить на территории самой же Украины, но все же.
Аналогично и численность студенчества возросла с 220 тыс. чел в 1927 году до 812 тыс. чел к 1940 году (к сожалению, найти данных на 1936 год не получилось, но, несомненно, цифра существенно возросла по сравнению с 1927 годом.
Также возросло и число осужденных. И не только по политическим статьям. Голод способствовал и обыкновенному, бытовому воровству, грабежам и т.п. Чмисленность осужденных на 1927 год восстановить сложно, т.к. в то время осужденные числились за десятками разных ведомств, но различные источники дают цифру от 114 до 200 тыс. чел. На 1936 же год удалось найти цифру 1.8 млн. чел.
С учетом масштабов голода я совсем не удивлюсь, если выяснится. Что от половины до трети осужденных постоянно проживали на Украине.
Станислав Кульчицкий отмечал неточность и погрешности подсчета механических перемещений населения. И я с ним согласен. Но, боюсь, вышеперечисленные факторы говорят о том, что отрицательное сальдо в 1343 тыс. чел. было еще и заниженным. И реальная цифра механических перемещений окажется куда выше. А цифры смертей, соответственно, ниже. Поневоле задумаешься: «А может правильно осудили того, кто проводил перепись в 1936 году? Ведь весьма вероятно, что это он чего-то из вышеперечисленного не учел. И «потерял» несколько миллионов.
6. Не учтены, наконец, и смертные приговоры, которые в эти годы обострения классовой борьбы (совершено без кавычек, по крайней мере пролетариат и компартия явно обостряли борьбу), количество осужденных к ВМН на Украине должно было возрасти. Причем опять же - не только по политическим статьям, но и за обычные разбои, распродажу соц. собственности на черном рынке и т.п.
Согласен, что и эти смерти к «естественным» не отнесешь, но и к жертвам голода их относить тоже как-то неверно. Не только с методологической точки зрения, но и с моральной.
7. Также не учтены перемещения детей. Поверьте родителю, первая реакция в случае, если дети голодают, переместить их к родственникам. Пусть и дальним. Пусть и без любви принявшим. Лишь бы дети выжили. Это взрослых в 1933 ловили, проверяли и возвращали по месту проживания либо сажали. А детей вполне могли оставить у дядек-тетек-бабушек, живущем в соседней республике. И не всех их спешили вернуть в 1934-м году. Кто-то прижился, кто-то там на завод и пошел, кто-то получил там документы и «официально переехал впервые» на Украину, занизив сальдо-переток по сравнению с реальным. А некоторые как раз после 1933 поехали. А что? Хоть зерно не отбирают, но скота нет, «жирок» сошел, и лишний рот не радует. Такая миграция была. Но как ее учесть я в настоящее время не представляю даже теоретически. Тем не менее, учесть ее надо, т.к. ребенок. Отправленный в Россию или Белоруссию - это вовсе не то же самое, что ребенок, умерший от голода.
Если учесть перечисленные «украинские исследователи не учли» по максимуму, то можно получить, что жертв голода вообще не было. Это - явный перебор. Голод был, он засвидетельствован иностранными журналистами, в памяти людей, в постановлениях партийных и советских органов, и даже - в учете ЗАГС.
Могут спросить, а во что же верю я сам? Увы, я недостаточно знаю, чтобы «верить». Думаю лишь, что смертность 1 850 тыс. чел в 1933 году и 668 тыс. чел. в 1932 вряд ли намеренно завышена органами ЗАГС. И «естественный уровень смертности» для 1932-35 годов я бы определил на уровне не выше 600 тыс. чел в год.
Следовательно, нижняя граница «избыточных смертей» 1932-33 годов на Украине составляет 1.3 - 1.35 млн. чел. Сколько из этих «сверхнормативных смертей» приходится на ВМН я не знаю. Равно как и несомненно возросшего числа убийств на бытовой почве и самоубийств. Но сомневаюсь, что речь идет о десятках тысяч человек. Цифра, скорее всего, меньше. Соответственно, для себя я оценивал бы потери Украины от голода 1932-33 годов как «не менее 1.3 миллиона человек».
Из них, возможно, от 400 до 600 тыс. чел все равно умерли бы от болезней и старости в последующие три года. Скорее всего. Но даже лишний непрожитый год - это много. А тем более - два и три. Кто не согласен?
(продолжение следует)
Сильвер : 27-03-2009 10-37-25

Версия для печати

Сильвер

Трудности дискуссий о сталинизме

Давно задумывался, почему дискуссии о сталинизме столь популярны и столь же бесплодны? Причина популярности более-менее понятна - взгляд в прошлое на один из самых острых и трагических периодов в истории нашей страны помогает людям позиционировать себя в настоящем.
А вот в чем же причины бесплодности?
Мне видится следующее:
Предвзятость. К сожалению, именно трагичность того периода заранее формирует мнение участников дискуссии. Их восприятие.
Отсутствие достоверной информации. К сожалению, нередко информация искажалась в угоду власти. Кроме того, нередко менялись принципы обработки исходной информации. И на одном и том же массиве исходных данных получались разные результирующие цифры. Критики режима в отсутствие достоверной информации пытались получить цифры оценочным путем. И нередко из возможных пороговых оценок выбирали те, которые наиболее невыгодно представляли режим и сталинскую власть. Накопившиеся расхождения порождали вторичные искажения информации последующими исследователями (конкретный пример: некоторые украинские исследователи одновременно числили одну и ту же убыль населения и в жертвах Голодомора и в жертвах Гулага, что, разумеется, невозможно). К настоящему времени ситуация прояснилась, но не сильно, к сожалению.
Отсутствие четко сформулированных рамок дискуссии. Что я имею в виду? Сейчас поясню. Дело в том, что до начала дискуссии стоило бы сформулировать границы обсуждения. Как это сделать? Например, задать себе как минимум несколько простых вопросов:
1. «Обсуждаем ли мы идею социалистического уклада общества, ее реализуемость? Или оставляем за границами обсуждения?»
2. «Обсуждаем ли мы воплощение идей социалистического общества в Советском Союзе?»
3. «Считаем ли мы некоторые привходящие обстоятельства, на которых Сталин начал свое правление ограничивающими (ну, к примеру, он просто не мог отменить Союз, не мог прилюдно отказаться от идей Маркса-Ленина, имел некоторое, не блестящее текущее состояние промышленности, армии и флота, сельского хозяйства и внешнеполитическое окружение?»
4. «Обсуждаем ли мы возможность мягкого реформирования советского строя (например, по Бухарину) как вариант?»
5. Или мы принимаем, что он был уверен в наилучшести своей командно-административной системы и смотрим только на то, как он ее сформировал?»
6. «Обсуждаем ли мы моральную сторону сталинского правления? Или оцениваем только рациональность его управленческих решений?»
7. «Если мы ограничиваемся только оценкой рациональности, то оцениваем ли мы ее, исходя из знаний сегодняшнего дня или с учетом поправки на тогдашние знания и незнания?»
8. «Или мы оцениваем только его мастерство интриги? Любой - во внешней политике, в захвате власти и ее удержании и т.п.?»
Я применил этот подход к себе. И обнаружил, что если заранее постулировать, к примеру, что Сталин был имморален, т.е. ради наивысшей целесообразности (в его понимании) полностью отверг мораль, то сразу же в этом суженном поле обсуждения проступают очень яркие детали. Причем не только некоторые однозначно удачные управленческие решения, но и неудачи, провалы.
Что у Иосифа Виссарионовича можно было поучиться не только высочайшему мастерству интриги (особенно - аппаратной), но и некоторым навыкам по изменению мира вокруг через изменение идеологии своей партии и своей страны.
Другое дело, что я НЕ СОГЛАСЕН отбрасывать мораль полностью. В том числе и потому, что его имморальность вовсе не помогла ему выбрать наилучшие решения. Простые - да. Эффективные ? Да! Но в долгосрочном периоде - вовсе не самые эффективные.
Тогда стоило ли гробить «лишние» миллионы людей? Причем - своих людей. Мой ответ - нет. Но это ответ мой и для меня. Причем, то, что ответ уже дан вовсе не означает отказа от исследования новых примеров и их обсуждения, совсем наоборот. Я тоже, как и все участники таких дискуссий, через прошлое всего лишь пытаюсь понять свое отношение к настоящему и к тому, каким мы пытаемся сделать наше будущее. Понять, что из прошлого стоит бережно сохранить, а что - не пускать в будущее ни под каким видом.
Сильвер : 09-09-2009 21-08-13

Версия для печати

Сильвер


Причины российско-украинского газового конфликта (реконструкция)

Если кто-то надеется, что в недавнем столкновении российского Газпрома и украинского Нафтагаза можно однозначно назвать виновную сторону, это говорит лишь о том, что такой человек не понимает всей сложности процесса либо априори готов винить во всем одну из сторон. Для тех же, кто хочет разобраться, предлагаю свою реконструкцию событий. Но начать придется издалека. Можно сказать - с самого начала.

Суть газового бизнеса в том, чтобы доставить конечным потребителям природный газ определенного качества и распределить собранные с них деньги между всеми участниками процесса добычи и транспортировки природного газа.
Т.е. процесс можно разбить на следующие стадии:
1) Составление баланса. Баланс составляется на основании заявок потребителей и производственных планов. При этом сумма всех запланированных объемов добычи должна равняться сумме всего объема отпуска плюс потерь при транспортировке. План изначально составляется на год, помесячная разбивка при этом очень приблизительная. Уточнение плана производится на следующий квартал, месяц, декаду. Суточные и почасовые объемы не верстаются и отданы на откуп диспетчерам.
Однако этап составления баланса крайне важен. Дело в том, что затраты того или иного газодобывающего или газотранспортного предприятия очень слабо зависят от реальных объемов добычи/прокачки. Зарплата, плановые и аварийные ремонты, амортизация и значительная часть налогов остаются неизменными. Соответственно, чем выше объем добычи/прокачки, тем дешевле себестоимость. Также тем выше объем, который вы можете включать в контракты. А значит, тем лучше экономическое состояние предприятия.
2) Непосредственно добыча и транспортировка. Они ведутся по указаниям диспетчеров, при этом на тот самый годовой, месячный и т.п. план ни добытчики, ни потребители, ни транспортники обычно почти не обращают внимания. Для них гораздо важнее текущие потребности (особенно для предприятий тепло- и электроэнергетики) и состояние оборудования. Если потребляющее оборудование у потребителя вышло из строя - он проигнорирует план и потреблять не станет. Если у транспортника какая-то магистраль вышла из строя или компрессор, он тоже отклонится от плана - и никто ему слова не скажет, потому что он прав.
С добывающими же организациями все еще сложнее: они планируют изменение во времени давления в пласте и состава газа, но если план с фактом не совпадает, у них практически нет средств для оперативного реагирования.
3) Этап сверки поставленных/отпущенных объемов и выставления счетов. Этот этап довольно сложен. Во-первых, показания счетчиков» снимаются не строго в 00 часов, а «приблизительно в одно и то же время». Во-вторых, счетчики имеют определенную точность измерений. В-третьих, газотранспортная система имеет некоторую емкость как сама по себе (и очень немалую, по моим прикидкам порядка миллиарда кубометров), так и за счет газовых хранилищ. В-четвертых, «в трубе» идет газ переменного состава. Более того, этот газ по своему составу меняется и во времени и в пространстве. Есть специальные процедуры определения усредненного за месяц (обычно именно этот срок применяется при расчетах) состава газа и последующего пересчета физических объемов в условные, так называемые «нормальные метры кубические».
Поэтому, хотя в теории, месячная сумма отпуска в трубу всегда равна сумме отпуска из трубы +потери +накопления в хранилищах, но реально дать объективную разбивку объемов, что потерялось, что накопилось, а что просто приписано - довольно сложно.
Во-вторых, определяется не только, кто и сколько в трубу отпустил или из нее забрал, но и то, как поделить «небалансы», вызванные отклонениями плана от факта между различными договорами.
Простейший пример: Туркмения имеет с Газпромом договор на продажу объема А и на транспортировку до Украины объема В. Газпром в свою очередь имеет с Нафтагазом договора на транспортировку туркменского газа в объеме В и на продажу своего газа в объеме С.
Теперь представим, что Туркмены поставили объем Х, меньший, чем А+В, а Нафтагаз, наоборот, потребил объем У, больший, чем В+С. Как поделить?
Украина и Туркмения (условно) заинтересованы в том, чтобы написать, что транзит составил У-С, т.к. туркмены по этому договору продают дороже, а украинцы покупают дешевле. Газпром же заинтересован в точности в обратном. Договориться на месте - практически нереально. Потому и существуют заранее согласованные процедуры «распределения небалансов» между договорами.
И условия распределения небалансов между разными договорами, размеров штрафов за отклонения и/или доп.платежей за преимущественность своих объемов являются одними из важнейших в газовом бизнесе.
Именно на основании распределения фактически поставленных объемов между договорами и производится выставление счетов.
4) Сбор оплаты. На территории бывших советских республик до сих пор процедура сбора оплаты встречает немало препятствий. Тут и предложения по зачетным и бартерным схемам оплаты, и просто недобросовестные плательщики, которых по социальным или политическим причинам сложно отключить - обычные граждане, коммунальные хозяйства, политические союзники, градообразующие предприятия, находящиеся на грани банкротства и т.п. К сожалению, совсем избавиться от подобных потребителей, учитывая важность газовой отрасли для экономики и энергетики просто невозможно.

Понятно, что «в истоках» газовой реки газ имеет меньшую себестоимость и меньший спрос, потому и продают его там несколько дешевле. Чем ближе «к устью», тем выше спрос и тем выше цена.
Причем довольно резкий рост спроса на газ в Европе (как Западной, так и Восточной) привел к тому, что цена на востоке РФ плюс транспортировка дают существенно меньшую цену, чем рыночная цена на Западе. Причем определяющей является именно цена в Западной Европе. Из России ее невозможно существенно ни увеличить, ни уменьшить.
Соответственно, интересы собственников газа, транспортировщиков и покупателей находятся в противоречии. Собственники мечтают заключить транспортный контракт (аж до самой Западной Европы) по цене равной себестоимости транспортировки плюс небольшая фиксированная рентабельность и продавать свой газ с высокой прибылью. Покупатели мечтают о том же, но - покупать дешево. А транспортировщики мечтают о том, чтобы стать перепродавцами - на одном конце дешево покупать, на другом - очень дорого продавать.

Собственно, в начале и середине 1990-х было немало споров, обусловленных именно этим конфликтом интересов. Жирную точку в них, как ни странно, поставил вовсе не Газпром, а Рургаз. Он сказал, что, во-первых, еще с советских времен у него долгосрочные контракты с организацией, чьим преемником является российская компания Газпром. После чего вопрос идет ли газпромовский газ транзитом или через цепочку посредников-перепродавцов был закрыт надолго (надеюсь, что навсегда).
Но тут же всплыл «зеркальный» конфликт с туркменским газом. Газпром и тут сумел добиться своего - он выступал перепродавцом туркменского газа для Украины и вовсе не пустил его в балансы поставок на Европу. Этого добиться оказалось несложно, достаточно было просто скупить газотранспортные системы восточноевропейских стран. Ну и спекулировать на ненадежности режима Туркменбаши. Мол, режим тоталитарный, нестабильный, заключать с ним долгосрочные договора никак нельзя. А краткосрочные - тоже нельзя, потому как мы своими долгосрочными уже «забили» возможности газотранспортных систем Восточной Европы.

Украинцев где-то ко второму году правления Кучмы Газпрому также удалось отлучить от поставок на Европу, мотивируя это тем, что своего газа им не хватает даже для покрытия собственных нужд. А Газпром не собирается гарантировать Украине компенсацию недостающих объемов на срок более, чем год. Для Рургаза этого было более, чем достаточно, чтобы контрактоваться только с надежным «газовоизбыточным» поставщиком в лице Газпрома.
Таким образом, ненадолго для Газпрома «стали течь дни по желанию его». Но, поскольку все эти события происходили не в сказке, а в реальной жизни, то проблемы не замедлили появиться.

Началось все с «мелочи». С выяснения недостачи газа в газовых хранилищах, расположенных на территории Украины. По документам там его должно было быть существенно больше. Причем договор фиксировал, что значительная часть этого объема принадлежит Газпрому и предназначается для компенсации возможных проблем на участке Россия - Украина. Т.е. если там возникнет какая-нибудь проблема, европейцы этого не почувствуют, т.к. произойдет подкачка из «газпромовских» объемов, расположенных на Украине. И тут вдруг выяснилось, что объемов этих в хранилище нет. Причем не просто объем находящегося в них таза меньше, чем сумма «украинского» и «газпромовского», а меньше, чем даже просто объем газпромовского.
Стали проверять. По документам получается, что газ обязан быть в хранилищах, а реально - его нет. Причины выясняли долго, но, насколько мне известно, так и не выяснили. Официального объяснения просто нет. В ходе разбирательств назывались разные причины: тут и повышенные по сравнению с нормативами потери в газотранспортной системе (не доказано), и утечки из газовых хранилищ (возможно, но не доказано), и неверная методология измерений, и намеренная или случайная неисправность счетчиков у группы потребителей, что привело к занижению расчетных объемов отпуска. Но прояснить все до конца так и не удалось.
По моему скромному мнению, все названные выше причины вполне могли действовать. Но не названа одна, главная: в руководстве Нафтагаза действовала криминальная группировка, которая намеренно искажала данные учета и продавала часть газа «мимо счетчика» крупным потребителям на Украине, а также в Молдавии и, возможно, Румынии. Оплата при этом, естественно тоже взималась, но на оффшорные счета этой группы.

Укрепляет в этом мнении пример уголовного дела в Приднестровье (1994 год), когда на Молдавской ГРЭС намеренно завышались расходы газа на производство электроэнергии, а газ, минуя учет, продавали в Румынию. Что показывает физическую возможность подобной схемы.
А также демпинговые цены Северодонецкого «Азота» на аммиак. Так, в 1997 году они предлагали цену «на заводе» 30 долларов за тонну. Однако, для того, чтобы произвести около тонну аммиака надо потратить около 750 кубометров природного газа. При тогдашней отпускной цене 35-40 долларов за тысячу кубометров отпускная цена получается практически равной цене газа. А надо ведь еще и зарплату платить, налоги, электроэнергию оплачивать. Т.е. они имели откуда-то газ по более низким ценам. По существенно более низким ценам.

Но, не так важны причины, как следствия. Факт недостачи был признан украинской стороной, и его надо было покрывать. Однако единоразовая выплата в таком размере для украинской экономики крайне нежелательна. Только частями. Что и было зафиксировано соответствующим договором.
Важные отличия данного договора от предыдущих схем:
а) Он заключался на 10 лет (до 2013 года)
б) Фиксировались одновременно цены на транзит (1.09 доллара США за тысячу кубометров за каждые сто километров) и цена российского газа - 50 долларов за тысячу кубометров.
в) расширялся объем транзита туркменского газа, т.е. Газпром отказывался от позиции перепродавца.

Формально транзит туркменского газа являлся уступкой Газпрома как Туркмении (пусть продадут дороже, если смогут), так и шансом Украине на удешевление входящего газа - все равно для Туркмении единственной альтернативой являлся сбыт Газпрому, а он много не даст. Газпром уходил с линии конфликта, отдавая возможность ценовой борьбы напрямую газовым компаниям Туркмении и Украины.
Возможно, это и был бы мудрый шаг - уйти от рисков ценовых войн «на обоих концах», если бы не одно обстоятельство. Украина и Туркмения договорились о бартерных расчетах за газ продукцией украинских предприятий.
И для понимания дальнейших событий важно не то, что бартерные расчеты в постсоветском пространстве автоматически приводят к появлению «специальных договорных цен» на бартерную продукцию, коррупции при проведении взаимозачетов, включении продукции в список бартерных товаров и т.п. И даже не то, что Нафтагаз стал осуществлять реэкспорт части газа, отгрызая тем самым кусочки прибыли у Газпрома.
Важно другое! То, что бартерные расчеты были трехсторонними!!! Газпром также платил за транзит газа по украинской территории товаром (газом), а не деньгами. А Туркмения платила газом за транзит по российской территории. И это обрастало приложениями к Договору и т.п. Тем более, что функции клиринга по трехсторонним бартерным расчетам не мог выполнять никто, кроме Газпрома.

Потому налицо было противоречие:
- с одной стороны в Договоре Газпрома и Нафтагаза фиксируется и стоимость транспортировки, и стоимость газа, поставляемого в счет расчетов. И говорится, что пересматривать одну цену в отрыве от другой нельзя.
- с другой стороны есть достаточно запутанная схема трехсторонних расчетов, в которой сохранить цены только для одной пары и изменить для других весьма сложно.

Конечно, при наличии доброй воли и желания договориться, это противоречие снимается очень быстро. Но! Помимо этого, достаточно формального (и почти неосвещенного российской публике) противоречия, было еще глубинное противоречие интересов.

И Туркмения, и Украина являются частью единой системы газоснабжения. И им казалось (и кажется) справедливым, чтобы Газпром поделился возросшими резко прибылями от продажи газа в Западной Европе.
А Газпром наоборот, считает справедливым, чтобы мировое возрастание цен на газ приводило к увеличению его доходов не только от продаж на Западную Европу, но и на Украину. Т.к. именно он владелец основных объемов газа и большинства газотранспортных систем. Допуск прямых поставок газа от Туркмении на Украину он уже считает существенной (и не совсем оправданной) уступкой. Вполне понятная для монополиста точка зрения. Особенно учитывая, что в России Газпром по-прежнему исполняет функции социальной компании, поставляющей газ по низким тарифам, в том числе - и не очень добросовестным плательщикам.

И весной 2005 года этот конфликт не мог не «полыхнуть». Рост цен спровоцировал Туркмению занять очень жесткую позицию по части увеличения цены и отказа от бартерных схем.
А дальше начался цирк. Апеллируя к общественности, Нафтагаз и Газпром, начали озвучивать РАЗНЫЕ части сделки.
Газпром: «цены могут быть пересмотрены только одновременно».
(Подразумевая при этом, что изменение цен все равно будет пропорциональным, и фактически как оставляли около 15% газа на Украине в уплату за транзит, так и продолжим оставлять).
Нафтагаз: «Отказ от бартера должен быть всесторонним».
(Подразумевая, что или уймите туркмен, пусть сохраняют бартерную схему, или давайте пересмотрим цену на транспортировку, не меняя цену на газ, т.к. мы не хотим односторонне нести убытки от отказа от тройственной бартерной схемы. И что Договор не фиксирует обязательной пропорциональности повышения цен).
Газпром: Разумеется, мы согласны, платим деньгами, но цены остаются как в Договоре.
(И ничего не изменится, т.к. объемы транспортировки и продажи близкие к паритетным суммам платежей).
Нафтагаз: «Ах так, тогда мы не подтвердим объемы на 2006 год!»
(Вам договор нужнее, т.к. прибыли немалые, около двадцати миллиардов евро, да и компенсация недопоставок будет недешевая. А есть еще репутационные риски! Вам репутацией рисковать нельзя, она у вас в прямом смысле слова денег стоит).
Газпром: «Европа нас рассудит!»
(Формально по договору правы мы, да и не станет Европа за вас мазу тянуть - им газ нужен, а не политические игрища).
Нафтагаз: «Ах так! Мы расторгаем договор!»
(И что вы теперь будете делать? Может все же одумаетесь? Прибыли то мало того, что огромные, так еще и сверхплановые. Можно и поделиться, зато рисков никаких).
Газпром: «Вы сами этого захотели! Теперь мы вам цены задерем так, что мало не покажется!»

На этой стадии подключились политики и разборки стали внутренними.
В Газпроме: «А чего они? И газ крали, и реэкспортом занимались, уменьшая НАШУ прибыль, перепродавая наш же газ, да еще и по газотранспортным системам нашей же дочки - «Молдовагаза»! Это уже сверхнаглость!» - видя, что политики не очень впечатлились, добавляют - «Теперь пусть хлебают свою независимость!»
В Нафтагазе: «А чего они? Бабки гребут лопатой, делиться не хотят, да мало того - даже с туркменами помочь не хотят! Им, значит, прибыли, а Украине повышение цен? Хренушки! Делиться надо! И поделятся, никуда не денутся!»

Потом был фонтан встречных предложений по ценам на газ и на транзит. Обе стороны старательно делали вид, что не понимают смысла действий другой стороны и декларировали лишь «свою» правду.

А дальше был январь, была попытка ограничения поставки при одновременном сохранении транзита со стороны Газпрома. А украинская сторона аккуратно отбирала 15% в оплату и (вполне обоснованно, на мой взгляд) считала, что имеет на это право. Потому что общепринятым в деловой практике считается, в условиях, когда соглашение юридически не продлено, но фактически технология взаимодействия остается прежней, продолжают действовать и прежние правила. Тем более, что Газпром продолжал транзит, т.е. придерживался той же политики. Заставить Нафтагаз продолжать транзит, не осуществляя встречных поставок, Газпром в одностороннем порядке не мог.
Так что в российских СМИ факт «воровства», на мой взгляд, подавался необоснованно.
Собственно, в том числе и по этой причине уже со второго-третьего января газ стали подавать в прежних объемах.
И тут разговор пошел уже «по гамбургскому счету». За закрытыми дверями и с учетом реальных возможностей украинской экономики, потребностей экономики туркменской, реальной силы участников переговоров и, что еще важнее, их реальных интересов.

До чего договорились?
- Отказались от бартерных схем
- Туркмены получили в этом году среднюю цену около 55 долларов за тысячу кубометров, причем живыми деньгами.
- Подняли в полтора раза стоимость транзита по украинской системе - с 1.09 до 1.6 доллара за тысячу кубометров на сто километров, причем без связи с объемами поставки российского газа.
- До 95 долларов подняли и входную цену газа на Украину
- В договоре зафиксирована «базовая цена» российского газа 230 долларов за тысячу кубометров.

Что это означает?
- Туркмены реально в выигрыше, т.к. будут получать в полтора раза больше денег (около 0.6 миллиарда долларов добавочно).
- Украина увеличит расходы на газ на 0.7 миллиарда долларов, кроме того - Нафтагаз отказывается от реэкспорта газа. Т.е. объективно Украина получила позиции хуже, чем имела в предыдущем договоре, и даже хуже, чем те, которые могла бы иметь, просто согласившись на условия Туркмении (убыток 0.4 миллиарда).
- Газпром «повесил себе медаль», что он добился, чего хотел. Реально же столь высокая цена российского газа будет скомпенсирована схемными решениями. Газпром запланировал для созданной им дочки - «Росукрэнерго» возможность компенсировать убыток от поставки газа на Украину прибылью от реэкспорта газа в Европу. Т.е. увеличивая прибыль Газпрома от продажи газа «Росукрэнерго» одновременно на ту же сумму уменьшили прибыль от экспорта в Европу. Тем не менее, схема эта более выгодна для Газпрома, чем предыдущая. Добавочная прибыль составит около 0.1 миллиарда долларов. Т.е. переговоры Газпром все же провел успешно. Пусть не так успешно, как озвучил в прессе, но - успешно.
- украинские и российские политики получили возможность «генерировать откаты» через «Росукрэнерго», причем сразу на счета оффшоров. Т.е. свои интересы они отстояли.

Чем все это закончится?
Заключенное соглашение - в некотором смысле нежизнеспособно. Думается, оно будет «дрейфовать» в сторону увеличения доли туркменского газа и, скорее всего, - отказа от российского газа. Одновременно Газпром будет уменьшать объем реэкспорта «Росукрэнерго» на Европу.
Кто преуспеет больше, сказать трудно. Но смело можно сказать, что бури еще предстоят.
Сильвер : 19-01-2006 11-29-04

Версия для печати

Страницы: Предыдущая 1 2 3 4 5 Следующая


Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2018 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 


2002 - 2018 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Экологичные установки для переработки сточных вод бм в розницу.
Уникальное предложение Floraplast.ru лейки по оптимальным ценам