Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Политэкономия от Сильвера

Сильвер

Трудности дискуссий о сталинизме

Давно задумывался, почему дискуссии о сталинизме столь популярны и столь же бесплодны? Причина популярности более-менее понятна - взгляд в прошлое на один из самых острых и трагических периодов в истории нашей страны помогает людям позиционировать себя в настоящем.
А вот в чем же причины бесплодности?
Мне видится следующее:
Предвзятость. К сожалению, именно трагичность того периода заранее формирует мнение участников дискуссии. Их восприятие.
Отсутствие достоверной информации. К сожалению, нередко информация искажалась в угоду власти. Кроме того, нередко менялись принципы обработки исходной информации. И на одном и том же массиве исходных данных получались разные результирующие цифры. Критики режима в отсутствие достоверной информации пытались получить цифры оценочным путем. И нередко из возможных пороговых оценок выбирали те, которые наиболее невыгодно представляли режим и сталинскую власть. Накопившиеся расхождения порождали вторичные искажения информации последующими исследователями (конкретный пример: некоторые украинские исследователи одновременно числили одну и ту же убыль населения и в жертвах Голодомора и в жертвах Гулага, что, разумеется, невозможно). К настоящему времени ситуация прояснилась, но не сильно, к сожалению.
Отсутствие четко сформулированных рамок дискуссии. Что я имею в виду? Сейчас поясню. Дело в том, что до начала дискуссии стоило бы сформулировать границы обсуждения. Как это сделать? Например, задать себе как минимум несколько простых вопросов:
1. «Обсуждаем ли мы идею социалистического уклада общества, ее реализуемость? Или оставляем за границами обсуждения?»
2. «Обсуждаем ли мы воплощение идей социалистического общества в Советском Союзе?»
3. «Считаем ли мы некоторые привходящие обстоятельства, на которых Сталин начал свое правление ограничивающими (ну, к примеру, он просто не мог отменить Союз, не мог прилюдно отказаться от идей Маркса-Ленина, имел некоторое, не блестящее текущее состояние промышленности, армии и флота, сельского хозяйства и внешнеполитическое окружение?»
4. «Обсуждаем ли мы возможность мягкого реформирования советского строя (например, по Бухарину) как вариант?»
5. Или мы принимаем, что он был уверен в наилучшести своей командно-административной системы и смотрим только на то, как он ее сформировал?»
6. «Обсуждаем ли мы моральную сторону сталинского правления? Или оцениваем только рациональность его управленческих решений?»
7. «Если мы ограничиваемся только оценкой рациональности, то оцениваем ли мы ее, исходя из знаний сегодняшнего дня или с учетом поправки на тогдашние знания и незнания?»
8. «Или мы оцениваем только его мастерство интриги? Любой - во внешней политике, в захвате власти и ее удержании и т.п.?»
Я применил этот подход к себе. И обнаружил, что если заранее постулировать, к примеру, что Сталин был имморален, т.е. ради наивысшей целесообразности (в его понимании) полностью отверг мораль, то сразу же в этом суженном поле обсуждения проступают очень яркие детали. Причем не только некоторые однозначно удачные управленческие решения, но и неудачи, провалы.
Что у Иосифа Виссарионовича можно было поучиться не только высочайшему мастерству интриги (особенно - аппаратной), но и некоторым навыкам по изменению мира вокруг через изменение идеологии своей партии и своей страны.
Другое дело, что я НЕ СОГЛАСЕН отбрасывать мораль полностью. В том числе и потому, что его имморальность вовсе не помогла ему выбрать наилучшие решения. Простые - да. Эффективные ? Да! Но в долгосрочном периоде - вовсе не самые эффективные.
Тогда стоило ли гробить «лишние» миллионы людей? Причем - своих людей. Мой ответ - нет. Но это ответ мой и для меня. Причем, то, что ответ уже дан вовсе не означает отказа от исследования новых примеров и их обсуждения, совсем наоборот. Я тоже, как и все участники таких дискуссий, через прошлое всего лишь пытаюсь понять свое отношение к настоящему и к тому, каким мы пытаемся сделать наше будущее. Понять, что из прошлого стоит бережно сохранить, а что - не пускать в будущее ни под каким видом.
Сильвер : 09-09-2009 21-08-13

Версия для печати

Сильвер


Причины российско-украинского газового конфликта (реконструкция)

Если кто-то надеется, что в недавнем столкновении российского Газпрома и украинского Нафтагаза можно однозначно назвать виновную сторону, это говорит лишь о том, что такой человек не понимает всей сложности процесса либо априори готов винить во всем одну из сторон. Для тех же, кто хочет разобраться, предлагаю свою реконструкцию событий. Но начать придется издалека. Можно сказать - с самого начала.

Суть газового бизнеса в том, чтобы доставить конечным потребителям природный газ определенного качества и распределить собранные с них деньги между всеми участниками процесса добычи и транспортировки природного газа.
Т.е. процесс можно разбить на следующие стадии:
1) Составление баланса. Баланс составляется на основании заявок потребителей и производственных планов. При этом сумма всех запланированных объемов добычи должна равняться сумме всего объема отпуска плюс потерь при транспортировке. План изначально составляется на год, помесячная разбивка при этом очень приблизительная. Уточнение плана производится на следующий квартал, месяц, декаду. Суточные и почасовые объемы не верстаются и отданы на откуп диспетчерам.
Однако этап составления баланса крайне важен. Дело в том, что затраты того или иного газодобывающего или газотранспортного предприятия очень слабо зависят от реальных объемов добычи/прокачки. Зарплата, плановые и аварийные ремонты, амортизация и значительная часть налогов остаются неизменными. Соответственно, чем выше объем добычи/прокачки, тем дешевле себестоимость. Также тем выше объем, который вы можете включать в контракты. А значит, тем лучше экономическое состояние предприятия.
2) Непосредственно добыча и транспортировка. Они ведутся по указаниям диспетчеров, при этом на тот самый годовой, месячный и т.п. план ни добытчики, ни потребители, ни транспортники обычно почти не обращают внимания. Для них гораздо важнее текущие потребности (особенно для предприятий тепло- и электроэнергетики) и состояние оборудования. Если потребляющее оборудование у потребителя вышло из строя - он проигнорирует план и потреблять не станет. Если у транспортника какая-то магистраль вышла из строя или компрессор, он тоже отклонится от плана - и никто ему слова не скажет, потому что он прав.
С добывающими же организациями все еще сложнее: они планируют изменение во времени давления в пласте и состава газа, но если план с фактом не совпадает, у них практически нет средств для оперативного реагирования.
3) Этап сверки поставленных/отпущенных объемов и выставления счетов. Этот этап довольно сложен. Во-первых, показания счетчиков» снимаются не строго в 00 часов, а «приблизительно в одно и то же время». Во-вторых, счетчики имеют определенную точность измерений. В-третьих, газотранспортная система имеет некоторую емкость как сама по себе (и очень немалую, по моим прикидкам порядка миллиарда кубометров), так и за счет газовых хранилищ. В-четвертых, «в трубе» идет газ переменного состава. Более того, этот газ по своему составу меняется и во времени и в пространстве. Есть специальные процедуры определения усредненного за месяц (обычно именно этот срок применяется при расчетах) состава газа и последующего пересчета физических объемов в условные, так называемые «нормальные метры кубические».
Поэтому, хотя в теории, месячная сумма отпуска в трубу всегда равна сумме отпуска из трубы +потери +накопления в хранилищах, но реально дать объективную разбивку объемов, что потерялось, что накопилось, а что просто приписано - довольно сложно.
Во-вторых, определяется не только, кто и сколько в трубу отпустил или из нее забрал, но и то, как поделить «небалансы», вызванные отклонениями плана от факта между различными договорами.
Простейший пример: Туркмения имеет с Газпромом договор на продажу объема А и на транспортировку до Украины объема В. Газпром в свою очередь имеет с Нафтагазом договора на транспортировку туркменского газа в объеме В и на продажу своего газа в объеме С.
Теперь представим, что Туркмены поставили объем Х, меньший, чем А+В, а Нафтагаз, наоборот, потребил объем У, больший, чем В+С. Как поделить?
Украина и Туркмения (условно) заинтересованы в том, чтобы написать, что транзит составил У-С, т.к. туркмены по этому договору продают дороже, а украинцы покупают дешевле. Газпром же заинтересован в точности в обратном. Договориться на месте - практически нереально. Потому и существуют заранее согласованные процедуры «распределения небалансов» между договорами.
И условия распределения небалансов между разными договорами, размеров штрафов за отклонения и/или доп.платежей за преимущественность своих объемов являются одними из важнейших в газовом бизнесе.
Именно на основании распределения фактически поставленных объемов между договорами и производится выставление счетов.
4) Сбор оплаты. На территории бывших советских республик до сих пор процедура сбора оплаты встречает немало препятствий. Тут и предложения по зачетным и бартерным схемам оплаты, и просто недобросовестные плательщики, которых по социальным или политическим причинам сложно отключить - обычные граждане, коммунальные хозяйства, политические союзники, градообразующие предприятия, находящиеся на грани банкротства и т.п. К сожалению, совсем избавиться от подобных потребителей, учитывая важность газовой отрасли для экономики и энергетики просто невозможно.

Понятно, что «в истоках» газовой реки газ имеет меньшую себестоимость и меньший спрос, потому и продают его там несколько дешевле. Чем ближе «к устью», тем выше спрос и тем выше цена.
Причем довольно резкий рост спроса на газ в Европе (как Западной, так и Восточной) привел к тому, что цена на востоке РФ плюс транспортировка дают существенно меньшую цену, чем рыночная цена на Западе. Причем определяющей является именно цена в Западной Европе. Из России ее невозможно существенно ни увеличить, ни уменьшить.
Соответственно, интересы собственников газа, транспортировщиков и покупателей находятся в противоречии. Собственники мечтают заключить транспортный контракт (аж до самой Западной Европы) по цене равной себестоимости транспортировки плюс небольшая фиксированная рентабельность и продавать свой газ с высокой прибылью. Покупатели мечтают о том же, но - покупать дешево. А транспортировщики мечтают о том, чтобы стать перепродавцами - на одном конце дешево покупать, на другом - очень дорого продавать.

Собственно, в начале и середине 1990-х было немало споров, обусловленных именно этим конфликтом интересов. Жирную точку в них, как ни странно, поставил вовсе не Газпром, а Рургаз. Он сказал, что, во-первых, еще с советских времен у него долгосрочные контракты с организацией, чьим преемником является российская компания Газпром. После чего вопрос идет ли газпромовский газ транзитом или через цепочку посредников-перепродавцов был закрыт надолго (надеюсь, что навсегда).
Но тут же всплыл «зеркальный» конфликт с туркменским газом. Газпром и тут сумел добиться своего - он выступал перепродавцом туркменского газа для Украины и вовсе не пустил его в балансы поставок на Европу. Этого добиться оказалось несложно, достаточно было просто скупить газотранспортные системы восточноевропейских стран. Ну и спекулировать на ненадежности режима Туркменбаши. Мол, режим тоталитарный, нестабильный, заключать с ним долгосрочные договора никак нельзя. А краткосрочные - тоже нельзя, потому как мы своими долгосрочными уже «забили» возможности газотранспортных систем Восточной Европы.

Украинцев где-то ко второму году правления Кучмы Газпрому также удалось отлучить от поставок на Европу, мотивируя это тем, что своего газа им не хватает даже для покрытия собственных нужд. А Газпром не собирается гарантировать Украине компенсацию недостающих объемов на срок более, чем год. Для Рургаза этого было более, чем достаточно, чтобы контрактоваться только с надежным «газовоизбыточным» поставщиком в лице Газпрома.
Таким образом, ненадолго для Газпрома «стали течь дни по желанию его». Но, поскольку все эти события происходили не в сказке, а в реальной жизни, то проблемы не замедлили появиться.

Началось все с «мелочи». С выяснения недостачи газа в газовых хранилищах, расположенных на территории Украины. По документам там его должно было быть существенно больше. Причем договор фиксировал, что значительная часть этого объема принадлежит Газпрому и предназначается для компенсации возможных проблем на участке Россия - Украина. Т.е. если там возникнет какая-нибудь проблема, европейцы этого не почувствуют, т.к. произойдет подкачка из «газпромовских» объемов, расположенных на Украине. И тут вдруг выяснилось, что объемов этих в хранилище нет. Причем не просто объем находящегося в них таза меньше, чем сумма «украинского» и «газпромовского», а меньше, чем даже просто объем газпромовского.
Стали проверять. По документам получается, что газ обязан быть в хранилищах, а реально - его нет. Причины выясняли долго, но, насколько мне известно, так и не выяснили. Официального объяснения просто нет. В ходе разбирательств назывались разные причины: тут и повышенные по сравнению с нормативами потери в газотранспортной системе (не доказано), и утечки из газовых хранилищ (возможно, но не доказано), и неверная методология измерений, и намеренная или случайная неисправность счетчиков у группы потребителей, что привело к занижению расчетных объемов отпуска. Но прояснить все до конца так и не удалось.
По моему скромному мнению, все названные выше причины вполне могли действовать. Но не названа одна, главная: в руководстве Нафтагаза действовала криминальная группировка, которая намеренно искажала данные учета и продавала часть газа «мимо счетчика» крупным потребителям на Украине, а также в Молдавии и, возможно, Румынии. Оплата при этом, естественно тоже взималась, но на оффшорные счета этой группы.

Укрепляет в этом мнении пример уголовного дела в Приднестровье (1994 год), когда на Молдавской ГРЭС намеренно завышались расходы газа на производство электроэнергии, а газ, минуя учет, продавали в Румынию. Что показывает физическую возможность подобной схемы.
А также демпинговые цены Северодонецкого «Азота» на аммиак. Так, в 1997 году они предлагали цену «на заводе» 30 долларов за тонну. Однако, для того, чтобы произвести около тонну аммиака надо потратить около 750 кубометров природного газа. При тогдашней отпускной цене 35-40 долларов за тысячу кубометров отпускная цена получается практически равной цене газа. А надо ведь еще и зарплату платить, налоги, электроэнергию оплачивать. Т.е. они имели откуда-то газ по более низким ценам. По существенно более низким ценам.

Но, не так важны причины, как следствия. Факт недостачи был признан украинской стороной, и его надо было покрывать. Однако единоразовая выплата в таком размере для украинской экономики крайне нежелательна. Только частями. Что и было зафиксировано соответствующим договором.
Важные отличия данного договора от предыдущих схем:
а) Он заключался на 10 лет (до 2013 года)
б) Фиксировались одновременно цены на транзит (1.09 доллара США за тысячу кубометров за каждые сто километров) и цена российского газа - 50 долларов за тысячу кубометров.
в) расширялся объем транзита туркменского газа, т.е. Газпром отказывался от позиции перепродавца.

Формально транзит туркменского газа являлся уступкой Газпрома как Туркмении (пусть продадут дороже, если смогут), так и шансом Украине на удешевление входящего газа - все равно для Туркмении единственной альтернативой являлся сбыт Газпрому, а он много не даст. Газпром уходил с линии конфликта, отдавая возможность ценовой борьбы напрямую газовым компаниям Туркмении и Украины.
Возможно, это и был бы мудрый шаг - уйти от рисков ценовых войн «на обоих концах», если бы не одно обстоятельство. Украина и Туркмения договорились о бартерных расчетах за газ продукцией украинских предприятий.
И для понимания дальнейших событий важно не то, что бартерные расчеты в постсоветском пространстве автоматически приводят к появлению «специальных договорных цен» на бартерную продукцию, коррупции при проведении взаимозачетов, включении продукции в список бартерных товаров и т.п. И даже не то, что Нафтагаз стал осуществлять реэкспорт части газа, отгрызая тем самым кусочки прибыли у Газпрома.
Важно другое! То, что бартерные расчеты были трехсторонними!!! Газпром также платил за транзит газа по украинской территории товаром (газом), а не деньгами. А Туркмения платила газом за транзит по российской территории. И это обрастало приложениями к Договору и т.п. Тем более, что функции клиринга по трехсторонним бартерным расчетам не мог выполнять никто, кроме Газпрома.

Потому налицо было противоречие:
- с одной стороны в Договоре Газпрома и Нафтагаза фиксируется и стоимость транспортировки, и стоимость газа, поставляемого в счет расчетов. И говорится, что пересматривать одну цену в отрыве от другой нельзя.
- с другой стороны есть достаточно запутанная схема трехсторонних расчетов, в которой сохранить цены только для одной пары и изменить для других весьма сложно.

Конечно, при наличии доброй воли и желания договориться, это противоречие снимается очень быстро. Но! Помимо этого, достаточно формального (и почти неосвещенного российской публике) противоречия, было еще глубинное противоречие интересов.

И Туркмения, и Украина являются частью единой системы газоснабжения. И им казалось (и кажется) справедливым, чтобы Газпром поделился возросшими резко прибылями от продажи газа в Западной Европе.
А Газпром наоборот, считает справедливым, чтобы мировое возрастание цен на газ приводило к увеличению его доходов не только от продаж на Западную Европу, но и на Украину. Т.к. именно он владелец основных объемов газа и большинства газотранспортных систем. Допуск прямых поставок газа от Туркмении на Украину он уже считает существенной (и не совсем оправданной) уступкой. Вполне понятная для монополиста точка зрения. Особенно учитывая, что в России Газпром по-прежнему исполняет функции социальной компании, поставляющей газ по низким тарифам, в том числе - и не очень добросовестным плательщикам.

И весной 2005 года этот конфликт не мог не «полыхнуть». Рост цен спровоцировал Туркмению занять очень жесткую позицию по части увеличения цены и отказа от бартерных схем.
А дальше начался цирк. Апеллируя к общественности, Нафтагаз и Газпром, начали озвучивать РАЗНЫЕ части сделки.
Газпром: «цены могут быть пересмотрены только одновременно».
(Подразумевая при этом, что изменение цен все равно будет пропорциональным, и фактически как оставляли около 15% газа на Украине в уплату за транзит, так и продолжим оставлять).
Нафтагаз: «Отказ от бартера должен быть всесторонним».
(Подразумевая, что или уймите туркмен, пусть сохраняют бартерную схему, или давайте пересмотрим цену на транспортировку, не меняя цену на газ, т.к. мы не хотим односторонне нести убытки от отказа от тройственной бартерной схемы. И что Договор не фиксирует обязательной пропорциональности повышения цен).
Газпром: Разумеется, мы согласны, платим деньгами, но цены остаются как в Договоре.
(И ничего не изменится, т.к. объемы транспортировки и продажи близкие к паритетным суммам платежей).
Нафтагаз: «Ах так, тогда мы не подтвердим объемы на 2006 год!»
(Вам договор нужнее, т.к. прибыли немалые, около двадцати миллиардов евро, да и компенсация недопоставок будет недешевая. А есть еще репутационные риски! Вам репутацией рисковать нельзя, она у вас в прямом смысле слова денег стоит).
Газпром: «Европа нас рассудит!»
(Формально по договору правы мы, да и не станет Европа за вас мазу тянуть - им газ нужен, а не политические игрища).
Нафтагаз: «Ах так! Мы расторгаем договор!»
(И что вы теперь будете делать? Может все же одумаетесь? Прибыли то мало того, что огромные, так еще и сверхплановые. Можно и поделиться, зато рисков никаких).
Газпром: «Вы сами этого захотели! Теперь мы вам цены задерем так, что мало не покажется!»

На этой стадии подключились политики и разборки стали внутренними.
В Газпроме: «А чего они? И газ крали, и реэкспортом занимались, уменьшая НАШУ прибыль, перепродавая наш же газ, да еще и по газотранспортным системам нашей же дочки - «Молдовагаза»! Это уже сверхнаглость!» - видя, что политики не очень впечатлились, добавляют - «Теперь пусть хлебают свою независимость!»
В Нафтагазе: «А чего они? Бабки гребут лопатой, делиться не хотят, да мало того - даже с туркменами помочь не хотят! Им, значит, прибыли, а Украине повышение цен? Хренушки! Делиться надо! И поделятся, никуда не денутся!»

Потом был фонтан встречных предложений по ценам на газ и на транзит. Обе стороны старательно делали вид, что не понимают смысла действий другой стороны и декларировали лишь «свою» правду.

А дальше был январь, была попытка ограничения поставки при одновременном сохранении транзита со стороны Газпрома. А украинская сторона аккуратно отбирала 15% в оплату и (вполне обоснованно, на мой взгляд) считала, что имеет на это право. Потому что общепринятым в деловой практике считается, в условиях, когда соглашение юридически не продлено, но фактически технология взаимодействия остается прежней, продолжают действовать и прежние правила. Тем более, что Газпром продолжал транзит, т.е. придерживался той же политики. Заставить Нафтагаз продолжать транзит, не осуществляя встречных поставок, Газпром в одностороннем порядке не мог.
Так что в российских СМИ факт «воровства», на мой взгляд, подавался необоснованно.
Собственно, в том числе и по этой причине уже со второго-третьего января газ стали подавать в прежних объемах.
И тут разговор пошел уже «по гамбургскому счету». За закрытыми дверями и с учетом реальных возможностей украинской экономики, потребностей экономики туркменской, реальной силы участников переговоров и, что еще важнее, их реальных интересов.

До чего договорились?
- Отказались от бартерных схем
- Туркмены получили в этом году среднюю цену около 55 долларов за тысячу кубометров, причем живыми деньгами.
- Подняли в полтора раза стоимость транзита по украинской системе - с 1.09 до 1.6 доллара за тысячу кубометров на сто километров, причем без связи с объемами поставки российского газа.
- До 95 долларов подняли и входную цену газа на Украину
- В договоре зафиксирована «базовая цена» российского газа 230 долларов за тысячу кубометров.

Что это означает?
- Туркмены реально в выигрыше, т.к. будут получать в полтора раза больше денег (около 0.6 миллиарда долларов добавочно).
- Украина увеличит расходы на газ на 0.7 миллиарда долларов, кроме того - Нафтагаз отказывается от реэкспорта газа. Т.е. объективно Украина получила позиции хуже, чем имела в предыдущем договоре, и даже хуже, чем те, которые могла бы иметь, просто согласившись на условия Туркмении (убыток 0.4 миллиарда).
- Газпром «повесил себе медаль», что он добился, чего хотел. Реально же столь высокая цена российского газа будет скомпенсирована схемными решениями. Газпром запланировал для созданной им дочки - «Росукрэнерго» возможность компенсировать убыток от поставки газа на Украину прибылью от реэкспорта газа в Европу. Т.е. увеличивая прибыль Газпрома от продажи газа «Росукрэнерго» одновременно на ту же сумму уменьшили прибыль от экспорта в Европу. Тем не менее, схема эта более выгодна для Газпрома, чем предыдущая. Добавочная прибыль составит около 0.1 миллиарда долларов. Т.е. переговоры Газпром все же провел успешно. Пусть не так успешно, как озвучил в прессе, но - успешно.
- украинские и российские политики получили возможность «генерировать откаты» через «Росукрэнерго», причем сразу на счета оффшоров. Т.е. свои интересы они отстояли.

Чем все это закончится?
Заключенное соглашение - в некотором смысле нежизнеспособно. Думается, оно будет «дрейфовать» в сторону увеличения доли туркменского газа и, скорее всего, - отказа от российского газа. Одновременно Газпром будет уменьшать объем реэкспорта «Росукрэнерго» на Европу.
Кто преуспеет больше, сказать трудно. Но смело можно сказать, что бури еще предстоят.
Сильвер : 19-01-2006 11-29-04

Версия для печати

Сильвер


Что такое ВВП?

Разъяснение от дилетанта для чайников.


Вступление.
В последние годы до большинства простых россиян стала доходить простая, в общем-то, мысль: «Если я не интересуюсь экономикой, это вовсе не значит, что экономика не интересуется мной». Однако сам факт этого понимания ничего не дает большинству обычных людей. Две трети взрослого населения страны не имеют даже элементарных знаний о том, как вести экономику «личную, семейную» - не могут сравнить между собой предпочтительность той или иной программы кредитования, или наоборот - сравнить предпочтительность вложений собственного капитала. Людей же, владеющих «экономикой на уровне фирмы» - вообще от одного до трех процентов населения (в зависимости от оптимизма подсчитывающего и строгости критериев «знания»).
На этом фоне несколько удивляет, что о проблемах макроэкономики - «об удвоении ВВП» или о том, что предпочтительнее сделать с золотовалютным запасом страны, - с энтузиазмом высказывается каждый второй. На мой взгляд, высказался бы и каждый первый, но вторая половина просто слов таких выговорить не в состоянии. Впрочем, удивляет это лишь до тех пор, пока не вспомнишь, что в нашей стране все разбираются в психологии, медицине, криминалистике и политике.
Однако что делать тем, кто действительно желает разобраться, хотя бы приблизительно в этих, явно задевающих их жизнь вопросах, но не имеет времени разобраться в десятках учебников и сотнях статей в специализированных изданиях?
Именно им и адресованы мои «заметки дилетанта». Итак, давайте разберемся. Что у нас там чаще всего мелькает среди разговоров? Удвоение ВВП? Вот с него и начнем.


ВВП (ВАЛОВОЙ ВНУТРЕННИЙ ПРОДУКТ) - один из обобщающих статистических показателей развития национального хозяйства; основной показатель в системе национальных счетов.

Означает это, всего-навсего, что ВВП рассчитывается на основании данных статистической отчетности (Госкомстат), получаемых от различных фирм и государственных органов. Думаю, это многое поясняет понимающим людям - и задержки в расчетах, и некоторые неточности. Но, тем не менее, цифра, получаемая в результате, очень много значит для оценки состояния экономики. Причем оценку дают все Президент - Правительству, Правительство - своим службам, рейтинговые агентства и инвесторы - надежности и привлекательности экономики страны.

ВВП представляет собой совокупную рыночную стоимость всего объема конечного производства товаров и услуг, как в материальном, так и в нематериальном производстве за определенный статистический период (обычно за год).

Это означает, что если я к примеру раньше имел транспортно-торговую фирму, которая доставляла пирожки к лоткам и продавала их, а в этом году разделил фирму на транспортную и торговую, сотрудничающие между собой, но цены на пирожки и муку не менялись, то и вклад двух фирм в ВВП так же не изменится. Почему? Потому что:
а) Под конечным производством понимаются товары и услуги, покупаемые для конечного использования, а не для перепродажи или дальнейшей переработки.
Б) Продажа промежуточной продукции (услуг) не учитывается при подсчете ВВП.

А что и как учитывается? А вот это можно понять, рассмотрев методы расчета ВВП:
- производственный метод подсчета ВВП. ВВП подсчитывают, суммируя добавленные стоимости, созданные всеми фирмами в экономике. Добавленная стоимость - это рыночная цена объема продукции, произведенной фирмой, за вычетом стоимости потребленных сырья, полуфабрикатов, материалов, приобретенных у поставщиков. Это.
- метод расчета ВВП по расходам. ВВП равен сумме денежных расходов всех секторов в экономике (домашних хозяйств, частного бизнеса и государства), необходимых для того, чтобы выкупить на рынке весь объем производства. При этом методе суммируются расходы домашних хозяйств на личное потребление, инвестиционные расходы частных предприятий, государственные расходы на покупку товаров и услуг и сальдо экспортно-импортных операций с товарами и услугами.
- Метод расчета ВВП по доходам предполагает суммирование всех доходов физических и юридических лиц, полученных ими от производства всего объема продукции за данный статистический период. К доходам относятся: заработная плата с отчислениями на социальное страхование, рентные платежи, проценты, прибыль (которая может распадаться на дивиденды и нераспределенную прибыль корпораций), а также амортизация и налоги косвенные.
Теоретически все три метода подсчета ВВП должны дать одинаковый результат. Однако на практике существуют расхождения при определении ВВП различными способами.
Причины несовпадений бывают методологическими. Один из возможных вариантов - вследствие того, что зачастую расходы считаются по времени оплаты, доходы - по окончании отчетного периода, а факт продажи товаров и услуг - по времени фактической поставки товара или оказания услуг.
Не стоит недооценивать влияние этого фактора. Зачастую временные «расхождения» составляют от 40 до 90 дней. Теперь представьте - торговая фирма создает «добавленную собственность» в 10-25% от годового объема оборота. И та же фирма создает «дисбаланс» в размере 10-25% от объема торгового оборота. Т.е. реальное отклонение, вносимое отчетностью этой фирмы в подсчет ВВП, составляет от 50 до 100%. Понятно, что далеко не все фирмы создают подобный дисбаланс, но все же...
Второй «методологической» причиной ошибок является то, что добавленная стоимость рассчитывается на основании суммы выставленных счетов. А фактические расходы и доходы - на основании оплаченных счетов. Для предприятий топливно-энергетического хозяйства и ЖКХ разница может составлять до 20-40 процентов. Есть и больше, но это уже случаи, к счастью, не типичные.
Кроме того, есть ошибки, вызванные злонамеренным искажением отчетности: многие граждане и предприятия умышленно занижают величину своих доходов, укрывая часть из них от налогообложения.
Также, немалый сектор приходится на «неучтенную» экономическую деятельность. Лица , ее осуществляющие вообще не сдают отчетов, и соответственно, не учитываются ни в одном из способов расчета ВВП.
«Намеренные ошибки» и «неучтенная деятельность» в сумме составляют так называемую «теневую экономику», общая доля которой в российской экономике оценивается в 25-40% (для сравнения - в европейских странах считается, что на долю «теневой экономики» приходится 10-16%).
Итак, разобравшись вкратце со способами подсчета ВВП, можно переходить к простенькому с виду, но очень коварному по сути и вызывающему немалые разногласия вопросу.

«А в чем измерять ВВП?»
Действительно, казалось бы все крайне просто: раз исходная статистика сдается в основном в национальной валюте, то и считать надо в национальной валюте. Просто и очевидно.
Очевидно-то очевидно, но только на первый взгляд. А когда присмотришься, то очевидность сразу пропадает.
При этом основной проблемой является проблема сравнения. Поясню на примерах:
1) Как сравнить российский ВВП 1995 года с российским же ВВП 1992 года? Если просто в рублях, как и сдавалась отчетность, то толку с такого сравнения получится немного...
2) Что можно понять, сравнивая ВВП Канады и Молдавии? Ведь обе страны определяют курс рыночным образом, и национальная валюта не очень подвержена инфляции. Но является ли отличие «удельного ВВП» в сто раз признаком того, что молдаване в сто раз меньше едят, покупают одежды и автомобилей? Понятно, что нет. Тогда как сравнивать корректно?
3) Как сравнить, к примеру, ВВП Китая, рассчитанного в юанях, с ВВП, к примеру, Белоруссии, рассчитанным в белорусских рублях? Ведь курсы и там, и там назначаются «как партия прикажет». Что же даст такое сравнение?

Соответственно, в попытках найти корректные методы сравнения и были выработаны различные подходы к расчету ВВП.
1) Например, если мы хотим понять, как выросла экономика России за год, мы применяем расчет ВВП в ценах базового периода, т.е. берем объем ВВП за январь 2004 года и сравниваем его с ВВП за январь 2005 года. Но при этом объем товаров и услуг мы умножаем на те же цены января 2004 года. И видим фактический рост, без учета инфляции.
2) Пересчеты по валютному курсу показывают возможности страны и ее граждан по участию в международной экономике. Низкое значение «душевого дохода» (ВВП на одного жителя) является показателем того, что страна имеет не очень большой импорт, и импортные товары являются, скорее, предметом роскоши... Подобные страны, как правило, имеют довольно замкнутую экономику и низкий уровень внутренних цен.
3) Для того, чтобы корректно сравнивать экономику «замкнутых» (неважно - по политическим соображениям, как Северная Корея или в силу того, что хозяйство является почти натуральным, как в сегодняшней Индии) и бедных стран со странами богатыми выработан специальный метод расчета ВВП по паритету покупательной способности. Сегодня это делается просто - есть некоторая «корзина» товаров и услуг, которую в «базовой стране» (США) можно купить на 4000 тысячи долларов США. Эта «корзина» оценивается в национальной валюте по местным ценам, а дальше «коэффициент пересчета» определяется простым делением «местной стоимости» корзины на базовую. А потом делим ВВП, исчисленный в национальной валюте, на этот коэффициент пересчета и получаем ВВП, рассчитанный по паритету покупательной способности.

Примечание: Надо сказать, что этот метод очень неплохо годится, чтобы подбодрить население бедных стран. Например, в сентябре 1999 года, когда вся Россия еще пребывала в постдефолтном шоке, расчет по ВВП по этому методу показал, что в России «среднедушевой доход» почти достигает 7000 американских долларов. Аналогично, сегодня Индия, если считать по этому методу находится по ВВП на пятом месте в мире. Причем, почти догнав Китай, т.е. реально претендует и вовсе на 4-е место. Статистика - это такая забавная вещь, если приглядеться.

Итак, на что же смотрят, оценивая ВВП? Ответить легко:
1) На темпы роста в ценах базового периода (в общем случае - на динамику). Это очень важно для инвесторов и Правительства. Ну и самим жителям тоже немаловажно. Растущая экономика обычно означает рост уровня доходов, возможность относительно легко устроиться на работу и верный курс Правительства в экономике и мировой политике.
2) На душевой доход (удельный показатель ВВП). Душевой доход, исчисленный по курсу национальной валюты, позволяет достаточно уверенно отнести страну к одной из пяти групп:
- «сливки» развитых стран, которые имеют средний душевой доход 22-40 тысяч долларов,
- развитые страны, имеющие душевой доход от 8 до 21 тысяч долларов США,
- страны с развивающейся экономикой (от 3 до 8 тысяч долларов США),
- бедные страны, имеющие средний душевой доход от 800 до 3000 долларов США,
- беднейшие, имеющие до 800 долларов США на человека.
3) Суммарный объем ВВП, переведенный по курсу национальной валюты. Показывает возможности страны к участию в международных программах и импорту стратегических товаров (например, нефти и жидкого топлива, легирующих материалов) и предметов международной торговли (компьютеры, автомобили, предметы роскоши, оргтехника, международный туризм). Т.е. реально позволяет оценить потенциал страны на международной арене. Есть страны, использующие этот потенциал не очень заметно, например, Бразилия. Есть страны, использующие его очень активно - США, Германия. А есть страны, имеющие большие амбиции на международной арене, никак не подтвержденный экономическими возможностями. Прежде всего, это касается России (сегодня амбиции явно превышают возможности). Но касается также и «кучмовской» Украины ( на Украину «ющенковскую» еще предстоит посмотреть).
4) Суммарный объем ВВП, рассчитанный по паритету покупательной способности, показывает внутренние возможности страны. Как минимум в количестве рабочих человеко-часов, которые можно направить на то или иное дело. Кстати, этот показатель для России или Индии и впрямь существенно выше аналогичного, рассчитанного по курсу национальной валюты. Так что если надо трубопровод там протянуть или парочку пирамид создать - тут мы и впрямь можем не меньше, чем Германия или Япония. А вот если нужен проект по созданию хай-тека - тогда дело похуже. Хотя тоже небезнадежно.
5) Структура ВВП. Тут, увы, одним показателем не отделаешься. Цифр нужно много. Чтобы показать, на чем и кем именно получаются основные доходы, куда тратятся т.п. цифр нужно много. Но, прежде всего, стоит смотреть на то какова доля сельхозпродукции в ВВП, какова доля промышленных товаров и какова - услуг? Какова внутренняя структура услуг? Сколько из них приходится на «услуги, сопровождающие продажу товаров»? Сколько на «услуги, способствующие продвижению товаров»? Сколько на жизнеобеспечение? Сколько на «приятные мелочи»? Именно вникнув во все это (причем не только в сложившуюся структуру, но и в динамику) можно сказать о том, в чем сильные и слабые стороны экономики страны, куда стоит стремиться, и какие опасности подстерегают на этом пути.

Впрочем, все это мы рассмотрим в последующих «заметках»


Анонс будущих заметок:

1. Удвоение ВВП - «Бумажное или реальное»?
2. Чем и зачем привлекают инвестора?
3. Что делать с «понтами» России? Или «Почему Россия не...»
4. Постиндустриальное общество, мифы и реальность.
5. Какую Россию мы хотим?
6. Сколько стоит «гражданское общество»?
Сильвер : 07-02-2005 17-48-57

Версия для печати

Страницы: Предыдущая 1 2 3 4 5 Следующая


Архив выпусков
Предыдущий месяцИюнь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 


2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Нас советуют пластиковые горшки для цветов ручная роспись
Рекомендуем биологические очистные сооружения заводов с соблюдением всех норм по ценам поставщика.