История 2529 из выпуска 578 от 14.11.2003 < Bigler.ru


Флот

АТОМНЫЙ МОНСТР
Телефонный звонок порвал зыбкую тишину каюты. Аппарат был прикручен прямо к переборке над койкой и вставать, чтобы снять трубку было не нужно.
-Да
-Манда,- весело ответила трубка голосом Славы Байдукова и продолжила: - Вставай, Паха, пора на вахту.
Это точно - на вахту было пора. Капитан-лейтенант Паша Низовцев самый старый командир группы в дивизионе движения тяжелого атомного ракетного крейсера, а вместе со своим корешом Славой, который его только что разбудил, они вообще самые старые группёры на корабле. Самому старому можно "заболтить" любое построение или корабельное мероприятие, отмажут, можно днём зайти в каюту и выполнить процедуру ВХрПЛ (выпрямление хребта посредством лежания - прим. авт.), чем, собственно, Паша и занимался до Славиного звонка, но вахта, вахта это святое, идти надо по-любому. Должность у Паши называется командир группы дистанционного управления N2 и это означало, что в его заведовании находится кормовой реактор с кучей систем и ПДУ-2 (пост дистанционного управления, на лодках более известен, как пульт ГЭУ - прим. авт.) в придачу. С этим реактором, впрочем, как и с носовым, Паша не боялся делать всё что угодно или почти всё. Он знал, как поднять с пульта компенсирующие решётки при сброшенных стержнях аварийной защиты, он мог слить полторы тонны ЖРО (жидких радиоактивных отходах -прим. авт.) за борт при опечатанных особистами забортных клапанах системы удаления активных сред, да так сбросить, что "норвег" посланный специально для замеров активности за кораблём, всеми своими приборами радиохимической разведки ничего не засёк и бодро докладывал на свой норвежский "верх", что всё океюшки, умел с точностью до миллиметра без всяких графиков и расчётов сказать пусковое положение КР перед любым пуском, но сейчас этого ничего было не надо. Реактор был надёжно заглушен всеми штатными поглотителями и вместе с кораблём ожидал заводского ремонта. Сейчас надо было идти вводить котел. Да-да на атомном крейсере был самый обыкновенный мазутный котёл, даже целых два, которые по задумке неоглобалистов от кораблестроения, должны были выводить корабль из базы пока неразворотливый реактор дойдет до нужных кондиций и примет нагрузку. Но сейчас от котла требовалась гораздо более прозаичная задача - крутить турбогенератор и давать пар по кораблю. Но вот этого котёл не хотел делать ни в какую уже третьи сутки. Он то тёк несколькими трубками сразу, то отказывался держать давление, то коротил электроприводы своих механизмов, короче вёл себя, как последняя сука. Из-за этого вахтенными инженер-механиками не ставили офицерскую механическую молодежь, а выезжали на проверенных кадрах. Расписавшись в журнале в приеме вахты, Паша плюхнулся в кресло, и стал что-то говорить уже сменённому Славе, про то что котлы должны вводить выпускники училища имени Ленина, их этому специально учат и поэтому ему, Паше, даже менять Байдукова не стоило. Слава не обращал на это ни малейшего внимания и даже не потому, что Паша нёс откровенную чушь: он был газотурбинист, а не паросиловик, причём газотурбинист приписанный, несмотря на свой механический ВУС к электротехническому дивизиону, а уж котёл всеми своими потрохами шёл по ведомству первого дивизиона, просто хорошо знал, что только что разбуженному Паше надо дать проворчаться, а уже потом с ним можно спокойно разговаривать. Действительно, через несколько минут они уже спокойно болтали, Слава, который ещё на вахте разогнал своих "свистков" (мотористов-газотурбинистов, корабельный слэнг -прим.авт.) по работам, никуда не торопился. Но тут беседа прервалась возгласом Низовцева:
-А это что за хрень?
Запрокинув голову, Паша, смотрел в подволок. Из расположенной над ПЭЖом кают-компании мичманов раздавались раскаты труб и барабанов корабельного оркестра. Оставшийся за начальника оркестра старшина решил порепитипитировать.
-И я чего должен теперь всю вахту эту погань слушать,-не унимался заступивший вахтенный механик. Тут в ПЭЖ видимо в поисков кого-то заглянул писарчук командира БЧ-5. Механик только-только принял дела на крейсере, придя с какого-то допотопного эсминца и всеми силами старался показать, что он то уж знает, что такое крейсерская организация. Зачем-то обрядил своего писаря в форму три первый срок, да ещё и с бескозыркой, на рукав ему нацепил повязку "РЦЫ" красно-бело-красного цвета, до этого так был одет только рассыльный командира корабля, а это, мол, будет теперь рассыльный командира БЧ-5.
Решение возникло молниеносно:
-Эй, первопечатник, дуй в малую кают-компанию, передай приказание командира корабля - оркестру играть на вводе котла в кормовой машине,- отчеканил Низовцев.
Даже видавший виды писарь удивился:
-Правда, что ли?
-Тебе вахтенный-инженер механик команду даёт, что не понятно?-поддержал друга Байдуков.
Писарь знал, что ни с Низовцевым, ни с Байдуковым не любит связываться даже механик, а уж с ними с двумя эт точно лучше не спорить, запрут в водоотлив и скажут, что так и было. Пожав плечами, он пошел на выход. Расчет был верен, мало кто отличит командирского рассыльного от бэчепятого и ровно через то время, которое требуется матросу, что бы дойти от ПЭЖа до малой кают-компании, звуки оркестра стихли. Посмеявшись, друзья поболтали ещё, затем Слава засобирался, а Низовцев полностью погрузившись во ввод котла, через какое-то время уже забыл и про рассыльного и про оркестр. В ПЭЖ зашел командир дивизиона движения Дмитрий Сергеев:
-Ну что тут у вас?
-Да вот ждём, когда очередная хрень на#бнётся,- совсем не по уставу доложил Низовцев.
-Пээж, каюта командира!- вдруг рявкнула "Акация"
-Есть ПЭЖ, капитан третьего ранга Сергеев,- бодрым голосом доложил Дима, радуясь в душе, как он удачно зашел, оказавшись в нужный момент в нужном месте.
-Серге-е-ев, - голос кэпа давал ясно понять, как ему противны вся боевая часть пять, ПЭЖ и сам Сергеев,- кто дал команду оркестру играть на вводе котла в кормовой машине?
Ошарашенный Сергеев, не сразу нашелся, что ответить и ели выдавил:
-Разберусь, товарищ командир, и доложу вам.
-Сергеев, не надо с этой #уйнёй разбираться, вводите котёл и не трогайте оркестр.
Щелк. Связь окончена. Лимит драгоценного командирского времени на общение с механическими придурками исчерпан. В ПЭЖе стоит тишина, вахтенный инженер-механик что-то старательно записывает в вахтенном журнале, всем своим видом показывая, что не имеет ничего общего с темой затронутой командиром, остальная вахта ПЭЖа внимательно изучает конструкцию переборок, так что видны только их затылки, прекрасно понимая, что засмейся сейчас кто-нибудь, расплата, как только уйдет Сергеев, будет немедленной.
-Паша,- подозрительно ласково говорит Сергеев,- зачем ты послал оркестр в кормовую машину?
Включается кнопка "дурака", глаза округляются, удивление почти неподдельное:
-Дима, да с чего ты взял, что я кого-то куда-то посылал?
-ДА ПОТОМУ, ЧТО НА КОРАБЛЕ ТОЛЬКО ДВА ЧЕЛОВЕКА МОГУТ ПОСЛАТЬ ОРКЕСТР ИГРАТЬ НА ВВОД КОТЛА В КОРМОВУЮ МАШИНУ - ТЫ И ТВОЙ ДРУГ БАЙДУКОВ!!!
Блин, крыть нечем.
Оценка: 1.7091
Историю рассказал(а) тов.  тащторанга  : 13-11-2003 01:19:24