История 5260 из выпуска 1360 от 19.04.2006 < Bigler.ru


Вероятный противник

Иногда, тут в Канаде, меня спрашивают: Скажи-ка, мил человек, ты когда в армии служил, избивал палестинских детей? И я всегда отвечаю: Был один случай. Обычно на этом месте вопросы про мою службу прекращаются. Или просто прекращается разговор. А жаль. Вот если бы у меня спрашивали подробности, я бы рассказал, что на самом деле это было совсем не так. Ну да, усмехнётесь вы. А как это ещё может быть, когда бедный палестинский мальчик попадает в руки израильского агрессора?

Ужастик номер 2.

- Алекс, посмотри-ка на этих малолетних террористов. Не фига себе!?
Моти можно было понять. Мы стояли на холме и смотрели во двор палестинской школы, находящейся у подножья, на школьников, с пользой проводящих перемену. Вот в правом углу пятеро мальчишек, используя снятую с петель дверь как щит, наступают на группку других школьников. А те, рассыпавшись цепью и пытаясь взять агрессоров в окружение, осыпают их камнями. Теперь посмотрим в левый угол. Там тоже можно наблюдать бурную активность. Две смешанные группы мальчишек и девчонок энергично выбивают друг из друга пыль при помощи подручных средств. Та-а-а-к. А что у нас в середине? А-а-а. Ну, там просто играют в футбол. Правда, двум игрокам чем-то насолил игрок из противоположной команды (может, гол забил?) и, зажав его в углу ворот, эти двое получают красные карточки за неспортивное поведение. И кто мог подумать, что таким детишкам нужна защита? Вы не ослышались. Мы наблюдали за этой школой, чтобы помешать какой нибудь редиске из еврейских поселенцев поиздеваться над палестинскими детьми. Ну и заодно, чтобы помешать какому нибудь урюку из палестинцев стрелять по еврейским редискам, прикрываясь детьми как живым щитом, благо, были прецеденты. Но вот и звонок. Учителя выбегают во двор, загоняя при помощи маленьких дубинок маленьких зверёнышей в классы; вешают дверь на место; и мы спускаемся к джипу. На сегодня всё.

Последующие школьные дни протекали с завидной монотонностью, только менялся состав участников "гладиаторских боёв" во дворе школы. Хотя...
- Эй, борзой дух по имени Моти, принеси-ка мне рацию.
Сказано было в-виде подъёбки. Ну, и ответ был соответствующий, вызвавший у меня адекватную реакцию в виде похода за рацией. Хотя Моти действительно был "борзым духом", пограничники - это единственный род израильских войск, в котором «годковщина» почти отсутствует как явление. Для проявления дедовщины тоже нужна дисциплина.
- Исма, Юсуф? (Юсуф, слышишь? - арабск.)
- А, Искандар? (Да, Александр.)
- Тааль хун, я заламе (Подойди сюда, о радость моего сердца).
Пока Юсуф будет по-восточному не торопясь подходить, я успею написать, с какой стати я вдруг заговорил по-арабски. Дело было в то время, когда АОИ и армия ПА проводили совместные патрулирования. Юсуф и его напарник были прикрепленны к нам. (Или мы к ним? Когда как, в общем.) В то время отношения между совместными патрулями были достаточно хорошими. Не лепшие друзья, конечно, но совместно ели, жарили шашлыки, отмазывали друг друга от совместно проверяющего начальства и теде.

(Через довольно долгое время)
- Посмотри-ка в тот угол, Юсуф. Видишь тех двух, которые избивают маленького пацана?
- И что? - Юсуф, как и я, до этого момента не видел в этой картине ничего странного.
- Они его избивают на каждой переменке, пятый день подряд. Чем он им насолил?
- Да ничем. Просто те, кто повыше, это родные братья, а мелкий - это их сводный брат.
- А-а-а, семейные разборки?
(равнодушное пожимание плечами)
- Слушай Юсуф, съезди (с напарником), купи нам сигарет и пожрать. А мы пока попатрулируем.
- Мафишь мушкила, ашра дакика. (Нет проблем, вернёмся через десять минут.)
Полтора часа у нас есть...

Слышал я, что учителя и дрессировщики проходят специальные курсы, на которых их обучают, как утихомирить расшалившихся подопечных. Я думаю, что хоть я и Моти и не проходили таких курсов, нам мог бы позавидовать любой учитель. Как круги по воде от броска камня - тишина и отсутствие активности распространились во дворе школы при нашем появлении. Молча указав трём замершим фигуркам, лицо одной из которых было спрятано под спекшейся маской из пыли, соплей, и крови, в направлении выхода, я и Моти последовали за ними в тень дерева, которое росло неподалёку от школы...

(Через полгода)
- Скажите-ка, ребята, а чего вдруг этот арабчёнок вам арбуз принёс? - спросил Дуди, наш новый офицер. Был он свежеиспечённым офицером-срочником переведшимся в пограничники из артиллерии неделю назад, поэтому не удивительно, что почти всё, что он видел во время патрулирования, вызывало у него град вопросов.
- Да и вообще, вёл себя, как будто вы его хорошие друзья, а? - продолжал, не добившись ответа, Дуди.
- Вот ведь пристал, "дух борзой" - лениво подумал я про себя. Было жарко, я хотел скорее увидеть нашу смену, а не рассказывать очередную байку.
- Я-то думал, арабы пограничников не любят, а?
- Да не, пацаны, расскажите в чём дело-то, а?

- Можно подумать это тайна, я же ваш офицер!
- Да, это страшная пограничная тайна, и нам запрещено её рассказывать бывшим артиллеристам! - сказал Моти и, ухмыляясь, полез за руль джипа, ибо на горизонте наконец-то появились наши запоздавшие сменщики.
Оценка: 1.1442
Историю рассказал(а) тов.  Tintin : 18-04-2006 22:19:35