История 5342 из выпуска 1388 от 02.06.2006 < Bigler.ru


Флот

Ветеран
ТОВАРИЩ, Я ВАХТУ НЕ В СИЛАХ СТОЯТЬ.

Очередное дежурство по 26 дивизии атомных подводных лодок подходило к концу. Очень хотелось не вляпаться сейчас в какую-нибудь историю, спокойно смениться и уехать вечером домой. Утром увезли в больницу жену и дети дома остались одни, под периодическим наблюдением соседки. Ромке шел четвертый год, Дарье Алексеевне - восьмой месяц.
Обед только что закончился, значит шансы сняться с дежурства и заступить "по новой" сводились к минимуму. Для такой подлости у судьбы должны быть веские основания.
Однако, это основание уже бежало ко мне в обгрызенной матросcкой шинели:
- Тащь, капитан 2 ранга, вас зам. комдива вызывает.

Дермантин уже готовился стать новым командиром дивизии и тренировался вести себя соответственно. Больше всего его боялись матросы и младшие офицеры, которых он мог унижать беспредельно.
Именно по этой причине во время обеда ему набросали котлет в фуражку, опрометчиво оставленную на подоконнике в столовой. Кто-то очень хорошо знал его страсть охотиться возле камбуза на матросов с продуктами.
- Сдать дежурство!
- Есть сдать дежурство! - на моем лице гримаса радости, тренированная долгими годами службы на флоте. На нем сейчас столько счастья, что Дермантин теряется в догадках. Ему бы очень хотелось, чтобы я упал сейчас на колени, взмолился, как золотая рыбка у А.С. Пушкина, с обещаниями исправиться, в награду запросить возможность спокойно смениться с дежурства. А уж если бы я завыл про брошенных детей в поселке... про жену в больнице...., радости его не было бы предела!

- НЕТ! - сказал бы он, смакуя каждую букву и рыдая от счастья! - Служба есть служба.

Нашел дурака. Насквозь я вас вижу товарищ Дермантин! Не доставлю я вам этого удовольствия. Теперь вы будете стоять возле окна с глупой рожей, пытаясь угадать причину моей радости. Вы будете 100 раз крутить перед глазами график дежурств, пытаясь понять ход моих мыслей, что меня так обрадовало? Вы даже несколько раз назовете себя идиотом. И я с вами мысленно соглашусь.

Хлопнув дверью штаба, останавливаюсь на крыльце. Душа порвалась пополам.
Сам я наказывал своих подчиненных много раз. Однако, наказывать людей, как и поощрять, дело тонкое. Требует фантазии, чтобы "забота" начальника не выглядела казенно, как покрашенные зеленой краской стены овощехранилища. Подчиненному должно быть понятно за что его наказывают. Только тогда в твою фуражку не навалят котлет.

Незаметно для самого себя я оказываюсь возле ворот "Лесного Замка". Иначе назвать нашу гауптвахту нельзя.
Строили этот замок всем подводным нашим царством, за "шило" (корабельный спирт) покупая бетонные плиты, цемент и кирпич. Надо сказать, что любое дело всегда получается, если во главе его становится настоящий ЭНТУЗИАСТ!

Энтузиаста звали Слава. Он появился в Павловске в погонах пехотно-танкистовского майора.
Точно сказать кем он был по своей "зеленой" специальности трудно. (Армейские ребята тоже частенько принимают нашу морскую форму за форму железнодорожников и дразнят нас армейскими званиями).
Новый комендант быстро научил всех "черноштанных" уважать зеленый цвет его формы. Поджарый и энергичный он, казалось, присутствовал сразу во всех точках гарнизона.

А СКОЛЬКО БЫЛО У СЛАВЫ ФАНТАЗИИ!!!

Одна его "радионяня" чего стоит...
Ежедневно в 6 утра арестованных, содержащихся на гауптвахте, выгоняли во внутренний двор на физзарядку. Начальник караула включал магнитофон с записью голоса коменданта, проводящего физзарядку, через огромные динамики.
Я видел это несколько раз своими глазами! Эффект присутствия был настолько силен, что даже начальник караула, только что сам включивший магнитофон, начинал сомневаться, а не прокрался ли незаметно комендант в свой кабинет к микрофону .... И не пора ли в этом случае готовиться занимать себе место в камере? Чего уж говорить про остальных "спортсменов" на лужайке внутреннего дворика.
Все "толстые" во втором ряду слева, имеющие неуставной взгляд и плохо приседающие на счет "три", покрывались испариной от животного страха. Никогда в своей жизни они так не старались выполнять физические упражнения.

Слава строил эту "тюрьму народов" не жалея на нее ни сил, ни времени, ни своей получки. Семьи, похоже, у него уже не было после возвращения из Афганистана. Теперь наведение твердого уставного порядка в таежном гарнизоне стало целью его жизни. Подводников он подкалывал до собственных печеночных коликов, но морской труд наш всегда уважал.

Первоначально гауптвахта строилась только для матросов, чтобы экономить продукты и спирт, увозимые в огромных количествах в другие гарнизоны вместе с нашими нарушителями воинской дисциплины. Иногда, за посаженного на чужую "губу" матроса, приходилось "выплачивать" по три литра спирта! Такого безобразия Слава стерпеть не мог! В награду за его целеустремленную работу на протяжении нескольких месяцев, спирт и тушенка теперь рекой поплыли к нему.

Через пару месяцев после торжественного открытия "Лесного Замка", в него занесли на руках первого арестованного офицера. Он много раз потом порывался прикрутить бронзовую табличку, как принято было на подводных лодках «ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ»....

Но руки не доходили...
Придется мне теперь это сделать за него:

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ:

1. Старший лейтенант ФАРВАЗОВ Марат Шайхахнурович - командир минно-торпедной боевой части атомной подводной лодки "К - 454" -
ПЯТЬ суток ареста от ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВМФ!

Наверное сейчас его бывшие подчиненные улыбнутся, хотя и не удивятся. За счастливое время, проведенное под его командованием, они, скорее всего, разучились удивляться его бесшабашности.

Вот теперь за этими стенами, опять в качестве "арестанта", сидел капитан 2 ранга Фарвазов М.Ш. - мой одноклассник и лучший друг.

Застал я их вместе со Славой, готовящихся к наступающему вечеру. На столе стояла уже начатая бутылка со спиртом и лучшие подводные закуски, заботливо доставленные Мараткиным интендантом, который, видимо, осознавал всю опасность поселиться рядом, в случае плохого обеспечения пропитанием любимого старпома.

- О, Леша! Меняешься? - в глазах у татарского князя столько радости и надежды на мое присоединение к хорошей компании.

Я вкладываю в протянутую мне для приветствия руку ключи от машины:
- Дети дома одни, покормить, спать уложить, жена в больнице, я на вторые сутки.

- Понял, Леша не волнуйся... Фельдмаршал, я поехал...

- Куда ты поехал? Ты арестованный, ты на губе сидишь или где, я сейчас оружие буду применять!
- Пошел ты.. . Водилу мне трезвого найди...
- Леша, что он? - Слава чуть не плачет.
- В другой раз, Слава, извини, праздника сегодня не будет...

Шагаю по лесной тропинке к штабу. Волнения за семью больше меня не грызут. Все будет нормально. Я знаю.

Семь лет назад старший лейтенант Фарвазов вложил в мою руку связку ключей от выгородки запальных стаканов торпед на подводной лодке "К-454":
- Леша, Виталю в Афганистане...
- Совсем?
- Не знаю... Мать парализовало. Я к ней.
- Давай...

Провожаю взглядом его удаляющуюся фигуру. Не переживай, все будет нормально. Пусть все будет нормально...
Приготовление лодки к выходу в море уже окончено, докладываю командиру, что вступил в командование минно-торпедной боевой частью чужой подводной лодки, в море готов. Он смотрит на меня как на марсианина, но вопросов не задает. Могу укусить сейчас не хуже злой собаки. В последний момент перед отключением берегового телефона успеваю дозвониться в свой экипаж, предупредить, чтобы не теряли меня на ближайшие три недели.

- Давай, Маратка...
- Слушаю, дежурный по Управлению кадров Тихоокеанского флота, капитан 1 ранга Прядко.
Телефонная трубка засекреченной связи несколько раз булькнула в ответ.

Голос татарского князя не могла исказить даже связь "ВЧ":
- Леша, я тебя люблю...
- Маратка... Ты опять надрался, морда?
- Нет, я просто шишлыков объелся на Никольском, эх... где ты, Леша?
- Да здесь я, попа ты с ручкой... 4 часа ночи на дворе... Случилось чего?
- Леша, давай споем?
- Рехнулся?
- Леша, ну давай... а?

Товарищ, Я ВАХТЫ НЕ В СИЛАХ СТОЯТЬ, СКАЗАЛ КОЧЕГАР КОЧЕГАРУ...

Я тихо подхватываю.
В телефоне булькает, Маратка плачет в трубку...

НАПРАСНО СТАРУШКА ЖДЕТ СЫНА ДОМОЙ, ЕЙ СКАЖУТ, ОНА ЗАРЫДАЕТ...

- Вы, что ли, ПОЕТЕ?!! - Внезапно вмешивается секретная телефонистка.
- Да что вы, девушка? Это такая секретная инструкция по эксплуатации тепловых силовых установок.
- Хватит тут из меня дуру делать! - она говорит в нос противным голосом, чтобы исключить попытки пререкания.
- Леша, какое ей дело? Чего она лезет, когда старшие разговаривают? - Маратка откровенно хамит.
Я не успеваю его остановить.
- Это мне, какое дело? Я вас сейчас отключу! А завтра еще рапорт напишу начальнику связи!
- Нет, девушка, мы еще не поговорили. - он меняет тактику. - А как вас зовут, девушка?
- Меня зовут стодвадцатая, - отвечает телефонистка гайморитным голосом из стиральной машинки.
- Ух, ты, Леша! Хорошо вы там устроились в своих штабах! А где остальные 119, на месте?

ПИ...ПИ...ПИ...ПИ...ПИ...

Несколько минут пытаюсь согнать улыбку с губ. На душе откровенно хорошо, хотя и 4 часа ночи на дворе.

Эх Маратка, Маратка... Вчера Министр Обороны подписал приказ о переводе командира 85 экипажа большой атомной подводной лодки капитана 1 ранга Фарвазова М.Ш. к новому месту службы в Учебный Центр подводного плавания. Прощай железо...

Интересно, есть ли на свете еще офицер, имеющий личное наказание от Главкома ВМФ в виде пяти суток ареста? Пожалуй, это круче, чем благодарность от Денница.

Заработал эту "благодарность" он в январе 1986 года. После возвращения из одиннадцатимесячной автономки в Индийском океане и 9 месяцев (в общей сложности) проведенных под водой, когда был обнаружен на торпедной палубе, проверяющим Главного штаба ВМФ, за разоружением полуразложившегося торпедного взрывателя с использованием ржавых плоскогубцев. Иллюзий по поводу того, что эту работу будет делать за него какой-нибудь другой дядя, Марат не питал. Проверяющего сдуло очень далеко. На дистанции нескольких километров от пирса к нему вернулся дар речи. Тогда он стал орать на рядом стоящие деревья, потому что из сопровождавших его лиц так далеко за ним уже никто не побежал.
Маратка тем временем спокойно "расковырял" взрыватель и разложил составные его части в специальные упаковочки, ожидая поощрения, которое было доведено в приказе Главкома ВМФ. И в этом приказе он был последним в списке. Первыми были те, кто не побежал за проверяющим в лес.

- Товарищи! Сегодня ночью правительства 19-ти стран мира заявили о своих территориальных претензиях к Советскому Союзу! Сегодня наступил день проверки каждого из нас на прочность! Именно сегодня все и решится! Мы все должны полностью мобилизовать свою волю, собрав ее в кулак. Этот кулак мы с вами товарищи должны приготовить, чтобы нанести им удар по звериной морде мирового империализма! И прекратить страдания невинных людей на всей планете! В эти дни, товарищи, подлые предатели Родины, называющие себя демократами, хотят одним махом перечеркнуть все завоевания Великого Октября, товарищи!
Мы не позволим это им сделать! Мы с вами, товарищи, все как один должны встать на защиту нашей Родины! Горбачев, этот предатель дела Ленина, в ближайшие часы будет расстрелян, товарищи. Я лично уполномочен расстрелять здесь на пирсе и сейчас каждого, кто посмеет встать на пути движения мирового пролетариата к своей светлой цели - победе коммунизма!
Приказываю, через час всем заместителям командиров подводных лодок по политической части представить мне списки своих коммунистов, не оплативших партийные взносы более одного месяца. Все, кто не оплатил взносы более 3 месяцев, будут сегодня исключены из рядов партии... и ими займутся другие органы. К концу дня во всех экипажах должна быть восстановлена наглядная агитация.

- Он че, охренел? - Фарвазов даже в курсантские времена не умел пользоваться ручкой громкости от своего голоса.
Сейчас мы стояли с ним в одном строю, как когда-то в училище. И я его опять тыкал в бок. Цыть, Маратка, пусть трындит, чего ему положено. Не вздумай его сейчас "заводить", еще час тут простоим, пока он своим величаем налюбуется.

Начальник политического отдела дивизии по кличке "ПОМПУКСКАЯ ХРЮЛЯ", опоясанный пистолетной кобурой, расхаживал по пятому пирсу, на котором были выстроены все экипажи дивизии.
Мы только что вернулись в базу и привязались к пирсу. Береговых новостей про ГКЧП еще не знали. (Я был старпомом на К-454, а Фарвазов, был снят с должности помощника командира и назначен минером на ту же лодку).

- А, где командир, дивизии, где командующий? Что "Хрюля" тут один во всех лицах?
- Попрятались все. - опасливо шепчет усатый мичман из соседнего экипажа, стоящий ближе ко мне.
- Куда попрятались?
- Да бес их знает, командир утром жаловался, что они в кабинетах позакрывались и телефоны свои поотключали. Вроде бы они и на месте, но их нет. Всем сейчас замполиты заправляют. Их власть.
- Ну дела... И давно тут этот клоун с наганом ходит?
- Со вчерашнего дня. Сегодня точно кого-нибудь пристрелит! Иначе партия ему не простит и на вышестоящую должность, по итогам революции, не выдвинет.

- Поберегись!
На пирс задним ходом въезжает торпедовоз с двумя зелеными торпедами в огромном кузове.
За ним появляется автокран.
За рулями военных автомобилей два чумазых матроса, которым совершенно чихать на организованно митингующую толпу людей.
Машины, бибикая, останавливаются возле нашей лодки.
- ЯБП!??? - Фарвазов выдыхает мне в ухо, и мои волосы на голове поднимают фуражку.
- Точно! - у меня тоже ломается регулятор громкости.
В кузове торпедовоза лежало несколько Хиросим с Нагасаками и привезли их сюда два неумытых пацана. Сведущему в этих делах человеку понятно, что скорее солнце закатится на востоке, чем вы сможете увидеть эти две зеленые железяки без сопутствующего циркового представления, с участием спецструктур. (Сценарий этого театрального представления очень напоминает сценарий праздника Нептуна по количеству участников. Только у всех зрителей при этом еще принимают зачеты, и они все друг другу говорят: - Тсс! Улыбаться при этом действе запрещено.)

- А кому вы это привезли? - Фарвазов орет на матросов, чувствуя неладное.
- Сказали на эту лодку! - тыкают в нашу, шмыгая носом.

- КТО СКАЗАЛ?? КТО ВАМ СКАЗАЛ, БАРАНЫ???? ТАК!!!!! ЗАБИРАЙТЕ ЭТУ ХРЕНЬ И ВЕЗИТЕ НАЗАД, ГДЕ ВЗЯЛИ!!!!
Матросы в нерешительности топчутся на месте.

- Я ЭТО ГРУЗИТЬ НА ЛОДКУ НЕ БУДУ!!!!
- ПРИКАЖУ и БУДЕТЕ!!! - орет Нач.ПО с пистолетом.
- А ВОТ ХРЕН ТЕБЕ, ВИДЕЛ, МОРДА!!! Я В СВОЙ НАРОД ЯДЕРНЫМ ОРУЖИЕМ СТРЕЛЯТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ!!!!
- БУДЕТЕ, ФАРВАЗОВ!!! НачПо и кладет руку на кобуру...
- НА, СТРЕЛЯЙ, СТРЕЛЯЙ, ХАРЯ! НУ ЧТО, КИШКА ТОНКА, СВОЛОЧЬ ТАТАРСКАЯ!

Нач.ПО тоже был татарином, как и Марат, однако, татарин татарину рознь. Один любил и умел играть театральные роли, другой не "играл" никогда, даже в курсантские годы. Все у него в жизни было по-настоящему и как в последний раз. Будь то ковер, прибитый к стенке дюбелями или хвостушка торпеды, разорванная талью. За это мы его всегда любили и все прощали.

Марат плюнул тогда под ноги мордатому Нач. ПО и ушел с пирса, мимо выстроившихся на нем экипажей. Остановить взбунтовавшегося минера не посмел никто. Сколько раз "Хрюля" мысленно стрелял ему в спину? Однако он понимал, что по морде успеет получить быстрее, чем прикоснется к пистолету. Рядом с ним уже стояли несколько человек, готовых это сделать с величайшим удовольствием, не взирая на любые для себя последствия.

Маратка убаюкивал Дашку, теряя остатки терпения, которые не демонстрировал никогда раньше. И вот, когда казалось, что она уснула, Дарья опять открывает глаза и через секунду рот.
Ромыч, сидя рядом в своей кроватке, выдает ценные рекомендации по убаюкиванию вредной сестры.
- Дядя Марат, а ты расскажи сказку...
- А какую? - можно подумать у него в голове сейчас был выбор, как у Андерсена.
- Гмммм..... Солдат, матрос обязан...
- Слышали уже! - вставляет Ромыч. - Ты настоящую расскажи, про зайчиков...
Ситуация заходила в тупик, проще загрузить машину угля, чем уговорить этих чертят уснуть.
- Ну, жили-были зайчики... в лесу...
- Ага, в лесу, дальше рассказывай...
- Ну жили они там, жили... Потом пришли охотники и давай на зайчиков охотиться!
- И что, постреляли зайчиков? Ромка хлюпнул носом, готовый к любому неблагоприятному развитию событий, как потомственный подводник.
Марат тонко уловил изменение Ромкиного настроения.
- Да нет! Надрались они там водки, как свиньи, и попадали, кто где спать.
Ромыч обрадовался.
- Ага, а зайчики у них патроны все и повытаскивали?
Марат подхватывает идею налету.
- Ага, и водка у них потом кончилась! Пришлось домой ехать! А по дороге их всех в милицию забрали...
- И в тюрьму посадили?
- Ага, в тюрьму и посадили... На гауптвахту.

При упоминании про гауптвахту рот у Маратки растягивается до ушей.
- Так им и надо.
А.В. январь-апрель 2006 г.
Оценка: 1.7485
Историю рассказал(а) тов.  Алексей Васильевич  : 29-05-2006 07:06:24