История 8783 из выпуска 3033 от 12.08.2015 < Bigler.ru


Вероятный противник

Натовское "братство" и наши вредные стереотипы.


Благодаря «родным» российским СМИ, отчасти блогам и прочим социальным сетям, в нашем восприятии регулярно складываются стереотипы, которые при ближайшем рассмотрении не имеют под собой реальной основы. От каких-то мы постепенно отказываемся, другие сидят в нашем сознании достаточно плотно.
Например:
1. Американцы - «большие братья» для большинства своих европейских коллег. Соответственно, америкосы являются объектом уважения для тех наций и народов, кого так или иначе вовлекают в сферу своего социально-экономического, военного влияния.
2. Поляки исторически негативно относятся к русским, но преклоняются перед звездно-полосатыми демократами.
3. Русские больше всех в Европе любят выпить, а потом непотребно себя ведут.

Список стереотипов можно значительно продолжить. Пусть они выглядят немного гипертрофированно в моем изложении, но в том или ином виде вы, несомненно, с ними встречались. И я тоже.
Забавно, когда тебе приводят, буквально по пунктам, прямо противоположенные примеры.

*****
Афганистан, одна из совместных натовских баз, 2010 год. «Совместных» означает, что на ней бок о бок трутся (или служат) америкосы и поляки. Причем, последние находятся в явном большинстве по численности военнослужащих, а командование базы совместное, американо-польское.
На точку регулярно прилетают русские вертолеты МИ-8. Они сейчас в немалом количестве присутствуют в Афгане, обеспечивая непрерывную логистику, тыловое снабжение натовских войск.
Пилоты, в основном, старой закалки, в возрасте от 40-45 лет и старше. Те, кто помнят еще «советский» Афган, служили там когда-то молодыми лейтенантами. Все держатся за свои места, а потому, никаких вольностей со спиртным. На полеты идут трезвые, как стеклышко, готовые выполнять поставленные задачи в условиях, приближенных, иногда, к боевым.
На вертолетной площадке натовской базы наш борт встречает польский офицер и с ним десяток солдат, для разгрузки карго. Лейтенант видит на хвосте вертолета российский триколор, радостно заводит разговор с экипажем. Когда узнает, что командир воздушного судна родом из Калининграда, чуть ли не бросается обниматься. Для него это почти земляк.
Молодые польские солдатики русский язык знают гораздо хуже офицера, но тем не менее, мешая русские, польские, украинские слова, тоже приветливо здороваются. В их поведении не чувствуется никакой вражды, напряжения или скованности.
- Слушай, а водки можете в следующий раз нам привести? - спрашивает лейтенант у командира борта.
От поляка явно разит вчерашним перегаром. Ему хочется хотя бы бутылку холодного пивка опрокинуть. Но в натовских базах и лагерях, за редким исключением (например, в Герате) сухой закон. Спиртное, конечно, завозят на точки, однако, не в тех количествах, как хотелось бы служивым. Те же амеры решают вопрос проще: курят травку или балуются героином. Благо этого дерьма гораздо больше в оккупированной стране, достать его не проблема, оно стоит сущие копейки.
- Не, извини, брат. Спиртное мы не возим с собой, не положено, - разочаровывает нового знакомого русский капитан.
- Ладно, тогда мы украинских пилотов попросим. Или молдаван, - немедленно отзывается, не шибко расстроившись, польский «младонатовец».
Разгрузились, улетели. Работы много у русских вертолетчиков в Афгане. Всех новых встреч и знакомств не упомнить.
В следующий раз наш борт на той же точке встречали уже четверо американцев.
- Спиртное, водку привезли? - вместо приветствия буркнул офицер.
Его плохое настроение, скорее всего, объяснял свежий бланш под глазом.
Впрочем, трое подчиненных выглядели немногим лучше. У каждого на лице или на бритой голове виднелся аккуратно приклеенные пластыри. Причем закрывали они отнюдь не случайные порезы от бритвы.
- Нет у нас алкоголя. Не возили и не возим, не наш бизнес.
Позиция кэпа была категорична.
Взгляд амера чуть-чуть смягчился.
- Ладно, верим, досматривать вас не будем. Но если привезете хоть одну бутылку горячительного этим разгильдяям... то будут большие неприятности, как у вас, так и у вашей вертолетной компании. Наше дело предупредить о последствиях...
Офицер выразился более смачно-неприлично, насколько позволил ему английский язык.
Капитан проследил взгляд собеседника, направленный в сторону отделения польских «войников», шагавших для разгрузки борта.
В воинских коллективах, тем более в интернациональных, господствуют самые разные настроения и обычаи. На данной точке у поляков (с молчаливого попустительства офицеров) любимым развлечением в свободное время (после принятия на грудь) стали разборки с амеровскими коллегами. Польский контингент в составе войск НАТО в Афганистане относительно небольшой. Служить в неспокойную страну присылают, действительно, хорошо подготовленных, физически развитых бойцов и офицеров.
Физическая сила, вперемешку с дурью и личной неприязнью к американцам, подогретая спиртными парами, периодически, выплескивается в банальный мордобой с амерами, о котором долго вспоминают потом в процессе рутинной службы. Был бы всегда рядом столь сильный раздражитель, а реакция на него не заставит ждать.
Можно еще привести примеры о том, как бриты на странной афганской войне собачатся со звездно-полосатым патроном. Амеры в свою очередь терпеть не могут немцев и итальянцев. В итоге от хваленного «натовского братства» не останется и следа.
А наши стереотипы были, есть и будут. Просто относиться к ним надо критичнее, анализируя постоянно меняющийся вокруг нас мир.



Лагерь миссии ООН в Афганистане у дороги на Кандагар из аэропорта.
Лето 2010.
Оценка: 1.3830
Историю рассказал(а) тов.  Маркус Норман  : 11-08-2015 10:55:40