История 8946 из выпуска 3180 от 14.11.2017 < Bigler.ru


Флот

Наклонная полоса

Яйца! Что вы можете сказать о них?
О рыбьих, в частности. А ещё более конкретно - лососёвых.
Прежде всего, конечно, то, что процесс носки этих самых яиц у нерки, кижуча, горбуши, кеты и остальной их родни начинается в конце лета и продолжается всю осень. Это знают, наверное, даже дети, а тем более - военнослужащие краснознамённых Северного и Тихоокеанского флотов нашей Родины. Знают ли об этом старшие и высшие офицеры главных и центральных управлений и служб, дислоцированных в первопрестольной, можно догадаться по совпадению времени инспекций, направляемых в части этих объединений, с периодом нереста лосося. Вот если инспектировать Читу, Красноярск, Новосибирск и другие сухопутные места - то для этого дела есть зима, весна и даже лето, а вот если, например, Камчатку (о коей и пойдёт речь) - то всенепременно в сентябре и не иначе!
«Я вам не скажу за...» Север, а на ТОФ ежегодно в период с конца августа до середины октября дважды (раз - в Елизово и раз - в Кневичи) прилетал из Москвы самолёт со взводом офицеров-инспекторов (с папками с командировочными документами), которые в течение двух-трёх недель, рассыпавшись на «революционные тройки-четвёрки-...» шерстили всё и вся окрест, а после этого самого «шерстения» на этом же самолёте улетали обратно в Москву (уже с банками, сумками и даже бочками, полными добычи).
Женьке Ларину, выпускнику-лейтенанту ещё толком не закончившегося лета, заместителю начальника склада - начальнику учётно-операционного отдела - повезло: к ним прибыл всего один инспектор, полковник Орлов. Согласно размерам (то бишь, габаритам), Орлову скорее подошло бы быть Воробьёвым или Чижиковым, однако взгляд у него был ястребиный, и во взгляде этом недвусмысленно читалась решимость вывернуть всех здесь «маткой наружу», напугать, но в итоге смилостивиться и убыть восвояси с гешефтом («призовыми») в виде тех самых пресловутых рыбьих яиц, вес и объём которых будет примерно равен его собственному.
Начались «торги». Опытный командир, Семён Семёнович (выпуск на 12 лет старше Женьки) и его «зелёный» зам - логически и документально, соответственно, - раз за разом отбивались от орловских нападок, доказывая, что изъянов у них нет, что всё хорошо, правильно и до миллиметра соответствует «Руководству по учёту...»* и «Положению о войсковом и корабельном хозяйстве»*, а инспектор всё атаковал и атаковал, понимая, что килограммы икры буквально исчезают, подобно миражу, однако ястребиности в его взгляде всё не убавлялось.
Наконец осознав дальнейшую бесперспективность своих попыток, Орлов выдохся и изъявил желание проверить склад «НЗ», начальнику коего было доложено об этом посредством телефонной связи, как только проверяющий в сопровождении командира с заместителем покинули учётно-операционный отдел.
Начальник хранилища «НЗ» мичман Слава Весёлый (фамилиё-ё-моё-такое!) был, как обычно, в хорошем настроении. Говоря теперешним языком, этакий человек-эндорфин. Да и переживать особо из-за чего ему? Во-первых, всё-таки порядка в хранилищах неприкосновенного запаса, по определению, больше, чем в хранилищах текущего хранения. Ну а во-вторых, в отличие от Семён Семёныча и Женьки, Славка если и превосходил инспектирующего полковника по габаритам, то весьма незначительно, а значит это превосходство, априори, не могло вызвать у того «комплекса Наполеона», что тоже было плюсом. Было даже ещё и «в-третьих» - накануне Славка, сам не зная зачем, по-армейски (на флоте такой х..нёй, как правило, не занимались) обновил стеллажные ярлыки. Не, ну а для чего ещё нужен компьютер с принтером, за которым сидит симпатичная молодая учётчица, верно?! В общем ни намёка на тревожность Славик не испытывал, надел пилотку и уже было даже чуть не начал репетировать оговоренные Строевым уставом три строевых шага, как вдруг... Твою ж мать!! Про красную наклонную полосу-то по диагонали ярлыка он забыл! Самокритике между ушами Славки разрастаться было просто некогда, он схватил линейку и лихорадочно по карманам и ящикам стола стал шарить красную ручку. Такой не оказалось нигде, а предполагаемое время посещения хранилища инспектором в сопровождении непосредственного начальства, сфинктерически сокращалось... И мичман взял в руки ручку с синей пастой...
- Начальник хранилища неприкосновенного запаса мичман Весёлый, - бодро представился инспектору Славка.
- Старший офицер Центрального продовольственного управления Вооруженных Сил Российской Федерации полковник Орлов. Вы почему улыбаетесь?
- Фамилия у меня такая, товарищ полковник...
- Фамилия, говорите? Ну, сейчас посмотрим. Давайте, показывайте что у вас тут...Что это?! - взгляд проверяющего «встретился» с первой синей полосой.
- В смысле, «что», товарищ полковник?
- А это?! - на соседнем штабеле ярлык тоже был не с красной, а с синей полосой, - какая полоса должна быть на штабельном ярлыке, товарищ мичман?
- Наклонная, товарищ полковник! - с нарочитым недоумением ответствовал весёлый мичман.
- Вам весело, я гляжу?! - полковник, кажется, праведно взбесился, и это ему самому понравилось. - Цвета какого?!
- Красного, товарищ полковник!
- Ну! А у вас какого?!
- Так, красного ж...- с немеркнущей улыбкой пожал плечами Славка.
- Не понял, - полковник оцепенел, - вы что? Дальтоник?
- Так точно, тащ полковник! То есть, никак нет. Я этот...цветоанамал, - зачем-то сказал, немного затягивая время Славка.
- Семён Семёнович, - обратился полковник к командиру, - какого цвета эта полоса?
- Красного, товарищ полковник, - невозмутимо-буднично пошёл ва-банк тот.
Полковник со взглядом удава повторил вопрос каждому из присутствующих инспектируемых «бандерлогов», но ответ был один: цвет полосы - красный! Чтобы Орлова не хватил криз, ему ласково и наперегонки объясняли, что потолки высокие, лампочки тусклые, напряжение «скачет» - поэтому и кажется с непривычки, что полоса не красного цвета.
- Вы здесь охуели все, что ли?! Блядь, сели жопой на два оклада и икру ложками жрёте! Уволю всех к чёртовой матери! - с этими словами Орлов вылетел из хранилища, прихватив с собой командира. Спустя два часа, сразу после обеденного перерыва (согласно распорядку дня), на склад прибыло два УАЗика с плеядой орловских помощников, которые до позднего вечера пытались «подвести под трибунал» Семён Семёныча и Ко, однако за к тому времени полосы на ярлыках (и, вероятно, специально отведённая для этого часть тела мичмана Весёлого) и вправду стали красными.
Короче, отстрелялись на «хорошо», отделавшись «дежурными» пятью литрами кетовой икры.

*Приказ МО СССР N260 - 1979 г.
*Приказ МО СССР N105 - 1977 г.
Оценка: 1.7742
Историю рассказал(а) тов.  Барс  : 12-11-2017 19:40:47