История 8990 из выпуска 3208 от 09.02.2018 < Bigler.ru


Армия

Родное вооружение

1980 г. г. Потсдам.

Техника в моей батарее оказалась самой старой в бригаде - 152 мм самоходно-артиллерийские орудия 2С3 первой модификации 1973 г. выпуска (с электрической боеукладкой, как в танках). Всё бы ничего, но эти электрические боеукладки много крови попортили мне на ближайших боевых стрельбах на Магдебургском полигоне - во время подачи снарядов, они постоянно заклинивали. Да ещё полный износ гусеничных лент и накладок на тормозных лентах на 2-х командирских машинах МТЛБу. В остальных же батареях, были более новые и усовершенствованные - 2С3М.

Износ гусениц на командирских МТЛБу был выше предельного. При норме 122 трака в новой ленте, и 112 во время максимальной эксплуатации в каждой гусенице, у меня было 105 и 107. То есть во время движения, когда вздумается, зубья ведущей звёздочки, периодически рвали гусеницу. А износ тормозных лент поворотных механизмов на этих машинах был такой, что радиус поворота машины был не меньше 15-20 метров, то есть поворот осуществлялся в несколько приёмов. Это было что-то!

Поскольку всю данную технику и вооружение я старался изучать в училище досконально, то и работать было интересно. Ходил в парк только с небольшим железным чемоданчиком с инструментами и тестером, так как в системах ПАЗ (противоатомная защита) и ППО (противопожарное оборудование) самоходных орудий, кроме меня в батарее никто не разбирался. На этой почве (видя моё отношение к технике), быстро «подружился» с зампотехом дивизиона майором К.

Через пару месяцев, после моих мучений во время летнего выезда на полигон, я начал «бить в колокола» по поводу технического состояния моей техники.

Если неисправности электрической боеукладки мы устранили ещё на полигоне (сократив цепи боеукладок на несколько звеньев), то найти новые гусеницы и тормозные ленты казалось мероприятием невозможным. На складах бригады, дивизии и группы войск - ничего не было.

И вот наступила пора осенней итоговой проверки. Я сразу сказал командиру дивизиона, что на строевом смотре заявлю жалобу по данному поводу. Он был не против.

Когда вся «свита» проверяющих появилась перед шеренгой командиров батарей, и на вопрос у кого имеются жалобы и заявления,- я шагнул вперёд. Все «ринулись» ко мне.

Начальник Ракетных войск и артиллерии ГСВГ генерал-лейтенант Комаров выслушав меня, грозно и неодобрительно посмотрел на своих подчинённых «орлов». Те сразу заверили его, что, мол, ерунда - «семь секунд», - найдём и выдадим.

Дней через десять в конце проверки, меня и командира дивизиона вызвали в штаб дивизии к генералу Комарову. Заходим в кабинет, докладываем, а он нам говорит, - что ни гусениц, ни других необходимых нам запчастей на складах в Германии нет и поэтому их заказали в Северной группе войск (в Польше).

Вышел я оттуда и только сплюнул - помог, ... твою мать!

К этому времени я уже знал, что в 40 км от Потсдама в городке Альтеслагерь стоит отдельный истребительно-противотанковый дивизион 100 мм пушек на МТЛБ, - то есть был шанс там что-нибудь достать.

Через пару дней сажусь на свою грузовую машину, беру «жидкую валюту» (немецкая водка «Луникофф» по 0,7 л) и еду туда.

Приехал. Нашёл начальника автослужбы дивизиона старшего лейтенанта. Он говорит, что у него этого «добра» - складывать некуда, - все хранилища под потолок забиты (деревянные ящики по 16 траков в каждом). Только без письменного разрешения командира дивизиона (в воинском звании «полковник», - дивизион-то отдельный!) он ничего не даст. Я ему водку показываю, а он говорит, что за водку - ещё мне кое-что подкинет, но бумажку с подписью командира - обязательно!

Делать нечего - иду искать командира. Показали где искать его, - нашёл. Смотрю, стоит он с кем-то. Подхожу чеканным строевым шагом (авось и это поможет?) и спрашиваю разрешения обратиться к нему. Тут поворачивается другой офицер, оказалось тоже полковник, и морща лоб смотрит на меня. И я смотрю - вроде знакомое лицо, а кто и откуда его знаю - не пойму.

Оказалось, что это был новый начальник РВиА армии полковник Галеев, только что приехавший из ПриКВО, а встречались мы с ним около года назад на Магеровском полигоне под Львовом во время московской инспекции - он у меня проверял готовность батареи к боевой стрельбе. Вот это номер!

Я сразу в «наступление» - так, мол, и так, помощь нужна. Приплёл ещё, что мой комбриг ему привет передаёт и т.д. Галеев и говорит командиру дивизиона, мол, помоги - какие проблемы?

Тот только глазами сверкнул, - а ничего не поделаешь, - начальник есть начальник. Я ему бумагу с ручкой быстро подсунул, и сразу бежать от них пока не передумали.

Загрузил полный кузов добра и домой в Потсдам. Заезжаю в парк. На КТП стоит зампотех бригады - что везёшь? Я отвечаю. А у него аж рот открылся, - неужели? Сам залез на кузов, открыл ящик - точно траки и пальцы к ним! Слез и говорит: «Есть у меня комплект тормозных лент в «заначке», дарю только тебе!».

Подъезжаю к стоянке, а там командир дивизиона с зампотехом уже с почётом «встречают». И солдаты механики-водители довольные - будем ездить, а не ползать!

*
Как-то за день до выезда на полигон, на моей машине МТЛБу, разрушился подшипник N 313. Зампотех К. сам подошёл ко мне, и говорит, что на складах нет и надо ехать куда-нибудь искать.

Я в магазине «малец» в карман (водка 0,35 л) и в гвардейскую танковую дивизию в Крампниц - минут 15 на автобусе. В парке дивизии пошёл по танковым полкам. Искал часа три - нет ничего! Что делать?

И тут какой-то прапорщик в курилке говорит, мол, сходи ещё в инженерно-сапёрный батальон, - и если там нет - то «труба дело». Пошёл искать сапёров.

Захожу к ним на склад, а на полу гора подшипников - тонны две, не меньше. Прапорщик мне - ищи, чего смотришь? Эту гору я перебирал часа два, и к радости прапорщика (будет перед обедом выпивка!!!), в самом конце нашёл «родной» 313-й подшипник.

В 16 часов подшипник я отдал К., и в 19 часов машина к выходу на полигон была готова.

*

Был ещё случай. Зимой, на двигателе одной из моих самоходок, пробило прокладку головки блока. Как всегда, на складе ничего нужного нет, и зампотех К. посоветовал съездить на танковый завод в Кирхмёзере, так как, алюминиевые прокладки от какой-то модификации танков после небольшой расточки подходили к нашему двигателю. Этот завод находился в 13 км от Брандербурга, до которого от Потсдама на поезде минут тридцать езды. И начальником 23-го цеха, там был хороший товарищ нашего зампотеха.

Делать нечего, ведь за боеготовность вооружения отвечает командир батареи, - я и поехал. В Бранденбурге сел на трамвайчик, и все 13 км до завода, «катился» на нём по полям и лесам Германии. Красота!

Подъезжаю. А территория завода большущая! Оказывается, его половина находится «под немцами», а вторая наша. И все танки фашистской Германии, в своё время, делались здесь же.

А все советские танки Германии в нынешнее время, здесь проходили все виды ремонта. Насмотрелся там я всякого, - от оторванных и разорванных стволов («черпанули» землицы перед выстрелом), до подбитых танков боевым выстрелом своими же.

Особенно мне понравился цех, где происходит полная разборка танка. Норматив следующий - два бойца за два рабочих дня, разбирали танк на винтики. Естественно, все необходимые механизмы у них были под рукой. После этого, корпус танка на тележке завозили в «горячий» цех, где его обрабатывали горячим паром под давлением, и вся краска «слетала» махом. Выходил оттуда корпус танка, блестящий, как нержавейка. И начиналась сборка нового танка.

Короче, нашёл я этого капитана, дал он мне эту прокладку, затем перекинул я её через забор (через проходную не пронесёшь), откуда я её и забрал через несколько минут.
Через пару дней, самоходка была на ходу.
Оценка: 1.4643
Историю рассказал(а) тов.  ss581  : 07-02-2018 13:13:52