Третий тост < ─КЭЛЮМЮУ < Bigler.ru



Штрафбат.
...данный текст представляет собой рассказ Перевалова Михаила Стефанофича, услышанный мною в конце 80-ых.

Моя флотская жизнь закончилась спустя короткое время после гибели линкора "Марат" штрафным батальоном. Разные там были люди - попавшие и за дело и за безделицу: навроде оплеухи мудаку-командиру, которую тот довел до трибунала. Были и уголовники, которые сами хотели на фронт. Из оружия у нас были трехлинейки, да и те выдавали только в караул, когда стояли на формировании батальона. Караулили сами себя. По периметру части стояли караульные вышки. Караулы были по два человека на каждой вышке. Думается, чтобы следили друг за другом. В части был лейтенант-интендант, редкостная скотина. Поймал один раз моего дружка на том, что тот бегал в самоволку. Так сначала ему морду начистил, а потом еще и до карцера дело с начальством довел. А сам притом со склада продукты таскал и в городе менял. Воровал у нас же, гад. И вот после того, как дружок с карцера вернулся, решили мы его в расход пустить. Но с умом. Прознали мы, где он себе лаз в колючке сделал, чтобы в город продукты таскать. И напросились в караул на ту самую вышку. Знали, что он этой ночью полезет. И вот, стоим мы, слышим - с нашей стороны шум. Вот он, что-то тащит через лаз в колючке. Ну, мы его не стали пока трогать, пусть себе ползет. Все равно обратно пойдет. А когда к тебе снаружи лезут, тут и правдоподобности поболее будет. Часа три прошло, пока он свои дела в городе закончил. Мы уже его заждались совсем. А нет, вот он ползет. А там поле ровное было, да пара кусточков редких. По уставу-то караульному мы должны были сначала "Стой! Кто идет?" скомандовать, а потом в воздух выстрелить. Только мы огонь сразу из двух мосинок на поражение открыли. Очень старались попасть, пока разводящий с нарядом не прибежал на выстрелы. Вот только, как говорят, везет дуракам. Он, гад, единственную канавку на всем поле нашел. В ней и спрятался, так и не попали. Было разбирательство недолгое. Подозревали нас, конечно, но доказательств не было. А на вопрос "Почему не окликнули?", ответ простой был: "Испугались, думали диверсанты". Так все и замялось. Тот лейтенант правда на время присмирел. А тут и формирование закончилось, отправили нас на передок.

Вообще, на передке штрафники - самая малоценная живая сила. Оружие - одни трехлинейки - особо не навоюешь. Сколько знаю, кидали штрафбат только на разведку боем. И нас так же кинули. Разведка боем звучит только красиво, а на самом деле это заклание штрафников. По ним немец с той стороны лупит, а наблюдатели с нашей огневые точки фиксируют. Чтобы потом при наступлении их верняком подавить, имея ориентиры. Так и нас использовали. Выдали уже на передовой винтовки, по паре обойм к ним - и в окопы. Только смотрим, позади наших траншей, немного назад, точки огневые с "Максимами" оборудованы. Тут команда политрука: "За Родину, за Сталина!" Он сам такой же с нами прошрафившийся был, кровью искупал. Ну, и искупил одним из первых. Артподготовки для нас не запасли. Саперы только ночью мины проверили и проходы сделали в колючке. Вот политрука одним из первых и положили из "МГ". А назад глянули, а ребятки из окопчиков наших на нас же "Максимов" развернули. И тут расклад один - если вперед побежишь, то может, еще ранят. А назад - так точно свои из "Максимов" положат. Это заградотряды НКВД были. Про те, что все слышали, а говорить - не говорили. Очень это паскудное чувство, когда тебе в спину смерть от своих же смотрит. И смерть что впереди, что сзади. Только та что сзади - верная смерть. Тех, кто назад побежал, пулеметчики положили, но таких мало было. А остальные вперед - "За Сталина". Так и бежали с криком, да не "Ура", а матом все больше. А как точки все выявили огневые, так команду на отход дали. Той четверти, что в живых осталась. А кто ранен был, тот вину свою искупил. Мне повезло: я и в живых остался, и вину искупил, и калекой не стал. Так, легкое в плечо, навылет.
  ste4kin  : 07-09-2005 02-02-58