Политэкономия от Сильвера < ─КЭЛЮМЮУ < Bigler.ru


По «сталинским рельсам»

Хочу предложить читателям результаты нового (по крайней мере, я раньше не встречал) подхода к оценке деятельности И.В. Сталина, как руководителя страны. Еще в школе я, как и многие, ознакомился с нравственной оценкой. Насколько сделанное им (или приписываемое ему) соответствует нынешним нормам морали. Чуть позже столкнулся с подходом конспирологическим, предлагаемым в книгах Резуна (известного более под псевдонимом В. Суворов). Еще позже довелось столкнуться и с подходом «надо было готовить страну к войне». Подход «Результат за все платит».
Нетрудно заметить, что все эти подходы, при всем обилии их сторонников (и противников, разумеется), имеют все же один общий недостаток: Результат сформирован заранее. «Нравится-не нравится». Потом идет только обоснование.
Мне же очень хотелось выработать методику оценки пусть и не столь глобальную по результатам, но не зависящую от симпатий и антипатий исследователя.
Оказывается, подобная методика давно выработана для оценки деятельностей руководителей. Просто не руководителей государств, а «обычных» генеральных директоров, «обычных» Председателей Правления банков, обычных (уже без кавычек) руководителей подразделений и руководителей проектов.
Им назначают на период ключевые показатели эффективности, т.е. измеряемые и оцифрованные показатели, которых надо достигнуть. К примеру, прибыль - столько-то миллионов... И есть показатель минимальный, целевой и максимальный. Ниже минимального - значит получи по данной цели нолик. Целевой - единичечку. Максимальный и выше - 1,2, к примеру.
Естественно, что есть цели важные, есть важнейшие, а есть - «так себе». И потому им ставят разные «веса». Заранее, чтобы руководитель понимал, чего ему хотеть больше, а чего - не очень. В результате оценки каждой цели умножают на «показатель веса этой цели», результат суммируют и получают итоговую оценку. К примеру, «справился на 60%», «справился на 100%» или «справился на 120%». И все это на результате объективных, измеряемых и подконтрольных оценщиках показателей. Т.е. оценка максимально объективна.
И, разумеется, в результате сегодня такому руководителю дают «пряник по заслугам». Умножают оговоренный заранее размер премии на эту цифру и выплачивают получившуюся сумму.
Вот бы так и сегодня с министрами, а?
Но со Сталиным, увы, впрямую, не получится. Не было у него руководства! И цели ему никто не ставил.
Но - кра! - есть, как оказалось, методика оценки и для этого случая. Для хозяев небольших и средних бизнесов, которые, как сами и управляют. Но считают, что в объективной оценке самих себя они тоже нуждаются.
Ведь что делают такие «хозяйчики»? Они просто «меняют фуражки». Сначала выступают, как аналитики, оценивая сегодняшнюю ситуацию. Потом - как прогнозисты. Потом - как «стратеги», вырабатывая миссию компании, ее стратегию. Потом - как собственники бизнеса, выписывая целевые показатели и расставляя их «веса» для менеджмента. И лишь потом - как менеджеры, которые сами же выполняют назначенные цели. А под конец они просто оценивают не только работу себя, как менеджеров, а все. Насколько качественно оценили ситуацию «до входа», насколько качественно спрогнозировали развитие ее «во внешней среде», насколько удачно задали миссию, стратегию, показатели. И уж напоследок - насколько удалось их выполнить.
И по итогу тоже получают честную оценку себе. Своим способностям. А заодно - своим сильным и слабым сторонам. 
Похожую оценку можно попробовать дать и Сталину. Почему нет? Единственное, что хочу оговорить: даже самооценка руководителя средненькой компании, вышедшего по итогам пяти-семилетнего развития на уровень годового оборота под миллиард рублей... И имеющего все цифры «под рукой»... Даже у такого руководителя нормальная самооценка вместе с планированием занимают минимум неделю. Для Сталина, с его масштабом деятельности и сроком более тридцати лет это потребовало бы не меньше полугода, даже если бы все цифры были под рукой и мы могли читать его мысли. Потому это - лишь первое приближение к оценке.
Начнем «с начала». С момента, как И.В. Сталин избран Генеральным секретарем. С 03 апреля 1922 года. Именно после этого назначения появились слова «т. Сталин сосредоточил в своих руках громадную власть». Не знаю про «громадную власть», но начинать откуда-то надо, а более ранние должности Сталина точно не соответствуют понятию «лидер страны». Потому начнем отсюда.
Итак, с чем столкнулся бы Сталин, если бы начал в этот момент планировать свою деятельности, как лидера партии и страны?
В первую очередь - с разобщенностью руководства. В вожди хотели многие. Но Ленин уже не мог, здоровье еле позволяло иногда работать, но никак не руководить страной. Остальные хотели, но не могли. Речи - не лучший метод управления. Там нужны другие методы. А те, кто умел иначе, не имели достаточного веса, чтобы стать лидером.
Т.е. надо было, в первую очередь, устранить раздробленность партии. Консолидировать здоровые силы, направленные на развитие государства и международного коммунистического движения.
Во-вторых, страна была в руинах. После Первой Мировой и Гражданской экономика страны была развалена, и даже на довоенный уровень ей было еще выбираться и выбираться.
В-третьих, страна не могла воевать. Нет, Градданская была уже практически выиграна... Но... Отбиться в Гражданской удалось лишь в силу усталости от войны ведущих мировых держав. Британии, США, Франции. Они не полезли к нам сами, а пытались поддержать «белых». Германию, как проигравшую, в тот момент всерьез не считали, но ясно было, что в довольно скором времени и она возродится настолько, что сможет представлять угрозу. Потому нужно было иметь программу возрождения военной мощи. (Для краткости опущу, что именно на 1922 год, «мощь» еще предстояло сначала сокращать... Чтобы не перенапрячь страну и вернуть в экономику рабочие руки. И потому важно было не «промахнуться» ни с пределами сокращения, ни со сроками будущего возрождения, что само по себе та еще прогностическая задачка).
Опять же - проблема села. Землю, вроде, раздали. Правда, следом прошлись по селу с продразверсткой и продналогом. Так что село к Центральной власти пока что было нейтрально. Но можно было ожидать восстаний и недовольства. Т.к. частник никогда не будет ДОЛГО поддерживать власть, не уважающую частную собственность и то и дело меняющую правила игры так, как ей выгодно.
Значит, нужно было что-то решать с селом. Менять единоличника на что-то иное. (И, кстати, еще с начала 1920-х годов по всей стране начались эксперименты. Коммуны, кооперативы, государственные агропредприятия и агро-промышленные комплексы, кибуцы... Даже частников-фермеров кое-где кредитовали. И почти всюду, где был хоть какой-то успех, рано или поздно появлялись специалисты по «научной организации труда». Калькулирующие затраты труда, энергии, денег, материальных ресурсов... И все это сводилось, анализировалось... Искали и думали, на что менять частника).
В-четвертых - наука. И инженерия. Нет, конечно, кто-то у нас не уехал. Не все архивы потеряны. Остались какие-то школы. Но масштабам задач сохранившееся никак не соответствует. С этим даже электростанцию одну построить - и то проблема. А уж страну поднять... Или армию перевооружить тем, что еще разработать предстоит... Нет, об этом и думать нечего.
В пятых - неясно, как вообще быть государству. Чем? Федерацией? Конфедерацией? Союзом Республик или одной республикой? Как решить национальный вопрос?
А была еще энергетика, по которой стоило выбрать, делаем ли мы упор на «государственные районные станции» с развитыми связями, как решили еще в 1916-м, или все же послушаться англичан, и строить мини-станцию при каждом потребителе?
А как быть с железной дорогой? Должна она быть доходным предприятием, делящимся с государством всем, что не потратила на свое развитие и на зарплаты-ремонты-топливо или она должна быть госпредприятием а-ля армия, действующим строго под нужды государства, развивающимся туда, куда надо государству, пусть это и не дает прибыли, с военной дисциплиной, но и получающим от государства столько денег, сколько нужно, чтобы планы выполнять?
А связь? Вопрос такой же, как с ж/д?
Да и энергетика, если вдуматься, ставит тот же вопрос: что в приоритете, планы государства или прибыль? Дотирует оно или получает долю?
А есть еще и внешняя торговля, которую «знатно запороли». Национализация иностранных предприятий и отказ платить по царским долгам привели к «проблеме русского золота». Все активы, которые мы гласно выводили за границу, там подлежали аресту. И потому расчеты шли в золоте. С существенным процентом, отстегиваемым посредникам - прибалтам, немцам, американцам, швейцарцам. По данным, публикуемым за разные периоды, такая «помощь» обходилась колебалась от 20 до 50%., а в среднем - в треть стоимости золота.
А ведь восстанавливать страну нельзя, не покупая за границей оборудования, технологий, специалистов, сырье, двигатели... А чтобы покупать, надо и что-то продавать. Т.е. надо еще решить проблему, чтобы нас снова пустили на рынок, а также выбрать - кого именно «нас». Сохранять госмонополию внешней торговли или расширить круг допущенных?
Уфф... Если добавить к названному образование, медицину, прочие виды транспорта (кроме ж/д), разработку законодательства и партийного строительства, а также разведку, контрразведку и безопасность, то вопросы ПЕРВОГО уровня мы почти завершили.
Почему «почти»?
Потому что есть еще два момента. Специфических. В другой стране, с иным типом экономики и власти не встающих. Первое: если мы строим социализм, и рынок отрицаем начисто, как мы будем определять справедливую цену товара. И востребованный объем его производства?
Второе: если мы стоим государство диктатуры пролетариата, то как выбирать руководство? Демократию-то мы практически отмели. Диктатура. Пусть и пролетариата. В лице его лучших представителей, т.е. Партии. Но в Партии-то кто лидер? И как он будет выбирать кадры и расставлять их?
К сожалению, мы не знаем, что реально думал в тот момент И.В. Сталин о каждой из этих проблем. Но знаем, что именно писал в своих трудах. Что говорил в речах. Какие управленческие решения принимал.
Не все решил он. Монополия внешней торговли была выбрана еще Лениным. И Генуэзская конференция, с решением проблемы выхода на рынок - тоже не Сталиным придумана. И СССР в декабре создал не только он. А по нац.вопросу его вообще не послушали. Поступили наоборот.
И по Международному рабочему движению ох не сразу стали слушать.
Но ПОЗИЦИЮ его знаем. Он выбрал, что приоритетом в транспорте, связи и энергетике будет не прибыль, а интересы государства. Что это будут предельно централизованные отрасли, развивающиеся строго по плану (и государство добавит денег, если не хватает), в объемах и местах, запланированных государством. С почти военной дисциплиной.
Он не пожалел сил на развитие планирования. И наша калькуляция затрат стала одной из самых подробных в мире. А наша школа НОТ - самой продвинутой. Даже американцы не стесняются признавать, что их «потогонщики» многому у нас научились, в том как и что считать.
Он отказался от внешних инвестиций. Не потому, что не хотел более быстрого развития страны, а потому, что не готов был за уступки внешним инвесторам в правилах внутристранового функционирования экономики.
И именно в силу отказа от инвестиций внешних, между колхозами и совхозами, как путем ликвидации частника на селе, были выбраны колхозы. Потому что совхозы, как госпредприятия, требовали инвестиций. А из колхозов можно было, наоборот, вынимать. Как с колхозников, так и с «раскулачиваемых» (а в числе таковых оказались не только настоящие кулаки, но и протсо «справные хозяева», сроду займов не выдававшие, и кулаками не бывшие). И направлять на индустриализацию.
В промышленности и науке был выбран экспоненциальный путь развития. Страна напрягалась, жила впроголодь, но развивалась.
В первую очередь, чтобы успеть вооружить армию к «большой войне». Эту войну чувствовали многие. Они могли не знать, кто, с кем и за что будет воевать, но слова «мы получили мир на 20 лет», сказанные при подписании Версальского мирного договора, звучали во многих местах. Так чувствовалось...
И потому Армию начали возрождать. Разрабатывать и строить танки, самолеты, опробовать новую тактику и стратегию, менять наставления войск, осваивать связь и химзащиту...
[Промежуточное резюме N1. Если посмотреть на вызовы, стоявшие перед страной в 1922, когда Сталин, возможно, впервые задумался о том, что надо делать, и на то, что стало делаться, когда он стал «первым среди равных», а также на занимаемую им позицию по названным проблемам в этот период времени, можно констатировать:
1. Вызовы и проблемы он понял правильно, ситуацию оценил верно.
2. Прогноз сделал правильный (либо привлек правильных прогнозистов, что еще больший плюс).
3. Стратегию он предлагал наиболее верную. Не все его предложения «прошли», но все были верными.
4. Кадровый вопрос был решен им однозначно, конкуренты отстранены на вторые роли, началась «эпоха сталинских выдвиженцев».
Т.е., если согласиться на имморальный подход, то получается, что Сталин на этапе оценки ситуации, составления прогнозов, выработки стратегии и постановки целей он действовал с эффективностью 100%, а то и выше.
Следствие: в СССР, как в государстве, выбравшем социалистический путь развития, плановую экономику и диктатуру коммунистической партии, как метод управления на том этапе эффективнее и правильнее, чем Сталин, действовать было нельзя. Можно было добрее, но эффективнее - нельзя.
Кстати, не факт, что попытка быть «добрее» не загубила бы само социалистическое государство. По лезвию ножа шли. Могли не успеть подготовиться к войне или утонуть во внутрипартийных распрях. Легко.
Хорошо, тем давайте посмотрим, как Сталин реализовывал тактические планы. Ну, пятилетки выполнялись и перевыполнялись. Это мы знаем, т.е. по части экономики у него все было хорошо.
Если, опять же, смотреть ТОЛЬКО на цифры, как у менеджеров. Если не отвлекаться на мораль. Иначе будет все же трудно. Голодающие, посаженные и расстрелянные люди как-то не способствуют оценке «хорошо». Или «отлично».
Впрочем, такое может совмещаться. В одном из двух случаев. В своей стране, если Чрезвычайная ситуация. Или в чужой. Где жертвы населения почти безразличны, т.к. ты оккупант. Мне кажется, что сам ИВС оценивал ситуацию по первому варианту. Но каждый из читателей может решить сам для себя, и сам оценить.
А вот Война... Тут труднее. Вернее не так. Результат говорит за себя однозначно. Раз мы были в Берлине, а не немцы в Москве, раз Сталин делил послевоенный мир в Потсдаме наравне с Трумэном и Черчиллем (правда, сменившимся на половине пути), значит, как минимум, удовлетворительно.
Хотя обилие жертв оценку выше по подготовке и проведению лично мне поставить тоже не дает.
А послевоенный период... Началась Холодная война. И, надо сказать, Сталин и тут не ударил в грязь лицом. Несмотря на то, что всерьез верить в атомное оружие до 1942-43 года не стоило... Несмотря на это, он сумел скорректировать планы и цели. Скорректировать достаточно, чтобы мы не оказались жертвами диктата, и достойно продолжали противостоять первой державе мира. По ракетам, по ядерному оружию, по развитию Космических программ.
Промежуточное резюме N2
Черт! Если смотреть так, имморально, то получается, что Сталин, как минимум, наравне с лучшими деятелями 20 века. Такими, как Ф.Д. Рузвельт, например. И получше де Голля или Черчилля.
И все это именно потому, что страна эти годы шла по пути, намеченному ИВС в начале, как по рельсам.
Но почему тогда что-то точит внутри? Почему что-то сопротивляется присоединиться к хору славословящих?
Потому, что от моральной оценки избавиться так и не удалось, и я сам не очень готов отнестись к людям, к гражданам нашей страны, как просто к еще одному «ресурсу»?
Да, это влияет. Но не это определяет.
Я провел дополнительный анализ и понял, что. Иосиф Виссарионович был выдающимся деятелем. Умеющим собрать команду, провести анализ, спланировать и мотивировать исполнителей на исполнение.
Более того, он очень быстро умел вносить корректировки в свои планы, если выяснял, что есть нечто, не учтенное ранее, но влияющее на результат.
Так вот, еще к концу 1940-х годов в мире появился, и не мог остаться незамеченным Сталиным новый фактор: быстрая смена вводных. Научно-технический прогресс, подстегнутый Второй Мировой и начинающейся Холодной войной начал выдавать свои результаты, как на потоке. Ядерное оружие и ядерная энергетика (Обнинский реактор начали строить в январе 1951, еще при жизни ИВС), кибернетика (ЭНИАК представлен публике в 1946, но не сомневаюсь, что Сталин узнал о нем раньше) и генетика, ракетное оружие и космонавтика (тут Сталин не дожил, но задача на разработку МБР была поставлена еще в 1950-м году, в 1953 были готовы эскизные чертежи, т.е. чувствовалось, что уже скоро), реактивная авиация и пластмассы, новые сплавы и новые технологии... Все бурлило...
В Америке, например, именно поэтому в 1950 годы стали отказываться от функциональной системы управления, где организационная структура определяется технологией, и стали переходить к дивизиональным. Хотя дивизиональные системы требуют куда больше финансистов, аналитиков, юристов... Т.е. обходятся куда дороже. Но у них есть один плюс: они легче перестраиваются. И способны без перестройки выдержать куда большие отклонения от начально заданных параметров. Ну там, изменение спроса, появление у конкурентов новых технологий, позволяющих резко снизить цену, изменение законодательства...
Японцы даже чуть раньше начали разрабатывать СВОЮ систему управления производством. Конбан называется. Готовую функционировать даже в условиях ТОТАЛЬНОЙ ненадежности информации и нехватки всего, что нужно. Потрясающая система. Правда, с одним недостатком: работает только у японцев. С учетом ИХ национальной психологии.
Немцы с этой же целью стали вводить внутрикорпоративную конкуренцию. Где разные дивизионы и подразделения конкурируют почти как на настоящем рынке. И менеджерам платят за то, как они «сделают» конкурентов. Потому что ИХ опыт можно изучить полно и рекомендовать остальным. А те пусть решат, что перенимать, а что оставить свое, но улучшить...
А что у нас? А у нас в это же время (и вплоть до самого начала 1980-х) ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА ПРОИЗВОДТСТВА только усиливалась. Тем самы неизбежно замедляя время реакции и отставание в экономике.
То же и в энергетике. Пусть наша система при Сталине была хороша (почти идеальна), но при быстро меняющихся технологиях, мы «упустили» многое. Просто потому, что оценкой у нас была не себестоимость, а минимизация затрат. И в результате мы упустили автоматизацию энергетики вообще, и теплосбыта - в частности. И у нас, лидеров теплофикации времен 1930-1960, сегодня эффективность системы уступает на 20-30% западным образцам. Это в среднем. А если сравнить с лучшими, то вообще мрак...
Зато мы вовсю вели «строительство малых ГЭС» и «теплофикацию районов малой застройки», что является глупостью с точки зрения экономики, но выполняло задачу «оптимизация по затратам условного топлива». Который и был выбран оценкой еще со сталинских времен.
Особенно обидно, что по этим же причинам (выбор угля как основного топлива) мы и по парогазовым технологиям мы к концу СССР отстали лет на 20-30. В результате чего, и проиграли Западу и по базовому критерию, по затратам условного топлива. У них уже давно 220-240 грамм условного топлива на кВт.ч., а мы преодолеваем барьер 300.
Также и по железным дорогам. Немцы и французы давно ездят со скоростями 200 км/ч и выше. Мы смогли построить «сапсан» лишь в 2000-е годы, да и то, активно задействовав «Сименс».
Продолжать можно долго. Но почти всюду (кроме Космоса и атомной энергетики, там не все так однозначно) будет один и тот же результат. Выбирая функциональную систему управления и плановую экономику мы привели к тому, что слишком долго и неохотно наша система реагировала изменения. И мы отстали.
Резюме третье, окончательное:
Если оценивать Сталина не по моральным критериям, а так, как оценивают себя самостоятельные бизнесмены, над которыми нет руководства, то получится, что
1) он хорошо, на грани с отлично понял вызовы и проблемы начального этапа, удачно выбрал стратегию, на «хорошо» и «отлично» решал большинство тактических задач, умело формируя команду и мотивируя ее. Кроме того, он своевременно корректировал стратегию и тактику, по крайней мере, конкурентам ни разу не удалось пожать плоды его неготовности к изменениям.
2) Именно эта удачливость и не позволила его преемникам корректировать столь хорошо зарекомендовавшую себя систему управления после него. И он ничего не сделал, чтобы систему управления перестроить, хотя в последние годы жизни и получал немало сигналов, что скоро скорость изменения среды станет выше скорости принятия решений в его системе.

Мне могут возразить: а вдруг Сталин готовил преемника? И даже назовут, наверное, одну-две фамилии. Берию, скорее всего.
Отвечу. Нужен был не просто некто, равный Сталину. Сам Сталин, если бы он вошел в свою систему в 1950 году, как человек новый и без тех ключей управления и того авторитета, что он наработал, был бы неспособен ни оседлать систему, ни реформировать ее. Она СЛИШКОМ хорошо себя зарекомендовала среди партийного руководства, среди народа, среди «капитанов производства». Она пронизала собой такие мощнейшие структуры. Как Госплан, Госкомцен и Госстрой. Она была впитана учеными исследователями из МЭИ.
И потому МАЛО было назвать преемника. И даже передать ему часть ключей от власти (хотя Сталин не сделал и этого). Тут нужно было найти Гения. Не просто реформатора, который на волне недовольства чем-либо взбулгачит народ. Но того, кто найдет НОВЫХ планировщиков, готовых выработать планы, способные меняться. Новых «выдвиженцев», готовых не только строить, но и ломать. Новые принципы управления Партией.
Короче, все, что делали или пытались сделать потом Хрущов и Горбачев, но - более талантливо. ТАКОГО преемника Иосиф Виссарионович точно не готовил. И страна и дальше пошла по подготовленным им «рельсам» планирования всего и вся, и внеэкономического управления. И пришла туда, куда пришла. И вот тут ему, увы, минус!
  Сильвер  : 31-03-2013 20-49-05