Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 

Случайная история

Армия

Сколько стоит советский лейтенант

И вот за плечами золотое время офицера - четыре года в курсантских погонах. Помнится, как нас, еще первокурсников, можно сказать, только что оторванных от материнской груди, просвещали молодые, но уже офицеры, уча жизни. И мы впитывали, впитывали бесхитростные житейские и воинские мудрости... Да, курсантская пора - это поистине золотое время. Почему? Да просто ты отвечаешь сам за себя. И этим все сказано.

Блин, куда я попал?!

Пролетели, как шальные, годы учебы в ТВТКУ и меня распределили служить в 31 армейский корпус города Кутаиси. Хотя согласно неверно составленному предписанию чуть не направился в мифический штаб округа в город Баку. Случаются такие ляпсусы даже в военном делопроизводстве. Дело в том, что в Баку не существовало никакого штаба округа, он тогда находился в Тбилиси!
В военном училище со мной в большой дружбе была и опекала меня как родная мать начальник музея истории Ташкентского военного танкового училища Люда Сергиевская. Низкий ей поклон сквозь годы и огромное человеческое спасибо за доброту и отзывчивость. Это как раз она заметила ошибку в предписании.
По случайности в Чирчике отдыхал ее однокашник, помощник начштаба 31 армейского корпуса, с ним по поводу меня и связалась Сергиевская. К сожалению, фамилия этого человека стерлась из моей памяти. Он с готовностью откликнулся на просьбу начальницы музея. Главный вопрос моего благодетеля, как и где я хотел бы служить. В спокойном тепленьком местечке, но без продвижения, или начинать службу со сложных должностей и дальних гарнизонов, но с большой перспективой? Я, юный и амбициозный, не моргнув глазом бойко выбрал второй вариант.
И помощник начштаба, взяв на себя ответственность, предложил мне рискнуть и ехать не в Баку (это было бы явной глупостью), а отправиться прямиком к нему в Кутаиси. Что я и сделал.
Вот как раз в дальний гарнизон я и выдвигался сейчас в звании лейтенанта, с группой таких же юных офицеров, моих однокурсников, выпускников Ташкентского танкового.
Дорога тянулась нудно и долго. Медленно полз в гору битый жизнью гражданский автобус ЛиАЗ. В тесном соседстве с местными жителями наших ехало человек десять, некоторые офицеры везли молодых жен. Предупрежденные еще в штабе корпуса о несдержанности и горячности кавказских мужчин и испытав на себе в Кутаиси зреющие враждебные националистические нравы и проявления горячей «любви» «сограждан», мы постарались на всякий пожарный обезопасить в первую очередь боевых подруг наших товарищей, усадив их возле окон. А забота женщин о «милых» небритых аборигенах (усадить, потесниться, улыбнуться) пресекалась нами сразу и на корню. Как смуглые дремучие парни воспримут расположение наивных девушек, вопрос неоднозначный.
Потихонечку громыхает лиазик. Я задремал. Когда очнулся, первая мысль: горы все выше, деревья все мельче и их все меньше... ой, блин, куда я попал?!..
Прибыли на автовокзал. Таксисты живо начали предлагать свои услуги по умопомрачительной цене. Но и обоснование вполне реальное - до гарнизона пилить и пилить... Чемоданы лейтенантов трещали от вороха униформы, выданной на дорожку в военном училище. Кто-то, измученный дорогой, решился отправиться к месту назначения на такси, отвалив кругленькую сумму ловким водилам, ну а мы ничтоже сумняшеся отправились пешком. Прогуляемся, горного воздуха глотнем! До гарнизона оказалось... 30 минут неспешной ходьбы! Обманули ушлые таксисты! Вот прохиндеи!

Танки рулят!

Попал в 196 танковый полк войсковой части 22447 города Ахалкалаки. Памятно первое впечатление от встречи с дивизией, где нам предстояло долго жить, служить, работать и реализовывать боевые навыки, полученные в родном Ташкентском танковом.
Яркий солнечный день, как по заказу. Идем через КПП, и видим: на постаменте перед нами гордо стоит советский танк Т-34-85. А дивизия-то пехотная! Танки рулят! Слава танковым войскам!
Выдвигаюсь в штаб полка - показаться, отметиться, получить распоряжения. По пути незнакомый капитан-танкист доброжелательно объясняет, как добраться до штаба. Между делом изучающим взглядом прощупывает, кто я и что я. Сам невысокий, худой, в ладно сидящей форме, а виски уже с залысинами - умный, видать!
Капитан советует:
- Просись в 5 танковую роту, - почуял своего, что ли?
- А вы кто, товарищ капитан?
- А я командир 5 танковой роты Батеха Валерий Иванович.
Так я познакомился со своим будущим ротным.
Штаб полка. Нас, лейтенантов-новичков пригласили на собеседование в кабинет полкового командира полковника Горшкова Павла Ивальдиевича. Каждый, по очереди выходя из строя, браво ему представляется:
- Товарищ подполковник! Лейтенант такой-то для прохождения службы прибыл!
Все в напряжении, и все боятся ошибиться - дюже грозный вид у подполковника! В нем чувствовался многолетний опыт. Он оценивал новичков своим проницательным взглядом, мгновенно безошибочно определял, кого в какую роту записать, и уже тогда умудрялся предвидеть, у кого как сложится военная карьера.

Предсказание от командира полка

Нам разрешили присесть - а я постарался пристроиться подальше от прозорливого командира, догадавшись, что вскоре произойдет некая теоретическая проверка. И я не ошибся! Последовал вопрос, кто с какого училища и какие объекты, основные и запасные, изучал. Под объектами подразумевались танки, различные модели. Полк только-только перевооружился на Т-72Б1. Предвидя, что сейчас пойдут узкоспециальные вопросы технического характера, я назвал старую модель танка, схитрил. Как и положено выпускнику Ташкентского, выкручивался на ходу:
- Не изучали!.. Не знаю марки новых танков, по-моему, вот так и так!
Короче, юлил, как мог. Выскальзывал, как манка, зажатая в кулак! Но стреляного воробья на мякине не проведешь. Признаюсь, техническими знаниями я не блистал, что, разумеется, комполка легко выявил в ходе опроса.
Подполковник направил в мою сторону укоризненный взгляд, в котором читался упрек моей безграмотности. Тем более что в отличие от меня выпускники Челябинского и Ульяновского танковых училищ вовсю демонстрировали безупречную компетентность.
Командир поинтересовался, кто где остановился, какие у кого мысли по поводу жилья. Мы на тот момент уже успели здорово сдружиться с лейтенантом Генкой Бобровым с инженерного училища, забыл из какого города, и с башкиром Ильфатом. Наша троица размечталась поселиться вне гарнизона, сняв на троих комнату в городе, о чем я радостно доложил командиру полка. Тот подивился ретивости лейтенантика и выдавил в усы:
- Будете жить в офицерском общежитии.
После чего подытожил результаты проверки. Одному нарисовал радужную перспективу через год дослужиться до ротного. Второму предсказал хорошую службу и возможность через пару лет командовать ротой. И так далее. Дойдя до моей скромной персоны, он сказал в своей неповторимой манере (а говорил он размеренно, четко произнося звуки, растягивая и смакуя слова):
- Товарищ лейтенант, вы можете поставить крест на своей карьере...
«Ну, это мы еще посмотрим...»
Командир продолжил:
- Пойдете служить в 5 танковую роту к Батехе.
Ротный ждал меня на выходе из штаба.

Пропускной режим - не шутки!

Не прошло и недели с начала моей службы в полку, как наша рота заступила в наряд по гарнизону. Меня поставили дежурным по КПП дивизии, что согласно приказу министра обороны СССР вообще-то было не положено. Первый наряд, тем более гарнизонный, должен быть лишь через месяц после вступления на должность комвзвода, в которую я еще даже не вступал.
Деваться некуда, и вот я стою на проходной дивизии. Первое, что меня поразило, это активное желание местных пересечь границу военного гарнизона. Причины разные: кому-то нужно со знакомым встретиться или в гости сходить, кому-то дамочку навестить, а кто-то рвался в магазин военторга. В дивизии на должностях прапорщиков и в качестве солдат сверхсрочной службы служило много местных. В основном прапорщиками становились армяне - их-то чаще всего жаждало проведать с той или иной целью здешнее население. Самое противное, что существовала отдельная категория женщин, что заводила, так сказать, «друзей семьи» из местных. Пока муж на службе. Вы поняли, о чем я. Все это было весьма неприятно.
До моего дежурства местные не сталкивались со строгими препонами при проходе КПП. Закон о закрытом гарнизоне существовал формально, то есть никак. Нарушение порядка - в порядке вещей, извините за тавтологию.
Ну а я, дюже принципиальный лейтеха, незаматеревший и не развращенный материальными благами, постарался поставить службу и пропускной режим в военный городок четко по уставу. Невзирая на царящие нравы и «обычаи»! Чем немало удивил набалованных местных, привыкших к свободному проходу через КПП за легкими удовольствиями.
В общем, заставил незваных «гостей» рвать штаны, перелезая через забор вне зоны моей ответственности!
У меня имелся небольшой опыт организации и несения службы на КПП, приобретенный во времена учебы в военном училище. Нас учили, чтоб все было как положено: строго и согласно уставу. Пропускной режим - не шутки, наоборот, основа основ.
В курсантские годы нас частенько кормили байками о том, как вражеские лазутчики, используя поддельные документы или запугивая солдата серьезными должностями и всяческими страшными последствиями, стремятся проникнуть на территорию военных училищ, гарнизонов, в расположение войсковых частей. Все эти рассказы (с известной долей армейского юмора) стимулировали нас на определенные поступки и сформировали стойкие убеждения и кодекс поведения на своем посту. Вот такие мы «стойкие оловянные солдатики».
Байка из курсантской жизни. Город Чирчик. КПП Ташкентского танкового училища. На входе стоит дневальный, учащийся 4 курса. Через пункт пытается проникнуть пожилой человек в гражданском. Курсант останавливает посетителя и вежливо просит представиться.
«Я начальник особого отдела Туркестанского военного округа полковник... такой-то». Курсант улыбнулся, взял строевую стойку и четко доложил в ответ: «Командующий Туркестанским военным округом генерал-лейтенант Иванов Павел Иванович!»
Пошутил, но со смыслом! Мол, ага, верим друг другу на слово, или где?
Мужик, прищурившись, внимательно взглянул на лихого молодца-курсанта. Полковник был справедливым и умным человеком, он не стал топать ногами и брызгать слюной в парнишку, а... улыбнулся, оценив шутку, после чего ему ничего не оставалось, как предоставить удостоверение личности офицера с указанием должности.
Между прочим, в будущем особист отметил находчивость и смекалку курсанта военного училища.
Примерно такую линию поведения, исключительно с опорой на устав гарнизонной службы, я для себя взял за принцип.

«Асфальтовый олигарх» с рачьими глазками

Несу службу в первом наряде, дежурю. Стрелки часов близятся к полночи. Самое время для неожиданностей. И вправду, началось. Напротив КПП бесшумно притормозила черная «Волга. «Ты смотри! Кому это у нас тут законы не писаны? Если б еще наглец пройти хотел по-тихому, так нет - собирался проехать кум королю на черной «Волге»!»
- Ваши документы!
Из авто вышел высоченный накачанный телок. О! Секьюрити - на них уже пошла мода (1988 год). Зашел в помещение пункта.
- Надо бы пропустить, - небрежно и свысока кинул мне. - Начальство едет.
- Предъявите пропуск. Или освободите проезд.
Общий язык найти не удалось, и качок отправился назад к машине доложить об исходе переговоров. Потом опять возвратился ко мне и на сей раз куда учтивей и любезней попросил меня подойти к «Волге». Ну, если вежливо просят... Я подошел к автомобилю. С заднего сиденья, не удосужившись открыть дверцу, а лишь приоткрыв окно, мне высокомерно и раздраженно, назидательным тоном поведали о том, какие «великие» люди желают в настоящий момент проехать через проходную! На что я вновь потребовал предъявить пропуск на проезд в гарнизон.
- Командир, ты что, не въехал, я такой-то!
- А я хрен с бугра! Нет пропуска - нет проезда. Освободите дорогу.
И я ушел к себе в дежурку.
Машину с дороги убрали, а из нее наружу наконец выползло раскормленное тело местного вождя. Из неприметной внешности толстого аборигена выделялись выпученные как у жареного рака глаза. Видно, дядя настолько привык свободно попадать на территорию гарнизона, что его изумление не знало границ, когда «малину» прикрыли! И кто осмелился вставать на пути и мешать хозяину жизни? Пацан желторотый!
По его нижайшей просьбе и с моего высочайшего разрешения толстяка пропустили ко мне. И мне доступно объяснили, что я в этой жизни - червяк и грязь под ногами, а передо мной сейчас стоит хозяин этой самой жизни. Коего я по ошибке, и по недоразумению, естественно, не пропускаю. Еще мне продемонстрировали ствол охранника. По тем-то временам! Из кобуры был мгновенно извлечен и перезаряжен пистолет. Кто быстрее?
«Хозяин жизни» с рачьими глазками и животом беременной женщины повел другую игру, выгнав телохранителя и попросив убрать оружие. Толстяк изложил мне занимательные факты своей биографии, к примеру, что он директор асфальтового завода, единственного в округе, миллионер, один из богатейших, но тихих и законопослушных, «олигархов», уважаемый человек. Оказывает благотворительную помощь дивизии и лично знаком со всем командованием! Для пущего эффекта ночной «гость» назвал должности, имена, фамилии начальства, что и в самом деле впечатляло!
- Да в чем проблема! Вот телефон, звоните командиру дивизии, даст команду - пропущу!

Крепкий орешек и полцарства

Шел второй час ночи, конечно, «олигарх» никому из командования не дозвонился. Зато ему повезло, и он сумел выйти на оперативного дежурного по дивизии. Тот ненавязчиво предложил мне асфальтового директора пропустить. Но это меня не устраивало, и я быстренько придумал выход!
- А вы уверены, что этот человек тот, за кого он себя выдает? А вы его по голосу узнать сможете? - огорошил я оперативного дежурного.
Тупиковые вопросы придумать нетрудно, и дежурный сдался, зевнул и, выдохнув в трубку «Решай сам», отключился.
Так что ответственным за ситуацию опять оказался я. А это значило, что толстяк в гарнизон не пройдет, а уж тем более не проедет.
Господин нервничал:
- Меня ждет женщина уже второй час. Я должен к ней попасть. Я могу перелезть через забор... Да?
- Да.
- Я могу зайти с любого тыльного входа в дивизию... Да?
- Возможно. Но не через КПП.
И связал его по рукам:
- Несолидно директору лезть через забор да лапсердак дорогой пачкать!
Ситуация патовая. Мой оппонент уже понимал, что выхода у него нету, но все еще упирался. Теперь он захотел сыграть на ставках, а попросту говоря, решил меня подкупить.
- Сколько ты стоишь, лейтенант?
- Не понял.
- Какая у тебя зарплата?
- 250 плюс 30 горных... 280, - чего скрывать?
Денег, кстати говоря, критически не хватало. Цены в горах были бешеные, даже в офицерской столовой. Ходили постоянно впроголодь, особенно если мечтали сэкономить на отпуск.
И пошла торговля! Начали с сотни, а закончили торг на трех тысячах рублей! Представляете, что значили три тысячи по советским меркам?! Это же «жигули»! Почти полцарства! За проход через КПП! «Закончили», дорогие читатели, это вовсе не значит, что я согласился. Это значило лишь то, что более трех тысяч за свидание с любимой женщиной директор был не готов платить.
Запищал зуммер военного телефона. Оперативный дежурный довел до меня просьбу командования пропустить кадра. Я кладу трубку. Третий час ночи.
Смотрю на вымотанного, ничего не соображающего «хозяина жизни».
- Хорошо, проходите, но пешком.
Честно скажу, уже отвязаться от него хотелось. Посетитель вместе с охранником протопал метров 20... и вдруг затормозил, словно до чего-то додумался, и вернулся ко мне:
- Куда я пойду?! Все спят уже!
На это я и рассчитывал. Пусть маленький, но долг перед товарищами я в ту ночь выполнил, устав не преступил.
«Хозяин жизни», спросив разрешения, присел возле меня и произнес следующее:
- Я первый раз вижу человека, которого нельзя купить... Ты крепкий орешек, лейтенант! Если у тебя возникнет какая-нибудь просьба, или надо будет помочь, например, насчет асфальта, найди меня - я тебе помогу. Если из армии уволишься - иди ко мне работать.
На том мы и расстались. Оба - несолоно хлебавши.
Миллионер был, в сущности, неплохой человек.

Внучок героя кантарии

Наутро через КПП попытался пробраться пожилой грузин. И я его, разумеется, не пропустил. А на каком основании пропускать? За красивые глаза или потому что грузин назвался Героем Советского Союза Мелитоном Варламовичем Кантарией, водружавшим Красное Знамя Победы на рейхстаг?
- Покажите для начала ваши документы.
- Да ты кто такой, сопляк?! Да я тебя!..
- На нет и суда нет. Вы Кантария, а я - министр обороны!
- То есть?!
- Ну, если вы называете себе Героем Советского Союза Кантарией, то я называю себя министром обороны!
Грузин с раздражением вытащил корочку и ткнул мне в лицо. А потом ему пришлось дать удостоверение мне в руки.
Да, это на самом деле был Мелитон Кантария.
- Спасибо, я вами очень горжусь. Но у нас пропускной режим. Цель вашего визита?
- Мне надо пройти!
- Цель вашего визита?
Вся спесь с него сошла:
- Ладно... Понимаешь, у меня внук на губе... на гауптвахте сидит... Вот я и приехал.
Я получил разрешение у командования выписать Кантарии временный пропуск.
Через некоторое время пожилой грузин возвращался через КПП в сопровождении небритого расхристанного солдатика. Дед незаконно пытался вывести внучка за территорию, наверно, чтоб прочистить юнцу мозги. Само собой, я этому помешал, позволив себе напомнить Герою, что внука надо воспитывать в соответствующих традициях и учить не позорить форму, которую дед прославил.
Кантария чисто по-человечески попросил помочь. Ему хотелось в другой обстановке объяснить внуку, как надо Родину любить, и как защищать. Я, конечно, ему помог, но уже добившись законных оснований для отгула солдатика. Заодно не отказал себе в удовольствии тоже слегка повоспитывать внучка на правах старшего по возрасту и званию. Я заставил паренька привести себя в надлежащий вид. Брилось это недоразумение всухую, прямо в КПП.
Не зря меня называли Лейтенант Дисбат!
Кантария привел присмиревшего внука в указанное время и поблагодарил меня.
Прошедший войну, он прекрасно понимал: порядок есть порядок.

«Отбрил»

Через пункт периодически шлындали вояки, особо приближенные к штабу дивизии. Кто служил в армии, поймет, о чем я говорю. Речь идет о так называемой «комендантской роте». Форма у ребяток неряшливая, подворотнички несвежие и пришиты кое-как, пуговицы расстегнуты до пупа, ремни висят, извиняюсь, на яйцах, сапоги не чищены... Все дозволено, закон не им писан. Короче, тоскливо. Мне стало обидно за своих солдат. Почему одних устав касается, а других, приближенных к вождям, их доверенных, правила поведения и ношения военной формы никоим образом не затрагивают?
И я решил такой несправедливостью плотненько заняться. Прямо тут, на КПП, устроил показательный спектакль с воспитательным уклоном. Собственноручно приводил «особ, приближенных к императору» в надлежащий военнослужащему вид, попутно растолковывая правила общения с командным составом. Кое-кого подстриг, кое-кого побрил. Некоторых заставил переменить подворотничок или пришить пуговицу, а кого-то даже спровадил за позорящий офицера вид прямиком на гарнизонную гауптвахту.
Примчались «заступники» из штаба дивизии, старше меня по званию и офицерской должности. А молодой лейтеха, выслушав недовольный монолог, вежливо парировал:
- Неловко наблюдать людей, которые обязаны быть образцом как минимум в ношении формы, в позорящем армию виде. Ведь вы же на проверках сами с нас спрашиваете. Вот мой солдат. Сделайте-ка замечание.
К моему счастью, офицеры все поняли правильно. И настойчиво рекомендовали своим телятам более уважительно относиться как к собственному внешнему виду, так и к товарищам по службе, прямо говоря, прекратить армию позорить! Я остался безумно доволен успешностью моих мер по наведению порядка.
И Остапа понесло... То есть, я, честно говоря, вошел в раж...

Начальство надо знать в лицо

Со стороны города влетел в ворота уазик.
Солдаты знали, чей это УАЗ, поэтому и пропустили, не сомневаясь. Но не знал того лейтенант Калугин, на пути которого оказался попавший под горячую руку несчастный!
- Ваши документы!
- Я командир дивизии, лейтенант!
- Извините, товарищ генерал, я вас не знаю! Ваши документы!
Дело все в том, что молодых лейтенантов обязаны были ставить в гарнизонный наряд после ознакомления их с лицами прямых и непосредственных командиров и обеспечения их узнаваемости. Как в поговорке: начальство надо знать в лицо. Я внешних признаков руководства за короткий срок службы изучить не успел, не знал никого ни в лицо, ни по фамилиям, потому и действовал, как действовал.
Расхлябанный солдат-водитель в неаккуратном расстегнутом обмундировании попытался поставить меня на место:
- Ты че, лейтеха, обалдел что ли?
- А вы, товарищ солдат, приведите себя в порядок. Ваши документы.
Генерал, так и не показав удостоверения:
- Трогай!
Достаю пистолет, всерьез намереваясь стрелять по колесам. Нарушитель должен быть остановлен! Но вовремя нарисовавшиеся офицеры с вышестоящих структур встали стеной. Словами, жестами и глазами объясняя мне, как я неправ!
Не знаю, что сталось бы со мной в дальнейшем, если бы генерал не так сильно торопился. Следующий эпизод не менее забавный.

Осечка

На КПП прапорщик, отвечающий за пропускной режим, затащил местного гражданского жителя. Что между ними произошло - не знаю, зато знаю, чем окончилось: армянин армянину набил морду. В данном случае армянин-прапорщик - штатскому! Прапорщик, кстати говоря, был мастером спорта по боксу. А абориген, желающий пересечь командно-пропускной рубеж, как он, наверное, обычно делал, не вник в объяснения земляка и не понял, что сегодня на КПП другие порядки - дежурит Лейтенант Дисбат.
В районе КПП собралась толпа человек в сто из учинивших стихийный митинг местных. Аборигены объединились в непреодолимом желании пробраться в гарнизон, и не иначе как через КПП! Как будто им забора было мало! Ну да, «хозяева Советского Союза»...
Мои солдатики-танкисты, все как один ростом дай бог под метр 60, большая часть азербайджанцы, сметены раззадоренной толпой. В СССР тогда уже начинала потихоньку разгораться искра межнационального раздора. Я убрал солдат за свою спину. Стою в узком проходе, передо мной озверевшие рожи. Вопли, шум, гам, хамство...
Сквозь зубы:
- Покинуть КПП.
Тишина. Толпа чуток обалдела. Я повторил приказание несколько раз. Толпа очухалась и стала напирать. Пистолет извлечен из кобуры:
- Буду стрелять.
Одна обнаглевшая рожа рвет на себе рубашку:
- На, стреляй! Вы все сыкуны!
Медленно, ради всеобщего обозрения, досылаю патрон в патронник... Спусковой курок взведен... Дуло уперлось в лоб наглецу. А тот продолжает изгаляться:
- Да вы шакалы, трусы, ничего ты не сделаешь!
Палец жмет на спуск. Это тебе за шакалов.
Выстрела не раздалось. Осечка. Интересно, почему? Перезаряжаю оружие на глазах у охреневшего и выпучившего глаза местного. Он же слышал щелчок. Из пистолета выпадает патрон.
- Он что?.. Был заряжен? - спросил молодчик.
Я не поднимаю головы, копаюсь в оружии, пытаюсь выяснить причину осечки. Аборигена тем временем сметает с КПП, слышны его крики:
- Он псих! Он стреляет!.. Придурок!
Выхожу из КПП и наставляю пистолет на толпу:
- Считаю до трех, и вас здесь нету.
Толпа испарилась на счет «два».
Почему же случилась осечка? Я часто стрелял из автомата в курсантские годы. Палил из пулеметов, из танковых пушек. А вот из пистолета - единственный раз и заряжал тоже один-единственный. Особенность у перезарядки пистолета такова: ствольную коробку оттянуть можно медленно, но отпускать необходимо резко. В противном случае происходит перекос патрона и, как следствие, осечка. Что и случилось. К счастью.

Будем расти!

Захожу в дивизию, вижу, стоят командир дивизии (уже узнаваемый мною!), начальник штаба, прокурор и начальник особого отдела дивизии. Комдив сразу удалился, а меня просветил прокурор гарнизона:
- Ты действовал правильно и по уставу. Но если бы ты убил человека, тебя бы посадили в тюрьму.
- Почему, товарищ полковник?
- Да потому что устав противоречит основному Закону Советского Союза и является внутренним документом министерства обороны в части применения оружия.
Наутро на построении полка подполковник Горшков, выведя меня из строя на три шага вперед, поощрил меня новой формой с кителем, приказав выдать со склада. Жаль, по размеру не подошла, будем расти!
Командир поставил меня в пример остальным офицерам полка и пожелал непосредственному руководству... не ставить лейтенанта Калугина больше дежурить на КПП!
И начались для меня бессменные и ставшие за недолгий срок привычными караулы.
Кстати, комендантскую роту дивизии целую неделю мордовали строевыми смотрами. Догадываюсь, что они испытывали ко мне особенную «благодарность»...
Оценка: 1.4173 Историю рассказал(а) тов. толстяк : 23-04-2013 22:57:22
Обсудить (43)
26-04-2013 09:53:07, Шурик
Не обязательно. Возможен просто сильный износ патронника...
Версия для печати
Читать лучшие истории: по среднему баллу или под Красным знаменем.
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю
Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
ремонт паркета любой сложности parketov.ru/remontparketa/
Уникальное предложение Floraplast.ru заборы (495) 661-30-12