Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая

Свободная тема


Кельтское проклятье.

Электричка медленно остановилась, двери с шипением открылись, выпустив на перрон разгоряченных пассажиров. Полуденное солнце жарило как в Африке, липкая духота обволакивала. Три подружки, выбравшись из вагона, перевели дух:
- Ну и пекло! Асфальт плавится, аж через подошвы жжет!
- А ты еще каблуки надеть хотела! Прикинь, каково сейчас на них буксовать. Шпильки не для такой погоды.- Настя вытянула в глубокий разрез стройную ногу и полюбовалась переплетенными ремешками, похожей на древнегреческую, сандалии.
- Женька, что бы мы без тебя делали! - Света крутнулась на месте - Классный сарафан! Чистый лен! Легкий, тонкий! В такую погоду - лучше не придумать!
- Повезло, что в магазин удачно зашла, как раз утром деньги за перевод получила. Ну и взяла три, себе и вам. - улыбнулась Женя.
- Зато мы с Настей одинаковые, как клоны, - критически резюмировала подруга, разглядывая кельтский орнамент на груди и подоле у Жени, - Это у тебя времени хватает вышивать, а мы зубрили. Ты-то сдашь! - вздохнула Света.
- Да ладно тебе! И вы сдадите! Зря я что ли с вами занималась? - Женя погладила вышивку на груди,- А завтра к тете моей заедем, у ней машинка крутая, вам тоже что-нибудь забабахаем. Только реши, что вышить.
- Я хочу что-нибудь восточное - тряхнула черными волосами Света
- Тебе пойдет, - окинула взглядом подругу Настя, - У Сережи были рисунки, спрошу.
- Он ведь у тебя худграф заканчивает! - радостно улыбнулась Света, - Точно! Попроси, пусть придумает что-нибудь... Так что? Зачет сдаем и вечером это дело отмечаем?
- Где? - деловито поинтересовалась Настя, - И кто еще будет?
- Надеюсь, Саша с Виктором смогут. Зайдем в училище, спросим на КПП чтобы позвали. Старший курс - им сейчас уже проще.
- С Виктором?.. - улыбка на лице Светы угасла.
- Ой, да ладно тебе! Помиритесь! - приобняла подругу за плечи Женя, - Саня говорил, что Витя тоже весь мрачный ходит. Как раз и повод встретиться - вы же гордые оба, первый никто мириться не пойдет. Так что, не грусти, подруга! Всё будет хорошо! Настя, у вас какие планы на вечер?
- Вроде никаких не было, позвоню Сереже, решим, где встретиться.
- Может, по мороженому? - предложила Света.



Ай, жара! - немолодая цыганка Лола, отдуваясь, присела на скамейку в слабой тени чахлого тополя, - У тебя как, Дарка? Продала что-нибудь? - обратилась она к более молодой товарке.
- Что говоришь?! Кому тут продашь? - та досадливо махнула рукой
- Ту хохавЭса, мэ джинОм! (ты врешь, я знаю), - проворчала Лола, обмахиваясь цветастым платком.
- Со ту пхэндЯн?(Что ты сказала?), - вскинулась та
- Мишто акана брэ!(Да ладно тебе!) , - махнула рукой Лола, - Мэ кхраниО(Я устала). Сейчас поезд придет, иди к вокзалу.! Палэ, палэ! (Давай, давай!)

Дарка, недовольно покривившись, поднялась, и вскоре скрылась в здании вокзала. Лола, облегчено вздохнув, уселась поудобней, и вдруг взгляд ее выхватил из немногочисленных пассажиров только что прибывшей пригородной электрички, трех весело болтающих девушек, направляющихся к киоску с мороженым. Миновать ее им не получалось - дорожка проходила как раз мимо скамейки, на которой расположилась Лола. Цыганка хищно подобралась, вытащила из складок юбки маленькое зеркальце, подышала на него, протерла и спрятала назад. Затем, встав со скамейки, кинулась наперерез девушкам.

- Эй, тырдЁв! чаЯлэ, красавицы! Давай погадаю! Всю правду чачипЭ
мэ тут пхэнАва! Что будет, что было.! Карты всё скажут! на дАрпэ, красавицы!

- Спасибо, не надо! Отмахнулась Света

- Эй! - уже менее любезно обратилась Лола к не думающим останавливаться девушкам, - Давай погадаю! Слышишь! Эй! Не хочешь?! - возвысила она голос, - Тогда проклятье нашлю! Цыганское, старинное! И замуж потом не выйдешь никогда, и болеть будешь, и счастья тебе в жизни никогда не будет! - не оставляла она попыток привлечь внимание потенциальных клиенток .
- Ну, сказали же, не надо! - повернулась Надя, не сбавляя шаг.
- Стой! - забежала вперед Лола, - Не хочешь гадания - дай денег! А не дашь- прокляну!
Девушки вынуждены были остановиться. Неширокий проход между ларьками теперь полностью загораживала гадалка, растопырив руки в стороны, и не желая упускать добычу. Женя нехорошо прищурилась:

- Проклянешь? Мы тебя сами сейчас проклянем! Пропусти лучше от греха!
- ЧачипЭ ?! Ты?! Меня?! Тэ скарИн ман дэвЭл! - торжествующе выкрикнула Лола, - Всё, проклята ты теперь!..

Девушки переглянулись. Женя вскинула руки к небу. Подруги, мгновенно образовав круг, тоже синхронно подняли руки.
Цыганка осеклась. Происходило что-то непонятное и пугающее.

- Отхэре сЭде хис хлАфорд АэлфрЕде куИнге пАэт хэ элАра НоргмОнна нОрпмэст бУдэ!
Хэ куАэп пАэт хэ бУдэ он пАэм лАндэ норпвэАрдум уип па вэстсАе.
Хэ сЭде пЕа пАэт ланд сай суИпе ланг норп пОнан..., - хором, нараспев начали декламировать девушки странные слова.

Внезапный порыв ветра погнал по привокзальной площади пыльный смерч. Из-за здания вокзала быстро выползала черная грозовая туча.

- Ак хит ис Эал вЭстэ бУтон он фЭавум стОумум стуккемЭлум вИтсиап фИннас он хУнтопе он уИнтра энд он сумЭра он фискАпэ иэ пЭрэ сэ!


Зеленые глаза рыжеволосой - теперь Лола уже не сомневалась - ведьмы, с вышитыми на длинном светлом сарафане колдовскими (а какими же еще?!) знаками, пронзительно смотрели, казалось, в самую душу гадалки.
Три девушки, брюнетка, блондинка и самая из них опасная - рыжая, несомненно, главная ведьма, продолжали все громче и громче:

- Хэ сЭдэ пэт хэ эт сУмум тсИррэ уОлдэ фАндиан ху лОнгэ пэт ланд нОрпрухтэ лЭгэ Оппэ хуЭпэр Энинг мон би нОрпан пэм вЭстэннэ бУдэ!!!

Со стоящего рядом тополя, с пронзительным карканьем, сорвалась ворона и, суматошно размахивая крыльями, понеслась к реке. Ветер усиливался, черная туча неумолимо надвигалась, уже наползая своим краем на солнце.
Гадалка с трудом отвела взгляд, зажала ладонями уши, чтобы не слышать пугающих колдовских заклинаний, и, поднимая длинной юбкой пыль, без оглядки, со всех ног припустила прочь, подальше от нового, неизвестного и страшного колдовства.

Девушки переглянулись и весело расхохотались.
- Ну, вот и закрепили лишний раз, - удовлетворенно сказала Женя.
- Гроза идет. Бежим скорей к автобусу, пока не началась, - Настя посмотрела на часы.
- Но мороженое я, все же, куплю,- Света, вытащив из сумки с лохматой индейской бахромой, кошелек, направилась к киоску.


В высоком, сводчатом коридоре корпуса филологического факультета было тихо и прохладно. Изнуряющая жара не могла пробиться через полутораметровые стены старинного здания. За окнами радостно лупил по металлической крыше флигеля долгожданный ливень. Вдалеке сверкнула молния, вскоре донесся глухой раскат грома. Света сосредоточенно читала конспект. Настя, уже получившая зачет, довольная и расслабленная сидела на широком подоконнике и вполголоса делилась впечатлениями с еще не сдавшими однокурсниками. Дверь открылась, Женя, улыбаясь, вышла из аудитории.
- Ну, что? - шепотом спросила Настя. Женя молча подняла растопыренную пятерню.
- Следующий! - донеслось из аудитории.
Света, глубоко выдохнув, и быстро перекрестившись, вошла.
- Дверь оставьте приоткрытой, пусть хоть немного сквознячком проветрит, а то душновато здесь, - пожилой преподаватель приветливо кивнул девушке, - Берите билет, готовьтесь.
Света взглянула на билет и облегченно перевела дух: - Я без подготовки, можно?
Преподаватель внимательно посмотрел на девушку поверх очков: - Что ж, похвально, что вы не отнимаете у меня время. Уже одно это говорит в вашу пользу. Вижу, что готовились. Ну-с, прошу.

- Вопрос первый - донеслось из за приоткрытой двери, - «Путешествие Отхере» на староанглийском.
- Пожалуйста, я весь внимание.

- Ohthere sæde his hlaforde, Ælfrede cyninge, þæt he ealra Norðmonna norþmest bude...


(История невыдуманная. Сюжет был мне любезно подарен 10 лет назад Регионом22.)


Оценка: 1.8153 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 12-05-2016 20:42:49
Обсудить (16)
23-05-2016 17:08:16, Абзац
Здорово. +2. Вот только диалоги в начале слегка вычурные, КМ...
Версия для печати

Флот

Триста спартанцев

Борису Васильеву, с теплом.

- На рейде тихо в час ночной,
Тебе известно лишь одной,
Когда усталая подлодка
Из глубины идет домой...

Негромко и задушевно, стараясь попадать в ноты, звучали низкие мужские голоса под мягкий аккомпанемент старенькой гитары
Теплый июльский вечер накрыл дачный поселок. С залива тянул легкий ветерок, на горизонте цепочкой огней виднелась дамба, и темным вытянутым пятном, сливаясь с вечерним небом, угадывался Кронштадт. Отгремел салют, вдосталь накупалась в фонтанах полосато-бескозырочная братия. Очередной день Военно-Морского Флота неуклонно катился к своему завершению.

На веранде старого, но еще крепкого дома с мезонином, вокруг стола, расположились четверо друзей. Их, когда-то, давным-давно, окончивших славное училище имени Ленинского комсомола, судьба разбросала по разным флотам, городам и весям, но сегодня случилось, что убеленные сединами, без пяти минут пенсионеры, наконец, встретились. Стол украшала литровая бутылка дорогущего армянского коньяка, привезенного самым старшим по званию из всей компании, контр-адмиралом, а когда-то курсантом, Савельевым - головной болью замполитов и начальства училища. Сейчас, спустя многие годы после выпуска, Савельев заметно остепенился, но воспоминания об училищной молодости и коньяк волшебным образом изменили выражение лица контр-адмирала, и глаза его сейчас горели прежним молодым весельем. Но в самоход с дачи винтить некуда, да и незачем, девушки старых морских волков мало интересовали в силу возраста, а спирт компасами глотать, как справедливо заметил хозяин дачи, отставной капраз Пахомов, здоровье уже не позволяет.
Поэтому наши герои, неторопливо прикладываясь к коньяку, делились воспоминаниями, случаями из службы, как веселыми, так и грустными. Взрывы хохота перемежались молчаливым поднятием рюмок, время от времени вновь звучала гитара и пожилая соседка по даче, присев на крылечке, с грустной улыбкой слушала старые, забытые песни в исполнении не совсем стройного, но душевного мужского квартета...

- Иваныч, - отложив гитару, обратился к хозяину бывший училищный запевала, капраз Семенов, а как семейство твое, как Вера?
- С Верой мы расстались давно уже, - спокойно ответствовал Пахомов, - Я на даче живу, как в отставку вышел, Вера в городе. Юрка, сын, у ней пока живет, квартира большая, но сейчас отделяться решил, жениться собирается.
- Юрку помню, - усмехнулся в усы Семенов, - Как искали его всем гарнизоном.
- Это когда же? - заинтересовался контр-адмирал.
- Да в Гремихе еще, - улыбнулся хозяин, - Ему лет шесть было. Решил меня встретить у ворот, ну и учапал из дому никому не сказав. К вечеру завьюжило. Хорошо так, надолго. Я в дом - там полундра уже. Искали часа три, хорошо, что у него ума хватило в кочегарку зайти - там и нашли.
- А сейчас он чем занят?
- Корабелку весной закончил, работает. У него своя жизнь. Мы сейчас редко видимся. Я в город не вылезаю, чего я там не видел?.. Здесь спокойнее...

За забором послышался шум подъехавшей машины. Хлопнула дверца, раздалось пьяное неразборчивое бормотание, затем звук двигателя, удаляясь, затих в ночи.
- Кто это приехал? - удивленно вопросил хозяин, - Вроде никого не ждали больше...
Договорить он не успел. Калитка распахнулась, взглядам удивленной компании предстал в стельку пьяный молодой человек, еле держащийся на ногах.
- П-п-папа!.. - заплетающимся языком проговорил он, и, не удержавшись, рухнул в заросли смородины у забора. Мгновение спустя оттуда раздался громкий храп.
- Ну, вот, собственно, и Юрка, - проговорил Пахомов.
- Тоже день Флота отмечал? - предположил Савельев , - Хаар-р-рош наследник, традиции блюдет!
- Непохоже на него, не пьет он в таких количествах. Может, случилось что-то? - предположил хозяин.
- Слушай, Иваныч, с Верой, может, что стряслось?- выказал предположение мгновенно посерьезневший четвертый участник застолья, капдва Зимин.
- Спокойно, разведка! - рассеяно отозвался хозяин, Вера, если ты помнишь, звонила полчаса назад и поздравляла нас всех. Что за полчаса случиться могло? Этот товарищ, судя по всему, уже с обеда хлещет.
- Утро вечера мудренее! - взял в руки бразды правления контр-адмирал, - Ну-ка, взяли этого залетчика и понесли в дом! Иваныч, ты его не сильно наказывай - как-никак, головой к дому упал!.. Ха-ха!..

- Ну, что?! Рассказывай, как до такой жизни докатился! - Пахомов внимательно смотрел в опухшее лицо сына, - Юра, с какой радости так нажираться? Я понимаю, что Корабелка от флота недалеко стоит, но зачем так-то уж? Или другая причина есть?
Сын, виновато потупившись, смотрел в стол.
- Иваныч, - обратился к хозяину Семенов, может ему на опохмел пять капель дать? Плохо парню.
- Не надо, дядя Володя, - тихо проговорил Юрка.
- Правильно! - веско заметил Зимин, - Нечего приучаться! - он подвинул к Юре стакан с огуречным рассолом, - Давай! Лечись!
- Рассол! Напиток завтрашнего дня! - с немецким акцентом спародировал телевизионную рекламу Савельев, - Выпил? Молодец! А сейчас мы будем пить чай и ты расскажешь нам что стряслось, и по какому поводу так нажрался...
- Не рассуждать! - рявкнул адмирал на попытку Юрки пробормотать, что дескать, ерунда и он сам разберется...

...Ну, вот и всё, - подытожил Юрка, - Оказалось, всё это время она меня тупо использовала. Просто тянула бабки. А свадьбу сыграет, конечно, но не со мной. Морду бить смысла нет. Ему - не за что. Ей есть за что, да толку-то? Только собственное бессилие показать и срок заработать. И уже почти все общие знакомые в курсе происходящего. И получается, что я вынужден утереться и уйти, солнцем палимый...
- Типа лошару кинули и пусть канает? - уточнил Зимин, нехорошо прищурившись.
Юрка уныло кивнул: - Еще и заявила на прощанье с улыбочкой, мол, шубу обещал, но она уж не настаивает. И вообще, она хочет поскорее забыть и меня и всё, что между нами было...
- Стер-р-рва! - проворчал Савельев, - Вот ведь!.. - он смачно выругался, - Юрка, поступим так: Ты сейчас остаешься здесь - в городе тебе делать нечего! - он вытащил из кармана кителя портмоне и отсчитал несколько бумажек, - Отправляйся в магазин на станцию и купи коньяка. Если есть «Ной» - его, если нет, что-нибудь другое армянское. Надеюсь, не отравят. А мы подумаем, как тебе помочь... Выполнять! - прервал он попытку Юрки отказаться от денег, - Я знаю, что у тебя свои есть, не все еще пропил. Вот и побереги. Они тебе скоро понадобятся! - глаза адмирала зажглись так хорошо знакомым присутствующим, прежним курсантским, шальным огоньком... - Забыть, говоришь? - пробормотал он, вслед направляющемуся к калитке Юрке - Быстро забыть у тебя, девочка не получится. Помнить будешь долго...

Пока Юрка мотался на станцию, Савельев поведал товарищам о плане мести. План был прост, эффективен и коварен. Зимин восхищенно покрутил головой:
- Слушай, Саня, ты явно не туда пошел. У нас тебе цены бы не было! И «пауков» получил бы лет на пять раньше - зуб даю!
- Если бы еще раньше голову не сложил! - меланхолично ответствовал адмирал, - у тебя хоть и «пауков» нет, и капраза задержали, а медальки-то не песочные, Рэмба ты наш - ласково приобнял он Зимина за плечи,
- о! гонец явился! Принес?
- Принес, дядя Саша! - Юрка вытащил из сумки темно-красную с золотистой надписью коробку.
- Это что? - уставился на коробку хозяин.
- «Ной», папа, как и было заказано!
- Отправь дурака за бутылкой - он одну и принесет - проворчал Пахомов. Адмирал внимательно посмотрел на Юрку. Тот вытащил из сумки еще одну такую же коробку и поставил на стол рядом с первой.
- Однако! - с уважением протянул Семенов, - А парень-то не дурак.
- Далеко не дурак! - подытожил адмирал, когда появилась третья бутылка, - Своих добавил?! Ну, ладно...
- Хороший сын у тебя, Витя! - повернулся он к хозяину. Такому и помочь в радость, - Савельев разлил по рюмкам янтарную жидкость, - Ну, за успех!..

На следующий день коварный план контр-адмирала Савельева начал воплощаться в жизнь. Задачи, поставленные Юрке и старым боевым товарищам, были четкие и выполнимые. Погрузившись на два вызванных такси, вся компания с энтузиазмом отправилась в город. Наши герои как будто скинули годы и вновь ощутили себя курсантами. Молодыми, веселыми и полными жизни. Савельев взял на себя самую ответственную задачу. Снабдив личный состав необходимыми атрибутами и указав цели, он остановил такси на Невском, около переливающейся огнями роскошной витрины мехового бутика ANGELO DANZI., весело подмигнул своему отражению в зеркальной двери и решительно зашел внутрь...
***
Смеркалось. На знакомой веранде за круглым столом под уютной лампой с абажуром проходил военный совет.
- Ну, ты задачи ставишь! - Семенов пригубил коньяку и кинул в рот виноградину, - я, конечно, обошел все точки, но, может, лучше на рынок было сразу? А то даже устал с непривычки - годы-то не те уже...
- На рынок Виталич съездил. Там сегодня все равно закрыто почти все, - ответствовал адмирал, - у тебя как? - обратился он к Юре.
- Всё штатно, по плану - отрапортовал тот, - съездил, сделал заказ, обещали доставить в оговоренное время. Я им привезу - они сразу и доставят.
- Она точно в это время дома будет? - строго спросил Зимин.
- Точно, Николай Виталич!
- Откуда сведения?
- Серегина жена к ней собиралась - они там то ли свадебное платье мерить собрались, то ли просто посиделки. Уведомила Серегу, чтобы забрал ее оттуда в восемь. Он мне жаловался, что футбол не посмотреть из-за этих бабских вывертов.
- Это хорошо... Не то, что футбол не посмотрит, а то, что клиентка будет на месте - довольно проговорил Семенов,
- Саня, - обратился он к адмиралу, довольно развалившемуся в кресле, - а ты не изменился! Такой же распиздяй, хоть и в адмиральском звании. А помнишь, как мы с тобой еще лейтенантами тараканов наловили и гуашью им на спинах тельники нарисовали? А потом в каюту к начпо запустили, когда тот с похмелюги был? Чуть умом ведь не тронулся, бедолага! Сколько их было-то?..
- Не считал. Но помню, что много, - улыбнувшись, ответствовал Савельев, - А помнишь, как ты на третьем курсе в педагогическую общагу по трубе лазал?
- А!.. - вмешался хозяин, - это я помню, это когда девки нас в уборной прятали от коменданта, а туда первокурсницы-дуры сунулись и визг подняли на всю общагу?..
- Во-во! Всю малину испортили, девственницы!... - подхватил Зимин, - а помнишь, когда курсовому адмиральские погоны пришили, пока тот на массу давил?!
- Ага! - захохотал Семенов, - нас потом месяц всех без берега держали! Кто же знал, что с утра проверяющий из штаба флота явится? А ему выходит докладывать целый контр-адмирал?!..

Юрка, тихонько сидя в углу, восхищенно внимал рассказам и воспоминаниям отцовских друзей. Однако, чудил папа, сотоварищи, в молодые годы - ого-го! Не то, что нынешнее племя!...
***
- Ой, девочки, я так рада, так рада! - щебетала Леночка, - А после загса мы поедем в Пушкин, в ресторан, и в парке фотосессия будет. Петя заказал самого модного фотографа! К нему в очередь за полгода стоят! Но деньги решают всё! И квартиру эту тоже он мне купил!..
- Лен, дело конечно, не моё, но мне кажется, ты с Юрой помягче могла расстаться. Зачем было так-то уж гнобить мужика? - Юля выпустила дым в сторону приоткрытой форточки.
- Ой, я тебя умоляю! - отмахнулась счастливая кандидатка в мелкие олигархини, - ну, подумаешь! Он и в морду-то мне дать побоялся! Какой он мужик?!
- Лен, в морду дать большого ума не надо. А Юрка - не трус и далеко не дурак, хоть и небогатый, - поддержала Юлю Анжела.
- Вот именно - небогатый! - небрежно кинула Леночка, - гуляли по Невскому, я специально его к ANGELO DANZI подвела. И шубку показала. Ну, намек насквозь прозрачный! Сделал вид, что не понял. Хотя обещал шубку еще весной.
- А ты хочешь сказать, что купи он тебе шубку и ты за него замуж бы пошла?
- Нет, конечно! - расхохоталась Леночка, - что я, больная что ли? В постели он конечно, лучше Пети - это однозначно, но это и всё. Я его для постели и держала. А сейчас если замуж не выйду за Петю - остаток жизни нищей проходить?! Не-е-ет!..
- А они же знакомы. Петя с Юрой. Хоть и шапочно, но... Ты не боишься, что мордобой из-за тебя устроят?
- А и пусть устроят! - Леночка хищно улыбнулась. Мне даже интересно будет, кто кого.
- Ну, ты и стерва!.. - то ли восхищенно, то ли осуждающе протянула Анжела...

В глубине прихожей закурлыкал звонок домофона.
- Да? - сняла трубку хозяйка.
- Добрый вечер! Служба доставки. Это Елена Сорокина?
- Да, - растерянно проговорила Леночка
- Вам доставлен заказ, откройте, пожалуйста.
- Сейчас, минуточку! - Леночка выскочила в комнату, и переключила канал телевизора. На экране возник знакомый двор и переминающийся с ноги на ногу перед подъездом молодой человек в форме службы доставки ДиЭйчЭл с огромным букетом роз и внушительных размеров коробкой, перевязанной пышным бантом.
- Там кто? - подскочили подруги
- Доставка! - гордо заявила Леночка - Это наверняка от Пети сюрприз - он вчера намекал... Ой, какой он внимательный! Не то, что... - она, не договорив, метнулась в прихожую и нажала кнопку на домофоне, - Проходите! Третий этаж!..

Через минуту в дверь позвонили. Леночка, посмотрев в глазок, убедилась, что перед дверью именно тот, кто был у подъезда, и щелкнула замком, открывая дверь.
- Елена?
- Да, я! - кокетливо улыбнулась девушка.
- Распишитесь, пожалуйста! - он ловко подсунул ей планшет с квитанцией. Леночка, не глядя, черкнула подпись, молодой человек протянул ей пышный букет роз, аккуратно поставил у ног сияющей девушки перевязанную яркой лентой, фирменную коробку и, улыбнувшись, откланялся.
Леночка с мечтательной улыбкой поднесла букет к лицу и заметила торчащую открытку. Вытащив ее, она вчитывалась в ровные строчки, Подскочившие подружки из-за плеча заглядывали в текст.
- Да... Все таки Юрка - романтик! - подвела итог Анжела, - И настоящий мужик. Уйти красиво тоже нужно уметь. Какие слова! - она продекламировала, глядя через плечо подружки: ... «Я благодарен тебе за те дни, когда мы были вместе. Возможно, я был недостаточно чутким и внимательным - прости меня за это. Пусть этот подарок будет всегда напоминать тебе обо мне. Будь счастлива!..»
Леночка досадливо поморщилась: - Поезд ушел! Анжелка, вы мои подруги или Юркины?! Ну, написал, ну подарил... - она с загоревшимися глазами прочла надпись на фирменной коробке: - ANGELO DANZI !!! Вау-у-у!!! - в восторге завизжала девушка, - Круто-о-о!!!
- Шуба? - деловито поинтересовалась Анжела, - пойдем в комнату, примеришь! Нет, все-таки красиво, что ни говори! Подарок на прощанье! Такое не скоро забудешь!
- Ну-у-у, - протянула Леночка, - Может, она мне и не понравится... - однако коробка уже стояла в центре большой гостиной под сверкающей люстрой, и тонкие пальчики с наманикюренными коготками нетерпеливо развязывали бант. Наконец, блестящая лента, с мягким шелестом скользнула на дорогой восточный ковер. Подруги склонились над коробкой.
- Але-е-е!.. Оп!.. - торжествующе произнесла Леночка и подняла крышку.

Внезапно, коробка, которую только крышка и сдерживала, раскрылась во все четыре стороны одновременно, и на ковер, на пол, к ногам визжащей девушки хлынула лавина маленьких, рыжих, серых, белых и пятнистых хомячков. Их было много. Очень много. Столько, сколько может вместить приличных размеров коробка, наполненная под крышку. Леночка, с округлившимися глазами, продолжала самозабвенно визжать, а хомячки, испуганные светом, визгом и незнакомой обстановкой, шустро растекались по углам, норкам, и различным закоулкам большой, обставленной в стиле Ренессанса квартиры. Наконец, извержение коробки закончилось, визг прекратился. Леночка, растерянно хлопая ресницами, стояла, не в силах что-либо сказать.
Подруги сочувственно молчали. Но в их сочувствии глубоко-глубоко были спрятаны злорадство и удовлетворение. Ибо нет ничего более приятного для женщины, чем уесть чем-то другую женщину, которая ухватила фортуну за хвост и хвастается этим перед менее удачливыми подругами. Пусть не самой, пусть чужими руками, но опустить с небес на землю. Тем более, к Юрке и та и другая относились неплохо. Леночка представила, что завтра вся эта история в красках и ехидных комментариях будет доведена до мнения широкой общественности, и эта мысль взбесила ее больше, чем можно было ожидать.
- Ну что вы уставились?! - в истерике завизжала она, не соображая уже, что делает, - кончилось представление! Давайте, проваливайте!

Девушки переглянулись. Анжела осторожно попыталась успокоить Леночку, но та, грубо оттолкнув ее, и хлопнув дверью, скрылась в глубине квартиры.
- Пойдем, - надевая туфли, произнесла Юля, - без десяти восемь, я Сереге сказала, чтобы подъехал за мной. Тебя домой отвезти?
- До метро подбросьте! - Анжела, глянув в зеркало, поправила прическу, - Да-а-а... А Юрка-то не дурак. Далеко не дурак! - она прыснула, - Этот подарок до-о-олго о себе будет напоминать!..
- Мужик сказал - мужик сделал! - поддержала Юля, - Ой, какой симпатичный! - она наклонилась и подобрала рыжего хомячка, некстати высунувшегося из переливающейся стразами, туфельки хозяйки квартиры, - Я его себе возьму. На память...

- Юрка!.. Уважуха! Хороший ход!.. - Серега восторженно хлопнул по плечу приятеля, - Мне Юлька вчера рассказала - я угорал! Чуть в столб не въехал - так ржал! Слушай, как тебе это вообще в голову пришло?! Ты же о себе ей такую память оставил, что на годы, если не десятилетия! Их ведь не выведешь! Что не сгрызут, то обоссут. Да еще и размножаться будут! Сколько их было-то?
- Триста! - улыбнулся Юрка.
- Же-е-есть! - завопил приятель, - триста спартанцев! Спа-а-а-арта!... Йохуууу!!! Я его Снайдером назову!
- Кого? - недоумевающе вопросил Юрка
- Хомяка! - хохотал Серега, - Юлька вчера прихватила на память!

- Да, собственно, идея-то не моя была, - улыбнулся Юрка, - остались еще специалисты ВМФ СССР...
Оценка: 1.7541 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 10-09-2015 23:43:32
Обсудить (199)
20-09-2015 11:29:56, Baloo
Зоомагазин один, меховой тоже один, коньяка несколько бутыло...
Версия для печати

Флот

Молись и кайся!


- Мам, я побежала! Стёпка проснется - покорми. Там каша на плите...
- Да уж разберусь! - с неудовольствием проворчала Маргарита Ивановна, - Чего тебя несет-то туда? - снова начала она недавно прерванную воспитательную беседу, призванную повлиять на непутевую, по ее мнению дочь, - Не барин, мог бы и сам домой добраться! Где гордость то твоя?!
- Мам, ну как ты не понимаешь?! Они уже почти месяц в море. Учения... И вообще, почему я мужа встретить не могу?!
- К тебе мать приехала! Добиралась через полстраны к черту на кулички, в эту тундру, где и солнца-то нету!.. Ведь, могла же распределиться хорошо, - вновь завела она, - Замуж выйти не за этого голодранца, а за Артура. Он ведь так за тобой ухаживал! И папа у него в исполкоме, и квартира в центре...
- Ну, мама! Хватит! - Светлана твердо прервала приготовившуюся к долгому сетованию мать,- Все уже было давно сказано и решено! Живем, Степка растет, Сережа скоро старлея получит... И не называй Сережу голодранцем! Он мой муж и я его люблю!
- Любит она!.. - проворчала Маргарита Ивановна вслед хлопнувшей двери. Выбором дочери она была очень недовольна. Окончить институт с красным дипломом, плюнуть на радужные перспективы, никого не слушая, выскочить замуж за новоиспеченного лейтенанта и сорваться за ним аж за Полярный круг! Декабристка!.. Ладно бы лейтенант был перспективный, с папой-адмиралом в Москве и большой квартирой на Кутузовском. А этот, как есть, голодранец. Детдомовский.
Маргарита Ивановна так была тогда оскорблена поступком Светланы, что прекратила всякое общение, и стойко выдерживала характер, несмотря на дочкины письма и поздравления с праздниками, но рождение внука смягчило-таки её суровое сердце.
Светлана с сыном, которого, к неудовольствию Маргариты Ивановны, в честь прадеда, та назвала Степаном, а не как ей, бабушке, мечталось, Альбертом, приехала летом погреться на южном солнышке и поесть фруктов. Попытки Маргариты Ивановны образумить дочь, ни к чему не привели. Светлана кротко смотрела на мать, улыбалась чему-то своему, далекому, и явно не собиралась хоть как-то прислушаться к ее доводам и сетованиям. Маргарита Ивановна махнула рукой, и решила, что время все расставит на свои места. Поживет, помыкается по гарнизонам, бросит своего голодранца и вернется с сыном под материнский кров... Уж здесь то, в собственном доме с садом, всяко лучше.
Внука она любила. Жалела, правда, что тот был копией отца - хоть бы что от матери взял! Но, утешала себя тем, что мальчишке всего неполных два года, и он еще перерастет - может и проявятся материнские черты. Но характер, даром что маленький, а в отца. Такой же серьезный, даже в младенческом возрасте .

Степка был молчаливый. В отличие от других карапузов, чуть что, заливавшихся криком и рёвом, внук проявлял завидное самообладание, только изредка тихонько хныкал, если проголодается . Остальное время помалкивал и улыбался, внимательно созерцая окружающий мир. Сейчас, по прошествии года, Стёпка уже начал говорить, и к радости бабушки, даже изрек слово "баба", показав на фотокарточку Маргариты Ивановны, а затем на неё саму.
А еще Стёпка любил смотреть мультики. Светлана, уходя, сказала матери, чтобы та, покормив внука, поставила ему что-нибудь посмотреть, но Маргарита Ивановна безапелляционно заявила, что мультики детям только вредят, и что русские народные сказки - лучшая альтернатива всем этим заокеанским видео.
На самом же деле, всё обстояло несколько иначе. Поглядывая на часы, Маргарита Ивановна с нетерпением ожидала очередной серии «Просто Марии», готовясь сопереживать несчастной судьбе скромной латиноамериканской девушки. Поэтому, просмотр мультиков Стёпке ближайшие два часа никак не улыбался. Но Стёпка пока еще сладко спал в самодельной, сделанной золотыми руками соседа, отставного мичмана Панкратова, деревянной кроватке.
- Вот ведь, дикий край! И кроватки-то в магазине не найти! - недовольно подумала она.
Чем Маргарите Ивановне не понравилась воздушная и вместе с тем прочная, матово светящаяся белыми точёными стойками, сделанная из выдержанной, без единого сучка, березы, кроватка- было непонятно. Видимо, раздражение на зятя проецировалось на все предметы, к коим тот хоть каким-то образом был причастен.
В открытую форточку донесся малиновый перезвон колоколов. Недавно отреставрированная и открытая к Пасхе, церковь находилась неподалеку, за рядом облупившихся панельных пятиэтажек.
- Вот ведь! Раззвонились! - недовольно подумала Маргарита Ивановна, закрывая форточку, дабы колокольный звон не разбудил внука. Бывшая учительница скептически относилась к религии, полагая, что она - опиум для народа, и на этой почве когда-то страшно разругалась со свекровью, тайком покрестившей, тогда еще малолетнюю, Светку.
Степка заворочался, проснулся и встал в кроватке, прислушиваясь к льющемуся за окном колокольному звону.
- А вот и наш Стёпушка проснулся! - медоточивым голосом пропела Маргарита Ивановна,- Сейчас мы кашку покушаем, а потом сказку послушаем. А потом будем с тобой кино смотреть. Да? Ох, ты, мой сладкий! Увезли тебя от бабушки на край земли! И солнца-то тут нету, и фруктов нету,- причитала она, вынимая внука из кроватки. Стёпка высвободился из рук бабки, деловито протопал к окну, ухватился за батарею и задрал голову, внимательно ловя звуки продолжавшегося колокольного перезвона.
- Разбудили моего маленького! - продолжала ворковать Маргарита Ивановна, вынимая из шкафа миску и готовясь кормить внука.
- Молись и кайся! - раздалось вдруг от окна. Маргарита Ивановна медленно повернулась, надеясь, что это ей просто послышалось. Стёпка серьезно смотрел на нее снизу вверх. За окном продолжали звенеть колокола.
- Баба! Молись и кайся! - настойчиво повторил Стёпка, глядя на Маргариту Ивановну и показывая ручонкой на шкафчик над телевизором.
Маргарита Ивановна медленно перевела взгляд с внука на шкафчик. Над шкафчиком ее ошарашенному взору предстала репродукция Сикстинской Мадонны. Прекрасные глаза строго и печально смотрели, казалось, в самую душу бывшей учительницы истории и естествознания. Миска выпала из рук и покатилась под стол. Маргарита Ивановна почувствовала слабость в ногах и опустилась на пол.
- Молись и кайся! - подобрался к бабке на четвереньках Стёпка, продолжая показывать ручонкой на лик Богоматери.
- Господи! - выдохнула Маргарита Ивановна, - Стёпушка!.. Да как же это!.. Это же...
- Молись и кайся! - требовательно повторил Стёпка, глядя на творение бессмертного Рафаэля.
- Пресвятая Богородица! - неумело крестясь и путаясь в словах, заговорила Маргарита Ивановна...
Под нескончаемые Стёпкины «Молись и кайся!» Маргарита Ивановна истово, со слезами на глазах, глядя на Сикстинскую Мадонну, раскаивалась в том, что в ее жизни было неправильным и неправедным. Тут было всё. И скандал со свекровью, покрестившей Светку, и постоянное пиление покойного мужа, и случавшиеся адюльтеры, и какие-то давно забытые подруги, интриги на работе, заваливание на экзаменах, злословие в адрес Светкиного скоропалительного замужества, неприятие зятя и прочая, прочая, прочая... Как только поток слез и раскаяний иссякал, тут же над ухом раздавалось настойчивое Стёпкино «Молись и кайся!», и Маргарита Ивановна, плача и чувствуя облегчение от искреннего раскаяния, вспоминала новые и новые грехи, коих, оказывается, за многие годы накопилось преизрядно...
Колокольный звон за окном утих. Маргарита Ивановна, чувствуя необъяснимую благодать в душе, прижала к сердцу Стёпку.
- Золотой ты мой! - промакивая слезы рукавом кофты, растроганно бормотала она, покрывая поцелуями Стёпку, - Воистину, устами ребенка глаголет истина!..

* * *
- Сереженька, милый! - Светлана, не торопясь, под руку с мужем подходила к дому, - Ну, она ведь не навсегда приехала. Я понимаю, что не сахар тебе ее лишний раз видеть, но она же мама... И я её люблю, все равно. И тебя люблю. Потерпим пару недель...
- Светик, да я разве не понимаю? - негромко отвечал муж, - Кто же виноват, что у нас так получилось? Ну, поживу у Николаича, если совсем уж критично будет. В конце концов, все равно на железе большую часть времени провожу...
- Никто не виноват. Это жизнь... Может время все расставит на свои места? И мамино отношение к тебе изменится?..
- Не думаю, что это случится скоро - усмехнулся Сергей, - особенно после того, как я ее по телефону Маргаритой Палной назвал, - они оба весело расхохотались, вспомнив давнюю Серёгину оговорку.
Маргариту Ивановну с Маргаритой Павловной из фильма «Покровские ворота» роднило практически всё, за исключением отчества. Тёща этот фильм тоже прекрасно помнила, и Серёгину оговорку считала изощренным издевательством, как тот потом ни извинялся, говоря, что, вот, как раз фильм идет, поэтому и оговорился. Но Маргарита Ивановна была неумолима, и прощать Серёгу, судя по всему, не собиралась...
Они подошли к двери. Светлана прильнула поцелуем к губам мужа. Они долго стояли, прижавшись друг к другу. Высокий мужчина в черной шинели и стройная темноволосая женщина в песочной дубленке, на фоне обшарпанной двери Дома Офицерского Состава...
- Ну, с Богом! - Сергей, решительно повернул ключ...

* * *

В двери щелкнул замок.
- Мама! Стёпа! Мы пришли! - раздался веселый голос Светланы. Сбросив на руки мужу дубленку, она скинула сапоги и, пройдя в комнату, замерла, увидев заплаканное лицо Маргариты Ивановны. Стёпка сидел рядом с ней на полу и заулыбался во весь рот, увидев маму.
- Мама! Что случилось?! - кинулась Светка к матери, - Ты в порядке?!
Сергей, войдя в комнату, остановился у порога, недоуменно глядя на жену и тёщу, сидящих, в обнимку, на полу. Сын, радостно улыбаясь, закричал - «Папа!», поднялся, и, подбежав к Сергею, обхватил его за ногу
- Здравствуйте, Маргарита... Ивановна, - произнес Сергей, поднимая сына на руки, - Ну, Степан, доложи обстановку!
Стёпка, облапив за шею папу, довольно улыбался, не сбираясь, судя по всему, ни о чем докладывать. Ему было хорошо.
- Светочка, Сережа, - не вставая с пола, проговорила Маргарита Ивановна, --Простите меня, Христа ради! Я вам столько нервов испортила!...
Светлана и Сергей, не веря своим ушам, замерли. Услышать подобное от Маргариты Ивановны, всего лишь два часа назад на чем свет стоит, костерившей непутевого зятя и непослушную дочь, было из области то ли ненаучной фантастики, то ли какой-то латиноамериканской мелодрамы . Однако же, вот она, заплаканная тёща, сидящая на полу и, такое впечатление, даже похорошевшая и помолодевшая, не понятно с чего.
- Не пытаясь понять причину этой метаморфозы, Светлана и Сергей помогли Маргарите Ивановне подняться с пола и усадили на диван.
- Ну, всё, мамочка. Что было - забыли. Давай, приляг. Ты, наверное, устала. Со Стёпкой возилась...
-Ой, Светочка! Я ведь его и не покормила, - всхлипнула Маргарита Ивановна.
- Да вы не волнуйтесь! Я его сам покормлю - он любит вместе со мной за столом сидеть. И вы присоединяйтесь к нам! - улыбнулся Сергей, еще пребывая в некотором обалдении от всего произошедшего.
- Спасибо, Сережа! - растроганно проговорила Маргарита Ивановна, - Я не голодная, я попозже, чаю попью с вами. Вы кушайте, я котлет с утра нажарила. И каша Стёпушке там...
Уложив мать на диван, Светлана вышла на кухню, прикрыла дверь и с растерянной улыбкой посмотрела на Сергея. Тот, не менее удивленный, недоуменно пожал плечами.
- Это что, чудо? - шепотом спросила Светлана.
- Наверное... - улыбнувшись, прошептал в ответ Сергей, - Давай будем считать это чудом. Ничем иным не объяснить.
Стёпка, улыбаясь, сидел на коленях у Сергея. На плите забулькал чайник. Светлана щедро сыпанула чай в блестящий заварник из желтой пачки со слоном, и накрыла его сложенным полотенцем.
- Индийский?! Откуда? - удивился Сергей.
- Мама привезла. И торт еще, - Светлана обняла мужа и сына, - Вынимай торт, он за окном висит. А я пойду, позову маму чай пить.
Сергей осторожно ссадил с колен сына и, открыв форточку, вытащил из-за нее авоську с круглой коробкой. Из форточки потянуло холодом, и он поторопился ее закрыть. Стёпка потянулся к стоящей на столе, авоське, и чуть было не сдернул ее на пол вместе с тортом - Сергей едва успел одной рукой поймать Стёпку, другой торт.
- Спит. Не стала будить, - вернувшаяся Светлана с любовью посмотрела на мужа и сына.
- Молись и кайся! - вдруг произнес Степка.
- Сейчас, принесу, сынок! Но, давай, пока бабушка спит, ты только картинку посмотришь. А телевизор мы потом включим, когда проснется. Хорошо?
- Хайясо! - улыбаясь, ответствовал Стёпка.
Светлана тихонько прошла по комнате, осторожно открыла шкафчик над телевизором, вытащила коробку с видеокассетой и, вернувшись, вручила ее Стёпке

- Мались и Кайся! - довольный Стёпка ткнул пальчиком в картинку с Малышом и Карлсоном на фоне островерхих стокгольмских крыш.




Оценка: 1.7514 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 03-03-2014 23:05:55
Обсудить (34)
20-05-2014 15:27:32, svh75
У нашего это было "Фуфаген"....
Версия для печати

Свободная тема

Два веселых гуся
Шоферские истории

Часть вторая

- Да! Все же мы удачно сдали! - Белый, разложив по спальнику деньги на несколько разновеликих пачек, подсчитывал
баланс, - Даже с вычетом долгов, в хорошем плюсе.
- Видик купим! - мечтательно произнес Серега, - я мастеру позвоню, он под бортовую сеть его переделает.
- Можно и видик, - благодушно согласился Саня, - Надо недельку отдохнуть и потом еще за яблоками сходить туда . Пока тема есть, слезать с нее не стоит.
- Но завершение рейса обмыть надо! И телевизор тоже.
- Это само собой!

В кузове у друзей стояли два ящика водки и сорокалитровая алюминиевая фляга с дешевым плодово-ягодным вином, которое те везли аж из Рязанской области. Также оставили себе два ящика яблок. Пить в пути они не рисковали, стремясь поскорее попасть домой, где поставив «крокодил» у дома ( Белый жил на окраине в собственном одноэтажном домишке), собрались устроить баааальшой сабантуй.

До дома оставалось уже совсем ничего. «Крокодил» бодро бежал по пустому ночному шоссе, Серега слушал радио, Белый, одной рукой держа руль, покуривал, стряхивая пепел в приоткрытую форточку.
- Ну, фигня! Через полчаса будем дома! - довольный Саня выбросил окурок, потянулся, и от полноты чувств, уцепившись за протянутый слева над дверью тросик воздушного сигнала, потянул его вниз. Могучий рев разорвал ночную тишину.

Трудно сказать, что двигало Белым. Может радость скорого возвращения? Может он, как большой африканский слон, решил протрубить всему миру, что они возвращаются с победой, деньгами и телевизором? И случись это несколькими минутами раньше или позже, не произошло бы того, о чем приятели долгое время молчали, и лишь потом, случайно, под влиянием выпитого, раскололись широкой шоферской общественности.

Словом, еще не перестало у друзей звенеть в ушах, как за поворотом, прямо перед мордой «крокодила», вдруг возникла длинная красно-белая полосатая палка. Боковая железнодорожная ветка от карьера, проходила как раз в этом месте.

Тетка в оранжевой жилетке, услышав посреди ночи паровозный гудок, решила, что идет поезд, выскочила из будки, и специально обученная рука с похвальной быстротой завертела механизм шлагбаума, каковой тотчас же и был снесен умчавшимся в ночную тьму грузовиком.

- Что это было?.. Переезд закрыт посреди ночи, а мы его протаранили? Хорошо хоть под паровоз не попали, - обалдевший Серый трясущейся рукой прикурил сигарету, - Теперь надо загнать куда нибудь. Чтоб никто не видел, и быстро следы на морде ликвидировать...
Саня, проехав с километр, прижался к обочине, взял фонарик и вылез из кабины. Серый выбрался с другой стороны.

- Фигня! - вынесли друзья вердикт, осмотрев повреждения, коих, практически и не было. - Бампер и морду ободрали, противотуманку разбили. На скорость не влияет. Полдня работы - и никаких следов, - обнадежил Серега, - Ты не заметил, там кто-нибудь был на переезде?
- Да, вроде, никого...


- Ой, Ивановна!.. Что ночью было! Что было!... - причитала в трубку Надежда, - И ведь совсем на минуточку присела, прикорнула. Как вдруг тепловоз как загудит! И ведь не сработала блокировка почему-то, фонари не включились, сигнала не было. И по связи не звонил никто!.. Я выскочила шлагбаум опускать, а там машина на переезде. Едва отскочить успела!..
- И что с машиной?.. - охнула Ивановна, - Неужто под тепловоз попала?..
- Ой, там грузовик был большой!.. Как проскочил - сама не пойму! Шлагбаумы снес и исчез, как не было.
- А тепловоз?..
- А... Не было его..., - растерянно проговорила Надежда, - Гудок был... А тепловоза не было...
- Может почудилось тебе, подруга? - сочувственно проговорила Ивановна, - Приснилось?...
- Может и приснилось... Не знаю... Теперь докладывать по начальству надо, - всхлипнула Надежда, - Шлагбаумы сворочены, трос оборван... Как им объясню почему переезд закрыла-а-а-а?! - заревела она.
- Ну, успокойся, не плачь!.. Сейчас зятю позвоню, придумает что-нибудь...

Через час трое крепких мужиков в оранжевых жилетках, беззлобно матерясь, выправляли лебедкой свернутые крепления шлагбаума. Ивановна, сидя на скамеечке у будки, утешала все еще до конца не успокоившуюся Надежду.

- Эй, теща! - весело прокричал с переезда усатый молодец в тельняшке под камуфлированной курткой, и железнодорожной фуражке, залихватски сдвинутой на затылок, - Тут двумя литрами не отделаешься! Надо пересмотреть условия соглашения!
- Я вот пересмотрю! Я те так пересмотрю!.. - вскочила, подбоченившись, Ивановна, - Двух литров ему мало, гляди-ка!.. Да ты, после того как по пьяни телевизор мне чинил и чуть хату не спалил, вообще должен бесплатно до конца дней работать!..
- Да что, ты, Ивановна! Я ж пошутил!...
- Шутник!.. - проворчала та, усаживаясь обратно, и приобняла Надежду, - Ничего, милая! Все обойдется...



You my heart! You my soul! - надрывался магнитофон.
По веткам стоящего у забора старого тополя, была протянута новогодняя гирлянда. Разноцветные огоньки ритмично пульсировали.
Праздник возвращения наших героев шел полным ходом. В фургоне, на поставленных друг на друга двух пустых ящиках, под подвешенной переноской стоял предмет обмывания. На его экране беззвучно сменяли друг друга нереально контрастные и яркие виды каких то далеких южных островов.

- Мужики! - Серый поднял стакан, - Давайте выпьем за то, чтобы этот телевизор показывал без помех и работал в любых условиях! - он молодецки опрокинул в себя граненую стограммовую стопку.
- Ну, давайте, коммерсанты! Удачных вам рейсов, и чтобы кинотеатр купить! - поднял стакан бригадир слесарей Борисыч.

Друзья не были жлобами и, заехав на родную автобазу, пригласили на обмыв телевизора в пятницу всех старых друзей по гаражу. Коих пришло человек двадцать. Мужики отнеслись к приглашению ответственно, сочли, что повод достойный, однако пить на халяву рабочая совесть им не позволяла. Поэтому, скинувшись, принесли с собой еще водки, справедливо рассудив, что много ее не бывает.

Однако же, народ был, в большинстве своем, семейный, и через пару-тройку часов автобазовская компания сменилась соседями, приятелями, всякого рода собутыльниками, коих, повторюсь, у Серого и Белого было во множестве, и к ночи телевизор с нашими героями обмывали уже совсем малознакомые, случайные и просто посторонние люди.

- О-о-ох!... - Серый, мучительно морщась, поднял похмельную голову, - Са-а-ань!
Он тщетно попытался сфокусировать взгляд на окружающей обстановке. Затем поежился и с недоумением уставился на собственную босую правую ногу. Медленно перевел взгляд на левую, обутую в правый ботинок. Левого не было. Осмотрелся. Он сидел в кузове. Всюду валялись пустые бутылки и огрызки яблок. По тенту нудно стучал дождь. У борта, завернувшись в брезентовую палатку, сопел напарник.
- Бля... - Серый старался привести в порядок расползавшиеся мысли и тщетно пытаясь вспомнить вчерашний вечер, - Нихххрена не помню!

Выглянув из кузова, он с отвращением обозрел мокрые деревья и покосившийся забор и, не утруждая себя, облегчился прямо через борт на буйные заросли шиповника.
- Душа у человека находится под мочевым пузырем, - вспомнил он поговорку, - Сразу на душе легче стало.
С облегченной душой, но тяжелой головой, он оглядел кузов в поисках чего-нибудь похмелительного. Ни в пустых бутылках, ни во фляге, валяющейся в углу кузова, не было ни капли.

- Саня!.. - пихнул он напарника, - У нас что-нибудь осталось на похмел?.. Да проснись ты!..
Из под брезента донеслось недовольное ворчание и протяжный стон.
- Са-а-ань!.. Х*ево мне!.. - продолжал Серый, - Похмелиться надо... Я точно знаю, ты заначку сделал на утро!

Из-под брезента показалась всклоченная голова напарника. Ко лбу прилипла колбасная шкурка, на щеке отпечатался протектор пропавшего левого ботинка, который, судя по всему, послужил Белому подушкой. Саня, протерев опухшие глаза, уставился на Серого.

- Что ты вылупился на меня?! - Серега раздраженно выдернул из-под напарника ботинок и попытался надеть его на правую ногу. Надеть не получилось, он плюнул и вновь повернулся к Сане: - Ты на похмел заначил что-нибудь?
- Н-н-ну... Ик!.. Должно быть... Где-то... В кабине пошарь, - он с трудом поднялся и со стоном схватился за голову, - Бля-я-я-я!... Че ж мы так нарезались то вчера?..
- Обмывали... Телевизор... - Серый кивнул в угол на стоящие друг на друге ящики, и похолодел.

Телевизора не было.

- Сань!.. А ты куда телевизор дел? - непослушными губами проговорил Серый.
- Никуда... - Белый тупо уставился на ящики и змеившийся черный хвост удлинителя, - Он тут стоял все время...
Они кинулись к кабине, в слабой надежде, что телевизор находится в ней, но, кроме пустой коробки от оного, там более ничего не нашлось.

- А кто здесь был?.. - мгновенно протрезвевшие, друзья начали вспоминать участников мероприятия, но быстро поняли бессмысленность этой затеи. За вечер и полночи здесь перебывала масса народа, и установить злоумышленника возможным уже не представлялось.

- Купили телевизор... - зло резюмировал Серый, пихнув коробку, в которой вдруг что-то стукнуло. Запустив туда руку, он выудил на свет непочатую бутылку, - Ты заначил?
- Наверное... - Саня грустно вытащил из бардачка складной стаканчик и механически тряхнул его, приведя в рабочее состояние.
- Наливай... Про*бали так про*бали, чего уж теперь?.. Будем на новый копить...
Оценка: 1.3070 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 06-02-2013 16:48:59
Обсудить (0)
Версия для печати

Свободная тема

Шоферские истории.

ДВА ВЕСЕЛЫХ ГУСЯ
Часть первая.

Жили у бабуси два веселых гуся.
Один серый, другой белый - два веселых гуся...
(Русская народная песня)

Гуси были еще те. И веселые - обхохочешься. Естественно, напарники. Серый именовался в жизни Серегой. А Белый звался Саней и носил фамилию Беляков. В гараже их так и звали. Серый и Белый. Два друга и собутыльника представляли собой весьма комичную пару. Особенно когда вместе куда-либо направлялись. Высокий и прямой, как флагшток, Саня был высотой под два метра. Срочную службу ему довелось проходить в Роте Почетного Караула московского гарнизона, и строевая выправка, намертво вколоченная за два года службы, осталась с ним, видимо, навсегда. Серега, маленький и квадратный, был на две головы ниже напарника и в отличии от более рассудительного и серьезного Сани, что называется «с шилом в жопе», неистощимый на всякого рода авантюры. Характером очень напоминал моего Толяна. И будь они напарниками, трудно даже представить, что бы произошло. Однако, Господь знает кому что положено, и для разнообразия, не иначе, а может быть во избежание, дал Сане Серегу а мне Толяна .

В любом городе у Серого были приятели и собутыльники... Ну относительно собутыльников, надо признать, они и у Белого водились во множестве. Двух веселых гусей хорошо знали в окрестных забегаловках и пивных. И врач Михал Петрович, случалось попросту не ставил с утра штамп в путевку одному, а то и обоим друзьям, поскольку могучий выхлоп, исходивший от тех наутро после очередного возлияния, легко мог сшибать ворон с ближайших деревьев.
У Белого, правда, был хитрый вариант, о котором доктор не подозревал, и которым, к слову, Саня пользовался не часто. Если ситуация требовала присутствия на работе, тот подсылал вместо себя на медосвидетельствование младшего брата. Погодки, они были одного роста, очень похожи, носили одинаковые усы и прически. И отличить одного от другого было довольно сложно. Особенно когда Михал Петровичу перед сменой нужно было пропустить через свой кабинет минимум полсотни человек за весьма ограниченный промежуток времени. Доктор должен был еще успеть в поликлинику, где у него начинался рабочий день в кабинете с табличкой «Нарколог».
На автобазе доктора ласково кликали «Бормотологом». Прозвище, судя по всему, имело корни в дешевых плодово-ягодых напитках, именуемых «бормотухой»...

Доктор сидел по утрам в кабинете инженера по технике безопасности, проверял шоферов, ставил или не ставил штамп в путевки, первое все же чаще. И отбывал на работу. После приема в поликлинике, «бормотолог» вновь приезжал на автобазу, чтобы освидетельствовать тех, кто работал в вечернюю смену. За это ему приплачивали, и доктор честно отрабатывал положенное.
Как-то Белый, правда, чуть не погорел, когда, поставив штамп в путевку двойнику, доктор попросил подвезти его до поликлиники. У брата прав не было, а сам Белый уже выглядывал из за угла, готовый прыгнуть в кабину и ехать на карьер, где к обеду похмельный выхлоп должен был пройти сам собой. К счастью для напарника, крутившийся за дверью кабинета Серый, который неделю назад за пьянку был переведен приказом на месяц в слесаря, быстро успел нырнуть под «Камаз» и отжать клапан ресивера. Брат, к слову, ни капли не волновался - знал что Серега выручит. Так и произошло. Вышедший вслед за доктором, он громко выругался, глядя на издающий змеиное шипение, самосвал:
- Бля, чертово ведро! Похоже, трубка на*бнулась, теперь не выехать!..

Вот так они и жили. Два веселых гуся. До тех пор, пока не решили влиться в набирающее все больше оборотов, кооперативное движение. Опять же, с подачи неугомонного Серого. Тот, уверенный, что на вольных хлебах они будут зарабатывать значительно больше, сумел-таки убедить напарника. Может сыграло роль еще и то, что в очередной раз был переведен с понижением даже не слесарем а подметалой, а Саня как-то неосторожно обмолвился, что на себя работать лучше. Чем заронил в голову напарника вредную мысль. Хотя, вредную ли?.. Хрен знает. Автобазе до того чтобы загнуться, как и всему народному хозяйству страны, оставалось как минимум, лет семь. Страну еще не разворовали, и Советская власть казалось, никогда не закончится... Поэтому уходить с работы, где был стабильный заработок, на вольные хлеба, было рискованно. Но, кто не рискует, тот не пьет шампанского, и друзья решили начать новую жизнь.

Руководство родной автобазы, пряча ехидную ухмылку, пошло навстречу новоявленным частным предпринимателям и продало за копейки списанный «крокодил». Каковой уже почти год украшал собой задворки предприятия.

Крокодилом в России называют, помимо пресмыкающегося, все что угодно.
У связистов крокодил - это зажим для проводов, по форме действительно напоминающий крокодильи челюсти. На блатной фене - это поезд. Поскольку длинный и зеленый.
Да и во многих профессиях присутствует этот термин, которым, как правило, называют различного рода захваты и зажимы. Но вот почему у шоферов крокодилом назывался ЗиЛ- 133, мне так и непонятно. Может из за длины?.. Действительно, длинный кузов у него...

Конечно же, раскулачен грузовик был весьма и весьма сильно, но движок и ходовая присутствовали. «Были б кости - мясо нарастет!» - заявил Белый, и друзья принялись делать из «крокодила» машину, призванную поднять их благосостояние на немыслимую высоту . Различными путями, правдами и неправдами, они добывали потребные для ремонта детали и материалы. Рассчитав, что зимнего времени им вполне хватит на приведение машины в боевое состояние, они продолжали работу на автобазе, по вечерам и в выходные занимаясь ремонтом «крокодила» уже во дворе у Сани, и предвкушали длинный рубль в сезон. Благо по дальнякам оба болтались, и контактов в различных местах Союза Нерушимого у них хватало.
Планы были наполеоновские, взялись они за них серьезно и даже прекратили пить. Временно, правда. Как сказал Серый : Выкатим - обмоем!
И даже Новый год у друзей прошел под знаком трезвости - так велико было желание поскорей завершить дело.
Наконец, в солнечный апрельский день, произошло явление крокодила народу.
Что и говорить - выглядел аппарат внушительно! Какими путями, где и как друзья смогли все это достать - остается загадкой. Но трудов было вложено немало. Как они сумели зарегистрировать "крокодила" - тоже неведомо. Под стандарты грузовик явно не подходил. Потому, что кабина стала длиннее более чем вдвое, и теперь напоминала кабины американских траков. Внутри все было утеплено и обито толстым ковром. Широченный спальник, размером с двуспальную кровать был тут же оценен Толяном, который даже забрался туда на «посмотреть» и долго и завистливо матерился - у нас в кабине такого простора, конечно же, не было. За кабиной с двух сторон торчали вверх выхлопные трубы, украшенные заслонками в форме растопыренной пятерни. На крыше Серый укрепил в ряд четыре галогенки, замаскировав их от вездесущих ментов, верхним срезом отбойника. Управляемая специальным тросиком, пластиковая крышка на салазках съезжала вверх, и в образовавшейся амбразуре, как счетверенный пулемет, открывались блестящие фары. Помимо этого на бампере, торчащем на полметра вперед, были расположены противотуманки. Для того чтобы питать все это великолепие, был подвешен дополнительный генератор.
Белый, кстати, был против всех этих излишеств. Но Серега, насмотревшись американских фильмов типа «Конвоя» и «Лихорадки на белой полосе», загорелся ездить на чем-то похожем. Потому помимо фар навешал дудок, для эффективной работы которых пришлось прицепить еще один ресивер. Дудок было четыре. Разных. Одна когда-то украшала собой тепловоз. Когда все это великолепие дудело - всю легковую мелочь аж с дороги сдувало! Длинный кузов был затянут светло-серым тентом под цвет кабины.

Что и говорить - это было зрелище! Крокодил, с кучей фар и дудок, дымя обеими трубами, шел по трассе грозно и неотвратимо. Хотелось стать маленьким, сжаться в комок и скатиться в кювет, прикинувшись ветошью.

Чтобы ехать было веселей, в кабине располагались четыре колонки, магнитола и усилитель. Причем, колонки можно было даже выставлять наружу если вдруг возникнет такое желание. Единственное, чего там не было - это маленького телевизора. В те времена они были в большом дефиците, и подобный девайс друзья очень мечтали пробрести. На заводе в Рязани изготавливали как раз такие, и я, из очередного рейса туда, сумел притащить один экземпляр. Телевизор собирался на оборонном предприятии, и имел тошибовскую начинку с самсунговским кинескопом в российском пластмассовом ящике. Кстати, очень долговечный и надежный оказался аппарат.
Долго и безуспешно напарники пытались у меня его выторговать. Естественно, ничего у них не получилось - телевизор нам самим был нужен. Единственное, что я смог для них сделать - это дать контакт в Рязани, где за дополнительное вознаграждение им могли подогнать точно такой же. Специально за телевизором друзья туда, конечно, не поехали. Но надеялись, что очередной рейс пойдет мимо Рязани - и тогда уж кабина «крокодила» будет соответствовать всем их требованиям!

И вот, наконец, дождались!

Лето. Ночь. В средней полосе в августе ночи темные. «Крокодил», груженый яблоками, тяжело идет по трассе. Серый и Белый, невероятно довольные удачным заездом в Рязань, кидают взгляды на долгожданный телевизор.

- Ну наконец то! - Серый довольно улыбался, - Теперь мы при телевизоре. Вот только жаль, что прием не всюду здесь. Да и на ходу мало что увидишь. Слушай, а видики есть для машин?
- Должны быть, - Саня сосредоточенно всматривался в ночь, - только где ж у нас его найдешь? Это там, на Западе все есть
- Надо обычный переделать - вслух размышлял Серега, - Есть у меня один мастер, телевизоры чинит, и другую аппаратуру тоже. Надо у него спросить, может возьмется.
- Ты сперва груз продай, потом долги раздай, потом видик найди и денег на него. На телевизор и то занимали... - проворчал Саня
- Не боись! Продадим, раздадим и еще останется! - Серега довольно потирал руки, - есть у меня контакт в Мурманске - сдадим сразу, а потом там рыбой загрузимся...
- Какой рыбой?! Какой Мурманск?! Охладись! Лето на дворе. Ты рыбу пока довезешь - она сварится не доезжая Апатит даже! - возмутился Саня, - Сдадим в Питере, потом домой сразу. И вообще, хорош мечтать, давай смени. Я уже три часа рулю.
- Давай! - Серый охотно перебрался за руль.
Процедура смены водителя на ходу была у них отработана давно. Как, впрочем, и у нас тоже. Дело нехитрое, когда кабина просторная - через спальник на раз-два меняешься, секундное дело.
Саня повозился на спальнике, устраиваясь поудобней, Серега вытащил сигарету и, приоткрыв форточку, щелкнул зажигалкой.
- Ну, даже если учитывать, что ментам в общей сложности четыре ящика пришлось отдать, все равно мы в хааааарошем плюсе будем..
- Не кажи гоп!.. - проворчал Саня философски, - Еще не все менты на трассе кончились.
- Фигня, прорвемся!... Да он что, охренел что ли? - Серый щурился на яркий свет встречной, - Переключаться даже не думает. Ну, я ему сейчас! - со злобной радостью он защелкал тумблерами, приводя всю свою дальнобойно-световую артиллерию в боевую готовность.
- Да успокойся ты! - лениво откликнулся Белый, - ну забыл переключиться, мигни ему и все дела.
- Уже мигал. Не хочет... Нееет! Я зря что ли фонари на крыше устанавливал? Зря второй генер вешал? - Серый потянул тросик, на крыше открылась счетверенная батарея галогенок., - Щас я его научу правила соблюдать!
С этими словами Серый, не отрывая сощуренных глаз от так и не думающего переключится встречного, щелкнул общим тумблером и включил дальний. Вместе с дальним вспыхнули галогенки на крыше, и противотуманки на бампере, заливая пустую ночную трассу ослепительным белым светом.
А пару секунд спустя, всю кабину как будто осветило солнцем. Выжигающим, безжалостным и проникающим, казалось, под череп. Серый, ударив по тормозам, съехал на обочину и с матом тер глаза, перед которыми плыли концентрические радужные круги.
А затем, через совсем короткое время, пока Серый приходил в себя, параллельно трассе, издевательски прогудев на прощанье, прогрохотал тепловоз.
- А у него-то фонарь всего один на крыше! И помощнее будет! - захлебывался смехом на спальнике, утирая слезы Саня, - Ну вот говорил я тебе, что нахрен эта иллюминация не нужна!
Серый, тоже утирая слезы, выступившие совсем по другой причине, виновато бубнил
- Так кто же знал, что тут трасса параллельно железке, да еще так близко!.. Я думал чайник какой борзый.
- Машинист наверное тоже решил что ты чайник борзый! - не мог успокоиться Белый, - Ты про теорию Эйнштейна что нибудь слышал?
- Какую еще теорию, какого нах Штейна?
- Был такой ученый - отдышавшись, поведал Саня
- Ну и?
- Ну вот он сказал как то, что все относительно - глубокомысленно заявил Саня.
- Кому сказал? Тебе что ли?
- Не, вообще сказал. Больше я, правда, ничего о нем не знаю - признался Белый, - Рулить то можешь?..
- Да могу... - Серый вырубил иллюминацию, продолжавшую освещать пустое ночное шоссе, включил поворотник и вырулил на трассу.

До Питера было еще не близко...
Оценка: 1.5540 Историю рассказал(а) тов. Бегемот : 01-02-2013 02:59:11
Обсудить (91)
07-02-2013 22:02:38, Рядовой
за дополнительный. исключительно. я вас, москвичей на бе...
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцАпрель 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
жби ст-12 л/п-200м
Все для дачи на сайте www.floraplast.ru садовые коллекции оптом