Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 Следующая

Флот

Матрос с кисточкой.

- Вы к кому?
Верхний вахтенный остановил группу людей в новеньких синих ватниках и таких же синих штанах, направляющихся к нашей подводной лодке.
- Командир БЧ-5 на борту?
- Ага, а кто спрашивает?
- Доложите, прибыла специальная группа инженеров из Ленинграда для разметки корпуса.
Вахтенный нажимает клавишу "Каштана":
- Центральный, прибыло четыре мужика и одна баба в синих фуфайках из Ленинграда корпус замерять.
- Кого замерять?
- Говорят, корпус...
- Пропустить.
Группа в легком замешательстве от услышанного робко направилась к трапу.
В каюте командира БЧ-5 было тесно, поэтому для проведения производственного совещания было решено переместиться в кают-компанию, в которой места было не намного больше, но зато ее стену украшало великолепное панно с видом на Неву и Охтинский мост, по которому скакали одинаковые лошадки, вырезанные из оберток пайковых шоколадок.
Через несколько минут прибыл строитель заказа по фамилии Золотухин и прозвищу Залепухин. Одновременный обладатель решительного лица профессионального боксера, фигуры Дуремара из «Золотого ключика», хриплого голоса карибского пирата, а также замечательной русской души камчатского разлива.
Цель сходки с участием высокоинтеллектуальных ленинградских товарищей была одна: как вырезать участок прочного корпуса лодки для извлечения наружу здоровенной сломанной железяки (не будем упоминать ее фамилию).
Дело в том, что крупногабаритное оборудование загружается в подводную лодку при ее строительстве до момента формирования прочного корпуса, поэтому его ремонт может производиться только внутри лодки.
Ленинградская группа привезла с собой революционное решение по вскрытию прочного корпуса для выгрузки старого агрегата и загрузки нового. Такое нестандартное решение значительно сокращало срок ремонта и было поддержано нашими механиками незамедлительно.
Женщина оказалась руководителем группы и кандидатом технических наук по совместительству. Командным голосом она раздала всем персональные задания и работа закипела.
За двое суток почти непрерывной работы в тесном пространстве между легким и прочным корпусом появились таинственные рисунки из меток в виде черточек, крестиков и кружочков, выверенных сложнейшими измерениями.
На следующее утро уставших ленинградцев посадили в пыльный автобус и отправили в аэропорт Елизово, не забыв при этом хорошо снарядить в далекий путь по камчатской традиции.
...
То, что в краске можно вывозиться самому и перемазать все, до чего можно дотянуться, знает каждый. Но даже буйная фантазия обычного штатского человека иногда не способна представить, на что способен матрос срочной службы с бадьей краски и кисточкой в руках. Особенно творческие способности просыпаются в полосатой душе если на улице тепло, краска яркая и плохо отмывается.
Сегодня было тепло. Ласковое солнце щедро дарило просыпающимся после зимней спячки людям свое долгожданное тепло.
Матрос Сторублевцев, более известный в экипаже и на гарнизонной гауптвахте под прозвищем «Рубль», с удовольствием подставлял сейчас этому солнцу свою неуставную физиономию. Пилотка подводника на его голову была надета поперек, от уха до уха. Такая лихая посадка головного убора делала его сейчас похожим на Наполеона. Вероятно поэтому в голову Рублю начали приходить разные удивительные мысли.
Самая невероятная из них - исправиться.
Рубль всем своим разгильдяйским существом внезапно захотел исправиться и стать «отличником БП и ПП».
Ну так, чтобы по-настоящему... Чтобы похвалили перед строем экипажа подводной лодки... Чтобы руку пожали... чтобы 10 суток отпуска, а не гауптвахты...
На подводной лодке Рубль значился рулевым-сигнальщиком (боцманенком), а в его заведование, к несчастию подводного флота СССР, входило то самое пространство, которое вчера было украшено наивными рисунками пяти ленинградских художников.
Понедельник день тяжелый, а для Рубля он вообще обещал стать особенно трагическим, несмотря на то, что весеннее камчатское солнце продолжало весело оставаться на небе. В воздухе запахло большим скандалом общефлотского масштаба.
Прибывшая заводская группа «резчиков» корпуса нервно курила "Беломор" на пирсе и ожидала решения главного строителя.
Залепухин оставался невозмутимым, даже иногда шутил, но как-то внезапно постарел и осунулся. Накатившая было волна злости к нерадивому матросу прошла, а нервы все еще шалили. Он продолжал оптимистично искать выход из создавшейся дурацкой ситуации, прикидывал в уме, сколько еще пройдет времени до первого звонка из Ленинграда. Въедливая тетка наверняка будет справляться о результатах работ на корпусе. А что будет потом?
Он живо представил бабьи крики в кабинете на другом конце страны и их последствия на Камчатке. Сколько в запасе... семь? Восемь часов?
Как полагается в таких случаях, старпом решительно «порвал» весь экипаж на утреннем построении, используя для этого любые поводы, которые подсказала ему фантазия, чтобы досталось всем и за все. Поэтому подводники перемещались по кораблю мелкими перебежками и стараясь не поднимать глаз вверх, чтобы ненароком не обозначить своего легкомысленного отношения к происшедшей трагедии. После этого у старпома появилось время, чтобы прикинуть последствия и для себя самого. Перспективы, мягко говоря, удручали, и он с новыми силами ринулся по подводной лодке продолжать «задир» личного состава. Из матросских загашников летели на палубу «дембельские альбомы» с «секретными» фотографиями охламонов на фоне боевой техники и образцы неуставной формы одежды. Мичмана готовились к зачету по знаниям книжек «Боевой номер» и хоровому пению Гимна СССР, офицеры к предъявлению своих заведований и подразделений.
Ремонт обещал затянуться, что приводило всех в уныние. Стоять у заводской стенки надоело, экипаж рвался в море. Больше всего переживали матросы, которым предстояло вскоре увольняться в запас, лишенные теперь призрачной надежды еще раз увидеть море «снизу вверх».
Рубль забыто стоял на торце пирса, отвернув лицо в сторону моря и глотая слезы несправедливости. С утра ему привычно влупили трое суток ареста и он, боясь спуститься в лодку, покорно ожидал развязки на свежем воздухе.
Алексей Иванович бросил "беломорину" в море:
- Эй, ты, крендель мамин ! Сюда... иди...
Рубль встрепенулся, втянул голову в плечи и решительно шагнул навстречу удавьим глазам Залепухина.
- Что, сынок, нюни распускаешь? Жизнь не сахар?
Рубль тихо выдохнул и опустил голову. Слезы получили возможность свободно выпадать из глаз на рифленое железо пирса, удержать их он уже больше не мог.
- Ну-ну... Убить тебя, что ли?
Наверное, это было сейчас лучшее для Рубля. Сейчас размахнулся бы этот дядька, да как бы дал ему по башке... Тогда бы все и кончилось.

- Неееет! Убивать я тебя не буду!
Ты же индивидуум! У тебя память, как у Маркса с Энгельсом!
Кто такой индивидуум, Рубль не знал, но догадывался, что ругательство.
Алексей Иванович ухватил матроса за ухо:
- А что у тебя было в школе по рисованию?
Рубль сопел, но не признавался. Да и как можно в такие моменты переключить мысли? Ему казалось, что вся его жизнь, это сегодняшний день. Для этого он вчера родился, чтобы сегодня в позоре умереть.
- Наколки на руках сам мастрячил? Прям Рембрант!... Ну вот, я и говорю, индивидуум! Ты ведь сейчас запросто вспомнишь, как там все было?
Рубль не успел опомниться, как Залепухин втащил его по трапу на подводную лодку.
- Ну вспоминай, так было? А здесь так?
Рубль замотал головой, но Алексей Иванович опять схватил его за ухо и придал голове правильное направление.
- Вот видишь, ты, гениальный индивидуум! Васнецов ты мой недотюканный! Сейчас ты вспомнишь все эти меточки, все до одной!
Кулак возле носа добавил убедительности:
- Ага.
- И запомни, пацан, душить тебя будут, топить, убивать... Всем говори, когда красил - кружочки не закрашивал, оставлял! Понял?! Это вы сослепу не разглядели!
А когда разрежем, никто уже перемерять не станет. Не дрейфь, пацан!

Через десять минут резчики кромсали прочный корпус по рисунку Алексея Ивановича. Он великолепно знал свое дело, а фокус с Рублем был нужен для аргументации принимаемого технического решения. Мало ли кто и куда успел со страху настучать...
Все нормально! Режем!

Да и жаль пацана стало. Может, эта лодка так и останется единственным светлым пятном на его смуглой судьбе.
Оценка: 1.7009 Историю рассказал(а) тов. Алексей Васильевич : 14-02-2007 11:59:37
Обсудить (59)
28-02-2007 12:28:08, YuryD
> to WWWictor > > to YuryD > > ДИзеля вполне заводятся в обр...
Версия для печати

Флот

Павловские помойки.


Наверное, трудно найти подводника, который бы не вздрагивал при слове «помойка». Во всех базах, где у пирсов появлялись подводные лодки, немедленно вырастали культовые сооружения под одноименным кодовым названием. Все действия подводников рядом с ними напоминали скорее культовые ритуалы, чем рядовую работу по наведению порядка. Чем больше база, тем больше Помойки. Чем больше Помойки, тем больше ритуалов.
Но одназначным лидером «помоечных культовых ритуалов» во всем ВМФ, конечно же, был Павловск. Городок Шкотово 17, в котором жили семьи подводников, находился от места базирования лодок в 30 километрах. Поэтому большая часть семейного люда туда попадала лишь иногда. Чаще всего Павловские подводники не успевали решать служебные задачи до отъезда в городок убогих транспортных средств, а иногда просто забывали о том, что их кто-то ждет дома, по причине полного заполнения мозгов суетой службы.
По живописной долине бежит замечательная речушка с чистой, как слеза водой. Перед встречай с морем русло речушки делает причудливые колена и затапливает довольно большую часть пустыря за казармами 26 дивизии, превращая его в болото. Вот на этом самом болоте и возникла первая Павловская помойка. В 50-х годах командование дивизии приняло мудрое решение засыпать болото мусором, который производился базой в достаточных количествах. Однако его сначала надо было сжечь в специальном сооружении.
На его конструкции стоит остановиться особо. Сооружение состояло из четырех вертикальных труб и огромного конического короба с нижним люком. По гениальному замыслу неизвестного конструктора, матросы с мусорным баком должны были подниматься на специальную площадку по железной лестнице, высыпать мусор в короб, потом его сжечь. После накопления сгоревшего мусора, под люк короба становился самосвал. Далее сгоревший мусор из самосвала полагалось утопить в болоте.
Как справедливо может догадаться читатель, вскоре данный ритуал значительно упростился. Из технологической цепочки утилизации мусора сначала исчез самосвал, по причине его полного разрушения и разграбления, потом отвалилась крышка люка, затем рухнул сам короб. На болотной возвышенности немым укором командованию дивизии остались торчать только четыре вертикальных трубы. Мусор стали сжигать прямо на площадке под этими трубами.
Практически всем экипажам 26 дивизии были расписаны зоны помоечной ответственности. (болото было большое, хватало всем). А ответственность за само помоечное сооружение доставалось по очереди самому провинившемуся экипажу. А провинятся было за что. Нерадивые матросы частенько старались не утруждать себя сжиганием мусора и валили его прямо в болото. Что приравнивалось к тяжкому военному преступлению. Стоило командиру провинившегося экипажа торжественно притащить комдиву на стол огрызок измазанного матросского письма из болота, на котором стоял номер другой в/ч , тут же следовало наказание другому экипажу. После этого личный состав наказанного экипажа, по причине вечернего наведения порядка на помойке, больше не успевал на отходящий транспорт в городок. Окна казарм и штаба с северной стороны были покрыты пятнами от расплющенных носов постоянных наблюдателей. Особенно старались флагмана. Можно было завалить подготовку к КБР или не исполнить очередной срочный документ, но заорав на весь штаб: «Товарищ Комдив, опять в болото сыплють!» Сразу стать отличником.


Терпение командующего лопнуло в самый не подходящий момент, когда провинившимся экипажем был именно наш. А самым озадаченным оказался я - в то время помощник командира, отвечающий за все, что только можно отвечать при стоянке в базе.
Во время проворачивания оружия и технических средств в центральном посту звонок берегового телефона. Из трубки, заглушая шум проворачиваемых механизмов, раздался вой командира дивизии, до этого только что затоптанного командующим. Уже через пару мгновений, я пулей летел по направлению к нашей помойке, возглавляя отряд из пяти матросов и двух мичманов.
Приказ был ясен как августовский день. К 16 часам предъявить командующему новую помойку сложенную в два кирпича на высоту не мене трех метров да еще накрытую крышей. Где брать при этом кирпич, раствор, а главное крышу не сообщалось. Решение надо было принимать на бегу. С прибытием на место надо начинать работать, иначе к 16 часам не успеем.
Мысли подпрыгивают в голове в такт бегу:
Кирпич отпадает, где его столько набрать? Тогда камень... Этого добра в речке достаточно. Цемент?... Понятно, бутылку спирта и в гараж... там вроде видел... Крышу, что с крышей....
Деревянная сгорит... Железная?... Где железа набрать, да еще листового? ...

Пробегаем мимо кучи здоровенных вентиляторных улиток, брошенных на пустыре.
- Магадиев и Тепа - железо - листы, распустить!
- Сколько?
- на крышу.
- Есть!
Бежим дальше.

Из казармы животом вперед выплывает старпом соседнего экипажа, фуражка на затылке, радуется жизни гад.
- Леха, тебе капец! - Кричу я ему издалека.
- Чо такое?
- Я завтра на торпедолове в море уйду, кто помойку строить будет?
- Василич, ты загадками не говори, чо надо то?
- Литр шила и 10 бойцов в речку камни таскать.
Через пять минут человек 20 из его экипажа бегом несутся из казармы к речке.
- Пять человек за железом к Магадиеву, остальные камни таскать.

Работа закипела.
- Тащь, а как цемент разводить?
- Разводи, как разводится, главное, чтобы хватило. Цемента больше нет.
На твердом пятачке земли посреди болота начинает вырисовываться новое капитальное строение. Главный каменщик Магадиев старательно возводит капитальные стены новой помойки.
- Тагир, быстрее, чего ты их крутишь по десять раз? Ляпай как есть, главное, чтобы не развалилось, когда командующий ногами будет пинать!
В ответ только усталый взгляд мичмана.
Магадиев не умеет плохо работать. Не учили его основательные татарские родители этому ремеслу.
Стрелки на часах корчат рожу и медленно подбираются к назначенному времени.

Не успеем Тащь...
Каменная кладка поднялась только до плеча. Из нее в четырех углах уныло торчат ржавые трубы на высоту второго этажа. Правда, крыша уже на месте, хотя тоже ржавая.
- Трубы и крышу закатать в сурик!
-Есть!
Это хлебом не корми, дай только в краске вымазаться!

- Тащь, может по бокам тоже железо? Покрасим?... Цемент не встал, если будем поднимать стены выше рухнет все...
- Железо, железо, фигня какая-то в стакане... Мы ведь не автобусную остановку строим, а помойку!... Тепа, а там еще сетка была! Рядом с железом.
- Понял!
Еще через полчаса между трубами с трех сторон натянута железная сетка на проволочных скрутках.
Отхожу подальше, чтобы рассмотреть шедевр...
Да..., ну и хрень получилась...

- Все, мужики, время вышло, лишние камни мостить в болоте, изображаем гранитную набережную на Неве.

А вот и Уазик кома на горизонте.
Ну, держись Алексей Васильевич!
Из-за казармы колобком выкатывается командир дивизии.
- Это, что за удрыздище? - тычет он в новую помойку.
Я невозмутимо кидаю окурок в болото.
- Это, товарищ комдив, помойка, моей новой конструкции.
- Какой нахрен конструкции?
- Новой, моей.
- Я ведь сказал стены 3 метра!
Помощник ты чем слушал? У тебя уши или банки из-под Веди-64?
Три метра!... Три метра!... Ну капец!... Ну Щас командующий!...
- Товарищ комдив, а как кислород будет поступать к горящему мусору через трех метровые стены, да еще накрытых крышей? Мусор ведь полностью сгорать не будет. Вот для этого и сетка! Она доступ кислорода к горящему мусору обеспечивает, и в то же время, не дает горящим гальюнным бумажкам по ветру разлетаться. А крыша сверху от дождя, чтобы процесс утилизации не останавливался в ненастную погоду...
Рот у комдива начинает расползаться до ушей. Он начинает меня понимать. Капельки пота с его лба исчезают, и он уверенно идет на встречу командующему.
Чтобы не заржать придерживаю нижнюю челюсть рукой. Наш диалог повторяется с абсолютной точностью и использованием тех же выражений.
Командующий обходит помойку со всех сторон. Цокает языком... Молодцы, ай да молодцы!
- Комдива 21-й сюда!
Смотри ..., как надо помойки строить! Развел у себя свинарник! Твои гальюнные бумажки ко мне на окно каждое утро прилипают. Вся моя дежурно-вахтенная служба их до обеда отодрать не может!
Учись, как надо заботиться о том, что тебе Родина доверила защищать! Завтра в 16 часов, чтобы у тебя на всей территории такие стояли! Проверю сам лично! Мне надоело каждый день вам задницы подтирать! Самому додуматься сложно было? Или тебя заучили в академиях Генерального штаба?

-Белоусов, кто это строил?
- Он.
- Слушай, отдай мне его в тыл, мне там толковые офицеры нужны, одни алкаши остались.
Это ж надо трем адмиралам так мозги пургой замести, свою лень оправдывая?! Ай да молодец! Бездельник он у тебя, отдай мне его в тыл? Ну, чего молчишь, ты хоть лапшу с ушей стряхни...
- Не пойдет он...
- Чего ?... Что значит не пойдет? Он ведь у тебя бездельник, а не дурак ?!
Товарищ командующий, сколько можно! У меня в дивизии только два человека на торпедолове не блюют, он да Васильев. Моряком хочет быть, командиром. В тыл не пойдет. Пусть баню строит.
- Банююю...? Ах он у тебя еще баню строит?
Оценка: 1.9107 Историю рассказал(а) тов. Алексей Васильевич : 03-01-2007 20:44:19
Обсудить (1)
, 04-01-2007 10:58:19, Rus
[C транслита] Алексей Васильевич, ты рулишь!!!...
Версия для печати

Флот

ГЕНЕРАЛЫ И ТРАКТОР.


Слава Колесов в черном ватнике медленно ходил по помойке. Его терзал извечный русский вопрос «Что делать?» Вопрос этот не выходил из его головы весь день. Сегодня день рождения его жены. Хорошо бы попасть вечером домой, там будет вкусно. Но экипаж Лехи Гладушевского, где Слава служил замом, всю эту неделю был ответственным за дивизийную помойку. Это все из-за двух балбесов, пойманных флагманским связистом в момент преступного вываливания экипажного мусора в болото. Связист - козел! Произнес Слава вслух и продолжил свое движение по помойке. Дальнейший сегодняшний сценарий он знал. Это кино он смотрел вчера и позавчера.
Сейчас появится Кожевников, за ним комдив, за ними Лехин экипаж в полном составе с лопатами и все повторится... А в это время другие экипажи будут набиваться битком в фанерные будки «коломбин» и в положении счастливых баночных селедок уедут в городок к своим семьям. 30 километров тепать пешком? Нет, на такое, Слава уже не способен. А в носу продолжал свербеть запах жареной курочки...
А мусору то навалили... Как специально, гады...
Слава не был похож на других замов. По его внешнему виду ни один психолог не распознал бы «инженера человеческих душ». Он с гордостью носил по дивизии свое прозвище «копченый», уместное, скорее для механика, чем для замполита.
Славино внимание привлек странный звук на лесной дороге возле болота. Через минуту на поляне появился трактор со стройбатовцем за рулем.
Если бы сейчас Слава увидел марсианскую тарелку на помойке, он удивился бы этому событию, значительно меньше, чем этому трактору. Своей подсобной техники у подводников отродясь не было, ее успешно заменяли бесплатной матросской силой на камбузных харчах.
Однако подробности, о том, как попал сюда этот Ваня Бровкин, Колесова волновали сейчас меньше всего.
- Тебя как зовут? - распахнул дверцу трактора зам.
- Андрюха.
- Андрюха, хочешь тушенки?
Бедного солдатика заклинило от внезапного предложения мужика в черном ватнике на лесной дороге.
- А сгущенки? - не унимался мужик.
- ХОЧУ! - Рыжий пацан сделал глотательное движение кадыком.
- Тогда смотри, вот болото, вот мусор. Понял?
Трактор рванул к помойке быстрее гоночной машины из формулы 1., на ходу опуская ковш.
- Есть на свете бог! Врут замполиты...
К Славе постепенно начали возвращаться надежды на лучшую долю.
Рокот трактора на секретном военном объекте немедленно привлек к себе зевак, столпившихся возле казармы. Распихивая любопытных, на помойке появился командующий флотилией и начальник штаба.
Такого подарка судьбы они тоже не ожидали. Бегая вокруг трактора с разных сторон, они размахивали руками и что-то кричали Андрюхе, показывая, куда надо сваливать мусор и что надо «сравнять». Бесформенная поверхность помойки очень скоро начала превращаться в ровненькое футбольное поле.
Сколько бы это еще продолжалось, сказать трудно, однако Андрюха ошалев от противоречащих друг другу команд двух адмиралов, наконец, утонул в болоте по самые гусеницы. Потеряв всякий интерес к утонувшему в болоте трактору, командующий и начальник его штаба, удовлетворенные своей выполненной работой, двинулись по кабинетам. За ними потянулись и все остальные.

На болоте в кабине утоленного трактора остались сидеть только Андрюха и Слава.

- Ну, чо Андрюха вкусно?
Боец закивал головой, глотающей тушенку. Алюминиевая вилка доедала третью Банку.
- А кто это был? - набитым ртом промычал Андрюха
Я таких раньше не видел...

- А это Андрюха, командующий 4-й флотилией атомных подводных лодок вице-адмирал Кожевников Валерий Саныч и начальник штаба 4-й флотилией атомных подводных лодок контр-адмирал Конев Сан Василич собственной персоной... - Слава многозначительно поднял палец вверх.

- ААА... - протянул Андрюха сквозь тушенку, и тоже решил похвастаться:
А я один раз живого майора тоже видел, он у нас в Ленинской комнате выступал...

- Ну вот, а тут два генерала твоим трактором руководят, а подполковник тушенкой из рук кормит..

- Да ... Надо будет домой написать, похвастаться...

Слава на день рождения к жене так и не попал. Всю ночь он вытаскивал Андрюху, вернувшимися из поселка камазами. Не мог он бросить одного пацана на болоте. Не по-нашему это, не по подводницки.
Оценка: 1.7627 Историю рассказал(а) тов. Алексей Васильевич : 03-01-2007 20:42:29
Обсудить (0)
Версия для печати

Флот

Антенна для Киевского ТВ.

В самом начале 90-х годов интернациональные связи, в экипажах подводных ракетоносцев, защищающих своими стальными корпусами каждого жителя Советского Союза, независимо от их географического и финансового положения, затрещали по швам.

Кока и Толян тоже были интернационалистами. Как еще можно назвать двух мичманов с увесистыми щеками на плечах, призванных с Украины служить на Тихоокеанский флот, который они уже 10 лет и украшали своим военным присутствием?
У Коки с Толяном не было никакой национальной неприязни к России. Подводниками и служаками они были хорошими.
Все испортил украинский президент, который якобы пообещал каждому вставшему под национальные знамена неприличного размера жалование в 10 раз больше российского и ежедневный шмат сала.

Приморский край нравился им обоим. И охота и рыбалка... Жень-шень научились от чертополоха отличать, папоротник солить бочками.

- Робяты, ну куда вы собрались? Ну как Украина сама будет жить без России?
Чего вы такое несете?
- Ничего вы не понимаете! Украине-то почему плохо? Все, что выращено и с полей у нас собрано, все это от Прибалтики до Камчатки размазали. А если по-хорошему, по-хозяйски? Пусть теперь покупают!
Богатая теперь будет Украина, и пора нам до дому собираться. Приморье хорошо..., а там земли много, прокормит.
- Земли тебе в Приморье мало? Ну вот бери от этой сопки и на север километров 100! Хватит? Колышки забей, таблички напиши, чтобы не трогали...
- Кабаны дикие затопчут.
- А ты их на сало...

Разговор получался тягучий. Было ясно, что мозги у мичманов развернулись на запад, и тащит их туда неведомый доселе национальный магнит. И они понимают, что теряют сейчас твердую Приморскую землю под ногами, атомные подводные корабли, в экипажах которых они были в авторитете. Подводное братство. Что там впереди? Зеленый мундир с трезубцем на пуговицах...
Обманут...

Но в их головах уже застряла мысль о необходимости успеть на Украину раньше других, чтобы там чего-то поделить.

- А точно вам такую получку на Украине обещали? - высказывает сомнение Петрович, начальник связи соседской лодки.
- Ну точно, письмо было...
Связист передразнивает:
- Письмо было... А телевизор чо кажет?
- Какой? Центральное телевидение? Так те только брешут.
- Зачем Центральное?... Киев!
- А что, здесь берет?
На лицах мичманов - надежда на чудо, которое начальник связи сейчас им как фокусник организует. Ведь он гений связи!
- Ну, можно антенну длинноволновую забацать.
- Что, точно? А как?
- Точнее не бывает, просто надо между двумя столбами на высоте 10 метров...
- Погоди, Петрович, это нарисовать надо...
В руках у мичманов как по волшебству блокноты и карандаши.
- Ну вот... Между опорами 10 метров, только точно 10 метров. Не больше и не меньше, а то работать не будет. Далее под углом 45 градусов антенна уходит на следующую опору... Вот так... Дальше такая загогулинка 10 см под углом 90 градусов.
Мичмана старательно скрипят карандашами по блокнотам.
На следующий день на косогоре между гаражами Кока с Толяном старательно сооружают конструкцию новой телевизионной антенны, призванной утолить информационный голод украинской диаспоры.

Каждый проходящий мимо считает своим долгом помочь:
- А работать-то будет? Или вы так разминаетесь, бревна таская?
- Будет, будет... все у нас будет... У вас скоро ничего не будет...

Возле телевизора собрались все страждущие ...

Киев молчал...

Послали за Петровичем.
Прийти он сам не рискнул, правда, передал новый чертеж, который собравшиеся стали внимательно изучать на предмет точного исполнения конструкции антенны.
- Ну вот, смотри.. 10 метров и здесь 10 метров, вот загогулинка 10 см.
Переворачивают лист, читают приписку Петровича:
- Не забудьте надеть на загогулинку кусочек сала (25 грамм), целую, Петрович.

А.В.
7 марта 2006 года
Оценка: 1.3411 Историю рассказал(а) тов. Алексей Васильевич : 20-11-2006 14:43:52
Обсудить (87)
18-04-2015 22:45:53, третий
Мда....
Версия для печати

Флот

Ветеран
ТОВАРИЩ, Я ВАХТУ НЕ В СИЛАХ СТОЯТЬ.

Очередное дежурство по 26 дивизии атомных подводных лодок подходило к концу. Очень хотелось не вляпаться сейчас в какую-нибудь историю, спокойно смениться и уехать вечером домой. Утром увезли в больницу жену и дети дома остались одни, под периодическим наблюдением соседки. Ромке шел четвертый год, Дарье Алексеевне - восьмой месяц.
Обед только что закончился, значит шансы сняться с дежурства и заступить "по новой" сводились к минимуму. Для такой подлости у судьбы должны быть веские основания.
Однако, это основание уже бежало ко мне в обгрызенной матросcкой шинели:
- Тащь, капитан 2 ранга, вас зам. комдива вызывает.

Дермантин уже готовился стать новым командиром дивизии и тренировался вести себя соответственно. Больше всего его боялись матросы и младшие офицеры, которых он мог унижать беспредельно.
Именно по этой причине во время обеда ему набросали котлет в фуражку, опрометчиво оставленную на подоконнике в столовой. Кто-то очень хорошо знал его страсть охотиться возле камбуза на матросов с продуктами.
- Сдать дежурство!
- Есть сдать дежурство! - на моем лице гримаса радости, тренированная долгими годами службы на флоте. На нем сейчас столько счастья, что Дермантин теряется в догадках. Ему бы очень хотелось, чтобы я упал сейчас на колени, взмолился, как золотая рыбка у А.С. Пушкина, с обещаниями исправиться, в награду запросить возможность спокойно смениться с дежурства. А уж если бы я завыл про брошенных детей в поселке... про жену в больнице...., радости его не было бы предела!

- НЕТ! - сказал бы он, смакуя каждую букву и рыдая от счастья! - Служба есть служба.

Нашел дурака. Насквозь я вас вижу товарищ Дермантин! Не доставлю я вам этого удовольствия. Теперь вы будете стоять возле окна с глупой рожей, пытаясь угадать причину моей радости. Вы будете 100 раз крутить перед глазами график дежурств, пытаясь понять ход моих мыслей, что меня так обрадовало? Вы даже несколько раз назовете себя идиотом. И я с вами мысленно соглашусь.

Хлопнув дверью штаба, останавливаюсь на крыльце. Душа порвалась пополам.
Сам я наказывал своих подчиненных много раз. Однако, наказывать людей, как и поощрять, дело тонкое. Требует фантазии, чтобы "забота" начальника не выглядела казенно, как покрашенные зеленой краской стены овощехранилища. Подчиненному должно быть понятно за что его наказывают. Только тогда в твою фуражку не навалят котлет.

Незаметно для самого себя я оказываюсь возле ворот "Лесного Замка". Иначе назвать нашу гауптвахту нельзя.
Строили этот замок всем подводным нашим царством, за "шило" (корабельный спирт) покупая бетонные плиты, цемент и кирпич. Надо сказать, что любое дело всегда получается, если во главе его становится настоящий ЭНТУЗИАСТ!

Энтузиаста звали Слава. Он появился в Павловске в погонах пехотно-танкистовского майора.
Точно сказать кем он был по своей "зеленой" специальности трудно. (Армейские ребята тоже частенько принимают нашу морскую форму за форму железнодорожников и дразнят нас армейскими званиями).
Новый комендант быстро научил всех "черноштанных" уважать зеленый цвет его формы. Поджарый и энергичный он, казалось, присутствовал сразу во всех точках гарнизона.

А СКОЛЬКО БЫЛО У СЛАВЫ ФАНТАЗИИ!!!

Одна его "радионяня" чего стоит...
Ежедневно в 6 утра арестованных, содержащихся на гауптвахте, выгоняли во внутренний двор на физзарядку. Начальник караула включал магнитофон с записью голоса коменданта, проводящего физзарядку, через огромные динамики.
Я видел это несколько раз своими глазами! Эффект присутствия был настолько силен, что даже начальник караула, только что сам включивший магнитофон, начинал сомневаться, а не прокрался ли незаметно комендант в свой кабинет к микрофону .... И не пора ли в этом случае готовиться занимать себе место в камере? Чего уж говорить про остальных "спортсменов" на лужайке внутреннего дворика.
Все "толстые" во втором ряду слева, имеющие неуставной взгляд и плохо приседающие на счет "три", покрывались испариной от животного страха. Никогда в своей жизни они так не старались выполнять физические упражнения.

Слава строил эту "тюрьму народов" не жалея на нее ни сил, ни времени, ни своей получки. Семьи, похоже, у него уже не было после возвращения из Афганистана. Теперь наведение твердого уставного порядка в таежном гарнизоне стало целью его жизни. Подводников он подкалывал до собственных печеночных коликов, но морской труд наш всегда уважал.

Первоначально гауптвахта строилась только для матросов, чтобы экономить продукты и спирт, увозимые в огромных количествах в другие гарнизоны вместе с нашими нарушителями воинской дисциплины. Иногда, за посаженного на чужую "губу" матроса, приходилось "выплачивать" по три литра спирта! Такого безобразия Слава стерпеть не мог! В награду за его целеустремленную работу на протяжении нескольких месяцев, спирт и тушенка теперь рекой поплыли к нему.

Через пару месяцев после торжественного открытия "Лесного Замка", в него занесли на руках первого арестованного офицера. Он много раз потом порывался прикрутить бронзовую табличку, как принято было на подводных лодках «ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ»....

Но руки не доходили...
Придется мне теперь это сделать за него:

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫЕ:

1. Старший лейтенант ФАРВАЗОВ Марат Шайхахнурович - командир минно-торпедной боевой части атомной подводной лодки "К - 454" -
ПЯТЬ суток ареста от ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВМФ!

Наверное сейчас его бывшие подчиненные улыбнутся, хотя и не удивятся. За счастливое время, проведенное под его командованием, они, скорее всего, разучились удивляться его бесшабашности.

Вот теперь за этими стенами, опять в качестве "арестанта", сидел капитан 2 ранга Фарвазов М.Ш. - мой одноклассник и лучший друг.

Застал я их вместе со Славой, готовящихся к наступающему вечеру. На столе стояла уже начатая бутылка со спиртом и лучшие подводные закуски, заботливо доставленные Мараткиным интендантом, который, видимо, осознавал всю опасность поселиться рядом, в случае плохого обеспечения пропитанием любимого старпома.

- О, Леша! Меняешься? - в глазах у татарского князя столько радости и надежды на мое присоединение к хорошей компании.

Я вкладываю в протянутую мне для приветствия руку ключи от машины:
- Дети дома одни, покормить, спать уложить, жена в больнице, я на вторые сутки.

- Понял, Леша не волнуйся... Фельдмаршал, я поехал...

- Куда ты поехал? Ты арестованный, ты на губе сидишь или где, я сейчас оружие буду применять!
- Пошел ты.. . Водилу мне трезвого найди...
- Леша, что он? - Слава чуть не плачет.
- В другой раз, Слава, извини, праздника сегодня не будет...

Шагаю по лесной тропинке к штабу. Волнения за семью больше меня не грызут. Все будет нормально. Я знаю.

Семь лет назад старший лейтенант Фарвазов вложил в мою руку связку ключей от выгородки запальных стаканов торпед на подводной лодке "К-454":
- Леша, Виталю в Афганистане...
- Совсем?
- Не знаю... Мать парализовало. Я к ней.
- Давай...

Провожаю взглядом его удаляющуюся фигуру. Не переживай, все будет нормально. Пусть все будет нормально...
Приготовление лодки к выходу в море уже окончено, докладываю командиру, что вступил в командование минно-торпедной боевой частью чужой подводной лодки, в море готов. Он смотрит на меня как на марсианина, но вопросов не задает. Могу укусить сейчас не хуже злой собаки. В последний момент перед отключением берегового телефона успеваю дозвониться в свой экипаж, предупредить, чтобы не теряли меня на ближайшие три недели.

- Давай, Маратка...
- Слушаю, дежурный по Управлению кадров Тихоокеанского флота, капитан 1 ранга Прядко.
Телефонная трубка засекреченной связи несколько раз булькнула в ответ.

Голос татарского князя не могла исказить даже связь "ВЧ":
- Леша, я тебя люблю...
- Маратка... Ты опять надрался, морда?
- Нет, я просто шишлыков объелся на Никольском, эх... где ты, Леша?
- Да здесь я, попа ты с ручкой... 4 часа ночи на дворе... Случилось чего?
- Леша, давай споем?
- Рехнулся?
- Леша, ну давай... а?

Товарищ, Я ВАХТЫ НЕ В СИЛАХ СТОЯТЬ, СКАЗАЛ КОЧЕГАР КОЧЕГАРУ...

Я тихо подхватываю.
В телефоне булькает, Маратка плачет в трубку...

НАПРАСНО СТАРУШКА ЖДЕТ СЫНА ДОМОЙ, ЕЙ СКАЖУТ, ОНА ЗАРЫДАЕТ...

- Вы, что ли, ПОЕТЕ?!! - Внезапно вмешивается секретная телефонистка.
- Да что вы, девушка? Это такая секретная инструкция по эксплуатации тепловых силовых установок.
- Хватит тут из меня дуру делать! - она говорит в нос противным голосом, чтобы исключить попытки пререкания.
- Леша, какое ей дело? Чего она лезет, когда старшие разговаривают? - Маратка откровенно хамит.
Я не успеваю его остановить.
- Это мне, какое дело? Я вас сейчас отключу! А завтра еще рапорт напишу начальнику связи!
- Нет, девушка, мы еще не поговорили. - он меняет тактику. - А как вас зовут, девушка?
- Меня зовут стодвадцатая, - отвечает телефонистка гайморитным голосом из стиральной машинки.
- Ух, ты, Леша! Хорошо вы там устроились в своих штабах! А где остальные 119, на месте?

ПИ...ПИ...ПИ...ПИ...ПИ...

Несколько минут пытаюсь согнать улыбку с губ. На душе откровенно хорошо, хотя и 4 часа ночи на дворе.

Эх Маратка, Маратка... Вчера Министр Обороны подписал приказ о переводе командира 85 экипажа большой атомной подводной лодки капитана 1 ранга Фарвазова М.Ш. к новому месту службы в Учебный Центр подводного плавания. Прощай железо...

Интересно, есть ли на свете еще офицер, имеющий личное наказание от Главкома ВМФ в виде пяти суток ареста? Пожалуй, это круче, чем благодарность от Денница.

Заработал эту "благодарность" он в январе 1986 года. После возвращения из одиннадцатимесячной автономки в Индийском океане и 9 месяцев (в общей сложности) проведенных под водой, когда был обнаружен на торпедной палубе, проверяющим Главного штаба ВМФ, за разоружением полуразложившегося торпедного взрывателя с использованием ржавых плоскогубцев. Иллюзий по поводу того, что эту работу будет делать за него какой-нибудь другой дядя, Марат не питал. Проверяющего сдуло очень далеко. На дистанции нескольких километров от пирса к нему вернулся дар речи. Тогда он стал орать на рядом стоящие деревья, потому что из сопровождавших его лиц так далеко за ним уже никто не побежал.
Маратка тем временем спокойно "расковырял" взрыватель и разложил составные его части в специальные упаковочки, ожидая поощрения, которое было доведено в приказе Главкома ВМФ. И в этом приказе он был последним в списке. Первыми были те, кто не побежал за проверяющим в лес.

- Товарищи! Сегодня ночью правительства 19-ти стран мира заявили о своих территориальных претензиях к Советскому Союзу! Сегодня наступил день проверки каждого из нас на прочность! Именно сегодня все и решится! Мы все должны полностью мобилизовать свою волю, собрав ее в кулак. Этот кулак мы с вами товарищи должны приготовить, чтобы нанести им удар по звериной морде мирового империализма! И прекратить страдания невинных людей на всей планете! В эти дни, товарищи, подлые предатели Родины, называющие себя демократами, хотят одним махом перечеркнуть все завоевания Великого Октября, товарищи!
Мы не позволим это им сделать! Мы с вами, товарищи, все как один должны встать на защиту нашей Родины! Горбачев, этот предатель дела Ленина, в ближайшие часы будет расстрелян, товарищи. Я лично уполномочен расстрелять здесь на пирсе и сейчас каждого, кто посмеет встать на пути движения мирового пролетариата к своей светлой цели - победе коммунизма!
Приказываю, через час всем заместителям командиров подводных лодок по политической части представить мне списки своих коммунистов, не оплативших партийные взносы более одного месяца. Все, кто не оплатил взносы более 3 месяцев, будут сегодня исключены из рядов партии... и ими займутся другие органы. К концу дня во всех экипажах должна быть восстановлена наглядная агитация.

- Он че, охренел? - Фарвазов даже в курсантские времена не умел пользоваться ручкой громкости от своего голоса.
Сейчас мы стояли с ним в одном строю, как когда-то в училище. И я его опять тыкал в бок. Цыть, Маратка, пусть трындит, чего ему положено. Не вздумай его сейчас "заводить", еще час тут простоим, пока он своим величаем налюбуется.

Начальник политического отдела дивизии по кличке "ПОМПУКСКАЯ ХРЮЛЯ", опоясанный пистолетной кобурой, расхаживал по пятому пирсу, на котором были выстроены все экипажи дивизии.
Мы только что вернулись в базу и привязались к пирсу. Береговых новостей про ГКЧП еще не знали. (Я был старпомом на К-454, а Фарвазов, был снят с должности помощника командира и назначен минером на ту же лодку).

- А, где командир, дивизии, где командующий? Что "Хрюля" тут один во всех лицах?
- Попрятались все. - опасливо шепчет усатый мичман из соседнего экипажа, стоящий ближе ко мне.
- Куда попрятались?
- Да бес их знает, командир утром жаловался, что они в кабинетах позакрывались и телефоны свои поотключали. Вроде бы они и на месте, но их нет. Всем сейчас замполиты заправляют. Их власть.
- Ну дела... И давно тут этот клоун с наганом ходит?
- Со вчерашнего дня. Сегодня точно кого-нибудь пристрелит! Иначе партия ему не простит и на вышестоящую должность, по итогам революции, не выдвинет.

- Поберегись!
На пирс задним ходом въезжает торпедовоз с двумя зелеными торпедами в огромном кузове.
За ним появляется автокран.
За рулями военных автомобилей два чумазых матроса, которым совершенно чихать на организованно митингующую толпу людей.
Машины, бибикая, останавливаются возле нашей лодки.
- ЯБП!??? - Фарвазов выдыхает мне в ухо, и мои волосы на голове поднимают фуражку.
- Точно! - у меня тоже ломается регулятор громкости.
В кузове торпедовоза лежало несколько Хиросим с Нагасаками и привезли их сюда два неумытых пацана. Сведущему в этих делах человеку понятно, что скорее солнце закатится на востоке, чем вы сможете увидеть эти две зеленые железяки без сопутствующего циркового представления, с участием спецструктур. (Сценарий этого театрального представления очень напоминает сценарий праздника Нептуна по количеству участников. Только у всех зрителей при этом еще принимают зачеты, и они все друг другу говорят: - Тсс! Улыбаться при этом действе запрещено.)

- А кому вы это привезли? - Фарвазов орет на матросов, чувствуя неладное.
- Сказали на эту лодку! - тыкают в нашу, шмыгая носом.

- КТО СКАЗАЛ?? КТО ВАМ СКАЗАЛ, БАРАНЫ???? ТАК!!!!! ЗАБИРАЙТЕ ЭТУ ХРЕНЬ И ВЕЗИТЕ НАЗАД, ГДЕ ВЗЯЛИ!!!!
Матросы в нерешительности топчутся на месте.

- Я ЭТО ГРУЗИТЬ НА ЛОДКУ НЕ БУДУ!!!!
- ПРИКАЖУ и БУДЕТЕ!!! - орет Нач.ПО с пистолетом.
- А ВОТ ХРЕН ТЕБЕ, ВИДЕЛ, МОРДА!!! Я В СВОЙ НАРОД ЯДЕРНЫМ ОРУЖИЕМ СТРЕЛЯТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ!!!!
- БУДЕТЕ, ФАРВАЗОВ!!! НачПо и кладет руку на кобуру...
- НА, СТРЕЛЯЙ, СТРЕЛЯЙ, ХАРЯ! НУ ЧТО, КИШКА ТОНКА, СВОЛОЧЬ ТАТАРСКАЯ!

Нач.ПО тоже был татарином, как и Марат, однако, татарин татарину рознь. Один любил и умел играть театральные роли, другой не "играл" никогда, даже в курсантские годы. Все у него в жизни было по-настоящему и как в последний раз. Будь то ковер, прибитый к стенке дюбелями или хвостушка торпеды, разорванная талью. За это мы его всегда любили и все прощали.

Марат плюнул тогда под ноги мордатому Нач. ПО и ушел с пирса, мимо выстроившихся на нем экипажей. Остановить взбунтовавшегося минера не посмел никто. Сколько раз "Хрюля" мысленно стрелял ему в спину? Однако он понимал, что по морде успеет получить быстрее, чем прикоснется к пистолету. Рядом с ним уже стояли несколько человек, готовых это сделать с величайшим удовольствием, не взирая на любые для себя последствия.

Маратка убаюкивал Дашку, теряя остатки терпения, которые не демонстрировал никогда раньше. И вот, когда казалось, что она уснула, Дарья опять открывает глаза и через секунду рот.
Ромыч, сидя рядом в своей кроватке, выдает ценные рекомендации по убаюкиванию вредной сестры.
- Дядя Марат, а ты расскажи сказку...
- А какую? - можно подумать у него в голове сейчас был выбор, как у Андерсена.
- Гмммм..... Солдат, матрос обязан...
- Слышали уже! - вставляет Ромыч. - Ты настоящую расскажи, про зайчиков...
Ситуация заходила в тупик, проще загрузить машину угля, чем уговорить этих чертят уснуть.
- Ну, жили-были зайчики... в лесу...
- Ага, в лесу, дальше рассказывай...
- Ну жили они там, жили... Потом пришли охотники и давай на зайчиков охотиться!
- И что, постреляли зайчиков? Ромка хлюпнул носом, готовый к любому неблагоприятному развитию событий, как потомственный подводник.
Марат тонко уловил изменение Ромкиного настроения.
- Да нет! Надрались они там водки, как свиньи, и попадали, кто где спать.
Ромыч обрадовался.
- Ага, а зайчики у них патроны все и повытаскивали?
Марат подхватывает идею налету.
- Ага, и водка у них потом кончилась! Пришлось домой ехать! А по дороге их всех в милицию забрали...
- И в тюрьму посадили?
- Ага, в тюрьму и посадили... На гауптвахту.

При упоминании про гауптвахту рот у Маратки растягивается до ушей.
- Так им и надо.
А.В. январь-апрель 2006 г.
Оценка: 1.7485 Историю рассказал(а) тов. Алексей Васильевич : 29-05-2006 07:06:24
Обсудить (135)
24-06-2006 14:42:14, Ветеран СГВ
> to dazan > > to Ветеран СГВ > > > -----------------------...
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцЯнварь 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
Магазин Флорапласт подвесные горшки фото
технологичная циклевка опытными мастерами parketov.ru/