Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 Следующая

Щит Родины

О применении энергии комендантов в мирных целях.

Что и говорить, ментальная энергия у нашего коменданта была неимоверной силы. Если бы ее каким хитрым девайсом в электрическую перевести, то ей запросто можно было какой-нибудь блок на Кольской атомной заменить. А если в тепловую, да в еще Антарктиде, то какую-нибудь там Голландию над поверхностью мирового океана можно было бы найти только по мутным пузырям да запаху шмали над водой. Силен был мужчина, по любому поводу и без, подчиненных и не очень, в заковыристую позу ставить! Когда он, бдительно помахивая этой своей энергией и нещадно хрустя сапогами, чеканил шаг по коридору комендатуры, то все живое впереди него разбегалось и пряталось во все нычки, а позади него все, что не успело в щелку заховаться, с трудом отскребало себя со стен, долго потом приходило в себя и вспоминало, что оно, где оно, и по какому поводу сопли на плинтусе.
Но, ежели с умом и чисто армейской смекалкой, то этот динамит ходячий можно было и в мирных, я бы даже сказал, созидательных целях использовать.

Когда произошла эта история, то весна наша заполярная еще только-только начиналась. Снега еще было немеряно, но вот окружающая температура уже позволяла нашей доблестной Советской Армии проводить всяческие военно-патриотические игры на местности. Да так, чтобы не отморозить себе... ну это самое... то, что позволяет потом размножаться не вегетативным способом и не почкованием. Это у них учениями называлось. И проводили они эти учения всегда под одним девизом: бей своих, чтоб чужие боялись! Чужие - это блок НАТО, тот, что в Норвегии жил. Вот он вовсю их и боялся - бывало, где-нибудь в Киркенесе высунет нос на поверхность, глянет на нашу сторону, забдит учения дикие, скажет: «Ой, мля!!!» и опять поглубже зароется, чтоб и ему случайно не прилетело. Ну, а союзнички наши доблестные, окрыленные столь впечатляющим воздействием на наиболее вероятного соседа, еще шустрей начинали по своим лупасить. Всем доставалось и от всех. Черным погонам от красных, красным от голубых и им всем вместе взятым от мореманов из Лиинахомари или от морпехов со Спутника. Ну и про нас, зеленых, они совсем не забывали - периодически какашек к нам в огород подкидывали...
Вот и тогда, спал я после смены, никого не трогал, ну разве что во сне пиво у Морфея из большой бочки тырил, и вот на тебе - ехидная рожа дежурного так и светилась гадской вестью о том, что где-то, что-то, почему-то и точно наглухо. То есть бросай пивко - вставай на лыжи!
Так оно и получилось - пропала связь с той тыловой точкой, что пропуска на въезде в погранзону проверяла. И делать эту связь надо было срочно, потому как тамошний начальник без команды и в сортир ходить не умел, а уж решить кого пустить, а кого нет, так тут вовсю его предынфарктным состоянием пахло. Очередь из машин-автобусов, матюги на «этих зеленых», обещания написать «куда следует» и т.д. и т.п.
А туда всего-то семьдесят верст воздушки! По сугробам... Как говорится, неделю на оленях, и то если погода летная...
Но жил у нас на Узле Связи хитрый приборчик. Р5-5 назывался. Ежели кто не в курсе, то это что-то вроде локатора. Только по проводам, а не по воздуху. Берет, значит, этот приборчик специально обученный импульс, дает тому волшебный пендель, и тот по проводам до повреждения так и летит, тюкается в него лбом и обиженно валит обратно с большой ябедой - мол, вот именно там и именно такая гадость приключилась! Внимательно изучив шишку на лбу импульса и утерев тому обиженные сопли, высокий консилиум из одного механика НЧ-ВЧ связи (меня!) и одного линейщика (Мыкола-с-Донецку, эсквайр!), пришел к выводу, что имело место быть замыкание в девятнадцати верстах он нас в сторону Печенги.
Амбец! Самый что ни на есть рассадник Советской Армии. Ихняя тамошняя концентрация на один квадратный метр существенно превосходила концентрацию тараканов в любой сушилке. А если учесть, что они сейчас, после зимней спячки, все поголовно на учения вылезли, то всё... Готовьте венки и траурные речи... А также большой энтузиазм и надежду на скорое исправление линии...
Еще один маленький мазок к сей картине. Наше обмундирование. Это сейчас в камуфляже лазают все, кому не лень, от дворников до генералов, а тогда только мы, зеленые, такое носили. Даже зимой. Что очень колоритно смотрелось - камуфляжные куртка-полярка вкупе с ватными штанами, да на фоне белоснежных сугробов! Посторонним сразу было видно, что серьезные люди серьезным делом занимаются, раз такое нацепили. Что, кстати, сильно помогало. Например, попутку поймать, чтоб мешки с инструментом пёхом два десятка верст не тащить...
Ну, поймали-приехали. Высадились на повороте, что к нашему «Успеху» вел - там дорога как раз была бульдозерами расчищена и проходила под нашей болезной линией связи почти в том месте, что умный Р5-5 подсказал. Идем-идем-идем... И подсознательно ждем гадостей от жизни... Но пока так, в глубине души...
Первый звоночек звякнул, когда почти под самой линией, через двухметровые отвалы снега, обнаружился еще один новенький, свеженький поворот, которого раньше никто не видел.
А второй звоночек принял вид довольно потертого жизнью часового монголоидной расы в сапогах на тонкой подошве, рваной бамовке и сорок седьмым АКСом на пузе. Судя по тому, как он ногами тарантеллу выплясывал, торчал он тут довольно долго, что само по себе могло служить третьим звоночком. На появление двух камуфлированных силуэтов он немедленно отреагировал отвисанием нижней челюсти и мгновенно застывшей фигурой. Почти как в анекдоте про Штирлица. «Шуруп» - подумали мы. «Вай! Шайтан!» - подумал шуруп. Но надо отдать этому колуну должное - мозги у него еще не совсем замерзли, и он рефлекторно кое-чего вспомнил: «Ситой! Кито идет? Ситой! Ситирилять буду!»
Не-е-е-е-е... Ну можно было, конечно, тут же вспомнить ему другой анекдот, про чукчу-часового, благо этим чижикам патроны обычно не выдавали, но вдруг у них за зиму обычаи поменялись? А между прочим, получить пулю в задницу в тот момент пределом мечтаний для нас совсем не являлось. Поэтому пришлось пойти на лингвистический контакт с собратом по разуму: «Слышь, джигит, а у тебя патроны-то есть?». Джигит похлопал глазами и с чисто азиатским фатализмом родил сокраментальное: «А зачем?»
Совсем плохо, однако... Если дальше в сугробах бродит еще пачка таких же, то ба-а-а-а-а-альшой кирдык нашей линии... А также пиндык, звиздец и амба...
Врожденный оптимизм не подвел - сразу за поворотом нас ждала величественная, батальная картина «Кирдыковый Пиндык с Амбецовым Звиздецом на заслуженном отдыхе».
Посреди замерзшего болота взбесившимися от весенней свободы бульдозерами была расчищена площадка размером с футбольное поле. Причем ее расположение полностью совпадало с дислокацией нашей многострадальной ПВЛС. А чтобы эти противные столбы не мешались, их попросту снесли - две опоры как автогеном срезало, а сами провода огромными клубками валялись по краям площадки. Зато на самом футбольном поле гордо стояли четыре «Урагана» со взявшими на прицел Большую Медведицу ракетами. Вокруг установок сновали какие-то суетливые фигуры в черных бамовках, которые чего-то волокли, тащили и перекатывали. Еще часть фигур грелась у костров в бочках из-под солярки, в которых что-то горело с густым, жирным черным дымом. Может, они там старые покрышки жгли, может, нового, но уже проворовавшегося каптера, но мне почему-то показалось, что там наша столбы догорали... Тоска, одним словом...
И как при таком раскладе связь восстановить? Ну, кусок полевки таких размеров в мешке имелся, но вот как его около ракет натянуть? И сколько он там провисит? Ровно столько, сколько нам надо, чтобы за поворотом скрыться? Или срочно нагнать народ с ближайшей заставы с идеей проковырять пару ям в вечной мерзлоте и поставить там новые опоры? То-то друганы спасибо скажут...
Оставалось одно - лупить тяжелой артиллерией, т.е. направить энергию нашего коменданта на воспитание непочтительных ракетчиков. Авось, и сами от звиздюлей отмажемся, да и дело сделаем. Лишь бы отец наш родной был в настроении кого-нить повоспитывать в извращенной форме, а то бывали у него сентиментальные минуты любви к ближнему...
Сделав морды кирпичом и принципиально не замечая круглые глаза встречных, мы прошли к крайнему, чудом уцелевшему в деле запугивания чужих столбу, и принялись за дело - обрубили клубок проводов, подцепили ТАпик на тот самый длиннющий кусок полевки и пошли искать мозговой центр всего этого раздолбайства, благо, комендант наш разлюбезный пребывал как раз в том изумительном состоянии, когда позарез хочется научить кого-нибудь Родину любить или правильно морковку чистить.
Идейные вдохновители отыскались довольно быстро. Товарищи офицеры, числом ровно шестеро, уютно расположились вокруг стола в просторном кунге с печкой, а их лица просто лучились добродушием людей от пуза напившихся чаю. И не только с сахаром. Появление камуфлированной фигуры на пороге этого маленького рая слегка озадачило их, а вопрос, кто тут за главного, так просто заставил пятерых из них молча скрестить взгляды на шестом с погонами майора. Майор этот, как и всякий человек до краев налившийся чаем, и не только с сахаром, просто рад был пообщаться с другим военным, пусть и в звании подполковника. Наивный...
Надо сказать, что комендант наш родный, когда хотел кого-нибудь поиметь особо качественно, завсегда переходил на «вы» и начинал разнос мягким, проникновенным голосом. Вот и сейчас, судя по благостной улыбке майора, начиналась именно такая увертюра. Постепенно голос коменданта крепчал и, вместе с этой крепостью, майорская улыбка блекла и уменьшалась в размерах. Сам майор, все еще не понимая с кем имеет дело, поначалу думал, что разговор с нашим комендантом предполагал существование и его реплик. Еще раз наивный... Голос из трубки все усиливался, воспитательное воздействие росло, излучаемая мембраной энергия уже начала принимать вид цепной реакции. Майор, к тому времени успевший поменять цвет лица на бледно-серый, уже не пытался вставить в разговор целое слово, а пыжился воткнуть хотя бы междометие между многотонными плитами комендантовских словесных построений. Но все тщетно - даже щелки для майорского мычания не находилось.
Через некоторое время фонтан красноречия нашего непосредственного энергоносителя стал иссякать, и только напоследок выдал особо яркую струю, такую, что даже ТАпик подпрыгнул на месте: «Вам все понятно, товарищ майор???» Ставший заметно ниже ростом товарищ майор оглядел свое притихшее воинство и что-то утвердительно пискнул в трубку.
Все!!! Оставалось только поглядеть, в какую именно физическую форму выльются затраченные калории...
Ждать пришлось недолго. С полчасика. Как раз хватило времени на то, чтобы подкатить к ближайшему костру и произвести с аборигенами срочной службы ритуальные обнюхивание и повиливание хвостом, выражавшиеся в вопросах, когда домой и откуда родом. После чего моментально нашлось по кружке чая-только-с-сахаром и по бутерброду с тушенкой. Пожевали-попили, попутно выяснив, что сие расположение батареи целиком идея комбата-алкаша, с превеликого перепою ткнувшего наугад пальцем в карту и зампотеха-пофигиста, которому было все равно, что сносить и где стартовую площадку строить.
И вот тут-то появилось материальное воплощение комендантовской энергии. Натруженно рыча мотором, из-за поворота появилась ГТСка, из кабины которой вылез старший прапорщик. Со связными петлицами, но зато в крайне помятом состоянии - судя по кругам под глазами, подушку он последний раз обнимал денька эдак три назад. В кильватер к нему сразу пристроилось несколько бойцов с такими же петлицами и в примерно столь же понюханном состоянии. Прапор оглядел остатки линии, косо посмотрел на майора со свитой и тихо выматерился. После чего скупыми жестами принялся объяснять бойцам задачу. И понеслась!
Как человек, облазавший столько опор, что можно было далеко не один раз на Эйфелеву башню слазать, я просто не мог не оценить их работу. Двое без суеты, но шустро залезли на крайние столбы и поставили на них хомуты из нержавейки. А тем временем остальные размотали бухту стального троса и моментально прицепили к нему десятипарный кабель. Трос к хомутам, кабель к тросу и к проводам, лишние пары аккуратными бухточками про запас рядышком и ни одного лишнего движения! Сорок минут и все! Russian army - connecting people!!!
Пока бойцы сматывали и собирали свое барахлишко, прапор еще раз осмотрел майоросвиту и, глядя куда-то в неведомые дали, произнес яркий многоэтажный монолог, целиком набранный из четырех чисто русских слов. Очень впечатлительно было - бойцы аж на время свои сборы остановили, вовсю наслаждаясь столь высоким ораторским искусством.
Приводить цитаты из этого монолога здесь не совсем уместно - вдруг дети читают? Но общий смысл примерно такой: если опустить все маты, то прапор свою речь очень красноречиво... промолчал. Сначала он помолчал про тупость некоторых из присутствующих, потом немного помолчал про рапорт, в котором он обязательно отметит все израсходованные материалы и очень обстоятельно промолчал о том, как его достали такими аварийными выездами. После чего опять-таки молча полез в кабину. ГТСка злобно рявкнула, развернувшись на месте, нагло обдала присутствующих снежными брызгами, и отчаянно чадя выхлопом, укатила за горизонт...
Спустя пару часов, проглотив оставленный обед и закусив уже готовым ужином, я снова готовился обнять подушку. И уже засыпая, где-то на той призрачной границе, что отделяет сон от яви, еще раз пришла мысль о том что все явления имеют еще и оборотную сторону. Вот и комендант со своими словесными буграми пригодился, а то мы бы там до морковкиного заговения полевку крутили... Не все ж ему народ под плинтус загонять...
И снилась мне тогда бескрайняя тундра, вся в ледяном панцире вечной мерзлоты, а по ней, нещадно хрустя сапогами, чеканил шаг наш комендант. И из глаз его могучими прожекторами лучилась его энергия, мгновенно растапливая вековые льды. И позади него была уже не тундра, а настоящий рай. Из земли лезли ананасы, с веток пальм свисали гроздья бананов и фиников, вовсю светило солнышко и птички пели. Майор со своей свитой обступил Морфея, который щедро наливал им из большой бочки чай-не-только-с-сахаром. Под соседним кустом жасмина часовой-монголоид вовсю пытался вскрыть кокос, нещадно лупя по нему прикладом автомата. Да и уставший старший прапорщик с букетом фиалок в петличке и кубком амброзии в руке молчал собравшимся в кружок бойцам лекцию о правилах хорошего тона...
Ляпота...
Оценка: 1.7473 Историю рассказал(а) тов. ПСБ : 11-03-2008 22:09:20
Обсудить (15)
13-03-2008 22:54:00, al_bars
Сказочный выпуск! Две истории - два раза стало приятно. По...
Версия для печати

Щит Родины

Пролет как часть Маятника Жизни.
Слегонца философическое такое...

Кто в армии не пролетал, пусть первый бросит в меня камень! Ибо пролет есть такая же составная часть службы, как обед по распорядку или сработка в самое неподходящее время. Вот только результаты этого самого пролета - вещь непредсказуемая, как траектория движения депутата Госдумы после халавного банкета в казино. Куда судьба забросит - неизвестно, то ли домой, то ли в сауну. Теоретически можно, конечно, прикинуть, где приземлишься после того, как Судьба даст тебе волшебный, послепролетный пендель, но вот практически все зависит от того, кто будет решать, в каком направлении ты поплывешь по службе дальше.
Вот у меня такие направляющие берега были. Как и положено, двое. Старлей и прапорщик. Остановлюсь на них подробнее, дабы суть сюжета ясней была. Потому как из песни слов не выкинешь, да и персонажи эти были уж больно колоритные!
Первый берег. Старлей. Зампотех роты связи, любовно называемый Жилой. Не от того, что он зажилить что-то мог, а от того, что жилистый был по самое не могу, да и фамилия соответствующая. К тому же неуемной энергии был человек. Если бы эту его неукротимую энергию использовать в мирных целях, то ее бы запросто на шагающий эскаватор хватило. И на десяток БелАЗов в обслуге. И пару бульдозеров на сдачу. И еще несгибаемый он был, как многотонный, чугунный Феликс Эдмундович на гранитном постаменте. Ну, или как минимум, левый отворот шинели Феликса...
Но несгибаемый только духовно. Бренное тело иногда за духом угнаться никак не могло. Вот как-то раз прихватила напасть организм старлеевский, то ли радикулит, то ли артрит - ревматизм их разберет, но скрючило Жилу крепко. Согнуло так, что передвигаться он мог только в хитрой позиции - левая рука воздух загребает, правая - на пояснице, приставными шагами топ-топ... Максимальная скорость на прямых участках - примерно четверть скорости трехногой черепахи. Казалось бы, ну продуло тебя где-то, так лежи дома, лечись - войны вроде нет. Ан фигушки! Не тот человек был наш Жила, с таким запасом энергии он всегда в бой рвался.
Как-то рано утром дежурный по роте связи, весело вертя ключи на пальце, протрубил всем ненавистное «Алё-мля-рота-подьем!!!». После чего начал новый день, как новую шахматную партию - передвинул фигурку дневального с Е2 на Е4, т.е. с тумбочки на лестницу - бдить, чтоб какой-нить особо бодрый проверяющий в расположение не нарисовался. Бдительный часовой тут же засек силуэт Жилы, медленно поднимающийся по лестнице - левая рука на перилах, правая - на пояснице, приставными шагами топ-топ... Но смекалистый, как и все связисты дневальный, прежде чем объявлять всеобщий шухер в расположении, разделил расстояние с первого по четвертый этаж на скорость перемещения старлея в пространстве, и тут же успокоился - рота могла никуда не торопиться.
Благодарная рота сладко потянулась, смачно зевнула, почесалась, где обычно утром почесываются, и отправилась отлить тот негатив, что за ночь отфильтровали великолепно работающие почки. После чего, заметно повеселев, почапала в сушилку сменить сонные тапки на бодрые сапоги, в коих и выкатилась на построение. Самые шустрые даже покурить успели, а самые сонные - вздремнуть в строю, покуда не услышали утренний призыв дневального муэдзина:
- Рота-смирно-дежурный-по-роте-на-выход!!!
- Бла-бла-бла-бла-бла-бла-тащ-срашленант! - в тон ему озвучил свои взгляды на жизнь дежурный.
- Налевашагомарш! - а это уже Жила им в ответ не растерялся.
Вся рота повернулись и повалила на зарядку.
Вроде все буднично и обыденно, но... Следом за ротой повалил и наш железный старлей. Он вместо того, чтобы посадить свое усталое, болезное тело на стул в канцелярии, двинул его вниз по лестнице - левая рука по стеночке, правая - на пояснице, приставными шагами топ-топ...
Ну, пока он до низу дотопал, рота успела уже километра на три убежать, причем всю дорогу вверх на сопку, где и начала привычно заряжаться здоровьем. Более молодые, и поэтому не до конца здоровые, заряжались, производя всякие загадочные движения руками-ногами, а более степенные - щурясь сквозь сигаретный дым на солнышко и сладко развалясь на штабеле бревен.
Жила тем временем доковылял до КПП, где и понял, что если он хочет поглядеть, как рота зарядку делает, то ему прямо сейчас на сопку двигать надо, чтобы успеть встретиться там с ротой, которая прибежит туда на зарядку завтра утром. Столь длительный срок его никак не устраивал, поэтому он развернулся и побрел обратно в роту - левая рука воздух загребает, правая - на пояснице, приставными шагами топ-топ... Где-то в районе крыльца его обогнала вернувшаяся назад рота. И пока он четвертый этаж по новой штурмовал, все уже помылись-побрились, сделали все спальные принадлежности противно-прямоугольными, да еще и по нитке выровненными, и снова построились в большой надежде на завтрак.
Довольный зампотех снова оглядел строй, налевашагомаршнул и потоп-топ-топал домой болеть дальше. Чего приходил, да еще в спортивном костюме - непонятно! Все утренние процедуры обычно и без него отлично проходили, но...
В общем, вот такой энергичный и несгибаемый был наш Жила.
А вторым берегом кадрового арыка был, как я уже говорил, прапор. Ерик. Но не тот Ерик, чей череп сходу узнавал Гамлет, Принц Датский, а просто Ерик. Начальник отрядного узла связи, коему в лапы я попал сразу по прибытии в роту.
Очень он меня полюбил. В духовном, понятно, смысле. Так полюбил, что как только увидит, так сразу пристает с расспросами: а не хочу ли я на прапорщика остаться?
На что я скромно отвечал, что на гражданке меня ждет не самый последний ВУЗ в стране, который я хочу нормально закончить и продолжить славную карьеру в науке или производстве.
На что Ерик возмущенно спрашивал, а кто мол, Родине служить будет?
На что я ему тактично намекал, что хорошо подготовленный инженер может Родине принести почти столько же пользы, как и толковый прапорщик.
На что Ерик горделиво сообщал, что высшее образование и в армии получить можно, и приводил в качестве доказательства самого себя, потому как помимо прочих талантов, он еще являлся студентом заочного отделения питерского института связи имени Бонча-с-Бруевичем...
И вот как-то раз он так сильно утомил меня, то ли Бончем, то ли Буевичем - сейчас уже и не помню кем именно, да только я возьми и ляпни, что у нас в стране есть два типа образования - одно высшее, а другое заочное. Так вот, я хочу именно высшее...
Как он после этого меня любить начал!!! В духовном, понятно, смысле. И тут увидит - полюбит, и там прихватит - приголубит и вообще, как только нужен был рогатый животный для отпущения грехов, так любящий взор его отсекал мою скромную персону на расстоянии нескольких километров на счет «раз»! Блин, водись в Заполярье орлы, то они бы поголовно за очками на прием к окулисту ломанули бы от зависти...
И понятно, что спокойной жизни мне при таких непосредственных начальниках никак не светило. Тем более, на отрядном коммутаторе. Тоже, кстати, еще та бесовская машина...
Для тех, кто не в курсе, это такой большой железный ящик со всякими хитрыми шнурочками, рычажками-кнопочками и кучей лампочек. И очень дурным характером. И с уникальной возможностью гипноза того организма, что за ним сидит, вплоть до полного зомбирования - этот гад даже по ночам снился! Как начнет он лампочками моргать - руки сами начинают шнуропары ворочать, вонзая их в ненавистный ящик! Он моргнет, мол, жив еще я - ты ему прям в моргающий глаз шнуропару. Он опять, и ты опять. Ты ему - получи гад и сдохни, а он тебе очередной лампочкой - а вот хрен тебе в обе руки! И так шесть часов подряд шла эта перестрелка! С переменным успехом. Порой я даже жалел, что гомосапиенсом родился, а не индийским божеством с шестью хваталками...
Ну, натурально, из нашего астрала выпадаешь - часовая стрелка скачет как секундная!
Должен отметить, что по молодости меня до сего аппарата только по ночам допускали, чтоб дров не наломал, шнуропарами в него пихаясь. Но вот в тот раз, а именно 28 Мая, Ерик вдруг вспомнил, что природа любит поступательное движение, а посему взял и назначил меня в дневную смену - и то правда, чего мне в праздник отдыхать, балду по роте гоняя. Любить, так любить! В духовном, понятно, смысле...
И вот, пока весь Отряд млел от счастья на городском стадионе (там взвод ПБС показывал планете всей, как он умеет различными частями тела из кирпича щебёнку добывать), я тихо сатанел на смене - все как рванули друг друга поздравлять, так сразу этот гадский коммутатор заморгал-засветился, как елка новогодняя или шизанутая цветомузыка. А тут еще по городскому какой-то мужик прозвонился, да только чего хотел, фиг поймешь - фон в трубке был жуткий, какие-то трески-всхлипы, щелчки и завывания - ну полное ощущение, что из Гондураса звонит, никак не ближе. С таким качеством связи проще по трубе перестукиваться, чем понять, чего он там изрекает. Ну я и посоветовал ему перезвонить еще раз, авось, получше будет...
Сижу, сатанею дальше.
Но недолго - входная дверь чуть с петель не слетела, когда целая делегация нарисовалась. Впереди Жила с огромным энтузиазмом наперевес, за ним Ерик, размахивая всем запасом своего ехидства, а в аръегарде - сменный телефонист с прокисшей рожей на лице. Жила с ходу предложил мне сыграть в свою любимую игру. «Хамелион» называется. Суть ее в том, что он на своей физиономии будет перебирать все оттенки радуги, от инфрареда до ультрафиолета, а я должен буду определить, на каком именно цвете он остановится. Тоже мне, бином Ньютона, - когда он так щекой дергает, то точно - на зеленом остановится, как раз под цвет фуражки.
Гм... Угадал однако! Только вот в качестве приза в студию меня тут же выдернули со смены, и не отходя от кассы в дневальные определи. Потому как тот мужик, что по городу чего-то там хотел, Батей оказался. И нашей части, что характерно...
Как тогда меня за баней не расстреляли, гадаю до сих пор, но вот с другой стороны, как его по голосу угадать было, если до этого я его слышал только на плацу, когда весь Отряд выгоняли строиться? Да еще сквозь все эти трески, всхлипы, щелчки и завывания городского таксофона? Да и кто из пограничников 28 Мая своим голосом разговаривает?
Вот и пролетел. Месяц провел «на тумбочке», а вот потом... Потом Судьба с вымученной улыбкой решила компенсировать мне все тяготы и лишения, пролетевшего лично Бате индивидуума. Натуральный Джекпот выпал! Меня перевели на первую, имени Его Величества Коменданта, комендатуру!
Бли-и-и-и-и-и-и-иннн! Если бы я раньше знал, что служить можно без этого идиотского вопля «Рота строиться!!!», слышимого по двести раз на дню. Без всех этих армейских умностей, вроде того, что у толкового командира солдат всегда при деле должен быть, а если дела нет, то его обязательно придумать надо. Без ночной разгрузки вагонов с промерзшим углем и сортировки по цветовому признаку сваленных в кучу колотых кирпичей. Без цементно-разгругочного шефства над нашими шефами и постройки нового здания Штаба. А можно просто заниматься тем Делом, для которого тебя и собственно и призвали - связь на границе обеспечивать, а не 24 часа в сутки стройбат изображать. Если бы я раньше знал...
То сам бы позвонил Бате и сказал бы ему, что у него сапоги плохо начищены... Хотя нет, это перебор выйдет - за такое уж точно за баню... Ну не знаю, придумал бы как ненавязчиво пролететь, чтобы из гарнизона слинять подальше...

Вот так и не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Сколько лет прошло, а я все не перестаю удивляться гримасам Фортуны, а точнее тому изумительному качеству жизни, что всегда вселяет оптимизм - если ты сегодня в полном... гм... нижнем экстремуме, то завтра обязательно на коне будешь! Вот этот случай и был для меня первым колебанием Маятника Жизни.
Ну чего еще добавить?
Батя дослужился до генерал-полковника и сейчас в отставке. Дай Бог ему здоровья! Жила стал полковником. А потом трагически и нелепо погиб... Мир его праху...
Ерик получил-таки долгожданные лейтенантские погоны и после нескольких лет службы ушел в отставку майором. Чего с ним сейчас - не ведаю... Наверное тоже за Маятником следит...
Оценка: 1.3319 Историю рассказал(а) тов. ПСБ : 06-03-2008 10:49:09
Обсудить (12)
28-05-2010 19:28:14, LoneWolf
(мрачно-завистливо) это тебе, брат, просто повезло....
Версия для печати

Щит Родины

Особенности национальной охраны границы

Так это... Просто фантазия на правах хохмы. Просто при всем уважении ко всем народностям прикинул, что было бы, если каждая отдельно взятая национальность населяла бы одну отдельно взятую заставу. И отдельновзято национально реагировала на сработки.

Где-то в Закавказье.

Дежурка. На банкетках восседают два стройных силуэта - роскошные усы в комплекте со знойными горбинками носов, зеленые папахи, камуфлированные черкески с газырями в красно-зеленую полоску, а на поясах висят дедушкины кинжалы с устройствами для крепления к автомату. Один постарше, другой помладше. Вай-вай-вай, какие красавчики!!!
Сработка.
Тот, что помладше, импульсивно вскакивает, наполовину выхватывает кинжал из ножен и с чувственным лязгом загоняет его обратно:
- Вах! Гиви, этот система совсем нас не уважает! Опять сработал! Как можно так себя вести! Мы тут хорошо сидим, границу охраняем, а этот система, сын тупого ишака и внук дурного обезьяна...
- Вано, дарагой, не расстраивайся так. - Тот, что постарше солидно поднялся и, приняв красивую позу, сделал замысловатое движение тремя оттопыренными пальцами правой руки. - Этот система молодой еще и совсем глупый. Мой прадедушка Ираклий, который прожил на свете сто двадцать лет, первые сто лет тоже носился по горам и пугал людей жутким воем. Совсем как этот система. И только после столетнего юбилея успокоился и стал молча отару пасти. И этот система тоже поглядит на красоту этих гор, подышит этим воздухом и порадуется урожаю лозы, что растет вдоль нее. И после этого сразу перестанет вести себя так некрасиво...
Ты лучше давай звони батоно начальнику, скажи, Зураб Георгиевич, дарагой, приходи сюда пожалуйста, опять наш система сработал! И скажи, что Гиви пошел джигитов строить!
Прошло немножко времени.
Начальник солидно пригладил усы и гордо подбоченился перед строем:
- Генацвале пограничники! Кунаки! Я хочу с большим чувством поднять этот бокал за то, что мы так быстро и хорошо построились, за наше вооружение-снаряжение полностью, и чтобы кинжалы в наших ножнах никогда не заржавели!
Кацо, иди заводи машина - сейчас уже поедем. И пожалуйста, дарагой, не надо проклинать тот день, когда ты сел за баранку этого пылесоса! Это, конечно, не чёрний Вольга, но на наш машина еще мой отец по горам ездил!
Дежурный, позвони моей жене и скажи:
- Тетя Манана, Зураб Георгиевич сказал стол накрывать! Мы сейчас на сработку поедем, нарушителя привезем - надо же красиво принять человека! Посидим, поговорим, вина выпьем - он нам расскажет зачем через граница полез. Вдруг он на той сторона красивый невеста присмотрел и украсть хочет? Или горячий скакун зажег пожар в сердце джигита? А может, наоборот, у человека горе случилось и ему помочь надо? Может, у него сопредельные абреки красивый невеста украли или любимого скакуна увели? Как тут не помочь человеку? И как тут гостя красиво не принять?
Застава! К машина!

Где-то в Биробиджане.

Дежурка. На банкетках печально сидят двое со скорбными лицами в черных жилетках, но зато в зеленых кипочках.
Сработка.
Прошло немножко времени.
- Беня, я конечно дико извиняюсь, но если мне не изменяет память, именно вы здесь таки изображаете дежурного. Начинайте уже как-то реагировать, а то от этих утробных звуков моя тетя Соня, что живет под Хайфой, начинает уже нервно чихать!
- Изя, вы здесь таки да! всего лишь связист, поэтому не мешайте мне думать, что делать со всей этой напастью! Лучше смотрите на «Азбуку» и если там загорится лампочка, то смело пихайте туда палец и начинайте слушать, что там имеют вам сказать.
- Ой-ой-ой-ой-ой! Мало нам замполита, так еще и этот мыслитель на мою голову! Беня, что вы себе думаете? Что вы здесь самый умный? Или это не про вас мой дядя Соломон, который учил вас гойскому языку, сказал что у вас между пейсами прокисший форшмак? И что вы сможете стать дежурным, только если ваш папа Исаак Лейбович, чтоб он был здоров, сможет вылечить собачку нашего ребе? Теперь уже тоже совсем здоровую. Давайте уже начинать что-то делать!
Прошло немножко времени.
Появляется еще один персонаж.
- Изя! Беня! Я очень надеюсь, что не помешал вам, но может мне кто-нибудь кашерно объяснит, что делают эти ужасные звуки в моих ушах?
- Мойша, я как дежурный по заставе, должен вам сказать, что вы конечно уважаемый человек, и таки да! вы здесь начальник, но я вас поздравляю - вы имеете сработку! Возьмите мои слова и начинайте уже идти и строить людей, а мне не мешайте слушать, что имеет мне сказать этот поц, языком которого можно замесить тесто для мацы на целую заставу и еще отправить немного для тех шлемазлов, что подъедаются у нашей синагоги...
Прошло немножко времени.
Начальник печально оглядел строй:
- Я, конечно, дико извиняюсь за неудобство, но как это мило с вашей стороны, что вы отвлеклись от важных дел и нашли время сюда зайти. Ой-ой-ой-ой-ой! Шоб я так жил! Лева, не надо делать такое скорбное лицо! Я знаю, что вы очень заняты ремонтом часов начфину нашего отряда, но я думаю, что смогу понизить вам артериальное давление, если разрешу оставить табличку «Часовая мастерская» на крыльце нашей заставы. И вы, Моше Израилевич, также не волнуйтесь - вы еще успеете пошить новый костюм замполиту, чтоб он был здоров и носил его от участка подальше! И уж совсем не стоит отчаиваться глубоко уважаемому Давиду Лазаревичу - секретарь соседнего киббуца уже месяц ходит без своей золотой вставной челюсти, так он не будет очень удивлен, если вы ее почините еще чуть позже...
В конце концов у нас тут есть маленький гешефт по охране границы, за который мы таки имеем зарплату! Хотя, конечно, многие могут отлично обойтись и без нее - все мы люди солидные и неплохо тут устроились, но я думаю надо-таки съездить. Тем более, сейчас уже четвертый час, а именно в три Аарончик перестает изображать из нашего 66-го маршрутку на линии Станция-Поселок и возвращается на заставу. Так что все очень удачно складывается... Хотя если хабаровский паровоз опять задерживается, я думаю, никто не будет возражать, если мы немного подождем в курилке... А я вам пока расскажу, как наш ребе Исаак опять лечил свою собачку, чтоб она была здорова! С него все так смеялись, так смеялись...

Где-то в лесах Северо-Запада.

Дежурка. За столом сидят двое в меховых жилетках с аккуратно стриженными бородками и трубками в зубах. Сизоватый дым медленно и печально поднимается к потолку, где свернувшись кольцами, впадает в глубокую кому, совершенно игнорируя распахнутую форточку.
Сработка.
Прошло немножко времени.
Дежурный: - Райво, я думаю эт-т-та лампочка моргает очень быстро...
Связист: - Да-а-а-а, Юсси... Эт-т-та лампочка моргает быстро...
- И эт-т-ти зву-у-укки... Их раньше не-е-е-е было...
- Да-а-а-а... И эт-т-ти зву-у-укки... Их не-е-е-е было...
- Наверно, эт-т-то срабо-о-отка...
- Да-а-а-а... Эт-т-то срабо-о-тка...
Прошло немножко времени.
- Райво, я думаю надо звонить нача-а-альнику, господину Тормозяйнену... Сказать ему про лампочку... И про зву-у-укки то-о-оже...
- Да-а-а-а, Юсси... Надо звонить нача-а-альнику ...
Прошло немножко времени.
В дежурку входит начальник, садится на свободный стул, старательно набивает трубку, степенно закуривает и внимательно смотрит на лампочку.
Прошло немножко времени.
- Да-а-а-а, парни... Эт-т-та лампочка моргает очень быстро... И эт-т-ти зву-у-укки... Их раньше не-е-е-е было... Наверно, эт-т-то срабо-о-отка...
Прошло немножко времени.
- Юсси, иди строй парней... А ты, Райво, найди Вилле Ручняксена и скажи, что можно уже зав-в-водить маши-и-ину... Мы сейчас поедем посмотреть, почему эт-т-та лампочка моргает очень быстро... И зву-у-укки то-о-оже...
Прошло немножко раз понемножку времени.
Начальник перед строем:
- Маладц-ц-ци, парни... Быстро постро-о-оились... У нас тут лампочка моргает очень быстро... И зву-у-укки то-о-оже... Их раньше не-е-е-е было... Наверно, эт-т-то срабо-о-отка...
Парни внимательно смотрят на лампочку.
Прошло немножко времени.
- Да-а-а-а, нача-а-альник... Эт-т-та лампочка моргает очень быстро... - дружно закивал строй - И эт-т-ти зву-у-укки... Их раньше не-е-е-е было... Наверно, эт-т-то срабо-о-отка...
- Я думаю, Ручняксен уже нашел маши-и-ину... И завел ее... Пойдемте посмотрим, почему эт-т-та лампочка моргает очень быстро... И эт-т-ти зву-у-укки то-о-оже...
Оценка: 0.6833 Историю рассказал(а) тов. ПСБ : 06-02-2008 14:52:27
Обсудить (11)
11-02-2008 22:32:25, al_bars
И вдогонку. Из всех кавказцев только армяне совершенно споко...
Версия для печати

Щит Родины

Взрывпакет, как новое слово в сантехнике.


Короче, были на одной заставе, офигенные условия для дефекации организма. То есть того самого, крайне важного для любого служивого процесса, очищающего не только бренные тела от вредных шлаков, но и путем релаксации отчищающие помыслы от всякой скверны. Ибо туалет на той заставе имелся прямо в самом теплом здании. А не на лоне природы, в дощатом и продуваемом всеми ветрами сооружении. И работал сей туалет гениально просто - самотеком!
Вы-таки не знаете что такое самотек? Ну, так берите свои уши и слушайте сюда! Я уже расскажу вам всю историю его открытия до конца!
Как-то хороший еврейский мальчик Ися Ньютон сидел под деревом и кушал мацу. Ну и конечно думал о чем-то возвышенном. Ну, о том самом, о чем думают все люди, кушая мацу. И делал он это до тех пор, пока ему на голову не блякнулось совершенно гойское яблоко и самым не кашерным образом тюкнуло его по темечку. Ися, как и все люди получившие по темечку, сразу стал думать не о возвышенном, а о самом что ни на есть пониженном и приземленном! То есть о дерь... э-э-э-э-э... о фекалообразных продуктах жизнедеятельности людей. И придумал-таки закон, по которому, если некоторую массу фекальной жидкости поместить на достаточную высоту и дать ей суверенитета столько, сколько она сможет унести, то она обязательно потечет вниз! И в этом вся гениальность его открытия! Нагадь чем-нибудь наверху и все это потечет к соседям снизу! А если нет соседей, но зато есть труба, по которой все производимое полусотней молодых, здоровых организмов запросто могло покинуть расположение заставы, то вся проблема сводилась только к тому, чтобы начало самотека расположить как можно выше над уровнем моря.
Что как раз и имело место быть - застава та на сопке стояла и значит было откуда стекать производимому. Т.е. все переваренные заставой продукты сначала попадали в небольшой бетонный коллектор, вкопанный во дворе, а оттуда по вкопанной же трубе, при помощи гениальной силы мысли Иси Ньютона и уже упоминавшегося самотека, самовытекали в овраг. Где самотекущий ручей самоутекал все это в дали необъятные, от глаз и носов подальше. Ну чистый кайф и совершенно здоровая экология!
Но вот беда - абсолютного счастья в жизни не бывает! И поэтому ближе к зиме, жидкие фракции утекаемого очень логично замерзали, потому как Ися Ньютон получил по голове всего одним яблоком и поэтому не сообразил придумать еще один закон, запрещающий фекалиям замерзать непосредственно в трубе, совершенно не достигнув конечной цели путешествия. И поэтому заставским сибаритам зимой приходилось, как и всему остальному пограничному демосу, пользоваться внешним накопителем, сколоченным из досок и стоявшим на некотором удалении от заставы. Должен заметить, что летний способ дефикации завсегда продлевали как могли. Потому как он был намного приятней зимнего - у них даже было время со вкусом газету «Правда» почитать-порелаксировать, а не сразу употреблять по прямому назначению. Вот только не всегда это самое продление проходило гладко - частенько, с первыми ночными заморозками все выделяемое заставой, застревало в трубе, потому как самотек в полной гармонии с законами физики замерзал. И вот тогда...
И вот тогда самому веселому, с точки зрения Начальника или Старшины, хохмачу на заставе, доставалась почетная обязанность самотек тот согреть и реанимировать его самоутекательные способности, дабы атмосферу не загрязнять выхлопами, невкусно жизнедеятельными.
Делалось это довольно просто - паяльная лампа подключалась к специально обученной треноге, на которой уже стояло всячески готовое помочь проблеме ведро с водой. Вода доводилась до кипения и заливалась в коллектор, тем самым согревая впавшие в кому продукты жизнедеятельности. Одного ведра мало - кипяти следующее, благо не в Сахаре жили и воды в соседнем озере хватало.
И вот как-то раз, специально выделенный хохмач, излишне ленивым оказался. И от того излишне смекалистым. Пару ведер он, конечно, вскипятил и залил, а вот дальше смекать начал. Потому как в конце двадцатого века ручной труд являлся наглым вызовом научно-техническому прогрессу, и надо было идти в ногу со временем. Словом, взял хохмач пару взрывпакетов, да и засадил их в коллектор...
Жахнуло конечно классно, но не помогло - самотек только слегка почесался, побулькал чем-то, но из зимней спячки вылазить никак не желал.
Тогда было принято решение увеличить взрывопакетную дозу, и вдобавок, для большего эффекта, захлопнуть люк коллектора, чтоб повышенное давление в трубе покрепче на совесть самотека надавило.
Связал изолентой несколько пакетов, в люк засадил и сразу сверху крышкой...
Мдя... Если не упоминать крышку люка, вмиг поссорившуюся с земным притяжением и отлетевшую на пару метров, то никакого особого эффекта этот фейерверк не произвел. Во всяком случае со стороны хохмача ничего такого не было видно, потому как его самого той крышкой не задело - верткий чижик оказался и успел увернуться. А вот на заставе, всем присутствующим в умывальнике, и особенно в туалете, было очень даже впечатлительно. Ну когда еще увидишь фонтан дерьма, бьющий из очка??? Они там были встроенные в пол (как раньше на вокзалах), что позволило весь этот пол покрыть ровнехоньким слоем пахучей жидкости. И совсем не тоненьким слоем - излишки даже через порог потекли, на ознакомительную экскурсию с заставой. А самое интересное, что присутствующие никак не могли взять в толк, откуда такое объемы взялись??? Ну не могли они всем скопом столько произвести и в трубу залить! Ну не кормили их в таких объемах, чтоб там повар не говорил, а Старшина со склада не списывал!
Ну и конечно самым впечатленным был тот самый хохмач, особенно когда ему пришлось полночи, все трубой изрыгнутое собирать в ведра и таскать во внешний накопитель...
Про замечательное амбре, тонким ароматом целую неделю витавшее в воздухе и наводящее личный состав на мысли о превратностях бытия, умолчу... Вот...

Оценка: 0.3934 Историю рассказал(а) тов. ПСБ : 29-01-2008 23:50:59
Обсудить (29)
, 21-03-2008 13:32:58, Иваныч
знаю историю наподобие этой, только чистили оружие бензином ...
Версия для печати

Щит Родины

Сегодня - лучшие истории из раздела "Щит Родины"

Столб пятнадцатый

Условный рефлекс.

«Условный рефлекс - закономерная реакция организма на ранее индифферентный раздражитель»

Это не я умничаю, это эпиграф такой.

- Алё, комендатура! А куда все ваши связюги делись? Почему на работу не вышли?
- Вот блин, Вольфом тебя через Мессинга! Слышь, Ильдарчик, а ты-то откуда про это знаешь? Али после третьего стакана телепатом стал? Нас самих только два часа назад просветили...

Гм... Оценить всю пикантность начавшегося диалога можно только вдумчиво оценив прелюдию, случившуюся месяца за полтора до этого звонка...
А полтора месяца назад имело место быть следующее. Решили отцы-командиры новую линию связи проложить. По-научному - ПВЛС, а для тех, кто не в курсе, просто кучу столбов в сопках понаставить и к ним провода прикрутить. Дабы тем самым еще более упрочить тот замок, что на границе висит. Собрали ограниченный контингент связистов, а также тех, кого эти отцы связистами посчитали, обозвали все это сообщество «колонной связи», да в сопки их и наладили.
Та еще работенка была! Загрузить полный кузов новеньких, аккуратненьких опор (ну это те самые столбы, опять-таки по-научному), отвезти их на место, максимально приближенное к будущей трассе, выгрузить, взвалить на свои могучие плечи, и невзирая на вяло плавящийся под солнцем креозот и бодро летающий в округе гнус, доставить это богатство к месту будущей дислокации. После чего начать придавать столбам вертикальное положение методом введения их в ямы, выкопанные в земной поверхности.
А поверхность та в Заполярье четко делилась на две части. Гранитные сопки, поросшие противным, скользким мхом и очаровательные болота между ними. Ну, с болотами все более-менее просто, хотя очень мокро и грязно - выкопал яму, засунул в ту жижу толстый конец опоры, принесенными на своем горбу камнями завалил, утрамбовал, вытряхнул гнус из портянок и дальше побрел, к славным трудовым свершениям. А вот с сопками потрудней было. Долбить камни куском толстой проволоки, в просторечии называемым ломом, занятие малоприятное, хотя и значительно менее гнусоконцентрированное и портянкопромокательное. И с прекрасным пейзажем вокруг! Машешь ломом и эстетствуешь окружающие красоты, Эстетствуешь и машешь...
Словом, по ведру пота каждый день, и сроки очень сжатые. И без выходных, потому как лето в тех краях очень короткое, успеть надо много, да и гнус каждый день есть хочет. Сами понимаете, при таком раскладе подвоз опор на расстояние, максимально близкое к месту их установки, становилась одной из главных задач. И вот тут-то на сцене и появляется тот самый прораб. Очень впечатляющий персонаж! Ильдаром его звали. По пятому пункту биографии - татарин, да к тому же размерами с Челубея и его лошадь одновременно! С кулаками, еле влезающими в строительную каску, ну и такой же умница. А самое впечатлительное в нем было то, что перемещал он свое тело в пространстве на чуде тогдашнего автопрома - «Запорожце». Том самом, что «ушастым» прозвали...
Это надо было видеть! Прораб занимал почти весь внутренний объём своего авто, да так, что кроме него туда только пара хоббитов могла влезть, причем без Кольца, да и то куда-нибудь в район задней торпеды. Кресло водителя было максимально сдвинуто назад, и все равно коленки из-за руля торчали, да и волосатые лапы, сжимающие колечко этого самого руля, тоже производили неизгладимое впечатление...
И при всем этом прораб был добрейшим человеком и очень любил свою машинку. Совсем как ослик Иа свой горшочек из-под меда. Он даже каждый день мыл ушастого и всячески его холил и лелеял. Одна беда - он парковал его перед входом в свой вагончик на стройплощадке. Они там чего-то вялотекуще строили, то ли ангары, то ли бараки какие, в общем чего-то одноэтажное, но очень здоровое по площади. Грязь, мусор, бардак - все как всегда на стройке. Один только плюс у всего этого противного пейзажа был - он очень близко к нашей трассе располагался, ну прямо подарок судьбы! Вот и повадились бравые связисты через эту площадку столбы возить. И вот тут...
И вот тут и появилось препятствие в виде Запорожца - он стоял прямо на пути грузовика! И объехать никак - с одной стороны облезшая резиденция прораба, а с другой художественно выполненная свалка каких-то плит, блоков и свай. Бетонный бурелом, короче.
Тащить на себе лишнюю сотню метров столбы под креозотным соусом стахановцев не нашлось, но зато нашелся языкастый парламентер для переговоров с прорабом. Сей дипломат бодро выпрыгнул из кузова и направился на поиски счастливого запоровладельца...
А когда нашел его, да рот раскрыл, на предмет чтоб ушастого перегнать в другое место, то сразу был послан туда, куда сбегать не смог бы по чисто физиологическим причинам.
Приведенные в ответ аргументы, в виде взглядов парламентера на происхождение всех прорабов вообще, и этого Ильдарчика в частности, впечатления не произвели.
А наоборот, на чистейшем прорабском языке, было высказано мнение о том куда именно эти столбы засунуть надо и чего там с ними сделать вращательно-поступательными фрикциями.
В пламенной ответной речи парламентер высказал все свои пожелания касаемо будущности оппонента, как ближайшей - вот прямо сейчас и вот в ту яму, так дальнейшей - на своем Запоре вот под тот БелАЗ, и обязательно с разбегу.
После чего переговоры как-то сами собой заглохли...
Чего совсем не скажешь о желании переместить грузовик со столбами на сотню метров дальше. Но нашли-таки выход - лень вообще здорово мыслительную деятельность стимулирует, я в связной голове, так просто целую научно-техническую революцию производит.
Связюги высыпались из кузова, обступили любимого зверька прораба и без особого напряжения сфинктеров приподняли да и перенесли его в сторонку. Надо отметить, что по чистой случайности авто поставили между бетонным столбом, со ржавым прожектором наверху и стеной прорабского вагончика. Да так, что задний бампер оказался сантиметрах в тридцати от стенки, а передний на точно таком же расстоянии от столба. Полюбовавшись своей работой и ехидно ухмыльнувшись, все дружно двинули дальше...
Прораб, несомненно имевший телепатический контакт со своим лимузином, сразу засек плаксивые нотки, исходившие от его чада, и тут же примчался к запертому между вагончиком и столбом пленнику. Чего он там орал, слышно не было, но полинезийские пляски вокруг машины и всем понятные жесты в сторону связистов видны были очень хорошо. Что только убеждало их в правильности выбранного метода воспитания прорабов.
Где-то через полчаса прорабские скачки закончились, и Ильдарчик повалил куда-то с очень задумчивым видом. А вернулся уже не один - у него в кильватере топал сторож с этой стройки, внешне такой же бабуин, только рожа более славянская, и соответственно, более пропитая.
Оба брата-близнеца взяли Запор за передок и тоже не особо напрягаясь, развернули его на девяносто градусов. После чего довольный прораб засунул себя в авто и покатил куда-то, а сторож, в прямом соответствии со своими обязанностями, повалил дальше сторожить бидон с брагой.
На следующий день Запорище опять стоял на пути прогресса, т.е. мешал проехать грузовику. Не сговариваясь все выпрыгнули из машины и без малейших раздумий переместили ушастого между прожектором и стенкой, ухмыльнулись и спокойно поехали дальше. Прораб тоже особо не раздумывал, а сразу за сторожем порыл. Пришли, развернули, разбежались...
На следующий день та же история: выпрыгнули-переместили-поехали, в ответ, пришли-развернули-разбежались...
Так и пошло... Каждый день...
Особую пикантность этому противостоянию придает тот факт, что никто из противников при личной встрече никогда и словом не обмолвился о приключениях Запора! А только завсегда раскланивались, улыбались пошире и желали друг другу всяческих благ. В большой надежде, что противник первым сломается и прекратит над ушастым издеваться. Кто кого, одним словом, первым утомит. На принцип все поперли...
Так и прошло полтора месяца, в связных трудах и неусыпных заботах о Запорожце. Спокойно работали и заботились бы дальше, но тут нам счастье привалило - проверка из Округа. Решил, знаете ли, окружной политотдел поинтересоваться, как бессмертное, основополагающее Учение сказывается на скорости прокладки линии связи. Ну, то самое Учение, которое трехбородое - две бороды лопатой и одна бородка клинышком. Их еще завсегда рядом рисовали. Да и в самом деле, чего не поинтересоваться - природа заполярная очень к тому располагает. Семга, икорка свежайшая, морошка, грибочки всяческие и огромное радушие принимающей стороны...
Вот и приехал проверяющий. Посмотреть, как мы тут, на краю глобуса, политически развиваемся. И для начала конспекты оценить пожелал. Мол, завтра приеду и погляжу, как вы Родину любите!
Но местный Замполит тоже не растерялся - быстренько собрал со всех по три копейки, метнулся в «Культтовары» и прикупил школьных тетрадок. После чего, вместо работ загнал всю колонну в Ленинскую Комнату и отворил кладезь своего красноречия, дабы в трехкопеечные тетрадки хлынул концентрат трехбородого Учения. Причем основной упор делался на мысли бородки клинышком, а лопатообразность упоминалась только в качестве бесплатного приложения к материалам последнего пленума.
Лафа-а-а-а-а-а!!! Ведь куда приятней всякие непонятные умности в тетрадку записывать, чем гнус кормить, да атлантов под опорами изображать...

И вот тут-то и происходит тот самый звонок обеспокоенного прораба:
- Алё, комендатура! А куда все ваши связюги делись? Почему на работу не вышли?
- Вот блин, Вольфом тебя через Мессинга! Слышь, Ильдарчик, а ты-то откуда про это знаешь? Али после третьего стакана телепатом стал? Нас самих только два часа назад просветили, что мы сегодня выходные.
- Вот, блин... Далее следует ненормативная прорабская лексика (вырезано цензурой. Прим. Авт.) - А я уж думал чего случилось! Ну, слава Богу, все живы-здоровы, а то я уж переволновался весь...
- Слышь, а ты как узнал-то что нас нет на участке?
- То есть, как узнал? Вы же мне машину сегодня НЕ ПЕРЕСТАВИЛИ!!!
Оценка: 1.8718 Историю рассказал(а) тов. ПСБ : 06-01-2007 22:22:10
Обсудить (1)
09-07-2011 00:13:25, ASZ
Об аккорде... Казахстан, Семипалатинская обл, площадка М....
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцИюль 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru   
жби л 8.201-м
шлифовка паркета цена Мастер Паркетов