Bigler.Ru - Армейские истории, Армейских анекдотов и приколов нет
VGroup: создание, обслуживание, продвижение корпоративных сайтов
Rambler's Top100
 
Сортировка:
 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая

Вероятный противник

Решил я как-то раз пронести автомат в Иерусалимский университет…Нет, это, конечно, не было моей основной целью. Основной целью было зайти в гости к товарищу. С ночёвкой. Просто, я тогда служил в армии, поэтому ходил в форме и с автоматом. И ещё я встречался с Аней. Вот с ней-то мы и шли к нему в гости . Пожалуй, нашей первой и основной ошибкой было то, что мы не поехали в универ на автобусе, а дошли до него пешком. А второй то, что мы решили зайти в главный вход и пройти по красивой алее, вместо того, чтобы зайти через рядом расположенный боковой вход и пройти по ничем не примечательному шоссе. У главного входа нас и остановили:
- А куда это вы с автоматом?
- Да так, в гости. (про ночёвку ни слова, так как посторонним в общежитиях ночевать нельзя)
- Низзя. Автомат сдайте секьюрити.
Ага, конечно, автомат сдать можно. До восьми вечера. А потом? Ну… Потом, в полицию можно отнести. А они возьмут? А хрен знает. Ага, и еще утром его из полиции забирать. Ладно пойдём через боковой вход, вот же он рядом. И охранник русский.
- Извините ребята, не могу вас пропустить. Только что по уоки-токи сказали, чтоб я вас не пускал. А так бы я конечно.
(Вы помните вторую ошибку. Вот её последствие. Первая была еще более базисной, потому что тех, кто заезжает на автобусе, вообще никто не проверяет.)
Амя устала и простыла. А я-то чем виноват? Я же говорил, пойдём через боковой вход. (Универ в Иерусалиме обнесён сплошным забором и дырок в нём, в отличии от Техниона, практически нет)
- Ну, что теперь?
- Идём через дальний вход, мимо ботанического сада?
- Идём
Идём. Далеко. О, а это что за тропинка? Свернём? Свернём. О, не то ворота, не то дырка. Зайдём? Зайдём. О, джип секьюрити едет, и как они ездят по таким тропинкам? Куда это он так разогнался? Догоняют что ли кого?
Джип резко тормозит, из него выпрыгивают двое: 'Вы куда идёте?! Вам куда сказали идти?! Быстро идите сдавать автомат в секьюрити!' Ма-а-ать! Идём, идём. Джип разворачивается и уезжает. Ну что, мимо ботанического сада? Не, теперь не пустят. Мы идём обратно. А вот и не то ворота, не то дырка. Откуда-то выбегает охранник-эфиоп. 'Ты туда не ходи, ты сюда ходи. С автоматом нельзя' Блин, да знаем мы, отстань. Пришли обратно к главному входу (Аня устала и просыла). Вот и штаб секьюрити:
- А, пришли наконец. Вам же сказали, что нельзя с автоматом. Почему надо было специально машину посылать?
- А и не надо было, мы не просили. Автомат берёте?
- Берём, и чтоб до восьми забрали.
Идём через главные ворота. Идём по красивой аллее. Пришли. Аня очень устала и простыла. Так, Ане чаю и спать. Аня спит.
- Ну что, пошли?
- Пошли.
- Да, сумку возьми побольше.
Штаб секьюрити
- Давайте автомат.
- Вот. И чтоб больше никогда.
- Никогда.
Холм неподалёку от универа. Темнеет.Задувает ветер. На холме двое, один в форме и с М-16, другой без формы и с большой сумкой.
- Целиком не влезет?
- Не влезет.
- Ну, давай пополам.
- Так, вот ствол, вот казённая часть с прикладом.
- Отлично, влезло.
- Отличная сцена. Прямо продажа автомата налево.
- Ага, ничего.
- Ну что, как пойдём?
- Мимо ботанического сада, Там может охранник знакомый сидит. Я первый, с сумкой. Если через пять минут не вернусь, то всё в порядке, иди за мной. Я тебя подожду через 100 метров после ворот.

- Знакомый охранник был?
- Нет, но он всё равно ничего не смотрел.
Ну вот мы и пришли.
- Куда его, гада? Под диван?
- Ну а куда же ещё?
- А как же два замка?
- Да ладно, кто к нам придёт автомат красть.
- Ну что, разбудим Аню?
На следующее утро мы выехали на автобуе, с автоматом в сумке. И там же в автобусе я его собрал, как только выехал с территории универа.
Мораль: пользуйтесь общественным транспортом.


Взято из Живого Журнала у Gianthare http://www.livejournal.com/users/gianthare/

с его предварительного одобрения
Оценка: 0.3495 Историю рассказал(а) тов. Аллюр : 22-05-2003 19:16:36
Обсудить (1)
, 27-05-2003 12:29:57, Stroybat
Классная история! И почему нельзя задним числом оценку выста...
Версия для печати

Щит Родины

Анонимное анкетирование

Мало того, что я был главным комсомольцем заставы, я ещё и делегатом первого съезда ЛКСМ ПВ угораздился, но это отдельная история.
Вот, благодаря этим обстоятельствам, замполит комендатуры вечно заставлял заниматься всякой ерундой. То увезёт в село Покатиловку, на комсомольское собрание местной средней школы, где можно было пощупать замечательных новых комсомолок пристёгивая на грудь значёк, или того хуже в саркандский райком комсомола на какое-нибудь сборище, где вообще всю дорогу говорят только на казахском языке, впрочем половина слов это 'комсомол' 'Ленин' 'партия' 'демократический централизм' 'саранча' 'трактор' 'центральный комитет', все без превода понятно.
Зато в перерыве, в буфете можно было купить сигарет 'Дюбек', и мезозойских пряников. А потом, слово давали, как бывшему делегату, и смотрели на меня все эти люди как на космонавта, удивляясь в кулуарах, 'надо же, делегат, а молодой какой'. Только что автографы не брали. Я в свою очередь, нёс какую-то хуйню прямо из головы с трибуны, без бумажки, и импровизируя даже умудрялся вставлять 'саранчу' и 'бахчевые культуры', чем снискал безмерное уважение аборигенских комсомольских ячеек. Замполит за это всё грозился сделать меня инструктором в отряд, в звание прапорщика предварительно возвысив. Комсомольским инструктором я быть не хотел, а прапором, с удовольствием, но только лишь затем, чтобы начистить репу Арбекову, на равных, по нашему, по прапорщицки, и сразу уволиться ко всем чертям.

Привезли нам как-то раз бумагу из политотдела, где предписывалось провести анонимный опрос среди личного состава, и перечень вопросов из пятнадцати пунктов. Причём силами комсомольской организации, чтоб офицеры в процесс не вмешивались, ради откровенности ответов. Напомню, народу нас срочников было всего 18 душ. Из них киргизов 8 штук, два татарина родом из Оша, таджик из Фрунзе, москвич Агапыч, хохол Бойко из Кременчуга, двое из челябинской области, пермяк Сурков, я из Коми АССР, и Марик Зелинский вроде из Мангышлака.
Говорю замполиту, мол хуйня получается товарищ капитан, анонимностью-то и не пахнет. Киргизы в основной своей массе только расписываться умеют. Кроме того, идентифицировать почерк можно легко, Везде ведь журналы, у колунов наблюдения, у дежурных свои, и т.д.
И всё было б пофигу, да вот вопросы уж больно дебильные. Не выйдет ничего.
Придумали мы такую штуку. Каждый пишет сам, но я потом своим почерком переписываю начисто все анкеты. На том и порешили. Итак, перечень вопросов. Составлял их человек явно больной на голову, или просто клинический идиот.
У меня сохранился листочек этот, и пару ответов, которые не приняты были.

1 Возраст
2Срок службы
3* Гражданская специальность
3 Семейное положение
4 Ваш любимый писатель
5 Ваши достоинства
6 Ваши недостатки
7 Кем вы хотите стать после демобилизации
8 Несколько слов о комсомоле (у меня была истерика когда первый раз прочитал)
9 Существуют ли в вашем подразделении неуставные взаимоотношения
10 Количество детей в семье
11 Ваш кумир
12 Считаете ли вы удовлетворительным ваш досуг
13 Устраивает ли вас качество информационного обеспечения
14 Доверяете ли вы своим командирам
15 Пожелания в свободной форме

(третий пункт два раза, это не моя ошибка, это так и было)

Ну представьте себе, что понапишет среднестатистический кыргиз из сельской местности, который в общем-то не дурак (дураков не брали на заставу), но с письменностью не вполне в дружбе.

Пишет Нурпазыл Сапарович Жантороев

Цитирую дословно.
1 19 и половина
2 2 года (это он имел ввиду всего, потому, что отбарабанил год к моменту написания сего документа)
3 Табаковод на касемсот (в смысле трактор К-700)
3 не женатый, мать есть отец тоже

(тут его клинануло на писателе и он затупил, попросил дописать Касыма, тот городской парень, три курса Фрунзенского универа за плечами) Дописал.

4 Солженицын
5 Коммуникабельность
6 Недостаток финансирования
7 Клоуном на лошади
8 Когда значки комсомольские на закрутке будут?
9 Не понял вопрос
10 Бездетный
11 Арбеков
12 До сих пор нет виолончели
13 Качество да, а обеспечение нет
14 Смотря чего
15 Желаю, чтоб земля без ласки не грустила,
Желаю, чтобы руки крепкие мужчин
Не в дула пистолетов вкладывали силу
А в плуг и в мирный гул машин.
И чтобы злу и войнам вопреки
Вовек не тосковали на планете
О доброй теплоте мужские руки
Ни старики, ни женщины ни ихни дети

Замполит как до Солженицына дошёл, сразу испариной покрылся.
Переписал я листочек этот, вместо Александра Исаича - Агнию Барто поставил, а вместо Арбекова - Иглесиаса. Стихи оставил как есть.

Через некоторое время, вызывает меня начальник, и давай склонять к сожительству за то, что ему из отряда уже три раза звонили, и спрашивали, нахуя нам на заставе виолончель. Зато прислали баян.
(который потом Арбеков пропил нечаянно)
Оценка: 1.9252 Историю рассказал(а) тов. Аллюр : 20-05-2003 01:50:51
Обсудить (27)
28-12-2009 16:04:04, Старший Офицер
Море -матросам, воздух - летчикам....
Версия для печати

Щит Родины

Мемуары.

Деревня деревней, петух Арбековский кукарекнул, фыркают лошади стуча по полу коновязи, воробьи чирикают воровато подбираясь к парящим каштанам, только-только светает, в вольере подрагивая ногой собака спит. Тишина осенняя такая, то непонятный дождик вдруг буквально несколько раз стук стук по жестяному подоконнику, и нет его, то сморкнётся гулко часовой одну ноздрю зажав.
Сижу в ленинской комнате, в темноте почти, тихонько по струне гитарной поскрипываю ногтем, и думаю. А чего думаю? Как дальше жить. Начальник сказал, что ближайшим бортом, в отряд, и адьё, дембель.
Что я имею? 10 классов, права ВС, и мозоль на жопе от седла. В Одинцово может податься, там полк конный… Опять же Москва рядом, и родина, на север чего-то не тянет, откуда призывался. Летом в институт какой-нибудь поступить, хотя какой институт, школу-то закончил так себе, нет, не поступить наверно. А может всё-таки в шахту или в экспедицию? Накосить денег за зиму, летом в Крым, в Судак, подружку какую-нибудь захватить. Светает. В нише над телевизором проявился белый череп бюста Ленина, который вдруг голосом замбоя сказал:
- Ты куда делся? Дрыхнешь ёбаный папуас? Времени полвосьмого уже, поднимай Умрихина, пусть корову доить идёт, а колуна почему не поднял? Расслабился? Вылечу!
- Владимир Анатольевич, как дальше-то жить, куда податься?
Иваныч (кличка от фамилии Иванов), помолчав, посмотрел исподлобья.
- В дежурку подайся, и там живи, а не ленкомнате.

В полдевятого я лёг спать, а в десять меня растолкал дежурный. Собирайся, из отряда борт вылетел.
Присел в курилку, в последний раз. Подошел Иваныч, задымили.
- Я когда только из училища в КВПО распределился, комендантом у нас был полковник Кукушкин, Михаил Иванович. Сейчас он ректором в Свердловском юридическом институте. Привет передашь. Может поможет. И запиши мой московский телефон. На пенсию через год.

В СЮИ я поступил без протекции, правда благодаря определённым льготам, армейским, и целевому направлению от республиканской прокуратуры.

28 мая, когда последняя сессия была сдана, и впереди грозно нависли госэкзамены, сижу я как-то на лавочке возле альма-матери, со сломанной ногой в гипсе, и пиво пью. Фуражка, все дела. Жду корешей, чтоб в парк ехать отмечать. Подъезжает волга чёрная, и выходит из неё Ректор. Тоже в фуре! И ко мне. Спрятал пиво быстренько, на костыли поднимаюсь.
- Сиди сиди. Поздравляю, то, сё…
- Михаил Иванович, поздравляю взаимно, и хочу вам привет передать из прошлого, так сказать.
И рассказываю про Тополёвку родную заставу, да про замбоя своего Иванова Владимира Анатольевича. И телефон его московский, внутри на фураге записанный.
- Вовка твой бывший замбой???!!!
- А чего раньше-то не передал привет?
- Да как-то не довелось, сами знаете, подальше от начальства, поближе к столовой…
- На каком курсе-факультете?
- СП, выпускаюсь уже.

Председателем экзаменационной комиссии был разумеется сам ректор. Госы я сдал на все четвёрки.
Через месяц, вся в слезах приходит домой жена. Окончив академию с красным дипломом, решила поступать в аспирантуру, но на выбранной ею кафедре, явно дали понять, что она пролетает.
На следующий день, пошёл я к Кукушкину. Так мол и так, блатных дохуя, а человек с мозгами как фанера над Парижем.
- Развели бляди гадюшник! Не волнуйся, пусть ко мне подойдёт супруга твоя, решим вопрос. А сам-то чего решил?
- Да чего хотел, в прокуратуру, следователем . В городе мест нет, только в область. Придётся в милицию.
- А сам чего в аспирантуру не хочешь?
- Да куда мне, видите ж сами, чего творится, и потяну вряд ли, сколько можно учиться...
- Не ссы! Аля, Игнатенко мне пригласи пожалуйста!
Я аж похолодел. Вошел завкафедрой международного права.
- Вот, твой будущий аспирант.... я надеюсь.
- Гавновопрос, пусть пишет заявление.

Специальность и иностранный я "сдал" на пятёрки, философия - трояк.

На втором году аспрантуры 28 мая, Михал Иваныч, наливая мне водку вдруг спросил:
- Как насчёт Кубы?
- Никак! Языка нет. К диссеру собираю по Азии материалы.
- Хуйня война, главное манёвры. Стажировка наклевывается.
- Да я в курсе, там желающих мама дорогая!
- Не ссы! Аля, Игнатенко мне пригласи пожалуйста....
- Сюрприз у меня есть для тебя, замбою своему привет передашь, он там работает в посольстве. Справлялся насчёт тебя.
В носу защипало.

Перед тем, как сесть на китайское направление, защитившись я ездил в Москву в ВАК за дипломом, чтоб время не терять. И сразу заодно подписывал свои бумаги в "одной организации". Получив письмо в конверте, от Кукушкина, без всяких проволочек, на заявлении о моём трудоустройстве поставил визу И.К. (кто знает, тот поймёт)


P.S.
Не пересеклись мы с замбоем в Гаване тогда, он в отпуске был, в Москве. Зато дочку его видел, второкурсница МГИМО, халтурила в качестве переводчицы в летние (впрочем там всегда лето) каникулы. А помню её ребёнком совсем на заставе.
Смотрели семейные фотографии. И вот тут-то братцы я и ох уел. Показывая на фото моего ректора в молодости, комментирует:
- А это - отчим моего папы. Мой типа дедушка. Только они много лет не общались, до недавнего времени, там какой-то семейный скелет в шкафу.

Вот такая товарищи фигня. Я даже себе боюсь представить, чтоб со мной было в жизни, стань я не пограничником, а каким-нибудь шурупом :)

Оценка: 1.6536 Историю рассказал(а) тов. Аллюр : 18-05-2003 01:34:31
Обсудить (32)
14-09-2009 17:03:43, Акын Границы
Варадеро - классное место, был там с главного хода. Цивиль...
Версия для печати

Щит Родины

Случай на границе. Быль.

- Махмуд!
- Ну?
- Вот ты мусульманин...
- Ну?
- А молиться умеешь?
- Иди в жопу!

- Махмуд!
- Ну, чего ещё?
- А почему вы, мусульмане, после еды руки об лицо вытираете?
- Слушай, я сейчас тебе...
- Да ладно, не обижайся, я шучу.

- Махмуд!
- Отвяжись!
- Да я про другое...
- Чего тебе?
- А вот ты б смог за деньги сделать чего-нибудь такое, что тебе религия запрещает?
- Смотря какие деньги, и смотря чего делать!
- Свинину есть, к примеру.
- Да я её и так ем, забесплатно, будто не знаешь!
- Действительно...
- А перекреститься б смог?
- В смысле?
- Ну, осенить себя крестным знаменем.
- Нет.
- Да ладно тебе, чего тут такого, я вот, православный, могу раком встать, как вы, и без проблем! И, приподнявшись, показал самодельную кожаную задницу своих специализированных штанов, наклонив голову к самой шее Раджа, изображая верховой намаз.
- Ну, падла!

Я заржал, Радж прянул ушами, дал ему шенкеля и перешел на рысь, Махмуд свистнул камчей, но не достал. Тропка узкая, на склоне, не обогнать. Так и прорысили метров триста, пока не показалась спина Агапыча, нашего жужавожатого. Точнее, показался круп его мерина, которого он вёл в поводу. Агапыч с собакой упорол вперёд минут сорок с форой, с целью посмотреть как вода. Если б брода не было, он должен был вернуться назад, нам навстречу, и, таким образом, дозор был бы на этом и закончен. То есть, конечно, на ПГП предстояло вернуться, но вместо приказанных восьми часов, уложились бы в четыре 'соответственно обстановке' как и было в приказе.
Но брод был. А, значит, вперёд и вверх. А потом назад и вниз. 22 до перевала и столько же обратно.

- Агапыч, ты чего, лошадь экономишь?
- В гробу я его видал, в никелированных подковах, придурка этого!
- Чего там у тебя опять?
- Да речку переходили, споткнулся о камень под водой, и на колени, и как подпрыгнет, еле удержался, стремя оборвалось вместе с ремнём, разве достанешь его из Баскана-то? И кепка туда же. А без стремени проехал пару километров и гениталии оказались в диафрагме. Теперь вот иду. УКВ-шку замочил, не фурычит. И ноги мокрые. Уже стёр.
- Ну иди, иди, болезный, не соблюдаешь правила, теперь иди. Я из-за тебя опаздывать не собираюсь, сам знаешь, Арбеков ведь через тридцать минут после опоздания доложит на заставу. А потом с нами будет заниматься сексом начальник, замбой, замполит и с особой жестокостью Арбеков. Потому что к тому времени сам будет выебан. И всё от того, что ты уже полгода на заставе и до сих пор не уяснил, что когда лошадь в воде, ноги из стремян нужно вытаскивать. Техника безопасности.
Тут вдруг вступил Махмуд:
- Меня тоже...
- Чего тоже?
- Этим, сексом, будут занимать, потому что скажут, что я не уследил за снаряжением. Я ж за сёдлами-то слежу.

Агапыч присел на камень, перематывая мокрую портянку, мелькнув розовой, как нёбо у жеребёнка пяткой.
- Ну, порежьте меня теперь на ремни, дорогие сослуживцы!
- Ну, может я останусь, подожду? Сходите без меня?
- Вот уж трензель тебе в рот! Махма останется, стремя у него возьмёшь, и как миленький, вместе с псиной своей пойдешь со мной, жокей хуев.

Махмуд скривил челюсть, сплюнул под ноги насвай и начал отстёгивать стременной ремень.
- Вместе с вами пойду, без стремян. Только весло у меня заберите, чтоб не колотило.
Московская интеллигентная рожа Агапова расплылась в улыбке:
- Вот что значит киргиз, с младенчества в седле. Яйца в мошонку так и не опустились с детства!
- Вот урод, а?
Ладно, хорош балдеть, пошли.
Зевнул, потягиваясь и виляя всем своим собачьим телом Айдар, и побежал в сторону Китая с деловитым выражение морды своего овчарочьего лица.

Долго ли, коротко ли, поднялись мы до перевала, метров за четыреста от седловины начался девственный несколькодневный снег, чисто всё, любая цепочка следов была б как на ладони. По традиции помочившись на сопредельную территорию, двинули вниз. Не успели спуститься ниже снега, как послышался шум вертушки. Соскочили с лошадей, давай разбегаться в разные стороны как сайгаки, да залегать куда попало. Грязно-зелёный камуфляж хорошо маскировал три туловища на свежем снегу, да и оторопевшие кони (за исключением Раджа) белой мастью похвастать не могли. Вынырнула пятнистая крокодилообразная двадцатьчетвёрка, и, поднимая пургу, прогрохотала метрах в пятнадцати над склоном, заходя на круг. С одной стороны, слава Богу, что это не заблудившийся гражданский борт, а с другой, ничего хорошего это 'визит' не предвещал. Неспроста.
И тут Агапов исполнил сольный номер в жанре пантомимы. Подняв руку с гарнитурой и манипулируя большим пальцем, словно нажимая кнопку, кистью другой руки делал такие движения, словно отряхивал крошки с ширинки. Борт, развернувшись, ушёл вниз, в долину, даже и не делая попытку сесть.
Собрали напуганных лошадей да тоже двинули вниз.
- Агапыч, ты чего там изображал?
- Как чего? То, что станция не работает!
- Ярмольник ты наш недоношенный!
Я весь в тревожных предчувствиях прикидывал, за что меня будут уестествлять. За неисправную станцию - раз. За то, что шли почти все вместе рядом - два. (по идее, нужно растянуться в пределах видимости) Ну и за маскировку. Заведомо зная, что на перевале снег, должны были надеть маскхалаты и попоны на лошадей - три. В общем, ничего хорошего. Ещё и неизвестно, кто был на борту. Даже коменданта хватило б , чтоб сняли с заставы в отряд, и до дембеля на учебном пункте уродоваться с молодыми. А если там кто-нибудь из отрядного начальства... Ещё и разжалуют нахрен, сошлют в обоз. Так, гнобя себя и накручивая, пришли мы на ПГП Большой Баскан, где сидя на крыльце в одних трусах, поджидал нас Арбеков. Он, в который уже раз, сам никуда не ходил, оставаясь ответственным. Офицеров той весной катастрофически не хватало. Пока мы в дозоре или в ЧГ, он успешно командовал поваром и двумя сменными лошадьми. Хотя, по идее, мы с ним должны были чередоваться в роли старших пограннаряда.

- Товарищ прапорщик, за время несения службы признаков нарушения государственной границы... бла бла бла...
- Рассупонивайтесь давайте, разрядившись. А тебя, Агапыч, я попрошу остаться. Кепка где твоя? А куртка?
- Потерял при форсировании реки. (вот ведь козлина, он ещё и бушлат утопил). Приторочено, видать, плохо было, и стремя ещё оборвал.
- Ну, молодца! А со станцией что?
- Промокла.

- На заставу спустимся, можете сразу штаны назад ширинкой надевать. Со мной синхронно. Вся комендатура в курсе уже про твои потери. Прискакал чабан местный, в мыле весь, принёс обмундирование. Мокрое. Я на связь, связи нет. Ну, думаю, смыло при переправе. Подождал, давай на заставу звонить. Ну а начальник на комендатуру. Ваше счастье, что попутный борт был, мангруппу с Уйгентаса снимал. Обнаружил всех вас в добром здравии.

- Да, и ещё. Старший, ты чего должен делать, если борт хочет сесть?
- Как чего, связаться, шашку бросить...
- Ну и?
- Связи нет, шашки нет. Не взял, не планировался воздух-то!
- Отлично!
- Мне командир бортолёта говорит, мол бойцы ваши показали 'Хуй вам а не дым' и ручкой помахали.
Агапыч хрюкнул.
- А кто вас научил в дозоре как три богатыря ходить? Скучно? Вот будет весело теперь... И почему Махмуд без оружия? Агапова припахал?

Думаю про себя, ещё легко отделались, а то могли и поиск организовать, шухеру на весь отряд.
На ужин была дадена голая пшенная каша. Вопросительно переглянувшись, я было дело хотел наехать на повара. Опередил меня Арбеков. А тушенки и сгущенки, товарищи пограничники, у нас теперь не будет. Эти деликатесы теперь трескают лётчики. Зато, коменданту ими будет доложено, что наряд службу несёт в соответствии с полученным приказом. Раз накосячили, теперь вот и жрите, что осталось.

Обошлось всё в итоге. Только Махмуд пару дней враскорячку ходил. Видать поздно его всё-таки в седло посадили.
Оценка: 1.6829 Историю рассказал(а) тов. Аллюр : 09-05-2003 22:27:08
Обсудить (35)
14-09-2009 17:18:56, Акын Границы
Мдя, служба организована была - комару х... обот не всунуть ...
Версия для печати

Щит Родины

Жупел

Марик безнадёжно скользил. Медленно, но неумолимо. Что самое стрёмное - головой вниз. Растопырившись, и напоминая жуткую звезду, ефрейтор Зелинский со скоростью один сантиметр за вздох неотвратимо продвигался к краю оцинкованной крыши сенника. Его ждал полёт - пять метров лицом в утоптанный хоздвор. Внизу, задрав головы, молча стоял десяток свиней. В их глазах читалось любопытство.
Все части нескладного тела были задействованы в борьбе с гравитацией. Железо было пришито внахлёст, что не позволяло зацепиться хоть за какой-нибудь рельеф. Шляпки гвоздей на лаге были вбиты заподлицо и надежд не сулили.
Собственно говоря, на крышу его загнал Арбеков. Вчерашним ветром подняло один лист, загнуло, но не оторвало. Ночной ливень вымочил изрядно сена, заготовленного на зиму для лошадей. Насыпав в карман горсть гвоздей 'сороковки' и засунув молоток ручкой в голенище, Марик попросил подогнать Шишигу, поставил коротковатую лестницу в кузов и по солнечной стороне крыши без особого труда взбежал до самого её конька. Машина газанула и уехала на вертолётку ждать борт с дозором. Была весна, на солнечной стороне пригревало, и Зелинский не без оснований планировал по окончанию работы позагорать с полчасика и приготовил себе для чтива еженедельник 'Собеседник', который он засунул в противоположный молотку сапог. Пока прилетит наряд, пока Шишига приедет снимать...
Но, с самого начала всё пошло наперекосяк. Оторванный лист находился на теневой стороне крыши, и по неведомым Марику законам там было скользко. Согнувшись ровно пополам, и находясь своими пограничными яйцами ровно на коньке, Зелинский начал прибивать лист 'от себя' вниз. Всё по тем же законам, продвигаясь всё ниже, он понял, что миссия выполнена, а обратного пути нет. Выпустил из руки молоток и проводил его взглядом. Молоток упал в мягкое и раздался визг. Попал в свинью. Этот факт и вывел 'кровельщика' из равновесия в прямом и переносном смысле. Дёрнулся, и сапоги перестали быть средством удерживания за конёк. Слишком тупой угол. Но достаточный, чтоб началось движение вниз. Навстречу обиженной свинине. Навстречу кошмару. Навстречу полёту. И в лучшем случае госпитальной койке.
Марик крикнул. Но в полную силу не получилось. Но продвинулся сразу сантиметров на двадцать. Прижавшись гладко выбритой щекой к железу, Марик смотрел на свои руки. Ладони с растопыренными пальцами начали потеть. Что было крайне нежелательно. И продолжалось движение. Иногда, казалось, что всё, затормозил, остановился. Но попытка приподнять голову стимулировала очередные десять сантиметров скольжения. До края оставалось метра два. Столько же было и от подошвы до конька. Дело пахло керосином. До 10:00, в принципе, никто мимо пройти не мог. Половина спит, половина на службе. Вышка осталась с 'той' стороны. Часовой находился вне поля зрения. Марик открыл рот, но кричать раздумал. Высунул язык, потрогал безвкусную поверхность крыши. Скольжение от этого не замедлилось. Совсем незаметно, но был слышен хруст-скрежет пряжки. Железо по железу, трения явно не добавляет. Подняв верхнюю губу, и вдруг неожиданно став похожим на Макаревича, Марик зажмурившись упёрся зубами. Не помогло. Надо было либо напрягаться и упираться, либо думать. Одновременно не получалось. Мысли не были лихорадочными, на удивление. Потому что их не было. Значит оставалось напрягаться и вжиматься. Вдруг упала капелька пота и Зелинский, скосив очи, воочию оценил свою скорость. Капелька, почти не оставляя следа, двигалась вниз. Тут, вдруг нарастая, послышался гул. 'Господи, я больше никогда не буду дрочить!' Это был вертолёт.

Я сидел в дежурке, функционируя заодно и за связиста, который в данный момент времени молился на крыше сенника, правда, до поры до времени я об этом и не подозревал. Моему раздражению не было предела, поскольку пропал свежеспижженный из канцелярии 'Собеседник'. Тут вдруг хрюкнула УКВ-шка, и сказала:
- Вандом, ответьте Тормозу 22, прием.
- На связи Вандом, как слышите, приём.
- На четвёрочку тебя принимаю, на четвёрочку, проходим тринадцатый кордон, через пять минут будем, шашку бросите? Приём.
- Нет дыма, дыма нет, да и ветра нет, как понял, приём.
- Понял тебя, садимся без дыма, вечно у вас на Тополёвке всё через жопу, роджер.
'Сам ты козёл' - сказал я вслух, но тангенту на гарнитуре, разумеется, не нажал.
Тут запищала АТС-ка, шестая кнопка подсказывала, что это 'колун' с вышки.
- Алё бля!
- Воздух визуально 2403 120 градусов с фронта геликоптёр везёт Арбекова с дозором.
- Махмуд, заткнись, мне уже доложили.
- А я хрен его знает, кто там у тебя в дежурке над душой стоит, вот и отзваниваюсь как положено.
Махмуд обиженно отключился.
Над головой загрохотал воздух и задрожали стёкла. Замполитовский кот Чмырь прижал уши, и, как обычно, попытался выпрыгнуть в окно. И, как обычно, ударившись своей безумной башкой об стекло, он ошеломлённо упал на пол и как крыса шмыгнул в коридор.
Опять заговорила радиостанция.
- Вандом, это у вас на крыше сарая что за жупел распятый лежит? Приём.
- Не понял повтори, приём.
- Спрашиваю, что за жупел на крыше вашего сарая? Приём.
- Чего?
- Ничего, сели уже, прощай тополя, бля!
- До связи, тормоза!

Я выскочил и пошёл открывать ворота для машины, ради приличия придерживая болтающийся в районе гениталий ремень со штык-ножом. Вертушка, едва коснувшись земли, выплюнула из себя три фигуры, и, приподняв хвост, как-то хищно, с разворотом, ушла.
- Жупел, жупел, что за жупел? - бормотал я и поднял глаза на сенник.
- Ух ты, ёб твою мать!
- Держись, урод! Как ты туда попал? Я щас!
Я начал метаться, понимая, что надо срочно что-то предпринимать.

Марик держался уже из последних сил. Он благополучно доехал до самого края и уцепился в край согнув ладони, удерживаясь буквально силой пальцев. Руки в локтях уже дрожали, подбородок упёрся с такой силой, что обнажились зубы нижней челюсти, чуть тронутые чайного цвета налётом. Я бегал внизу туда-сюда, разгоняя свиней, которые плотоядно посматривали вверх.
- Марик, а ты мне фотобумаги дашь?
- Дам, - прохрипел Зелинский.
- А фиксаж?
- Дам!
- А...
- Аллюр, умоляю, сделай что-нибудь, я сейчас ёбнусь, вся фотолаборатория будет твоя!
- Ладно, держись!

Я заскочил в сенник, сооружение на восьми пятиметровых столбах с крышей и стенами, сделанными из сетки. К счастью, квадратные прессы сена с той стороны подходили под самую крышу. Закарабкался на них, и прикинув куда-чего, со всей дури ткнул штыком между досок в железо. Пробил с первого раза, до самой рукояти.
- Держись!
С силой налёг и почуял, что за лезвие он ухватился. Потом показались ноги и прочие части, и Марик, словно обезьяна, довольно ловко, вися на ноже, нашёл мало-мальскую опору и спустился по сетке на землю. Из сапога торчал пропавший 'Собеседник'.
-Сволочь ты, Зелинский!
Марик отстранённо моргал, прижавшись спиной к столбу, и блаженно улыбался.
- Хрюшки мои дорогие, обидел я вас, да? Простите пожалуйста, я нечаянно. Свиньи стояли полукругом и удивлённо прислушивались.
- Ладно, ты тут пока пообщайся со своими девочками, а я пошёл Арбекова встречать, ещё один идиот спустился с небес на мою голову.

P.S. Фотобумагу ведь так и зажал, гад. Интересно, выполнил ли он обещание данное Всевышнему?
Оценка: 1.8226 Историю рассказал(а) тов. Аллюр : 09-01-2003 22:07:30
Обсудить (28)
17-03-2010 21:50:29, bratok_mitya
[I](пожимая плечами) [/I] У Пушкина получилось......
Версия для печати
Тоже есть что рассказать? Добавить свою историю

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая

Архив выпусков
Предыдущий месяцАвгуст 2017 
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
Предыдущий выпуск Текущий выпуск 

Категории:
Армия
Флот
Авиация
Учебка
Остальные
Военная мудрость
Вероятный противник
Свободная тема
Щит Родины
Дежурная часть
 
Реклама:
Спецназ.орг - сообщество ветеранов спецназа России!
Интернет-магазин детских товаров «Малипуся»




 
2002 - 2017 © Bigler.ru Перепечатка материалов в СМИ разрешена с ссылкой на источник. Разработка, поддержка VGroup.ru
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru   Вебмастер: webmaster@bigler.ru